Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 11 из 11«1291011
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Ник Кайм,Падение Дамноса.
Ник Кайм,Падение Дамноса.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:27 | Сообщение # 151



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


В первый раз с самого начала осады Аданар ощутил нечто отличающееся от отчаяния. Не надежду, ибо только воссоединение с его почившей семьей могло даровать ему это чувство, а нечто другое, что смогло притупить даже снедавший его фатализм. Жажду мщения.

Словосочетание «Первая Сотня» теперь виделось Фальке совсем издевательским. Он даже не помнил наверняка, что тогда, в момент формирования, его импровизированная бригада насчитывала сотню несчастных душ. Впрочем, это было не важно, потому как под таким звучным названием шахтеры обратились в солдат. Сейчас же те, кто остался в живых, маршировали возле Ультрамаринов. «Химера» космодесантников двигалась достаточно медленно, чтобы ополченцы не отставали. Поначалу сержант Феннион отвергал предложение поехать на танке, желая идти по пустошам вместе с людьми, но Фалька сумел переубедить его. Его должны видеть. Он — как маяк, живой пример для остальных, и ни один стяг или знамя не воодушевляли людей сильнее его присутствия. В конце концов Ультрамарин согласился, пусть и неохотно.
— О чем ты думаешь, брат-Ангел? — спросил Фалька, глядя в сторону развороченного корпуса «Химеры». Тот был освещен последними лучами заходящего бледно-желтого солнца. Оно красило золотом раскинувшиеся земли и играло на обледенелых пиках гор.
Юлус взирал прямо перед собой, готовый встретить свою судьбу.
— В экстремальных условиях ты все так же теряешь всякий стыд и задаешь много вопросов, Колпек.
Фалька засмеялся.
— Потому-то я вам так нравлюсь.
Сержант искоса посмотрел на него. На мгновение еле уловимый намек на улыбку промелькнул на его губах, но тут же исчез.
— Ты готов к войне, брат Колпек?
Фалька кивнул:
— Да. Думаю, мое время почти пришло. Я буду рад пролить здесь свою кровь, но лишь забрав нескольких металлических ублюдков с собой.
— Хорошо сказано, брат. В тебе нет страха. Из тебя бы вышел знатный Ультрамарин.
Фаланги некронов были уже близко. Некоторые механоиды разворачивались, чтобы ответить на новую угрозу, и отдельные гаусс-лучи понеслись в сторону людей. Все это сильно отличалось от битв на площадях и на стенах. Тогда сердцами правило отчаяние, и не было иного выбора, кроме как брать оружие и умирать. Теперь же все переменилось. Серебристое море раскинулось перед защитниками Империума — мерзкие, одержимые убийством машины, которых Фалька не понимал и с которыми, по правде, совсем не хотел встречаться лицом к лицу.
Хоть те и двигались, подобно бездушным скелетам, Фалька увидел сознание в их глазах, ощутил их эмоции. Ненависть горела в них, чистейшая, всепоглощающая ненависть. Некроны не остановятся, пока не искоренят всех людей на Дамносе, словно человечество было заразой, раковой опухолью этого мира. От таких мыслей кровь стыла в жилах, но именно они двигали и Фальку, и каждого жителя Дамноса навстречу смерти. Сражаться и умереть куда лучше, нежели просто умереть.
Смерть никогда по-настоящему не пугала его. Будет ли в конце что-нибудь, кроме бесконечной черной пустоты, — он этого не знал. Но он надеялся увидеть свет. Возможно, не тот, что исходит от Золотого Трона во Дворце Вечности Бога-Императора, но тот, что воссоединит его с Джинн. Ему хватит и этого.
Фалька надел свой шлем — его украшала метка сержанта, вырезанная лично Юлусом, — и крикнул своим бойцам:
— Соберите в кулак всю вашу отвагу! Мы — спасители Дамноса, и мы боремся за нашу родину. Император с нами. Он ниспослал своих Ангелов сражаться на нашей стороне. Во имя Империума, почтите же их!
Лазерный огонь извергся из пушек бойцов навстречу гаусс-лучам некронов, сплетая над пустошами паутину смертоносной энергии. Раздался грохот тяжелых болтеров, когда в бой вступила техника. Засверкали залпы башенных турелей, взревели двигатели — последний бронетанковый батальон Дамноса пришел на войну.
И в этот момент огромный, переливающийся зелеными и небесно-голубыми оттенками взрыв расцвел вдалеке.

Остаточное свечение заставило Фальку прищуриться, но он разглядел, как два ярких луча ударяют в одну из парящих некронских пирамид и разрушают ее. Посреди орд врагов, сквозь потоки изумрудной энергии он заметил осажденных Ультрамаринов, истинных братьев сержанта Фенниона.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:27 | Сообщение # 152



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Даже связанные перестрелкой — Фалька видел вспышки, — они были великолепны. Но среди всех особо выделялся один воин, чья броня отливала золотом, а шлем венчал красно-белый гребень. Закрепленный на богато украшенных наплечниках плащ трепетал под порывами ветра, когда воин разил некронов своим сияющим мечом. Это было олицетворение истинного героя. Чистейшая отвага, облаченная в плоть. Архангел. Сикарий.
Хвала Императору сорвалась с его губ, и Фалька заплакал.

— Выгружаемся, Бессмертные! — Юлус спрыгнул с верха «Химеры», одновременно выхватывая цепной меч. Уже на следующем вздохе он бежал вперед, и шагам его вторил грохот снарядов, вылетающих из болт-пистолета. Четверо его боевых братьев не отставали, во весь опор устремившись вперед, за славой Ультрамару и всем сынам Жиллимана.
Под градом залпов гаусс-орудий Юлус и его братья врезались во вражеские ряды. Некроны понимали только силу, и их необходимо было сокрушить, нанести им удар столь колоссальной мощи, чтобы те темные сущности, что вселили в них жизнь, осознали близость своего поражения и покинули наконец священные покои своей гробницы.
Вопреки природной хрупкости и слабости, люди явили собой пример невероятной храбрости, следуя всего в нескольких метрах позади Ультрамаринов. Перерубив позвоночник одного из механоидов, Юлус ощутил, как в нем разгорается гордость за эти несчастные, проклятые человеческие души. В разверзшейся огненной буре потери среди Гвардии и ополченцев поистине ужасали. Без силовых доспехов и прочей защиты они были обречены, погибая целыми отрядами.
Колпека Юлус потерял из виду практически сразу. Он корил себя за это, но вокруг бушевала война, «великий уравнитель», и для сантиментов не оставалось времени. Его цепной меч рокотал, алкая убийств, и сержант сполна утолял жажду своего оружия. Встав полукругом, пятеро Ультрамаринов продвигались вперед, склонив головы под непрестанным огненным шквалом. Некроны бросили против них свою пехоту, орду рейдеров, с которыми воины Второй роты уже намастерились воевать. Космодесантники умели быстро приспосабливаться к изменяющимся условиям, изучать слабости своего врага и искать лучшие способы его убийства. Ультрамарины делали это вот уже больше десяти тысяч лет, с самого расформирования легиона на ордены, — и владели этим искусством более чем достойно.
«Мы рождены, чтобы убивать», — вспомнил Юлус слова своего наставника.
Во всем этом было мало хитрости или каких-либо уловок. Сам факт того, что большую часть людской армии составляло ополчение, исключал любые замысловатые или сложные тактики. Сейчас в них не было смысла. Они обрушили на врага молот в надежде на то, что этого окажется достаточно.
Разрубив очередного пытавшегося подняться рейдера, Юлус нашел взглядом танки. Один из них, ведомый командующим Зонном, рвался вперед.

От двух танков, ехавших позади, остались лишь пылающие остовы. Он видел, как те взорвались, пронзенные гаусс-лучами. Никакое ручное оружие не могло так легко разделывать танковую броню. Но факты — штука упрямая, и в итоге в рабочем состоянии остались лишь «Адская гончая» да «Химера» со своим мульти-лазером против вражеского монолита.
Одна из пирамид некронов развернулась и направилась в их сторону, то ли реагируя на приближение танков, то ли просто снова вступив в бой после самовосстановления — Аданар не знал точно, да его это и не волновало. Смерть изумрудными копьями срывалась со стволов пушек, расположенных по бокам машины. Сконцентрированный залп уничтожил «Химеру» — от попаданий воспламенились топливные запасы, превратив транспорт в шар маслянистого пламени. Аданар видел, как машина вздыбилась и перевернулась на крышу уже дымящейся развалиной. Волна жара прокатилась по лицу командующего и взметнула его рваную, грязную накидку.
Вскоре встала и «Адская гончая», у которой сорвался ведущий вал. Ревущий двигатель раскалился от нагрузки, впустую перемалывая металл. Аданар обернулся. Экипаж танка все еще пытался выбраться через аварийные люки, когда монолит взял машину на прицел и уничтожил. Все эти люди погибли из-за сломанного вала. Судьба бывает жестокой.
Установленные на боковых спонсонах тяжелые болтеры непрестанно выплевывали снаряды, стремительно опустошая патронные ленты. Внезапно раздался глухой щелчок, и стрельба с правого бока прекратилась. Вскоре то же самое произошло и с левым орудием. Боезапас иссяк.
— Это штуковину нужно уничтожить! — закричал Аданар вниз, в темное чрево башни.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:27 | Сообщение # 153



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Шипящий веер гаусс-лучей ударил по корпусу танка еще до того, как кто-то из членов экипажа успел ему ответить. Траки встали практически мгновенно, рев двигателя превратился сначала в жалобный визг, а затем опустился до тихого гудения. Торможение могло значить только одно: водитель был мертв.
Спрыгнув внутрь танка, Аданар увидел картину кровавой бойни. Там, где людей рвали на куски гаусс-лучи и полосовала шрапнель, алели отливающие чернотой стены. В такой тесноте это было хуже взрыва гранаты. Аданара спасло лишь то, что в момент попадания он находился наверху. Остальные погибли.
— Нельзя дать этим тварям жить, — пробормотал командующий. Каким-то образом в его руке оказался медальон. Он машинально потер металлический оберег, хоть и не мог припомнить, чтобы брал его. Оттащив водителя — вернее, то, что осталось от его обожженного тела, — с сиденья, Аданар протиснулся на его место и с силой вжал педаль газа. Чтобы водить танк, не нужно пятерых человек — достаточно и одного, готового сделать то, что необходимо.
Сквозь обзорную щель Аданар разглядел громадную фигуру монолита. Грязь и кровь закрывали вид, и он стер их рукавом. Задав курс на сближение, он поставил на кон все. Копья света дырявили корпус, но сам Аданар чудом уцелел.
Осталось лишь несколько метров.
Имена жены и дочери застыли на губах Аданара. Боковая поверхность монолита заполнила чернотой весь обзор.
— Я иду… — прошептал командующий и закрыл глаза.

Вспышка осветила поле боя. Фалька увидел пламя и разлетающиеся обломки, но он был слишком занят борьбой за собственную жизнь, чтобы вникать в детали. Больше всего прочего его внимание привлек звук.
Справа от него ополченец выхватил гранату и уже готов был бросить, когда выстрел разорвал ему шею. Боец упал, и граната взорвалась, наполнив воздух грохотом и раскаленным металлом. В глазах у Фальки потемнело. Он лишь смутно осознавал, что его бросило на спину, и едва чувствовал туловище и ноги. Земля под ним внезапно стала мягкой, а все звуки постепенно исчезли, превратившись в тихий шелест. И сквозь окутывавшую его тьму Фальке привиделись ангелы, идущие через белый туман…

Победа была уже близко. За десятилетия службы Юлус видел достаточно битв, чтобы научиться чувствовать это. Атакованные с одного бока подгоняемыми отчаянием резервными батальонами людей, а с другого — непоколебимыми Ультрамаринами, некроны были обречены. Фазовые телепортации без конца уносили с поля боя поверженных механоидов, оставляя на промерзлой земле лишь тела имперских солдат.
Юлус держал свой цепной меч над головой, взирая на учиненную ими картину резни.
— Victoris Ultra!
Каждый космодесантник, каждый ополченец и боец Гвардии воздел к небу кулак.
— Victoris Ultra!
— Слава Дамносу! — добавил сержант, выискивая среди ликующей толпы Колпека. Солдат куда-то запропастился. Впрочем, Юлусу некогда было думать об их триумфе — приближались капитан и его почетная стража.
Сикарий крепко сжал его в объятьях.
— Рад встрече, брат. — Он отпрянул и возложил руки на наплечники Юлуса, дабы выразить всю свою радость. — Вы очень вовремя.
Юлус скромно поклонился. Позади капитана он увидел Праксора и поймал на себе его взгляд.
— В Келленпорте все готово? — не унимался Сикарий, отпустив сержанта.
Юлус ответил утвердительно.
— Тогда нам следует поспешить. — Капитан обернулся и указал на все еще многочисленную некронскую армию позади. Противников разделяло некоторое расстояние, и, хотя стычки между штурмовыми отделениями и орудийными платформами некронов еще кое-где продолжались, подавляющее большинство фаланг двигалось крайне неторопливо.
— Их повелитель восстанавливает свои силы, но мы продолжим наступление. Нужно встретить его на нашей территории. — За линзами шлема капитана что-то сверкнуло. Злость то была или жажда воздаяния, Юлус не мог сказать точно. — Клянусь, что это станет нашим последним отступлением.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:28 | Сообщение # 154



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Закончив речь, Сикарий удалился, предоставив сержанту возможность коротко переговорить с Праксором.
— Рад видеть, что ты жив, брат, — искренне признался Юлус. Два сержанта обменялись рукопожатиями.
Юлус наконец дал волю своему возбуждению, Праксор же оставался мрачен.
— Многие не выжили.
Одного взгляда на остатки Щитоносцев было достаточно, чтобы понять, насколько сильно пострадало его отделение.
— Смерть или слава, брат, — сказал Юлус. — Таков наш удел.
— Мы избрали смерть. — Праксор отсалютовал, но жест вышел небрежным, явно обозначающим конец этой краткой беседы, и вернулся к своему потрепанному отделению.
Дредноут Агриппен последовал за ним.
— Бессмертные вопреки всему, — молвил почтенный воитель, оглядев бойцов Юлуса.
— Мы слишком упрямы, чтобы умирать, Древний.
— Чувствую, когда мы встанем у стен Келленпорта для решающего боя, это ваше качество подвергнется испытанию, — ответил Агриппен перед тем, как уйти.
Юлус посмотрел на накатывающее море некронов, на сплошную серебристую пелену, что несла разрушение всему на своем пути. Иксион и Страбо, расправившись с передовым отрядом платформ, также отступили. Некроны же объединяли свои силы. На их стороне были и численное превосходство, и время.
— Да, — раздался ответ, но слишком поздно, чтобы дредноут его услышал. — Так и будет.
Развернувшись, Юлус увидел ополченцев и гвардейцев, также собиравшихся вместе для перехода к городу. Сержант остановил пробегавшего мимо капрала.
— Стой! — Мужчина испуганно уставился на рыцаря в синих доспехах. — Где Колпек?

Глава двадцать шестая
Они стояли плечом к плечу, с болтерами на взводе, и отблески луны играли на лезвиях их мечей.
Перед ними возвышалась третья стена, и ее ворота были открыты для прохода защитников Дамноса. Позади же окопались люди, занявшие позиции у огневых точек и на укреплениях и сейчас взиравшие на воителей, собравшихся на площади Ксифоса.
Праксор даже не обернулся, чтобы посмотреть — ему это было не нужно. Люди уже свершили свой последний отчаянный акт сопротивления, и теперь Ультрамаринам предстояло стать истинными спасителями Дамноса.
— Ты помнишь легенду о короле Видии? — спросил Сикарий. Щитоносцы стояли сразу позади его Львов.
— Песнь о победе над бедой, мой лорд, — ответил Праксор.
— Воистину, брат-сержант. — Сикарий указал на третью стену и ее распахнутые ворота и широким жестом охватил всю площадь. — Вот он, наш Фермапилон, и мы суть те семь сотен, чьи клинки и отвага остановили тирана. История повторяется, сержант Манориан, как и всегда. И сейчас перед нами ее поворотная точка.
Львы вытянулись, заслышав слова своего господина. Вандий воздел знамя Второй роты выше, и ветер подхватил священное полотно. Дацеус пропустил разряд энергии между пальцами своей силовой перчатки. Гай Прабиан провел лезвием меча по щиту, и раздавшийся при этом металлический шелест прозвучал бессловесным вызовом врагам человечества.
Такова была плата за право называть себя Львом: абсолютная преданность, беспрекословное подчинение и слепая вера. Сикарий допускал в свой близкий круг лишь тех, кто готов был безоговорочно следовать его воле. По иронии судьбы Праксор находился ближе прочих к тому, чтобы стать одним из них, но в тот момент он осознал, что этого никогда не случится.
Рядом, по другую сторону от почетной стражи Сикария, стоял Агриппен, не сводя взора с раскинувшегося перед ним поля боя. Здесь, на Дамносе, дредноут был не для того, чтобы отчитываться о действиях капитана Второй роты или же претворять в жизнь тайные планы Агеммана. Он пришел сюда сражаться, неся славу своим предкам и своему ордену.
— Я есть разящий клинок, — наконец сказал Праксор.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:28 | Сообщение # 155



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Тогда готовь свой меч, брат, — ответил Сикарий, держа перед собой Клинок Бури, — ибо враг идет! Отвага и честь!
Ультрамарины подхватили громогласный клич, и голоса их зазвучали в унисон:
— Отвага и честь!
Рейдеры некронов первыми пробились через стену. И как только это произошло, сработали заряды, заложенные людьми Юлуса много часов назад, наполнив площадь Ксифоса огнем и каменной крошкой.

Тонны камня и пласкрита обрушились на некронов. Третья защитная стена Келленпорта многометровой толщины, протянувшаяся на несколько километров, была уничтожена, погребя под обломками все вокруг нее. Пелена пыли и грязи взметнулась в воздух, скрыв из виду наступающие силы некронов, и окатила Ультрамаринов, припорошив серым их доспехи, но космические десантники остались недвижимы. Несколько минут потребовалось, чтобы морозный ветер разогнал облако, и вновь воцарилась тишина. Однако всего через мгновение зеленые огни вспыхнули в тумане — вторая линия механоидов пошла в атаку.
Теперь, когда его передовая группировка была уничтожена, повелителю некронов не оставалось ничего иного, кроме как пустить на приступ своих элитов. К этому времени отряженные для уничтожения Ультрамаринов фаланги уже собрались. Некроны-бессмертные ступили на развалины стены и тут же были встречены мощным болтерным огнем. Они превосходили обычных рейдеров во всем, и даже разразившийся шквал не мог их остановить. Гаусс-бластеры ответили беглыми залпами, их изумрудные отблески забегали по заснеженной брусчатке площади.
Фалька смотрел на все это через бойницу в стене. Тело его было в несколько слоев обмотано бинтом в тех местах, куда угодила шрапнель. Даже несмотря на смесь различных препаратов, позволявших ему держаться в боевой форме, раны болели просто адски. Впрочем, другим повезло еще меньше. Пельку взрывом разорвало горло, Гиикен лишился глаза и задней части черепа. Они все погибли, но Фалька выжил. Быть может, Император благословил его или их всех. Боец лишь надеялся, что Его взгляд падет и на Его Ангелов, особенно теперь, когда некроны хлынули на площадь.

«Я — рок». Слова эхом отдавались в опустевшем разуме Не-мертвого. Он познал забвение, бич его бесконечного существования, и потому решил искоренить любую заразу жизни во Вселенной. От его гнева пылали города, а их жители обращались в прах; гибли миры, затянутые в водоворот разрушения; целые звездные системы исчезали в безбрежном пламени — все это проносилось перед его мысленным взором.
«Такова смерть, суть всего… Вселенная увидит ее».
Проклятье пожирало его ячейки памяти, всепроникающее, как любая хворь смертной плоти. Теперь все его сознание было подчинено лишь одному — мании убийства.
«Дроби камень и землю, пока мир не опустеет, не превратится в сплошное пятно пыли». Среди разбитых останков оборонительной стены Не-мертвый нашел свою жертву.
Того, кто посмел бросить ему вызов.
Его глаза сверкнули, предвосхищая конец всего, и лорд вытянул костлявый палец.
— Истребить их.
Подчинившись голосу повелителя, фаланга бессмертных шагнула в бурлящее пылевое облако. Не-мертвый шествовал с ними. Выставив грозные глефы, почетная стража окружила его, следуя привычкам далекого прошлого. Отрывистым жестом, словно разрезая волны древнего моря, Не-мертвый разорвал их кольцо и двинулся за бессмертными. Стражи покорно пошли за ним.
«Во мне больше нет плоти. Я — мерзость. Я — разрушитель».
Эти мысли без конца эхом бились в его медленно рассыпающемся сознании. Из-за каменных развалин изливался оружейный огонь. Война вновь началась. Наполнив разрушительной энергией лезвие своей косы, Не-мертвый воззрился на бурю и… не ощутил ничего.

Держа цепной меч двумя руками, Сципион снова и снова бил по телу лорда некронов. Что бы ни силился сотворить странный шар у него в груди, Несущий Пустоту превратился в груду металлолома. Издав последний преисполненный муки вопль, тварь исчезла во вспышке — артефакт словно затянул ее внутрь себя, чтобы всего через мгновение взорваться миниатюрной черной дырой.
Сципион опустил руки, его грудь вздымалась от учащенного дыхания.
— С лордом покончено, — возвестил он, но Тигурий его не слушал. Аура все еще окружала тело библиария, и он всецело сосредоточился на том, чтобы удержать ее под контролем.
Вытянув трясущуюся руку, Тигурий прохрипел:
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:28 | Сообщение # 156



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Отведи меня на вершину хребта, так высоко, насколько будет возможно.
Сципион окинул взглядом окрестные земли в поисках новых угроз, но наступление некронов внезапно прекратилось. Они попросту остановились, как вкопанные. Похоже, что уничтожение Несущего Пустоту выбило их из колеи. Движения конструктов стали медлительными и вялыми, словно им приходилось заново пересчитывать все оперативные параметры, пока цепочка командования не будет восстановлена. Сражающиеся некроны продолжили защищаться, тогда как те, что еще не успели вступить в бой, замерли безмолвными статуями.
Сципион немедленно активировал канал связи:
— Не атаковать. Повторяю, не атаковать врага без необходимости. У низших конструктов, похоже, случился критический сбой систем. Они возвращаются к базовым защитным протоколам.
Октавиан и Вандар подтвердили получение приказа. Вокруг артиллерийских установок образовалась свободная область. Никто из некронов даже не шелохнулся.
— Что с ними произошло? — спросил Вандар.
— Понятия не имею. Держи позиции и готовь ту взрывчатку, что еще осталась, — ответил Сципион. — Мы можем похоронить эту артиллерийскую платформу под горой. Будь готов.
Получив от других сержантов сигналы подтверждения, Сципион повернулся к Катору.
— Можешь идти?
Тот, держа в руках плазменную пушку, фыркнул:
— А ты останови меня. Если потребуется, я буду ползти на брюхе, но выберусь из этой адской дыры, брат-сержант.
Довольный ответом, Сципион подошел к Тигурию. Психическое напряжение вымотало библиария, и он еще не до конца оправился, поэтому Сципиону пришлось поддержать его. Дисплей расцвел тревожными иконками температурных всплесков в системах доспехов — психоаура библиария все еще источала сильный жар. Разряды энергии вновь пробежали по его броне, поначалу крошечные, словно рябь на поверхности океана, но они становились мощнее и ярче. К тому моменту, когда он и Сципион добрались до края горного уступа, библиария опутала настоящая паутина ветвящихся молний. Они стягивались к его жезлу, образуя вокруг Тигурия нимб психической энергии.
— Когда мы достигнем вершины, — произнес он, карабкаясь между камнями, — прильни к земле. И пусть твои братья сделают то же самое, а еще лучше — пусть найдут укрытие.
Когда они взобрались на небольшой хребет, с которого открывался вид на всю артиллерийскую площадку, Сципион спрыгнул вниз и отдал приказ. Припав к земле рядом с Катором, он стал смотреть.
Тигурий буквально светился. Неистовые молнии метались между начертанными на его доспехах сигиллами, обрисовывая их очертания, и вливались в жезл. Глазные впадины черепа на его навершии источали неудержимую энергию. Ключи, цепи, свитки — все таинственное эзотерическое убранство Главного библиария взмыло в воздух на потоках буйствующей силы, словно притянутое невидимым магнитом.
И сам он взмыл в воздух. Тигурий воспарил, и крошечные разряды ударяли в землю под его ногами, оставляя на ней выжженные шрамы. Вокруг его сурового лица зажглась череда рунических символов, невидимых простому глазу, но узнаваемых по течениям потоков энергии.
— Я — служитель либрариума ордена. Мое тело — проводник. Моя воля сильна, и несет она очищающее пламя возмездия!
На мгновение установилась тишина, будто само время замерло. Но в следующий миг ударила буря, подобная мощнейшему потоку, прорывающему дамбу. Волна энергии устремилась вперед, вгрызаясь в артиллерийские установки, разрушая их и обращая живой металл в пепел. Молнии подожгли установленные Ультрамаринами заряды, и ослепительные столбы пламени взметнулись вверх.
Молнии не щадили и некронов, распыляя тех, кто оказался близко, и изгоняя духов, что таяли, подобно инею под лучами зимнего солнца.
Исчез свет столь же неожиданно, как и возник. Тигурий рухнул на колени — силы окончательно покинули его.
Сципион взбежал на вершину хребта, но библиарий отмахнулся от него.
— Я жив, — сказал он, хоть и было видно, насколько он ослабел. Глаза Тигурия словно всматривались куда-то. — Вуаль исчезла. Я могу видеть.
Из тумана появлялись остальные Ультрамарины. Браккий и Гаррик, несущий свою ракетную установку. Ларгон чуть позади них. Он тоже что-то нес, держа обеими руками, но доспехи других заслоняли обзор, и Сципион не видел, что именно. Его больше волновал Тигурий.
— Мой лорд?
— Вуаль исчезла, — повторил библиарий, словно войдя в транс, его взгляд при этом остекленел, — и будущее раскрылось передо мной, словно бриллиант, на гранях которого отмечены все возможные пути судьбы.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:29 | Сообщение # 157



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Сципион подошел ближе и аккуратно положил руку на плечо Тигурия.
— Мой лорд, — прошептал он, умоляя поведать им истину.
— Герой падет, сраженный смертоносным клинком, — выдохнул библиарий. — Вариации будущего калейдоскопом проносятся передо мной, перебивая друг друга, разбиваясь на части и собираясь вновь. Картина раздроблена, но суть ее одна на всех гранях.
— Кто падет, мой лорд? Кого мы должны защитить? — остальные собрались вокруг него, все, кроме Ларгона.
Глаза Тигурия прояснились. Он обхватил запястье Сципиона, и в жесте этом чувствовался страх.
— Сикарий.
Холод наполнил грудь Сципиона, а конечности словно налились свинцом. Предвидение было величайшим психическим талантом Главного библиария. И ошибался он крайне редко.
«Сикарий падет». Слова, бившиеся в разуме Сципиона, казались нереальными. Он стряхнул руку Тигурия, отчего библиарий сполз на землю, и резко развернулся.
— На таком расстоянии мы сможем связаться с Келленпортом? — спросил он Браккия.
— Только не в горах.
Сципион бросил взгляд на Тигурия. На психическую связь тоже рассчитывать не приходилось.
Щелкнул вокс в ухе Сципиона. Это был Октавиан:
— Последние заряды установлены. Что дальше, брат?
— Полная эвакуация из Холмов Танатоса, немедленно, — ответил сержант.
— На нас напали? — спросил по связи Вандар.
— Нет, но до нас дошли ужасные вести. Капитан Сикарий в опасности.
Сципион уже вскочил на ноги.
— Помогите ему, — сказал он, уступая место Браккию и Гаррику, чтобы те поддержали Тигурия.
Катор вытянул руку. Весь его стан выдавал глубокую печаль.
— Подожди…
— Нет времени, брат. — Сципион хотел было отмахнуться от него, но его взгляд вновь упал на Ларгона. Теперь он увидел, что Ультрамарин несет тело, недвижимое, обмякшее тело.
Еще одна ледяная игла пронзила мозг Сципиона, в этот раз несущая горькое чувство вины.
— Что?
Ларгон склонил голову, бережно прижимая к груди человеческую фигуру.
— Большая часть партизан погибла. Люди не пережили эту битву.
На руках у него покоилось тело девушки, холодное и безжизненное.

Элиты некронов оказались крепкими созданиями, но для клинка Праксора это не было помехой. Силовой меч гудел, разрубая каркас одного из них в поисках ключевых систем, что оживили эту тварь. Сержант вонзал потрескивающее лезвие все глубже, пока рукоятка не уткнулась в металлическое подобие кости и существо не исчезло в фазовом сдвиге. Его Щитоносцы боролись изо всех сил. Вспышки близких болтерных залпов сверкали в ночи. Потоки жидкого прометия окатывали ослепительным пламенем вражеские порядки. Ультрамарины шли за своими вдохновителями, Сикарием и его Львами.
Хоть темный покров и опутывал мысли Праксора, он чувствовал подъем и уверенность от присутствия своего лорда. Пред лицом такой славы не страшно было даже умереть, ибо смерть эту воспоют в анналах вечности. Со своей позиции Праксор отлично видел капитана.
Разящий врага Сикарий являл собой зрелище поистине величественное. Клинок Бури сверкал, подобно сжатой в кулаке молнии, низвергая на врагов вихри праведного гнева. Нетрудно было понять, почему так много людей следовало за капитаном и почему о нем с придыханием говорили и Агемман, и даже сам лорд Калгар. Амбициозный и высокомерный, он воплощал в себе непревзойденные навыки, отвагу, хитрость и безрассудную браваду. Он воплощал Ультрамар.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:29 | Сообщение # 158



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Дацеус и Гай Прабиан шли перед ним, прорубая для Сикария путь через ряды некронов, чтобы тот мог найти своего врага, верховодящего механоидами. Агриппен сражался с не меньшим рвением — исковерканные тела некронов разлетались во все стороны с каждым ударом силового кулака дредноута, телепортируясь еще прежде, чем упасть на землю. В ближнем бою он решил отказаться от плазменной пушки, вместо нее орудуя встроенным в саркофаг тяжелым огнеметом, выжигая ярко-красные полосы посреди серебристой орды и испепеляя тела некронов. Неудачливый рейдер попался ему под ногу, и уже через мгновение дредноут раздавил его.
— За Макрагге! За лордов Ультрамара!
В небесах Праксор увидел пламенные следы Иксиона и Страбо, сражавшихся с летающими орудийными платформами некронов. Один из штурмовиков, подобно метеору, рухнул на землю — изумрудные разряды опутали его, раздирая на части доспех, пока безумная мясорубка внизу не скрыла его из виду.
Где-то в стороне в бой вернулись опустошители, выкорчевывая целые борозды среди моря врагов.
Сержант Атавиан сотворил победный жест, когда лазпушки его бойцов разрезали напополам конструкта-паука. Залпы других орудий косили меньших по размерам механических жуков, расплавляя их тела мощными микроволнами или испаряя в ярких вспышках плазмы.
Повсеместно Ультрамарины шли в атаку, сражаясь подобно древним воителям легиона, что ступали по земле рядом с Жиллиманом. Но, несмотря на их беспримерный героизм, все больше и больше некронов перебиралось через разрушенную стену и наводняло Ксифос. Лишь одна вещь могла сломить эту патовую ситуацию, и Праксор уже увидел ее.
Этот монстр был выше остальных, и его архаичного вида облачение свидетельствовало о королевском происхождении. Позолоченное тело лорда некронов переливалось серебром в лунном свете, и лишь близкие оружейные вспышки проявляли его истинный охристый оттенок. Череполикую голову венчала корона с красным камнем спереди. Синий нагрудник свисал с его шеи, а на руках красовались резные браслеты. Костлявыми пальцами чудовище сжимало пульсирующую от сокрытой внутри энергии косу, испещренную ксеносскими письменами. И когда его взгляд упал на Сикария, изумрудные глаза вспыхнули ярче прежнего.
— Я — Не-мертвый, воплощенный рок…

Едва завидев повелителя некронов, Сикарий вложил плазменный пистолет в кобуру. Он хотел сразиться с монстром на равных. Этого момента он долго ждал, и теперь, когда тот настал, капитан был готов.
— Мы — убийцы королей, — раздались из решетки вокса его слова. Разряд энергии пробежал по лезвию Клинка Бури.
Он покажет этой твари настоящую битву.
Сикарий устремился вперед, дав Львам сигнал не следовать за ним. На мгновение ему показалось, что придется разбираться еще и с телохранителями повелителя, но Немертвый приказал им разойтись в стороны.
Это был странный, почти ритуальный жест.
Сикарий первым нанес удар. Раскрутив меч, он рубанул по руке лорда некронов. Не-мертвый не смог своевременно защититься, и глубокий порез протянулся через древний металл. Рассеченные браслеты посыпались на землю, словно сокровища из распахнувшегося сундука. Модулированный крик вырвался изо рта некрона, но лицо его оставалось совершенно бесчувственным.
Коса прочертила в воздухе широкую дугу, не давая Ультрамарину завершить начатое. Тот парировал, обжигающие искры наполнили воздух, когда два орудия столкнулись. Соперники отпрянули друг от друга.
Сикарий вновь пошел в атаку, целясь в живот некрона, но удар ушел в сторону, отбитый древком косы. Ответный удар угодил по шлему капитана, на мгновение тот замешкался, но быстро вновь принял боевую стойку и отвел выпад, направленный ему в грудь.
Ультрамарин полоснул врага размашистым вертикальным ударом, прорубая глубокую рваную рану на теле некрона. В тот же момент рукоятка косы врезалась ему в беззащитное плечо, отчего вся рука онемела. Сикарий снова отпрянул, но на этот раз монстр не собирался уступать.
Не-мертвый был существом тяжеловесным и медлительным, но при этом невероятно мощным. Каждый его выпад по силе мог сравниться с выстрелом танка. Сикарий рванул на врага, обрушивая град ударов на туловище некрона. Некоторые монстр парировал, другие же приняла на себя его практически непробиваемая броня, а затем лорд молниеносным движением пронзил нагрудник Сикария.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:30 | Сообщение # 159



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Когда капитан закричал, дурное предчувствие охватило Праксора. Он бросился туда, где развернулась дуэль, как и Львы, но предупреждающий жест Сикария заставил ветеранов остановиться.
С каждым ударом повелитель некронов набирал скорость, раскручивая свою кошмарную косу. Со змеиным проворством оружие разрезало наплечник Сикария. Тот же устремился вперед, схватив меч двумя руками и вложив всю силу в удар, пришедшийся на руку некрона. Только некрона это не остановило, и его крик боли превратился в смех.

В ярости Сикарий бросился на Не-мертвого, и разящий Клинок Бури в его руках словно стал воплощением бурлящего гнева капитана. Под ударами Не-мертвый отступил на шаг, и капитан почувствовал, что чаша весов постепенно склоняется в его пользу…
…пока вспышка энергии, сорвавшейся с раскрытой ладони некрона, не перегрузила визор шлема, ослепив Сикария. Изумрудный обжигающий свет заполонил мир капитана. Он отпрянул, расцепляя крепления и срывая шлем с головы. Сморгнув блики в глазах, Сикарий отразил расплывчатый выпад врага. С громким звоном нисходящий удар обрушился на его меч, вынуждая опуститься на одно колено.
Зрение еще только возвращалось к капитану. Он выхватил плазменный пистолет из кобуры и выстрелил. Заряд попал Не-мертвому под подбородок, вывернув вверх голову некрона и испарив часть его челюсти. Отброшенный силой залпа, повелитель ослабил давление на косу, и Сикарий смог подняться на ноги.
Вот оно!
Ультрамарин уже был готов разрубить Клинком Бури бесплотный череп Не-мертвого, когда что-то врезалось ему в бок, и он замер.
Боль тысячами раскаленных игл пронзила тело капитана. Не веря случившемуся, Сикарий опустил глаза на лезвие косы, прошедшее сквозь доспех, и холод охватил его. Вокруг словно воцарилась невесомость, и он понял, что его оторвало от земли. Пальцы отказались подчиняться, и Клинок Бури выскользнул из руки, со звоном упав на землю рядом с отброшенным шлемом. Кровь хлынула в рот, словно медью обдав распухший язык, и капитан сплюнул ее прямо на золотой панцирь Не-мертвого.

Когда лезвие вошло еще глубже в плоть, геновоин издал преисполненный страдания вопль. Не-мертвый бесстрастно взирал на это.
— Я — рок, — проскрежетал он, а затем крики остальных людей заняли его внимание. Воины в кобальтово-синих доспехах уже шли за ним.

Небрежно сброшенный с косы, словно мусор, Сикарий рухнул на землю и замер. Мгновенно Львы окружили его, а телохранители лорда некронов собрались вокруг своего повелителя.
— Нет! — Крик непокорности сорвался с губ Праксора. Он повел Щитоносцев в атаку на некронских элитов, безо всякой жалости разрывая их на куски и прокладывая путь к своему командиру. Но все было бесполезно. Он потерял Сикария среди массы тел, но зрелище падающего возле шлема меча капитана навсегда отпечаталось в его разуме.
Он видел знамя, вопреки всему удерживаемое Вандием, а рядом с ним был брат Маликан. Дацеус и Гай Прабиан вели воинов. Они несколькими ударами сразили двух стражников, а затем разрубили их на части. Величественные, словно статуи, он возвышались над телом Сикария, не позволяя никому приблизиться. Венацион склонился над ним, совершая ритуалы помощи. Но сердцем Праксор знал, что уже поздно. Сикарий умер.

Глава двадцать седьмая
К тому моменту, как Ультрамарины покинули горы и добрались до границ Холмов Танатоса, Тигурий уже более-менее оклемался. Поддерживаемый силой собственной воли, он выпрямился и шел безо всякой помощи, хоть и опираясь на свой жезл.
Эвакуация из гор проходила в тишине. Ведомых Сципионом и его Громовержцами Ультрамаринов подгоняло гнетущее чувство горечи вперемешку с неотложностью. Над их капитаном нависла более чем серьезная опасность, но, пока не восстановится связь, они были бессильны что-либо с этим сделать.
— Проверь еще раз, — сказал Сципион, когда ледяные высокогорья остались позади, уступив место раскинувшейся до горизонта пустынной тундре. Вечные метели властвовали здесь, гоняемые лютыми арктическими ветрами из одного региона в другой. Погода все еще мешала связи с их далекими братьями.
Браккий лишь покачал головой.
Они двинулись дальше. Сципион бросил взгляд на Джинн. Двое уцелевших партизан несли ее на самодельных носилках. Прочие погибли, навеки остались на том плато, где камень и снег схоронят их тела. Сципион сверился с расстоянием до плато на своем тактическом дисплее. Еще несколько километров — и можно будет подрывать заряды, что сровняют с землей артиллерийскую батарею некронов.
Мысли его вновь вернулись к Джинн. Тогда он оставил ее, бросил на произвол судьбы. Так было нужно, ибо Тигурию грозила беда. Но избавиться от чувства вины он тоже не мог.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:31 | Сообщение # 160



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


. Если бы не он, девушка и ее бойцы никогда бы там не оказались. Сципион надменно упрямствовал, уверовав в возможность застать некронов врасплох, смести их и уничтожить орудия без потерь. Но он не принял в расчет человеческие жизни. Это заставило его вспомнить чуть более раннюю атаку на лагерь и гибель Ортуса. Брат Ренатус также скончался от ранений в ходе этой злополучной миссии. Несдержанность Сципиона аукнулась всем им.
Слова Юлуса, сказанные, кажется, уже очень давно на палубе «Возмездия Валина», вспыли в памяти: «Ты становишься похож на него».
Он был прав. Смерть Ортуса изменила Сципиона, пусть он только сейчас сам это осознал.
Он надеялся, что Джинн выживет.
Вокс в шлеме затрещал — Браккий сумел наладить связь с остальными.

Агриппен неистово ворвался в серебристую орду. Разодрав на куски последнего некрона-бессмертного, он обрушил свой гнев на почетную стражу. Одного он сразил ударом силового кулака, другого — сжег в пламени огнемета, приставив оружие так близко, что прометий опалил его собственную броню.
Лорд некронов с ненавистью взирал на дредноут, и глаза его пылали яростным пламенем. Сикарий ранил его — лицо Не-мертвого застыло в процессе регенерации. Агриппена это не волновало. Он с размаху обрушил силовой кулак на врага, превращая позолоченного лорда в груду металлолома.
Уничтожение повелителя вызвало волну шока, пронесшуюся по рядам некронов. В едином порыве они стали отступать. Но дредноута было уже не остановить — он безжалостно разрывал на части бегущих механоидов.
Приняв на себя командование, Агриппен повел Ультрамаринов вперед. Остались только Львы, защитным кольцом окружившие своего павшего капитана.
Космодесантники гнали некронов по камням все дальше в пустоши. Беспорядок и смятение сделало некронов легкими жертвами. Воины Сикария до дна испили чашу мщения, собрав обильную жатву вражеских жизней и окончательно очистив от врага земли вокруг Келленпорта.

Юлус услышал позади себя радостные возгласы, когда люди Дамноса своими глазами увидели поражение некронов. Подобно своим боевым братьям, он чувствовал душевный подъем. Но, когда он увидел Львов Макрагге, кордоном собравшихся вокруг тела капитана, чувство торжества притупилось. Его сменила жажда мести, желание стереть врага с лица этого мира.
Идя в тылу армии, рядом с опустошителями, Юлус погнал своих Бессмертных вперед и встретился глазами с сержантом Атавианом.
— Сикарий пал.
Как и у Юлуса, лицо Атавиана не выражало ничего.
— Он мертв?
— Львы выглядят похоронным караулом.
Его перебил резкий скрипучий голос капеллана Трайана:
— Если он погиб, мы воздадим ему почести. Но сейчас пусть наши болтеры и клинки поют литании ненависти!
Размахивая крозиусом, он повел их за бегущей ордой некронов. Юлус следовал прямо за ним, Атавиан из-за тяжелого вооружения слегка отстал.
Внезапно кто-то схватил Юлуса за руку. Сержант, уверенный, что это поднялся один из ранее поверженных механоидов, уже приготовился ударить, но, обернувшись, он увидел Праскора. Тот был без шлема, и глаза его были широко раскрыты.
— Брат? — вымолвил Юлус.
— Он мертв. Я своими глазами видел его поражение. Капитан Сикарий погиб.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:31 | Сообщение # 161



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Печаль Юлуса сменилась твердой решимостью:
— Тогда мы отомстим за него.
Больше часа Ультрамарины преследовали отступающих некронов до самых границ Аркона-сити. Механоиды, неспособные защититься или инициировать какую бы то ни было полезную тактику, гибли тысячами. Без своего повелителя они лишились направляющей силы, превратившись в безмозглых дронов. Даже грозных элитов, казалось, замкнуло на единственном варианте действий — полномасштабном отступлении.
Таинственный фазовый генератор телепортировал части конструктов обратно в их глубинную гробницу на всем пути к северным полярным пустошам. Никто из Ультрамаринов ни разу не видел этого устройства, и, похоже, его успели отвести еще до их появления.
Лишь когда исчезли последние из некронов, отозванные либо уничтоженные, Агриппен, утолив свою ярость, дал приказ остановиться. Ультрамарины начали долгое шествие обратно к Келленпорту.

Когда Сципион добрался до города, солнце стояло высоко в холодном голубом небе Дамноса, придавая бурый оттенок опутавшей стены дымке.
Ультрамарины, участвовавшие в миссии в Танатосе, под началом Громовержцев проходили через ворота Келленпорта — и в это время огромный столб зеленоватого пламени взвился над далекими холмами. Взрыв столь колоссальной мощности был виден даже из города. Пилонов и гаусс-орудий больше не стало. Такого количества взрывчатки хватило, чтобы обрушить весь горный склон и похоронить их под толщей обломков.
— Сержант Вороланус?
Это был Тигурий. Сципион остановился и повернулся лицом к библиарию.
— Я позабочусь о нашем капитане, — произнес тот. — Пока что командует Агриппен.
Сципион поклонился, соглашаясь.
Перед тем как разойтись, Тигурий на мгновение замер.
— Там, в Холмах Танатоса, я видел отвагу и стремление к самопожертвованию. Теперь ты знаешь, кто ты, брат. Помни это.
Библиарий растворился в суматохе города, уже готовившегося к прибытию бронетехники Ультрамаринов. Несколько отделений дозором встали на укреплениях рядом с солдатами Дамноса.
Ни Агриппена, ни Львов нигде не было видно. Сципион посчитал, что они устроили совет, продумывая стратегию обороны города. И по крайней мере двух сержантов там не было. Оставив Браккия за главного, Сципион распустил Громовержцев. Его взгляд упал на Джинн, которую как раз несли к ближайшей медицинской станции. Но он прогнал тягостные мысли и обернулся, чтобы встретить своих братьев.
Крепко обняв Сципиона, Юлус произнес:
— Рад, что ты жив, брат.
Сципион безрадостно засмеялся.
— Звучит так, будто ты в этом сомневаешься. — Он обратился к Праксору: — Брат?
Тот подавленно смотрел в землю, и стан его согнулся под тяжестью позора. Праксор поверил в смерть Сикария, и этот фатализм сделал его таким же, как те жители Дамноса, которых он сам считал недостойными спасения.
Да, капитан был серьезно ранен, но по-прежнему жив. Истина эта открылась уже после того, как площадь очистили от врага и Венацион объявил Львам, что их лорд все еще дышит. Сейчас он, окруженный своими верными воинами, находился под опекой апотекария. Но в этой войне Катону Сикарию больше не было места. При первой же возможности его переправят в Апотекарион на борту «Возмездия Валина», где он сможет излечиться.
Сципион положил руку на плечо Праксора.
— Никто из нас там не был. Мы не видели того, что видел ты.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:32 | Сообщение # 162



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Мне следовало знать, но вместо этого я доверился сомнениям.
— Каждый из нас троих многое осознал за время этой кампании. Признаюсь, никогда не думал, что ледяной шар вроде этого мира станет местом для откровений.
В этот момент вмешался Юлус:
— Мы здесь еще не закончили. — В руках он держал инфопланшет, на котором отображалась карта северных регионов планеты. — Некроны движутся на север. Сканирование выявило там сильную сейсмическую активность.
Выдохнув, Сципион дал волю своей злости:
— Ты хочешь сказать, что всеми своими стараниями мы просто отбросили их назад?
Юлус кивнул:
— Получается, что так.
— Столько жертв ради такой незначительной победы!
— И впереди их будет еще больше.
Сципион на мгновение углубился в собственные мысли, а затем похлопал братьев по наплечникам:
— Во славу Ультрамара, да будет так.
Праксор решительно кивнул, а Юлус даже изобразил зверскую ухмылку.
Все трое посмотрели вверх, где за облаками показались очертания огромного корабля. Шум двигателей оглушал даже на таком расстоянии, и можно было видеть, как более мелкие суда отделяются от него.
«Возмездие Валина».
Ультрамарины на стенах и на площадях, ополченцы и бойцы Гвардии — каждая живая душа на Дамносе подняла глаза к небу.
Из динамиков раздался голос Антарона Хроноса, танкового командира и ветерана Ультрамаринов:
— Небеса чисты, — возвестил он, силясь перекричать грохот машин на заднем плане. — Братья, мы идем.

Эпилог
Анкх предвидел такой исход. Не благодаря какому-нибудь прозрению или шестому чувству — на то указывала холодная логика. Кончина Не-мертвого была неминуема, равно как и отступление некронов. Гибель же Тахека он подстроил сознательно, и теперь небеса оказались открыты для генотворных воителей, дав им возможность подвести свои корабли и высадить на поверхность технику. Это вселит в их души надежду, заставит поверить в то, что победа близка.
Такая мысль позабавила Архитектора. В глубинах катакомб возвращались к жизни тысячи, десятки тысяч его пауков и скарабеев. Разбитые на поверхности фаланги были лишь малой толикой того, что скрывала земля, люди еще не видели самых ужасных созданий. Пока наверху бушевала битва, Анкх занимался их пробуждением.
Он ощутил касание древнего разума. Сейчас Анкх находился в мрачных, отливающих призрачным изумрудным сиянием королевских покоях. И, взирая на раскинувшиеся вокруг катакомбы и на орды, медленно сбрасывающие с себя оковы сна, он увидел перед собой пару глаз, вспыхнувших в темноте.
Анкх сделал шаг назад и опустился на колени.
— Мой господин, — прошептал он, поймав на себе взгляд Владыки.
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Ник Кайм,Падение Дамноса.
Страница 11 из 11«1291011
Поиск: