Ник Кайм,Падение Дамноса. - Страница 4 - Форум
Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 4 из 11«1234561011»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Ник Кайм,Падение Дамноса.
Ник Кайм,Падение Дамноса.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 15:45 | Сообщение # 46



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— На что вы намекаете?
Трайан резким движением хлестнул сержанта по щеке. От неожиданности тот упал на одно колено.
— Я не намекаю. Я утверждаю и действую согласно этому, — отрывисто бросил капеллан.
Сципион попытался встать, но почувствовал, как крозиус уперся ему в плечо.
— Стоять, — предупредил Трайан. — Я еще не закончил.
Даже сокрытое в тени капюшона, лицо капеллана источало злость.
— Твой капитан и я уже много лет знаем друг друга. Он высоко отзывался о твоих действиях на Черном Пределе, равно как и мастер Телион. Поэтому я рассчитываю на то, что ты еще продемонстрируешь мне те качества, которые нашли у них одобрение и похвалу.
— Приношу свои извинения, если я разгневал вас.
Трайан мощным толчком повалил Сципиона на лопатки. Тяжелый вздох вырвался из груди сержанта, а кровь словно застыла в жилах.
— Не пытайся подмазаться ко мне, брат Вороланус. Ты и без того уже вызвал мой гнев.
Сципион стиснул зубы. Ударить одного из сынов Жиллимана уже считалось низким поступком, если на то не было причин. Поднимать руку на представителя капелланства при любых обстоятельствах запрещалось. Поэтому он лишь склонил голову, позволяя гневу утихнуть.
Трайан продолжал:
— Твое недовольство не укрылось от моего внимания, равно как и твое небрежение службами. Я этого не потерплю. Я не следую пути Орада, у меня свои принципы. Ты научишься уважать их и чтить меня как своего духовного лидера. Это ясно, Сципион? — Трайан медленно погрузил острую кромку крозиуса в плоть сержанта.
Сципион принял позу раскаяния и склонил голову. Трайан кивнул в ответ.
— Должность сержанта всегда сопряжена с определенными ожиданиями. А сейчас я отправлюсь в боевые залы, — добавил он, убирая крозиус. Оружие оставило за собой кровавый след. — Тебе нужно выпустить свой гнев. Если хочешь, можешь найти меня там, когда закончишь свои дела здесь. Но, так или иначе, я надеюсь, что это был последний раз, когда мы с тобой обмениваемся словами.
И он удалился, направившись на тренировочную палубу.
Сципион ни разу к нему не присоединился.

— Как ты думаешь, что это?
Ортус указывал вдаль, на череду огромных пирамидальных силуэтов.
— Обозначение: «Монолит». — Ларгон через магнокль пытался рассмотреть их поближе. — И что-то еще.
Он передал устройство сержанту. Сквозь эллиптические линзы Сципион увидел те три монолита, что опознал Ларгон. Они двигались медленно и неповоротливо, паря над самой землей с помощью энергетических импульсов, создававших поле антигравитации. Их боковые стороны были плоскими, а металлическую поверхность исчертили некронские руны. Они скорее напоминали передвижные обелиски, нежели боевые танки. Сципиону еще не приходилось видеть их в бою, и, глядя на их ужасающие орудия и источавшие пугающее сияние кристаллические силовые матрицы, венчавшие каждую пирамиду, он искренне желал, чтобы и не пришлось. Во фронтальной арке каждого монолита сверкал портал. Подобно прочим гаусс-технологиям, он излучал изумрудное свечение, но при этом его поверхность шла рябью, словно водная гладь. Даже без консультаций Механикум было понятно, что это какие-то энергетические врата.
Другое сооружение, на которое указывал Ларгон, походило на прочие по форме, но в размерах намного превышало их. Похоже, это было что-то вроде альфа-монолита. Между ним и меньшими пирамидами с треском проносились разряды молний. Это наводило на мысль, что большее сооружение используется в качестве энергоузла.
— Выглядит как большой конденсатор или что-то в этом духе. Похоже, он фокусирует огневую мощь других машин. — Сципион отдал магнокль Ларгону.
Ортус был мрачнее тучи.
— Они удаляются от позиций артиллерии, — угрюмо проговорил он: — Идут в сторону Келленпорта.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 15:45 | Сообщение # 47



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Сципион вновь пришел в движение.
— Это нам никак не поможет прорвать кордон вокруг тяжелых орудий. Когда мы вернемся в лагерь с хорошими вестями, Тигурий сможет передать сообщение.
Щелкнул вокс в ухе.
— «Трациан», это «Ретиарий».
— Что у тебя, Браккий?
— Аванпост некронов, — прошептал тот. — Сорок два метра к северу от нашей позиции.
— Ваш статус, брат?
— Прошли незамеченными. Вижу шесть целей, механоиды класса «рейдер».
— Рой?
— Никак нет.
Сципион приглушил связь и повернулся к остальным. Сейчас они продвигались по узкому проходу, всем телом прижимаясь к склону. Сильный снегопад прекрасно замаскировал их доспехи, покрыв слоем естественного камуфляжа.
— С чего вдруг механоидам охранять аванпост? В этом нет смысла.
Ларгон в раздумьях наморщил лоб.
— Только если они не стерегут там что-то.
— И это не артиллерия, — сказал Сципион.
Ларгон заулыбался и кивнул.
— Проход в горы.
— Вот именно. — Сержант проверил обойму болт-пистолета и передернул затвор. Для перестрелки должно хватить. — Уже надоело ползать против ветра по пояс в снегу.
Он вновь включил связь, приказал Браккию наблюдать за врагом и ждать их, а затем переключился на канал Катора и передал ему координаты, по которым Громовержцы выйдут к аванпосту.
Звериная ухмылка расцвела на лице Сципиона.
— Наш выход, братья.

Кулаки Сципиона сжались сами собой, когда он по воксу слушал доклад Катора.
— «Венатор» задерживается. Путь непроходим. Двигаемся обратно.
— Сколько вам нужно времени?
— Приблизительно двадцать две минуты, брат-сержант.
Встряхнув головой, Сципион взглянул на вражеский гарнизон. Все было так, как и говорил Браккий: шесть некронов-рейдеров, никаких тяжелых пушек, элитов или роев скарабеев. Шестеро бойцов Второй роты против пехоты механоидов. Сципион не хотел больше ждать. К врагу могло подойти подкрепление, и тогда момент для наступления будет упущен.
— Ортус. — Он указал на небольшой горный выступ, укрытый кучей камней.
Ультрамарины прятались в ледяной канаве ниже аванпоста. Валуны и острые льдины затрудняли обзор. Сам выступ находился чуть в стороне от узкого желоба, что вел к бастиону некронов — похожему на обелиск сооружению, боковые поверхности которого были частично раскрыты, словно лепестки цветка. С указанного Сципионом места Ортус получил бы отличную огневую позицию. Замерзшие ручейки пересекали путь к строению. Сципиону показалось, что под поверхностью льда он увидел чьи-то лица. Он представил, каково это — когда судьба человека оказывается в руках изменчивой природы твоего родного мира. В такой смерти не было чести.
Ортус быстро переместился на позицию и уже прицелился, когда Сципион жестами обрисовал последнюю часть своего плана. «Ретиарий» должен атаковать со стороны тропы, выманивая некронов на линию огня Ортуса. Тем временем «Трациан» быстро и незаметно обойдет их с фланга и ударит, как только гарнизон вступит в бой.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 15:46 | Сообщение # 48



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Телион часто любил расписывать преимущества стратегии «разделяй и властвуй». Благодаря ей немногочисленный отряд имел все шансы одолеть существенно большую и лучше оснащенную вражескую группировку. Теперь Сципион хотел разделить внимание некронов, заставив их сфокусироваться сначала на отряде Браккия, затем — на Ортусе и, наконец, на своем собственном. По его приблизительным подсчетам, все столкновение не должно было занять больше тринадцати секунд.
Только он не забыл еще один из постулатов Телиона: «Всегда допускай, что противник знает больше тебя».

Глава седьмая
Праксор увидел Творца Грозы всего на долю секунды позже Сикария.
Они знали, что авангард некронов ведет один из низших лордов, и чем дальше Ультрамарины пробивались за пределы стен Келленпорта, тем больше изумрудных молний сверкало в расколотом небе. Надвигавшийся шторм был знамением, предвещавшим явление лорда.
— Сумерки опускаются на Келленпорт и на весь Дамнос, — изрек Агриппен. Его низкий бас был подобен раскату грома.
Остатки разбитой танковой бригады, одной из последних, оставшихся у Гвардии, все еще продолжали отважно сражаться в пустошах, но ситуация складывалась отчаянная: кошмарная буря накрыла бойцов, и они оказались отрезаны от своих. Лучи установленных на башнях прожекторов скользили по земле, пытаясь выхватить цели, но темнота эта была не простой. Ничто не могло пробиться сквозь нее. Странные существа кружили в воздухе вокруг людей, осязаемые и бестелесные одновременно. Праксору уже приходилось раньше сражаться с духами, и в тот раз он чуть не погиб. Какие тогда шансы против этих тварей оставались у обычных людей?
Сержант молча смотрел на то, как гроза постепенно застилает поле боя и надвигается на Ультрамаринов. Даже стальные пластины танков «Леман Русс» не давали надежной защиты от этих призрачных некронов, ибо они умели проходить прямо сквозь броню. Праксор мог лишь представить тот ужас, что испытывали заживо раздираемые на куски экипажи боевых машин.
Кобальтово-синие гиганты остановились, в равной степени из-за шторма и из-за бедственного положения танкистов. Со временем протяжный треск стабберов становился все короче, гулкое уханье башенных оружий раздавалось все реже, вспышки выстрелов перестали пробиваться сквозь туманную пелену.
— Они не наша цель, брат.
Трайан стоял рядом с Праксором. Лицо капеллана являло собой мрачную, высеченную из кости бесчувственную маску. Попытавшись изобразить сожаление, он положил руку на плечо сержанта.
Праксор едва удержался, чтобы не стряхнуть ее. Даже лютые ветры Дамноса не были такими холодными, как Элиану Трайан. Но сержант позволил его руке остаться на месте, тем самым улучив момент, чтобы изучить поле боя.
Вся оборона Келленпорта строилась вокруг трех линий контуров стен в форме восьмиугольников. Вдоль каждой из них было расположено по несколько башен и укрепленных бункеров. Каждая имела по трое ворот: северные, западные и южные. Вся восточная часть города — сплошной огромный мегаполис, — была полностью изолирована, а ее дороги — перекопаны и перегорожены колючей проволокой. Между линиями стен протянулись пустынные участки земли. Когда-то это были отдельные районы города: жилой, коммерческий, военный и религиозный. Но теперь туда пришла война, оставив от величественных строений лишь руины и пепел.
Из тактического инструктажа Праксор знал: один из кораблей местного флота, «Благородный», обстрелял торпедами некоторые области за пределами города, перед тем как его уничтожила вражеская артиллерия, расположенная на Холмах Танатоса. Тогда лорд-губернатор счел, что сопутствующий бомбардировке урон стоит того, чтобы отбросить некронов. Несомненно, это позволило защитникам выиграть немного времени, и с этим нельзя было не считаться. Не пойди он на это, Ультрамаринам, возможно, пришлось бы высаживаться на уже полностью покоренный бездушными машинами мир. Но, увы, торпедная атака не принесла людям спасения и, кроме того, обрекла тысячи душ на смерть в бушующей плазме. Их обуглившиеся трупы устилали теперь улицы и проспекты, и даже сильный снегопад не смог укрыть их от глаз белоснежным саваном.
Чтобы добраться до границы третьей оборонительной стены, где они сейчас находились, Сикарию и его людям пришлось буквально продираться сквозь ряды врагов. Они уничтожали некронов целыми отрядами, но те исчезали без следа. Это угнетало Праксора, ибо так смерть Вортигана ощущалась еще более остро.
«Когда мы погибаем, наши мертвые тела остаются на земле. Некроны же просто растворяются в воздухе. Откуда мне знать, что я не бьюсь с одним и тем же врагом, возвращающимся раз за разом?»
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 15:46 | Сообщение # 49



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Возможно, именно поэтому Трайан сначала дал ему время помолиться. Это объясняло то, почему Сикарий уже атаковал, — он нуждался в благословении капеллана. Возможно, Трайан знал о сомнениях, мучивших Праксора. У него, Черного, был к этому дар — определять и устранять опасные трещины в той защите, которой каждому воину служила вера.
Праксор держался стойко.
— Я готов, брат-капеллан.
Танковая колонна уже совсем скрылась из виду. Враг продолжал неторопливо и основательно искоренять те разрозненные очаги сопротивления Гвардии, что еще оставались среди руин городских укреплений. Стоит некронам закончить с людьми, как они тут же переключат все свое внимание на космодесантников. Так что ставка Сикария на быстрый и жесткий удар оказалась верной.
Праксор услышал, как заговорил капитан, пока Трайан благословлял его на битву.
— Мы — последний и единственный рубеж защиты этого имперского мира. — Он пристально вглядывался во всепоглощающую пелену наведенной некронами ночи. Свой шлем он держал на сгибе руки, чтобы каждый воин мог видеть его благородный лик. Взгляд капитана выражал стальную непоколебимость и намерение в своей цели идти до конца. — Его заселили еще в давние, безмятежные времена Великого крестового похода, когда сами боги, наши предки и основатели нашего ордена, ходили среди нас. Они взирают на нас, и мы не можем оступиться, не можем позволить, чтобы кровь, которую они проливали за Дамнос, была напрасной!
Он вытащил Клинок Бури — воплощение стихии, которой предстояло схлестнуться с другой стихией, — и указал им на лорда некронов, окруженного сверкающими молниями. Водрузив обратно на голову боевой шлем, он прорычал в вокс-передатчик:
— Следуйте за мной в эту стигийскую ночь, братья, и не дайте бесплотным тварям уйти от гнева Второй роты. Victoris Ultra!
Грозовой фронт теперь добрался и до них. Густые черные облака накатывали волнами, повинуясь порывам призрачного ветра. Изумрудно-зеленые молнии, извиваясь и переплетаясь, били с небес, такие же неестественные, как и то, что их сотворило. Дуновения чуждого, пропитанного смертью воздуха развевали плащ и гребень капитана, шевелили печати чистоты и тексты священных клятв на его доспехах.
Сикарий сорвался с места. Клинок Бури вспыхнул пламенем, зажженным еще в древние, великие времена. Остальные последовали за ним, готовые сражаться и умирать.
Бравурная речь Сикария, его беспримерная отвага и бесстрашие мгновенно рассеяли все сомнения Праксора и его мысли о неодолимости их врага. Ведомый светом истинного героя, он кричал, кричал, пока легкие не запылали, а воздух не раскалился от жара болтерного огня. Все они кричали, и их голоса сливались в единый славный клич:
— Victoris Ultra!
Праксор старался держаться ближе к капитану и его Львам, используя ослепительное сияние его меча в качестве ориентира. Он хотел заговорить, но дьявольский ветер заглушил его голос. Тогда он попытался докричаться до Щитоносцев:
— Следуйте за мечом!
Стоило им приблизиться к границе вихря, как вся связь тут же пропала. Причем не заполнилась треском статических помех, а просто исчезла, словно покров тишины накрыл их всех. В то же время в окружающем мире отнюдь не было тихо. Ветер, пронзительно завывая, безжалостно хлестал по доспехам. Голоса, пустые, механические, мертвые, звучали отовсюду. Комья земли и куски камня наполняли морозный воздух и кружились в безумной пляске черного шторма, вызванного лордом некронов.
Яркая вспышка на мгновение перегрузила визор шлема Праксора, когда молния, извиваясь и ветвясь, устремилась вниз. Она ударила в одного из Львов, превратив того в живой факел. Его трясло в агонии, изумрудная энергия терзала тело космодесантника, пока тот не содрогнулся в последний раз и не рухнул на землю дымящейся обугленной грудой.
Так умер брат Хальниор.
Еще один разряд пронзил ночь, прочертив в черном небе рваную линию. Взметнув веер осколков, он пробил в земле кратер, а затем перескочил прямо на брата Этрия. Ослепительное пламя, словно от горящего магния, взметнулось к грозовым облакам, окаймив их белым сиянием. В самом центре вспышки был Этрий. Его оторвало от земли, а ветви молнии, словно нити кукольника, издевательски мотали тело из стороны в сторону.
Низкий, похожий на выдох свист долетел до ушей Праксора, а самого его неожиданно подбросило в воздух ударной волной. Время словно замедлило свой ход. Рука, которой он пытался прикрыть глаза, двигалась словно в вязком сиропе. Ноги как будто увязли в песке, сыплющемся сквозь горловину песочных часов. Слишком поздно он понял, что это взорвались боеприпасы Этрия, превратив того в гигантский огненный шар.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 15:47 | Сообщение # 50



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Удар о землю вновь заставил время ускориться, вернув Праксора в наполненный смрадом смерти мир. Одним движением вскочив на ноги, он попытался вытащить боевого брата из разверзнувшегося пекла. Этрий еще был жив, но его разбитый болтер остался в огне, поэтому он лишь кивнул Праксору, а затем снял с пояса пистолет и кивнул вновь, демонстрируя свою готовность сражаться дальше.
Но молния никуда не исчезла. Еще четырежды она била по земле, оставляя на ней рваные трещины и выжженные пятна. Никто из бойцов больше не пострадал, если не считать почерневших шрамов, оставшихся на нагрудниках и наплечниках доспехов. Но, прежде стремительное, наступление Ультрамаринов теперь затормозилось.
Духи вынырнули из темной пелены, словно та была живым существом, а они — антителами, готовыми искоренить человеческую заразу. Извиваясь подобно змеям, они с ужасающей быстротой и плавностью двинулись к Ультрамаринам.
— Брат-сержант. — Криксос указывал куда-то обрубком руки.
Праксор посмотрел в том направлении и увидел брата Вандия, крепко державшего почетное знамя роты. Тяжелый, как будто пропитанный дождевой водой штандарт оставался нерушим, хоть неугомонный ветер и бушевал вокруг него.
При виде того, как яростная стихия, разметавшая все вокруг, отступила перед знаменем его родной Второй роты, Праксор почувствовал подъем.
— Вперед, братья! Отвага и честь!
Космические десантники не знали страха, но в голосе Криксоса чувствовалось нечто, чрезвычайно к этому близкое.
— Разве такое вообще возможно?
Как всегда неожиданно, сквозь шум грозы и пелену его собственных сомнений прорвались преисполненные неистовой веры слова Трайана:
— Наше величие кроется не только в благословенной ткани нашего стяга. Оно — в наших жилах, в самой нашей крови. Мужество, честь, верность традициям — те добродетели, о которых эти бездушные создания не имеют ни малейшего понятия. Войны нельзя выиграть одним лишь холодным расчетом. Идущая от сердца отвага — вот истинный ключ к победе. Мы — потомки Жиллимана, его благородные сыны. Так чтите его наследие!
Капеллан воздел свой крозиус высоко над головой, и его оружие воспылало ореолом лазурной энергии, разогнавшим тьму вокруг него. Трое духов, вырванные из тени его сиянием, отпрянули. Трайан опустил грозную булаву на череп одного из них, круша его, — и отправил мерзкое создание обратно в ту проклятую бездну, что его породила.
Праксор же устремился к одному из оставшихся призраков, на бегу рисуя своим силовым мечом смертельную дугу. Это было великолепное оружие, выкованное искусными мастерами ордена из чистейших металлов и пропитанное неудержимым темпераментом его машинного духа.
Меч прошел сквозь эфирное тело врага, а через мгновение некрон, подгадав момент, когда Ультрамарин собрался выстрелить, длинными когтями располовинил болт-пистолет Праксора. Воин отбросил в сторону ставшее бесполезным оружие и двумя руками схватился за рукоять меча, наполняя энергией его мономолекулярное лезвие.
— Мы — отпрыски Ультрамара! — ревел он, клокоча от праведного гнева. — Мы не сдадимся!
Дух на мгновение замер, а затем резко, неестественно быстро атаковал снова. Годами оттачиваемые инстинкты позволили Праксору отвести одну из когтистых лап некрона, одновременно с этим заблокировав удар его похожего на кнут хвоста. Под напором Праксору пришлось отступить на шаг — при том что он сам еще не нанес врагу ни малейшего вреда.
— Только вперед, брат-сержант!
Это был Дацеус. Грозный ветеран возглавлял наступление.
— Проложите путь капитану! — прокричал он Львам.
Где-то там, впереди, их ждал Творец Грозы. Сикарий намеревался схлестнуться с ним в бою и сделать то, ради чего он был рожден, — то есть забрать жизнь врага.
Дацеус схватил одного из духов силовым кулаком, но тот умудрился извернуться, высвободиться и исчезнуть в пелене бури до того, как мощные пальцы превратили его в груду покореженного металла. Справа от него, скрытый тенями и туманом, отважно сражался благородный Гай Прабиан. Словно какой-то из древних королей Макрагге, в руках он держал меч и щит. Чемпион яростно и целеустремленно прорубался вперед, разя змееподобных духов. Его разум и тело были едины, а оружие служило воплощением его воли, ломая шеи и разрубая тела недругов. Ведомые Дацеусом и Прабианом, остальные Львы разрывали пелену ночи болтерными очередями.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 15:48 | Сообщение # 51



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Сикарий властно шествовал по полю боя, безжалостно уничтожая дерзнувших приблизиться к нему врагов и алчно выискивая себе жертву, когда таковые не подворачивались сами.
В этом царстве безумия весь мир Праксора сжался до крохотного участка реальности, где остались лишь его Щитоносцы и Львы, окруженные саваном неестественной тьмы. Отовсюду слышались крики и проклятья, люди превратились в расплывчатые, словно призрачные силуэты. Где-то в темноте сражались Трайан и Агриппен. Навершие капелланского крозиуса, пылавшее праведным огнем, тускло виднелось вдали, в то время как дредноут был лишь громадным ониксово-черным фантомом, чьи очертания то и дело выхватывали из тьмы изумрудные молнии.
Брата-сержанта Солина и его Непоколебимых нигде не было видно. Праксор надеялся, что они все еще продолжают сражаться.
Лишившись своего пистолета, он выхватил гладий и стал биться сразу двумя клинками. Духи парили где-то на границе видимой области, отвлекшись на шествие Сикария и его Львов. Возможно, Творец Грозы почувствовал приближающуюся опасность и отозвал своих прислужников.
— Иди сюда, машина! — размахивая силовым мечом, с вызовом прокричал Праксор.
Выгнув сегментированную шею, дух, словно охотник на добычу, пристально уставился на сержанта. Подобно змее, он свернулся кольцом — а затем бросился в атаку.
Выпад когтистой лапы Праксор отбил гладием, а затем, не теряя ни секунды, ударом силового меча отрубил твари лапу. Выстрелы болт-пистолета Этрия откалывали куски металла от черепа и тела некрона, все больше приводя того в неистовство. Тартарон пронзил существо брошенным стальным прутом, подобранным среди развалин. Его собственный сломанный мелтаган остался где-то позади. Пока тварь пронзительно визжала, Праксор одним движением отсек ей голову. Телепортация не заставила себя ждать.
За Сикарием и Львами трудно было поспеть. Когда из темноты выскочил еще один дух, Праксор взмахнул сначала гладием, затем мечом. Оба удара прошли мимо, но Криксос поразил врага очередью из болтера, поддерживая оружие культей. Не дожидаясь, пока некрон восстановит равновесие, Праксор распорол его тело, а Тартарон и Этрий вонзили гладии в шею существа. Тварь дернулась еще раз, огоньки в ее глазницах вспыхнули неудержимой яростью, а затем она исчезла.
Криксос поднял глаза к небу.
— Милостивый Император… — выдохнул он. — Смотрите!
Устремленным к небесам взглядам предстали десятки духов, стервятниками круживших над воинами. Праксор поднял в их направлении гладий, приказывая бойцам открыть огонь.
— Болтеры! — крикнул он, и взрывающаяся реактивная смерть наполнила воздух. Но духи лишь разлетелись в стороны, играючи перепрыгивая за границы материальной реальности и обратно, и только зеленые огни в их глазах неизменно сверкали в ночи.
— Держите их! — Праксор знал, что им нужно выиграть время для Сикария, чтобы тот мог найти и убить вражеского лорда. — Во имя Жиллимана!
Духи окружили Щитоносцев. Острые как бритва когти и шипастые хвосты сливались в сплошной призрачный туман — настолько быстро некроны проносились среди космодесантников. Брата Белтониса затянуло в вихрь, а звуки выстрелов его болтера унес ветер. Харкая кровью, на землю опустился брат Галрион — его грудь и шея были пробиты насквозь. Брат Экседиз выкрикивал имя примарха, когда хвост одного из некронов копьем пронзил его нагрудник.
— Соберитесь вокруг меня! — призвал Праксор своих воинов, и Щитоносцы сомкнули ряды, встав плечом к плечу и стреляя во все стороны. Они превратились в лазурный островок посреди недружелюбного черного океана, окруженные стаей безжалостных убийц. Обрывочные картины проносились перед глазами Праксора: яростно кричащий Дацеус; Гай Прабиан, разящий врагов столь точно и спокойно, что даже машины могли ему позавидовать; Венацион, склонившийся над телом Галриона. Но посреди всего этого кровавого тумана возвышалась фигура, сиявшая ярче прочих.
Сикарий…
Великий герцог Талассара наконец нашел свою жертву. Он поднял меч, чье лезвие было окутано перламутрово-голубой вуалью чистой энергии. В ответ Творец Грозы взмахнул своим посохом. Оружие источало разряды изумрудных молний, а рукоять сплошь усеивали непонятные ксеносские руны. Не прошло и мгновения, как эти два орудия скрестились, высекая снопы ослепительных искр. Ветер взвыл сильнее, словно живое существо, переживающее за своего господина. Каждая эмоция, каждый удар и контрудар — все это находило отзвук в разорванном грозой небе.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 15:48 | Сообщение # 52



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Для машины некрон двигался поразительно быстро. В пылу собственной битвы Праксор успевал лишь изредка бросать короткие взгляды в ту сторону, но он снова и снова слышал треск молний. В их ярких резких вспышках дуэлянты виделись лишь двумя мельтешащими тенями.
Все длилось не более нескольких секунд. Издав победный рев, Сикарий разрубил напополам посох Творца Грозы, высвободив поток необузданной энергии, а затем обратным движением обезглавил врага. Голова еще не успела упасть на землю, а разделенное тело лорда некронов уже растворилось, и лишь отголоски его фазового перехода, словно злобный шепот, колыхали воздух.
Буря исчезла вместе со своим создателем, будто сильный ветер унес ее, а свет разогнал тьму. Гром утих, молнии перестали сверкать. Даже духи испарились, последовав за повелителем. А в центре всего этого был Сикарий. Он стоял, опустившись на одно колено и с шумом втягивая в себя воздух.
Молнии не единожды ударяли в него — свидетельством тому были струйки дыма, поднимавшиеся от его доспехов. Превозмогая чудовищную боль, он поднялся и, распрямив спину, высоко воздел над головой Клинок Бури.
— Victoris Ultra!
Облегчение смешалось с ликованием, и в едином порыве все — Львы, Щитоносцы, Непоколебимые и остальные — громогласным эхом подхватили клич капитана. Знамя в руках Вандия вновь развевалось на холодном ветру. Они разбили авангард некронов.
Но от скорби было никуда не деться. Души многих сыновей Жиллимана сегодня вернулись к своему примарху, в его обитель Храма Исправления на Макрагге.
Несмотря на торжественные настроения, Праксор чувствовал внутри гнетущую пустоту. Больше половины его отделения было убито или искалечено, и причиной этому стала безумная атака Сикария. Бойцы Солина тоже пострадали, но далеко не так сильно.
Праксор смотрел, как апотекарий Венацион добавляет капсулу с генетическим семенем Экседиза к таким же, уже содержащим геносемя от Галриона и Вортигана. Он понимал, что ничем не может помочь, а в голове крутился один-единственный вопрос.
— Лишь в смерти, брат-сержант Манориан.
Снова Трайан, эта вечно бдительная тень Второй роты.
— Долг — это все, что у нас есть, брат.
Праксор кивнул:
— Да, мой капеллан.
По крайней мере, Белтонис был еще жив, хоть и серьезно ранен. Идти-то он сумеет, но вот сражаться… Впрочем, в их положении особого выбора не оставалось. Венацион подлатает его, и тот продержится столько, сколько сможет.
Агриппен стойко встретил взгляд сержанта. Невозможно было понять, что чувствует этот воин, сокрытый за вековечной броней своего саркофага, но при его виде Праксор ощутил облегчение. Присутствие на Дамносе одного из Первых, ищейки Агеммана, стало вдруг чертовски нелишним.

Часть II
СПАСЕНИЕ

Глава восьмая
Макрагге, за два года до инцидента на Дамносе.

В пучине всех этих бесконечных сенаторских дебатов Праксор выглядел поистине восторженным.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 15:48 | Сообщение # 53



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Сидящий в кресле в дальнем конце аудиториума, Юлус неодобрительно нахмурил брови. Он был рад, что тени, отбрасываемые закатным солнцем Макрагге, надежно скрывают выражение его лица.
Он видел, что сенаторы, облаченные в разноцветные, показушно украшенные робы, больше заботились о важности звучания собственных голосов, тогда как смысл речей терялся в многословной болтовне. Их доводы его не интересовали. Он пришел сюда из-за Праксора.
Вопли илотов и прочей челяди разлетались по залу, а лексикографические сервиторы фиксировали на своих клацающих скрипториях каждое произнесенное слово. Дебаты длились уже несколько дней, и не было похоже, чтобы наметилось хоть какое-то решение.
Юлус заметил в толпе и других Адептус Астартес, представителей своих рот и помощников капитанов. И Дацеус пришел. Сержант-ветеран выглядел непривычно: вместо силового кулака его рука заканчивалась культей. Редко когда можно было увидеть одного из Львов без боевого облачения. Сейчас сержант казался загнанным в клетку зверем, и Юлус чувствовал это. Еще он увидел Гелиоса из Первой. Он вел себя более живо, хотя по нему было видно, что от этой бесконечной волокиты он устал не меньше прочих.
Юлус никогда не чувствовал себя уверенно в политике. Он верил в то, с чем приходилось иметь дело на войне, что можно было увидеть и потрогать. Но орден нуждался в прочном стержне, и его будущее теперь оказалось в руках вечно лающихся политиков. Хотя, по правде говоря, их мнение мало что значило. Это была лишь иллюзия демократии. Только один человек обладал реальным влиянием и властью, способными положить конец спорам, и его трон в аудиториуме стоял пустой. Он не тратил впустую свое время, слушая все эти жалобы и крики.
Решив, что Праксор слишком занят, чтобы беспокоить его, Юлус отправился в тренировочные залы в одиночестве.
Сципион уже ждал его, облачившись подобающим образом и сжимая в руках рюдий, притупленный клинок для спарринга.
— Снова видел Праксора в совете сената, — произнес сержант, начав снимать свой доспех. Двое сервов подошли и попытались помочь ему, но Юлус отмахнулся: — Я сам могу с этим справиться.
Под его сердитым взглядом слуги поспешили удалиться. Сципион меж тем уже проводил пробные замахи учебным мечом.
— Зачем было запугивать их, брат?
Уголки рта Юлуса еле заметно дернулись.
— Потому что это забавно, — ответил он, снимая свой панцирь.
Пожав плечами, Сципион прочертил клинком две дуги, перебросив оружие из одной руки в другую, и закончил серию нижним выпадом.
— Серьезно? — усмехнулся Юлус. Он аккуратно сложил свою броню и взял в руки меч, прикинул его вес, оценил балансировку.
— Нужно же когда-нибудь побороться с тобой, буйвол.
Юлус грозно фыркнул, изображая того зверя, с которым его сравнил Сципион.
А затем атаковал.
Сципион умело блокировал удар, уйдя в сторону и позволив затупленному клинку товарища соскользнуть по его собственному. В ответ он сделал резкий выпад, но Юлус отбил клинок соперника, а затем, отступив на шаг, сказал:
— Мы не говорили об этом с тех пор, как оно произошло.
Сципион подпрыгнул и набросился на Юлуса сверху. Тот на мгновение отшатнулся, но быстро нашел опору и со всей силы врезался в своего оппонента плечом, не оставляя тому пространства для добивающего маневра. Лицо Сципиона искривилось, когда его попытка перебороть превосходящую силу потерпела крах.
— Не говорили о чем?
Юлус почувствовал движение Сципиона и обратил его усилие против него самого. Расставив ноги пошире, он развернулся на одной ступне и отразил удар рюдия товарища, направленный ему в лопатку. Звон прокатился по залу, когда клинки соперников встретились.
— Об Ораде.
Шквал ударов обрушился на меч Юлуса, вынуждая того перейти к обороне. Ему пришлось отступить, постоянно парируя выпады соперника, и шансы вернуть себе прежнее превосходство таяли с каждой атакой. От ярости он был готов взорваться.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 15:49 | Сообщение # 54



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Как прижатый к канатам борец, он рванулся вперед и, крепко обхватив торс Сципиона, стал теснить его назад, пытаясь освободить себе хоть немного пространства. Тот сопротивлялся изо всех сил, разрезая воздух точно выверенными ударами, и Юлусу приходилось быть предельно сосредоточенным, чтобы предугадывать дальнейшие действия соперника. Он блокировал удары и делал ложные выпады, но перейти в контратаку не удавалось.
Натиск Сципиона не ослабевал, а сам он долгое время сохранял молчание, пока наконец не произнес:
— А о чем тут говорить? Он мертв. Такая же судьба в конце концов ждет нас всех.
Он ткнул Юлуса кулаком, но тот с легкостью отвел его рукой. Сержант чувствовал усталость, овладевавшую его боевым братом. В бою неконтролируемый гнев может быть врагом в той же степени, что и союзником.
— Откуда в тебе весь этот фатализм, Сципион? — спросил он.
Их клинки скрестились, один давил на другой. Лицо Сципиона превратилось в преисполненную агрессии маску.
— Просто я всегда был реалистом.
Он взялся за меч двумя руками, усиливая нажим. Юлус чуть отклонился назад, а затем резко крутанулся на пятке. Сципион полетел вперед, в то время как Юлус плоской стороной лезвия ударил товарища по шее.
— Не думаю, что ты злишься на меня, брат.
Вздрогнув, словно от укуса пчелы, Сципион развернулся и, сверкнув полными ненависти глазами, бросил свой меч, словно метательный кинжал. К такому Юлус не был готов, но в последний момент отчаянным движением сумел отразить нападение, пустив вращающийся клинок в сторону. Лезвие прошло в волоске от его шеи, едва не причинив серьезную травму.
В следующий миг Юлус бросил на пол свой рюдий и с размаху ударил Сципиона в челюсть. Тот отшатнулся, но не ответил. Стыд вытеснил собой гнев, когда Сципион понял, что разбил те священные узы доверия, что связывали их.
Юлус тяжело дышал. И Сципион тоже.
— Если хочешь драться по-настоящему, тогда в следующий раз бери с собой доспех и цепной меч, но и не надейся уйти отсюда живым. — Он подошел ближе, в его гортанном голосе сквозила угроза. — Разберись в себе.
На лице Сципиона читалась неприкрытая дерзость, непокорность.
— В другой раз, — сказал он и развернулся.
Стоило Сципиону уйти, как внезапная слабость навалилась на Юлуса. Он корил себя за то, что не смог разглядеть душевный упадок своего друга, ту боль, что снедала его. Кулак с силой врезался в стену зала, оставив на металле отчетливую вмятину. А затем Юлус поднял свой рюдий и стал раз за разом повторять тренировочный комплекс, пока тело не запылало от нагрузки, а все сомнения и расстройства не выветрились из головы прочь.

Мудрецы говорят, что перед смертью на тебя снисходит просветление и вся твоя жизнь, все твои свершения проносятся перед глазами.
Юлусу вспомнились слова древних философов Макрагге, которые все неофиты ордена заучивали в годы своего обучения. Теперь, лежа на спине на окровавленном грязном снегу, он готов был оспорить это утверждение. Перед его глазами стояла лишь сплошная обволакивающая тьма, а в ушах громом стучала кровь. Это ничуть не походило на тот славный момент просветления, когда над головой возникает золотой нимб, а херувимы поют, восхваляя твои деяния.
Зато была вонь горелой меди, жаркое, постепенно затухающее дыхание и бессильное осознание того, что ты потерпел крах пред ликом взирающих на тебя из древности владык.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 15:50 | Сообщение # 55



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Даже когда пальцы некрона сомкнулись на его шее, Юлус продолжал противиться судьбе, слишком упрямый, чтобы принять ее. Он хотел бросить в лицо врагу крик презрения, но у него не получилось. Он протолкнул цепной меч настолько глубоко, насколько смог, он полосовал им органы, которые на самом деле не были органами, но некрон все держался.
А потом давление исчезло.
Сначала к Юлусу вернулось зрение, словно новый рассвет прогнал безлунную ночь. Кровь перестала бушевать столь яростно и громко, а вскоре раздался тугой пронзительный скрежет. Что-то похожее на копье пронзило левое глазное отверстие некрона. Затем это повторилось снова и снова. Перед тем как тварь телепортировалась, Юлус сквозь пелену боли сумел различить фигуру человека, забравшегося на спину существа и молотящего по нему. Последний удар ледоруба расколол лоб некрона и попал по уязвимой точке, а затем вспышка унесла тело врага из этой реальности.
Человек, судя по форме — призывник, тяжело приземлился на ноги.
Глядя на Юлуса, он усмехнулся. Позади него собирались другие бойцы, также вооруженные клинками, кирками и топорами.
— Я спас Ангела, — произнес он и протянул сержанту руку.
Юлус поднялся на ноги, проигнорировав предложение помощи, потому как от веса космодесантника человек сам бы свалился, а ему не хотелось причинять подобное унижение своему спасителю.
— Кто ты? — вместо этого спросил он.
Некронские элиты потерпели поражение. Целая группировка врага переместилась, отозванная с поля боя своими укрывшимися где-то вдалеке повелителями.
— Колпек, — сказал человек. Он попытался отдать честь, но получилось довольно неуклюже и грубо. — Фалька Колпек.
Юлусу он сразу же понравился.

При иных обстоятельствах история бы не сохранила упоминаний о стараниях, что прикладывала Гвардия Ковчега Дамноса для освобождения Келленпорта. Отважные действия четырех сотен человек, предпринявших рискованную вылазку за пределы площади Тора навстречу верной гибели, канули бы в Лету. Сикарий и его прославленная Вторая рота стали бы героями, и все почести достались бы только им одним.
Но вся правда о тех событиях навеки отпечаталась в памяти Юлуса Фенниона.
Видя, как изрядно потрепанные остатки Гвардии Ковчега продолжают сражаться и умирать на одном поле с Ультрамаринами, он ощутил удивление.
Еще на Черном Пределе, в битве у Госпоры более века назад, он узнал, сколь сильным характером могут обладать люди. Но обстреливать зеленокожих из-за укрепленных баррикад — это одно, а очертя голову бросаться в самоубийственную атаку, чтобы сойтись с некронами в ближнем бою, — совсем другое. Эти солдаты, стоявшие перед ним, сотня человек или около того, были готовы пойти на смерть.
В большинстве своем это шахтеры, решил Праксор, простые дамносские работяги, которых силой отправили на бойню в отчаянной попытке хоть как-то пополнить тающие на глазах армии этого гибнущего мира. Они только что вернулись из Администратума капитолия, приведя с собой исполняющего обязанности лорда-губернатора. Когда иссяк боезапас капсул «Ветра Смерти», бастион перестал быть надежным убежищем, и чиновника следовало укрыть за стенами Келленпорта.
Пришло сообщение с фронта, от Дацеуса. Сикарий продвигается дальше, вглубь вражеской территории, к монастырю Зефир и Аркона-сити. Он увел с собой силы арьергарда, оба отделения опустошителей и брата Ультрация. Под Келенпортом они одержали победу, и капитан жаждал, чтобы дальше все шло в том же духе.
Согласно данным тактического инструктажа, в распоряжении командующего Зонна было свыше пятидесяти тысяч бойцов Гвардии Ковчега, большая часть уцелевшего населения планеты. Юлусу поручалась незавидная работа — организовать их и убедиться, что они смогут удержать уже отвоеванные земли.
Брат Агнацион не смог бы перенести долгий поход. Из-за урона, нанесенного его двигательным системам, воин теперь мог разве что шатко ковылять, и пока технодесантники не проведут над ним необходимые обряды и ремонтные ритуалы, ситуация останется неутешительной. Поэтому дредноут присоединялся к отделению Юлуса, и, по правде говоря, сержант был рад присутствию древнего воителя и возможности обратиться к его мудрости.
Сейчас он вслушивался в шипение рации дальнего действия — связь недавно вновь восстановили.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 15:51 | Сообщение # 56



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Брат, — слова доходили отрывками, с трудом прорываясь через хрип помех, но Юлус узнал голос Праксора. — Прости, что пришлось оставить тебя.
— Это не важно, — ответил Юлус. — Что бы мне ни приказали капитан и Император, это мой долг. Как идет сражение?
— Тяжело. — Редко когда Праксор так прямо и честно говорил о трудности предстоящей битвы. Обычно он был склонен к бахвальству, как и капитан.
Юлус гадал, что же изменилось теперь.
— Кто-то из братьев погиб?
Голос на том конце стал намного тише, опустившись практически до шепота.
— Больше, чем я ожидал. От Щитоносцев осталась лишь половина.
— Мы всегда знали, что эта война дорого нам обойдется. У меня ранены Гальвия и Арнос, но мы по-прежнему держимся. — Он имел в виду тот факт, что с момента формирования нынешнего состава Бессмертным удавалось избегать потерь. Дамнос же, похоже, был готов жестоко оспорить это достижение.
— Я лишь хочу, чтобы ты сражался вместе со мной, Юлус, — удивительно искренне произнес Праксор. — Мне не хватает твоих советов, твоей сдержанности.
— Видит Жиллиман, мы все переживем этот поход и будем вместе воевать дальше во имя примарха.
— Или умрем.
Юлус согласно кивнул, и на лице его не мелькнуло ни тени сожаления.
— Если такова будет Его воля, то да.
Праксор выдержал паузу, будто соглашаясь со своим товарищем-сержантом, а затем спросил:
— Есть вести от Сципиона?
На портативном голопроекторе мигали активационные руны. Юлусу пора было заканчивать.
— Нет. Пелена блокирует связь с Холмами Танатоса.
— Пусть Жиллиман присмотрит за ним.
— И за всеми нами. Отвага и честь, брат.
— Отвага и честь.
Юлус отключил питание. Солдаты Гвардии Ковчега потоком хлынули через западные ворота, двадцать тысяч человек с тяжелым вооружением и сервиторами. Войско, большую часть которого составляли призывники, выстроилось перед первой линией стен, территорию вокруг которых люди называли «пустошью».
Голопроектор вновь ожил, в воздухе возникло зернистое, составленное из голубого света трехмерное изображение, и Юлус отвел взгляд от марширующих солдат.
— Лорд Феннион. — Это был командующий Зонн, сейчас находившийся где-то в бастионах Келленпорта. Четким движением он отдал честь собеседнику, но в глазах его читалась изможденность, его лицо исказилось от усталости, а униформа была перепачкана в грязи.
— Я сержант космического десанта, — поправил его Юлус, кивнув в ответном салюте, — поэтому вы можете так меня и называть. Я никому здесь не лорд.
— Замечание принято, сержант. Я хотел бы выразить вам мою глубочайшую признательность за все то, что вы сделали ради освобождения Келленпорта. Своими действиями вы спасли множество жизней, и каждая душа на Дамносе благодарит вас, наших спасителей.
Слова прозвучали, но в них не чувствовалось веры. Зонн не считал, что он или его люди теперь в безопасности, и он не видел в Ультрамаринах спасителей. Перед Юлусом был сломленный человек, прошедший через многое, но не сумевший воспротивиться фатализму.
— У нас впереди еще много работы, командующий. Мы лишь остановили продвижение некронов, и угроза еще не миновала окончательно.
— Я в вашем полном распоряжении, как и мои люди. По вашему запросу я уже отправил двадцать тысяч человек на пустырь…
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 15:51 | Сообщение # 57



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Вы могли бы пересмотреть название этой области, — посоветовал Юлус.
Зонн кивнул, смиренно приняв упрек.
— Да, конечно… Еще до вторжения эти земли именовались площадью Хроноса. Пусть снова будет так.
— Площадь Хроноса, — повторил Юлус. — Нашему танковому командиру это понравилось бы.
Зонн не понял смысла сказанного, но на всякий случай кивнул. Юлус продолжал:
— Пусть ваши тридцать тысяч человек защищают бастион, в то время как остальные двадцать тысяч будут равномерно распределены для обороны стен. Третью стену мы оставим, тем самым уступив ее врагу.
Зонн собрался было возразить, но Юлус его прервал:
— Наши силы и так растянуты, и защита сразу трех стен опасно истончит линию обороны. Мы должны сосредоточиться на двух стенах, причем первая должна служить позицией для отступления со второй. Городские же бастионы станут нашим последним опорным пунктом.
На этой фразе Зонн побледнел. Если Келленпорт падет, это будет конец всему.
— Вы продолжаете наступление на внешние территории? — спросил он. В его взгляде теплились искорки надежды.
— Да. Капитан Сикарий целенаправленно ведет ударную группу.
Насколько понял Юлус, это самое «наступление» было не чем иным, как чередой дерзких рейдов. Да, авангард некронов уже разбит, и это дало защитникам Келленпорта небольшую передышку, но стоит механоидам перенастроиться для борьбы с Ультрамаринами, они вернутся вновь. Юлус едва не сказал об этом Зонну, но решил придержать язык за зубами. Возможно, свою роль сыграла склонность к сочувствию, когда-то перенятая у Сципиона. Но с тех пор его друг изменился. Нечто — сам Юлус предполагал, что смерть Орада, — вытеснило весь оптимизм, заковав в лед душу друга. Краем уха Юлус слышал о давнишней, еще до Дамноса, ссоре Сципиона с Праксором, но не захотел совать в это нос. Чужих их дела не касаются. Юлус прекрасно знал свою цель и то, как ее достичь, используя максимум возможностей. Ему было даровано наследие его братьев, его ордена, оно струилось в его жилах, и каждым своим действием он возносил этому хвалу.
Юлус не заметил, когда командующий Зонн отсалютовал ему, — его разум был занят другим. Изображение исчезло, голопроектор отключился.
— Не дай этому поглотить тебя, Сципион, — сказал он в никуда, устремив свой взгляд к Холмам Танатоса, где по-прежнему не утихала некронская канонада. — Не поддайся безрассудной ненависти, брат.
Перед ним возник Аристей. Юлус не услышал его осторожных шагов.
— Раздели наших, — сказал сержант, — и распредели бойцов по отдельным батальонам.
Он указал на сотню выживших в битве на площади, теперь вновь названной именем Хроноса. Фалька Колпек, их лидер, стоял в центре.
— Эти пойдут со мной.

Как же давно он последний раз выходил на охоту…
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 15:52 | Сообщение # 58



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


На какое-то мгновение он вновь почувствовал себя существом из костей и плоти, в нем вновь текла кровь, а не масло и энергия. Везде, куда доставал взгляд, простирались его родные дикие земли, залитые багровым заревом, а до ушей доносилось уханье и шорох зверей. Солнце садилось за горизонт, и он чувствовал тепло его лучей на щеках. Знакомая шершавая поверхность его фазовой винтовки внушала уверенность. Ветер, скользя по холмам и равнинам, миллионами ледяных иголочек касался его обнаженной кожи.
Наваждение прошло столь же неожиданно и быстро, как и нахлынуло, оставив лишь оцепенение и неуемную печаль. Солнце не несло ему тепла, ветер омертвел, как бескровные артерии его механического тела. Больше не было винтовки у некогда благородного охотника, осталась лишь пара отвратительных когтей, выдававших его сущность — сущность чудовища.
Внутри у него все клокотало. Воздух тундры наполняла пелена грязно-серого снега. Его слуги следовали за ним. Сахтаа Жаждущий Плоти не находил себе покоя. Вытянув голову, он остановился перед тушей мертвого животного. Пар поднимался от его недавно выпотрошенного тела. Он погрузил свои лезвия в плоть, и на какое-то время в нем затеплилась надежда…
— Почему я ничего не чувствую?
В порыве ярости он развернулся к своим слугам.
— Нет тепла крови, нет трупного зловония. Где все это?
Не в силах ответить, даже если бы они того захотели, свежеватели просто взирали на него и ждали. Их мясные накидки расползались от гниения, но даже в таком виде они вызывали у повелителя острые приступы зависти.
— Мне нужны мои одежды! — неистовствовал Сахтаа. Его синтетический голос отражал лишь подобие гнева. Затем, уже тише, он добавил: — Мне нужно мое тело.
Инстинкты подсказывали ему, что генно-модифицированные люди уже близко.
— И скоро я получу его, — пообещал он. — Скоро я снова обрету плоть.

Глава девятая
Браккий вел группу «Ретиарий» вверх по склону. Братья Ренатус и Эрдантес след в след шли за своим лидером, пригнувшись и держа оружие наготове. Внезапно изумрудная вспышка гаусс-луча, многократно отразившись ото льда и снега, осветила космодесантников. В ответ полетели реактивные болты, поразив одного из нападавших некронов, но полностью не лишив его боеспособности. И еще до того, как Браккий скомандовал отступление, поверженный противник уже начал процесс самовосстановления.
Несмотря на довольно слабый причиненный урон, атака космодесантников возымела тот эффект, на который рассчитывал Сципион. Трое из шести некронов-рейдеров отошли от обелиска и двинулись в сторону бойцов Браккия.
«Бух! Бух!» — Ортус двумя выстрелами разнес череп одного из механоидов. Тот свалился на землю бесформенной кучей металла, содрогнулся и исчез. Еще один выстрел разворотил плечо другого некрона, лишив того возможности стрелять.
Тактика перекрестного огня приносила свои плоды — трое оставшихся некронов также сдвинулись с места. Сципион и Ларгон, занявшие свои позиции еще до атаки Браккия, были уже готовы зайти им в тыл, когда внезапно снайперский огонь затих. Приказ к атаке чуть не сорвался с языка Сципиона, но он заколебался, вглядываясь в местоположение Ортуса и гадая, почему тот прекратил стрелять.
— Доложи обстановку, брат, — щелкнул он воксом. Но вместо ответа до его слуха долетел крик откуда-то сзади, ниже по склону. Похоже, это был Ренатус.
— Браккий!
— Подверглись нападению, сержант… — ответ был полон неистовства.
К тому моменту Сципион уже выбрался из канавы и не мог нормально обозревать путь вниз из-за острой кромки склона. Тем не менее его глаза уловили вспышки выстрелов, и он понял, что оружие, их издававшее, было направлено совсем не в сторону обелиска.
— Во льду! Прямо под нами!
Ларгон был готов действовать.
— Что станем делать?
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 15:52 | Сообщение # 59



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Воины некронов поливали все перед собой сплошным потоком губительной энергии. Таким неторопливым, но методичным темпом они доберутся до расщелины у края тропы всего за несколько минут, и тогда Браккий окажется между молотом и наковальней. Сципион громко выругался. Он до сих пор не имел понятия, что напало на «Ретиарий» там, внизу, но подозревал, что это тот же самый противник, что нейтрализовал Ортуса.
— Будем сражаться! — Сципион резко вскочил на ноги и разрядил сразу пол-обоймы в ближайшего врага. Покореженный некрон развернулся и выпустил веер гаусс-лучей. Один из них попал Сципиону в ногу, едва не сбив с ног, но космодесантник удержался и продолжил бежать. Следовавший за ним Ларгон огнем прикрывал сержанта, он разворотил грудную клетку некрона серией точных попаданий, отчего тот немедленно телепортировался. Теперь врагов осталось четверо, если не считать того, что был в расщелине.
Коготь прорвался сквозь лед под ногами Сципиона и вцепился в лодыжку. Сержант инстинктивно открыл по неприятелю огонь, взметая в воздух фонтаны земли и каменной крошки. Безжалостные изумрудные глаза сверкнули сквозь блестящую ледяную гладь, но уже в следующее мгновение превратились в затухающие угольки, а затем и вовсе исчезли, когда существо телепортировалось.
Но оно здесь было не одно.
Сципион выругался снова, осознав, кому на самом деле принадлежали лица под толщей льда — не уроженцам Дамноса, а некронам, обернутым в плоть кошмарным созданиям, которые прокапывали ходы под землей, словно механические насекомые. Браккий сражался с ними, они же напали на Ортуса. Это была ловушка, и Сципион, просчитавшись, угодил прямо в нее.
— Сержант Вороланус!
Лед треснул под ним, и чья-то сила потянула Сципиона вниз. Предупредительные крики Ларгона эхом раздавались позади. Сержант лягнул, не глядя, и керамит доспехов встретился с некронским металлом. Пытаясь найти устойчивое положение, Сципион воткнул свой цепной меч в ледяной покров, из-под которого медленно поднимались облепленные рваными кусками плоти некроны. Лезвие, пытаясь хоть на чем-нибудь закрепиться, высекало фонтаны искр, которые взлетали в воздух и гасли, едва касаясь промерзшей земли.
Когти. У этих существ были длинные, искривленные когти, как и у тех тварей, что космодесантники уничтожили у перерабатывающего завода Танатоса. Сципион корил себя. Идти в атаку, предварительно должным образом не разведав окрестные земли, оказалось непростительной глупостью. Но он был Ультрамарином, рядом с ним еще оставались его братья, а значит — не все потеряно. Сержант взмахнул болт-пистолетом и выпустил в ледяную толщу два заряда как раз тогда, когда внезапная вспышка боли охватила ногу в том месте, где свежеватель впился в нее.
В это время еще один монстр, пробившись сквозь лед, вырос прямо перед космодесантником. Сципион рывком высвободил цепной меч и парировал хлесткий удар некрона, который при ином исходе мог бы запросто распороть ему шею.
— Адское отродье!
Еще два болта поразили копавшегося внизу невидимого агрессора, взмах цепного меча разрубил кабели и сервомеханизмы, опутывающие торс другого некрона. Тот отпрянул, ошеломленный, но тело его сразу же начало восстанавливаться.
— Брат!
У Ларгона тоже были проблемы. Еще трое свежевателей высвободились из-под земли, словно трупы, которые вернулись с того света, чтобы выплеснуть свою мстительную злобу на живых. В попытках замедлить врага Ларгон посылал в некронов точно выверенные болтерные залпы, но боезапас подходил к концу, а причиняемого снарядами урона не хватало для того, чтобы окончательно вывести механоидов из строя.
Битва в расщелине постепенно угасала. Плотность огня бойцов «Ретиария» снижалась, и Сципион счел это дурным знаком. Браккий, скорее всего, уже был мертв. По крайней мере, когда рейдеры доберутся до кромки впадины, избежать этого не удастся.
Время замедлилось. Рок настиг Сципиона Воролануса. Видя его безразличие, несдержанность, его эгоистичный фатализм, который, словно раковая опухоль, долгие годы со смерти Орада пожирал душу, Сципион решил заставить его заплатить за все это.
Он встряхнулся.
— Это еще не конец! — вырвался крик из его горла.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 15:52 | Сообщение # 60



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Свежеватель, которого он покалечил, уже собирался обратно. Десантник вновь взвел болт-пистолет, чтобы добить тварь, но механизм лишь сухо щелкнул — обойма опустела. Сейчас, когда вся нижняя часть его тела ушла под лед — а запасные обоймы были закреплены на поясе, — он ничего не мог поделать. Оставалось лишь наблюдать.
Металл потек, подобно маслу, ручейками сбегая по промерзлой земле. Провода и кабели змеями вились вокруг разбитого тела и сами собой подсоединялись к нему, восстанавливая функциональность жизненно важных систем. Раздробленный выстрелом Сципиона позвоночник, словно гусеница, подполз к располовиненному торсу, волоча за собой брюхо и ноги. Металлические части противоестественным образом слились воедино, и лишь мясное одеяние некрона сохранило на себе следы битвы.
— Дух Жиллимана, — процедил Сципион сквозь плотно сжатые зубы, взывая к небесам в надежде на божественное вмешательство. — Почему они не могут просто умереть?
У Ларгона заканчивались и боеприпасы, и пространство для маневра. Он вытащил Сципиона из ямы-ловушки и поднял его на ноги. Спина к спине, братья приготовились встретить шестерых свежевателей — это был серьезный вызов для любого воина Второй роты. Рейдеры в это время занимались своим делом, наступая на то, что осталось от «Ретиария».
Сципион загнал в пистолет последнюю обойму, Ларгон оставил свой опустошенный болтер висеть на ремне и взялся за боевой нож.
— Если бы я знал, Ларгон…
— Мы бы все равно пошли за тобой, брат-сержант. До самой смерти.
Сципион мрачно кивнул. «До самой смерти».
Пф-ф-ф… Дымный след попал в поле зрения Ультрамаринов, заставив их обернуться. Ближайший к ним свежеватель исчез в ослепительной вспышке огня, разорванный на куски. Еще две гранаты полетели вслед за первой. Издавая негромкое гудение, они с помощью магнитных захватов прицепились ко второму некрону. Грохот от взрыва заложил уши, раскаленные осколки дождем посыпались на броню космических десантников. Проигнорировав появление нового участника баталии, Сципион и Ларгон отскочили в стороны и уже были готовы броситься на врага, как неожиданно вылетевший откуда-то болас обмотался вокруг шеи механоида. Буря вырвавшегося огня начисто оторвала неприятелю голову.
Все трое некронов исчезли в фазовом сдвиге меньше чем за минуту. Зато рейдеры уже разворачивались, реагируя на изменения боевой ситуации. Три лазерных луча пронзили одного из них, разбивая сочленения на ноге и корпус его гауссового орудия; метко брошенный топор врезался во второго. Обмотанное взрывчаткой оружие разорвало противника на куски, как свежевателей несколькими минутами ранее.
Ощутив, что чаша весов склонилась в их сторону, Сципион свалил еще одного механоида, в то время как Ларгон принялся наносить смертельные удары своим ножом. Силы врага были жестоко разбиты, и два последних оставшихся рейдера и свежевателя также присоединились к своим телепортировавшимся сородичам.
Переведя дыхание, Сципион взглянул туда, откуда пришло нежданное спасение. Его улучшенные глаза уловили человеческие тени на покрытом снегом утесе над ними. Люди носили зимний камуфляж, а кожу под глазами скрывала белая краска. Даже их пушки были обмотаны выбеленными тряпками и покрашены таким образом, чтобы сливаться с окружением.
— Покажитесь! — бросил Сципион в полутьму. — Именем Императорских Адептус Астартес.
Не торопясь, охотники, или кем они там были, стали выходить из укрытий. Они оказались хорошо вооружены. Сципион заметил среди их экипировки продолговатые трубки ракетных установок, крупнокалиберные лазерные карабины, связки гранат и несколько самодельных пакетов взрывчатки. Еще каждый из них имел при себе кирку-ледокол. Похоже, именно ей, а не топором сразили того некрона.
Сумерки укрывали тенями расщелину и плато, но, как только последний человек вышел на неверный свет, оказалось, что Ультрамаринов окружает целый отряд людей. С первого взгляда Сципион узнал в них партизан, мрачных, покрытых шрамами и холодных, как снег под их ногами.
Он поклонился тому, кто больше всего походил на их лидера. Густая борода закрывала нижнюю половину его лица, а щеки и лоб украшали странные татуировки. Его пересекали несколько неровных шрамов, а нос, уши и тяжелые веки были ярко-красными. Перчатками ему служили в несколько слоев обмотанные вокруг ладоней лоскуты ткани. Изодранная накидка, которая, вероятно, когда-то была добротным плащом или бушлатом, трепетала на морозном ветру.
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Ник Кайм,Падение Дамноса.
Страница 4 из 11«1234561011»
Поиск: