Ник Кайм,Падение Дамноса. - Страница 10 - Форум
Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 10 из 11«12891011»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Ник Кайм,Падение Дамноса.
Ник Кайм,Падение Дамноса.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:20 | Сообщение # 136



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Я думал, что Вестником Страха окажется кто-то другой.
Челюсть создания осталась недвижимой, но голос Несущего Пустоту, металлический, дьявольски властный и исполненный томимой тысячелетиями злобы, сотряс воздух:
— Ты тот, кто пробовал проникнуть за вуаль.
Тигурий медленно кивнул. Он чувствовал себя насекомым, что изучают под стеклом микроскопа, но решимость его стала лишь крепче.
— Я — твой рок, исчадие.
Резкий, скрежещущий звук раздался изо рта некрона — это был смех. Или, по крайней мере, отдаленное его подобие.
Чертя рукой в воздухе тайные символы-обереги, что тут же вспыхивали огнем, Тигурий кивнул чудовищу.
Глаза Несущего Пустоту сузились.
— Ты пиромант, червь?
Вспышка света сорвалась с посоха и, прежде чем библиарий смог отвести ее, ударила прямо в грудь. Тигурия сбило с ног, и он покатился вниз.
— Довольно посредственный, — услышал он замечание лорда некронов.
Поднявшись на ноги, библиарий бросил на врага испепеляющий взгляд.
— А ведь раньше я презирал вашу расу меньше, пока не понял, что вы, машины, совсем потеряли чувство юмора.
Огонь слетел с кончиков его пальцев, вздымаясь вверх и вынуждая Несущего Пустоту отступить. Пламя, облизывая горный склон, поднималось все выше и разгоралось все жарче, земля под ним чернела и покрывалась разломами, а снег моментально превращался в пар.
Но некрон не сбежал. Наоборот, мутный силуэт показался за огненным маревом, и Несущий Пустоту прыгнул сквозь пламя, которое тут же охватило его древние одеяния.
Лед треснул под ногами лорда, когда тот приземлился перед Тигурием. Взмахом руки он отшвырнул библиария, и тот рухнул наземь. Когда он поднялся, кровь стекала по его губе.
Несущий Пустоту был силен, и никакой низший конструкт не мог с ним сравниться. Он обладал хитростью и коварством, не ограниченными программными протоколами. Некроны, особенно их правящая элита, были далеко не машинами. Даже термин «искусственный интеллект» не позволял описать их в полной мере. Они являлись чем-то другим — кошмарным, жаждущим мести, а их эмоции — грубыми и буквально осязаемыми. Злоба, ненависть, жажда… Для Тигурия эти чувства казались крошечными ножами, царапающими кожу, и ядовитыми иглами, кислотой прожигающими разум.
Хоть существо и не было псайкером — оно не имело никакой варп-ауры, которую мог бы уловить библиарий, — носимые им артефакты вызывали серьезные опасения.
Лорд некронов выпрямился, и паутина трескучей энергии опутала посох, поднимаясь к его навершию, что венчал зазубренный символ. Тигурий уже видел такой прежде, выгравированный на панцире какого-то крупного конструкта. Тьма сочилась из тела лорда, ее щупальца обвивали его конечности и проникали сквозь металлический скелет некрона.
Имя чудовища всецело отражало его сущность.
На мгновение замерев, Несущий Пустоту оценил степень проникновения Ультрамаринов на его территорию и должным образом отреагировал. Тени в окружавшем Тигурия тумане пришли в движение — ожили охраняющие артиллерийские установки рейдеры.
— Ты черпаешь силы не из варпа, — сказал библиарий. Его голос множился от нагнетаемой силы.
Глазные впадины Несущего Пустоту озарились яркой изумрудной вспышкой, и Тигурий мысленно вернулся к своему отчаянному бегству из «мира между мирами».
— Я больше чем все, что ты можешь себе представить. Я вечен!
Поток белого пламени низвергнулся с посоха некрона.
Тигурий, готовый к нападению, быстро начертал в воздухе защитную руну. Огненная дуга разбилась об нее, стекая по краям небесно-голубого щита. Некрон атаковал снова, вложив еще больше силы в удар. Едва держась на ногах, Тигурий боролся против губительной энергии. Пот, чуть проступив на лбу, тут же замерзал, а мгновение спустя обращался горячим паром. Библиарий в попытке добиться превосходства в этой дуэли бросил во врага разряд молнии.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:21 | Сообщение # 137



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Резким движением Несущий Пустоту закрылся своей темной мантией, отчего его тело стало призрачным, словно туман, и невосприимчивым к физическим воздействиям. Саван Ночи разросся, черпая силу из охватившей позиции артиллерии тьмы. Лоскуты тени, плотные, как оникс, опутали Тигурия, изгнав весь свет. И когда пылающие ненавистью глаза Несущего Пустоту заполнили все поле обзора, библиарий ощутил чудовищное давление на свой доспех.
Печати треснули, а древние пергаменты и обереги разлетелись на кусочки под действием чудовищной силы лорда некронов.
— Все есть ночь. И в конце времен останется лишь чернота…
Силы оставляли Тигурия. Бесконечная тьма рвалась в его разум, перегружая восприятие и развеивая мысли. Но в тот момент, когда он уже был готов сломаться, неожиданная ясность снизошла на него. Видения, снедавшие библиария с самого момента приземления на Дамносе, обрели четкость. Смерть — вот что он видел. Не гибель мира, но кончину героя. Поначалу он посчитал, что речь шла о нем самом в миг его поражения. Но мир вокруг потускнел, а видения стали еще ярче и понятнее. Последней мукой перед концом ему открылась истина.
Тигурий прозрел…

Сципион уничтожил последнего часового, раздробив тому позвоночник. Некрон исчез, но на его место уже шли новые.
— Ставьте взрывчатку. — Он с силой прижал мелта-бомбу к основанию пилона, давая магнитам закрепиться на странном металле. Катор и Эрдантес прикрывали его огнем. Реактивные болты и сгустки раскаленной плазмы вспарывали туман, разрывая на части приближающиеся силуэты. Им отвечали залпы гаусс-орудий, причем как от задних шеренг, так и от поверженных прежде некронов, что восстанавливались и вновь переходили в наступление.
— А это вообще сработает?
Сципион обернулся на голос Джинн. Она сидела на корточках рядом с Сиа, отстреливаясь по мере возможности. Девушка выглядела напуганной. Смерть Денска потрясла ее, но она по-прежнему готова была сражаться.
— Я не знаю, — ответил Сципион. — Вот почему нужно использовать все, что у нас есть.
Он бросил мимолетный взгляд на тактический дисплей своего визора. Все ударные группы заняли свои позиции. И вдруг он увидел руну Тигурия.
Она светилась янтарно-оранжевым. Жизненные показатели библиария падали. Сципион посмотрел на обледенелое плато и увидел Тигурия, связанного боем с лордом некронов. И он, опутанный вуалью тьмы, проигрывал.
— Катор, бери свою пушку и за мной!
Сципион сорвался с места и побежал к библиарию, его брат — чуть позади.
— Постой! — закричала Джинн. — Не бросай нас!
Браккий, Эрдантес и прочие сражались с приближающимися к пилону некронами. Их цепочка растянулась, и духи, извиваясь, рванулись к беззащитным людям.
Сципион замер, разрываясь в нерешительности. Это он бросил их в бой. После горного перехода он мог бы оставить Джинн и ее партизан позади, чтобы они наблюдали за сражением с безопасного расстояния. Но он захотел искоренить некронов, сровнять с землей их артиллерию и снискать себе славу, взяв Холмы Танатоса. Отступать уже было поздно. Люди сами избрали свою судьбу.
Он устремился на помощь Тигурию.
— Сципион! — пронзительные крики Джинн летели ему в спину, словно проклятья.

Глава двадцать третья
С момента принятия его в ранг боевого брата сержант Атавиан служил среди опустошителей Второй роты. Таковым было первое назначение любого Ультрамарина во Второй роте, но Максима Атавиан так с ними и остался. Его отделение знали как Убийц титанов, и имя это они заслужили по очевидным соображениям. Имея дело с тяжелым вооружением, Атавиан по большей части пользовался лазпушкой, своим любимым оружием. «Гроза танков» — так его еще называли. Сам Атавиан всегда отвечал на это: «Почему только танков?»
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:21 | Сообщение # 138



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


У Убийц честь оперировать лазпушкой отошла братьям Гектару и Улиусу, в то время как сержант Атавиан лишь указывал им, куда направлять ее разрушительную ярость. За время службы ему довелось повидать немало чудовищ и тяжелых машин, сраженных ее обжигающими лучами. Биоформы тиранидов, демонические машины Великого Врага, несуразные скрап-крепости орков — Атавиан видел, во что все это превращалось после знакомства с его верным орудием. В дистанционном бою для космодесантника не было ничего мощнее и лучше. Но здесь, на Дамносе, ему пришлось столкнуться с такими технологиями, что даже он стал сомневаться, сможет ли лазпушка с ними справиться. Парящие обелиски из живого металла, воины-скелеты, после гибели восстающие снова и снова как ни в чем не бывало, крохотные насекомоподобные существа, способные осквернять машинный дух и обращать его против носителя, — таковы оказались враги Второй роты, некроны.
Встав на колени и опустив голову, Атавиан вместе со своими братьями прочел Литании Точности и Действенности. Воины выстроились полукругом: бойцы с тяжелым оружием встали по бокам от сержанта, тогда как их товарищи с болтерами замыкали линию. Обвалившаяся колонна была далеко не самым лучшим укрытием, но зато с нее открывался отличный обзор на тундру, разделявшую Аркону и Келленпорт.
Неподалеку от Убийц титанов расположились их побратимы, опустошители сержанта Тириана. Атавиан, покончив с литаниями, коротко отсалютовал ему и поднялся на ноги; Тириан ответил, воздев руку в силовой перчатке и неспешно поклонившись. Его отделение, «Молот Жиллимана», заняло ступенчатую каменистую платформу. Возможно, когда-то это была лестница, ведущая к одному из храмов, но сейчас от нее мало что осталось. Тяжелые болтеры образовали первую линию, прикрывая засевших позади бойцов с ракетными установками, взявшими на прицел накатывающую с востока волну некронов.
Тени монолитов четко вырисовывались в свете закатного солнца. Именно они являлись основной целью Атавиана, пирамиды из живого металла, низвергающие смерть из кристаллов на своих вершинах. Но даже эти здоровенные громадины казались игрушками в сравнении с еще большим уродливым сооружением, двигавшимся в центре фаланги. Оно представляло собой высокую, собранную из кристаллических труб башню, установленную на основание обычного монолита. Разряды энергии с треском метались между ним и двумя другими машинами. «Похоже на какой-то узел или ядро», — решил Атавиан. Он водрузил прицел на планку болтера и обратился к своим воинам:
— Сталь и смерть! Мелты и плазма — на передний край, танкоборцы — со мной назад. Помните, как мы сразили «Мучителя душ», титана-отступника, между прочим! Напомните мне, за что мы заслужили себе Принципекс Максиму в тот день и почему наше имя будет воспето в легендах после нашей смерти?
Ответом словам сержанта стали полные готовности и одобрения крики. Несмотря на свою роль опустошителей, они уже стали ветеранами многих кампаний. И он доверял им, всем и каждому.
— Слава Убийцам титанов, и пусть Бог-Император упивается нашим яростным гневом!
Единый рев вырвался из глоток Ультрамаринов.
Сержант Атавиан никогда еще не гордился ими так сильно. Крики его Убийц титанов эхом разносились в тишине, перекликаясь с возгласами воинов Тириана. Одного взгляда в прицел оказалось достаточно, чтобы понять — орды некронов подошли на дистанцию поражения. Энергетические потоки между монолитами становились сильнее. Их присутствие определяло положение дел. Атавиан приготовился отдать приказ к атаке.

«Капкан» — так это называли ветераны ордена, старые наставники Праксора. «Когда одной армии удается обойти и окружить другую».
На западе были некроны, вышедшие из самой гробницы, во главе с лордом, которого Сикарий жаждал лично сразить в бою один на один. С востока же наступали силы, штурмовавшие Келленпорт, но отозванные для того, чтобы захлопнуть ловушку, из которой Ультрамаринам уже не суждено было выбраться.
Зная, что ему предстоит сражаться на два фронта, Сикарий распределил свои войска двумя полукругами так, чтобы каждый оборонял то направление, откуда исходит угроза. В тылу он расположил опустошителей. Некроны привели с собой технику — громадные монолиты, один из которых ранее на глазах у Праксора капитан собственноручно если не уничтожил, то как минимум обездвижил. Если бы у них было еще три таких же Сикария, с его везением и умениями, способных еще трижды добиться подобного… Арьергард замыкало тактическое отделение Солина, готовое вступить в бой сразу же, как только тяжелые орудия сделают все, что в их силах.
Праксор и его люди готовились принять на себя основной удар пехоты некронов и их командного эшелона. Дредноуты, Ультраций и Агриппен, присоединились к группе, возвышаясь среди Львов Макрагге. Сюда же Сикарий отрядил штурмовые отделения. Они должны были стать его козырной картой, ударив в самое сердце вражеских фаланг и проложив путь для капитана, чтобы тот мог убить повелителя некронов.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:22 | Сообщение # 139



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Капеллан Трайан преклонил колени в центре, между двух полуколец Ультрамаринов. Они ждали своего последнего боя на вершине руин какой-то древней базилики. Она давно обрушилась под натиском некронов, но, несмотря на это, капеллан отыскал большую каменную аквилу, погребенную под опавшим снегом. Стоя на вершине, он вознес последние молитвы, взывая к Императору даровать им отвагу и защитить от беды.
Сердцем Праксор знал, что эта битва станет самой крупной и самой тяжкой из всех, что ему пришлось пройти в бытность Ультрамарином. Сотворив знак Имперского орла поперек груди, он пожелал, чтобы это не стало для него последним ритуалом. Его взгляд упал на Сикария.
Капитан взирал на север, на Холмы Танатоса.
— Там тихо, — еле слышно молвил он. Львы, включая Дацеуса, молча стояли возле него.
Праксор заговорил:
— Прекращение огня может означать, что Сципион… — он замялся, поправляя себя, — что сержант Вороланус и лорд Тигурий справились со своей задачей.
Сикарий обернулся. Своим тяжелым, как гранит, взглядом он смерил Праксора. Тот не понял, что своими словами нарушил ход мыслей капитана.
— Сципион?
— Он… был… моим другом, брат-капитан.
Сикарий взглянул на запад и увидел, что битва вот-вот разразится.
— Мы все, каждый из нас, связаны братскими узами. В нашей крови живительная эссенция нашего примарха, да воспрянет он однажды от своего сна в Храме Исправления. Но есть связи сильнее прочих. Ты понимаешь меня?
Праксор кратко кивнул.
Довольный этим, Сикарий вытащил из ножен Клинок Бури и махнул им в сторону приближающихся некронов. Это был один из его любимейших жестов.
— Ты знаешь, что я там вижу, брат-сержант? — спросил он. — Я вижу судьбу. Я вижу наши имена в легендах, воспевающих величайших героев ордена, навеки начертанные на стенах Храма Геры. Ты готов принять такую судьбу?
Он не стал ждать ответа. Вместо этого Сикарий позвал своих Львов и двинулся к передовой линии. Агриппен вырос возле него.
— Хочешь разделить с нами сей славный час, Почтенный? — спросил капитан.
— Потому я и стою по правую руку от моего повелителя. Такова воля ордена.
Сикарий засмеялся, громко и воинственно, а затем водрузил на голову свой шлем. Некронам, казалось, не было конца, но Львы держались мужественно и совершенно спокойно. Праксор всегда мечтал присоединиться к ним, стать таким же, как Гай Прабиан или Дацеус. И в эти последние мгновения перед битвой он внезапно задался вопросом, сможет ли он взглянуть в пустоту и не дрогнуть перед нею.
Сержант поймал на себе взгляд Вандия. Возможно, знаменосец понял, что у него на уме. Что он сам думал об амбициях Праксора, осталось загадкой, ибо Вандий просто кивнул сержанту и высоко воздел полотно штандарта. Золотой двуглавый орел восседал на символе Ультимы, что охватывала череп, своими бессмертными глазами взирающий на космодесантников, словно оценивая их. «Стражи Храма» — так о воинах Второй роты скажут через сотни лет, если им удастся выжить и, возможно, одержать здесь победу.
Сикарий, похоже, приготовился к столь важному моменту.
— Судьба! — гремел его голос в развалинах базилики, словно набат. — Сыны Ультрамара! Если вы искали себе вечной славы, то теперь она перед вами. Мы суть кобальт и сталь, наш дух крепок, как адамантий, в нас есть гордость, и нас не сломить. Мы — короли, вы и я, мы подобны древним правителям Макрагге. Здесь, на этой скованной льдом земле, мы примем наш последний бой и навеки впишем свои имена в летописи наших братьев. Сражайтесь за павших, сражайтесь за Вторую роту и за наследие тех, кто был до нас. Воздайте им честь своими деяниями, своей жертвой! — Он вытянул раскрытую ладонь и крепко сжал ее. — Стремитесь к бессмертию и обретите его! — Клинок Бури смотрел ввысь. Его лезвие мерцало в угасающем свете заката, переливаясь оттенками алого. — Во имя Робаута Жиллимана, Victoris Ultra!
Призыв к оружию разлетелся по руинам, и каждый Ультрамарин, готовый проливать кровь на этой войне, вторил ему. Но как только рев постепенно стих, его место занял громоподобный марш безжалостных некронов.
Сикарий на мгновение отвел взгляд от вражеских орд и посмотрел на Праксора.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:22 | Сообщение # 140



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Сержант Манориан, ты и твои Щитоносцы пойдете со мной.
— Это честь для меня, мой лорд, — ответил Праксор. После всего, что ему довелось узреть на Дамносе, такое назначение больше не казалось ему столь славным, как он рассчитывал.

Лишь Львы внимали ему. Только они, его почетная стража и верные рыцари, должны были услышать следующие слова Сикария:
— Никаких боевых кличей или воодушевляющих речей, — прошептал он. Львы хранили молчание. — Они лишены человечности, эти некроны. Им неведомы ни жалость, ни сострадание, ни какие-либо проявления чести или товарищества. — Каждое его слово буквально сочилось отвращением к этим мерзким созданиям. Сикарий неспешно покачал головой. — Мне нужно попасть в центр их армии. Ваши мечи и болтеры отворят мне путь.
— Мы — ваши разящие клинки, — прорычал Гай Прабиан и отсалютовал капитану взмахом меча. Он не мог дождаться битвы.
— Когда настанет момент, Гай, ты должен опустить свой меч и дать мне сразиться с лордом один на один.
Чемпион принял это, хоть и крайне неохотно.
— Дацеус, ты поведешь их, когда я схлестнусь с лордом. Вандий, знамя не должно пасть.
Оба кивнули. Сержант-ветеран ударил силовым кулаком по своему правому наплечнику, тогда как знаменосец Второй роты произнес:
— До последнего вздоха, мой лорд.
— И ты, апотекарий. — Сикарий повернул голову и взглянул на Венациона. — Ты знаешь свой долг.
— Надеюсь, мне не придется исполнять его, но коли так, я сохраню наследие Ультрамара, можете быть уверены, капитан.
Напоследок Сикарий обратился к ним всем:
— Вы мои братья, равные мне. И я жду от вас того же, чего требую и от себя, — решительности, стойкости, отваги, и чтобы клинки ваши разили без устали. Стоит только дать этим бездушным машинам волю, и они погрузят Галактику во тьму. Я беспокоюсь даже не за Дамнос — я хочу, чтобы они научились бояться Адептус Астартес. Человечество не уйдет отсюда без боя. Так пусть же он начнется здесь, в этих ледяных пустошах. Что бы ни случилось, Ультрамарины не должны проиграть. Некронов нужно остановить, так или иначе.

Огромные фаланги тварей восстали из недр гробницы. «Архитектор знатно потрудился». Не-мертвый понял, что с каждым разом ему все труднее сконцентрироваться на этой мысли. Его разум переполняли видения смерти и разрушений. Холодная пустота вечности когтями впилась в его сознание. Когда-то давно, еще до превращения в бесчувственного голема из металла и механизмов, он всей душой боялся долгой ночи. Но он спал, и сон этот казался бесконечным, а теперь, пробудившись, он столкнулся с недугом совершенно иного рода.
Разрушители неторопливо парили на своих платформах-репульсорах вокруг боевых порядков некронов. Ненавистные тем, кто еще мог испытывать эмоции, и попросту избегаемые теми, чье сознание истлело за время Долгого Сна, разрушители вызывали одновременно и отвращение, и страх. В отличие от большинства некронов, даже самых примитивных, они утратили всякую надежду вернуться во времена плоти. Их тела были искажены ради одной-единственной цели: истребления. И пусть Не-мертвый страшился принять это, такая идея ему нравилась. Он ясно мог представить репульсоры на месте своих ног, а гаусс-пушки — вместо рук. Возможно, и от его излюбленной косы придется отказаться, так же как и от прочих конечностей.
«Знатная будет жатва… Все души этого мира…»
В авангарде маршировали бессмертные, опережая даже стражей, что, держа свои охваченные жутким свечением глефы, окружили лорда. Стойкие и неумолимые, эти совершенные воины пойдут на острие атаки. Те же, кто переживет их первый удар, очевидно, будут достойны того, чтобы сам Не-мертвый испытал их мастерство. Спесь и высокомерие по-прежнему жили в его жестоком сердце машины.
Он окинул взором бесчисленные ряды воинов-скелетов. Совершенно одинаковые, они маршировали безо всяких знамен или иных регалий. И это была лишь малая толика того воинства, что еще дремлет в глубинах гробницы. Бессловесным приказом Не-мертвый направил свою армию в атаку, и перед глазами его предстало великолепие грядущей резни.

Глава двадцать четвертая
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:22 | Сообщение # 141



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Джинн Эвверс всегда отличалась силой духа; кто-то даже назвал бы ее бесстрашной. Ей приходилось быть такой. После того как землетрясение отняло у нее мужа — казалось, что с тех пор прошла не пара лет, но целая жизнь, и даже не одна, — она постоянно копалась в себе в поисках каждой крупицы смелости. Иногда, в самые темные свои дни, она гадала, сможет ли вообще вырваться из этой клетки. И когда ей это наконец удалось, она обернулась совсем другим человеком. Перспектива одиночества, жизни без Корва, пугала ее. Вместо этого она бы с радостью навечно осталась рядом с ним. Даже эти нескончаемые, унылые дни в жестокой ледяной пустоши казались не такими уж и плохими, когда они были вместе. Когда Корв умер, часть Джинн умерла с ним. Она стала холодной и неприступной, как те горы, на которых ей приходилось трудиться во благо Империума.
То же самое она ощутила и теперь, когда ее оставил Сципион. Он — космический десантник, создание настолько далекое от обычных людей, насколько это вообще возможно в рамках одного биологического вида. Джинн неизменно трепетала перед этими сошедшими с небес воителями, все люди трепетали, но в то же время ей было жалко их, не ведающих мира, не способных любить. Долг определял их стремления, несомненно, благородные, они, как и любой солдат, ценили честь, но было в них и кое-что еще. Рожденные без страха, без жалости, только лишь ради действия, они являлись теми воинами, в которых нуждался Империум. Но почему тогда они чувствовали скорбь и печаль? Чтобы хоть немного отличаться от неживых машин, которые стараются истребить народ Дамноса? Мог ли это быть тот слабый, едва уловимый лучик человечности, которой они лишились, став космическими десантниками?
В Сципионе чувствовалась отчужденность. Джинн уже однажды поверила, что эмоции больше не властны над ней, но потом случилось нападение на Холмы Танатоса, и все переменилось. Воевать с партизанами — это одно: бить из темноты, небольшими группами устраивать засады. Опасно, но выполнимо. То, что она делала сейчас, было безумием. Здесь, на открытой местности, Джинн чувствовала себя особенно уязвимой. Она ощущала угрозу. Более того, она ощущала страх. Ей казалось, что жизнь больше не имеет смысла, ведь ничто не изменится, если она умрет. И лишь взглянув смерти в лицо, она осознала, насколько сильно заблуждалась.
— Сиа, пригнись!
Хоть космодесантники и приняли основной удар на себя, некронов было слишком много, чтобы разом их остановить. Без Сципиона и остальных люди оказались в смертельной опасности. Если они погибнут, их имена никто не увековечит и не произнесет в каком-нибудь запыленном храме. Не останется никакого наследия грядущим поколениям. Они просто умрут, и дальше будет лишь тьма.
Джинн схватила Сиа за воротник жилета и потянула ее вниз, за массивную платформу некронского орудия. Она слышала, как Сципион называл его «пилоном». Огромная пугающая арка из черного металла, извергающая в небеса изумрудную смерть. Звук резанул по ушам. Джинн так долго сжимала зубы, что, только предупредив Сиа, поняла, насколько трудно теперь двигать челюстями.
Сиа, захрипев, упала на землю. В руках она сжимала взрывпакет.
— Нужно прикрепить это к пушке, взорвать ее ко всем чертям. Денск, Хольдст… Все они этого бы хотели.
Над головами сверкали гаусс-лучи, наполняя воздух резкой вонью. Ниже линии тумана все было затянуто мутной белизной. И в этой дымке двигались силуэты некронов. Сперва появлялись их глаза. Джинн видела их повсюду. К счастью для нее и Сиа, враг пока что не повернулся в их сторону.
— Ты не сможешь отомстить за них, если погибнешь. Нужно немного подождать.
Сиа тряхнула головой. Дикость читалась в ее глазах, чувство пустоты, говорившее о том, что тяжесть выпавших ей испытаний сломила ее.
— Сейчас или никогда, капитан.
Джинн вновь вцепилась в девушку.
— Сиа, нет.
— Я не могу оставить все просто так. Еще тогда, в лагере, тогда… — Слезы ручьем текли из ее глаз. Сиа сбросила с себя руку Джинн и вскочила на ноги. Она покрыла несколько метров, на бегу отстегивая взрывчатку, когда луч ударил ей в грудь.
Джинн закричала, но вернуть Сиа это уже не могло — большая часть ее тела попросту испарилась. Захлебываясь собственной кровью, она неуклюже рухнула на землю и умерла.
Задержав дыхание, Джинн ждала своей участи, но внимание некрона привлекли громовые раскаты болтеров, и он двинулся прочь. Сиа была права — пусть это и чистое самоубийство, но бомбу нужно закрепить на цели. Джинн опустилась на живот — холод промерзшей земли чувствовался даже сквозь термокомбинезон — и, отталкиваясь локтями, поползла к упавшему взрывпакету. У нее были и свои пакеты, висевшие на спине, но и тот, что остался от Сиа, тоже пригодится.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:23 | Сообщение # 142



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Крики прорезали туман, неестественно четкие и ясные, перекрывающие грохот артиллерии. Джинн узнала голоса и поняла — началась резня. Она длилась всего несколько минут, но для девушки они показались часами. Уже в пятый раз она про себя прокляла Сципиона. Расходный материал — вот чем она и ее люди были для него.
Страх вновь нахлынул на девушку, когда она наконец добралась до пакета. Пальцы дрожали, причем совсем не из-за холода, и отказывались подчиняться, когда она попыталась снять самодельную бомбу. Джинн глубоко вдохнула в попытке утихомирить свой ужас и немного успокоилась. Этого оказалось достаточно, чтобы извлечь из пакета боезаряд, взвести его и прикрепить всю связку к пилону. Она хотела сразу же подорвать его, но тогда огненная буря убила бы ее. Вместо этого она вытащила свой пистолет и поползла к следующей установке.
Она еще могла сделать кое-что.

Сципион бежал. Голос Джинн эхом разносился в воздухе, но он гнал его прочь из головы. Некроны, призванные своим лордом, наводнили артиллерийскую площадку. Времени у Ультрамаринов почти не осталось.
Мимолетного взгляда на тактический дисплей хватило, чтобы увидеть, что Вандар и Октавиан уже установили взрывчатку и были готовы действовать. Сципион активировал связь с обоими:
— Взрывайте, сейчас же!
Столбы пламени взметнулись по краям плато несколькими секундами позже. Вдалеке обрушился один из пилонов. Арка орудия от взрыва разлетелась на куски. Разряды изумрудной энергии яростно метались среди обломков.
Сципион устремился вперед, Катор не отставал от него.
Сержант разрубил возникшего у него на пути некрона цепным мечом. Существо появилось из тумана неожиданно, и Сципиону пришлось действовать без промедления. Инстинкт и спешка направляли его движения, мысли о последствиях отошли на второй план. Единственное, что его волновало, — это Тигурий.
Катор выстрелом из плазменной пушки сбил с ног еще одного врага. Синий луч прожег позвоночник скелета, попутно испарив часть туловища и внутренних механизмов — это оказался достаточный для фазовой телепортации урон. Но некроны, числом многократно превосходя Ультрамаринов, не останавливались. Сципион отключил связь, разрывающуюся от настойчивых призывов Браккия о помощи. На пару с Эрдантесом тот отступал. Наперебой приходили доклады и от других Громовержцев. Отойти пытались и Ларгон вместе с Гарриком и Аурисом. Сципион их не слышал. Он рвался к Тигурию. Своим импульсивным и отчаянным поступком он мог спасти их всех и искупить гибель Орада.
Расправившись еще с одним некроном, он закричал что было сил:
— Братья, вы со мной?
Катор был, как всегда, решителен:
— Идем прямо в пасть смерти, сержант.
Новый взрыв сотряс землю, и еще одно орудие некронов развалилось на части. Сципион и Катор от тряски едва устояли на ногах, клубы тумана отпрянули в стороны, а воздух наполнил дым.
Пелена оказалась очень плотной — даже просто пробиться через нее стоило немалых трудов.
Ларгон закричал в вокс:
— Эффективность артиллерии упала до шестидесяти процентов. Орудия повреждены, но все еще функционируют. Наша взрывчатка не сработала.
Серое облако безбрежной пустотой застилало все вокруг.
Ларгон упорствовал:
— Каковы будут приказы, брат-сержант?
Сципион знал, что они уже недалеко от Тигурия, но еще вне дистанции поражения. Проверив тактический дисплей, сержант обнаружил схожие рапорты от Октавиана и Вандара. Две артиллерийские установки были уничтожены, но остальные по-прежнему действовали.
— Используй крупнокалиберные снаряды и все оставшиеся у тебя гранаты, брат.
— Не могу, сэр. Территория больше не принадлежит нам. Натиск некронов слишком силен. Отхожу к центру.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:23 | Сообщение # 143



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Сципион выругался. Без штурмовиков у них не было ни запасного плана, ни пути отхода на случай провала миссии. Горечь наполнила его голос:
— Я привел вас на смерть.
Внезапно он почувствовал, как кто-то схватил его за руку, и уже был готов ударить, но увидел перед собой Катора.
— С нами еще не покончено, Сципион. Отвага и честь.
Вороланус хлопнул товарища по плечу и коротко кивнул.
Дым рассеялся, и как только двое Ультрамаринов вынырнули из черного облака, стало понятно — они добрались до Тигурия. Здесь они хоть чего-то могли добиться.
Следом за ними появился некрон, и Сципион был вынужден схватиться с ним. Он лишь успел указать на тьму, буйствовавшую вокруг Тигурия:
— Стреляй!
Катор замешкался.
— Я могу попасть в лорда Тигурия.
— Сейчас, брат! — Лезвие цепного меча взвизгнуло, встретившись с металлом.
С молитвой примарху на устах Катор прицелился в темную вуаль и выстрелил.

Боль для Несущего Пустоту давно уже стала понятием устаревшим, забытым, утраченным в потоке времени, как и сама способность что-либо чувствовать. Но даже так он понимал, что его тело повреждено, и инстинкт самосохранения влиял на его действия. Чтобы найти нападавшего, ему придется отпустить пироманта, тем более что тот все равно уже почти мертв. Несущий Пустоту решил первым делом разобраться с новой угрозой, а затем закончить начатое. Тьма обвилась вокруг него, оставив пироманта, и лорд некронов осмотрел поле боя. Он выпустил энергию своего посоха, и обжигающий луч нашел врага Несущего Пустоту, швырнув того наземь.
— Червь!
Но ему пришлось поплатиться за этот краткий момент самоуверенности. И когда некрон вновь перевел свое внимание на пироманта, он увидел, что его враг, озаренный сияющим ореолом, еще далек от поражения.

Аура силы окружила Тигурия, подобно ослепительному солнцу разгоняя тьму и тени сотворенной лордом некронов вуали. Извивающиеся разряды молний опутывали его тело. В глазах библиария металась пойманная, но не укрощенная буря, воплощаясь в материальном мире грозовыми волнами.
Голос его, словно хлыст, прорезал воздух:
— Теперь ты умрешь, машина.
Разряд за разрядом психомолнии били по Несущему Пустоту, и некрон дрогнул перед таким натиском. Одна разворотила ему грудную клетку, другая оторвала руку. Призванный библиарием ветер вырвал из рук лорда его посох и отбросил в сторону. И хотя его естеством давно стал грубый металл, лорд некронов заревел в агонии. Тигурий сомневался, что существо перед ним вообще способно что-либо чувствовать, скорее всего, это была реакция на неминуемый конец. Но даже когда Несущий Пустоту уже почти пал, Тигурий не остановился — напротив, он открыл свой разум варпу и высвободил его ужасающую мощь.

Психические молнии терзали его тело, срывая кусками драгоценный металл и сжигая внутренние механизмы, столь сложные и древние, что людской разум не способен был постичь их никогда. И все происходило слишком быстро — даже улучшенные регенеративные способности Несущего Пустоту не справлялись. Что-то неприятное, холодное пронеслось по его мыслительным схемам. Что-то подобное тревоге на мгновение охватило его многовековой разум, когда лорд некронов ощутил касание бесконечной тьмы.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:23 | Сообщение # 144



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


«Я — повелитель ночи, не слуга…»
Впрочем, при подобных обстоятельствах такие самопровозглашения выглядели несуразно. У него еще оставалась возможность уйти. Он не собирался сдаваться. Несущий Пустоту будет Владыкой. Он сможет восстановиться, уничтожить этого жалкого червя, что посмел бросить ему вызов, и присвоить себе трон. Анкх, этот амбициозный плебей, дал ему все средства для такого.
Теряя последние силы, Несущий Пустоту активировал шар воскрешения.

Монстр был уже почти уничтожен. Сципион наблюдал за схваткой с безопасного расстояния, держа на руках истерзанное тело Катора. Длинный шрам разорвал Имперского орла на нагруднике доспеха, но десантник остался жив. Его глаза горели ненавистью и жаждой возмездия. Несущий Пустоту был уже на грани гибели — его машинные детали трескались и разламывались, а скелетоподобный панцирь сочился какими-то странными жидкостями. Тигурий не знал жалости, низвергая с кончиков пальцев бурю. Все плато объяло пламя, нещадно разгоняя снежный туман.
Сципион сощурился. Что-то происходило в сердце бури. Каким-то совершенно невероятным, невозможным образом лорд некронов самовосстанавливался. Психическое пламя истерзало все его тело, но, черт возьми, Несущий Пустоту регенерировал! Живой металл собирался воедино, потоками растекаясь по развороченному телу и образуя новую броню. Казавшиеся очевидно смертельными раны зарастали на глазах. Сципион заметил шар в груди чудовища, черный, словно оникс, и своим мерцанием будто бы поддерживавший процесс восстановления.
Зажимая руну активации цепного меча, Сципион уже знал, что ему необходимо сделать. Шагнуть под разряды молний означало верную смерть. Невелика цена! Он лишь надеялся, что его жертва будет не напрасной.

Несущий Пустоту смеялся. Он бросил взгляд вниз, на пироманта, что силился сотворить свое примитивное, грубое колдовство.
— Все тщетно, червь. Я вечен. Я…
Внезапно смех оборвался. Звериный восторг Несущего Пустоту обернулся кошмарным мучением. Его раны опять открывались, его тело рассыпалось. Извечная тьма вновь потянулась к нему, терзая его сознание.
— Нет, нет…
Дрожь охватила его. Запах гробницы и тлен Долгого Сна наполнили его обонятельные сенсоры. Он был уверен, что это просто симуляция. Так его мнемонические системы реагировали на разрушение физического тела. Несущий Пустоту попытался избавиться от шара воскрешения, надеясь остановить процесс, но было уже слишком поздно. Вместо исцеления артефакт развоплощал его тело, обнажая системы самой его сущности. И когда геновоины с оружием наготове приблизились к нему, ощутив его слабость, Несущий Пустоту вознес проклятье Анкху. Архитектор провел его.

Тигурий предостерегающе поднял руку.
— Подожди!
Молнии угасали по мере того, как библиарий вновь обретал контроль над силами варпа и укрощал вызванную им разрушительную энергию, используя психошлем в качестве мозгового гасителя. Это была сложная процедура, и он сотворил в воздухе руны сдержанности и контроля, дабы сфокусироваться на собственных мыслях. Из проводника жезл библиария превратился в поглотитель, отводящий и безвредно рассеивающий потоки психической энергии.
— Подожди, — выдохнул Тигурий, ощущая биение силы, противившейся вновь обретенной им власти. Свет уступил место тьме, вновь накатил туман, а над плато повисла тишина. Чудовищная усталость охватила библиария, все его тело уподобилось напряженной до предела мышце, которой наконец дали отдых. Он зашатался и осел, но оттолкнул Сципиона, когда тот попытался ему помочь.
Едва слышно он произнес свой приказ:
— Добей его. Сейчас же.

Глава двадцать пятая
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:24 | Сообщение # 145



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Атавиан видел, как энергетические лучи вгрызаются в черный металл монолитов, но уже через секунду поглощаются им, не нанося ни малейшего вреда.
— Милостивая Гера, они вообще хоть чем-нибудь уязвимы?
Из рации раздался голос Тириана — сержант Атавиан даже не понял, что его слова посредством связи услышали прочие опустошители, потому как для лучшей координации действий они все держались на открытой частоте. В пылу сражения этот факт ускользнул от внимания Атавиана.
— Я слышал, что капитан Сикарий в одиночку уничтожил один такой, — сказал Тириан.
— Не сомневаюсь в этом, брат. Возможно, он даже захочет отлучиться с фронта, пробежать разделяющие нас и машины три сотни метров и лично продемонстрировать нам, как это у него тогда получилось.
Громыхающий смех Тириана сильно контрастировал с общей серьезностью положения, но, услышав его, Атавиан улыбнулся.
На самом деле дистанция в несколько сотен метров не казалась проблемой. Такова была оптимальная дальность стрельбы лазпушек, но они могли запросто покрывать и большие расстояния. Атавиан не знал оружия настолько же точного и неумолимо смертельного. Гектар и Улиус били по приближающимся монолитам, использовавшим свою энергию для переброски некронских фаланг от стен Келленпорта к силам, атакующим окопавшихся в руинах Аркона-сити Ультрамаринов.
Отделение Тириана работало по пехоте противника. Вспышки залпов тяжелых болтеров практически не гасли, буквально за секунды опустошая патронные ленты. Это служило еще одним подтверждением навыков сержанта, равно как и его стрелков, чье оружие не заело ни единого раза. Хоть Атавиан и не был технодесантником, он непрестанно возносил благодарности Омниссии за эту безотказность. Взрывы расцветали посреди плотных рядов некронов, в то время как высокоскоростные болты врезались в передние шеренги. Но это было все равно, что бросать камни в океан. Со смертью нескольких механоидов открывалась небольшая брешь, но уже через несколько мгновений металлическое море вновь схлопывалось, а сам факт потерь для такой орды казался ничтожным, ибо сквозь порталы монолитов непрестанно проходили новые отряды не-мертвых воинов.
«С парящими пирамидами нужно разобраться», — решил Атавиан. Лишив некронов возможности постоянно возвращать в бой павших солдат, Ультрамарины хотя бы обретут шанс замедлить врага, потому как при нынешнем раскладе рассчитывать больше было не на что.
— Целиться в кристаллы, — сказал Атавиан своим бойцам.
Но как только Убийцы титанов вскинули свои пушки, тень опустилась на них. Жужжание репульсорных двигателей заставило Атавиана выкрикнуть:
— Ложись!
Две орудийные платформы некронов на большой скорости пронеслись над головами космодесантников.
— Я могу справиться с ними! — это был брат Икус, уже вскочивший на ноги. — Во имя Императора!
Выстрел плазменной пушки поглотил первую платформу, превратив ее в кучу искореженного, объятого пламенем металлолома. Вторая же успела увернуться от заряда и открыла ответный огонь.
Икус развернул свое оружие, зарычав от напряжения. Катушки плазменного генератора на его спине по-прежнему вращались. Тяжелая гаусс-пушка некрона выпустила изумрудный луч света, который ударил в броню Ультрамарина и пробил ее. Икус вздрогнул, когда большая часть его внутренних органов разлетелась на атомы, а затем головой вперед рухнул на ступеньки.
— Нейтрализовать! — Атавиан указал на орудийную платформу. Она как раз разворачивалась для нового захода, пока ракетная установка одного из воинов Тириана не поразила ее прямо в воздухе. Охваченный огнем корпус некрона упал прямо к ногам опустошителей.
Брат Корвус, из Убийц титанов, повесил свой болтер на ремень и, подойдя к телу Икуса, подобрал его плазменную пушку. Тем временем один из бойцов Тириана приблизился к месту падения платформы, чтобы окончательно добить некрона.
— Он еще жив, — произнес Корвус, проверяя жизненные показатели Икуса.
— Используй эту пушку против монолитов, — приказал Атавиан, отправляя еще одного вооруженного болтером боевого брата оттащить Икуса в безопасное место.
Сам сержант также переключил свое внимание на монолиты. Возвышающиеся вдалеке, они что-то творили со своей энергией, превращая ее в паутину света, охватывавшую все три парящие конструкции и самую крупную, ядро всей группы.
— Плохо, — пробормотал Атавиан, после чего приказал воинам с лазпушками сконцентрировать огонь на центральном монолите. Тактика изменилась. Вместо того чтобы задавить Ультрамаринов пехотой, некроны решили попросту выжечь людей с лица земли своим дьявольским оружием.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:24 | Сообщение # 146



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Глядя на неумолимое продвижение монолитов и гадая, что еще можно сделать, чтобы защититься от них, Атавиан пожалел, что у них так мало лазпушек.

Уллий Иксион выругался, поняв, что орудийная платформа некронов избежала его гнева. Он все еще стряхивал с себя останки последней машины, что он сокрушил при приземлении. Прыжок перенес его прямо в середину фаланги некронов, и он незамедлительно обрушился на врага всем своим смертельным арсеналом — плазменным пистолетом и силовым кулаком. Возле сержанта бились Мстители Макрагге. Поток прометия вырвался из огнемета Птолона, выжигая плотные ряды некронов, в то время как его братья прыгали на охваченных пламенем механоидов и разрубали их на части цепными мечами. Это была непростая работа, ибо некроны оказались крепкими созданиями, но рейдеры все же отпрянули под натиском штурмового отделения.
Посмотрев на небо, Иксион увидел еще одну группу платформ, заходящих для атаки. «Напасть, уничтожить, упорхнуть, повторить», — так гласили тактические постулаты штурмовиков. И, словно повинуясь бессловесному приказу своего сержанта, Мстители Макрагге взвились в воздух, оставив позади себя обгорелую землю.
На пике прыжка Иксион спросил:
— Как там дела у Страбо?
Второе штурмовое отделение, нареченное «Героями Селонополиса», сражалось на противоположном от Мстителей Макрагге фланге и работало по тем же целям. Иксион поручил брату Птолону вести счет.
— Они опережают нас на одну платформу, брат-сержант.
Цели, сияя красными сигналами, появлялись в поле охвата визора Иксиона. Он направил на них, вниз, ствол своего плазменного пистолета.
— Тогда давайте сравняем счет!
Даже в самой отчаянной битве два отделения продолжали соревноваться друг с другом. Сикарию это нравилось — подобное всегда держало бойцов в тонусе. Иксион придерживался того же мнения.
Некроны заполонили все, куда ни кинь взгляд, и битве этой было не видать конца. Иксион упивался ею.
— Смерть с небес, братья! Пламя и гнев! За Ультрамар!

В стороне от безумного воздушного побоища между штурмовиками и орудийными платформами некронов Праксор расправлялся с последним рейдером из группы, посланной, чтобы остановить атаку космодесантников. Щитоносцы неистово прорубались через ряды механоидов, и никогда прежде Праксор не сражался рядом со своими воинами столь рьяно. Он призвал для битвы все свое мастерство и отвагу. Здесь, в этом аду, по-другому и нельзя было.
В буйстве схватки он увидел невдалеке Сикария. В ближнем бою, с клинками и болтерами, космодесантники чувствовали себя в своей стихии. Хоть и крепкие сами по себе, рейдеры не могли сравниться в этом аспекте с Ангелами Императора, что ставило их в невыгодное положение, даже несмотря на способности к регенерации. При таких условиях становилось проще нанести некрону урон, достаточный для его фазовой телепортации, тогда как в дистанционном бою слишком много врагов успевало восстановиться и вернуться в строй.
Хоть тактические отделения и не экипировались непосредственно для штурмовых задач, Праксор приказал своим бойцами переключиться на гладии и болт-пистолеты сразу же, как только некроны окажутся на достаточном расстоянии. Продвигаясь клином, в вершине которого шел сержант, Щитоносцы жестоко рвали механоидов на куски.
Агриппен не знал пощады.
Вместе с Ультрацием они врезались в орду некронов несколькими секундами позже Сикария. Они сражались на одном фланге с капитаном и его Львами, круша тела врагов своими силовыми кулаками и низвергая на них ураганный огонь главных орудий.
Против дредноутов некронам было нечего выставить. Их летающие платформы не могли подобраться достаточно близко, ибо в небе господствовали Иксион и Страбо. Ничто другое не доставало до гигантов. Не имея возможности сокрушить древних воителей своей подавляющей огневой мощью, некроны увязли в бойне. Однако на место каждого убитого рейдера выходили еще трое, не говоря уже об элитах, что представляли куда более серьезную угрозу. План Сикария был рискованным. Если ему не удастся вскоре втянуть лорда некронов в бой, все старания дредноутов, равно как и Ультрамаринов в целом, пойдут прахом.
На краткий момент спокойствие снизошло на Праксора, когда ближайшие к нему неприятели пали. Он улучил возможность и оценил положение дел. Ультрамарины кобальтовым клином посреди металлического моря некронов пробились достаточно далеко от разрушенной базилики. Но чем дальше, тем больше клин превращался в копье, медлительно выискивающее сердце врага — в данном случае повелителя некронов. Другие фаланги меж тем заходили с боков, пытаясь блокировать дерзкие атаки Ультрамаринов.
Машинный дух силового меча голодно гудел, жаждая новых смертей. Приложив сверкающее лезвие к шлему, Праксор вознес молитву Императору и примарху и вновь ринулся в самое пекло битвы
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:25 | Сообщение # 147



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Позолоченный повелитель некронов был виден издалека. Метка цели светилась на левой стороне визора Сикария, справа же, перекрывая обзор, развернулась структурная схема. В металлическом каркасе монстра трудно было определить какие-либо уязвимые места. Как и прочих некронов, лорда защищала броня, но при этом он имел размеры куда больше остальных, чуть ли не превосходя элитов, что шествовали перед своим повелителем.
Эти механоиды явно принадлежали к другой касте — столь же неумолимые, но куда лучше подготовленные. Элиты ни на шаг не отходили от лорда, двигаясь в авангарде плотного кольца его телохранителей. Последние же ощетинились мерцающими боевыми глефами, от которых вряд ли были способны защитить даже силовые доспехи. Телохранителей, как и элитов, требовалось устранить, чтобы добраться до их командира.
Сикарий понимал, насколько опасную игру он ведет, бросая подчиненных ему Ультрамаринов прямо в сети лорда некронов, и все лишь для того, чтобы он смог вытянуть чудовище на бой.
— Вот он я, тварь, — шептал он под своим шлемом. — Иди же и сразись со мной.
Лишь одна мысль сейчас занимала разум Сикария: так или иначе, но эта война между ним и золотым некроном окончится. И если ему придется лично убить каждого из элитов и уничтожить всю почетную стражу врага, так тому и быть. До самой смерти.
Вокс-приемник в ухе капитана стал издавать потрескивание — очевидно, некроны снова наводили помехи. Он разрубил торс одного рейдера своим Клинком Бури, одновременно с этим испепеляя второго выстрелом в упор из плазменного пистолета.
— Говорит Сикарий. Вперед! — прорычал он.
Раздавшийся в ответ голос был не тем, что капитан ожидал услышать, но принесенные им вести позволили сложить в уме новый план.
Катон Сикарий улыбнулся.
— Дацеус, — сказал он, оборачиваясь к своему заместителю. — Готовь воинов к отходу.
Сержант-ветеран, кроша рейдера своим силовым кулаком, недоуменно поднял глаза.
— Что?
— Мы отступаем к Келленпорту, как и планировалось изначально.
— Наши силы окружены, брат-капитан. Нам некуда отступать.
— Пока некуда. Всем бойцам — перейти к обороне. Сейчас же, брат-сержант.
Приказ разлетелся по отделениям. Ультрамаринам, которым удалось отбросить некронов так далеко, было велено оставить отвоеванные земли и собраться у руин.

— Есть вектор нападения на элитов. Мы можем атаковать. Повторяю, мы можем атаковать.
Иксион парил в небе на столбах пламени, извергаемых его прыжковым ранцем, и готовился обрушиться на следующую цель, когда внезапный голос Дацеуса разбил все его мысли о славе:
— Отставить. Всем войскам отступить к руинам.
Связь оборвалась. Иксион прервал полет, приземлившись на клочок ничейной территории рядом со своим отделением. Брат Птолон с грохотом опустился возле него.
— Сержант?
— Отходим обратно к развалинам базилики.
Иксион взглянул вверх и увидел, что Страбо уже отправился в путь. Он не задавал вопросов, не выказывал сомнений — он просто подчинился. Но Уллий Иксион прекрасно сознавал его гнев, лишь усилившийся от того, что ему не дали развернуться как следует.
Сержант вытянул шею, глядя на появляющиеся в небесах звезды, и активировал ранец, который тут же исторг поток огня.
— Отступаем, Мстители!
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:25 | Сообщение # 148



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Валите его!
Гектар и Улиус снова и снова били по ведущему монолиту, но машина попросту поглощала ослепительные заряды один за другим, неумолимо двигаясь вперед, тогда как две остальные пирамиды идеально слаженно парили чуть позади. Что бы ни готовилась обрушить на космодесантников эта медлительная троица, в ее силе сомневаться не приходилось. Выкрикивая приказы, Атавиан понимал, что эти ужасные машины необходимо остановить. Но по мере того, как энергетические потоки, связывавшие кристаллы на вершинах пирамид, становились все сильнее, осознание мрачной истины овладевало сержантом.
«Нам всем конец».
Изумрудные молнии сверкали вокруг навершия ведущего монолита, когда энергия текла по цилиндрическим проводникам, питая матрицу Ореол света образовался вокруг кристалла, и яркость его росла с каждой секундой.
Атавиан выкрикнул тот единственный приказ, что, по его мнению, еще мог хоть что-то изменить:
— В укрытие!
Мощный луч энергии сорвался с кристалла первого монолита и ударил всего в нескольких шагах от позиции Убийц титанов, обращая мир вокруг них в пламенный ад и наполняя дымом воздух. Ударная волна сбила Ультрамаринов с ног. Клубы пыли и песка взвились в воздух. Паутина трещин и разломов, как при землетрясении, побежала по земле от места удара.
Несмотря на встроенные в шлем компенсаторы, звук мгновенно перегрузил слуховой канал Атавиана. В носу и ушах полопались кровеносные сосуды, лишив сержанта сразу двух чувств. Линзы не могли справиться с внезапным световым потоком — на дисплее вспыхнули предупреждения о чрезмерной тепловой нагрузке, но всего через мгновение визор отключился, не выдержав колоссальной силы удара, испарившего целую секцию стены перед ним. Именно так сержант представлял себе ядерный взрыв. Ощущение невесомости охватило все тело, и Атавиан понял, что его ноги больше не касаются земли. Отброшенный назад, он врезался во все еще державшуюся колонну и рухнул на спину.
Вокруг него валялись другие Ультрамарины, как Тириана, так и его собственные. Изумрудный луч разметал сынов Жиллимана, словно ураган песок. Это была сущая смерть. Вопреки своей сути, Атавиан ощутил трепет перед такой невероятной мощью. Впрочем, желания уничтожить ее у сержанта не убавилось.
Облаченные в синюю броню тела постепенно начинали шевелиться — бойцы приходили в себя. Дым и пламя стелились между ними. Каменные ступени превратились в крошево, большая часть руин — тоже. Скрежет трущихся друг о друга и о камень бронепластин раздавался отовсюду, где братья Атавиана пытались встать и перегруппироваться. Ультрамаринам неведомо было слово «поражение» — по крайней мере, так думал сержант. Болеутоляющие средства уже потекли по венам, а клетки Ларрамана инициировали процесс ускоренного сворачивания крови, стоило только Атавиану подняться на ноги. Плотная завеса из дыма и частиц земли заволокла все вокруг. Мороз вновь вернул себе власть, обращая медленно поднимающиеся клочья пара в кристаллики льда.
Тактический дисплей Атавиана расцвел россыпью янтарных рун — практически каждый Ультрамарин из группы прикрытия получил ранения. Имелось еще несколько красных иконок, обозначавших недееспособных или погибших. Но пострадавшие братья сейчас были не первоочередной задачей — сержант нуждался в огневой мощи, и немедленно. Он добежал до границы зоны поражения — образовавшийся кратер давал какое-никакое, но укрытие. Несколько бойцов его отделения, а также люди Тириана вместе с самим сержантом уже согнулись за земляным скатом.
Тириан передал Атавиану свой магнокль.
— На них ни царапины.
Атавиан нехотя согласился. Да, некроны и их монолиты подбирались к позициям Ультрамаринов довольно медленно, но при всем обрушившемся на них огне они продолжали держать стабильную скорость, не понеся при этом особого урона.
Сержант отдал прибор обратно.
— Их слабое место — кристаллические силовые матрицы на вершинах.
Тириан кивнул.
— Довольно легкая мишень.
Улиус припал к земле рядом с Атавианом и добавил:
— Если только что-то не собьет наши системы наведения.
Сняв прицел с лазпушки Улиуса, Атавиан оценил перспективы.
— Не годится.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:26 | Сообщение # 149



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Он внес кое-какие корректировки и взглянул снова.
— Так тоже.
Сержант вернул прибор Улиусу и окинул глазами кратер.
— Где Гектар?
— Мертв.
— Где его лазпушка?
— Осталась у тела, брат-сержант.
Взгляд Атавиана остановился на приближающихся монолитах.
— Неси ее сюда.
Улиус подчинился. Ему пришлось опустить голову, ибо опустошители вновь открыли шквальный огонь, от которого, впрочем, толку было мало. Монолиты не останавливались, беспрестанно извергая из своих порталов отремонтированных некронов и сводя на нет любой урон, нанесенный бойцами «Молота Жиллимана». Тириан был мрачнее тучи.
— Мы лишь впустую тратим боезапас, — зарычал он, призывая прекратить огонь. Ракетные установки замолчали, но оставались наготове, равно как и заправленные патронными лентами тяжелые болтеры. — Но эти машины необходимо нейтрализовать.
С момента того сокрушительного удара Убийцы титанов Атавиана не сделали ни единого выстрела.
— Восстанавливая пехоту, они не могут использовать против нас свои кристаллические матрицы. Таков цикл. Когда он закончится, монолиты вновь зарядят проводники и активируют лучевое оружие.
Вернулся Улиус, принеся в руках лазпушку Гектара, которую он установил возле сержанта.
— Что ты видишь, Максима? — Тот факт, что Тириан обратился к нему по имени, заставил Атавиана повернуться к нему.
Изрезанный шрамами шлем Тириана отразился в его алых линзах.
— То же, что и раньше, брат.
Над их головами воздух прорезали изумрудные лучи. Некроны подошли на дистанцию стрельбы своих гаусс-бластеров, и теперь каждый их шаг непременно сопровождался новым залпом. Космодесантники отвечали болтерным огнем, но это было действие скорее чисто номинальное.
Атавиан продолжал:
— Мы не можем положиться на системы наведения. Некроны — машины, и сродство с прочими механизмами есть часть их ксеносской сути. Мы ощущаем их влияние.
— Машинные духи нашего оружия осквернены? — в голосе Тириана слышался гнев.
— Нет, но скомпрометированы. Поправки, что я внес в прицел Улиуса, должны были скорректировать траекторию — но этого не произошло. Уничтожение этих кристаллов требует предельной точности, но полагаться придется исключительно на собственные инстинкты. — Расцепив крепежи на вороте доспехов, Атавиан снял шлем. Без встроенного в броню голосового усилителя ему пришлось закричать, чтобы его услышали. — Только глаза.
Он вскинул лазпушку на плечо — это была приятная, давно знакомая тяжесть. Атавиан бросил взгляд на Улиуса.
— Делай как я, брат.
Избавившись от шлема, который он закрепил на бедре, Улиус оценил прицел сержанта.
— Вы целитесь в самую дальнюю машину?
— Да. Дождись, пока они не начнут заряжать основное орудие. Я скажу, когда стрелять.
Такова была снайперская стрельба из лазпушки. Танки, дредноуты, стационарные установки — обычно ее цели отличались крупными габаритами и относительной малоподвижностью. Монолиты, конечно, были медлительными мишенями, но неведомые помехи, что навели некроны, сильно ограничивали возможности стрельбы, тем самым требуя от бойцов максимального сосредоточения.
Снайпер обычно готовится несколько дней, разведывая территорию в поисках оптимальной позиции. Ему приходится учитывать множество факторов: свет, скорость ветра, природные аномалии, уязвимые точки цели. Будучи несравнимо мощнее винтовки, лазпушка все же сильно уступала в утонченности последней, да и счет шел уже не на дни, а на минуты. Сержант просчитал отдачу, траекторию заряда, предполагаемую точку попадания. Но доверял он лишь двум вещам: инстинктам и вере.
Последняя партия восстановленных рейдеров появилась из порталов, запустив процесс перезарядки кристаллических узлов монолитов. Яростные разряды изумрудных молний изливались из центральной машины, создавая связь с двумя остальными. Энергия питала главный кристалл, и ее всполохи с каждым разом становились все ярче.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:26 | Сообщение # 150



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— По моему сигналу… — произнес Атавиан, тщательно выверяя собственную позицию. Гаусс-лучи вздымали землю вокруг Ультрамаринов, откалывая целые куски от ската кратера и осыпая крошевом доспехи. Тяжелые орудия сержанта Тириана вновь открыли огонь, пытаясь хоть как-то прикрыть лазпушки.
Свечение вокруг ведущего монолита все усиливалось. Удар луча был неизбежен.
— Бей быстро, брат, — предупредил Тириан.
— И больно. По моему сигналу… — прошептал Атавиан, вжавшись щекой в корпус лазпушки и самую малость приопустив ствол.
«Пытаясь устранить быстро движущуюся мишень, подпусти ее поближе», — всплыл из глубин разума один из постулатов его прежних наставников.
Монолиты вышли на огневой рубеж. И попали в перекрестие прицела Атавиана. Он выставил два пальца со спускового крючка пушки — это был сигнал.
Пара лазерных лучей ударила по дальнему монолиту как раз в тот момент, когда последняя порция энергии вливалась в силовую матрицу. Они разбили кристаллический узел, вызвав волну возмущения, передавшуюся двум другим машинам.
Подстреленный монолит содрогнулся, когда катастрофическая цепная реакция прокатилась по его структуре. Разломы пошли по поверхности, источая бледный изумрудный свет. Ослепительное пламя вырвалось из портала. Огромная машина грузно рухнула на землю и замерла. Всполохи неудержимой энергии перебросились на оставшиеся два монолита, обрывая наведение луча. Поврежденные и требующие ремонта, они начали медленно отодвигаться назад, оставив разрушенную машину на произвол судьбы.
Из глотки Атавиана вырвался победный клич.
Его подхватили и другие бойцы арьергарда. Поражение монолитов внесло смуту в ряды наступающей пехоты, которую тут же накрыл объединенный огонь двух отделений опустошителей. Без порталов некроны не могли оперативно восстанавливаться, и наконец их фаланги стали редеть.
Но на этом проблемы некронов не закончились — еще одну Тириан увидел через магнокль.
— К нам идет подкрепление, братья. — В его голосе явно слышалась безумная радость.
Ее же ощутил и Атавиан, когда сам взял в руки магнокль.
— Вижу ополченцев и гвардейские формирования. — Приблизив изображение, он добавил: — Их ведет Юлус Феннион со своими Бессмертными.
Тириан засмеялся, одновременно с удивлением и облегчением.
— Признаюсь, я уже было думал, что от защитников Келленпорта осталось лишь мокрое место и что мы — этакий одинокий островок посреди моря врагов.
Атавиан отдал лазпушку бойцу, заменившему Гектара. Теперь, когда монолиты были нейтрализованы хотя бы на какое-то время, пришла пора ему вновь вернуться к своим обязанностям сержанта.
— Остров, так и есть, брат, — заявил он, — но теперь нам открылся путь обратно на большую землю.
С фронта уже доносились приказы Дацеуса.
Началось полномасштабное отступление. Все силы возвращались в Келленпорт. Несколько фаланг некронов двинулись им наперехват, и где-то среди них был повелитель, направлявший железное воинство. Вероятно, Сикарий выманил их, а теперь намеревался захлопнуть свою ловушку. Стены Келленпорта казались ничем не хуже любого иного места для решающей битвы.
— Как будто так и должно быть, — произнес Тириан. Пехоту некронов давили с обеих сторон.
Перед тем как надеть шлем, Атавиан взглянул в глаза брата-сержанта.
— А ты в этом сомневался?

Если не считать минимума защитников, Келленпорт практически опустел. Стационарные орудия снимались с треног отрядами поддержки, бойцы из разрозненных отделений объединялись во взводы, ополченцы снимали оружие и элементы защиты с трупов товарищей и тоже собирались в батальоны. Кроме того, последние остатки дамносской бронетехники выдвинулись в пустоши, ведомые небольшой группой кобальтово-синих Ангелов.
Аданар находился на башне ведущего танка. У этого «Леман Русса» было сломано главное орудие, но боковые тяжелые болтеры все еще исправно работали. Два других танка на небольшом удалении следовали за ним, по одному с каждой стороны — поврежденные, но боеспособные. Шагоходы класса «Часовой», некоторые даже с отказавшими пушками, и «Адские гончие» прикрывали фланги. В тылу шла группа транспортов типа «Химера», у машины, возглавлявшей бронированную колонну, верхний люк и добрая часть крыши были сорваны ударом гаусс-луча. Впрочем, в остальном корпус остался цел, как и траки, и двигатель — это был идеальный транспорт для сержанта Фенниона и четверых его бойцов. Другие распределились по пехотным взводам, вдохновляя своим присутствием лучше любого танка.
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Ник Кайм,Падение Дамноса.
Страница 10 из 11«12891011»
Поиск: