Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 8 из 11«1267891011»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Ник Кайм,Падение Дамноса.
Ник Кайм,Падение Дамноса.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:09 | Сообщение # 106



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Юлус просканировал третью стену, на минирование которой ушли практически все запасы взрывчатки. Гул становился все громче, а дрожь под ногами — сильнее. Кое-кому из бойцов на укреплениях пришлось схватиться за что-нибудь, дабы не упасть.
— К бою! — крикнул сержант, а Бессмертные по цепи передали приказ остальным. Вся линия обороны, включая и бойцов в предместьях, пришла в состояние предельной готовности.
Космические десантники могут пребывать в боевом напряжении часами и даже целыми днями. Генетически улучшенная физиология позволяет им справляться с поистине колоссальными нагрузками, непосильными для простого человека. Но у натянутого сухожилия или мышцы есть свой предел. Потяни сильнее — и сухожилие порвется.
Дрожь все никак не унималась.
Люди, казалось, уже готовы были сломаться.
Даже несмотря на отсутствие вокс-станции, голос Юлуса громом зазвучал на городом, эхом отдаваясь от стен:
— Держать позиции!
Он вновь осмотрел третью стену. По развалинам были разбросаны датчики движения, и некронам никак не удалось бы обойти их все. Сержант перевел взгляд на пустыри, куда смотрели орудия защитников, хоть и понимал, что ни один враг не сможет ступить туда, не миновав третью стену. Где же огонь? Где взрывы? Где ливень шрапнели, который он приготовил для некронов? «Давайте, идите сюда… Мы обрушим на ваши головы смерть».
— Где они? — прошипел Колпек. Обычно ополченец стойко держался, но сейчас по нему было видно, что он на пределе.
Юлус жестом приказал ему замолчать.
— Они уже близко. Будь готов, брат.
Слово сорвалось с языка само собой, на автомате, но он не стал брать его обратно. Сержант увидел, насколько сильно оно взбодрило Колпека, вселило в него мужество. Юлус не сомневался: в другой жизни из парня получился бы отличный космодесантник.
— Я с тобой, брат-Ангел.
— Взаимно, — пробормотал Юлус. Поначалу идея разбить отделение казалась непривычной и негодной. Юлус бы предпочел сражаться бок о бок со своими братьями, но Колпек был хорошим солдатом и приятным компаньоном. По правде говоря, он никогда прежде особо не задумывался о людях. Враг, с которым им пришлось столкнуться, бросил настоящий вызов силе и духу Ультрамаринов, но оставались еще эти мужчины и женщины, непокорные, готовые защищать свои дома до последнего вздоха. Их воля стала важным уроком для Юлуса, и он был горд сейчас находиться среди них.
С оборонительных укреплений стала осыпаться крошка, в воздух поднялись клубы пыли. Гвардейцам на огневых точках приходилось крепко держать опоры своих орудий, чтобы те не двигались и не сбивался прицел. Несколько бойцов для устойчивости прислонились к стенам. Кто-то молился, сложив руки в знак аквилы. Остальные же уцепились друг за друга, чтобы было проще держаться.
— В ваших венах лед, — сказал им Юлус, и ветер разносил его слова, — а воля ваша крепка, как сталь.
Испуганный ополченец с ракетной установкой в руках махнул в сторону снежной бури.
— Но как нам быть, если мы не видим их? Что если они уже над нами?
Юлус рыкнул на него:
— Умерь свой страх и запри его в глубинах души. Я увижу их приближение.
Сказанное было неправдой. Юлус сам видел не дальше, чем этот перепуганный ополченец. Сколь же быстро отчаянная человеческая отвага может истлеть, когда приходится стоять в бездействии перед лицом чего-то неизвестного… Во всей Вселенной не найти кошмаров, сравнимых с теми, что порождает человеческий разум. Там правят демоны и монстры, и никакие мечи или пушки не спасут от них. И потому именно разум космодесантники защищали больше всего прочего.
Но и люди пока что держались.
Крик эхом разлетелся по укреплениям, а следом за ним раздался грохот дробящегося камня — рухнула часть стены. Огромные столбы пыли вперемешку со снегом и гравием гейзерами взметнулись в воздух всего в каких-то пятидесяти метрах от позиции Юлуса. Серые клубы опутали людей, чьи крики тонули в шуме обвала.
С другой стороны упала еще одна секция стены, развалившись на две части, словно все ее основание в мгновение ока превратилось в труху.
Соображая, на каком участке лучше всего будет сосредоточить внимание в первую очередь, Юлус потянулся к воксу. Он высматривал в пылевом облаке хоть какие-нибудь признаки атаки некронов, когда внезапно Колпек сорвался со своего места и побежал к лестнице, ведущей на нижние уровни.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:09 | Сообщение # 107



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Боец, вернись и сражайся! — прокричал Юлус ему вслед. Гоняться за ним не было времени. Что-то происходило со стеной, но он не мог понять причину этого. Сержант бросил взгляд на третью стену, но тамошние мины и взрывчатка остались нетронуты. Не было ни лазерного огня, ни болтерных залпов. Колпек же спустился по лестнице и со всех ног припустил к площади Ксифоса.
«Вот тебе и человеческая отвага», — горько подумал Юлус. Похоже, война сломала этого человека. Трещины всегда трудно заметить, а потом заделывать их становится слишком поздно.
Хорошо хоть остальные бойцы Первой Сотни мужественно держались. Когда Колпек сбежал, Юлус бросил на них испепеляющий взгляд, одной лишь силой воли запрещая им двигаться. Но и без того никто не дернулся.
Отбросив в сторону грустные мысли, словно пустую обойму или затупившийся клинок, Юлус рявкнул в вокс:
— Аристей!
Он был ближе других Ультрамаринов к месту второго обрушения. Сам Юлус командовал той секцией стены, где произошел первый обвал.
Ответ Аристея был едва слышим за статическими помехами из-за воздушной взвеси, искажавшей сигнал даже на таком близком расстоянии.
— Ничего, брат-сержант. Я вижу…
Голос пропал, остались лишь шипение и потрескивание.
— Повтори. Я не понимаю, брат.
— Дыра, брат-сержант! Огромная дыра открылась в земле прямо под стеной!
Юлус услышал крики на том конце линии и живо представил себе судьбу тех, кому не посчастливилось оказаться на стене в момент обрушения. Между тем Аристей продолжал:
— Я смотрю внутрь. Там…
Настала пауза, пока Аристей сверялся со своими авточувствами и осматривал дыру в различных визуальных спектрах.
Терпение Юлуса было на исходе. На них напали, но они до сих пор не имели понятия, кто именно и откуда ожидать следующего удара.
— Говори, брат. Что ты видишь?
— Темноту, одну лишь темноту.
Согнувшись за зубцом стены и одним глазом присматривая за медленно рассеивающимся облаком пыли над их головами, Юлус нахмурился.
— Твой визор неисправен? А что показывают инфракрасный и ночной режимы?
— Ничего, брат-сержант. Там все черно, словно кто-то разлил нефть. Визуальные фильтры эффекта не дают.
— В общем, ничего хорошего, — проговорил внезапно возникший рядом Колпек. Поседевший шахтер совсем запыхался. В руках он сжимал странное устройство — длинный металлический штырь с чем-то вроде инфопланшета на одном из концов. Очевидно, именно за ним Колпек поспешил сразу после атаки. Юлус никогда раньше не видел таких устройств, но, судя по строению, это был какой-то сейсмологический прибор.
— Солдат не должен покидать свой пост, боец Колпек. — Голос Юлуса был суров, но на длительные внушения не оставалось времени. Он хотел знать, что там нашел Фалька.
— Прошу прощения, брат-Ангел, но я действовал по интуиции. — В его ответе практически не чувствовалось сожаления, которого ожидал Юлус. — Я же шахтер, а не солдат.
Он потряс в руках свой прибор. Экран был заляпан грязью и покрыт изморозью, но на нем виднелась серия волнистых линий вдоль трех горизонтальных осей.
— Они под нами.
Три линии являлись показателями глубины. Последняя, обозначавшая самый нижний слой, была рваной и зазубренной. Юлус наконец понял замысел некронов. Подкоп являлся одной из основных осадных тактик, совершенствовавшейся тысячелетиями непрерывных войн. Здесь, на Дамносе, некроны также использовали свое техническое преимущество — маскировали перемещения под покровом искусственной тьмы.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:09 | Сообщение # 108



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Юлус схватил приемник вокса, в спешке едва не раздавив его своей мощной рукой.
— Аристей, выжги ее! Выжги чертовы дыру! Механоиды прокопали туннели под нами! Огонь по провалам из всех стволов! — закричал он уже своим бойцам, бегом проносясь по укреплениям, с каждым шагом покрывая больше трех метров. — Развернуть орудия! Превратите там все в пекло!
Уже на полдороге к месту первого обрушения Юлус почувствовал, как под его ногами земля заходила ходуном. Он потерял равновесие и рухнул вниз. Еще одна дыра раскрылась прямо перед ним. Кто-то из первосотенцев влетел в нее, не успев вовремя остановиться или отпрыгнуть. Бесславный конец для любого храбреца. Юлус, подгоняемый инстинктом самосохранения, подтянулся и схватился за каменную глыбу, выступавшую из разбитого вала.
Он глянул вниз, в разверзшуюся бездну, и увидел ту темноту, что описывал Аристей. Сержант, едва ли не физически ощущая в ней присутствие чуждого, инородного разума, отстегнул от пояса оружие и выстрелил.
Грохот выстрела прокатился по туннелю, многократно отразившись эхом от сводов. Пусть темнота и скрывала под собой наступающих скарабеев, Юлус не думал, что тут вообще возможно промахнуться. И как только снаряд поразил первого жука, иллюзия рассеялась, и тьма исчезла, обнажив шипящий рой этих созданий. Они взбирались по стенам провала, вырытого черт знает каким другим чудовищем или устройством. В естественной тени впадины их глаза сверкали крошечными изумрудами, жадно звякали металлические жвала.
Когда на них обрушился болтерный огонь Юлуса, поток скарабеев рассеялся в стороны — огненные следы снарядов пронеслись мимо. Пальцем зажав спусковой крючок, сержант широким жестом провел болтером из стороны в сторону. Все еще держась одной рукой за скол стены, Юлус издал бессловесный вопль.
Всех их ему не убить. Даже с льющимся сверху массированным лазерным огнем скарабеи все равно быстро доберутся до поверхности. По его оценке, здесь были сотни этих существ, место каждого убитого занимали сразу четверо, а боеприпасы стремительно подходили к концу. Внезапно Юлус заметил под копошащейся массой членистоногих тварей что-то вроде насыпи или большого бугра. Сменив прицел, он выпустил в него последние несколько зарядов. Скарабеи вокруг бугра разлетелись в стороны, словно куски абляционной брони, раскрыв под собой существо несравненно большее. Оно двигалось медленнее остальных, но и панцирь его оказался более прочным — он поглотил энергию от попадания разрывных болтов, даже не дернувшись. Юлус гадал, насколько целесообразно будет выхватить цепной меч и, прыгнув в дыру, собственноручно убить эту тварь, — и в этот момент она выставила в его направлении лапу с закрепленным на ней гаусс-бластером и выстрелила.
Луч ударил в силовой доспех Ультрамарина, и Юлус закричал. Керамит под воздействием технологий некронов стал облезать буквально на глазах, и за считаные мгновения поножи Юлуса превратились в изъеденную ржавчиной металлическую массу.
Боль была настолько сильной, что космодесантник выронил пистолет. Рука, сжимавшая камень, дрогнула. Еще несколько таких «бугров» показались из роя скарабеев, уже почти добравшегося до сержанта. Из последних сил держась за край обвала, Юлус четко осознал, что падение равносильно смерти. Вечная ночь властвует в глубинах этих туннелей, такая же холодная и противоестественная, как и существа, потоком исторгающиеся из нее.
Внезапно чья-то рука обхватила его запястье, а затем еще одна, и еще. Юлус взглянул вверх и увидел над собой раскрасневшееся от напряжения лицо Колпека.
— Тяните! — кричал тот на других ополченцев из Первой Сотни, пытавшихся спасти своего командира. — Мы с тобой, брат-Ангел, — процедил Колпек сквозь сжатые зубы.
Только объединенными усилиями четырех человек удалось немного приподнять Ультрамарина. Все они были шахтерами, сильными мужчинами, привыкшими к изнурительной работе в шахтах подо льдами Дамноса, но никому из них еще не приходилось прикладывать столь много усилий ради столь малого эффекта.
Но Юлусу хватило и этого. Он размахнулся свободной рукой и, крепко ухватившись за кромку стены, подтянул свое тело вверх как раз тогда, когда еще один гаусс-луч ударил в камень в том месте, где только что был космодесантник. Ополченцы помогли ему выбраться на поверхность и отпрянули.
— Назад! Назад!
Бойцы бросились бежать, но сам Юлус развернулся к дыре и снял с пояса пару осколочных гранат. К этому времени первая волна скарабеев уже начала переваливаться через край провала. Не обращая на мелких тварей внимания, Юлус швырнул гранаты прямо в серебристую массу. Внизу раздался гулкий взрыв. Механический паук так и не показался на свет, и сержант возблагодарил Императора за то, что гранаты сделали свое дело.
На секунду он застыл, вытащив цепной меч и горя желанием разобраться с этим роем механических насекомых, но в итоге решил отступить вместе с остальными.
Колпек стоял позади него, дожидаясь командира.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:09 | Сообщение # 109



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Нужно убираться со стены, — сказал он, держа мелких существ в прицеле своего лазгана.
Юлус опустил оружие.
— Так делай это. Веди Первую Сотню. Пусть каждый отходит на площадь Ксифоса. Там у нас будет больше шансов удержать их.
Колпек кивнул и побежал, на ходу выкрикивая приказы своим людям, собирая их в группы и направляя вниз, на твердую землю.
Отцепив последнюю пару гранат, Юлус бросил их в приближающийся рой и спрыгнул со стены.
Вспышка взрыва расцвела позади него, каменная крошка и опаленные куски скарабеев забарабанили по доспеху Ультрамарина, тяжело грохнувшегося на брусчатку площади Ксифоса. Отсюда он увидел, что стена пробита по меньшей мере в шести местах и из каждой образовавшейся дыры наружу лезут толпы металлических насекомых. Огромные пауки, выбравшись на поверхность, тут же открывали огонь из своих гаусс-бластеров, заживо обращая людей в пепел.
— Тяжелым орудиям атаковать крупных механоидов. Уничтожьте их!
На другом конце площади загрохотали тяжелые стабберы. В пауков, оставляя за собой огненный след, понеслись ракеты. И, какими бы крепкими ни были эти твари и сколько бы всего ни могли вынести, они гибли — но и гвардейцы гибли тоже. Массовый организованный отход возымел эффект, но все равно враги давили людей со всех сторон. Стены опустели, если не считать тел погибших. Некоторые отряды не смогли вовремя среагировать в первые секунды прорыва и оказались погребены под волной некронов. Теперь даже их тела исчезли — скарабеи полностью сожрали их.
Позади людей была первая стена, и Юлус прекрасно понимал, что, если они хотят выжить, не говоря уже о том, чтобы отразить нападение, им придется отступать туда. Огромная дыра открылась прямо посреди площади Ксифоса, поглотив в своем бездонном чреве несколько статуй и множество бойцов Гвардии Ковчега — их преисполненные боли и ужаса крики некоторое время доносились из черной глубины. Юлусу показалось, что он заметил там какое-то громадное существо. Его тело было длинным, сегментированным, со множеством конечностей, но рассмотреть больше не удалось — тварь быстро скрылась в неестественной мгле, уступив место паукам и все прибывающим ордам скарабеев.
— Используйте зажигательные! — закричал Юлус, указывая на новую точку прорыва. — Зачистите эти дыры! Перекройте пути наступления!
Он увидел Аристея. На спине у него висела связка из трех баков, полных жидкого прометия. Он подбежал к дыре в земле и сбросил баки внутрь. Молниеносным движением выхватив болтер, космодесантник выстрелил им вслед, и фонтан жидкого пламени, необъятный, как колонны Храма Геры, заполнил собой дыру.
Взрывная волна сбила Аристея с ног, но он мгновенно поднялся и устремился к своему сержанту. Прочие Бессмертные также направлялись на соединение с ними, ведя за собой подчиненные им отряды гвардейцев.
Постепенно бойцы собирались вместе. Одиночных солдат быстро нагоняли и рвали скарабеи, но большая часть Гвардии Ковчега под руководством своих командиров-космодесантников организовала огневые рубежи и создала концентрированный заслон, наполнив воздух шипением лазерных лучей.
— Брат-сержант, — позвал Юлуса Аристей, остановившись рядом с ним и протянув ему свой болт-пистолет, — я не вижу у тебя гнева Императора.
В ответ Юлус ударил себя кулаком в грудь.
— Вот где я храню его, — сказал он, а затем улыбнулся и принял оружие.
Все больше гвардейцев стекалось через ворота к первой стене. Теперь, когда и бойцы на укреплениях наконец оживили свои орудия, огонь становился плотнее, и если раньше скарабеи и их более крупные сородичи казались сплошной серебристой волной, то теперь их натиск начал слабеть. Ни одна тварь не могла пробиться сквозь медленно отходящий кордон воинов Империума. Даже огромные пауки падали на землю, развороченные яркими лучами лазерных орудий на укреплениях. Но некроны были настойчивы, и с каждым разом все больше ксеносов бросалось прямо в жернова мясорубки. Подобно реке ртути, вышедшей из берегов, они постепенно окружали защитников Келленпорта.
По бокам, там, где присутствие Ультрамаринов было наименьшим, несколько отчаянно кричащих солдат оказались втянуты в механический рой.
Юлус велел сомкнуться теснее, но его бойцы уже и так стояли плечом к плечу, упершись спинами в ворота первой стены. Он понял, что под тяжестью непомерной массы некронских конструктов чаша весов склоняется отнюдь не на сторону людей. То, что началось как организованный отход в попытке отбросить врага, превратилось в отчаянную борьбу за жизнь.
Позади него раздался скрежет шестерен — пришел в действие механизм ворот. Створки раскрылись не широко, но достаточно для того, чтобы пропустить на площадь Ксифоса могучую боевую машину.
— Стены Чандрабада не падут никогда! — Мульти-мелта Агнациона выжгла широкую линию в стае скарабеев. Люди из Гвардии Ковчега поспешили убраться с пути дредноута, неуклюже рвавшегося в бой. — Ибо в вечности служу я ордену!
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:10 | Сообщение # 110



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


И хотя двигался он довольно медленно, а сервоприводы саркофага сочились маслом и источали пар, но, когда Агнацион вышел вперед, орда некронов дрогнула и отпрянула. Непоколебимый и беспощадный, почтенный воитель послужил для всех воодушевляющим примером. Все вместе они отбросили скарабеев назад.
Агнацион присоединился к Бессмертным и нескольким взводам Гвардии Ковчега.
Словно почувствовав тщетность своей атаки, машины, подобно механическим муравьям, разбежались и скрылись в норах, откуда прежде и появились.
Тем не менее огонь со стороны Гвардии не ослабевал, и в конце концов Ультрамаринам даже пришлось останавливать людей. Они только что пережили одно из самых кошмарных испытаний в своей жизни, и страх не желал отпускать их умы и руки, крепко вцепившиеся в рукоятки лазганов. Когда шум стрельбы наконец затих, тягостная тишина воцарилась над площадью Ксифоса. Снег постепенно скрывал следы только что закончившейся битвы. На земле остались лишь полуобглоданные останки мертвых гвардейцев, а все уничтоженные некроны телепортировались. Сцена была словно из жуткого сна.
Юлус возложил руку на все еще горячий корпус мульти-мелты Агнациона.
— Мы обязаны тебе нашими жизнями, Почтенный.
От дредноута, чьи эмоции были сильно ограничены, никто никогда не слышал проявлений гордости, он всегда говорил лишь сухими фактами.
— Я служу своему ордену во славу Ультрамара.
— Хорошо сказано, брат, — прошептал Юлус, смиренно склонив голову перед такой отвагой и нерушимой верностью.
Брат Гальвия был одним из Ультрамаринов, спустившихся с первой стены, чтобы поддержать окруженных защитников.
— Стоит ли нам вернуться ко второй стене и вновь занять ее? — спросил он.
Юлус покачал головой. От стены, подкопанной ходами некронов, теперь осталось лишь крошево, и построить там оборону не представлялось возможным. Он повернулся к съежившемуся неподалеку и пытавшемуся отдышаться Колпеку. Рядом с ним кого-то рвало.
— Найди еще таких сейсмографов, сколько сможешь, — приказал Юлус. — Расставь их вокруг кордона на удалении в десять метров.
— Я могу протянуть их вплоть до второй стены, — предложил Колпек.
— Нет. Десять метров, не дальше. И поторопись.
Колпек отсалютовал и, подозвав к себе нескольких самых верных людей, отправился выполнять приказ.
От вида раскинувшихся перед ними руин лицо Юлуса исказилось гримасой злости. Стоявший рядом Аристей заметил эту перемену настроения.
— Что-то не так, брат-сержант?
— Это лишь первая атака, проверка нашей силы, — ответил он. — Они вернутся.
Юлус не ожидал, что его предсказание сбудется так скоро, но, как только он договорил последнее слово, развалины второй стены озарились изумрудной вспышкой. Прямо в воздухе образовалась трещина, словно кто-то грубо прорезал саму ткань мироздания. Разлом стал постепенно расширяться, сначала превратившись в пятно света, а затем разросшись до большого портала. Зеленый свет внутри пульсировал и рябил, обрисовывая размытые тени, словно что-то из глубины пыталось вырваться наружу. Юлус не был в этом точно уверен, но ему привиделся длинный сияющий коридор, принимающий форму марширующих по нему некронов и растягивающийся с каждым шагом.
Еще один портал открылся в нескольких метрах от первого. Вскоре появился и третий. Глубоко в туннелях металлическое бряцание и шипение возвестило о возвращении скарабеев.
Кое-кто из стоявших на укреплениях бойцов Гвардии Ковчега стал показывать куда-то за пределы стен Келленпорта. Офицеры прильнули к прицелам и магноклям. Юлус слышал, как тяжелые орудия разворачиваются на новые огневые траектории.
Некоторые люди принялись неясно бормотать себе под нос. Несколько человек из передних рядов, завидев появление врага, попытались протолкнуться назад к воротам, но те уже закрылись.
— Удерживать позиции! — прокричал Юлус сквозь визг раскручивающегося механизма цепного меча. Он взмахнул оружием и острием указал на три портала и тени, идущие через них. — Смерть пришла за нами. Она закована в металл, и вместо органов у нее моторы. Но мы отбросим ее обратно, обратно в бездну! Веруйте в Императора!
Братья подхватили его громогласный клич; кто-то из Первой Сотни, включая Колпека, также повторил его.
— Веруем в Императора!
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:10 | Сообщение # 111



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Видя перед собой оборванных, но смелых ополченцев, посрамленные гвардейцы наконец бросили своим попытки сбежать и тоже принялись кричать:
— Веруем в Императора!
А затем, словно наперекор всему, прорезался одинокий голос Колпека:
— И в нашего брата-Ангела, Юлуса Фенниона!
Сержант хотел было упрекнуть его, но Гвардия Ковчега и ополченцы уже выкрикивали новое имя:
— Юлус Феннион! Брат-Ангел!
Неожиданно для себя Юлус ощутил прилив гордости. Но длилось это всего мгновение, пока тени монолитов не показались сквозь бреши в стене, а некроны окончательно не появились на свет.
— Не дай им сломить себя, — пожелал он Колпеку, когда гром выстрелов раздался на площади Ксифоса.

Летцгер обливался потом и уже провонял, как свинья. Но орудийный расчет справлялся хорошо — «Длань Хель» была готова к своему первому залпу.
— Пусть отведают! — прокричал он в рожок вокса.
Даже со всеми работающими гасителями и компенсаторами отдача орудия была колоссальной. Она сотрясла платформу, словно рука разъяренного бога, а раскаленная гильза ударила по ней, подобно гигантскому кулаку.
Необъятное облако пыли, дыма и земли взметнулось в точке попадания, скрыв из виду медленно движущийся строй монолитов. Похоже было на прямое попадание, тем более что Летцгер не допустил ни единой ошибки в вычислениях. А если еще учесть огромную массу и мощность снаряда… Никакое творение человека не смогло бы уцелеть после такого.
Кто-то из членов команды уже торжествовал, но в их восклицаниях и аплодисментах ликование в равной степени мешалось со страхом.
Летцгер остался у прицела. Хотя он носил затычки в ушах, после выстрела «Длани Хель» он слышал один лишь звон. Пушка была голосистой стервой, иногда капризной, но он любил ее — и то, что она могла делать.
Дым и пыль постепенно рассеивались, но обзору все равно мешал пар, исходивший от растопленного взрывом льда и снега.
— Покажись… — прошептал Летцгер. — Дай мне посмотреть на твою развороченную тушу…
Ему никогда прежде не приходилось стрелять по монолитам, он не знал, что должно было происходить с ними при уничтожении. Возможно, они тоже телепортировались куда-то, и он высматривает призрака, которого нельзя увидеть.
Картинка прояснилась. Летцгер ошеломленно откинулся в своем кресле, а его люди застонали от отчаяния. Они всё еще были там. Три некронские пирамиды двигались в сторону Келленпорта. Каким-то невероятным образом он промахнулся. Как именно, понять он не мог — кратер от попадания был чертовски огромным, не говоря уже о мощнейшей взрывной волне. Но факт оставался фактом: «Длань Хель» впервые его подвела.
Вытерев испарину со лба, Летцгер вновь приник к прицелу, пристально осматриваясь в поисках ответов. От зажатой в зубах сигары уже давно остался лишь сжеванный, слегка тлеющий комок. Он увидел что-то вроде щупалец тьмы, извивающихся вокруг тройки боевых машин. Они появились одновременно, словно подпитывая друг друга и создавая пугающую завесу, чудесным образом защитившую пирамиды.
Единственным облегчением, хотя бы временным, было то, что монолиты не стреляли из своих пушек. Они телепортировали войска на дистанцию атаки, но их энергетические матрицы оставались неактивны.
Опытному экипажу потребовалось бы шесть минут, чтобы зарядить, навести и выстрелить из «Ординатуса» вроде «Длани Хель». Летцгер всегда гордился тем, что его люди — лучшие. Когда он выкрикнул приказ к перезарядке, он знал, что его старая девочка вновь будет готова обрушить на врага свою ярость меньше чем через пять минут.
Глядя на медленно плывущие в их сторону монолиты, само существование которых попирало естественные законы физики, он крепко сжал браслет в форме аквилы на своем запястье.
— Давай, милая, — сказал он, поглаживая ствол орудия. — В этот раз не подведи…
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:10 | Сообщение # 112



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Аданар бежал по стене, когда громыхнул первый выстрел «Длани Хель», и он, даже зная, что находится не на своем месте, остановился, чтобы посмотреть на колоссальную пушку в действии. Ударная волна, ощущаемая даже здесь, на стене, приободрила командующего. Но сердце его едва не замерло, а душу хватил могильный холод, когда он взглянул в магнокль капрала Хьюмиса и увидел, что удар не задел монолиты. Ему казалось, что ничто не способно пережить взрыв такой силы.
Позади него, на площади Тора, наперебой загрохотали сверхтяжелые мортиры и длинноствольные орудия. Теперь, когда вскрылась уловка с подкопами и порталами, некроны возобновили обстрел из Холмов Танатоса. И когда изумрудные лучи пилонов и гаусс-орудий прорезали воздух, Келленпорт вновь оказался в осаде.
На этот раз, похоже, своей целью механоиды избрали стены.
Здоровая каменная глыба взлетела в воздух, разбрасывая в стороны пыль, гравий, снег и обглоданные и разорванные на части тела людей.
Аданар быстро пригнулся и ухватил Хьюмиса за куртку всего за мгновение до того, как тот полетел бы со стены вместе с несколькими другими бойцами. Крики падающих людей были недолгими — они обрывались хрусткими ударами об обледенелую брусчатку площади внизу.
— Я уже потерял помощника, — процедил командующий сквозь сжатые зубы, держась за пока что целую часть стены и с трудом вытягивая капрала, — и мне совсем не хочется терять еще одного.
Хьюмис был слегка шокирован, но благодарен за спасение. Жестом он указал на поврежденную секцию стены. Пробоина зияла, словно старая, но все еще сочащаяся гноем рана.
— Останемся здесь — и мы покойники.
Аданар кивнул:
— Согласен. Всё, кроме тяжелых и стационарных орудий, нужно сбросить на нижние уровни. Они укреплены лучше и смогут обеспечить хоть какую-то защиту. Всем остальным быть ниже травы, — ответил он. Хьюмис подхватил вокс и принялся передавать приказы офицерам по всему периметру обороны.
Капрал прикрыл рукой решетку вокса, хотя пользы от этого было немного — грохот орудий с обеих сторон оглушал.
— А что насчет бойцов на площади Ксифоса? Они не справятся без поддержки наших взводов.
Аданар секунду размышлял, а затем, когда еще один взрыв сотряс стену, припал к полу, как и Хьюмис. Криков раздавалось все больше.
— Передай сержанту Фенниону: поддержки он может больше не ждать. Скажи, что мы откроем ворота. Он благоразумный воин, и я не думаю, что у них будут проблемы с отходом. По крайней мере, хотя бы Гвардия Ковчега сможет укрыться, если Ультрамарины возжелают славной смерти.
По выражению лица капрала Аданар понял, что его слова шокировали помощника.
— Мне жаль, Хьюмис. Трудно разглядеть надежду в этом царстве смерти. — Бессознательным движением он потер медальон на своем запястье. — А я давно уже не видел ничего другого.
Близкий взрыв разогнал накатившую на Аданара задумчивость.
— Передавай приказ. Ангелы не бессмертны, и они либо отступят, либо умрут героями.

Глава восемнадцатая
До чего же странно было вновь оказаться на поверхности. Слишком долго его окружала одна лишь тьма, а мысли, лишенные логики, блуждали в миазмах безвременья. Долгий Сон изменил Не-мертвого. Даже имя, его настоящее имя, ныне было забыто. Теперь он — Не-мертвый, бессмертный король, восседающий на истлевшем троне. Но вечная жизнь не принесла ему блаженства, о котором он так мечтал. И каждый раз, пробуждаясь, когда сознание наконец возвращалось к нему, это становилось проклятьем.
«Галактика проживает свои эры, эоны, и я вместе с ней. Как такое возможно? Почему я вообще существую? Почему мой разум еще не угас, не канул в забвение?»
Будучи членом одного из королевских домов некронов, Не-мертвый пользовался определенными привилегиями. Так, он не стал безмозглым рабом-автоматом. Пусть Не-мертвый и утратил часть своей личности, но осознавал вполне достаточно. Плебеев со знатью и так разделяла огромная пропасть, а после того, как некроны облачились в металл вместо плоти, этот разрыв стал просто необъятным. Не только в свободе было отказано низшим классам — они не могли даже по-настоящему чувствовать.
Даже сейчас, потускневшее и изодранное, облачение Немертвого по-прежнему подчеркивало его величие. Желая обрушить на головы врагов разрушение и смерть, он покинул свою гробницу. Личи-стражи нашли его уже на поверхности.
Подобно своему повелителю, они сжимали в своих посеребренных руках длинные боевые косы. Стражи низко поклонились, и Не-мертвый увидел пламя сознания в их глазах. Он понял — это не просто рабы.
— Слуги мои, — возвестил он, — зовите фаланги на войну.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:11 | Сообщение # 113



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Бессмертные явились из недр гробницы — шеренга за шеренгой, пробужденные и вооруженные. Они были почетной стражей Не-мертвого. В то же время в глубинах катакомб, на самых нижних уровнях, зов его распространялся все дальше. Возвышаясь на своих гудящих платформах-репульсорах, разрушители являли собой гибрид некрона с чем-то другим. Их глазницы горели холодным, всеотрицающим огнем. Гаусс-технологии стали самой их сущностью, и теперь, приделавшие себе пушки вместо конечностей, они были одними из самых смертоносных обитателей гробницы.
Не-мертвый чувствовал странную близость с ними, родство, хотя его дом и остерегался этих существ. Проклятье, медленно ввергавшее их в пучину безумия и жажды убийства, в итоге все равно придет за каждым, и разрушители служили тому ярким напоминанием.
Вскоре к парящим орудийным платформам присоединились легионы меньших созданий: рейдеры и порхающие тени могильных духов. Присутствие последних явно демонстрировало, что Архитектор стремится укрепить свою позицию и влияние.
Когда-то все это могло бы развлечь Не-мертвого, но теперь, взирая на заснеженный человеческий город, он жаждал лишь одного — битвы. Там, в пустошах, был тот, кто бросил ему вызов, направил своих воинов в атаку и убил лордов его королевского дома. Месть бурлила внутри него, и Не-мертвый поклялся лично раздавить этого червя. Разряд изумрудной энергии пробежал по лезвию его косы, словно выражение гнева хозяина, когда тот повел своих воинов в поход.
Они маршировали по льду и снегу во главе со своим повелителем, и поступь их сотрясала землю. В воздухе не разносились боевые кличи, никто не нес знамен — никакой помпы или церемоний, присущих иным армиям. Некроны были безмолвны и непреклонны, а их продвижение — неумолимо. Никакой пощады людям, только абсолютное уничтожение. Но даже это не могло утолить жажду резни, снедавшую Немертвого.
— Пусть все горит огнем! — зарычал он, и пламя в его глазах вспыхнуло сильнее прежнего.

Анкх молча осматривал холодный черный металл орудий некронов и был доволен увиденным.
Ряды пилонов, некогда скованные стазисом, а теперь извлеченные на поверхность, стояли вдоль стационарных осадных гаусс-орудий. Это были длинные, многоствольные и довольно уродливые громадины. Их боковые скосы, выполненные из живого металла некронов, мерно светились в полумраке. Пилоны же представляли собой серповидные турели, низвергающие на врагов смерть из своих гаусс-аннигиляторов. Вспышка изумрудного света сопровождала каждый их залп. Энергия зазубренными копьями прорезала небеса, придавая им мрачный зеленый оттенок. И если пилоны испускали вверх непрерывные лучи, то осадные пушки вздрагивали от громогласного стаккато своих залпов.
Земля дрожала. Далеко впереди город людей постепенно рассыпался в пыль.
Анкх подошел к своему благородному брату, что с гордостью взирал на сокрушительную мощь артиллерии, стоя на вершине скованного льдом горного хребта.
— Впечатляет, — произнес криптек.
Тахек, или Несущий Пустоту, как он требовал себя именовать, резко обернулся, словно шакал, учуявший добычу.
— Эта сила способна рушить целые миры, и от нее нет спасения, — огрызнулся он.
Клубы черного дыма окружали Несущего Пустоту. Именно благодаря им он и получил свое имя. Они обвивались вокруг его металлического тела, проникали через щели в его грудной клетке, стекали по его костлявым пальцам и окружали впадины его вечно мертвых глаз.
Это был Саван Ночи, отголосок древней технологии некронов, существовавшей еще до Долгого Сна. Он не только опутывал Несущего Пустоту, но накрывал целиком его владения. Подобно сверхъестественному туману, он струился по земле между громадными установками, делая тщетными любые попытки людей взять их на прицел. Абсолютной защиты Саван не давал, и в артиллерийской перестрелке несколько орудий все-таки было уничтожено, но технология Несущего Пустоту свела урон к минимуму.
Саван Ночи, без сомнений, эффективно использовался как средство обороны, но истинным его назначением было устрашать врага. Во время захвата перерабатывающего завода Танатос выпущенная Несущим Пустоту тьма змеей кралась по коридорам, просачивалась в малейшие щели, проникала в сердца и умы неотесанной людской солдатни. Страхи смертных приводили лорда некронов в экстаз. Такие животные, инстинктивные, порожденные темнотой кошмары всегда терзали души тварей из плоти и крови.
Тахек Несущий Пустоту был могущественен. Анкх знал это — вот почему он и решил нанести ему визит. А еще он знал о недуге Не-мертвого. Несмотря на его положение в некронском обществе, Долгий Сон жестоко с ним обошелся. Тахека это тоже беспокоило, особенно в свете его желания стать верховным иерархом.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:12 | Сообщение # 114



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Саван Ночи показал себя чрезвычайно полезным, — произнес Анкх, демонстрируя свою доброжелательность легким поклоном. — Теперь люди заперты в своей каменной клетке.
— Ты в этом сомневался? — прощелкал Несущий Пустоту. Разряд энергии сбежал вниз по его посоху и быстро рассеялся.
Анкх невозмутимо продолжил:
— Твои тени скрыли от их взора наших механических гостей, пока не стало слишком поздно. Их внешняя линия обороны лежит в руинах, а силы отброшены.
— Да-а-а-а-а-а. — Огонь пылал в глазах Несущего Пустоту, словно он уличил скрытый смысл в словах признательности криптека. — Я знаю, зачем ты здесь, Анкх.
— Чтобы выразить вам свое почтение, мой господин. — Анкх поклонился еще ниже.
— «Мой господин»? Да, правильно. Я благородный наследник, а ты… — тон Несущего Пустоту во всей красе выражал его презрение, — ты немногим лучше плебея благодаря своим… талантам.
— Моя жизнь — служение некронам, — предельно учтиво ответил Анкх. Вне гробницы он становился уязвим. Тахек мог запросто решить убить его прямо здесь, на месте, что было бы крайне нежелательно, поскольку сам Анкх ничего не смог бы противопоставить этому.
— Ты будешь служить мне, — провозгласил Несущий Пустоту. — Проклятье Разрушителя уже поразило его, не так ли?
— Я склоняюсь перед вашей мудростью. Я просто…
Несущий Пустоту схватил Анкха за подбородок, захлопнув ему рот и не дав договорить.
— Наше соглашение было мудрым решением для тебя, Анкх. Не-мертвый безумен. Он уже поддался, не так ли?
Анкху не требовалось двигать челюстью, чтобы говорить, но доносившийся из вокалайзеров звук, отражаясь от металлического скелета, становился глухим и жестким.
— Как в будущем и все мы.
Несущий Пустоту неспешно кивнул.
— Гробница пробуждается, — сказал он, — и работы по возрождению и подготовке оружия можно поручить и другим криптекам. Не у тебя одного есть скарабеи и пауки-могильщики, Анкх.
Тахек выдержал паузу, позволив угрозе некоторое время повисеть в воздухе, а затем отпустил Анкха.
— Теперь, — потребовал лорд, вытянув костлявую руку, — одари меня тем, что ты мне принес.
Снова поклонившись, Анкх извлек из складок своего одеяния сияющий черный шар. Когда он оказался в руках Несущего Пустоту, изумрудные глаза лорда вспыхнули неодолимым желанием.
— Шар воскрешения?
— Истинно так, — ответил Анкх, покорно отступая на шаг назад.
— Можешь уходить, — отмахнулся от криптека Несущий Пустоту. Его взгляд был прикован к шару. — Я запомню твою преданность.
В воздухе открылся портал, сотканный из зеленого света проход, ведущий обратно в гробницу, его обитель. Анкх был рад исчезнуть отсюда, но как только он собрался двинуться, ощущение лживости обещания Тахека буквально зазвенело в его разуме, и он замер. Даже стоя спиной к иерарху, он все равно заговорил:
— Перед тем как я уйду, примите мое предупреждение.
— Ты хочешь предупредить меня? — Несущий Пустоту больше не скрывал своего гнева. Бешеный пес уже почуял запах крови.
— Жаждущий Плоти погиб, как и его когорты.
— И? Он был ничтожным гулем. Я рад избавиться от него.
Анкх слегка повернулся.
— Генолюди уничтожили его. Среди них есть тот, кто владеет силой.
Несущий Пустоту издевательски усмехнулся.
— Я почувствовал его присутствие. Он — ничто, не больше, чем жалкое насекомое.
— Он идет за вами.
Вот теперь гневный огонь по-настоящему охватил посох Тахека. Его было очень легко вывести из себя, и этот бессильный гнев забавлял Анкха.
— Я ничего не боюсь, — ответил ему Несущий Пустоту. — Я неуязвим.
Проходя через портал, Анкх на мгновение задержал взгляд на шаре и прошептал:
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:12 | Сообщение # 115



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Разумеется…

Часть III
ЖЕРТВА

Глава девятнадцатая
Когда Сципион и его люди наконец добрались до лагеря, отделения Иксиона и Страбо его уже покинули.
Задача передать приказ капитана Сикария о передислокации штурмовых отделений выпала сержанту Вандару из «Победителей». Он выступил из кобальтово-синего защитного кольца, образованного расположившимися в долине Ультрамаринами, и предстал перед Тигурием.
Главный библиарий как мог пытался скрыть свой гнев, выслушивая доклад Вандара и осматривая силы, что остались в его распоряжении.
— А наш брат-капитан не упомянул причину, по которой он отзывает штурмовые отделения? — вопросил он.
К его чести, Вандар выдержал прожигающий взгляд библиария и лаконично ответил:
— Приказ был отдал сержантом-ветераном Дацеусом, и нет, он не объяснил.
— Я вижу. — Хоть лицо Тигурия и оставалось бесстрастным, воздух вокруг него ощутимо потрескивал.
Стоило им наконец найти способ проникнуть через вражеские заслоны и уничтожить тяжелые орудия некронов, бомбящие Келленпорт, как Сикарий забирает у них главный козырь. По опыту пережитых сражений Сципион понимал, что штурмовать Холмы Танатоса и так будет более чем непросто, а без Иксиона и Страбо шансы на благополучный исход миссии существенно падали. А если при этом войсками некронов командует лорд…
С уходом штурмовых отрядов осталось лишь три тактических отделения, включая бойцов брата-сержанта Октавиана. Они носили гордое имя «Клинки правосудия» и числились одними из лучших стрелков Второй роты, а возможно, и всего ордена. Ортус много раз бросал вызов этим мастерам, но до сих пор счет был примерно равным. Со смертью Ультрамарина это навеки останется так.
Сципион прогнал эти грустные мысли из своего разума и поприветствовал космодесантников. Приятно было вновь оказаться среди братьев, особенно после всего, что им пришлось пережить.
Тигурий не стал ждать и обратился к своим бойцам.
— Возрадуйтесь, ибо мы принесли хорошие вести. — Он указал на Сципиона, передавая слово ему: — Брат-сержант?
Некоторые боевые братья и их командиры молча взирали на людей, присоединившихся к Ультрамаринам в лагере. Те, в свою очередь, выглядели настороженными и испуганными. Только Джинн, казалось, совершенно не смущал вид возвышавшихся перед ней кобальтовых гигантов. Она вышла вперед.
— Я капитан Эвверс, и это мои люди… Вернее, то, что от них осталось, — с сожалением добавила она. — Мы поможем вам.
Сержант Вандар смерил девушку взглядом, а затем поднял глаза на Сципиона.
— Почему этот человек говорит за тебя, брат Вороланус?
— А она смелая, — встрял Октавиан. Трудно было сказать наверняка, шлем скрывал его лицо, но, похоже, внезапный порыв девушки позабавил Ультрамарина. — Только вот о какой «помощи» она говорит? Нас что, нужно спасать?
Сципион бросил на Джинн укоризненный взгляд и вновь переключил свое внимание на Вандара.
— Она не говорит за меня, — сказал он и посмотрел на Октавиана, — но у нее есть полезная для нас информация. Путь через горы в обход некронской обороны.
— Через защитный кордон? — спросил внезапно оживившийся Вандар, демонстрируя теперь неподдельную заинтересованность в человеке. Сержанта все знали как блестящего тактика, но даже он не смог придумать стратегию, которая позволила бы ударной группе миновать окопавшихся вокруг артиллерии некронов. И ему хотелось знать больше.
— Да. Нам придется пересечь практически неприступный горный хребет, — сказал Тигурий, — но, если мы хотим использовать эту возможность по максимуму, потребуется план.
Уходя, он смерил взглядом трех сержантов.
— Мой лорд? — спросил Сципион.
Тигурий не обернулся. Он направлялся к уединенному скальному выступу. Тот, как и мысли библиария, был скован льдом и запорошен снегом.
— Мне нужно заглянуть в Море Душ, — пробормотал он, но его разум уже витал где-то в другом месте. — Будущее неясно.
— Брат-библиарий, — позвал Сципион, рискуя получить выговор за столь фамильярное обращение.
Тигурий медленно повернулся. Его глаза горели актиническим пламенем.
— Разве это разумно, учитывая ваши прежние попытки?
— Опыт ничего не значит, сержант Вороланус, — мрачно ответил он. — Нами движет нужда. Я должен знать.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:12 | Сообщение # 116



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Столб снега взвился с земли, поглотив в себе библиария.
Сципион посмотрел на своих товарищей-сержантов.
— Вандар, сделай все возможное с учетом наших сократившихся сил.
Вандар кивнул.
— Победа будет за нами, брат.
Все трое разошлись, чтобы собрать свои отделения и приготовиться к скорому броску в Холмы Танатоса. Сципион поручил Браккию организовать Громовержцев, а сам направился к людям.
Джинн встретила его оклик каменным выражением лица.
— Сопровождать космических десантников в битве — непростая задача, — сказал ей Сципион. — Трудно даже представить, насколько это опасно. Кроме того, вы не так хорошо экипированы…
— Посмотри на нас, — перебила его Джинн.
Сципион смирил свой гнев и, пытаясь понять, что она имела в виду, проследил за ее взглядом. Партизаны представляли собой довольно жалкое зрелище, но война закалила их.
— Что ты видишь? — спросила она, оборачиваясь к своим бойцам. Когда она взглянула на них, глаза ее буквально загорелись гордостью. — Я вижу выживших. Я вижу мужчин и женщин, которые лишились своих домов, своих семей, всего, что они знали раньше. У них осталось лишь желание отомстить. Нас пугают опасности, и мы не космодесантники, это так. Но не надо говорить, что мы не готовы к этой битве. Мы месяцами цеплялись за жизнь и боролись против этих кровожадных тварей, что уже говорит об обратном. Мы будем сражаться, сражаться и умирать, и не думай, что мы станем вам обузой. Это не так. Мы знаем эти холмы, эти земли. Буду я жива или погибну, но я проведу вас через кордон. Только пообещай мне, что заставишь этих тварей заплатить за все, что они натворили.
Сципион поймал бесстрашный взгляд девушки, и гнев его утих при виде ее удивительной храбрости.
— Кровью Жиллимана клянусь, — ответил он. Он протянул ей закованную в керамит руку и произнес уже более тихим голосом: — Потому что я тоже жажду отмщения.
Она кивнула. Ее рука буквально исчезла в массивной латной перчатке, но жест этот был важен им обоим, ибо он закреплял клятву, которую смогла бы разрушить только смерть. В этот момент Сципион увидел скорбь в ее глазах, горечь утраты, и воспоминания накатили на него.

Картакс, спустя сорок пять лет после кампании на Черном Пределе.
Последние остатки армии культистов были отброшены от своих стен огнем терминаторов Гелиоса. Несмолкающие штурм-болтеры разрывали негодяев на куски, в то время как вспышки тяжелых огнеметов вычищали от мерзких еретиков придорожные бункеры.
Крепость Арданта некогда была оплотом веры в Императора; теперь же она вызывала лишь отвращение. Скверна оплела ее стены, и ад нынче властвовал в залах. Теперь не цемент, но плоть и кровь скрепляли каменную кладку. Символы аквилы, гордо расправившие крылья на вершинах минаретов и властно взиравшие с зубчатых стен, были опорочены. Все строение прогнило до основания, всюду валялись куски дерева и разбитых камней, металл покрылся ржавчиной, знамена словно пожрала моль — но крепость еще стояла. Каким-то образом этот сочащийся гноем дворец оказался крепче армейских бункеров, даже при снедавшем его разложении.
Подобно удару грома, взорвались заложенные бойцами Десятой роты зажигательные заряды, распахнув врата хаоситского бастиона. Отделенные от самой крепости, створки буквально на глазах рассыпались в прах. Из раскрывшегося мрачного чрева исторгся поток мутировавших, разбрызгивающих пену и вопящих в безумии культистов. С ними шли и иные создания, некогда облаченные в плоть, но теперь превратившиеся в нечто поистине ужасное. Они распирали изнутри тела своих носителей, являясь в материальный мир воплощениями самых чудовищных кошмаров, что только могла породить человеческая фантазия.
— Твари варпа! — взревел Гелиос, и в его словах было одновременно и предупреждение, и проклятье. Первая рота обрушила на врагов шквал огня. Орда рассыпалась под ударами штурмовых пушек и циклонных ракетных установок. Разрывные снаряды пробивали огромные бреши в сплошной живой массе, и кровь рекой текла по почерневшей от дыма дороге. Полусгнивших культистов, мало чем отличавшихся от ходячих мертвецов, попросту разбросало в стороны.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:13 | Сообщение # 117



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Гвардейским отрядам с Мордиана VI, Стигийским гончим, поступил приказ идти на прорыв. Перемалывая траками все на своем пути, бронированные соединения начали медленно подбираться к бастиону — готовые дробить камень «Леман Руссы» и несущие очищающее пламя «Адские гончие». Всего за один день Ультрамарины смогли сломить вражеское сопротивление, чего Имперской Гвардии не удалось за три месяца непрерывной осады. Но это еще был не конец. Разбитые ворота лишь открывали путь к сердцу Зла. И его предстояло вырвать.
Гелиос подал знак Ультрамаринам, ожидавшим у «Рино» справа от него.
— Вперед, братья! Во имя Агеммана и магистра ордена!
Орад жестом приказал грузиться. Сам закованный в черные доспехи капеллан последним взошел на борт транспорта, и створки люка еще закрывались, когда танк рванул с места.
Внутри капеллана встретили девять Ультрамаринов, припавших на одно колено и склонивших головы, стоило ему войти в десантный отсек.
Одним из них был Сципион.
Доносившийся снаружи стрекот мелкокалиберных орудий резонировал внутри корпуса, но капеллан едва ли обращал на это внимание.
— Искореняйте порчу вероломства и предательства, — начал Орад, и каждое слово, сорвавшееся с вокалайзера череполикой маски, буквально сочилось желчью. — Воспротивьтесь Хаосу и разите тех, в ком он пустил свои корни. Знайте, что сердца ваши чисты, а помыслы праведны и Император идет вместе с вами. Свет его покарает предателей и демонов.
Двигатель натужно зарокотал, и звук этот многократно усилился, отразившись от вибрирующих стен машины. Орад повысил голос до громогласного крика. Близкий взрыв сотряс «Рино», но капеллан устоял на ногах.
— Ультрамарины крепко сжимают в своих руках клинки и болтеры. Мы — наследники Жиллимана, верные сыны Ультрамара. Так пусть враги запомнят наши имена и дрожат от страха, едва заслышав голоса наших болтеров!
Движение замедлилось, когда «Рино» врезался в гущу врагов. Ряд смертоносных шипов на покатом носу транспорта разрывал тела и крошил кости. Кровь фонтанами брызгала во все стороны, а крики умирающих казались через броню приглушенным эхом. Чье-то тело, довольно крупное, попало под гусеницы — «Рино», накренившись, переехал его и остановился на площади.
— Во славу Ультрамара, братья, не ведайте страха!
Заскрипев от резкой остановки, десантный люк с грохотом опустился на землю, и Ультрамарины во главе с Орадом устремились в бой.
Кровь и смерть встретили их. Облаченные в рваные, пропитанные гноем лохмотья, культисты нечестивой ордой наступали на космодесантников. Капеллан прорубался сквозь их ряды, обагряя свой крозиус кровью и оставляя за собой просеку из трупов.
Сципион шел сразу за ним, и он мог видеть Орада во всем его великолепии. Наплечные пластины балансировали его движения, позволяя рукам, словно могучим поршням, без устали вздыматься и опускаться на головы врагов. Мерзкая плоть облепила его крозиус. Брезгливым жестом он стряхнул ее, и одновременно с этим вспышка выстрела расцвела на стволе его болт-пистолета. Освященные реактивные снаряды прекрасно делали свое дело, разрывая грязных еретиков на куски; капеллан собственноручно выгравировал на каждом патроне литанию ненависти и очищения. Орад прекрасно знал их порядок в оружейной обойме и проговаривал каждую строку, убивая очередного предателя. Ничто не могло удержать его гнев.
Это было… вдохновляюще.
Разрывая цепным мечом плоть умирающего культиста, Сципион очистил себе немного свободного места и мимолетным взглядом окинул поле боя.
На противоположной стороне ворот, через дорогу, высадился второй отряд Ультрамаринов. Их, как и Громовержцев Сципиона, мгновенно окружили толпы врагов. Среди воинов он увидел сержанта Солина и сразу же ощутил жгучее желание пробиться сквозь проход раньше него. И, судя по пылу Орада, капеллан хотел того же.
— Отбросьте их! — ревел он. — Сомните их! Явитесь им Ангелами Смерти!
Сам он был занят схваткой со свирепой тварью варпа, куклой из плоти, одержимой демоном из бездны. Щупальца вырвались из растерзанного брюха твари и потянулись к космодесантнику. Некоторые из них зашипели и сгорели в силовом поле капелланского розариуса, амулета, висевшего на обмотанной вокруг горжета цепи, но один все же смог пробить защиту и ударил в черный доспех.
В пылу битвы Сципиону показалось, что он услышал хрип Орада и увидел мимолетное мерцание защитного энергетического поля, когда капеллан бросил в раздувшееся исчадие ада преисполненное ненависти проклятье.
Чувствуя, что они могут увязнуть в этой бесконечной толчее, Сципион приказал своим воинам использовать еще более агрессивную тактику. Болтеры сменились мечами и пистолетами — Громовержцы пошли в ближний бой. Браккий сломал культиста напополам ударом о бронированное колено, в то время как Ортус пронзил другому глотку, а секунду спустя перчаткой размозжил тому череп.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:13 | Сообщение # 118



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Катор низверг на разлагающуюся орду яростный поток прометия из своего огнемета. В сочетании со стремительными выпадами мечами это позволило Громовержцам пробить достаточно широкую брешь, и постепенно они начали отвоевывать себе драгоценные метры земли у ворот и дальше, во внутреннем дворе цитадели.
Перешедшая было в наступление орда предателей медленно, но верно захлебывалась. Гелиос и его воины не прекращали шквальный, но тщательно выверенный обстрел с краев боевой линии Ультрамаринов, уничтожая тех пехотинцев врага, кто решил сбежать от сражения.
«Уничтожать всех!» — так звучал приказ Калгара.
Единственным возможным способом очистить эту крепость было систематическое искоренение всего внутри.
Как только тактические отделения окажутся внутри, терминаторы начнут свое неумолимое шествие к воротам. Мордианцы последуют за ними с танками и еще большим количеством огнеметов для тотальной зачистки.
Где-то там, на поле сражения, бойцы Десятой роты под началом Мастера Телиона выводили из строя вражеские орудийные башни, разрушали посты снабжения и крушили укрепления. Несколько огневых точек уже замолчали, превратившись в покореженные груды металла, прикрытые разорванными от взрывов мешками.
Плазменная турель, расположенная под защитой мобильного бункера, стала медленно разворачиваться в сторону Громовержцев. Поворотный механизм орудия сочился гноем вместо масла, а выпуклый ствол, торчавший из бортового люка, был покрыт ржавчиной. Турель уже практически изготовилась к залпу, когда внезапно огненный тайфун поглотил ее — снова это была незримая работа разведчиков. Шрапнель и куски плоти ударили по доспеху Сципиона, а между тем Ультрамарины сразили последних культистов и вошли на площадь.
— Слава Громовержцам, — добродушно бросил Солину Сципион.
— Всему ордену, брат-сержант Вороланус, — сказал Орад до того, как Солин успел что-либо ответить.
Оба сержанта поклонились, признавая мудрость капеллана, и осторожными шагами двинулись к внутренней цитадели, отвесному, покрытому коркой запекшейся крови строению, торчащему посреди бастиона подобно чумному когтю.
Перебежка по относительно безопасной, хоть и заваленной разлагающимися трупами площади до портала внутренней цитадели дала им несколько драгоценных секунд передышки. Сам же проход был подобен открытой гноящейся ране. В мраморе пульсировали прожилки, словно распухшие, пораженные заразой артерии. Но двери оказались не заперты.
Орад вытянул руку, приказывая остальным держаться позади него, и шагнул через порог цитадели, пристально вглядываясь в ее чрево.
— Тьма хранит в себе грех, но путь для нас открыт. — Он осторожно повел бойцов вперед, и Сципиону показалось, что дыхание Орада стало более резким, словно боль терзала его.
— Брат-капеллан?
— Ничего страшного, — ответил Орад, хотя голос его явно свидетельствовал о ранении. Каждое слово сопровождалось неясным бульканьем, будто в горле скопилась слизь или кровь.
Похоже, один из шипов твари варпа проник сквозь поле розариуса и пробил силовой доспех капеллана. Сципион заметил образовавшиеся вокруг раны струпья и ржавчину, тронувшую керамит.
Вороланус замешкался, не уверенный, что именно ему следует предпринять.
— Все нормально, — повторил Орад более настойчиво и в этот раз обращаясь лично к сержанту. — Наш враг уже близко. Мы должны его уничтожить. Апотекария себе я поищу позже.
Он развернулся, давая понять, что разговор окончен, и жестом приказал Ультрамаринам двигаться дальше, к источнику зла.
В воздухе стояла жуткая вонь гниения вперемешку с медным запахом крови. Облепившие трупы пауки и разжиревшие мухи спешили убраться от света фонарей, включенных Ультрамаринами. Лучи магниевой белизной прорезали темноту во все стороны. В стенах обнаружились ниши, доверху набитые трупами, мертвая плоть облепляла колонны и сплошь устилала обломки обрушившегося потолка. Единственный путь вглубь цитадели, в царство кошмара, пролегал прямо вперед, по зловонному ковру из паутины и плесени.
— Крепитесь, братья, — прошипел Орад, когда они добрались до входа, едва освещаемого тусклым пламенем почерневших масляных ламп.
Ступив в кольцо света, Сципион чуть ли не физически почувствовал, как разложение постепенно оплетает его доспех. Он подавил в себе внезапное желание сбросить броню и избавиться от налета порчи, совершив очищающее ритуальное омовение.
Но чем дальше они продвигались в зловонный храм, тем хуже все становилось.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:13 | Сообщение # 119



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Проржавевшие цепи свисали с испещренного трещинами потолка, увешанные гроздьями обглоданных трупов, а между ними тянулись полотна из тронутой тлением человеческой кожи. Покрытые ветхой паутиной колонны были исписаны губительными символами, а в нишах лежали бледные, лишь частично облаченные в плоть черепа. Все помещение, некогда бывшее величественным залом, ныне поразила порча, и ничто не напоминало о его прежнем предназначении. В центре зияла дыра, а внутри нее кипело какое-то чумное варево. Ядовитые пузыри поднимались к поверхности и лопались с каждым движением плавающей твари, колыша выбеленные черепа и наполовину переваренные органы.
Это был не просто храм, но настоящий банкетный зал дьявольского отродья. Корень всех зол на Картаксе.
Орад увидел достаточно.
— Уничтожить его!
Отделения Сципиона и Солина низвергли шквал огня на омерзительное создание. На какой-то момент оно скрылось из виду под сплошным покровом снарядов Ультрамаринов.
После целой минуты адской бури эхо от грохота болтеров и шипения огнеметов отдавалось по круглому залу. Дым и пламя стелились по краям дыры, а большая часть ее отвратительного содержимого либо забрызгала стены, либо окропила силовые доспехи Ультрамаринов.
Когда дым рассеялся, Орад приказал Солину подойти ближе. Сержант кивнул и осторожно подкрался к провалу. Сапогом он поддел что-то внутри, нагнулся, чтобы получше рассмотреть, но сразу же с отвращением выпрямился.
— Здесь тело, — подозвал он остальных.
Сципион склонился над изуродованным человеческим телом. Оно было облачено в робу, плоть изодрана в клочья, а кости раздроблены. На теле виднелись отчетливые следы болтерных попаданий. Оторванные конечности, перемолотые внутренности и обожженная кожа свидетельствовали об эффективности оружия Ультрамаринов.
— Какой-то санкционированный псайкер, — сообщил он, рассмотрев на теле символы, которые огонь не смог извести. — Проклятый Нурглом.
— Тогда где она? — сказал Солин.
Сципион посмотрел на него вопросительно.
— Где тварь? — пояснил другой сержант.
— Это не похоже на то существо, что я сжег, — заверил Катор.
В словах братьев звучала правда. Создание было всего лишь куклой, не более чем сосудом для той сущности, что осквернила это место и превратила его в свою мерзкую обитель. Но куда исчез разносчик чумы, что поразил душу этого человека?
Сципион обернулся на резкий грохот — керамит ударил о камень.
— Надень обратно свой шлем, брат-капеллан. Это место нечисто.
Он шагнул было к Ораду, но предостерегающе воздетая рука капеллана остановила его. Пробоина в силовом доспехе сочилась кровью и гноем. Короста уже покрыла все предплечье и продолжала распространяться дальше.
Слова едва пробились через переполнявшую горло слизь:
— Назад!
— Владыки Ультрамара, — выдохнул Солин и потянулся к болт-пистолету. — Оно вселилось в него, оно вселилось в нашего капеллана!
Сципион оттолкнул его руку с оружием.
— Подожди!
Орад хотел было что-то сказать, но внезапный спазм скрутил его — он согнулся пополам и исторг из себя гнойный поток. Нечистая слизь заструилась по его подбородку, когда он отхаркнул последний комок. Глаза ввалились, а старые шрамы на лице вновь открылись, пульсируя изнутри. Он тяжело опустился на землю, колени его погрузились в отвратительную жижу. Крозиус выпал из ослабевшей руки.
— Что ты делаешь? — рявкнул Солин. — Его поразила порча, и нужно с этим покончить, немедленно!
Он выдернул руку из хватки Сципиона и вновь поднял оружие.
Сципион встал прямо перед ним.
— Он наш капеллан. Среди всех нас его вера самая крепкая. Как такое возможно?
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:14 | Сообщение # 120



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Не важно. В сторону, сейчас же.
Еще в бытность Сципиона скаутом Орад уже служил их капелланом. Именно он помог сержанту разобраться со своими мыслями на Черном Пределе, именно он вселил в него веру. А теперь он сам пал жертвой коварного исчадия бездны, избравшего его своим новым обиталищем. Клеймо Хаоса легло на него. Зло проникло сквозь мельчайшие трещинки в его защите, разрослось и пожрало воина изнутри.
Сципион вытянул руку. Его голос звучал тихо и мрачно:
— Я сам это сделаю.
Кивнув, Солин опустил пистолет.
— Только поторопись, пока еще не слишком поздно.
Орад обхватил руками свое тело, содрогаясь в жестоких конвульсиях посреди огромной лужи гнили, которую он сам же и создал. В его глазах больше не было осознания реальности. Он обратился в жалкое, нечленораздельно мычащее подобие гордого сына Ультрамара.
Но когда Сципион навел ствол на голову Орада, то заколебался.
«Должен быть другой путь. Орад сможет отторгнуть порчу».
Словно в ответ на мысли сержанта шея капеллана с хрустом распрямилась, а его мертвые глаза уставились прямо в линзы шлема Сципиона.
— Пощади…
Палец чуть сильнее надавил на спусковой крючок, но Сципион почувствовал, что не может этого сделать. Внезапно Орад дернулся, и странное оцепенение охватило его. Что-то изменялось внутри капеллана.
Сержант почувствовал руку на своем наплечнике. Мир вокруг замедлился, словно какая-то нечистая субстанция заполнила весь храм, а едкая вонь смерти и разложение стала еще более мерзкой.
— Убей его! Сейчас же!
Сципион смутно слышал требовательный голос Солина, медленные щелчки загоняемых в ствол болтов, звон и скрежет обломков доспеха Орада, разлетающихся, словно ошметки лопнувшего от переполнения легкого.
Слишком поздно первый заряд вырвался из пистолета Сципиона, огненной стрелой прорезав воздух. Дьявольское преобразование, исказившее течение времени, позволило сержанту рассмотреть каждую искру, каждый сноп огня.
Слишком поздно заряды остальных братьев последовали за его выстрелом, равно как неторопливо истекающие струи огнеметов, равно как ослепительные вспышки плазменных пушек.
Слишком поздно Сципион понял, что его замешательство дорого им обошлось, и закричал, предупреждая брата Наюса.
Защитная оболочка доспеха Орада разлетелась под шквальным огнем, но существа, похитившего плоть капеллана, под ней уже не было. Оно вскочило на потолок, вцепившись в него своими сочащимися кислотой когтями и распуская шипастые щупальца из своего развороченного брюха.
Три таких щупальца насквозь пробили грудную пластину Наюса, и он рухнул на землю, даже в смерти продолжая сжимать болтер и выпускать снаряды, пусть уже и бесцельно.
Сципион подбежал к Наюсу, но было уже поздно. Он оттолкнул брата в сторону, и щупальца, впившиеся шипами в плоть космодесантника, натянулись и оторвались, разворотив керамит и выбросив в воздух куски плоти. Тварь втянула обратно свои мерзкие отростки и растворилась во мраке помещения.
— Наюс!
Сципион в отчаянии выстрелил в темноту, но в ответ послышался лишь шум разбитого рокрита. Бесполезное действие в попытке хоть как-то выпустить гнев. Продолжая держать руку на шее Наюса, где остался единственный неповрежденный прогеноид Астартес, Сципион поднялся на ноги. Наюс был одним из бойцов отделения Солина, и теперь его путь оборвался — из-за нерешительности Сципиона. Ультрамарины перешли в наступление, выискивая по всему храму возможные убежища, выпуская снаряды по любой тени, в которой мог укрыться хитрый демон.
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Ник Кайм,Падение Дамноса.
Страница 8 из 11«1267891011»
Поиск: