Ник Кайм,Падение Дамноса. - Страница 2 - Форум
Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 11«12341011»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Ник Кайм,Падение Дамноса.
Ник Кайм,Падение Дамноса.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 15:35 | Сообщение # 16



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Грохочущие залпы прореживали ряды наступающих некронов, но те даже не думали останавливаться. Нацеон в последний момент успел заметить опасность и попытался защититься ударом прикрепленного к болтеру штыка, но опоздал. Поразив когтями уязвимые сочленения в доспехах Нацеона, свежеватель нанес Ультрамарину несколько смертельных ран, а затем одним резким движением ударил воина в горло. Голова космодесантника с глухим стуком покатилась по земле.
— За Жиллимана и Крепость Геры! — вознес молитву Сципион, вонзив цепной меч в металлическую грудину твари, убившей Нацеона. Зубчатое лезвие глубоко вошло в тело и застряло там.
Перемазанное кровью лицо, невыразительное, словно серебряная маска, рванулось навстречу сержанту. Выстрел болт-пистолета оторвал левую руку некрона, прежде чем длинные когти успели полоснуть по десантнику. Сципион со всей силы ударил врага, с громким треском сломав шею свежевателя, отчего голова существа вывернулась под неестественным углом. Шепотом вознеся молитву машинному духу своего цепного меча, Ультрамарин зажал руну активации на рукояти, и на этот раз оружие вновь заработало. Отбросив пистолет в сторону, Сципион двумя руками схватился за рукоятку и навалился всем своим весом. Воющее лезвие прошло по диагонали через все тело свежевателя. Механическое существо развалилось на две половины.
Сципион не успел перевести дух, как на него набросился второй некрон. Лишившийся болт-пистолета воин быстро принял защитную стойку. Но свежеватель не успел напасть, внезапно взорвавшись. Во все стороны разлетелись снопы искр и покореженные механические останки.
Сержант увидел перед собой хмурое, словно высеченное изо льда лицо. Глаза спасителя буквально светились от энергии.
«Подбери свое оружие».
Сципион едва заметно кивнул в знак благодарности Тигурию и поднял с земли пистолет. От пронзительного взгляда библиария у сержанта внутри все похолодело.
Времени оставалось мало. Да, эта группа свежевателей была уничтожена, а Катор и Браккий выстрелами в упор добивали еще дергавшихся врагов, но впереди находились позиции, занятые некронскими стрелками.
Сципион жестом приказал своему отделению следовать за Тигурием. Когда на головном визоре вспыхнул боевой сигнал библиария, сержант вновь открыл канал связи.
— Вызываю отделение Страбо. Пролейте на них огненный дождь!
До этого момента скрывавшиеся среди руин перерабатывающего завода десять массивных фигур взмыли в небо, их реактивные ранцы с ревом извергали столбы пламени. Некроны, почуяв новую угрозу, подняли глаза кверху. Часть из них нацелила свои орудия на новые мишени, но запоздалые выстрелы пронзили лишь воздух.
Фронтальный удар Тигурия и отделения Воролануса совместно с воздушной атакой штурмового отделения Страбо буквально смел огневой рубеж некронов. Из этой битвы Ультрамарины вышли победителями.
Когда бой закончился, Тигурий устремил свой взор на далекие Холмы Танатоса. Череда отвратительных некронских пилонов и длинные стволы тяжелых осадных орудий зловеще возвышались над горизонтом. Концентрированные потоки частиц и мощные энергетические лучи безостановочно били по городу Келленпорту.
— Их будут хорошо охранять, — произнес библиарий, отвечая на незаданный вопрос подошедшего Сципиона.
— Нужно как-то пробить их оборону, — констатировал Вороланус. Позади него боевые братья и бойцы сержанта Страбо зачищали периметр.
— Скорее кинжалом, нежели молотом, — ответил Тигурий. — Но не тем, что сжимает рука космического десантника, — загадочно добавил он, обернувшись наконец к сержанту. — Тебя что-то беспокоит, брат Вороланус?
Сципион внезапно почувствовал себя неуютно в своей броне. Он уже пожалел о том, что снял шлем.
— Нет, мой господин, — искренне ответил сержант. — Ничего, кроме ваших псионических вызовов.
Тигурий улыбнулся. Получилось как-то натянуто и неуместно.
— А должно бы, — произнес библиарий и удалился, оставив Сципиона планировать следующую фазу наступления.
Прежде чем сержант успел что-либо возразить, за его плечом возник брат Орин.
— Все чисто, мой господин.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 15:35 | Сообщение # 17



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Вороланус надел обратно свой шлем.
— Заберите тело Нацеона и разделите его боеприпасы. Мы выступаем, — приказал Сципион, все еще размышляя над значением слов Тигурия.

Все, кто стоял на стенах Келленпорта, чьи измотанные тела и усталые души так долго молили о помощи, увидели падающие с небес звезды — и все поняли, что это такое. Что это не просто метеоритный дождь далеко за облаками, хотя именно так оно и выглядело.
Нет, это было спасение. По крайней мере, все надеялись на спасение.
Аданар Зонн еще раз обошел позиции своих солдат на городских укреплениях. Они уже потеряли большую часть окраинных районов. Некоторые из оборонительных стен, окружавших центр города, лежали в руинах. Феррокрит, армаплас, адамантий — ничто не могло устоять перед мощью некронов. Но хуже всего был тот ужас, который они наводили, от него кровь стыла в жилах, а плоть отказывалась подчиняться.
Техножрецы сходились во мнении, что у некронов есть какое-то особое устройство, нечто вроде фазового генератора. Благодаря ему целые отряды не-мертвых воинов могли телепортироваться прямо на позиции Гвардии Ковчега. Ни укрепленные стены, ни бункеры, ни поля колючей проволоки не могли задержать механического наступления некронов. Во внешних районах, «пустошах», как их теперь стали называть, еще оставались локальные очаги сопротивления, где продолжалась отчаянная борьба. Но там, где вспыхивали изумрудные лучи гаусс-орудий, неизменно рано или поздно смолкали залпы лазганов. Уже очень скоро на окраинах не останется никого, и металлическая армия придет за душами тех, кто нашел убежище в центре города.
Вдали, за пеленой дыма и снега, Аданар мог разглядеть то, что осталось от командного бункера лорда-губернатора. Как его самого удалось оттуда вытащить, было неизвестно, но поговаривали, что Арксис жив, хоть и впал в кому, а его состояние оценивается как критическое. Тело Тарна, бывшего командира Гвардии Ковчега, теперь лежало среди множества других мертвецов. Вскоре после того как некроны начали свой смертоносный марш, для могил перестало хватать места. Тарн был храбрым человеком. Лишь благодаря его действиям Аданар смог отвести отряд солдат за внутренние стены Келленпорта, к западным воротам и площади Тора. Они пытались отсрочить неизбежное, и теперь у них появилось несколько часов, чтобы смириться со своей судьбой.
Сплошное море металла заполонило землю до самого горизонта, искры глаз сверкали, полные ненависти. Сердца людей трепетали от страха. Вдалеке поднимались из земли и медленно выдвигались на осадные позиции таинственные мрачные пирамиды. Изнутри они источали дьявольский свет, и с каждой вспышкой все новые полчища тварей ступали на земли Дамноса. Этот легион смерти, казалось, невозможно остановить. Но, даже несмотря на свой фатализм, Аданар не был готов расстаться с жизнью без боя.
Где-то позади он слышал приглушенные отзвуки артиллерийской канонады — работали длинноствольные орудия и тяжелые минометы. Но со временем залпы становились все реже, медленно захлебываясь в грохоте огня некронов.
«Мы все захлебываемся… в собственном страхе. Смерть пришла в мой мир, ужасная, неотвратимая. И нет от нее спасения».
Аданар невольно вздрогнул, когда еще одна артиллерийская установка разлетелась на куски. Клубы густого черного дыма окутали площадь Тора, где полки Гвардии Ковчега готовились дать отпор врагу.
Городские укрепления извергли шквал лазерного огня, который обрушился на наступающих некронов, подобно рою саранчи, уничтожая все на своем пути. Укрывшимся под защитой бункеров, пласкритовых бастионов и наспех сооруженных баррикад бойцам Гвардии Ковчега кое-как удавалось сдерживать продвижение противника. По крайней мере, пока что.
Лазерные и автоматические пушки, тяжелые стабберы, болтеры и другие орудия, установленные на оборонительных рубежах, непрестанно стреляли в темноту. Некроны не только блокировали любую связь, они также опустили на город какую-то неестественную тень, словно накрыв небо непроницаемым саваном. Аданар видел, как команда рабочих пыталась выкатить одну из автопушек на огневой рубеж, но зеленый луч уничтожил ее еще до того, как она успела произвести хотя бы один выстрел. Закрепленная на платформе боеукладка превратилась в огромный огненный шар, испепеливший всю команду и нескольких солдат Гвардии Ковчега, которые оказались неподалеку. Командиры, увидев это, приказали своим людям заполнить образовавшуюся брешь.
— Сэр?
Он уже смутно догадывался, кто его зовет. В голосе слышались нотки нетерпения.
— Командующий Зонн?
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 15:35 | Сообщение # 18



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Аданар сердито уставился на Бессека, одного из своих помощников. Мужчина в застегнутой до подбородка шинели был на голову ниже Аданара. Лицо его скрывала тень капюшона, очки облепила ледяная корка. Дрожа всем телом, Бессек отдал командиру честь и продолжил:
— Только что на связь вышел исполняющий обязанности губернатора Ранкорт. Он требует отправить батальон к зданию столичного Администратума. Он утверждает, что если расчистить территорию за стенами, то это позволит начать эвакуацию с верфей Крастии.
Аданар едва сдержался, чтобы не ударить Бессека — но тот был всего лишь посланником, ни в чем лично не виноватым. Зонн уже проклял тот день, когда Ранкорт вернулся из ледяных пустошей живым.
— В запросе отказано, — безапелляционно ответил он.
Администратум представлял собой отдельный изолированный бастион, расположенный в пустошах. Со своей наблюдательной позиции Аданар мог различить бойцов на его укреплениях, с трудом сдерживавших натиск некронских агрессоров. Где-то там, в хитросплетениях губернаторских покоев, сейчас прятался Зеф Ранкорт. Возможно, туда же доставили и едва живого Арксиса.
К счастью, лишь мелкие насекомоподобные некроны могли перебраться через высокие стены бастиона. Одна за другой волны скарабеев накатывали на защитников крепости, пытаясь прорвать их строй, но те пока держались. Впрочем, похоже, им осталось недолго — большая группировка некронов выдвинулась по направлению к бастиону.
— Это чистое самоубийство, — прошептал Аданар и вновь устремил взор на бойню, развернувшуюся у стен города.
— Что мне сказать губернатору, сэр? Он не…
— Скажи, что у меня и без него проблем по горло! В резерве больше нет людей, мы не можем разбрасываться батальонами. Все кон… — Аданар резко остановился, пока не наговорил лишнего. Он понизил голос так, чтобы его слышал только помощник, и завершил фразу: — Все кончено, капрал Бессек. Этот мир станет нашей могилой.
Бессек неуверенно кивнул и отошел назад. Зрачки капрала расширились от страха, его испугала внезапная вспышка гнева Зонна.
Аданар даже не посмотрел ему вслед. Его внимание всецело занимала картина сражения. Снег уже практически скрыл из виду остатки самых дальних оборонительных стен, и только череда пылающих танковых остовов обозначала то место, где защитники приняли на себя первый удар некронов. Враг смел колонну бронетехники с пугающей легкостью, а затем за дело взялись стаи механических насекомых. Они потрошили металлические внутренности имперских танков, буквально на глазах превращая их в новых воинов-некронов. Насколько же глупо было думать, что, спрятавшись за городскими стенами, люди хоть ненадолго могли продлить свое жалкое существование.
— Какая глупость… — произнес Аданар. Он крепко сжал в ладони небольшой медальон, болтавшийся на обмотанной вокруг запястья цепочке. Внутри него скрывались две крохотные фотографии — единственная память о жене и ребенке, которые, как и миллионы других людей, нашли вечный покой в холодных землях Дамноса. — Простите меня, — прошептал он. Его дыхание превращалось в призрачный туман, грохот битвы вокруг него стих. Командующий коснулся шрама на своем лице, жгучая боль пронзила плечо. Он пытался спасти их, но не смог.
В отчаянии Аданар закрыл глаза.
Тарн, несчастный мертвый упрямец, был прав, когда советовал ему брать семью и бежать из города. «Почему я не послушал его?»
— Простите меня, — эхом повторил он, взывая к призракам, населявшим его разум. Он смахнул со щеки слезу, которая мгновенно превратилась в кристаллик льда, и воспоминания отступили перед суровой действительностью. Сражение продолжалось. Линии защитников слишком растянулись. Людей не хватало. Впрочем, при наличии у врага фазовых генераторов это не имело ровным счетом никакого значения. «Уже скоро, мои родные, скоро я буду с вами».
Вдруг кто-то из гвардейцев Ковчега указал на небо.
Аданар проследил за его жестами и увидел… метеоры. Охваченные пламенем кометы, покрытые кобальтово-синей броней, были украшены символами, которые Зонн много раз видел на гобеленах и триптихах, но ни разу вживую.
Ультрамарины.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 15:36 | Сообщение # 19



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


На Дамнос пришли космические десантники.

Когда поступил приказ присоединиться к отряду, защищавшему ворота, солдат окончательно смирился с тем, что его судьба отныне в чужих руках. Даже стрелять уже было бессмысленно. Такого врага остановить невозможно. Самим стражникам предстояло узнать о нападении только тогда, когда враг уже навалится на них, прорываясь через проход, который им было наказано защищать.
Фалька с готовностью принял новые обязанности. Земля под ногами ходила ходуном, ворота содрогались от артиллерийских ударов, но в то время как остальные слабаки тряслись в страхе, сам он не позволял себе опускаться до такого. Фалька ждал. В руках он сжимал лазерный карабин, а на поясе висела давно ставшая родной рабочая кирка. Мыслями он возвращался к Джинн, которую они потеряли во время бурана. Казалось, это было много лет назад, но на самом деле прошло лишь несколько месяцев. Храбрая девушка сумела вывести их из шахты, и она не заслуживала столь бесчестной смерти. Император решил сыграть с ними злую шутку. Тот последний раз, когда Фалька ее видел, до сих пор стоял у него перед глазами. Когда под ними провалился лед, Джинн вместе с дюжиной других рабочих исчезла навсегда, поглощенная белой завесой арктической бури.
Теперь все, что у него оставалось, — ворота, которые он должен был охранять. Он выжил, она — нет. «Видимо, это расплата за что-то», — решил для себя Фалька. Он своими глазами видел, что стало с внешними районами, «пустошами». Ни феррокрит, ни пласталь не могли удержать этих существ — некронов. В воздухе звучали их угрозы, всюду витало предчувствие смерти и разрушения, Гвардия Ковчега была бессильна перед ними. Эти твари появлялись буквально из воздуха, минуя стены и даже возникая прямо внутри бункеров. На всем Дамносе больше не осталось безопасного места, где можно было бы от них скрыться. «В этом есть какая-то жуткая ирония», — подумал Фалька, приникая к воротам.
Как только фазовый генератор, то самое таинственное устройство, о котором в ужасе перешептывался народ, наберет необходимую мощность или подойдет на достаточное для работы расстояние, им придется лицом к лицу встретиться с некронами. Плоть против металла. В этой борьбе у людей нет ни шанса.
— А ведь тебе еще повезло, Джинн, — пробормотал Фалька. Внезапно на него накатила усталость, живот свело судорогой.
— Боец Колпек, — позвал его сержант, широкоплечий верзила по имени Мурн. — Ты бы приберег свои молитвы до того момента, как они полезут через ворота.
— При всем уважении, сэр, — ответил Фалька, — потом может быть поздно. Они вскроют западные ворота и попрут на нас безо всякого предупреждения.
Мурн напустил на лицо задумчивое выражение и многозначительно кивнул.
— В общем, я тебя предупредил: прибереги свои молитвы.
Фалька рассмеялся и посмотрел на небо, как раз в тот момент, когда вспыхнули облака и к земле устремились звезды.

От приземления десантных капсул земля содрогнулась. Аданар видел, как ударная волна накрыла позиции вокруг бастиона Администратума, сметая со стен скарабеев, а жар от торможения буквально испепелял их. С шипением спуская внутреннее давление, боковые бронепластины раскрылись, словно лепестки, и из недр капсул вырвался шквал ракет. Множество крошечных взрывов, сплетавшихся в огромные огненные шары, накрыло атакующие порядки некронов под самыми стенами бастиона. Аданар ожидал увидеть космических десантников, но вместо этого его взору явилась точно рассчитанная огненная буря, отбросившая врага. Защитники, всего несколько мгновений назад уже прощавшиеся со своими жизнями, воодушевились. Со стен крепости на некронов обрушились плотные потоки лазерного огня.
Но ликованию Аданара не суждено было продлиться долго — на позицию у города вышел фазовый генератор, окруженный когортами воинов-некронов. Несколько отрядов машин перенеслись прямо сквозь стены Келленпорта и обрушились на передовые силы, которые Аданар расположил перед самой площадью Тора. С появлением новых врагов в воздухе повисло странное ощущение, словно вызванное активацией генератора. Мир закружился перед глазами Аданара. Он тяжело навалился на стену, чтобы не упасть. Сквозь пелену боли он различил какое-то движение и человеческие крики: возможно, это упал кто-то из бойцов Гвардии Ковчега.
— Сержант! — прошипел Зонн сквозь плотно сжатые зубы.
Сержант Набор стоял на коленях, зажимая уши руками и пуская слюни, как младенец. То же самое творилось и со всем гарнизоном.
Аданар попытался сдвинуться с места. Ему показалось, что он пятится, хотя на самом деле его несло вперед. Офицер потянулся за своим лазпистолетом, но слева на поясе было пусто, а рука лишь зачерпнула воздух — кобура висела с правой стороны.
— Трон Терры, — выдохнул он. Из носа потекла кровь, заливая губы. Во рту появился медный привкус, язык обожгло, словно кислотой.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 15:36 | Сообщение # 20



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Ускользающим за калейдоскопом вспышек зрением Аданар видел, как его люди бьются в агонии. Сам ветер словно нес с собой чей-то нечеловеческий, наполненный звоном металла голос.
«Внемлите моим словам, ибо я — Вестник, и мы — поступь неотвратимого рока. Притязателями нарекаем мы вас, осквернителями наших священных земель. Ваши примитивные особи пробудили нас, и мы не потерпим вашего присутствия. Мы следуем путем логики и холодного рассудка. Вашей иррациональности, всей вашей человеческой заразе нет места среди некронов. Плоть слаба. Сдавайтесь и возродитесь в облике машин. Сдавайтесь и умрите».
Аданар наконец нашел свой пистолет. Крепко сжав его трясущейся рукой, он приставил ствол к голове. «Сдавайтесь и возродитесь… — эхом гремели в голове жуткие слова. — Сдавайтесь и умрите».
Но одна-единственная мысль, столь незначительная, что он даже не почувствовал ее, просочилась в его разум и заставила замереть, пусть всего на несколько секунд, но этого оказалось достаточно. Он так и не нажал на спусковой крючок.
Метеоры с небес вонзились в землю. Ангелы в синих доспехах наводнили площадь за стенами, и кошмарное чувство отпустило Зонна.
Не скрывая слез, Аданар отбросил в сторону оружие и вознес хвалу Императору.
— Спасибо вам, мои дорогие, — всхлипывал он, целуя крошечный медальон, — спасибо вам.
Сержант Набор собственноручно разнес себе череп. Аданар собрался с мыслями и отдал приказ открыть западные ворота и очистить площадь Тора.
Чаша весов наконец покачнулась.

Глава третья
На борту «Возмездия Валина», непосредственно перед высадкой.

Сципион припал на одно колено и продолжил обряд подготовки оружия перед грядущей битвой. Сейчас он находился на пусковой палубе, менее чем в пятидесяти метрах от него ровными рядами выстроились десантные капсулы, готовые к немедленному запуску.
— Да будет благословлен этот освященный болтер, равно как и я сам, мой разум и мое тело, на служение Императору. Во славу Ультрамара и на клинке Жиллимана клянусь я исполнить любую Его волю. — Вложив болтер в кобуру, Сципион вынул из ножен, закрепленных на силовом генераторе доспехов, свой цепной меч и приложил его ко лбу. — Пусть моя рука без устали разит врагов. Пусть вера моя и стремление к цели станут моим щитом. Ибо я — Адептус Астартес, один из Ультрамаринов, достойнейшего среди всех орденов. Да пребудет с нами лорд Жиллиман.
— Да пребудет с нами лорд Жиллиман, — эхом раздался позади него глубокий басовитый голос.
Сципион убрал оружие и обернулся. Улыбка расцвела на его лице.
— Не думал, что снова увижу тебя так скоро, брат.
Лицо Юлуса Фенниона казалось высеченным из цельного куска гранита и выражало не больше эмоций, чем окажись оно действительно каменным. Юлус крепко пожал протянутую руку Сципиона, и крошечные морщинки возникли вокруг его глаз. Это вполне можно было принять за проявление радости.
— Опасная миссия предстоит тебе там, в Холмах Танатоса, — сугубо по-деловому ответил Юлус. Его квадратная челюсть и плоский нос напоминали горный склон, усыпанный песком коротко стриженных волос на подбородке и затылке.
— Неужели я слышу тревогу, брат? — Сципион высвободил руку и хлопнул товарища по наплечнику.
Юлус пожал плечами и сделал вид, что проверяет свою экипировку.
— Это лишь констатация факта. Когда мы пойдем на выручку войскам в Келленпорте, я не смогу за тобой присматривать.
— Знаешь, брат, я и сам неплохо могу о себе позаботиться, — с искренней дружелюбной усмешкой парировал Сципион. — Или ты боишься, что сам останешься без присмотра?
Юлус что-то проворчал. В этот момент шутливую перепалку прервало появление третьей фигуры.
— Братья-сержанты! — Праксор буквально лучился радушием, но все равно с его появлением в воздухе повисло напряжение.
Все трое возложили друг другу руки на предплечья, как это в древности в знак приветствия делали первые короли Макрагге.
— Намечается славное сражение, — произнес Праксор Манориан. — Сегодня лорд Сикарий завоюет Второй роте много почестей.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 15:36 | Сообщение # 21



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Бросай эту свою политическую браваду, Праксор, — зарычал Юлус, которого задело хвастовство другого сержанта. — Это просто война, ничего более.
— Но здесь нам предстоит не просто сражаться. Все должны видеть, что мы поддерживаем нашего капитана.
Сципион презрительно фыркнул. Он не видел Праксора уже много недель. Ему хотелось верить, что тот проводит время в уединении и постоянных тренировках, но потом оказалось, что Манориан был занят дебатами относительно потенциального преемника Калгара.
— В чем поддерживаем? В его возвышении?
Праксор смутился. Все мышцы его костистого лица натянулись, словно тугие тросы. Серебристые волосы и горделивая осанка делали сержанта похожим на статую. Когда разговор заходил о политических аспектах жизни Ультрамара, Праксор был поистине непреклонен.
— Конечно. А в чем же еще?
Юлус покачал головой.
— Об этом можно говорить бесконечно долго, но я не уверен, что подобное поведение пристало воинам. Агемман — Первый, и именно поэтому он сидит по правую руку от лорда Калгара. Я готов безмерно восхвалять Сикария, как и любой другой во Второй роте, да и во всем ордене, но порядок преемственности определен четко и ясно. — Седовласый сержант сложил руки на груди, будто подводя черту своим словам.
— Если ты, Юлус, не в состоянии уразуметь истинное положение вещей, это не означает, что все думают так же, — открыто упрекнул товарища Праксор. — Во главе стола Калгара должны сидеть именно мы, и каждая победа Второй роты приближает нас к этому.
Подобные споры велись уже на протяжении целого столетия, и Сципион давно потерял к ним всякий интерес.
— Нет никакой борьбы, Праксор. Оставь свои фантазии при себе, — пренебрежительно бросил Вороланус, проверяя священные печати, прикрепленные к его силовому доспеху. — Ты проводишь слишком много времени в обществе сенаторов, магистратов и прочих словоблудов вместо того, чтобы быть на поле боя. Мне больше нравилось, когда ты пропадал в тренировочных залах. По крайней мере, так ты хотя бы не разучился владеть мечом.
Неожиданно Юлус засмеялся — редко когда ветеран позволял себе отреагировать на юмор. Праксор же по-прежнему оставался серьезен.
— Не все так просто, Сципион. Само будущее нашего ордена зависит от того, кому выпадет честь его творить, и все мы должны это понимать. — Манориан, слегка успокоившись, понизил тон. — Борьба идет, и это видно невооруженным взглядом.
Сципион нахмурил брови, призывая Праксора объясниться.
— А разве ты не видел Гелиоса на инструктаже? Ищейки Агеммана — он и еще четверо из Первой.
— Даже среди боевых братьев тебе мерещатся шпионы и заговорщики.
— И они не одни, — вмешался Юлус. Он указал вниз, на дальний конец палубы, где из тени появились трое хранителей ордена, мощной поступью сотрясая пол.
Десантные капсулы, предназначенные для дредноутов, по размерам значительно превосходили остальные и были спроектированы таким образом, чтобы выдерживать колоссальный вес этих боевых машин. Ультраций, Агнацион и Древний Агриппен — все они когда-то были почтенными боевыми братьями, ветеранами бесчисленных сражений, но теперь их останки и, главное, неумирающий воинский дух оказались заключены в эти массивные керамитовые саркофаги. Их механические оболочки были отделаны золотом и украшены священными реликвиями, печатями чистоты и лентами пергамента, испещренного текстами особых клятв. Каждый из них с гордостью носил эмблему Ультрамаринов и обладал внушительным арсеналом средств уничтожения.
— Агриппен ведь из Первой, не так ли? — произнес Юлус и провел рукой по щетине на подбородке, пытаясь осознать, каково это — сражаться во славу ордена в теле дредноута.
— Да, — мрачно ответил Праксор, — так и есть.
— Своими словами ты сеешь смуту в роте, брат, — предостерег его Сципион. — Это недостойно космодесантника.
Праксор обернулся к нему, голос его был тверд, а взгляд — холоден.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 15:37 | Сообщение # 22



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Со временем тебе придется решить для себя вопрос верности. Но во Второй роте все сражаются и умирают вместе.
Сципион отвел протянутую руку брата до того, как та коснулась его плеча.
— Нет. Един весь орден. К черту политику.
— Все то, о чем я говорю, необходимо ради блага ордена! — Праксор не на шутку разозлился, но, вспомнив, где находится, понизил голос: — Только поддерживая нашего капитана, мы сможем этого достичь. Рано или поздно, но назреет политический раскол. И ты не сможешь остаться в стороне, делая безразличный вид, Сципион. Твой голос, как и голос любого другого сержанта или капитана, станет определять наше будущее.
— Тогда я надеюсь, что такой день наступит очень нескоро. Мне эти игры не интересны, — ответил Сципион более резко, чем собирался.
Энергичная оживленность Праксора сменилась маской смирения.
— Как тебе будет угодно.
Резким движением он отсалютовал братьям и удалился на поиски своего отделения. К тому времени палубу заполонили бойцы Второй роты. Можно было заметить также и десантников из других частей — отряды специального назначения, которые вызвали для борьбы с некронами. Праксор смерил недоверчивым взглядом нескольких воинов из Первой, словно оценивая исходящую от них угрозу.
— Он все еще жаждет стать капитаном, даже спустя столько времени, — произнес Юлус. — Да, в своей гордыне космодесантники мало чем отличаются от обычных людей.
— Как бы эта гордыня не затуманила его разум.
Юлус лишь кивнул. Сципион бросил мрачный взгляд вслед Праксору и заключил:
— Он просто глупец.
— Возможно.
Сципион вскинул бровь, не в силах скрыть своего удивления.
— Ты с ним согласен?
— Я всего лишь боец, брат. Политические игры меня не волнуют. Я верю, что Калгар выберет себе достойного преемника. Но я и не слепой. Агемман поглядывает ему через плечо, и Сикарию приходится всегда быть на шаг впереди Первого капитана. В любой организации не обойтись без борьбы за власть. Более того, сам факт такой борьбы — это не всегда плохо.
— Ты сейчас говоришь как Саламандры с их нудным прагматизмом и беспрекословным принятием действительности.
— Куда лучше смириться с тем, что ты не в состоянии изменить, и приспособиться к нему, нежели пытаться противиться неизбежному. Поверь, это лишь пустая трата сил и времени.
Своим выражением лица Сципион дал понять, что разговор исчерпан.
— К бою, братья! — возвестил он.
Воины отделения Воролануса уже собрались вокруг десантной капсулы и ждали своего сержанта.
— Пусть Жиллиман направит твою руку, а Император отведет вражеские удары. — Перед тем как повернуться, он с глухим звоном хлопнул латной перчаткой по наплечнику Юлуса.
Каменнолицый сержант схватил Сципиона за руку, не давая тому уйти.
— Эти пушки… — проговорил он, ослабляя хватку. — Будет непросто пробиться к ним, даже когда на твоей стороне сам лорд Тигурий.
— Нет, Юлус, это я буду на его стороне.
В суматохе подготовки к высадке Сципион не видел Мастера Либрариума, но как-то неуловимо ощущал его присутствие. Варрон Тигурий был могущественным и искусным псайкером. Идти в бой рядом с ним почиталось за великую честь, но его способности пугали Воролануса. Кто знает, какие сомнения он может узреть в беспокойном разуме Сципиона?
Слова Юлуса вернули его к реальности.
— Даже если так, все равно вы будете слишком далеко от остальных.
Наморщенный лоб Сципиона выдал его смущение. «Неужели Юлус сомневается во мне?»
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 15:37 | Сообщение # 23



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Мы уничтожим эти пилоны во что бы то ни стало, брат. — Его взгляд остановился на фигуре Антарона Хроноса, осматривавшего бронетехнику Ультрамаринов. — Можешь на это рассчитывать.
Хотя танковые соединения и не пойдут с первой волной десанта, транспортные катера стояли наготове. Как только смолкнут некронские лучевые орудия, они понесут в бой всю стальную армаду Хроноса: танки «Хищник» и «Разрушитель», а также установки залпового огня «Вихрь».
— Я и не сомневаюсь. Сделав так, вы откроете путь Антарону с его пушками. Посреди моря врагов это будет совсем не лишним.
— И что тогда? Не уходи от ответа, брат. — Глаза Сципиона превратились в узкие щелочки. — Это на тебя не похоже.
— Я лишь призываю беречь себя, вот и все, — прямо ответил Юлус. Он помедлил, словно решая, что и как говорить дальше. Всегда трудно выслушивать хорошие советы, сказанные в плохой час, пусть даже и верным другом. Но еще труднее такие советы давать. — Ты становишься похож на него.
На лицо Воролануса легла тень. За минувшее столетие он заметно постарел, и лишь его коротко остриженные волосы остались прежними.
— Не говори намеками. Или тебе кажется, что под этой мрачной маской прячется Праксор Манориан?
Юлус не ответил на улыбку друга.
— Я смогу за себя постоять, Юлус.
— Не сомневаюсь, — сержант поднял руки в жалобном жесте. — Но эти твари, внизу — они не орки, не эльдары и даже не Предатели…
— Я знаю, кто они такие, брат.
Взвыли предупредительные сирены, возвещая о начале высадки. Что ж, разговор с Феннионом подождет.
Незаметно для всех появился Сикарий вместе со своими Львами. На пусковую палубу он всегда прибывал последним, зато именно его сапоги первыми касались поля боя. Капитан и его отделение прошествовали к своей капсуле, буквально излучая непоколебимое могущество и величие. Боковые стены похожего на перевернутую стрелу десантного модуля распахнулись, позволяя им забраться внутрь. Сикарий остановился и окинул взглядом своих воинов.
— Слава Второй роте! — крикнул капитан, гордо выставив свой патрицианский подбородок. Он воздел над головой Клинок Бури. Даже в полумраке пусковой палубы лезвие ярко сверкало. — Дайте им почувствовать истинный гнев Жиллимана!
Корабль сильно тряхнуло — некроны открыли заградительный огонь. Прочный корпус «Возмездия Валина» жалобно застонал, пытаясь справиться с опасно близкими взрывами и резкими маневрами рулевого Лодиса.
Сикарий рассмеялся, услышав громогласный хор десятков голосов, подхвативших его боевой клич.
— Я смогу за себя постоять, — повторил Сципион, наблюдая за тем, как капитан и его Львы Макрагге занимают места в десантной капсуле. Ему и Юлусу следовало сделать то же самое.
— Пообещай, что будешь беречь себя, брат.
Вороланус молча кивнул, хотя проблески тревоги в глазах Юлуса насторожили его. Они хлопнули наплечниками, забывая о недавних разногласиях, и отправились каждый к своему отделению.
Пройдет еще много времени, прежде чем они увидят друг друга снова.

Когда Львы заняли свои места, а боковые трапы с гудением захлопнулись, настроение Сикария резко переменилось. В тусклом свете внутренних ламп капсулы его лицо превратилось в мрачную гримасу.
— Там, внизу, нас ждут уже не зеленокожие, — начал капитан. — Мы — Вторая рота, и среди нас нет кого-либо, кто был бы лучше остальных. Но воинам нужны не голые факты и холодный расчет, а звон металла и жар пламени. Поэтому на тактическом инструктаже им выдали только те сведения, что им следовало услышать. Вы же, мои Львы, — избранные. Вам следует знать, с чем нам предстоит столкнуться в землях Дамноса.
Сикарий взглянул на своего заместителя. Сержант-ветеран Дацеус прищурил глаза и обвел взглядом восьмерых космодесантников, находившихся в капсуле. Начался обратный отсчет. Сигналы по вокс-связи, обозначающие время до запуска, звучали все громче, а содрогания от ударов по корпусу как будто намекали, что пора бы уже капсулам покинуть судно.
— У нас есть данные визуального наблюдения, показывающие столкновения людей с этими существами. И они не похожи ни на кого, с кем воинам Второй роты приходилось скрещивать клинки в прошлом. Все тактические сведения загружены на ваши головные визоры. Думаю, за время полета вы успеете их изучить. Особое внимание следует обратить на их технологии и способность к самовосстановлению.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 15:37 | Сообщение # 24



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Предстартовый отсчет вошел в финальную стадию, вокс-сигналы теперь звучали все чаще и чаще.
— К встрече с таким врагом вас еще не готовили, — продолжил сержант. — Но действовать в условиях непредвиденных обстоятельств — такова специфика службы космических десантников. Мы не Гвардия, что бледнеет от страха при виде врага. Мы — Ультрамарины, но даже нашей отваге и стойкости здесь брошен вызов. Вам, Львам, в особенности. Быть избранными — это многое значит. Это не просто честь и слава, но еще и ответственность. Вселите уверенность в сердца ваших боевых братьев, ибо сегодня вера и отвага решают все.
Дацеус испытующе посмотрел в глаза каждого из присутствующих воинов. Вандий, знаменосец, как всегда, был непоколебим — ему предстояло сохранить боевой штандарт Второй роты, под развевающимся полотнищем которого десантники идут в бой. Гай Прабиан, Чемпион, отвечал за жизнь Сикария, когда тот вел солдат за собой. Дацеус не завидовал ему; во взгляде Прабиана чувствовались холод и агрессия. Остальные космодесантники тоже были настроены решительно, и лишь Венацион оставался спокойным и слегка отрешенным. Апотекарий знал, что на его плечах лежит самая трудная задача — сбор и бережное возвращение на корабль священного генетического семени, от которого зависит само существование ордена.
— Доверяйте Кодексу так же, как своему капитану, — закончил Дацеус. — Это принесет вам успех.
— Вы все меня хорошо знаете, — произнес Сикарий, — и поэтому должны понимать: я не хочу этой битвы. Конечно, я жажду для нашего знамени новых побед, славящих лорда Калгара и весь орден. Но здесь, на Дамносе, у нас практически нет шансов. Наш святой долг зовет нас, и мы ответим на этот призыв, но знайте, что перед нами мир, в котором пирует смерть.
Он выставил вперед сжатый кулак. Каждый воин в капсуле в ту же секунду повторил движение командира, и десять рук — керамитовых лучей — образовали кольцо, олицетворявшее собой боевое братство.
— Отвага и честь!
Слова Сикария подхватили преисполненные уверенности голоса его воинов.
Сигналы в воксе слились в один сплошной писк. Взревели двигатели капсул. Распахнулись люки пусковых шахт. На мгновение тела повисли в невесомости, а затем ускорение вжало десантников в стены. Постепенно начала расти температура, а залпы орудий некронов звучали все громче.
Освобождение Дамноса началось.

Глава четвертая
Жестами Юлус отдал несколько приказов своим бойцам, которые образовали оборонительное кольцо вокруг десантной капсулы. Сикарий и его Львы приземлились где-то впереди. Каким-то невероятным образом их транспорт, словно поддерживая рвение командира, оказался ближе остальных к позициям врага.
Некроны буквально заполонили площадь. От жара лучей их гауссовых орудий устилавший землю снег превращался в грязную кашу, в которой вязли бронированные сапоги Юлуса.
— Рассредоточиться! Огонь на подавление! — скомандовал он в вокс. Юлус редко когда носил шлем, считая, что бойцы должны видеть лицо своего сержанта и искажающую его черты ярость, но в этот раз он нисколько не пожалел, что изменил своей привычке. Снежная пелена застила взгляд, но это не было помехой для встроенных в визор шлема сенсоров. Размытые красные пятна обозначали уникальный тепловой след некронов, позволяя с легкостью ориентироваться на поле боя.
Воздух наполнили резкие звуки болтерных выстрелов — бесконечные тренировки, которым Юлус подвергал Бессмертных, будучи их сержантом, давали о себе знать. Несколько механических скелетов рухнули в грязь, сраженные шквальным огнем.
— Продвигаемся вперед!
Бессмертные последовали за своим сержантом. Трое боевых братьев остались позади, в то время как прочие стремительно покрыли отделявшее их от врага расстояние и точными выстрелами в головы добили пораженных некронов, которые тут же исчезли в гудящих вспышках телепортации.
Юлус внимательно изучил данные, полученные во время тактического инструктажа. Он знал, что, лишь повредив критически важные системы в теле некрона, можно прервать процесс его самовосстановления. Потому он бил наверняка.
— Доложить обстановку! — рявкнул Феннион.
— Противник уничтожен, брат-сержант, — пришло три одинаковых ответа. Бойцы Юлуса собирались вместе. Характерное гулкое щелканье тяжелого болтера возвестило о том, что слева подошел «Молот Жиллимана», отряд опустошителей Тириана. Ему вторил звук другого оружия. Вместе они создавали сплошной вихрь огня и грохот, словно пытаясь перекричать друг друга, и замолкали лишь тогда, когда стрелок менял патронную ленту. Завораживающее стаккато болтеров периодически подхватывал хор ракетных установок. Туман раз за разом расцветал мутными вспышками взрывов. Это была суровая красота, но наслаждаться ею времени не оставалось — вдалеке вздымались все новые и новые силуэты некронов.
«Святая Гера…»
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 15:38 | Сообщение # 25



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Юлус устремился вперед, но боковым зрением он продолжал видеть яркие всполохи выстрелов и быстро растворяющиеся в воздухе следы трассеров там, где продвигались опустошители. На площади было практически негде укрыться, а некроны своим огнем вынуждали жаться к земле. Но именно для этого космодесантники и носили силовые доспехи — защиту лучше, чем прочная керамитовая броня, придумать было трудно.
На правом фланге показался брат-сержант Атавиан со вторым отделением опустошителей, Убийцами титанов. Их пушки стремительно прореживали ряды кошмарных машин — даже механические тела некронов не могли противостоять обжигающим лучам лазганов или мульти-мелт, которые буквально плавили оживший металл. Юлус пристроился рядом с Атавианом. Космодесантники, выстроившись ломаной линией, теснили врага. Атаковать, занять позицию, снова атаковать — все делалось, как на тренировках.
Те, с кем только что расправились космодесантники, были лишь малой частью, чем-то вроде разведывательного отряда сил некронов. Визор Юлуса буквально залихорадило от тепловых следов, как только Ультрамарины добрались до первой линии оборонительных стен Келленпорта. Враг наседал на защитников, и отчаянные крики обреченных гвардейцев сливались в страшную песнь смерти.
Некроны со всех сторон окружили воинов, целыми группами возникая буквально из ниоткуда. Космодесантники открыли ответный огонь. В таком непроглядном тумане им оставалось полагаться только на показания сканеров и систем наведения болтеров.
— Они прорываются с флангов, брат! — раздался голос в динамике Юлуса. Это был Атавиан.
— Собраться, плечом к плечу! Этих некронов больше, чем мы думали.
На визоре Фенниона вспыхнула руна, подтверждающая получение приказа. Значки, обозначающие местоположение опустошителей, стали сдвигаться к позиции Бессмертных. Юлус отметил, что несколько точек остались без движения — они горели красным.
Отряд Фенниона на пару с отделениями опустошителей выступал лишь арьергардом — вся слава доставалась другим. «Занять и удерживать позицию» — так прозвучал приказ во время инструктажа. Тридцать Ультрамаринов понадобились лишь для того, чтобы защитить эспланаду от врага. Сначала такое решение показалось чистой перестраховкой. Теперь Юлус не был в этом так уверен.
Туман изверг из себя целый рой мелких насекомоподобных существ, которые, щелкая жвалами, устремились на воинов. Бессмертные в едином, отработанном до автоматизма порыве обернулись к врагу и ударили в ответ. Закричал брат Гальвия — одна из тварей вцепилась ему в руку. Юлус подскочил к товарищу и ударом цепного меча разрубил механоида пополам, а затем кованым сапогом раздавил все еще шевелящиеся останки. Выстрел болтера разнес на части другое существо, не давая тому возможности восстановиться и вновь атаковать.
— Их трудно сдерживать, — выдохнул Гальвия. — Никогда еще не видел ничего…
Внезапно его плечо пронзил ядовито-зеленый луч, разворотив верхнюю половину тела космодесантника. Гальвия захрипел и рухнул на колени. Кровь хлынула на доспех, смешиваясь с грязью.
Вслед за выстрелом, сразившим Гальвию, на космодесантников обрушился целый шквал сокрушающей энергии. Извивающиеся, точно молнии, гаусс-лучи с боков простреливали позиции трех отделений Ультрамаринов, в то время как все новые и новые волны жуков накатывали на воинов спереди. Одной рукой Юлус поддерживал раненого брата, в другой сжимал ревущий цепной меч, яростно отмахиваясь им от врагов. Он отбросил первого скарабея, разломав ему панцирь, но, увы, не уничтожил того окончательно; второго он располовинил мощным вертикальным ударом. Третий жук повис у него на предплечье, но Юлус сумел стряхнуть его на землю и ударом сапога превратил в груду железа.
Еще одна тварь запрыгнула ему на спину и вгрызлась в силовой генератор. На визоре зажглись аварийные сигналы, предупреждающие об утечке энергии. Юлус попытался дотянуться до врага, но едва не потерял равновесие, когда еще пара скарабеев прицепилась к наплечнику, а третий запрыгнул на шлем. Сержант зарычал. У его ног кричал от боли Гальвия.
— Аристей! — Канал был переполнен помехами. Противник медленно перекрывал им связь.
Вначале раздалось утробное шипение спускаемого давления, а мгновение спустя Юлуса и Гальвию охватило яростное пламя, наполнив воздух резкой вонью горящего прометия. Аристей филигранно орудовал своим огнеметом. От жара доспехи обоих Ультрамаринов почернели, но зато паразитов на них больше не осталось. Дымящуюся землю устилали обугленные тела скарабеев. Юлус ногой раздавил одно из них, а остальные разнес на части выстрелами из болт-пистолета. После этого он махнул Аристею:
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 15:38 | Сообщение # 26



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Задай им жару!
Ультрамарин потерял в бою свой шлем, его изрезанную шрамами голову ничто не защищало. Узкие глаза космодесантника пылали ненавистью, подобно тому пламени, что извергал из себя его огнемет. Скарабеи гибли целыми полчищами, буквально распадаясь на атомы в прометиевом урагане.
Юлус уже пришел в себя и был готов снова ринуться в бой, когда вражеский луч ударил ему прямо по глазам, мгновенно ослепив визоры. Сержант закричал и, выронив из руки цепной меч, резким движением сорвал с головы шлем, который с глухим стуком упал и покатился по земле. Поток чужеродной энергии буквально испарил правый окуляр и превратил поверхность шлема в сплошное керамитовое месиво.
— Отпусти меня, — неразборчиво пробормотал Гальвия, которого Юлус все еще тащил на себе. Даже сейчас, получив серьезнейшие повреждения внутренних органов, космодесантник все равно находил в себе силы стрелять из болтера. Несколько снарядов попали в цель — скарабеи разлетелись кучами мелких обломков.
Юлус боролся с искушением дотронуться до своего обожженного лица. Системы доспеха уже впрыснули в кровь дозу специальных химических препаратов. Боль слегка отступила, давая сержанту возможность сражаться дальше.
Сверкавшие над головами Ультрамаринов гаусс-лучи сплетались в смертоносную изумрудную паутину. Ни один обычный солдат такого не выдержал бы. Но космические десантники не были простыми людьми. Ни на секунду не прекращая стрелять из болт-пистолета, Юлус наклонился за своим мечом и решительно выкрикнул новый приказ:
— Именем Жиллимана, удерживать позиции! Открыть ответный огонь!
Ультрамарины были непреклонны, но и некроны не ослабляли натиска. Рано или поздно кто-то непременно возьмет верх. И, услышав в воксе низкий, словно бы гудящий голос, Феннион понял, кому суждено стать победителями в этом сражении.
— За орден и лордов Ультрамара!
Штурмовая пушка брата Ультрация неистово вращалась, вспышки выстрелов ярко сверкали в снежной мгле. Сквозь пелену тумана Юлус видел, как разрывает на части некронов-рейдеров. Шквал вражеского огня заметно ослаб.
Громоздкому, неповоротливому и неизменно устрашающему дредноуту потребовалось больше времени, чтобы добраться до обозначенного района, нежели другим воинам арьергарда. Те несколько минут, пока его не было, показались Юлусу вечностью, но теперь, когда прославленный воитель наконец вступил в бой, перевес, несомненно, оказался на стороне космодесантников.
— Держите оборону до тех пор, пока не прибудут ветераны Второй роты. — Подобный план вполне соответствовал упрямому характеру сержанта.
Но, что самое главное, Ультраций явился не один.
— В вечности служу я своему ордену. Слава Макрагге и Империи Ультрамар!
В противовес высокопарному и напыщенному Ультрацию брат Агнацион всегда отличался прагматизмом и был неумолим, словно скала. В его неторопливых движениях чувствовался холодный расчет, а каждый залп его мульти-мелты неизменно выкашивал целые отряды некронов.
— Рассредоточьтесь и атакуйте, — рявкнул Юлус, видя, что вражеские когорты дрогнули. — Медленно и основательно!
Он поклонился подошедшему Агнациону:
— Рад, что ты снова с нами, Почтенный.
— Я воплощение воли моего ордена. Моя служба вечна. — За долгие годы разум дредноута утратил былую ясность. Агнацион понятия не имел, какой сейчас год, его не волновало, что за конфликт бушует вокруг. Он сражался за честь Ультрамаринов, и лишь это имело для него истинное значение. Такая суровая простота жизни отчасти привлекала Юлуса, но в той же степени ему было искренне жаль боевого брата.
— За Ультрамар.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 15:38 | Сообщение # 27



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Да, за Ультрамар! — Мульти-мелта вновь завела свою пронзительную песню, разя врагов, которые попытались приблизиться к воинам и навязать им ближний бой.
Сквозь помехи на канале связи прорезался мрачный голос Тириана:
— Похоже, они задействовали новый, более агрессивный сценарий.
— Они ведут себя так, словно ими кто-то управляет, — ответил Юлус. — Здесь определенно чувствуется чья-то воля. Сами по себе эти тела — лишь преисполненные злобы оболочки, оживленные неведомой технологией. Атакуйте и уничтожьте их.
Юлус понимал, что его воины понемногу берут верх над врагом. Даже изменив тактику, некроны не смогут выбить космодесантников с площади.
Однако в тот момент, когда воины арьергарда давали решительный отпор передовой группировке врага, практически одновременно произошли два события, которые коренным образом изменили ход битвы.
Во-первых, позади Ультрамаринов распахнулись массивные ворота, и наружу хлынули солдаты сил Гвардии, поливая лазерным огнем все перед собой. Во-вторых, из тумана прямо перед воинами материализовался новый, несравнимо больший отряд механических существ. Каждое из них было намного крупнее встречавшихся космодесантникам до этого некронов-рейдеров; кроме того, они оказались куда серьезнее вооружены. Ощущение триумфа, ранее овладевшее Юлусом, моментально улетучилось. Сжатый кулак превратился в раскрытую ладонь. Чаша весов вновь покачнулась. Ультрамарины инстинктивно сомкнули ряды. Даже дредноуты замерли перед лицом новой угрозы.
— Убейте их! — прокричал Феннион, когда элита сил некронов обрушила на людей колоссальный шквал разрушительной энергии своих гаусс-орудий. — Не оставьте им ни единого шанса!
Насчитав три десятка массивных скелетоподобных фигур и прибавив к ним те остатки некронского авангарда, что еще сохранили возможность функционировать, Юлус быстро оценил их собственные шансы в этой битве. Вывод оказался неутешительным.
«Нам нужно больше людей».

Небо над Келленпортом сотрясали гулкие раскаты грома. Город возвышался вдали неясными силуэтами, освещаемыми лишь вспышками взрывов.
Сципион всей душой желал сейчас быть там, сражаться бок о бок со своими братьями, Юлусом и Праксором, но в этой войне перед ним стояли совсем другие задачи. Например, сидеть, согнувшись в три погибели, по колено в вязкой жиже из грязи и растаявшего снега, прильнув к линзам магнокля, как то было сейчас.
— Что там видно, брат-сержант? — спросил Ларгон, распластавшийся на уступе рядом с Вороланусом.
Вообще громоздкие силовые доспехи космодесантников не предназначались для проведения скрытных операций, куда больше пользы от них было в открытом бою. Но в ситуациях, когда на помощь разведчиков Десятой роты рассчитывать не приходилось, обязанности по рекогносцировке ложились на плечи Громовержцев.
— Они чем-то заняты, — проворчал Сципион. Он передал магнокль Ларгону, чтобы тот смог сам все рассмотреть. При этом сержант отметил, что его боевой брат достойно переносит полученное в прошлом ранение. Он лишь еле заметно вздрогнул, обернувшись и потянувшись к протянутому Сципионом устройству.
— Их оборонительные кордоны выглядят весьма внушительно даже отсюда, — добавил Ортус, опуская ствол своего болтера. Даже несмотря на то что ударная группа Ультрамаринов находилась в нескольких километрах от позиций противника, он смог разглядеть многочисленные отряды некронов, защищавшие пилоны и тяжелые дальнобойные гаусс-орудия. На такие дела у него глаз был наметан уже давно. Большую часть времени Ортус тренировался на стрельбищах, поэтому мог стрелять из любого оружия настолько точно, словно это была снайперская винтовка.
— Найди их лидера, и тогда можешь открывать огонь, — сказал Сципион, а затем на животе съехал вниз по горному склону. Одной из задач наблюдателей, помимо непосредственной оценки потенциального уровня сопротивления, было выявление командной иерархии врага. Имперские тактики, оповещенные об угрозе вторжения некронов, установили, что, будучи по сути бесчувственными машинами, некроны управляются набором так называемых протоколов, мало отличаясь в этом плане от сервиторов. И хотя логические цепи ксеносов, несомненно, намного более развиты, при исчезновении направляющей силы вся когорта вернется к выполнению побочных, базовых функций. Им станет труднее адаптироваться к переменам на поле боя, их действия будут более предсказуемыми, облегчая борьбу с ними и увеличивая вероятность полномасштабного «фазового отступления». Правда, пока что все это было лишь в теории. Имевшейся на данный момент информации не хватало для того, чтобы делать какие-либо конкретные заключения о потенциальных слабостях некронов.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 15:38 | Сообщение # 28



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Тем не менее Тигурий был уверен в правильности такого предположения и потому отрядил своих «разведчиков» на поиски главаря, командовавшего оборонявшими артиллерию силами некронов. Сципион поддерживал решение библиария, но до сих пор удача была не на их стороне.
Отложив магнокль, Ларгон поинтересовался:
— И как мы будем туда прорываться?
— Не в лоб, это точно. — Вернувшись к действительности, Сципион поднял из памяти расположение множества проходов, ведущих через холмы к артиллерии некронов. Помимо вездесущих боевых групп рейдеров, там также находились более крупные элитные воины, а периметр патрулировали полуэфемерные духи. Линии обороны противника формировал ряд концентрических окружностей, в центре которых и располагалась батарея тяжелых орудий. Словно металлические часовые, безмолвно и недвижимо возвышались шеренги воинов и элитов, в то время как духи постоянно то исчезали, то вновь материализовывались. «Достаточно отдать им приказ, и они так и будут стоять на месте, пока не сгорит Галактика и Вселенной не придет конец», — подумал Сципион. Орки обычно беспрестанно бранились и устраивали потасовки, чужаки-тираниды обозначали свое присутствие мерзким шипением, а орды Предателей в экстазе заводили богохульные песнопения — и только эти бездушные машины окружала абсолютная, ужасающая тишина. Даже несмотря на серьезную психическую гипнообработку Адептус Астартес, все это давило Сципиону на нервы.
— Можно попробовать провести отвлекающую атаку, чтобы оттянуть на себя часть их солдат и дать Страбо и Иксиону возможность нейтрализовать орудия.
Вороланус лишь покачал головой в ответ на предложение Ларгона.
— Их слишком много, и они даже не пошевелятся. Какие бы протоколы ими ни управляли, их задача — оборонять пушки, и на нас они не поведутся.
Он уже достаточно насмотрелся на некронов, на их действия, тактику и логику мышления, чтобы понять — их невозможно убедить или принудить к чему-либо. Лишь прямой и точный приказ мог заставить механоидов сменить линию поведения. И каким-то образом Ультрамаринам, высадившимся в Холмах Танатоса, предстояло найти способ это сделать. Если ключом ко всему было устранение лидера некронов, то впереди их ожидало еще много работы.
Сципион сощурился, всматриваясь в отдаленные силуэты артиллерийских установок врага.
— А что ты думаешь об этом?
Ларгон вновь прильнул к магноклю, пытаясь получить лучший обзор. Взгляд его помрачнел.
— Неприступно.
— По земле нет никаких путей?
— Нужны канонерки и «Лэндспидеры», — ответил Ларгон.
— Жаль, что все они остались на борту «Возмездия Валина», — добавил Ортус.
Пока батарея тяжелых орудий функционирует, не только Келленпорт будет подвергаться нескончаемой бомбардировке, но и Антарон Хронос не сможет высадить свои танки. При таком раскладе ни на какую воздушную поддержку передовым силам Ультрамаринов рассчитывать не стоило.
— Какие будут приказы, сержант? — спросил Ларгон, нарушив повисшее гнетущее молчание.
Голову Сципиона переполняли сомнения.
— Возвращаемся в лагерь. Затем двинемся вглубь вражеской территории. Должен быть способ обойти эти пикеты, не попадаясь им на глаза.

Вороланус обнаружил Тигурия в одиночестве вглядывающимся в бесконечную ледяную пустошь. Снег метался под порывами пронизывавшего бесплотную тундру шквального ветра, словно пришедший в неистовую ярость арктический дьявол.
На морозе щеки, нос и лоб библиария покрылись инеем, однако он этого словно не замечал. Глаза его были широко раскрыты, но разум находился в глубоком трансе. Сципиону потребовалось несколько секунд, чтобы осознать это, после чего он затих и с почтением стал ждать.
— Прямой путь вглубь Холмов для нас закрыт, — проговорил Тигурий, при этом даже не обернувшись, — и мы еще не обнаружили их лидера.
Сципион внезапно почувствовал себя совершенно беззащитным перед тем даром предвидения, которым обладал библиарий. «Неужели читать мои мысли настолько просто?»
Тигурий повернулся к Вороланусу, счищая ледяную корку со своего лица.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 15:39 | Сообщение # 29



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Твое настроение любой сможет прочесть.
— Да, у меня все на лице написано. Мне следует позаботиться об этом после нашего возвращения на Ультрамар.
— Восхищаюсь твоим оптимизмом, брат Вороланус. Ты считаешь, что наша победа здесь предопределена?
Сципион изо всех сил старался не съежиться под проницательным взглядом библиария. Он не думал, что Тигурий будет копаться у него в мыслях, но исключать такой возможности он тоже не мог.
— Нет, я так не считаю. Нам еще никогда не приходилось сталкиваться ни с чем подобным. Уверен, что самые суровые испытания ждут нас впереди.
Тигурий лишь кивнул.
— Да, я… — Внезапно он опустился на землю, так и не договорив до конца.
— Господин! — Сципион бросился на помощь библиарию. Тот обхватил голову руками и закричал, содрогаясь в ментальной агонии.
Воздух наполнил едкий запах гари. Сципион увидел, что из глаз Тигурия буквально вырываются разряды электричества, а силовой доспех библиария раскалился от бушующей психической энергии. Из-под керамитовых пластин стали подниматься струйки дыма. Схватившись за свой жезл, библиарий попытался выпрямиться и отвести хотя бы часть энергии от себя.
Даже сквозь латные перчатки Сципион чувствовал жар. Кожа на пальцах начала тлеть, но он продолжал держать Тигурия, не обращая внимания на боль.
— Господин, — прошипел он сквозь сжатые зубы. Позади них ударная группа Ультрамаринов готовилась выдвигаться, и бойцы даже не подозревали о происходящей здесь беде.
Но, когда Сципион был уже готов разжать руки, поток губительной энергии, сразившей Тигурия, стал постепенно ослабевать. Уже через несколько секунд он исчез окончательно, и библиарий вновь смог встать на ноги.
— Они знают, что мы здесь. — Тигурий с трудом пытался отдышаться. Дым из его рта быстро улетучивался на морозном воздухе. — И что мы намерены делать.
Сципион взглянул в сторону вражеских позиций, размышляя, насколько они далеко.
— Что же они предпримут в ответ?
Тигурий посмотрел прямо в глаза сержанту. Воролануса встревожило беспокойство, что явно читалось во взгляде библиария.
— Ничего. Они ничего не будут предпринимать.
— Что? — нахмурился Сципион.
— Они уверены, что все наши начинания здесь тщетны и что у нас нет ни единого шанса на победу. — Тигурий облизал губы, и на какое-то мгновение, когда библиарий схватил его за плечо, Сципиону показалось, что тот сейчас вновь потеряет равновесие. — Я сумел коснуться их разума. Неизмеримо более древние, чем мы, они считают этот мир своим. Они жаждут вернуть его себе, уничтожить нас, искоренить здесь все живое. Дамнос обречен.
— Вы… вы говорили с ними?
— Один из них, похоже, кто-то из главарей, вошел со мной в контакт. Он назвал себя Вестником. Но… я видел кое-что еще. Фрагмент грядущего. — Дыхание Тигурия участилось, он с силой сжал кулаки, пытаясь вспомнить все детали. — Это как пробовать схватить рукой облако… Истина ускользает от меня, брат. Темная пелена застит мой взор. Кто-то другой… — Библиарий наморщил лоб, пытаясь подобрать имя. — Несущий Пустоту. Он один из тех, кого мы ищем.
— А это видение грядущего, — спросил Сципион, — что оно нам предвещает?
Ответ Тигурия был преисполнен тревоги от нахлынувшего знания.
— Беду, брат. Всем нам оно предвещает лишь беду.

Праксор ликовал. Ощущение того, что он сражается бок о бок со своим капитаном, придавало ему сил. Его отделению, Щитоносцам, приходилось отчаянно биться, дабы не отставать от Львов. Праксор никогда прежде не видел, чтобы свита Сикария, лучшие воины Второй роты, сражалась с такой яростью и таким рвением. Стать одним из них, одним из приближенных Высшего Сюзерена — это было самым страстным желанием сержанта.
— Опасайся гордыни, брат, — когда-то наставлял его Юлус. Тогда он говорил прямо как Орад. Но капеллан давно уже умер, а амбиции Праксора все еще жили в его душе. И дело было не столько в гордыне, сколько в том, что Манориан сотворил себе идола. Брат-сержант не знал, но именно этот факт и вызывал столь горячие споры по поводу назначения Сикария среди сенаторов Макрагге, включая даже самого магистра ордена. Одни считали набирающий силу культ личности капитана вульгарным, другие же видели в нем перерожденного Инвикта, надежду на возрождение былой славы Ультрамаринов. Самые старые ветераны ордена считали, что разделение легиона подкосило сынов Жиллимана. Ордены последующих оснований, несомненно, сохраняли верность Ультрамару, но при этом были автономны и независимы.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 15:39 | Сообщение # 30



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Вся ирония положения Агеммана как капитана Первой роты, включавшей наибольшее число ветеранов, заключалась в том, что он прекрасно понимал важность героев, подобных Сикарию, но при этом был крайне обеспокоен его популярностью среди воинов. Он желал возвращения прежних времен, однако этот путь ему преграждал великий герцог Талассара.
— Следуйте за капитаном! С максимальной скоростью! — Праксор бежал вперед, и его отделение следовало за ним. Бойцы выстроились в форме буквы V, огрызаясь болтерным огнем. Их целью было прорваться сквозь авангард некронов и, подобно копью, ударить вглубь вражеских когорт.
Они уже миновали первую оборонительную стену. Сражавшиеся из последних сил гвардейцы молили о помощи и спасении, но Сикарий, казалось, не слышал их. Его лицо превратилось в мрачную, безразличную маску, а мысли были сконцентрированы на выполнении задания. Стоило только поступить иначе, поддаться жалости и состраданию — и это погубило бы их всех. По крайней мере, в нечто подобное верил Праксор.
На космодесантников бросилось механическое существо, внезапно возникшее из пелены тумана. Вслед за ним появились еще трое таких же. Они скользили по воздуху, извиваясь, словно змеи, изготовившиеся к атаке. Каждая тварь стояла на длинном сегментированном хвосте с широким, похожим на лезвие косы шипом на конце. У существ были такие же туловища, как и у тех воинов, которых Праксор вместе с боевыми братьями уничтожил при прорыве через брешь в стене, но их руки заканчивались острыми как бритвы когтями. При этом они казались бестелесными, будто бы застрявшими посередине фазового сдвига и уже наполовину исчезнувшими из материального мира.
Враг подобрался слишком близко, чтобы стрелять, и брат Вортиган инстинктивно замахнулся штыком своего болтера. Мономолекулярное лезвие должно было разрезать тварь надвое, но вместо этого оно лишь прошло сквозь нее, как сквозь пар. Зато похожий на плеть хвост существа молниеносным движением пронзил горло космодесантника. Когти вцепились в уязвимые сочленения доспехов на нагруднике и поножах. Ультрамарина вырвало потоком крови прямо внутрь шлема, а затем он рухнул.
Праксор выкрикнул имя Вортигана, одновременно разворачиваясь к противнику. Его силовой меч опутал потрескивающий ореол чистой энергии. Сияющее лезвие прошло сквозь шестеренчатую грудину духа. Существо вздрогнуло и исчезло во вспышке.
Остальные три твари ворвались в строй Щитоносцев, вынужденных остановить наступление. На земле лежал Криксос — ему отрезало половину руки, но он все еще был жив. Залп мелта-орудия Тартарона разворотил одного из духов, отправив его обратно в ту бездну, что его и породила. Двое оставшихся стали кружить вокруг медлительных космодесантников, чьи выстрелы и взмахи мечами приносили мало пользы. Праксору вспомнился старый Калт и его горгоны, обитавшие в пещерах ведьмы, которые могли одним лишь взглядом обратить человека в камень. Вот и сейчас казалось, что Щитоносцы будто бы окаменели — так стремительно двигались некроны.
Манориан быстро собрал бойцов и приказал им загонять тварей, подводя их под огонь мелтагана Тартарона. Первая погибла, превратившись в лужу жидкого металла, другую собственноручно убил сержант точным ударом силового меча.
Внезапная боль пронзила плечо Праксора. Он понял, что был еще и пятый дух, которого он не заметил. Шипастый хвост швырнул Тартарона на землю еще до того, как тот успел выстрелить, пока сама тварь издевательски уворачивалась от сыпавшихся на нее болтерных зарядов. Воины здесь вряд ли могли добиться успеха, это было дело одного только Праксора. Он отбросил свой болт-пистолет, который, зашуршав по льду, исчез в снежном тумане. Зарычав от напряжения, Праксор вытащил из тела когти существа и даже сумел наполовину развернуться, когда хвост сбил его с ног. Манориан тяжело упал на спину. Сигнал на визоре шлема показывал, что уровень питания его силовых доспехов упал до опасной отметки. Натужно взвыли сервоприводы, но все равно удар меча Праксора получился слишком медленным. Неуловимым движением когтей дух разрезал наручи доспехов. Пальцы космодесантника разжались, меч, как и болтер несколькими мгновениями ранее, отлетел в сторону, и внезапно Праксор обнаружил, что совершенно безоружен.
— Пристрелите его! — взревел сержант, перед смертью желая продемонстрировать механоиду всю свою безграничную ненависть. Болтеры извергали потоки огня, но дух без труда пролетал сквозь вспышки разрывающихся снарядов, надвигаясь на Ультрамарина, который пытался на спине отползти назад.
— Тебе еще придется со мной повозиться, мразь.
Некрон, размахивая когтями, мчался вперед, точно готовый последовать словам космодесантника.
Внезапно разряд молнии ударил прямо в существо, сбив набок его голову-череп. Тварь попыталась развернуться и встретить новую угрозу, но ее поразил второй разряд. Впрочем, Праксор уже понял, что это были не молнии, а вспышки силовой булавы, могущественного крозиуса арканум.
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Ник Кайм,Падение Дамноса.
Страница 2 из 11«12341011»
Поиск: