Ник Кайм,Падение Дамноса. - Страница 6 - Форум
Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 6 из 11«12456781011»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Ник Кайм,Падение Дамноса.
Ник Кайм,Падение Дамноса.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 15:58 | Сообщение # 76



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Роль разрушителей в этом конфликте была предопределена — Анкх уже видел ее своими холодными, мертвыми глазами. Он лишь хотел еще раз взглянуть на них и напомнить себе о той судьбе, что ждет всю его проклятую расу.
Еще одна вспышка хроносдвига вернула его обратно в тронный зал. Теперь, удовлетворив позывы своего разума, он мог заняться делами здесь. Побочным эффектом телепортации всегда была легкая дезорганизация, непременно сказывавшаяся на ощущении реальности. На мгновение Анкх попытался вспомнить, как выглядело это место до биопереноса. Но картины, всплывавшие в его затуманенном разуме, были лишены всякой четкости и яркости.
Несмотря на то что его логические схемы исправно функционировали, воспоминания временами с трудом приходили к нему. Он был повелителем элементов, хрономантом, призрачным манипулятором, он мог в мгновение ока перемещаться между вселенными, но нить былой жизни по-прежнему ускользала от него. И чем больше он пытался ее ухватить, тем тоньше и слабее она становилась. Забвение неумолимо поглощало память о тех днях, что предшествовали его долгой спячке.
Архитектор обратил внимание на полированное, отлитое из черного янтаря зеркало вдоль одной из стен. Внутри, словно по ту сторону его пересеченной паутиной трещин поверхности, роились лица, то исчезая из виду, то возникая вновь. Не отражения самого Анкха — но и разным сущностям они также не принадлежали. Напротив, сущность была всего одна, запечатанная внутри этого камня, вне времени, подобно криптеку с его хрономантией. Столь изощренная пытка особенно нравилась Анкху.
— Проснитесь, — молвил он. Это было не просто слово, это была команда, приказ, по велению которого в ту же секунду зажглись огни в глазах статуй. По всему залу стражи возвращались к жизни, и судороги сотрясали их тела. Корка замерзшей грязи и инея трескалась и рассыпалась по мере того, как приходили в движение суставы. Клубы пыли взвивались с сервоприводов, как паутинка тонкой ткани, оборванным погребальным саваном опутывавшей существ.
— Мы служим Владыке, — в один голос отозвались они, окружив Анкха, стоявшего в центре зала внутри защитной печати, начертанной рунами на керамическом полу.
Он поклонился.
— Я — Архитектор, подданный Владыки и проводник его воли.
Стражи никак не отреагировали. Они лишь безмолвно стояли, уперев в пол древки своих глеф.
— Ваше возвышение уже близко, — объявил Анкх. Своим посохом он сотворил портал, в котором виднелся Дамнос. Изображение показывало стены Келленпорта, переполненные людьми и их генетически выведенными спасителями. — Эти создания заполонили наш мир, и Владыка зовет вас на войну.
Один из личей-стражей шагнул вперед. На голове он носил венец из тусклого золота, а наплечники покрывали пластины сверхпрочной керамики. Это был их лидер. Он поднял боевую глефу и рассек ею изображение в портале, развеяв его. Глаза монстра пылали тысячелетиями копившимся гневом.
— Мы повинуемся.

Ларгон прислушивался к завываниям ветра. Сейчас он присматривал за Ренатусом. Раненый боевой брат находился в глубокой коме, инициированной стазис-мембраной, и вывести его оттуда так просто бы не получилось. Кома была особой регенеративной мерой на случай, если космодесантник получил в бою крайне тяжелые травмы, не позволяющие ему сражаться дальше. Большую часть доспеха Ренатуса сняли, чтобы можно было тщательно его осмотреть. Силовой генератор, шлем и нагрудник лежали рядом, аккуратно сложенные Эрдантесом. Керамит пересекали разрезы, широкие и длинные, как палец латной перчатки Ларгона — метки смерти, бившей по жизненно важным органам и слабым местам в броне. Ренатус был одним из Адептус Астартес, но даже несмотря на это ему сильно повезло, что он вообще остался в живых.
Ларгон не видел, что произошло в расщелине, но подозревал, что все было плохо. Укрытый тенями, Эрдантес сидел в дальнем углу тента, замерев в каталептическом сне. Спустя час наступит очередь Ларгона. Второй Ультрамарин не обронил ни слова о засаде. Слишком мало времени, слишком много крови. Чуть раньше из палатки вышел Браккий — ему нужен был свежий воздух и возможность размять поврежденную ногу.
Буря усиливалась. Ларгону это не нравилось, равно как не нравился и тот факт, что они застряли в людском лагере вдалеке от основной ударной группы. Он не винил Сципиона. Он был его сержантом, настолько находчивым и храбрым, каким только способен быть космодесантник, но он не мог отрицать, что некроны загоняют их. А Ларгону мучительно хотелось самому нанести удар.
— Я пригляжу за ним, — произнес медик. Звали его Хольдст. По человеческим меркам он был среднего возраста, но внешний облик выдавал его изнуренность, а тяготы согнули его стан. Медик кивнул в сторону Эрдантеса. — Если ты хочешь отдохнуть, как твой товарищ, можешь идти.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 15:58 | Сообщение # 77



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Я космодесантник, отдых мне без надобности. — Слова прозвучали несколько жестче, нежели рассчитывал Ларгон, но извиняться он не стал.
— Разумеется, — ответил Хольдст. Он смыл с рук кровь, обтер пальцы лоскутом ткани. — Правда, для него я больше не в силах сделать что-либо еще.
— Я понимаю. Орден признателен тебе за твою службу Императору.
Хольдст помедлил, прежде чем отложить тряпку.
Ларгон посмотрел на него.
— Что-то еще?
— Это был мой мир. Мир, который превратился в пустошь. У меня была семья, была другая жизнь. И я тоже зол.
Для человека Хольдст оказался на удивление проницательным. Ларгон уже собирался ему ответить, как медик обернулся на шум, неожиданно раздавшийся позади него. Что именно привлекло внимание человека, космодесантник не видел — в импровизированном госпитале царил полумрак, да и сам врач заслонял обзор своим телом.
— Фуг? — наконец выговорил тот. — Милосердный Трон…
Четыре лезвия одновременно вышли из спины Хольдста, вздернув медика в воздух. Его тело забилось в конвульсиях, когда существо, нацепившее на себя лицо Фуга, ступило внутрь тента. Ларгон уже стоял на ногах, держа болтер наготове.
— Эрдантес!
Другой Ультрамарин в долю секунды проснулся и вооружился.
Две оружейные вспышки прорезали темноту, наполнив ее грохотом и огнем.
Беднягу Хольдста тварь разодрала в клочья. Он был уже мертв, когда Ларгон и Эрдантес атаковали проникшего под навес гуля. Реактивные болты взрывались о прочный панцирь, даже не замедляя движений существа. Его тело было обмотано кровоточащей плотью, содранной с одного из часовых. Подобно взведенной пружине, некрон взвился в воздух и грохнулся на койку, где лежал Ренатус.
Опасаясь зацепить товарища выстрелами, Ларгон выхватил гладий. Периферическим зрением он увидел, как Эрдантес осыпает веером зарядов еще одного свежевателя, прорезавшего стенку тента и ломанувшегося внутрь. Выстрелы сбили некрона с ног, но за ним следовали все новые и новые существа.
Мешкать было нельзя — Ренатус находился в опасности. Пятая тварь выскочила откуда-то сбоку, и Ларгону пришлось отвлечься на нее. Взмахом гладия он парировал выпад кошмарных когтей — те лишь оцарапали керамит на поножах, — а затем выстрелом в упор пробил дыру в теле свежевателя.
— Эрдантес! Наш брат!
Видя всю опасность, Эрдантес действовал без промедления. Оглушив одного из некронов мощным ударом в челюсть, он подскочил к лежанке недвижимого Ренатуса. Некрон, согнувшийся над раненым Ультрамарином, отличался от остальных. Конструкция его была более замысловата, а взгляд сияющих злобных глаз — куда более осознанным.
— Пло-о-о-о-о-оть…
Шипение предназначалось Эрдантесу. Зубы существа были перемазаны кровью и ошметками органов. Космодесантник не успел замахнуться гладием, как когти некрона распороли доспех воина, свалив его наземь.
Ларгон услышал крик боли боевого брата и тут же устремился к Ренатусу, но было уже поздно — одним движением тварь отсекла тому голову и склонилась, умываясь в фонтане крови, вырвавшемся из обрубка шеи.
— Нет!
Ближайший к нему свежеватель попытался его остановить, но Ларгон вогнал гладий в горло твари по самую рукоять. Второе существо он сразил последними выстрелами болтера, а затем бросил оружие и в прыжке кинулся на убийцу Ренатуса, готовый задушить его голыми руками.
Тварь с лицом Фуга вонзила оба когтя в безжизненное тело Ренатуса, взвалила мертвого космодесантника себе на спину и, оттолкнувшись ногами, выпрыгнула через верх тента, скрывшись во мраке.
Пальцы Ларгона сомкнулись, схватив лишь пустой воздух.
Эрдантес добивал последнего свежевателя в глубине тента, но он видел, что произошло. В его голосе проявились нотки чего-то похожего на страх:
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 15:58 | Сообщение # 78



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Это осквернит его…
Ларгон зарычал сквозь сжатые зубы, подобрал с пола свой болтер и выбежал из палатки навстречу буре.

Хаос охватил лагерь. Крики перекрывались редкими лазерными залпами, едва слышными за порывами ветра. Сципион выбежал из командного тента Джинн и сразу же понял, что на них напали.
Он зажал бусинку вокса в ухе, сканируя темноту в поисках источников угрозы.
— Братья! Громовержцы! Доложить обстановку!
Первым он услышал голос Катора, едва прорывающийся сквозь треск погодных помех:
— Что-то прорвалось… прошли под… повсюду… К бою! — Грохот болтерных выстрелов окончательно его заглушил.
Сципион увидел вдали оружейные вспышки. Еще несколько последовало со стороны изорванного медтента.
— Ларгон! — прокричал он в вокс.
Силуэты мелькали перед его глазами — это партизаны бегали в разные стороны, пытаясь сражаться с врагом, которого даже не могли увидеть. Сципион случайно чуть было не подстрелил одного из них.
— Капитан Эвверс, — обратился он к девушке, — организуйте своих людей, пока я или мои братья не поразили их по ошибке.
Она уже сидела у установленного в палатке вокс-передатчика, пытаясь выяснить, что происходит. Ее ответа он не услышал — его перекрыл раздавшийся в ухе громкий и торопливый голос Ларгона:
— У них Ренатус! Эта тварь отрубила ему голову, сержант. Они забрали его.
«Сперва Нацеон, затем Ортус, а теперь еще и Ренатус. Эта война дорого нам обходится».
Сципион пригнулся за соседним тентом. Заговорили орудия на треногах. Кто-то ударился в панику.
— Возвращайся, Ларгон. Это не имеет смысла.
— Они забрали его, — повторил тот. Он тяжело дышал, в равной степени от бега и от злобы. — И я верну его.
Кошмарное, завернутое в кожу существо выскочило из темноты прямо перед Сципионом, и тот наконец понял, что именно атаковало лагерь.
Он рванулся к свежевателю, на бегу зажимая руну активации цепного меча.
С глухим звоном, отбрасывая на снег фонтаны искр, лезвие скрестилось с когтем врага, но Сципиона это уже не могло остановить. Первый удар он нацелил в шею существа, вторым же рассек ему ключицу вместе с несколькими проводящими кабелями. На мгновение противник замялся, и Сципиону этого было достаточно, чтобы добить врага. Фазовая телепортация лишь подтвердила правильность его действий.
Рядом возникла Джинн Эвверс, вооруженная и готовая к непредвиденному отступлению.
— Их слишком много.
Взгляд Сципиона был устремлен в темноту.
— Они пришли за нами.
В свете переносных прожекторов тени мелькали повсюду. Это было все равно, что пытаться поймать дым. То тут, то там раздавались множественные ружейные залпы, но в большинстве своем партизаны стреляли по теням. Или друг по другу.
Джинн была подавлена.
— Я знаю.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 15:59 | Сообщение # 79



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Прежде чем Сципион успел ответить ей, к ним присоединился Браккий. Его остывающий мелтаган свидетельствовал о недавней схватке.
— Некроны подкопали ходы под лагерем и миновали часовых.
— Сколько их?
Браккий покачал головой.
— Трудно сказать. Может быть, двадцать. Или больше. — Он похлопал по стволу своего оружия. — Я снял двоих, но они нападают отовсюду.
— Ты видел Ларгона или Эрдантеса?
— Нет. Когда я вернулся в медтент, их там уже не было. — Космодесантник поймал на себе вопросительный взгляд Джинн. — Мне жаль, но ваш медик погиб.
Девушка вся напряглась, пытаясь подавить поднявшуюся волну скорби. Сейчас на это не оставалось времени. Браккий же вновь переключился на своего сержанта.
— В таких условиях мы не сможем развернуть эффективную контратаку. Каковы будут приказы?
Задумчиво кивнув, Сципион ответил:
— Созывай отделение. Всем Громовержцам собраться у командного тента. — Он повернулся к Джинн. — Вашим людям тоже, капитан Эвверс. Соберите здесь всех, кто остался. Мы отступаем.
Сам Сципион сорвался на бег, удаляясь от центрального тента.
— Что вы делаете? — недоуменно крикнул ему вслед Браккий.
Сержант на бегу обернулся через плечо. Выражение его лица красноречиво обо всем говорило.
— Я за Ларгоном. Он ослушался приказа, желая отомстить за Ренатуса.
— Откуда вы знаете?
— Потому что я сам бы так сделал.
— Подождите! — Браккий снял с пояса запасную болтерную обойму и бросил сержанту.
Сципион поймал ее и, кивнув в знак благодарности, растворился в ночи. Все усиливающийся снегопад мгновенно замел следы, словно космодесантника никогда тут и не было.
Браккий активировал вокс и стал вызывать остальных.

Кровь в жилах Сципиона буквально бурлила. И хотя он на корточках шел против ветра, скрываясь в пелене падающего снега, единственное, чего ему по-настоящему хотелось, — это выпустить весь свой гнев. Одна обойма, отданная Браккием, цепной меч и гладий — вот и все, что у него было, так что действовать приходилось расчетливо.
Первым делом он направился к медицинскому тенту, надеясь выйти на след Ларгона. Лагерь был относительно небольшим, и ориентироваться в нем не составляло особого труда, но сражение уже успело выйти за его пределы, в горы, да и погодные условия мешали сверхчеловеческому чутью космодесантника. Партизаны тренировались в арктических пустошах, в этой среде они сражались и выживали, но в такую метель даже они ослепли. Их крики иглами вонзались в мозг Сципиона, мешая ходу мыслей. Он отстранился от них, полностью сосредоточившись на поисках Ларгона.
«Я не могу потерять еще одного. Только не так».
Медтент, располагавшийся поодаль от основной резни, был пуст. Исчезло даже тело медика, однако Сципион смог рассмотреть на снегу цепочку кровавых следов.
«Что же за машины эти твари?»
Эрдантеса он нашел несколькими метрами дальше. Тот сидел, прислонившись к горному склону, засыпанный снегом и сжимающий разорванную грудь, пытаясь удержать собственные органы внутри.
— Брат-сержант, — прохрипел он. Воздух, вырывающийся изо рта Эрдантеса, был наполнен алыми частичками, что свидетельствовало о внутреннем кровотечении. Похоже, даже клетки Ларрамана не справлялись со свертыванием крови. — Он добрался до меня, — продолжил боец, отодвинув на несколько секунд руку, чтобы показать рваную дыру в груди. — Но я смог убить его, отправить обратно в бездну.
Сципион сомневался, что такое место существовало. Да и возможно ли вообще убить некрона? Он опустился на колени рядом с Эрдантесом, оценивая его повреждения.
— Где Ларгон?
Эрдантес хотел было заговорить, но раздалось лишь бульканье заполнившей горло крови. Он указал в темноту, куда-то севернее лагеря, вглубь горной гряды. Сципион проследил за его взглядом и увидел зубчатый силуэт заснеженного пика.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 15:59 | Сообщение # 80



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Оружие у тебя осталось?
Эрдантес устало кивнул. Дыхание его было резким, прерывистым. С неимоверным трудом он хлопнул рукой по лежащему на коленях болтеру.
— Пол-обоймы.
— Используй их разумно. Я вернусь, — пообещал Сципион. Внезапно из снежной пелены появилась группа бойцов-партизан, и он подозвал их к себе. — Поднимите его. Общий сбор у командного тента.
Буря гремела настолько сильно, что люди даже не стали напрягать связки, а лишь кивнули в ответ.
Сципион оставил их и направился к видневшемуся во тьме пику.

Ларгон укрылся за кучей скованных льдом камней, всматриваясь в отвесный склон перед собой. Он бросил мимолетный взгляд на двигавшегося следом за ним Сципиона.
— Там, наверху, — прошептал он, указывая в бездонную темень.
Вьюга даже не думала ослабевать, и проследить за жестом Ларгона было практически невозможно.
— Я ничего не вижу, — прошипел Сципион.
— Там. Они забрали Ренатуса. Смотри. — Ларгон отсоединил прицел от своего болтера и передал сержанту.
Сципион навел перекрестие на плато над ними. Настроенный на режим ночного видения прибор выхватил из темноты массивные горные хребты и уступы. Он перенастроил прицел на улавливание тепла. Картинка из бледно-зеленой стала зернисто-голубой, а размытое красное пятно обозначило какую-то фигуру, и она двигалась. Еще одна фигура покоилась прямо перед ними, и исходившее от нее алое свечение было намного более четким.
Ренатус. Скорее всего, именно силовой генератор мертвого Ультрамарина и оставил большую часть тепловых следов.
— Эта тварь забрала его голову, брат-сержант. Отрубила ее прямо у меня на глазах.
Сципион сквозь прицел осмотрел окрестную территорию. За камнями, несколькими метрами впереди, вниз уходила глубокая расщелина — вот почему Ларгон был вынужден прекратить преследование. К краю ощетинившегося кинжально острыми ледышками обрыва вел обледенелый уступ.
Сержант вновь перевел внимание на плато, оценивая дистанцию, которую смог преодолеть некрон. Присущая этим существам ловкость поразила его.
— Где твое отделение, брат?
Ларгон замешкался.
— Где твои братья?
Ларгон посмотрел назад, в сторону окутанного снегом лагеря.
Сципион по-прежнему взирал на плато. Что-то было не так.
— Мы не можем позволить себе опускаться до личной мести, Ларгон.
— Но Ренатус…
Сержант резко перебил его:
— Он мертв. Но остальные твои братья все еще живы. Мы… Берегись!
Сципион бросил прицел и оттолкнул Ларгона всего за мгновение до того, как некрон приземлился прямо между ними, без особых усилий перепрыгнув расщелину.
Оба космодесантника мгновенно вскочили на ноги и выхватили оружие.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 15:59 | Сообщение # 81



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Обходи его! — прокричал Сципион. Сам он начал двигаться в сторону, отвлекая на себя внимание некрона и давая Ларгону возможность зайти к врагу в незащищенный тыл.
Тварь следила за каждым движением Сципиона, словно хищник, готовый броситься на добычу. Вороланус держал меч и болт-пистолет наготове, но шагать продолжал нарочито медленно.
Это существо оказалось гулем. Кости его облепили рваные лоскуты кожи, а с горбатой спины свисали куски мяса, образуя нечто наподобие мантии или робы. Голова была перемазана кровью, она же, перемешанная с тканевой жидкостью и лимфой, сочилась сквозь щели в его теле, замерзая и оттягивая к земле кабели проводки. Но самым отвратительным элементом его обличья было лицо — маска из чужой плоти. Тварь выпотрошила человека по имени Фуг, содрала с него кожу и забрала его лицо, лишив мужчину того единственного, что остается после смерти, — личности. Маска эта была надорвана, слишком сильно растянута по жуткой морде некрона, и сквозь нее виднелись пластины покрытого запекшейся коркой металла. Пока тварь пялилась на него, Сципион увидел, как кусок пожеванной кожи отвалился и с хлюпаньем упал на землю.
— Лицо… — Голос существа звучал безумно, он дрожал от мучений и казался каким-то потусторонним. — У меня было лицо… Отдайте мне мое лицо…
Сципион понял, что некрон жаждет именно его лицо, его или чье-нибудь еще. Именно поэтому он перескочил через расщелину. Он обезглавил Ренатуса и потерял его лицо. Теперь эта жалкая тварь хотела другое взамен.
Лишь суровая психоподготовка космодесантника не давала Сципиону поддаться страху.
Ларгон больше не мог ждать. Он перехватил гладий — поскольку двух бойцов разделял только некрон, была вероятность задеть Сципиона болтерным огнем — и прыгнул на врага.
С невероятной, змеиной ловкостью свежеватель отразил выпад и вонзил коготь Ларгону в плечо. Ультрамарин издал вопль боли.
Сципион пошел в наступление секундой позже, дабы не дать неприятелю навредить его товарищу еще больше.
И снова, демонстрируя противоестественную проворность, тварь извернулась и атаковала сержанта. Когти прошли всего в волоске от шеи Сципиона. Он отступил на шаг, попытавшись взмахом меча удержать тварь на расстоянии, но та просто отбила оружие в сторону. Зубья высекли сноп искр, но серьезного вреда не причинили.
Ларгон напал вновь, но теперь рана замедляла его движения. Он попробовал нанести удар по плечу некрона, но клинок лишь со звоном отскочил, словно наткнувшись на адамантий. От столкновения волна онемения пробежала по руке космодесантника.
— Плоть… — Рваная, сочащаяся кровью рана возникла на лице Ларгона.
Метель становилась все сильнее, заключая сражающихся в объятья снежного вихря. У Сципиона на таком ветру едва не перехватывало дыхание.
— Так не пойдет! Следуй за мной, брат. — Он уклонился от очередного выпада врага и ринулся к уступу.
— Что ты задумал? — спросил Ларгон, сорвавшись с места вслед за Сципионом.
— Ты доверяешь моим решениям, брат?
— Ты мой сержант.
Это Сципион и хотел услышать.
За их спинами некрон развернулся. Несмотря на колоссальную изворотливость в бою, в отсутствие прямой и явной угрозы безумие, похоже, тормозило его. Ему потребовалось несколько секунд для осознания того, что жертвы убегают, и лишь тогда он взвился в воздух, отчего сервоприводы натужно загудели, и опустился на камни, подобно большой горгулье.
— Плоть… — шипел он от невыносимого желания. — Она нужна мне…
Пятясь к уступу, Сципион чувствовал, как под его весом трещит лед. Он уже понял, что перед ними — не обычный некрон. Это был один из командиров, машина более высокого ранга. Даже тех нескольких секунд боя хватило, чтобы понять — вероятность победить это создание у них двоих крайне мала.
«Если враг кажется непобедимым, никогда не атакуй в лоб, — вспыли в его памяти мудрые слова Телиона. — Вместо этого испробуй другую стратегию, что обернет его силу в слабость и сравняет шансы».
Некрон был огромным, массивным чудовищем. Судя по его размерам и силе, которую существо вкладывало в свои удары, Сципион прикинул, что оно, вероятно, весит больше его самого и Ларгона вместе взятых. Он вспомнил, как оно перескочило расщелину, вспомнил мощь его суставов и ту первобытную жажду их кожи в его глазах.
— Ты готов, Ларгон?
Он замерли всего лишь в полуметре от того места, где уступ изгибался, подобно сложенному пальцу, а земля была наиболее неустойчивой.
Ларгон молча кивнул.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:00 | Сообщение # 82



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Плечи лорда некронов вздымались и опускались, повторяя движения его грудной клетки. Он не имел легких и не знал иного способа заставить воздух циркулировать по телу, даже если бы ему понадобилось. Это было лишь проявлением отложившейся в памяти привычки.
Сципион напоминал загнанного зверя. Он вогнал пистолет в кобуру и вытащил гладий, взывая к врагу.
— Тебе нужны наши лица, — прорычал он, проводя лезвием по щеке. На коже осталась полоска крови. — Так иди и возьми их.
Лорд свежевателей запрокинул голову, издав пронзительный, машинный визг, и оттолкнулся от камней.
Сципион дождался, пока существо достигнет высшей точки траектории прыжка, и крикнул Ларгону:
— Сейчас!
Ультрамарины бросились в разные стороны всего за долю секунды до того, как некрон рухнул на то место, где они только что стояли. Он прокрутился вокруг своей оси, поняв, что добыча исчезла. Его мясное одеяние окрасило снег алым.
Лед покрылся трещинами, но уступ все еще держался.
Ларгон перевернулся на спину.
— Он не проваливается!
— Тогда надо ему помочь! — прокричал Сципион.
Ларгон зажал спусковой крючок болтера, осыпая треснувший лед разрывными снарядами. Результат последовал незамедлительно.
Огромная каменная глыба откололась от горного склона, увлекая за собой лорда-свежевателя. Последнее, что увидели братья, — его кошмарные, перекошенные, пылающие ненавистью глаза.
Ларгон поднялся на ноги и взмахнул кулаком:
— На тебе, ублюдок!
Сципион схватил его за наплечник.
— Надо уходить.
Оба бросили последний взгляд на плато, где осталось лежать тело Ренатуса, обесчещенное, лишенное должных почестей. «Пусть уничтожение этого поганого лорда будет тебе данью, брат».
А затем они побежали обратно к лагерю, где, как надеялся Сципион, у командного тента их ждало остальное его отделение.

Солнце приятным теплом касалось его загорелой кожи. Какое же было блаженство — оказаться за пределами этих проклятых гор, в одиночестве и вне тени. Сахтаа не мог вспомнить, когда он в последний раз куда-то карабкался, он не мог вспомнить…
Он не мог вспомнить…
…ничего.
Реальность накатила на него, подобно холодной волне. Иллюзия восприятия развеялась, и он вновь обнаружил себя карабкающимся по каменному склону, вгоняющим своим когти в отвесную горную стену. Какое-то мгновение он был разбит, но его механоорганическое тело исцелилось. Он моргнул, хотя давно уже лишился век и место органики в его теле заняли кибернетические системы. Даже во время долгой спячки он не закрывал глаза. За вечность его сознание померкло, перемешалось, словно лишь какая-то часть его все еще жила, запертая в чуждом ей теле.
Он не знал, насколько глубоко ему пришлось падать, но в ущелье, где он оказался, царила тьма. Каменные шипы царапали его тело, раздирая одеяния в клочья. Сахтаа застонал, пытаясь двигаться быстрее, но от этого делалось только хуже. Обманчивое чувство безотлагательности переполняло его. Ему жутко хотелось вновь очутиться там, среди вершин, а не в этой расщелине. Добравшись до кромки плато, он взгромоздил свое тело на твердую почву и взглядом нашел то пиршество, что ему раньше пришлось оставить.
Но лица не было.
Сахтаа хотел себе лицо. То, что он носил сейчас, уже никуда не годилось; все его одежды превратились в непригодные лохмотья. Он обратил внимание на остатки облаченного в броню трупа, лежавшие перед ним.
Придется довольствоваться этим.
Когда он увидел окрашенные алым, переливающиеся куски плоти, ощутил в руках это прекрасные мясистые органы, его охватил экстаз. Где-то внутри какой-то частичке разума была противна его сущность гуля, но с этим он уже ничего не мог поделать — Сахтаа запрыгнул на тело, дабы продолжить свою трапезу. И когда алая жидкость окропила его украденное лицо, потекла вниз по ребрам и омыла суставы, чудовищные видения нахлынули на него.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:00 | Сообщение # 83



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Целые дворцы из плоти восстали в его древнем разуме, бесконечное, необъятное царство кожи и мяса. Трупы на крюках, обмотанные свисающими со сводчатых потолков цепями, словно кошмарные канделябры. Реки крови с берегами из внутренностей, несущие в своих потоках обломки костей. Алые скульптуры, выложенные кучами потрохов, перемотанные сухожилиями и нитями кишечников, и зловонные залы, обставленные ими. Вездесущий и бесконечный пир свежевателей, зависимых от плоти, впавших в безумие.
Сахтаа поднял голову и испустил глубокий вопль, эхом разнесшийся среди гор. Он возвещал снедавшую его жажду, ужасную боль и осознание собственного проклятия.
Где-то вдалеке слуги услышали зов своего хозяина и присоединились к нему.

— Почему они остановились?
По всему лагерю свежеватели резко и неожиданно замерли, словно изваяния, а затем в едином порыве припали к грязной земле и завыли. Машинные стоны терзали уши Джинн.
Только космодесантники, казалось, не обратили на это внимания. Тот, кого Сципион называл Браккием, продолжал молча всматриваться в темноту. Заметив что-то впереди — Джинн понятия не имела, что именно, — он жестом подозвал к себе остальных.
— Это Сципион? — спросила девушка.
Браккий вперил в нее недовольный взгляд, такой, каким обычно учителя смотрят на излишне дерзких учеников.
— Нет, брат-сержант Вороланус пока не объявился.
Определенно, подобная фамильярность не пришлась по душе кобальтовому гиганту.
— Тогда кто?
Из пелены метели вынырнули трое партизан, поддерживавших одного из Ультрамаринов. Его раны были серьезными, но он, пусть и с чужой помощью, еще мог идти.
— Эрдантес… — В голосе Браккия чувствовался едва сдерживаемый гнев, и это испугало Джинн. И было что-то еще, что она ощутила при виде раненого космодесантника.
Беспокойство.
За Сципиона.
По команде Браккия двое Ультрамаринов подхватили своего товарища у людей Джинн. Партизаны выглядели вконец измученными.
— Металлоголовые больше не убивают нас, — сказала Сиа. В бою она получила небольшой порез на лбу, кроме того, ей разодрали рукав куртки, но в целом она была невредима.
— Рада, что вы справились, — ответила Джинн, по очереди обняв каждого из троицы. Из двадцати четырех человек, встречавших с ней рассвет этого дня, к концу ночи в живых осталось лишь девять. И дока Хольдста с ними больше не было. Тяжело чувствовать благодарность за что-либо, столкнувшись со столь катастрофическими потерями.
Джинн повернулась к Браккию. Все его внимание было приковано к Ультрамаринам, затаскивающим в командную палатку Эрдантеса.
— Нам нужно выдвигаться. Мои люди, все, кто выжил, — уже здесь.
Браккий даже не взглянул на нее.
— А мои — нет.
Джинн дернула его за наруч, пытаясь привлечь к себе внимание. Это оказалось не легче, чем сдвинуть гору. Браккий не пошевелился, но и Джинн не унималась.
— Послушайте. Эти чудовища остановились не просто так. Может, у них сбились протоколы или же проводку заклинило — мне все равно. Я потеряла почти две трети своих людей, и оставшиеся долго не продержатся, если эти металлоголовые вновь объявятся. Нам нужно уходить.
В этот раз Браккий встретил ее взгляд. Увидеть выражение его лица за линзами шлема было невозможно, но Джинн надеялась, что в нем есть хоть капля уважения. Несколько секунд Браккий смотрел на нее, а потом вновь устремил взор во тьму.
К нему подошел другой космодесантник и, остановившись рядом, заговорил:
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:00 | Сообщение # 84



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Эрдантес тяжело ранен. — Он кивнул в сторону Джинн. — Женщина права, нам нужно уходить.
— Я не оставлю его, Катор. Ты — иди. Если сможешь, приведи остальных к лорду Тигурию. Я остаюсь.
Браккий возобновил свой дозор.
Но в итоге Катору так и не пришлось выбирать. Из белой пелены показались еще два гиганта в синей броне.
Джинн узнала Сципиона. Второго, как она слышала раньше, звали Ларгон.
Вот теперь можно было выдвигаться.
— Рад, что ты жива, Джинн Эвверс, — сказал Сципион, едва добравшись до палаток.
— Взаимно. — По крайней мере, это был правдивый ответ.
Джинн хотела сказать больше, но внезапно низкое рычание бездействующих свежевателей переросло в пронзительную какофонию. Некоторым из людей Джинн стало плохо, кто-то открыто зарыдал. Ей самой пришлось приложить все усилия, чтобы не поддаться панике.
— Что это? — спросила она, зажимая руками уши.
Сципион обменялся понимающим взглядом с Ларгоном и ответил:
— Пора уходить.
Они узнали этот звук, и, когда вся группа двинулась в горы, направляясь к основным силам космических десантников, расположенным где-то внизу, Джинн услышала, как Ларгон пробормотал себе под нос:
— Тварь еще жива.

Глава тринадцатая
Страх объял Дамнос. Он пропитал его воздух и землю, словно рак, он пожирал изнутри людей. Их крики, их жалобные стоны, скорбные мольбы их истерзанных душ пульсировали в разуме библиария.
Тигурий был непревзойденным псайкером, самым могущественным в своем ордене, а возможно, и среди всех орденов. Конечно, существовали и другие, кто обладал схожей силой: вечно укрытый капюшоном Эзекиль, загадочный Вел'кона, ужасный Мефистон. Все они считались великими мастерами своего искусства, но Тигурий был одним из Ультрамаринов, чистейших среди всех космодесантников, и его способности поистине поражали. Но даже Тигурий с трудом мог пробиться сквозь созданную некронами завесу и страх, тисками сжавший этот мир.
Он сумел коснуться разума некронов, но увидел там лишь бесконечную тьму и веками томимую ненависть. Однако в этой бездонной пропасти таилось что-то еще, какое-то предупреждение. Он определенно это чувствовал, но не мог понять почему. Ясно было, что это очень важно и что, оставив попытки познать истинную суть того видения, он позволит свершиться какому-то гнусному злу. Тигурий укрепил свой разум, проведя множество ритуалов и произнеся психические мантры, призванные уберечь его от чужеродной угрозы. Вестник был силен, его возможности простирались намного шире, нежели могло показаться по первости. Тигурий решил, что в этот раз следует тщательно подготовиться.
Древком силового посоха он вывел на льду три концентрические окружности. Кроме того, библиарий начертил руны и сигилы, оберегающие его и отгоняющие зло. Тигурий опустился на колени в центре круга, закрыл глаза и попытался поймать волну мрака в своем подсознании.
Вековечная ночь наполнила его разум, перепуганные голоса людей ушли к самым пределам сознания, более не отвлекая библиария. Он двинулся глубже, освещая свой путь сиянием психической энергии, подобно ореолу, пылавшему вокруг его Шлема Адского Пламени. Но тьма не отступала. Земли раскинулись под ним, когда его ментальная проекция воспарила над Дамносом, — серые и безликие, жизнь давно уже покинула их.
Было ли это видением грядущего? Явилось ли ему их грядущее поражение?
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:01 | Сообщение # 85



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Впереди зажегся огонек, и Тигурий мысленно потянулся к нему. Его били психические потоки, пытаясь отбросить от выбранного им направления, разбить его о возвышающиеся горы по обеим сторонам. Он приложил еще больше усилий, превратив свое тело в стрелу, пронзающую воздух и прорывающуюся сквозь бурю.
На мгновение крошечный огонек вспыхнул было под ним, но быстро ускользнул куда-то и исчез. Свечение впереди становилось все более интенсивным, превращаясь из фосфоресцирующего белого в болезненно-изумрудное. Слишком поздно Тигурий осознал опасность, в которой оказался, и попытался отлететь в сторону. Свет превратился в пылающий зеленый шар, который своими протуберанцами тянулся к библиарию.
Один из них коснулся руки Тигурия, и невыносимый жар окатил все его тело. Сердце бешено стучало, тупая боль билась в голове, пронзительные вопли заглушали мысли.
«Нужно вернуться…»
Он рванулся обратно, но неведомая сила стала искажать психоландшафт под ним, расширяя его так, что былые лиги расстояния превращались в световые года. Гибельное солнце поднималось за его спиной, выпуская все новые и новые протуберанцы.
Они хлестали библиария, словно щупальца какого-то океанского зверя — кракена или древнего левиафана. Тигурию пришлось отклониться в сторону, крутанувшись колесом, а затем стрелой рвануться вперед, подобно воробью, пытающемуся ускользнуть от орла. И хотя физически с момента вхождения в транс он не шелохнулся, все его мышцы напряглись до предела. Разум и тело всегда были неотъемлемыми аспектами большинства сущностей — и одно всегда зависело от другого. И теперь, когда он кружился в высотах ментального неба, разум его подвергался колоссальным нагрузкам, и те же самые испытания делило с ним тело.
Там, в круге оберегов, изо рта Тигурия потекла кровь, и дрожь охватила конечности.
«Сохраняй концентрацию…»
Далеко под ним серые горы и города превратились в изумрудные изваяния, воплощения воли некронов.
«Смерть…»
Вокруг него вихрился ветер, возвещая неизбежный конец, стоит только зеленому свету коснуться его.
Лишь свет может одолеть свет, и такое деяние способно исказить сами законы времени. Это откровение принесло с собой решение. Тигурий обратил свою проекцию в чистейший и тончайший луч, оставив гибельное солнце далеко позади. Наконец перед ним промелькнула сгорбленная фигура его физического тела, утешение для утомленного разума.
Тигурий очнулся весь в поту. Мгновение потребовалось, чтобы успокоить дыхание, еще одно — чтобы убедиться, что он пришел в себя в материальном мире и что его реальность не была всего лишь иллюзией.
Видение по-прежнему оставалось за пределами его понимания. Оно лежало по ту сторону изумрудного солнца, где Вестник скрыл его от чужих глаз. Имея такое препятствие, Тигурий мог бы одолеть его, но ему пришлось бы слиться с темным саваном, а это было практически невозможно. Тем не менее кое-что ему увидеть удалось. Тот исчезнувший огонек — мимолетный отблеск грядущего. Предвидение направляло его куда-то, к какому-то происшествию, которому еще только суждено было случиться. Оно, наверное, вот-вот произойдет, в противном случае библиарий не смог бы его увидеть. Так или иначе, тот вопль, что он слышал, очевидно, был частью возможного грядущего.
Глубоко в душе он ощущал важность увиденного. Нужно было действовать. И хотя конечности не слушались, Тигурий поднялся на ноги и позволил своим инстинктам вести его. Горы взывали к нему. Буря, которой еще предстояло накрыть нижние регионы, сейчас бушевали в вершинах. Он двинулся вперед, оставив за спиной боевых братьев. Сейчас они находились далеко на равнине, наблюдая за Холмами Танатоса. Безотлагательность лишь ускорила его шаг — уже не осталось времени звать других Ультрамаринов, совсем не осталось.

Праксор двигался по руинам медленно и осторожно. Что-то хрустнуло под его ногами, и он посмотрел вниз.
Это был искривленный кусок металла, обмороженный и разломавшийся на две половины. По его поверхности вились письмена на готике, сейчас тронутые льдом.
— Аркона-сити, — сказал Этрий. Он говорил тихим, угрюмым голосом, словно они сейчас шли по мавзолею.
По большому счету, так оно и было.
Праксор собрал разбитые письмена в смысловом порядке и кивнул. Келленпорт действительно остался последним бастионом людей на Дамносе.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:01 | Сообщение # 86



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Шеренга Ультрамаринов растянулась довольно широко. Каждый из кобальтово-синих гигантов внимательно осматривал руины перед собой в поисках скрытых угроз. Согласно рапортам, уже слишком многие пали жертвами некронских засад. Впереди, как обычно, шествовал Сикарий, и Львы Макрагге окружали его. Капитан не случайно выбрал растянутую линию в качестве построения для своих воинов. Так Ультрамаринам было проще пробираться по неровной местности, кроме того, некронам становилось труднее накрыть огнем всех разом. А когда придет буря, это, ко всему прочему, создаст иллюзию, что ксеносам противостоит куда большая сила. Столкновения не миновать, и оно должно было случиться уже скоро, но бойцы продолжали двигаться так, что даже Атавиан и Тириан поспевали за ними.
Отделения опустошителей замыкали строй. Громоздкие тяжелые болтеры и плазменные пушки были неподъемными для обычного человека, но космодесантники управлялись с ними без особых проблем. Взваленные на плечи ракетные установки и лазпушки смотрели дулами вниз, готовые в любой момент быть наведенными на цель руками стрелков. Дредноуты маршировали вместе с опустошителями, неповоротливые, но незаменимые. Орудия являлись, по сути, частью их бронированных тел; они гудели и автоматически шарили в поисках цели, следуя показаниям сканеров. Когда разразится битва, эти тяжелые орудия обрушат на врага ливень огня, отвлекая на себя внимание некронов.
Буря приближалась, как и предрекал Сикарий. Стена снега была уже всего в полукилометре позади них. С каждой минутой ветер становился все сильнее, а снегопад — гуще, затмевая видимость и еще больше засыпая брошенные руины.
Праксор двинулся дальше.
— Если верить инструктажу, перед началом войны здесь был свой гарнизон, — по воксу сказал он Аристею.
— Был… Пока некроны не смели его, оставив город пустым. Посмотри на эти холмики вокруг развалин, брат-сержант.
Праксор так и сделал. Изначально он принял их за брустверы огневых позиций, но теперь увидел, чем они являлись на самом деле. Сотни сотен тел гвардейцев были скованы льдом, навеки примерзшие к окопам, которые они поклялись оборонять, застывшие в тех позах, в каких их застала смерть.
Некроны превратили этот некогда величественный имперский город в мрачную обитель хаоса и запустения, населенную призраками и их ужасающими воспоминаниями. Не будь Праксор Адептус Астартес, он бы уже давно запаниковал перед лицом подобной действительности.
— Очевидно, Аркона являлась одним из ключевых городов Дамноса, — добавил Аристей.
Праксор был холоден, как стегавший их ветер.
— Выглядит не лучше и не хуже любых других развалин этого проклятого мира.
Они довольно успешно продвигались по шоссе, которое меньше прочего пострадало от бомбардировок. Кратеры покрывали его лишь частично, и потому оно еще было пригодно для передвижения. В обманчивой тишине Праксор слишком углубился в собственные мысли. Даже усиливающийся снегопад не смог унять их. Он встрепенулся, воспротивившись снедавшим его сомнениям.
«Я — Адептус Астартес. Мне неведом страх, и я лишен сомнений».
Но заглушить мысли оказалось не так-то просто. Капитан Сикарий был превосходным воином, величайшим среди всех, кого Праксору довелось знать. В его присутствии бойцы Ультрамара становились поистине непобедимыми, способными на подвиги, даже для космодесантников считавшиеся невозможными. Без сомнений, его окружала какая-то особая аура. Он был непреклонен, но в то же время безрассуден. Невзирая на взимаемую плату, не считая потерь, он следовал своим планам и искал мести до тех пор, пока ему не удавалось ее достигнуть. Его упрямство граничило с помешательством. Такой характер сделал его героем, и именно эти его качества не нравились многим влиятельным людям в ордене.
Праксор колебался. Никогда раньше он бы не поверил, что даже посмеет думать таким образом, но здесь, на Дамносе… Это было за гранью всего того, с чем Второй роте приходилось сталкиваться раньше. Праксор никогда не имел склонности к суевериям, но отрицать непрестанно растущее внутри него дурное предчувствие тоже не мог. Такие мысли претили ему, ибо граничили с изменой.
Не в состоянии достаточно быстро прокладывать себе путь сквозь заваленные камнями развалины, дредноуты сменили позицию, переместившись на автостраду. Праксор поклонился присоединившемуся к его отделению древнему воителю Агриппену.
Впереди Львы неумолимо увеличивали дистанцию, следуя за своим капитаном. Сикарий страстно желал первым оказаться в бою и сейчас обсуждал дальнейшие действия со своим отделением. Император храни Аргонана, что погиб при высадке, до этого капитану еще не приходилось терять никого из своих избранных Ультрамаринов.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:01 | Сообщение # 87



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Они как будто отгородились от всех нас. — В словах прозвучало больше печали, чем Праксору хотелось бы.
— Но ты все еще стремишься стать одним из них.
Праксор посмотрел на Агриппена, но по движениям громадного саркофага невозможно было прочесть мысли древнего воителя. Слова же просто исходили из встроенного в броню вокса.
— Нет. Я горд быть сержантом Щитоносцев. Я присягнул ордену, и это честь для меня.
— Не сомневаюсь, брат. Но мне ведом твой послужной список. Вы со Щитоносцами практически всегда ведете строй, первыми вступаете в сражение, всенепременно оказываетесь на острие атаки. Более циничные решили бы, будто ты пытаешься что-то доказать.
Праксор почувствовал себя оскорбленным до глубины души, но перед ликом Почтенного Агриппена ему пришлось тщательно подбирать выражения.
— Лишь мою непоколебимую верность и преданность делу Ультрамаринов.
— Ты думаешь, кто-то оспаривает их, брат?
— Разве сейчас, перед битвой, подходящее время для подобных бесед?
— Назови мне более подходящее время для разговоров о чести и доблести, кроме как перед походом на войну против наших врагов, — молвил Агриппен. — Но ты не ответил на мой вопрос.
Праксор выдержал долгую паузу. Найти нужный ответ было непросто.
— Возможно. Порой мне так кажется.
— Кампания на Госпоре, более века назад. — Это было утверждение, никак не предположение.
— Ты, Почтенный, как никто другой должен понимать, что время перестает быть существенным, когда дело касается вопросов чести.
— Да, я понимаю. Тебя расстроило то, что капитан оставил вас позади?
— Это потрясло и унизило меня. — Праксор не стал увиливать. — Было чувство, что я наказан, только не мог понять за что.
— Сдержанность и повиновение столь же важны, сколь и умение правильно держать гладий или вести в бой отделение своих братьев.
Праксор согласно кивнул, почувствовав мудрость в словах дредноута.
Шоссе подходило к концу. Воины далеко углубились в недра Аркона-сити, и метель уже накрыла их. Но даже сквозь снежную пелену Праксор мог разглядеть фаланги некронов, двигавшиеся им наперехват. Осталось совсем недолго.
— Перед битвой я должен спросить тебя кое о чем, Агриппен, — произнес Праксор, решив озвучить мысль, что поселилась в его разуме еще перед высадкой.
— Говори. Я отвечу тебе, если смогу, брат.
— Ты здесь, чтобы следить за нами, чтобы быть глазами Агеммана? Правда ли то, что сказали в сенате?
— Как и должно, я служу лишь ордену и лорду Калгару, — сурово отрезал Агриппен, но в его модулированном голосе не было даже намека на упрек. — Я обладаю вековой мудростью, и перед собой я вижу двух великих героев, столь разных по характеру, но равных по чести и отваге.
— Там, в сенате, я слышал речи посланцев Агеммана о том, что Сикарий слишком много на себя берет.
— Он смел и прогрессивен, — признал дредноут.
— Но сенаторов заботит то, к каким последствиям могут привести подобные качества.
— И как лорд Калгар отвечает на такие опасения?
— Никак. Он туда не ходит, и его голос не звучит в дебатах.
— О чем же тебе это говорит, брат?
Вновь чувствуя себя униженным и сбитым с толку, Праксор решил впредь поменьше разговаривать с дредноутами. Их логика была столь же монументальной, как и их бронированные тела.
— Что мне не следует лезть в политику ордена.
— А что ты сам думаешь, Праксор Манориан? Ты считаешь, что Катон Сикарий, твой капитан, берет на себя непосильную ношу?
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:01 | Сообщение # 88



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Сержант инстинктивно бросил взгляд вслед Львам. Сикарий был замечательным воином и капитаном, таким, как того требовал орден. Возможно даже — лучшим.
— До теперешнего момента — нет.
— А что изменило сейчас?
— Он ведет игру, которую я не в силах постичь. Все его поступки, тактические схемы, планы…
— Потому что он капитан Второй роты. Благодаря этому легенда о нем будет жить еще долго после того, как тело обратится в прах. Но ты снова не ответил на мой вопрос.
Праксор склонил голову, но сказать ничего не успел — его перебил громыхнувший из вокса клич Сикария:
— Вперед, Ультрамарины!

Глава четырнадцатая
Отдельные гаусс-лучи проносились по руинам, вынуждая космодесантников пригибаться к земле. Они вздымали фонтаны снега и крошили каменную кладку, но не попадали по уверенно продвигающимся вперед и отстреливающимся Ультрамаринам. Пламя болтерных залпов то тут, то там вспыхивало в морозном тумане, рассеивая внимание некронов и не позволяя накрыть какую-либо группу бойцов массированным огнем.
Покрывало из плотного снега и льда устилало поле боя под разбушевавшимся ветром, но ни некроны, ни Ультрамарины не чувствовали этого — металлические тела и освященные доспехи защищали сражающихся от погодных воздействий. Однако целиться в таких условиях становилось труднее.
— Держать позиции! — прокричал Праксор при виде вспыхнувшей на его глазном дисплее сигнальной руны. Щитоносцы заняли огневые точки. Впереди на автостраде Львы замедлили свое продвижение, чтобы позволить остальным подразделениям нагнать их.
Передовые отряды изливали на неприятеля непрерывный болтерный огонь, перемежаемый буханьем плазмы и взрывами — это вступили в бой опустошители. Очереди тяжелых болтеров наполнили воздух гулким свистом высокоскоростных снарядов, ракеты с грохотом вылетали из пусковых установок. Плазменные орудия и лазпушки несли врагам смерть. Шторм значительно усложнял дело, но тем не менее передние шеренги некронов оказались раскурочены огненным шквалом.
— Так держать! — приказал Дацеус, выкрикивая слова в паузах между залпами. — Заставьте их заплатить за каждый пройденный ими шаг!
Все были напряжены до предела, как и в любом другом бою, где Праксору приходилось сражаться. Сам он ощущал духовный подъем. Космодесантники благополучно окопались, рассредоточились и истязали огнем фаланги некронов. Но те не были обычными противниками и могли вытерпеть что угодно. Даже сокрытые пеленой тумана, они все равно поражали своей численностью.
— Кажется, мы разворошили гнездо, — предположил Криксос.
— И они отвечают на угрозу, — сказал Праксор, указывая вперед. Он открыл канал связи. — Капитан, монолиты меняют направление хода. Они движутся к нашим позициям.
Он увидел, как Сикарий повернулся в сторону парящей пирамиды из живого металла, медленно заходящей на Ультрамаринов с фланга.
— Не прекращать огонь, — сказал капитан. — Нужно, чтобы они подошли ближе.
Неожиданно некроны остановились, замерев. Небольшая группа элитов присоединилась к фалангам рейдеров, усилив их огонь своими тяжелыми орудиями.
Праксор увидел несколько попаданий на своем тактическом дисплее, но, к счастью, красных отметок пока не появилось ни одной. У нескольких Ультрамаринов статус был обозначен оранжевым: ранены, но способны сражаться.
Над полем брани загремел голос Элиану Трайана:
— Отбросьте их, братья! Разите бездушных ксеносов, ненавистных в любом облике! Не ведайте к врагу ни жалости, ни милосердия! Жиллиман взирает на нас!
Из-за густого тумана сержант не мог видеть капеллана, но, согласно тактической карте, сейчас тот был рядом с опустошителями Атавиана и быстро двигался вперед. Скоро он доберется до тактических отделений, Праксор уже буквально ощущал его гнев.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:02 | Сообщение # 89



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Сосредоточить огонь! — надрывался Дацеус, но все было тщетно. Колоссальная тень монолита продолжала надвигаться на них, в то время как пехота некронов оставалась недвижимой. Вражьи командиры не хотели воевать лично.
— Они раскусили наш план? — взволнованно спросил сержант-ветеран.
Сикарий оставался непреклонен.
— Невозможно. Они не наступают из-за монолита, — злым рычанием ответил он.
До сих пор его планы ускользали от Дацеуса. Погода становилась все хуже, видимость упала практически до нуля. Если они собирались что-то предпринимать, сейчас было самое время.
— Нужно уничтожить эту махину. У тебя еще остались мелта-бомбы, сержант?
Дацеус дал залп из болтера и кивнул.
Сикарий вложил свой плазменный пистолет обратно в кобуру.
— Давай их сюда.
— Что вы задумали? — спросил Дацеус, передавая капитан взрывчатку.
Закрепив бомбы на броне с помощью магнитных захватов, Сикарий ответил:
— Взорвать этот чертов монолит. Гай, мне пригодится твой клинок.
Чемпион почтенно склонил голову.
— Я в вашем распоряжении, мой лорд.
— Капитан… — начал было Дацеус.
— Это мой долг, сержант, — прервал его Сикарий, но не резко, а словно отец, поучающий свое чадо. — Я знаю, что ради меня ты готов броситься в самую глубокую бездну варпа, Дацеус. Для меня ты не просто сержант — ты мой товарищ, мой друг.
Ударом кулака о нагрудник доспеха Дацеус отсалютовал своему капитану.
— Отвага и честь, Катон.
— Отвага и честь, Ретий. — Уже много лет минуло с тех пор, как эти двое обращались друг к другу по именам, и прежде такого никогда не случалось на поле боя. Что-то было в подобном попирании субординации, что-то неуловимо важное, символическое. Не предвещающее ничего хорошего. Вообще вся эта война Дацеусу не нравилась.
Сикарий, казалось, не разделял мрачных мыслей своего сержанта. По крайней мере, не показывал этого.
— Принимай командование. Следуйте плану.
А затем вместе с Гаем он скрылся в тумане.

Праксор увидел две фигуры в синих доспехах, удаляющиеся от позиции Львов, но из-за дрянной погоды не смог разглядеть, кто именно это был.
— Брат-сержант?
— Я не знаю, Этрий. Держи огонь.
По связи прорезался голос сержанта Дацеуса:
— Всем фланговым отрядам — собирайтесь за Львами. Мы выступаем!
Остатки командирского взвода отделились от основной группы и устремились в направлении, противоположном выбранному парой Ультрамаринов.
— Святая Гера, — выдохнул Праксор. — Это же капитан Сикарий.
— Во имя Жиллимана, что он делает? — спросил Криксос.
Слова сорвались с языка Праксора, хотя сержант сам до конца не мог в это поверить:
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:02 | Сообщение # 90



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Оправдывает свою легенду. Он собирается уничтожить монолит.
— Один? — встрепенулся Этрий.
Даже для Праксора ответ прозвучал слишком мрачно:
— С ним Гай Прабиан.
— Воздайте честь их жертве! — загремел голос Агриппена. Его плазменная пушка непрестанно вибрировала. — Ибо он — Катон Сикарий, Верховный Сюзерен, капитан Второй роты, магистр дозора! В этой битве он — клинок Жиллимана. Мы все — его клинок!
Дредноут переместился к отделениям опустошителей и на пару с Ультрацием изливал на врага потоки смерти.
Праксор ощутил в себе волевой подъем после слов древнего воителя. Безрассудная храбрость Сикария не будет тщетной. На глазном дисплее сержант увидел, что Непоколебимые пришли в движение. Дабы не дать Солину превзойти его отделение, Праксор повел Щитоносцев прямо за ними. Когда они догнали Львов, сержант встретился взглядом с Трайаном.
— В нем есть отвага Инвикта и хитрость Галатана. Засим отринь сомнения, брат.
Они двигались слишком быстро, чтобы Праксор мог позволить себе длинную ответную речь, поэтому он лишь молча кивнул. Некроны по-прежнему оставались недвижимы, подчиняясь оборонительным протоколам, пока их неповоротливая боевая машина выходила на рубеж атаки. Если монолит сумеет вывести свою энергетическую матрицу на полную мощность, даже одиночного импульса хватит, чтобы всему плану пришел конец. И хотя в отдалении от некронских фаланг машина была относительно беззащитна, сама идея напасть нее совершенно не укладывалась в голове.
— За мной! Все как один! — Дацеус командовал войсками, выводя тактические отделения на позиции согласно плану Сикария.
Они сильно отклонились от автострады, которую теперь всецело заняли опустошители и дредноуты. В ответ на огонь некроны выпускали все больше и больше механоидов прямо под жернова орудий. Их резервы были безграничны, а чувство самосохранения определенно стерлось из металлических голов, хотя при смерти каждый механоид издавал какой-то странный вскрик. Огни фазовой телепортации вспыхивали повсеместно, обозначая поверженных врагов, но не меньше тварей успевало восстановиться и вернуться в бой.
Перевес был явно не на стороне Ультрамаринов — им попросту не хватало воинов.
— Есть какие-нибудь признаки присутствия командиров? — Дацеус приказал остановиться. Они вышли во фланг группировки некронов, обменивавшихся огнем с тяжелыми орудиями космодесантников. К этому времени буря уже разыгралась не на шутку, поэтому воинам теперь приходилось полагаться в обзоре на свое обостренное чутье и магнокли.
Солин приник к прицелу, осматривая серебристую орду, и сказал:
— Ничего.
Праксор также ответил отрицательно.
— Нужно заставить их раскрыться, — проговорил Дацеус и включил вокс: — Всем опустошителям, выступайте и накройте их огнем!
Праксор наблюдал сквозь туман, как отделения двинулись вперед. Бойцы Тириана и Атавиана шествовали в центре, в то время как с боков их прикрывали Агриппен и Ультраций. Потери некронов неотвратимо росли, и с издевательской неторопливостью ксеносы стали медленно отодвигаться.
— Так вам, отродья! — зверски оскалился Дацеус.
Но в любом случае атака оказалась бы бессмысленной, если не удастся вывести из строя монолит, да и шансов сразить повелителя некронов без Сикария было очень немного.
Праксор посмотрел на угрожающе вырисовывающуюся вдали пирамиду. Энергонакопители искрились изумрудными разрядами, готовясь открыть огонь.
Времени оставалось все меньше.

— Пригнись, брат! — Гаусс-лучи сверкали над головой, вынуждая Сикария самого бежать в сгорбленном положении.
Гай Прабиан закрылся боевым щитом. Несколько вражеских зарядов уже отскочили от его поверхности.
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Ник Кайм,Падение Дамноса.
Страница 6 из 11«12456781011»
Поиск: