Ник Кайм,Падение Дамноса. - Страница 7 - Форум
Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 7 из 11«12567891011»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Ник Кайм,Падение Дамноса.
Ник Кайм,Падение Дамноса.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:03 | Сообщение # 91



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Силовые доспехи обоих Ультрамаринов были иззубрены и обожжены. Тень монолита впереди накрыла космодесантников.
Ужасающее, колоссальное сооружение воплощало собой мощь механоидов. Сикарий верил, что некроны — это нечто большее, нежели просто роботы. Они были чем-то совершенно другим. Чем-то древним.
Хотя большая часть Аркона-сити оказалась повержена в прах во время некронского вторжения, развалины некоторых строений все еще высились то тут, то там. Используя туман как прикрытие, двое Ультрамаринов подобрались к боковому скосу монолита. Стволы дуговых гаусс-излучателей ходили из стороны в сторону, сканируя близлежащие земли, но похоже, что они не могли начать стрельбу, пока кристаллическая матрица машины наполнялась энергией. Подобравшись вплотную, воины наконец смогли рассмотреть мерцающую, кажущуюся иллюзорной поверхность монолита и мерзкие символы, выгравированные на ней.
Сикарий заметил, что кристалл на вершине пирамиды начал светиться ярче прежнего, когда разряды молний запитали его энергией полей накопителей. Матрица постепенно активировалась.
Само сооружение сопровождал небольшой отряд некронов-рейдеров. Они не отставали от него ни на шаг, держа оружие наготове, но до сих пор ни разу не выстрелив. За всю свою бытность воином Ультрамара Сикарий провел немало вылазок против тяжелой техники. Он знал: бронетехника — грозная сила на поле боя, а ее могучие орудия способны совладать со всем, кроме, пожалуй, самых крупных пушек. Но при этом танки громоздки и относительно медлительны, и потому отряд солдат с бронебойными гранатами, занявший тактически верную позицию, становится для них смертельной угрозой. Монолит танком не был, и Сикарий подозревал, что его странная поверхность будет устойчива к большинству видов оружия, однако он надеялся если не уничтожить машину полностью, то хотя бы нейтрализовать ее.
Подобные действия не следовали напрямую догматам Кодекса, но Сикарий мог по-своему трактовать писания Жиллимана. Он надеялся, что примарх одобрит его находчивость и смелость.
— Чемпион, — сказал он, возложив руку на наплечник Прабиана, когда они крались через руины и рассматривали левитирующий мимо них монолит, — послужи мне разящим клинком.
Гай медленно кивнул, не сводя глаз с рейдеров. Их было всего пятеро. Он нажал руну активации своего силового меча, отчего лезвие мгновенно вспыхнуло ореолом гибельной энергии и мерно загудело.
Перед тем как отпустить товарища, Сикарий добавил:
— Опасайся фронтального портала. Одна Гера знает, куда он может тебя завести. Отвага и честь, брат.
— Отвага и честь, мой лорд, — раздался рык Гая сквозь решетку вокса его богато украшенного шлема.
Они разделились: Сикарий устремился к тыльной стороне монолита, в то время как Гай стал заходить на него спереди.
Чемпион перескочил через обломок стены, и крик его прокатился по окрестностям:
— За Ультрамар!

Единым движением отряд прикрытия некронов открыл огонь из своих гаусс-пушек. Гай Прабиан был опытным воином. Он, чемпион, сражал бесчисленных полководцев, демагогов и чужаков, но сталкиваться с некронами до Дамноса ему не приходилось. Щит поглощал большую часть вражеских выстрелов, позволяя воину, словно гладиатору, защищаться прямо на бегу. Несколько лучей опалили его наплечник и поножи, но он не обратил внимания на сигнализировавшие о повреждениях руны на глазном дисплее. Похоже, осознав неизбежность ближнего боя, ближайшие некроны прекратили стрельбу и перехватили свои излучатели наподобие дубин, намереваясь разрубить чемпиона Ультрамаринов подствольными лезвиями.
Врезавшийся в лицо твари щит Гая раздробил ей зубы и сломал костлявую шею. Голова вывернулась под кривым углом и повисла на связке кабелей, а сам механоид грузно рухнул наземь. Второго врага Прабиан поразил мечом, разрубив сначала ствол гаусс-пушки, а затем и тело некрона. Травма оказалась критичной, и существо телепортировалось. Третий и четвертый были сражены яростными, со свистом разрывающими воздух взмахами клинка. Пятого Гай снес ударом щита. Он казался воплощением воли капитана, смертоносным стражем, всецело сконцентрированным на своей миссии. Фазовый сдвиг унес трех некронов, а чемпион встал над последним врагом, раненым, но все еще активным. Его разбитая шея уже восстанавливалась. Прабиан вонзил кромку щита в кабели проводки, на которых держалась голова механоида, разорвав их.
— Оставайся мертвым, — бросил он, когда последний враг исчез во вспышке…
…только для того, чтобы вернуться через портал: еще пятеро рейдеров появились на поле боя — точные копии предыдущих. Они двигались медленно, скорее словно мрачные тени, очерченные изумрудным свечением, нежели как существа из металла и ненависти.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:03 | Сообщение # 92



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Гай Прабиан встретил их лицом к лицу и, коснувшись лба кончиком силового меча, отсалютовал неприятелю.
Нет, он никогда прежде не сражался с некронами. И это будет достойное испытание.
— Я — разящий клинок, — пробормотал он священный обет и рванул вперед.

У любого боевого танка, созданного из металла в цехах мануфакториума, были боковые скаты, люки, траки и, несомненно, свои слабые точки — монолит же казался чем-то совершенно иным. Он не обладал четко выраженной ориентацией, разве что переднюю часть можно было определить по наличию там изумрудного портала, а также по направлению хода. Три оставшиеся стороны, плоскости пирамиды, в точности походили друг на друга, изготовленные из какого-то темного псевдометалла — субстанции, которая не выглядела даже до конца материальной. Присмотревшись, Сикарий увидел, что поверхность монолита словно рябит, а ее оттенки на свету непрестанно перетекают из одного в другой, подобно растекшемуся по воде маслу. Капитан засомневался, возможно ли вообще будет прикрепить взрывчатку к такому материалу, не говоря уже о том, чтобы разрушить его. Взводя мелта-бомбы, он не спускал глаз с дуговых излучателей. Торчавшие из тела машины стволы пытались извернуться и взять его и Прабиана на прицел, но без питания они были не опасны, а вся энергия монолита сейчас стекалась прямо в кристаллическую матрицу.
Впрочем, долго так продолжаться не могло. Сикарий с размаху вбил первый заряд в боковую поверхность машины. Взрывчатка благополучно закрепилась на странном металле. Тогда он установил еще один заряд. И еще. Всего он разместил четыре мелта-бомбы, свои и те, что взял из запасов Дацеуса.
Мощная волна прошла по поверхности монолита, когда заряды сдетонировали, источая интенсивные микроволны, которые машина, казалось, поглотила без особого труда. Под ударами мелта-зарядов обычный металл уже покрылся бы коррозией и рассыпался, но материал монолита оказался куда более устойчивым.
Однако даже несмотря на это, одновременный взрыв четырех мелта-бомб не прошел напрасно, и Сикарий не смог сдержать радостного возгласа, когда в глубине машины что-то умерло и колоссальная конструкция медленно опустилась на землю. Кристалл на вершине пирамиды померк, когда прервалась зарядка энергетической матрицы.
— Брат Гай! — Сикарий обежал машину и вышел к передней стороне как раз к тому моменту, когда чемпион добивал последнего из некронов сопровождения. Даже изумрудный портал погас, обнажив пустой металл позади себя. С повреждением структурной целостности монолит некронов стал не более чем монументом, бездейственным и неопасным. По крайней мере, до поры.
— Следует ли нам войти? — Гай ткнул мечом в область, где еще недавно сиял портал. Похоже, он настроился в прямом смысле слова прорубать себе путь внутрь.
— Нет. Возвращаемся к остальным. Неизвестно, сколько еще эта машина пробудет в неактивном состоянии. Не стоит терять время.
Выполнив миссию, они направились обратно к своим.
Под маской боевого шлема Сикарий улыбался. Возможно, даже после всего, что случилось, на Дамносе их еще ждет победа.

Возвращение Сикария Ультрамарины встретили сдержанной радостью — не было времени для празднований. Опустошители и дредноуты едва держались под шквальным огнем противника. Теперь, когда монолит оказался нейтрализован, настала пора космодесантникам перейти в наступление на некронскую орду.
Капитан Второй роты поднял над головой Клинок Бури, увидев, что механоиды пришли в движение и обнажили фланги своего строя.
— По-прежнему нет никаких признаков, что здесь присутствуют их лидеры, — предупредил его Дацеус, но Сикария это не остановило.
— Мы не можем больше ждать. — Резким жестом он направил меч в сторону врага. — Ультрамарины, в атаку!

Благой пример заразителен. Праксор ощутил, как волна праведного гнева поднимается в нем, придает сил, а рвение охватывает все его тело. Сикарий буквально излучал уверенность и мощь. В его присутствии пламя мужества вспыхивало в душах воинов с новой силой. Вот так и рождаются легенды.
— Я — клинок моего капитана! — С этим кличем на устах сержант распорол силовым мечом первого некрона на своем пути и сразу же сразил второго выстрелом из болт-пистолета. Все его сомнения, все мысли о тщеславии Сикария в эту минуту улетучились, а на их место пришла твердая уверенность в победе и в славе, к которой их приведет Катон Сикарий.
Никогда прежде он не сражался так рьяно, равно как и никто из окружающих его воинов. Вместе со Львами Макрагге Щитоносцы и Непоколебимые врезались в строй некронов и разорвали его. Они смели несколько шеренг скелетоподобных тварей, а механические органы и конечности кучами металлолома устлали землю, прежде чем Ультрамаринам пришлось остановиться.
— Идите ко мне! — услышал Праксор преисполненный ярости голос Сикария, исходящий из самого сердца битвы. — Предстаньте передо мной!
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:03 | Сообщение # 93



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Капитан пристально озирал серебристую орду в поисках командиров, но те до сих пор не соблаговолили показаться на свет — лишь бесконечные ряды некронов застилали горизонт. Клинок Бури собирал обильную жатву, но перемолоть всех он бы не смог. Даже могучему Катону Сикарию такой подвиг был не по силам.
Праксор оглянулся по сторонам. Враги медленно, но верно брали их в кольцо. Уже сейчас некоторые из его братьев вместе с бойцами Солина отделились для защиты тыла. Полное окружение стало лишь вопросом нескольких мгновений.
Трайан находился на переднем рубеже, среди Львов, осыпая врагов проклятьями и распевая литании. Он никогда не отступится, ибо он — капеллан Сикария. Но теперь Праксор отчетливо видел тщетность плана капитана. Повелитель некронов так и не показался, и Ультрамарины, по сути, в лоб атаковали безграничную в своих силах военную машину врага — а подобное мероприятие просто не могло увенчаться победой.
Первым не выдержал Солин.
— Нам нужно отступать, — сказал он, отбиваясь от града ударов и едва находя момент, чтобы сделать ответный выпад. — В этом нет славы ни для Дамноса, ни для нас самих.
Разя некронов крозиусом, Трайан немедленно заставил сержанта умолкнуть.
— Следуй приказам своего капитана и будь верен цели! Сражайся во славу Уль…
Лезвие некрона, вонзившееся в латный воротник капеллана, оборвало его пламенную речь. Трайан отбросил тварь выстрелом из болт-пистолета, а затем разбил на части ударом крозиуса, но не смог вытащить кусок металла, застрявший в его броне.
Кольцо вокруг Ультрамаринов, которым теперь пришлось встать спина к спине, постепенно стягивалось. Их отважное наступление разбилось о неприступную металлическую стену.
Сикарий обернулся к Дацеусу:
— Свяжись с остальными отделениями, прикажи сконцентрировать огонь на этой части фронта.
— Но от этого могут пострадать наши же братья, мой лорд, — воспротивился Венацион. Апотекарий, будучи не менее искусным воином, чем любой изо Львов, отчаянно сражался возле капитана.
— Стоит рискнуть, — парировал Сикарий. — Дацеус, отдавай приказ.
— Дредноуты тоже должны атаковать, сэр? — хрипло переспросил ветеран.
— Нет. Они не смогут быстро добраться до нас, — обозлился Сикарий. — Ничего не работает. Мы уходим.
Капитану такие слова дались непросто, но, хоть ему все это и не нравилось, он понял: сражаться дальше было пустой затеей. Сикарий открыл общий канал связи:
— Пробейте брешь! Всеобщее отступление!

Они смогли устранить монолит, они смогли с фланга ударить по некронской орде, и, несмотря на все это, план провалился. Сикарию требовалась цель, что-то, что можно было бы атаковать и убить, лишь бы изменить положение дел. Он не мог воевать против бесконечных орд механических воинов. Тяжело было это признать, но он недооценил некронов и их возможности. Такое не повторится. А сейчас ему требовалось больше людей.
Победа еще была возможна, он сердцем чувствовал это, но она ускользала от него.
Прорубая себе путь сквозь некронские порядки и рукой поддерживая раненого брата Самнита, одного из Львов, Сикарий почувствовал во рту неприятный вкус: едкий, горький, незнакомый.
Вкус поражения.

В хаосе боя не было времени на раздумья — верх брали инстинкты. Такова особенность генокода любого космического десантника, сама суть его существования, его цель и долг, ниспосланный Богом-Императором. Война для Астартес — не просто ремесло, это их священное призвание.
Так мыслил Праксор, прокладывая себе путь через орду врагов, тисками сомкнувшуюся вокруг Ультрамаринов. Они напали из засады, но сами угодили в ловушку некронов. Эти существа руководствовались исключительно холодной логикой и вычислительными процессами, и с ними не представлялось возможным бороться, как с обычным врагом. Им не было числа. По крайней мере, боль в плече Праксора от постоянных ударов по живому металлу свидетельствовала именно об этом.
Каждый удар Трайана был пропитан его клокочущей злобой. Капеллан смог избавиться от металлического обломка в шее — вернее, тот телепортировался вместе с останками некрона, которому ранее принадлежал, — но голос его сделался более низким и хриплым, а гнев духовника воспылал с новой силой. Осознание этого пришло к Праксору уже потом, когда сумасшедшая схватка за жизнь посреди некронских фаланг осталась позади.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:04 | Сообщение # 94



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Окружающие механоиды накрыли космодесантников мощным подавляющим огнем тяжелых орудий, и приказ к отступлению наконец был приведен в исполнение. Сержант-ветеран Дацеус шел впереди, пробивая себе дорогу силовой перчаткой и корректируя огонь болтеров, чтобы создать выход из этой ловушки. Ультрамарины шаг за шагом отходили на прежние позиции. Благословен будь Император, никто не погиб, разве что Самнит и еще трое бойцов Солина получили тяжелые ранения. Праксору удалось избежать потерь среди своих людей.
Туман по-прежнему усиливался, что позволило Ультрамаринам ретироваться и избавиться от преследователей. Сикарий последним вышел из боя. Его молчаливое недовольство от принятого решения ощущалось едва ли не физически.
По правде говоря, прочие Ультрамарины чувствовали себя не лучше.
— Не останавливаться, — прорычал капитан, когда они удалились от вражеских фаланг на некоторое расстояние, и подозвал Дацеуса: — Прикажи опустошителям и дредноутам также начать отступление. Мы уходим из Аркона-сити.
Снег и туман опутывали космодесантников, но точно так же они скрывали из виду и некронов, которые, похоже, возобновили свое методичное продвижение. Фаланга их монолитов была уже на полпути к Келленпорту. Некоторые пешие группировки, скорее всего, тоже направятся туда.
— Мы идем на соединение с остальными? — спросил Дацеус. Позади него Венацион помогал брату Самниту. Гай Прабиан бдительно всматривался в белесую пелену тумана, словно ожидая, что в любой момент оттуда может выскочить некрон, но этого не происходило. Механоиды даже прекратили обстрел.
Сикарий спрятал меч в ножны. На мгновение он замешкался, и Праксору показалось, что еще чуть-чуть — и капитан бросится обратно в туман искать себе жертву.
— Нет. Артиллерия некронов должна быть уничтожена. Я хочу обрушить тяжелую технику и огонь орудий «Возмездия Валина» на головы этих металлических еретиков. Но отделения штурмовиков потребуются нам здесь. Мы должны летать и жалить, разбивать их отряды, бить по слабым точкам. Раз прямой удар не сработал, будем изматывать их небольшими рейдами.
— Лорд Тигурий будет недоволен, капитан.
Сикарий встретил замечание совершенно бесстрастно.
— Он подчинится моим приказам. Недовольство библиария меня не волнует. Просто сделай то, что я сказал, Дацеус.
Сержант-ветеран отсалютовал, а затем, когда Ультрамарины выдвинулись в поход обратно к Келленпорту, начал настраивать связь дальнего действия. Не успели они пройти и несколько шагов, как раздался голос Агриппена:
— Все еще пытаетесь выиграть эту войну?
Взоры воинов устремились на Сикария, который обернулся лицом к дредноуту и снял свой боевой шлем, чтобы почтенный воитель мог видеть его глаза.
— Конечно. Если победа возможна, мы должны сделать все, чтобы ее достичь.
— Хоть я в вечности служу ордену и стремлюсь славить его любым деянием, но здесь я не вижу возможности победы.
Это было дерзкое и смелое утверждение. Только Агриппен, почитаемый всеми Ультрамаринами ветеран, один из Первых, мог сказать подобное. Старые мудрецы всегда имели право оспаривать решения молодых и безрассудных.
— Она есть, — отрезал Сикарий. Он водрузил шлем обратно, и последние его слова донеслись уже из решетки вокса: — Мы выкуем нашу победу.
Агриппен молча поклонился. Если у него и остались еще какие-то сомнения, он предпочел не оглашать их, а просто зашагал вместе со всеми. Праксор не имел ни малейшего понятия, успокоился ли дредноут. Когда Агриппен заговорил, поначалу ему показалось, что это Агемман устами своего почтенного чемпиона хочет высказать свое мнение о капитане Второй роты. Делать это в самый разгар кампании было далеко не лучшим выбором, но редко когда выдавался момент поставить Сикария перед фактом.
И слова, пусть и не столь распаляющие, какими могли бы быть, осели в разуме Праксора. Они метались под сводами его черепа, подливая масла в огонь его собственной неуверенности. Он надеялся, что не даст сбой на поле сражения, хотя там он с легкостью мог довериться инстинктам. Трайан, конечно, невыносимый подонок, но он был их капелланом, и его слова имели вес куда больший.
Встряхнув головой, Праксор вновь вернулся к своему прагматизму. Он собрал свое отделение для перехода, мысленно гордясь их действиями. Пусть этот бестолковый бой и оказался проигран, но Щитоносцы достойно себя в нем показали. Раздумывая об этом, он дотронулся до своего болевшего плеча.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:04 | Сообщение # 95



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Мне позвать апотекария Венациона?
Праксор сморщился, вставив вывихнутый сустав на место.
— Нет, Криксос, — сказал он. — Давно уже после сражения я не испытывал боли.

Глава пятнадцатая
На борту «Возмездия Валина», за два года и девять месяцев до Дамносского инцидента.

К тому моменту, как Праксор покинул тренировочные залы, большинство его братьев уже разошлись по своим кельям и предались ночным медитациям. Правда, кто-то еще остался отрабатывать навыки на стрельбище или же иным способом повышать мастерство ведения войны во имя Императора, но путь до своего обиталища он проделал в одиночестве.
Каллинарское Подавление прошло успешно. По личному приказанию самого лорда Калгара ударная группа Ультрамаринов была отправлена на малоизученный планетоид Балтар IV, чтобы искоренить восстание тау в одном из его главных городов. Каллинар просто кишел ксеносами, более того, они смогли опутать ложью большую часть людского населения, включая многих членов правящей семьи. Все попытки Пятнадцатого и Восемнадцатого Вардийских батальонов Имперской Гвардии сбросить ксеносов, чье влияние уже перекинулось и на соседние анклавы, провалились. Еще немного — и перспектива полного отделения планеты от Империума стала бы более чем реальной.
Прибытие Ультрамаринов положило этому конец. Разбившись на отдельные отряды, они очистили улицы города и выжгли корни ереси всего за три дня. Не вся Вторая рота оказалась избрана для этого задания, в котором также принимали участие ветераны Первой роты и разведчики Десятой. Праксор никогда не слышал и не видел Ториаса Телиона на поле боя, но знал, что мастер-скаут орудует в тылу врага, уничтожая его резервы. Сержант подозревал, что огненный вихрь, прокатившийся по сточным трубам, куда Праксор со своими Щитоносцами отправился на охоту за послом тау, также был творением невидимой руки Телиона.
Сципион сражался вместе с мастер-скаутом на Черном Пределе. Большинство же прочих могло лишь мельком видеть его в тенях либо на тренировочной площадке, при том что Телион был одним из главных наставников ордена. Когда речь заходила об этом, Праксор, к своему стыду, непременно ощущал укол зависти. Зато он видел в бою терминаторов Гелиоса и был впечатлен не меньше, чем на Черном Пределе, где они также помогали друг другу клинком и болтером.
Атакой руководил не Сикарий — командование ударной группой во время зачистки города осуществлял Агемман. Там, где Сикарий действовал бы грубо и прямолинейно, Агемман был последовательным и скрупулезным. Праксор понимал, что в итоге война затянулась дольше, чем если бы командовал Сикарий, но зато Ультрамарины понесли куда меньшие потери. Впрочем, сам он предпочел бы подчиняться приказам своего господина, а поскольку возбуждение от победы еще не прошло, то вместо празднования по возвращении на «Возмездие Валина» он провел семь часов, оттачивая всевозможные боевые приемы. Стратегия Агеммана разительно отличалась от таковой Сикария; соблюдение Кодекса создавало определенное сходство, но в случае с этими двоими — столь незначительное, насколько это вообще было возможно. Жизненный опыт подсказывал Праксору следить за заседаниями сената, когда представляется такая возможность. Сейчас они следовали обратно к Макрагге, где должна была пройти официальная церемония чествования Микаэля Фабиана, капитана Третьей роты и магистра арсенала.
Ультрамарины восхваляли достижения своего ордена с гордостью и во весь голос. Ожидалось, что на торжестве будут присутствовать все.
Но по пути через летную палубу, где покоились удерживаемые магнитными креплениями «Громовые ястребы» и трудились безмозглые сервиторы, Праксор увидел еще одного космодесантника.
На нем не было силового доспеха, вместо этого он облачился в длинную синюю далматику с капюшоном, скрывающим его лицо. Его осанка и движения подсказывали Праксору, что они с ним принадлежат к одному ордену.
— Брат, — начал он обычное приветствие, но, когда Ультрамарин поднял глаза, Праксор понял, что перед ним стоит Сципион.
Сержант мгновенно ожесточился. Он своими глазами видел недавнюю нерасторопность Сципиона во время боя, граничившую с равнодушием.
— Получается, ты больше не под опекой Венациона?
Сципион остановился перед своим старым другом.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:05 | Сообщение # 96



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Я покинул Апотекарион несколько часов назад. — Он с ног до головы оглядел Праксора, отметив его одеяние и щитки доспеха. — А ты, как я вижу, по-прежнему не вылезаешь из тренировочных залов.
Праксор поднял бровь. Ему послышался вызов в голосе брата.
— В этом есть что-то постыдное? Разве это не делает меня лучшим воином в глазах моего капитана и магистра ордена?
— Зависит от твоих помыслов, брат.
— А ты считаешь их не такими достойными, как твои, Сципион? Звучит так, будто ты сам уже все решил за меня и счел мои мотивы низкими.
— Эгоистичными — возможно.
Праксор провел языком по губам. Он держался из последних сил, чтобы не выхватить рюдий из ножен и не дать им хорошенько Сципиону по голове.
— Ты пробыл в стазис-коме несколько недель, так что я прощу тебе твою выходку. Но не забывайся, брат.
— Я в здравом уме, уверяю тебя, Праксор. — Сципион откинул капюшон. Его взгляд был тверд, словно алмаз. Он не собирался сдаваться. — И к тому же мы оба сержанты. Просто ты, очевидно, мнишь себя выше других.
Праксор дал волю своему гневу:
— В чем дело, брат? Еще с самого Картакса ты держишь в себе агрессию, словно сжатый кулак, нацеленный на любого, кто тебя раздражает. Теперь что, настал мой черед?
— Ищущих личной славы ждут лишь разочарования, — бросил Сципион.
— Как это понимать?
— Это слова Орада. Тебе следовало бы знать их, брат.
— Что? Что ты вообще здесь делаешь, Сципион? Ты поджидал меня, чтобы напроситься на драку?
Губы Сципиона не шевельнулись, он ничего не ответил. Праксор, подойдя к нему вплотную, продолжил:
— Знаешь, зачем я хожу в залы, брат? Зачем я закаляю в себе воина? Я скажу тебе, Сципион, скажу, потому что мы с тобой братья и друзья. Я делаю это, чтобы стать сильным телом и разумом. Ты не должен винить себя в произошедшем. Во всем виноват порок, поразивший Картакс. Да, это была трагедия, но причиной ее стала слабость.
— Я уже слышал такие слова… и не раз.
Праксор недоверчиво нахмурился.
— Я вышел из комы несколько дней назад. — В голосе Сципиона слышались резкие, раздражительные нотки. Было ли это из-за его ярости или из-за травм, Праксор не знал. — Венацион запер меня в Апотекарионе, пока мои раны не заживут…
— Жаль только, что травмы, нанесенные твоей голове и здравомыслию, лечению не поддаются, — перебил его Праксор. Он был совсем не в настроении терпеть неуместный гнев Сципиона, но, когда он попытался обойти Ультрамарина, тот преградил ему путь. — Ты чересчур опрометчив, брат. Вот почему ты оказался на столе у апотекариев. Я бы посоветовал тебе следить за своими дальнейшими поступками, — сказал он тоном, красноречиво дающим понять, что разговор окончен.
Но Сципион был уже на взводе и останавливаться не собирался.
— …пока мои раны не заживут, — повторил он снова. — И я слышал разговоры о Картаксе и об Ораде.
— Я не говорил о нем ничего дурного, брат. — В голосе Праксора зазвучало предупреждение. Ему совсем не нравились мысли, одолевавшие Сципиона.
— Слабость, ты сказал? Это из-за нее он пал?
Праксор сжал кулаки. Ему надоело избегать этого. Напряжение между ними за долгие месяцы только усилилось, и надо было все наконец разрешить. Вариант не лучше и не хуже любого иного.
— Ты знаешь ответ. А теперь, — твердо произнес он, — сделай то, зачем пришел сюда.
Сципион взревел и бросился на Праксора. Гнев его выплеснулся в шквал ударов, которые посыпались на второго Ультрамарина прежде, чем тот успел ответить или хоть как-то защититься. После недавней тренировки адреналин бурлил в его крови, и Праксор блокировал направленный в голову кулак, отразив его рукой, и одновременно с этим нанес мощный удар Сципиону в живот. Затем от обрушившегося на спину локтя у Сципиона хрустнула лопатка, а завершающим аккордом стал сокрушающий удар по ребрам.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:05 | Сообщение # 97



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Сципион покатился по полу, кряхтя от боли, но вновь быстро вскочил на ноги.
— Ты все еще слаб после Апотекариона, — сказал Праксор, сбоку обходя Сципиона и вынуждая его крутиться на месте. — Дай своим ранам затянуться, и мы должным образом продолжим это уже на ринге.
Сципион встряхнул головой.
— Нет. Не будем ждать.
Праксор прожег его взглядом.
— Ты глупец, Сципион. Гнев и эмоции овладели тобой.
— Неужели ты чего-то боишься, брат? — В полумраке разбитая губа уродовала лицо Сципиона, а его глаза казались темнее ночи.
Праксор печально покачал головой. «Все-таки от этого никуда не деться». Он вытащил свой меч и отбросил его в сторону. В кулачном бою он не будет бесчестить себя, используя оружие, пусть и затупленное, против безоружного соперника.
— Если ты хочешь, чтобы я сломал тебя, брат, я это сделаю!
Сципион побежал на него, но Праксор успел уклониться от его таранной атаки.
— Безрассудно… — Он впечатал кулак в бок Сципиона. От второго удара, по шее, у того из глаз посыпались искры боли. — И опрометчиво.
Лицом к лицу, они кружились один вокруг другого. Несмотря на неподходящую обстановку, ангар стал для них превосходной ареной. Единственные зрители, сервиторы, не обращали на них внимания, полностью погруженные в свою работу. Вытянутые тени «Громовых ястребов» скрывали дуэлянтов темнотой. Сципион тяжело дышал — сказывались травмы. Праксор даже не запыхался.
— Где же тот воин, о котором так высоко отзывался Ториас Телион? — с вызовом бросил он.
Сципион вновь пошел в атаку. Ложным выпадом он заставил Праксора открыться и сразу же нанес мощный удар по щеке сержанта. Голова Праксора взорвалась дикой болью, и он пошатнулся.
— Тот воин — перед тобой, — ответил Сципион и снова ударил его.
Несмотря на свое первоначальное преимущество, Праксор не выдержал напора брата и отступил на шаг. Ощутив свое превосходство, Вороланус прыгнул на соперника в попытке сокрушить его ударом сцепленных кулаков, который определенно сломал бы тому ключицу, но Праксор сдвинулся с опасной траектории и встречным движением попал Сципиону в живот. Сержант захрипел, ловя ртом воздух.
Посчитав, что все кончено, Праксор слегка расслабился, но Сципион в ту же секунду продемонстрировал ему его неправоту, крутанувшись на месте и вложив всю силу в разящий удар. Праксор почувствовал, как ломаются его кости, а в следующий момент кулак Сципиона врезался ему в подбородок. Праксор перешел к обороне — настолько действенным оказался апперкот. Вскинув руки, Праксор ударил распахнутыми ладонями по голове Сципиона, оглушая его. От головокружения движения противника замедлились, и Праксор воспользовался этим, отразив еще один решительный выпад и впечатав колено брату в живот. Другой рукой он обхватил его шею и сжал ее.
— Остановись! — тяжело выдохнул Праксор, в равной мере от напряжения и от гнева, но Сципион все равно продолжал сопротивляться. — Ты проиграл, брат. Прекрати.
Вороланус не сдавался. Высвободив руку, он с размаху вонзил локоть в живот Праксора и попытался оттолкнуть его.
Праксор зарычал от боли, но хватку не разжал.
— Слабость, — прошипел он сквозь сжатые зубы, сплюнув кровь. — Да, ты прав, брат. Это была слабость.
Сципион заревел, черпая силы в гневе, но Праксор не уступал. Наоборот, он напряг руку еще сильнее.
— Ну, кто теперь слаб? — Он сжал Сципиону шею, перекрыв доступ воздуха в легкие. Впрочем, космодесантник мог продержаться намного дольше обычного человека в такой удушающей хватке, даже если его держал другой космодесантник.
Праксор наклонился вперед, чтобы иметь возможность говорить прямо в ухо Сципиона.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:05 | Сообщение # 98



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Ты — верный сын Ультрамара, наследник самого Жиллимана, — прошептал он. В его голосе читалась мольба. — Это твой орден, твое наследие. Не бесчесть его дальше.
Он немного расслабил мышцы, чтобы позволить Сципиону хоть хрипло, но заговорить.
— У меня больше не осталось чести.
Праксор потихоньку разжимал хватку. Его товарищ перестал дергаться и, словно мертвец, обмяк у него на руках.
— О чем ты говоришь?
— Ты знаешь, что случилось на Картаксе?
Праксор в замешательстве сощурил глаза.
— Трагедия. Смерть героя. Мы потеряли Орада.
— Все не так просто. Об это никто не знает… кроме капитана и, возможно, Дацеуса.
— Что там произошло? — Странное ощущение волной пробежало по позвоночнику, когда Праксор задал этот вопрос. Давно уже ему не приходилось испытывать эмоций, похожих на эту.
В своем покаянии Сципион не смог сдержать слез:
— Я убил его, Праксор. Я убил Орада.

— Шевелитесь, быстрее!
Сципион подгонял партизан на пути вниз по горной тропе, но сам не сводил глаз с возвышающихся над ними склонов.
Ларгон первым заметил монстра, крадущегося по вершинам, скрывающегося в метели. Даже после своего пиршества он все равно алкал их плоти и неумолимо следовал за ними. Более того, лорд некронов был не один — он привел с собой свиту. Словно бешеные собаки, измазанные в крови своих жертв, они скакали по обледенелым утесам всюду, куда ни посмотри. Волна первобытного страха охватила людей, стоило им только увидеть тварей. Мужчины и женщины, те, что остались от группы капитана Эвверс, в ужасе разбежались. Кто-то, отчаянно желая спастись и поскорее убраться отсюда, даже спрыгнул вниз с горного уступа. Его крик слышался всего несколько секунд, пока завывания ветра не поглотили его, а тело бедолаги не вспороли острые каменные зубцы.
— Что будем делать? — поинтересовался Браккий. Он опустился на колено у края тропы и, держа болтер наготове, высматривал горные пики, среди которых метались силуэты некронов.
— Посмотри, как они движутся, — добавил Катор с легкими нотками сомнения в голосе. Эти существа были не простым машинами, как Ультрамаринам показалось при первой встрече, но чем-то большим. — Роботам не свойственна подобная ловкость.
— Нам от них не оторваться, — сказал Сципион, когда последний из людей пробежал мимо него, — так что примем бой.
Он обернулся к Катору.
— Пусть Гаррик и Аурис отнесут Эрдантеса обратно в лагерь. Браккий, Ларгон и я будем сдерживать некронов столько, сколько сможем.
Браккий собрался было запротестовать, как и Катор, но Сципион взмахом руки заставил обоих умолкнуть.
— Да будет так, — постановил он.
Никто из Ультрамаринов не хотел оставлять своего сержанта в опасности, но при этом они были исполнительными солдатами и подчинились приказу.
Не шелохнулся лишь Ларгон. У него еще остались счеты к лорду свежевателей — кровь Ренатуса была на когтях этой твари, и он заставит ее заплатить за это сполна. Космодесантник пристально всматривался в бурю, отслеживая движение каждой бледной тени в белоснежной пелене.
— Я вернусь сразу же, как только отправлю Ауриса и Гаррика, — пообещал Катор. Остальные собрались перед колонной, прокладывая дальнейший путь, и только Эрдантес ковылял рядом с партизанами. Его раны постепенно заживали, но это процесс был небыстр. Тем не менее в руке Эрдантес сжимал полностью заряженный болтер, и Сципион нисколько не сомневался в боевом духе товарища — но лишь в том, насколько он готов к сражению.
— Постарайся, брат, — сказал Сципион, положив ладонь на его плечо. — Каждый клинок и каждый болтер на счету.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:06 | Сообщение # 99



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Катор отсалютовал и двинулся к остальным.
— Что ж, теперь нас осталось трое, — как-то отрешенно произнес Браккий. Он проверил боезапас оружия — счетчик показывал неутешительную картину. Сципион увидел в темноте его красный огонек. Впрочем, у него самого в пистолете зарядов осталось не больше.
Ларгон закрыл глаза и глубоко дышал.
— Воздух очень чистый. Мне это нравится, — проговорил он. — Думаю, я был бы рад сложить здесь свой гладий.
Сципион не решился одергивать друга. Это не было фатализмом, просто он понимал всю вероятность их гибели и принимал ее. Сципиона это всегда восхищало. Он передернул затвор болт-пистолета.
— Держим их как можно дольше, — сказал сержант, а буйство ветра придало драматизма и печали его словам. — Дадим нашим братьям шанс добраться до лагеря.
Браккий кивнул. Он уже взвел свое оружие.
— Брат-сержант, — сказал он, — для меня было честью проливать кровь рядом с тобой.
— Нет слов, чтобы передать, сколь сильно я горжусь Громовержцами, — ответил Сципион. — Вы — мои верные воины и мои братья.
— Отвага и честь, — спокойным тоном произнес Ларгон.
Браккий эхом повторил девиз.
— И спустимся мы в самую темную бездну варпа, но одержим победу! — высказался напоследок Сципион.
Плечом к плечу, с болтерами наготове, они стояли и ждали прихода лорда. На этот раз поблизости не было пропасти, чтобы сбросить его, не было места для хитроумной ловушки. Сципион чувствовал гордость, как и любой из воинов Жиллимана. Гордость за то, что ему довелось быть одним из его почтенных сыновей — кажется, так давным-давно сказал его друг, и жаль, что лишь на грани смерти он это осознал. Но гордость не тянула сержанта вниз. Он знал, что сегодня тварь потерпит неудачу. И пока в его жилах и жилах его братьев течет кровь, надежда не умрет.
Пронзительный визг прорезал воздух, заглушив собой даже вой ветра, резкий и протяжный, словно звук разрываемой стали. Смерть шла за ними.
И скоро она будет здесь.

Ярость и стыд раздирали разум Жаждущего Плоти, непрестанно борясь друг с другом. С самого момента обожествления его и без того истерзанную психику мучил кошмарный, неестественный голод. Поначалу он противился этому, но потом смирился и позволил адской жажде захватить его сущность.
«Коли я проклят, то так тому и быть…»
Его слуги стремглав неслись вперед на всех четырех конечностях, словно стая гончих псов на охоте. Сам он противился такому желанию, ведь каким бы мерзким ни стал его облик, он все еще оставался благородным лордом некронов, но уж никак не животным. По крайней мере, не до конца.
Он упивался своими возможностями, проносясь по утесам, перепрыгивая с вершины на вершину и скользя по обледенелым склонам в погоне за своей жертвой. Темнота под ним расцвела вспышками громоподобных оружейных выстрелов, очертившими оранжевым светом фигуры генетически выведенных людей.
Жаждущий Плоти не чувствовал страха, все его мысли занимало лишь предвкушение убийства, возможность утолить свой голод. Его когти лязгали и дрожали, словно им самим не терпелось испить вражьей крови.
«Плоть…»
Казалось, его разум вот-вот разорвется, противоречивые чувства переполняли его: отвращение, жалось к самому себе, звериное желание, удовлетворение в пытках. Сахтаа исчез — теперь остался лишь Жаждущий Плоти.
Одного из слуг выстрел поразил в грудь. Лорд услышал вопль создания, но его это мало волновало. Шквал раскаленного металла становился тем плотнее, чем ближе он подбирался к краю уступа. Что-то зацепило его плечо, но он не обратил внимания. Слева погиб еще один слуга. Жаждущий Плоти мысленно улыбнулся, ибо его металлическая челюсть была не способна выразить подобную эмоцию — что ж, теперь больше кожи достанется ему самому.
«Я пожру всех вас…»
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:06 | Сообщение # 100



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Он представил поток теплой крови, стекающий по его глотке, ощутил во рту вкус зрелой, сочной плоти. Пьянящее чувство. И, когда он в прыжке преодолевал последние метры до жертвы, единственная мысль угасающим импульсом пронеслась по разбитым остаткам его памяти:
«Как же низко я пал…»
Реактивные снаряды с жаром врезались ему в грудь, когда эти мешки мяса тщетно пытались его остановить, но Жаждущий Плоти был неумолим. Когти прочертили в воздухе смертельную дугу, готовые выпотрошить непокорных людишек…
…когда внезапно еще одна фигура выскочила из пелены бури.
Окружавший ее свет ожег мертвые глаза свежевателя, причиняя ему неимоверную боль. Аура, казалось, становится все больше и ярче, облекая небесной лазурью и всех остальных. Фигуру опутывали разряды трескучей энергии; они, словно змеи, расползались по все расширяющемуся куполу света. Один из них поразил Жаждущего в полете и отбросил его назад.
Вопль вырвался из глотки лорда, и слуги вторили ему. Боль терзала каждый его нерв, где-то реальная, где-то иллюзорная — все равно он не мог отличить одну от другой. Схваченная морозом кровь алой дымкой испарилась с его суставов и псевдомускулов. Он попытался подняться, прыгнуть на нежданного гостя и сорвать лицо с его черепа, но еще один разряд слетел с кончиков пальцев незнакомца. Его глаза светились неудержимой мощью, и Жаждущий Плоти неожиданно для самого себя ощутил страх.
Его грудная клетка была разорвана в клочья, живой металл его тела тлел и растекался. Сахтаа, Жаждущий Плоти — в голове все настолько перемешалось, что он уже не мог понять, кто он есть, — почувствовал, как ячейки памяти сгорают одна за другой. Он обхватил голову плавящимися когтями, но все было тщетно. Сознание ускользало от него, оно рассыпалось в прах, словно кость, брошенная в огонь. Сахтаа рухнул на колени, и одно-единственное слово зазвучало в разуме, то, что будет отдаваться еще целую вечность его забвения:
«Покой…»

Тигурий презрительным взглядом смерил дымящиеся останки лорда некронов, перед тем как они исчезли во вспышке фазового сдвига. Устроенная им психическая буря сожгла и прочих свежевателей тоже, и склон теперь был очищен — если не считать пятен обожженной психомолниями земли.
Он позволил своей ауре погаснуть, и темнота вновь сомкнулась вокруг них.
— Ваше вмешательство оказалось крайне своевременным, лорд Тигурий.
Главный библиарий развернулся на голос Сципиона. Он кивнул, задержавшись на мгновение, чтобы огни в его глазах тоже погасли.
— Я странствовал по Морю Душ, когда увидел грозящую вам опасность, сержант Вороланус, — молвил он. Частички энергии все равно играли на его губах, а голос неестественно резонировал.
Сципион поклонился:
— Мы признательны за это.
Тигурий бросил взгляд за спину сержанта.
— Кто эти люди?
Завороженные психической бурей, партизаны и сопровождающие их Ультрамарины стояли чуть дальше по тропе. Сципион оглянулся через плечо — люди опускались на колени перед библиарием.
— Они нас спасли, брат-библиарий.
Тигурий недоверчиво, но с любопытством взглянул на них.
— Поднимитесь, все вы. — Он повернулся обратно к Сципиону. — Как так?
— Один из них может провести нас через горы в обход заградительных линий некронов.
Перед тем как ответить, Тигурий несколько мгновений размышлял над сказанным.
— Этот человек пойдет с нами, остальные пусть остаются позади.
Сципион открыл было рот, собираясь возразить, но суровый взгляд библиария, преисполненный психической силы, остановил его. Сержант кивнул и махнул рукой людям:
— Капитан Эвверс.
Женщина, стоявшая самой первой в группе, посмотрела на него.
— Ты пойдешь с нами. А остальные…
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:06 | Сообщение # 101



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Идут со мной, — тряхнув головой, решительно сказала она. — Я не оставлю их здесь, не сейчас.
Тигурий помрачнел от такой дерзости. Он направил толику своей силы в глаза, которые тут же заискрились крохотными молниями.
— Ты подчинишься. Это не обсуждается.
Та, кого Сципион назвал «Эвверс», чуточку съежилась, но от своих слов не отказалась:
— Они нужны мне, чтобы пройти через горы. Мне нужны их навыки. Так же, как и вам.
Тигурию это не нравилось. В самом том, чтобы оказаться в долгу перед простым человеком, уже не было ничего хорошего, а уж ввязываться с ним в спор — вообще недопустимо.
— Я едва держусь, чтобы не сжечь тебя на месте, словно сухую ветку, ничтожный человечек, — загрохотал его голос. По Эвверс было видно, что внутри у нее все сжалось, но при этом девушка продолжала гордо стоять на месте. При всей внешней хрупкости своей волей она удивила библиария.
Неожиданно он рассмеялся, и этот звук был чуждым и нехарактерным для Варрона Тигурия.
— В тебе есть отвага. — Он ударил жезлом по земле. — Держитесь рядом. Никто из Ультрамаринов не будет бегать за отставшими.
Эвверс кивнула. Тигурий мог точно сказать, что ее сейчас всю трясло и что ей жутко хотелось спрятаться от его проницательных глаз.
— Так же, как и вы, — парировала она и вернулась к своим людям.
— Она чрезвычайно… решительна, брат-сержант.
Сципион поклонился, соглашаясь.
— Мне никогда не приходилось встречать людей вроде нее.
Снегопад стал потихоньку ослабевать, но ледяные ветры все еще безутешно завывали в вершинах. Буря не кончилась, она придет снова.
Тигурий смотрел, как Эвверс ведет своих людей вниз по тропе.
— Я заглянул в ее разум. Там много злости и печали, но она верит, что сможет справиться с ними и сделать то, что я ей поручил. — Он устремил взгляд на Сципиона. — Ты тоже в нее веришь, брат Вороланус?
Сципион слегка прищурился.
— Верю ли я, мой лорд?
— Именно это я и спросил.
— Она выполнит свой долг, как и я.
Лицо Тигурия осталось совершенно бесстрастным, ни единым движением он не показал своих мыслей.
— Это то, что спросят с каждого из нас.
— Что еще вы видели в Море Душ, мой лорд?
Сципион был там, когда Тигурий в первый раз попытался разогнать тьму, блокировавшую его видение. Это обеспокоило сержанта, и теперь он хотел ясности, но библиарию нечего было ему сказать.
— Я не видел там ничего.
— То есть в будущем нас не ждет гибель?
— Нет. Случится какая-то трагедия, но я не смог разглядеть ее. Что-то ужасное не дает мне это сделать. Пока что я слеп, Сципион.
Выражение лица сержанта явно сказало Тигурию, что тот лишь уверился в собственных опасениях. Он не мог это изменить. Ложь никогда и никому не идет во благо.
Вскоре после этого они покинули спуск. Долина, где расположились остальные Ультрамарины, была уже недалеко. Если Сципион сказал правду и люди помогут найти путь через горы и оборонительные рубежи некронов, победа более чем возможна. Артиллерия будет уничтожена. Тигурий лишь надеялся, что сможет уловить ту ниточку, что беспокоит его. Тяжесть дурного предзнаменования висела над ним, и его психический полет не принес ничего, что могло бы ее развеять. Тьма плотной завесой опутала его мысли. Возможно, когда миссия будет выполнена, а Несущий Пустоту умрет, пелена исчезнет. Лишь бы только не оказалось слишком поздно.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:07 | Сообщение # 102



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Глава шестнадцатая
После невыносимо долгих месяцев постоянных бомбардировок Аданар Зонн уже свыкся с грохотом некронских орудий. Это было похоже на непрекращающееся биение, словно карлик-силач поселился в голове и без остановки молотит кулаками по черепу изнутри. В какой-то момент артиллерия замолкла, наступила тишина, и отсутствие ставшего привычным шума выбивало командующего из колеи.
— Это уже как колыбельная, не находишь?
Капрал Хьюмис нахмурился. Вскоре после того, как Ультрамарины разбили авангард некронов, необычное спокойствие охватило Келленпорт. Молчание пушек в Холмах Танатоса могло означать что угодно. Возможно, Ангелы Императора каким-то образом смогли их уничтожить, и вот-вот с небес на них снизойдет спасение в виде эвакуационного транспорта. Это могло значить и другое: что некроны готовятся спустить на них еще большие ужасы. Но пока что воздух был тих и спокоен… если не считать криков.
— Я не понимаю, сэр.
— Конечно же, ты не понимаешь, — хмыкнул Аданар. Он использовал это временное затишье, чтобы обойти укрепления и лично проверить их готовность к обороне. Даже если им всем суждено погибнуть — а Аданар в этом не сомневался, — он хотел знать наверняка, что отдаст свою жизнь в бою, посреди крови и пламени. — Ты не был на стенах столь же долго, сколько я.
Командующий посмотрел на капрала.
— Ты же пришел не из Келленпорта, не так ли, Хьюмис?
— Мы были размещены в монастыре Зефир, сэр.
Аданар слабо улыбнулся.
— Ну да, защищали жрецов и их реликвии. — Он двинулся вниз по стене, не глядя салютуя встречным офицерам. Хьюмис шаг в шаг следовал за своим командиром. — Полагаю, это ваши благочестие и набожность забросили вас так далеко.
Хьюмис не стал отвечать.
— Что у нас есть? — Аданар вновь целиком сосредоточился на деле, завидев черные обгорелые останки артиллерии Келленпорта.
Сверившись с инфопланшетом, Хьюмис ответил:
— Три сверхтяжелые мортиры и три длинноствольных орудия, сэр.
— Землетрясы?
— Да, сэр.
— А что насчет «Длани Хель»?
— По-прежнему в рабочем состоянии.
Аданар довольно кивнул. Он и сам прекрасно знал, что рельсовых пушек, орудийных гнезд и укрепленных дотов осталось около трети. Они отлично работали по пехоте, но сейчас все решал по-настоящему крупный калибр — и вряд ли найдется что-то серьезнее, чем «Длань Хель».
— Вызови по воксу сержанта Летцгера, — приказал он. — Я хочу взглянуть сквозь глаза его богомашины.

Восемнадцать минут ушло на то, чтобы пересечь укрепления и встретить сержанта Летцгера. По дороге они миновали несколько растянувшихся взводов ополчения и Гвардии Ковчега. Офицеры салютовали, кто-то даже бормотал приветствия, иные же просто молчали, задумчиво ожидая своей судьбы. Аданару показалось, что с момента его последнего обхода армия заметно поредела.
Широкоплечий коренастый Летцгер был главным артиллеристом Гвардии города и к тому же одним из немногих офицеров, кто смог пережить осаду Келленпорта с самого ее начала. Перепачканные, пропитанные потом штаны, перевязанный лентой помятый шлем и бронекуртка, в нескольких местах прожженная сигаретами, дополняли образ этого взъерошенного человека, которому Аданар доверял собственную жизнь.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:07 | Сообщение # 103



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Командующий Зонн, — отдал честь Летцгер, завидев его. Оголенные руки сержанта были покрыты жесткими черными волосами, которые, впрочем, не могли скрыть гвардейские татуировки. Обрезанные перчатки открывали перемазанные в масле пальцы, но это не остановило Аданара от рукопожатия после ответного салюта.
Он оценивающе осмотрел орудие.
— Как она?
«Длань Хель» была поистине колоссальной пушкой. Из-за огромных размеров ее пришлось сооружать у самого основания стены, а в ее опоры встроили чертову уйму различных компенсаторов, охлаждающих механизмов и гасителей отдачи. Гигантский, похожий на опрокинутую колонну ствол был разделен на пять сегментов. Для стрельбы из этого орудия требовался экипаж из шести человек, еще трое — для поворота ствола. Орудийная платформа была настолько большой, что на ней запросто могла уместиться добрая половина взвода Гвардии Ковчега. Многочисленные отметки об убийствах сбегали вниз по стволу, служа одновременно и предметом гордости, и подтверждением готовности Летцгера мстить проклятым тварям, что вторглись в его родной мир и убивали его друзей.
Согласно классификации Адептус Механикус такие установки назывались «Ординатусами». Конкретно эту воззвал к жизни Карнак, но техножрец больше не мог исполнять предписанные культом Бога-Машины ритуалы — он погиб в первые дни вторжения. Сам факт того, что «Длань Хель» продолжала стрелять безо всяких сбоев или отказов, был ярким свидетельством стойкости ее машинного духа, и не проходило ни дня, чтобы Летцгер не благодарил его за это.
— Все еще работает, сэр. Перерыв в бомбежках дал нам время на кое-какой ремонт по мелочи. — Летцгер кивнул в сторону обслуживающей бригады, забравшейся на середину ствола и закреплявшей металлические пластины, и сервиторов, сваривавших вместе детали конструкции. — Она держится.
В воздухе стоял резкий запах озона — Аданар чувствовал его на языке, он противно щипал ноздри. Но этот запах был лучше, чем зловоние смерти.
— А как щит?
Летцгер глубоко вдохнул. Ему определенно нравился этот едкий привкус во рту.
— По-прежнему выжигает волосы у меня в носу, командующий, — улыбнулся артиллерист, и все его лицо сморщилось, словно старая тряпка. При движении мышц кустистая щетина на его щеках начинала смешно топорщиться. Красавцем Летцгер никогда не был.
Ввиду своей величины и исключительной важности орудия вроде «Длани Хель» были оснащены пустотными щитами. Подобные меры обычно использовались только для богомашин-титанов, но некоторые стационарные установки вроде оборонительных лазеров или крупнокалиберных пушек также обладали ими, а «Длань Хель» с ее колоссальной массой и разрушительной силой вполне можно было отнести к этой категории. Именно благодаря пустотному щиту некронские пушки не превратили ее в металлолом еще несколько месяцев назад.
— Пришли оценить вид, не так ли? — поинтересовался Летцгер.
Только магнокли могли пробиться сквозь такой туман, но воспользоваться оптикой «Длани Хель» было все равно что посмотреть глазами бога.
— Только если это не помешает вашей работе.
Летцгер широким жестом указал на машину за своей спиной:
— Милости прошу, сэр. Ее взгляд не затуманит пелена смерти.
Хьюмис слегка замешкался при словах мастера-артиллериста, Аданар же позволил себе мимолетную улыбку — прагматизм Летцгера был куда предпочтительнее отчаянной надежды большинства его офицеров. И гораздо честнее.
Взобравшись на платформу и поклонившись отдавшему ему честь экипажу, Аданар занял место в кресле наводчика и прильнул к прицелу «Длани Хель».
Неудивительно, что перекрестие смотрело в сторону Холмов Танатоса, места расположения артиллерии некронов. Виднелись следы попаданий, и Аданар чувствовал, что любимой девочке Летцгера такое соревнование по нраву. Арки пилонов и тяжелые гаусс-пушки уродовали линию горизонта. Несколько лет назад, когда его семья еще была жива, Аданар сам проходил обучение в Холмах Танатоса. Его казарма располагалась в старом перерабатывающем заводе. Теперь все это превратилось в руины, оставив очередной жуткий шрам на поверхности мира.
«Столь многое уже безвозвратно кануло в Лету…»
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:07 | Сообщение # 104



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Он, сощурившись, аккуратно всматривался в прицельные линзы, стараясь не сбить никакие из заданных мастером настроек. Аданар не мог сказать, почему артиллерия некронов прекратила огонь, но зато увидел какое-то движение на западе, на самом краю обозримого сектора. Он обернулся к Летцгеру.
— Там что-то есть.
Летцгер вернул отчеты старшему инженеру и, опустившись в соседнее кресло, посмотрел в оптику.
— Восемнадцать градусов на запад, — прокричал он в вокс. В нескольких метрах над ним трое рабочих повернули ствол точно согласно приказу.
Летцгер подрегулировал линзы, стараясь поймать фокус.
— Умные, засранцы.
У Аданара перед глазами стоял тот же самый вид, но он никак не мог понять, что именно там высмотрел артиллерист.
— Видите линию холмов? — спросил Летцгер.
Аданар кивнул.
— Следите за вершинами.
Зонн так и поступил, но, даже несмотря на мощность оптики «Длани Хель», рассмотреть детали было довольно затруднительно. Он что-то видел раньше и постарался сосредоточиться на этом. Глаза его сузились, а губы растянулись в улыбке.
— Они движутся.
— Да, и, между прочим, это не вершины холмов.
— Пирамиды некронов, — провозгласил Аданар.
— Пытаются укрыться там. Полагают, что, раз обстрел закончился, мы расслабились.
— Как думаешь, насколько они близко?
Летцгер, сверившись с показаниями приборов, провел некоторые вычисления, попутно раскурив сигару и самозабвенно затягиваясь дымом.
— Слишком близко. — Он принялся раздавать приказы подчиненным, выкрикивая данные по координатам, люди же с энтузиазмом бросились их выполнять. Летцгер выскочил из кресла наводчика и посмотрел на Аданара.
— Вы должны безотлагательно покинуть платформу, сэр, — как можно более вежливо произнес он.
Аданар в ответ отсалютовал мастеру и вместе с Хьюмисом удалился. Они двинулись вниз по стене, когда командующий заметил кое-что еще, что мгновенно всколыхнуло в нем волну недовольства.
— А что он делает здесь?
Хьюмис сразу не уловил, в чем дело. Аданару пришлось ткнуть пальцем, чтобы капрал понял.
На стене стоял Ранкорт, стража держалась позади него. Казалось, он пытается вдохновить людей, но вместо этого он лишь вызывал настороженные взгляды и озадаченные приветствия.
Аданар обозленно насупился и требовательно выставил руку.
— Вызови мне по воксу Кадора, сейчас же!

Сержант Кадор старался говорить тихо — исполняющий обязанности губернатора находился всего в нескольких шага от него, и перебивать его не хотелось.
— Он настоял, сэр. Думаю, он хотел внести свой вклад в сплочение людей.
От донесшегося с той стороны потока брани Кадора передернуло.
— Да, сэр, я понял.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:08 | Сообщение # 105



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Хоть командующий Зонн и находился на другой стороне укреплений, сержант видел его возмущенные жесты руками. Тот был просто в бешенстве.
— Сделаю это немедленно.
Связь резко оборвалась, и Кадор отдал ракушку вокс-приемника обратно офицеру связи. Его лицо стало суровым, подобно лютым дамносским холодам.
— Привести сюда губернатора Ранкорта, живо.

— Не бывать тому, чтобы лорд-губернатор Зеф Ранкорт сидел сложа руки, глядя на страдания своего народа!
Кадор подумал, что в этой мантии губернатор выглядит нарочито официальным, а единственная причина, по которой он высунулся из своего убежища, — страх перед тем, что на него обвалится потолок. Услышав о смерти капрала Бессека, он совсем помешался на этом.
— Командующий Зонн приказал мне сопроводить вас со стены, сэр.
Ранкорт искренне удивился, если не сказать — оторопел.
— Но кто тогда вдохновит людей?
— Командующий заверил меня, что они и так достаточно подготовлены, сэр.
— Да, конечно…
Взгляд губернатора скакнул к восточным воротам.
— Верфи Крастии, — проговорил он, — они ведь недалеко отсюда. Воспользовавшись паузой в обстрелах, мы можем начать эвакуацию.
— Согласно приказу командующего Зонна никто не должен покидать пределы города.
Ранкорт вновь уставился на Кадора. В его глазах сверкали заговорщические искорки.
— Но ведь небольшую группу, вышедшую из ворот, скорее всего, никто не заметит.
Лицо сержанта оставалось каменным.
— Что вы предлагаете, сэр?
— Ничего особого. Просто я уверен, что деятельный офицер может быть достойно вознагражден за то, что спас имперского чиновника от смертельной опасности.
Кадор подошел ближе во избежание любых недопониманий. От жалкого зрелища, которое представлял собой губернатор, хотелось сжать кулаки.
— Никто не покинет город. Никто. Это мое последнее слово, сэр. Верфи Крастии пали. Даже если найдется корабль, способный доставить нас на орбиту, окрестности явно кишат врагами. Некроны повсюду устраивают засады. Их солдаты способны передвигаться под землей. Никто не знает, с какими еще опасностями мы можем столкнуться.
Лорд-губернатор уже был готов возмутиться, но под взглядом Кадора замялся.
— Да, конечно. Я просто предположил. Чисто гипотетически.
— Разумеется, сэр. Гипотетически. — Кадор отступил на шаг, давая понять, что губернатору пора проследовать к лестнице.
— Вы очень исполнительны, сержант, — буркнул тот, проходя мимо.
— Спасибо, сэр, — Кадор посмотрел чиновнику вслед. Возможно, Ранкорт прав, и потолок действительно рухнет ему на голову. Сам он надеялся, что так и произойдет.

Глава семнадцатая
Волна дрожи прокатилась по поверхности новонареченной площади Ксифоса. Юлус ощутил ее даже через подошву своих кованых сапог. Нутром он понял, что некроны нашли какой-то новый способ атаковать Келленпорт.
Он ожидал увидеть громоздкие боевые машины, двуногих шагателей, механических насекомых или какие угодно иные творения извращенной мысли некронов, прорывающихся к стенам, но ничего этого не обнаружил. Ни один изумрудный луч не вырвался из завесы тумана, что опустилась с гор и окрасила мир в грязно-серый цвет. Не было пылающих, бездушных глаз приближающихся вражеских фаланг. Даже транслирующие узлы некронов молчали. Что-то тут было не так.
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Ник Кайм,Падение Дамноса.
Страница 7 из 11«12567891011»
Поиск: