Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 6 из 9«12456789»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Демонический Мир Бен Каунтер
Демонический Мир Бен Каунтер
ТерминаторДата: Воскресенье, 06.10.2013, 17:02 | Сообщение # 76



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Если состоится битва, какой хочет Голгоф, то в ней вряд ли кто-то выживет. Тарн понимал, что сам он, скорее всего, не войдет в число уцелевших. За последние недели он слишком часто выезжал на своей удаче. Но ему было все равно. Большинство людей рано или поздно умирают, и если есть битва, в которой ему суждено найти свой конец, то это именно она.

Ночь была днем для авточувств. Командир Деметрий из ордена Насильников веселился, глядя на низших, неулучшенных людей, которые думали, что тьма дает им преимущество. Со своего наблюдательного поста на внутренних стенах Крепости Харибдии он видел стрелы, летящие вниз с края города на каких-то вражеских лазутчиков. Быть может, несколько человек и вернутся к врагу с информацией о городской обороне, но что такого они могут рассказать? Во многих зданиях и на перекрестках стоит гарнизон из множества солдат, которых достаточно, чтобы отбить любых захватчиков. И даже если враги знают, что четыреста космических десантников-Насильников стальным кольцом окружают крепость леди Харибдии, к тому времени, как хоть кто-то из них доберется настолько далеко, их останется немного, и силы их практически иссякнут. Деметрий думал, что это будет неплохое развлечение для людей, которых он оставил позади, на защите крепости. Впрочем, добыче, на которую он устроит облаву, будет не так весело.
Массивное металлическое тело Деметрия задвигалось, разминаясь. Он ощутил вес штурмовой пушки и извивы живых щупалец нейробича, вложил дымовые гранаты в метательные устройства на верхней грани своего панциря, чувствуя, как яйцеобразные емкости наполняют пазы, покрутил стволами пушки. Боеприпасы тяжелого калибра приятно заструились в магазины. Деметрий с нетерпением ждал битвы, ожидание пронизывало его целиком, от влажного центра из плоти до чувствительных пластин армапласа, защищающих его саркофаг.
Некогда он испытывал ужас при мысли, что его могут похоронить в холодном как лед керамитовом ящике, где он утратит способность чувствовать то, что давало ему причину убивать. Но нервная система Деметрия отказалась отрекаться от жизненно важного наслаждения болью и проросла, словно корни, в материал доспеха дредноута, сделав его куда более чувствительным к ощущениям битвы, чем в бытность здоровым космическим десантником. Да, это будет хорошая драка. Он тосковал по огню, выжигающему краску с доспехов, и крови, брызжущей на его мастерски выточенные бронепластины.
— Командир? — прозвучал голос в воксе Деметрия. Деметрий повернулся и увидел технодесантника Клаэса, чья серворука, снабженная десятью дрелями, слепо тянулась в воздух над его наплечником.
— Технодесантник. Мы готовы?
— Флот подготовлен. Они так проголодались, что понадобились определенные усилия, чтобы пробудить их и накормить. Но теперь они могут подняться на крыло в ближайший час.
— Хорошо. Я хочу, чтобы ты был с нами, Клаэс. Нам не добиться успеха без флота, а он слушается тебя больше, чем всех остальных.
— Я горд служить.
— Будешь гордиться, когда отродье Кровавого Бога умрет, Клаэс. Пока что наслаждайся битвой и помни, в чью славу сражаешься.
Клаэс кивнул головой, скрытой шлемом. Как и многие Насильники, он никогда не снимал даже часть доспехов — Слаанеш был благосклонен к ордену и часто менял тела его воинов таким образом, что ощущения и удовольствия становились более непосредственны. Никто точно не знал, как именно теперь выглядит Клаэс — и именно поэтому, как и по другим причинам, Насильники были возлюблены Слаанешем. Каждый космический десантник был храмом Богу Наслаждений, его плоть была священна и неосквернима, и демонстрировать эти благие мутации было все равно, что распахивать дверь храма каждому встречному. Деметрий и сам редко открывал свой истинный облик, спрятанный под массивной бронированной оболочкой тела дредноута. Делал он это только в присутствии тех, кто поистине воплощал идеалы Слаанеша, как леди Харибдия, или же перед великим врагом перед тем, как убить его.
— Значит, отряд уже отобран, командир? — спросил Клаэс.
— Лучшие из лучших, — прогромыхал Деметрий сквозь вокс-динамики дредноута. — Койвас. Хаггин. Большая доля штурмовых частей. Много стали, много жажды битвы, — Деметрий повернулся и посмотрел на город — миллионы огней и сверкающие моря наконечников копий. — Проведи оружейные ритуалы для боевых братьев. Они должны чувствовать каждую пулю, которую выпускают. Еще очень долго на Торвендисе не будет боя, подобного этому.
ТерминаторДата: Воскресенье, 06.10.2013, 17:03 | Сообщение # 77



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Клаэс спустился с укреплений и отправился благословлять болтеры и доспехи Насильников, дабы Слаанеш мог направить все, что чувствует снаряжение, прямо в душу его носителя. Сейчас Хаггин начнет преданно бормотать молитвы, а Койвас — наполнять свой организм смесями боевых наркотиков, к которым он уже практически приобрел иммунитет. Члены отделения Девриада будут вырезать клятвы на доспехах друг друга. Каждый Насильник скоро задрожит от предвкушения битвы, ибо Слаанеш предопределил, что все они увидят кровопролитие еще до следующего захода солнца, и те, что остались оборонять крепость, и те, что присоединились к Деметрию для исполнения священной миссии самой леди Харибдии.
Это будет хороший день, подумал Деметрий. Один из лучших.

Леди Харибдия посмотрела с балкона вниз, на собрание провидцев и чародеев. Их согнали со всего города и привели сюда, в проездную башню крепости — молодых и старых, уродливых и нетронутых мутациями, мужского, женского и всех разновидностей среднего пола. Толпа внизу насчитывала сотни человек, и очень немногие из них знали, зачем они здесь. Высокие каменные стены башни отбрасывали тень на собрание, и они дрожали от холода во мгле. Большую их часть вытащили из постелей и погнали по улицам к крепости. Некоторые, кого нашли в куполах удовольствий, до сих пор были обнажены и раскрашены.
Леди Харибдия требовала, чтобы шпионы вели записи о всех, кто родился с колдовскими талантами. Она предвидела, что они понадобятся ей для подобного случая, потому что ей хотелось знать, с кем она борется, и лучшим способом узнать это было спросить самого врага. Для этого требовался большой запас тех, кто был рожден с магией в крови.
Те немногие колдуны, что увидели и узнали ее, сжались и побледнели.
За леди Харибдией на почтительном расстоянии тянулся шлейф мудрецов, утопающих в пышных мантиях. Леди нетерпеливо взмахнула рукой, и они заторопились вперед, бормоча священные слова и делая сложные жесты руками. Мутный белый свет, словно бледная вуаль, упал на толпу внизу — некоторые заскулили от страха, другие начали шептать собственные спасительные молитвы.
— Вы нашли его? — спросила леди Харибдия у мудрецов.
Одного из них вытолкнули вперед, и он заговорил:
— Да, моя госпожа. Это было несложно, мы чуем его запах даже отсюда.
— Хорошо. Вы готовы?
— Последние несколько слогов, и мы закончим, моя госпожа.
— Тогда действуйте.
Еще несколько мгновений, и заклинание сработало. В воздухе перед леди Харибдией замелькали очертания и световые пятна, подпитываемые энергией невольных колдунов и сфокусированные при помощи знаний ее мудрецов. Изображение стало резче и приобрело форму человека, затем деформированного человека, затем чего-то совершенно нечеловеческого. Из спины и лба существа торчали странные наросты. С него лилась тошнотворная энергия чистого зла. В толпе раздались низкие стоны, самые старые и немощные рухнули замертво, осушенные голодным до жизненной силы заклинанием.
— Ха! — воскликнул образ. — Она смотрит! Она видит! Она видит свою смерть!
— Ты — тот, кто называет себя Сс’лл Ш’Карр, — холодно сказала леди Харибдия.
Образ сгустился и приобрел облик князя демонов в настоящий размер. Он возвышался над балконом, выставив огромную звериную голову из нимба силы, образующего магическое окно провидения. Он тоже мог ее видеть.
Существо скорчило гримасу. Леди Харибдия не могла припомнить, чтобы ей попадалось на глаза более уродливое создание.
— Ты гниешь из-за бога плоти, леди. Он высасывает из тебя силу. Кровь омоет эту землю, чтобы она очистилась от его зловония.
ТерминаторДата: Воскресенье, 06.10.2013, 17:03 | Сообщение # 78



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Демон, Кровавый Бог давно покинул этот мир, — спокойно ответила леди Харибдия. — Сс’лл Ш’Карр был пленен и повержен теми, кого он пытался покорить.
— Я свободен! — взревел образ, и от этого восклицания умерло еще больше колдунов, истекающих кровью из ноздрей и ушей. Леди Харибдия отрезала свои чувства от надоедливого гула их предсмертных криков.
— Кровавый Бог увидел, что его мир сделали слабым, и натравил меня на него! — продолжал демон. — Я — его пес войны! Моя рука — его рука!
Демон ревел так громко, что камни проездной башни тряслись, а более ветхих мудрецов сбивало с ног.
— Ты не Сс’лл Ш’Карр, — спокойно сказала леди Харибдия. — Сс’лл Ш’Карр мертв.
Она быстро похлопала в ладоши, и четверо мускулистых легионеров, маршируя, вышли на балкон и вынесли тяжелый череп, который был прибит в капелле крепости.
— Это — чудовищный череп Сс’лла Ш’Карра. Ему отрубили голову, — продолжила она. — Так же, как я отрублю твою.
Изображение демона уставилось на огромный череп, глядящий в ответ пустыми глазницами. Морда демона исказилась, жвала разошлись, и леди Харибдия поняла, что он улыбается.
Потом это существо начало смеяться. Это был омерзительный, рубленый, рыкающий звук, и с каждым взрывом хохота чародеи в толпе умирали, ибо их тела рвались и истекали жидкостью. Демон поднял к лицу лапу со стальными когтями и вонзил их в уродливую серую плоть, разрывая плотную гладкую кожу и темные влажные мускулы под нею. Чудовище, что называло себя Сс’ллом Ш’Карром, загребло ладонью свою морду, стиснуло полную горсть плоти и потянуло.
Лицо демона сползло, словно обрывки мокрой кровавой маски. Лопались нити сухожилий, горячие сгустки ихора стекали вниз. Иллюзорная кровь смешалась с настоящей кровью, которой истекала толпа — теперь масса умирающих, стонущих и извергающих рвоту людей.
В глазах демона горела отвратительная насмешка. Усеянные клыками жвала скалились в ломаной ухмылке, скользкие от крови самого демона. Когда последние обрывки плоти стекли с изуродованного лица, леди Харибдия увидела, что демон нашел столь забавным.
Его череп был выкован из бронзы. Его жвала скрепляли металлические пластины, паровые пистоны управляли горлом. Алхимические огни горели в глубине меж челюстями и мерцали в глазах. Когда бронза открылась воздуху, она начала дымиться от жара.
— Они думали, что убили меня, паразиты и рабы, которые пытались встретить меня лицом к лицу! Они думали, что я изгнан, лишь потому, что забрали мою голову! Нужно больше, чем одна рана, чтобы сразить воплощенную волю Кровавого Бога. Я отковал новый череп и показал им, как воины Кхорна мстят за себя!
Леди Харибдия осознала, что слова демона могли на самом деле быть истиной. Ее мудрецы точно в них поверили — многие опорожнялись от страха и тряслись даже больше, чем когда сама леди Харибдия была недовольна. Когда-то, в далеком прошлом, она тоже в трепете склонялась перед демонами, и, сказать по правде, она ощущала немалый страх от того факта, что сам Сс’лл Ш’Карр мог стоять лагерем у ее города с несчетными легионами демонов и последователей-варваров.
Титанический образ демона задрожал и угас. Леди Харибдия бросила взгляд с балкона вниз, где лежала груда тел жертв, чья жизненная сила пошла на поддержание заклинания мудрецов. Лишь несколько еще были живы. Они корчились, их легкие коллапсировали, а из ушей и ноздрей сочилась кровь. Когда выжившие уползут, подумала леди Харибдия, останется ужасно много грязи.
Жаль. Однажды они могли бы послужить ей как колдуны и провидцы. Но это жертвоприношение было малой ценой за подсказки о природе ее врага. Изображение исчезло, оставив только медленно угасающие точки огня, который горел в глазах бронзового черепа. Если устроить еще несколько сеансов провидения, можно будет понять, действительно ли этот тот князь демонов, что создал царство крови и оставил на Торвендисе шрамы, видные по сей день, но пока что церемония была окончена.
Одно можно было сказать точно. Орда захватчиков должна атаковать до того, как закончится ночь — армия варваров просто развалится без пищи и воды, и только если они нападут на город, им удастся сохранить прежний натиск. Все знаки говорили о том, что их ждет еще одна светлая ночь, ибо звезды и луны соберутся, чтобы наблюдать за битвой — и это случится сегодня, когда, как думают варвары, городские лучники находятся в невыгодных условиях. Если во главе их идет Сс’лл Ш’Карр, то он будет нести с собой тяжесть легенды, но леди Харибдия тоже не сидела сложа руки, будучи королевой. Ее город кишел ловушками и огневыми мешками, и даже невооруженные рабы и ленивые жрецы-гедонисты могли пригодиться, чтобы блокировать узкие артерии подвесных мостов.
ТерминаторДата: Воскресенье, 06.10.2013, 17:03 | Сообщение # 79



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Пусть Сс’лл Ш’Карр атакует, если хочет. Нападение будет отбито, и Насильники проследят, чтобы демона не спасло даже создание нового черепа. Леди Харибдия убралась обратно в крепость, оставив своих мудрецов разбираться с кучей тел. Прежде чем солнце взойдет, появятся новые легенды.

Пригнувшись, Голгоф прятался за кривыми камнями, мучительно осознавая, насколько он открыт врагам. До города было всего чуть больше полета стрелы. Он знал, что достаточно ему попасться на глаза какому-нибудь зоркому лучнику и быстро реагирующему колдуну, и стрела вонзится ему в глаз. Но Сс’лл Ш’Карр настоял, что Голгоф должен стать свидетелем этого, и вождь понимал, что будет глупо перечить своему союзнику. Поэтому Тарн отвел его в это место и посоветовал держать голову пониже, пока он смотрит на то, что запланировал Ш’Карр. Тут были и другие — лазутчики, отобранные из Змей и пустынников, которые должны были подать сигнал остальной орде, когда придет время.
Голгоф знал о плане Ш’Карра. Знали и все лидеры основных племен — Лутр’Кья, вождь Змеи, прямо сейчас распевала со своими воинами боевые гимны, а охотники за головами с южных островов отобрали самых смертоносных рубак, чтобы они сражались вместе со Змеями в передовом отряде. Их ждало столько убийств, сколько оба народа не видели за десятилетия. Прямо сказать, этот способ начать битву был просто безумен, но, впрочем, Голгоф не так уж часто серьезно полагался на здравый ум. И что бы ни случилось, это был столь же добрый путь к смерти, как и все остальные.
Сс’лл Ш’Карр появился из-за ближайшего возвышения и широкими тяжелыми шагами двинулся к городу. Защитники начали пристреливаться. Их снаряды свистели мимо, а один или два даже попали и отскочили от толстой демонической шкуры. Сс’лл Ш’Карр где-то успел оторвать себе лицо и теперь демонстрировал тускло светящийся бронзовый череп. Голгофу сложно было представить, что деяния демонического князя еще чем-то могут его удивить.
С серебряными вспышками зачарованные стрелы вонзались в плоть Ш’Карра и растворялись в стекающем с него зное. Он не обращал на них внимания и начал петь.
То были древние слова, причиняющие боль слуху. Нечеловеческая глотка Ш’Карра раскатывала гортанные звуки, которые подхватил ветер, эхом вторя словам демона. Голгоф узнал сложные звуковые узоры и раскаты силы, которые слышались в заклинаниях Крона. Но здесь они имели совершенно иную, колоссальную мощь, от которой тряслись скалы и мерцали огни на сторожевых башнях города.
Ш’Карр перешел на рев, выкрикивая молитвы Кровавому Богу, которые были древними еще в дни молодости Торвендиса. Город в глазах Голгофа размылся, ибо сам воздух дрожал от мощи, и странные огни засверкали в небесах. Звезды начали исчезать из виду, скрываясь от могучего колдовства, которое призывал Ш’Карр.
Потом раздался иной звук, приглушенный ветром и пением. Это был звук, который Голгоф слышал много раз до этого — слишком много, и в гуще битвы, и во тьме ночи.
Вопли.
В бездонных ямах под городом закричали миллионы рабов.

Город был выстроен на великой равнине, на которой когда-то велись бесчисленные битвы. По этой земле приливами и отливами проходили многие из величайших конфликтов, которые когда-либо видел Мальстрим. Она была одним из немногих стабильных мест на Торвендисе и погребла в себе несчетные слои убитых, которых добывали рабские орды леди Харибдии, дабы извлечь из них чистые переживания сражений. Там покоились практически бесконечные залежи трупов, спрессованные и окостеневшие, превратившиеся в слои окаменелостей, а с ними и огромные демонические боевые машины и колоссальные звери, используемые на войне. Гильзы от пуль падали в землю, словно семена, и земля порождала бесконечные урожаи заржавевших клинков и наконечников стрел.
Но самый мощный из всех этих слоев лежал глубже остальных, ниже, чем кости доисторических монстров и скелеты демонов. Связанный с их искореженными останками, он, тем не менее, был далеко не мертв. Он находился там, где жар ядра Торвендиса соприкасался с напитанной скверной внешней корой.
Туда стекала кровь всех этих сражений и там оставалась, собираясь в багровый океан, процеженный через слои мертвецов. Это было громадное, незримое подземное море, залегшее под невообразимым давлением меж окаменелых костей и пластов скальной породы.
Кровь была здесь с тех самых пор, когда первая ее капля пролилась на Торвендисе, со времен, когда Последний правил планетой, и Аргулеон Век нашел в себе силу бросить ему вызов. Каждое существо, убитое на равнинах, стало каплей в этом океане смерти.
Кровавое море лежало под городом леди Харибдии. Именно к нему обращался Сс’лл Ш’Карр, ибо для нечестивого Кхорна нет ничего более святого, чем океан крови, пролитой в дар ему.
ТерминаторДата: Воскресенье, 06.10.2013, 17:04 | Сообщение # 80



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Рабы узнали об этом первыми. Стены шахт начали кровоточить, кровь стекалась вокруг их ног. Многие попытались сбежать — целые бригады вырывались из своих цепей и в страшной толкотне мчались вверх, по склонам отходов, а стражники хлестали их кнутами. Многие другие благодарили неизвестного бога, который сжалился над ними и наконец позволил им умереть. Потоки крови хлынули из трещин в стенах. Горячие красные гейзеры били из земли, кровавые волны захлестывали основания самых могучих башен города. Кровь поднялась выше голов тех рабов, что оставили всякую надежду на свободу, и закрутилась вокруг лодыжек тех, кто пытался сбежать по острым скалистым склонам. Самые сметливые нашли вещи, которые держались на плаву, и прилив понес их вверх, к самым низким мостам города.

Огромное количество жизней, оборванных в первые несколько минут атаки Сс’лла Ш’Карра, вызвало отвратительные темные волны смертных мук, распространяющиеся по чувствительным улицам города. Пульсируя, они нахлынули на стены крепости, испортили вино, иссушили растения в садах наслаждений. Даже Мейпу со всеми канцлерами и мудрецами леди Харибдии никогда не удавалось точно подсчитать число рабов, которые трудились под землей. В полчаса, за которые шахты заполнились кровью, погибло до двухсот пятидесяти тысяч невольников.
Защитники города в ужасе глядели, как порча Кровавого Бога оскверняет их город, как волны крови разбиваются о нижние уровни башен, вздуваются и поглощают посты стражников, подвешенные над ямами, уносят прочь самые низкие подвесные мосты. Когда поддались и разбились изысканные витражи, потоки крови хлынули в башни, устремились вверх и забили яркими фонтанами с балконов и из дверных проходов.
Центурионы ревели защитникам, чтобы они держались. На них напали с неожиданной стороны, но чего еще можно было ожидать, когда Бог-Мясник послал своих миньонов на прекрасный город? Все они слышали легенды, что во времена Сс’лла Ш’Карра целые страны утопали в реках крови, но слышали они и о том, как демон был побежден и убит. Ничто не могло уничтожить город, выстроенный леди Харибдией, и уж, во всяком случае, не грязные варвары и остатки мерзостной империи, которая давно уже отжила свой век на Торвендисе.
Это всего лишь прелюдия. Когда начнется настоящая атака, она захлебнется в зубах города, теперь полного ярости Слаанеша.

Ужас, который воцарился под городом, стал сигналом к наступлению для захватчиков. Когда первые волны крови лизнули края карьеров, люди пустыни послали в небо яркие алхимические вспышки, а Змеи выстрелили визжащими сигнальными стрелами. Передовые войска, узкими рядами засевшие за высокими гребнями, подхватили свой тяжелый груз и начали двигаться к городу.
Десять тысяч Змей под командованием Лутр’Кьи и группа почти голых охотников за головами, возглавляемая Скорканом, Бороздящим Южный Океан, формировали первую волну. Змеи волокли драккары с щитами на бортах, и у каждого воина наряду с мечом или секирой имелось весло. Охотники за головами тащили вырубленные из толстых джунглевых деревьев каноэ, рассчитанные на восемь человек и украшенные прибитыми к носам сушеными головами своих врагов, и были вооружены каменными топорами, благословленными тысячей змеиных богов с островов. Сам Скоркан занимал почетное место во главе своих людей. Под его кожу были втиснуты черепа самых выдающихся врагов, которые выпирали на его торсе, как раковые опухоли.
Они наступали на город под прикрытием клубящейся песчаной бури, призванной пустынными кочевниками. Охотники за головами, чьи лодки были легче, первыми прыгнули в кровавый океан, столкнули с берега свои каноэ и яростно погребли в сторону ближайших башен. Сразу же за ними Змеи спустили драккары, несмотря на стрелы, падающие в кровь вокруг них. Точно так же, как они это делали на запруженных трупами реках южных островов и ломаном северном побережье, налетчики атаковали с кораблей, и в первые минуты все собравшиеся здесь защитники города вряд ли что-то могли им противопоставить.
Защитники могли представить практически любой способ вторжения, но атаку с моря они вряд ли предвидели. На нижних уровнях было немного ценных легионеров, и лучникам пришлось быстро перегруппировываться, прежде чем они смогли бы точно стрелять в кровавое море. Тысячи воинов на сотнях кораблей мчались с западного берега багрового океана, распевая песни битвы под звук дикарских барабанов и вой боевых труб. Казалось, что им нет числа, и почти столько их и было.
Скоркан Бороздящий удержал за собой честь первого захватчика, который вступил в город. Его царское боевое каноэ ворвалось в низко расположенный купол удовольствий, пробив расписное окно, и каскад крови отнес его прямо в яму для ритуалов, где все еще лежало несколько утомленных любителей празднеств. Каменное оружие Скоркана и его приближенных вкусило первые убийства из многих, когда они прорубились сквозь жрецов-вырожденцев и ринулись вверх по закрученным лестницам.
ТерминаторДата: Воскресенье, 06.10.2013, 17:05 | Сообщение # 81



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Битва началась. Орда Голгофа и Сс’лла Ш’Карра содеяла невообразимое и осквернила сам город. Среди защитников распространилась весть о том, что чужаки проникли через границы города, и все стало ясно.
Слаанеш был разгневан этим беспрецедентным оскорблением. Слаанеш жаждал мести.

Командир Деметрий переключал каналы вокса, смакуя вкус смятения. Он наслаждался многообещающим ужасом своих союзников — чем страшнее угроза, тем слаще восторг битвы. Он подумал, что идея нападения была хитроумна — поднять океан и послать в него тех, кто жил набегами по рекам и морям. План, почти что достойный космического десантника. Но не совсем.
Внизу о стены, кольцом окружающие Крепость Харибдии, разбивались волны новорожденного океана крови. У контрфорсов сбивались плавающие тела, и на поверхность их поднималось все больше и больше. Скоро у подножия стен образуется плотный зловонный плавучий слой. Без разницы, сколько рабов и рекрутов умрет сегодня. Неважно, что вообразили себе атакующие орды, им никогда не пройти за эти стены и не проникнуть в крепость. Здесь Насильники, и они их встретят.
Но Деметрия среди них не будет. Ему нужно было позаботиться о других делах.
Позади него вдруг раздался рев. Он повернул массивное тело дредноута и увидел зверя, поднимающегося со стоянки за стеной. Повернулись и все сто космических десантников, которых Деметрий собрал на стенах. В основном они были натренированы проливать кровь в ближнем бою и были вооружены цепными мечами и другими, более экзотическими видами оружия, которое они сами создали или нашли. Хаггин, который предводительствовал одним из крупнейших боевых отрядов, носил на каждой руке огромную, режущую, словно ножницы, силовую клешню, напоминающую крабью. Койвас сражался шипастыми щупальцами, растущими на нижней части его лица, подобно жвалам, а руки оставались свободны для болтпистолетов-близнецов, которые он всегда носил с собой. Их бледно-голубые доспехи были зачастую запятнаны выделениями тел, которые сочились из суставов, или покрыты боевыми шрамами, которые носились с гордостью. Все повернули головы к чудовищу, которое поднялось вровень с укреплениями под рев двигателей.
Десантно-штурмовой корабль «Громовой ястреб» был монструозен. Его крылья покрывала толстая корявая шкура, между ними помещался огромный подвесной фюзеляж, раскрашенный в цвета Насильников. Сквозь металл проросли мускулистые щупальца, облеплявшие корпус, подобно корням. Передние смотровые окна деформировались и превратились в узкие щели в металле, из которых зловеще светили бледные огни. В кабине корабля уже много веков не было ничего живого, с тех самых пор, как в его машинный дух заманили демона. Весь флот был преобразован в угрожающую стаю гигантских крылатых бестий, способных наносить удары с воздуха со скоростью и точностью, недостижимой даже для пилота из Космического Десанта.
Еще пара столь же мутированных «Громовых ястребов» поднялась над укреплениями. Они повернулись и распахнули свои отсеки, открыв помещения со стоящими по кругу гравитационными скамьями, смягчающими ускорение. Деметрий взмахнул рукой-бичом, и Койвас выкрикнул приказ своим людям, которые начали взбираться в брюхо первого «Громового ястреба». За ними последовали и остальные отряды, в общей сложности сто десантников Хаоса — достаточно, чтобы почтить любое поле битвы. Сам Деметрий встал под последним «Громовым ястребом». Из пассажирского отсека вниз спустились щупальца, обмотались вокруг него и подняли громадное металлическое тело на борт, в сердце корабля, после чего фюзеляж закрылся за ним.
Здесь, рядом с ним, сидело тридцать десантников Хаоса, в остальных транспортах — еще семьдесят, и их окутывало тусклое биологическое свечение внутренностей «Громовых ястребов». Воздух был густой и спертый, в нем витал запах мощных боевых гормонов, которые струились по жилам Насильников.
— Клаэс? — воксировал Деметрий.
— Командир? — отозвался технодесантник.
— Поднимай нас.
— Есть, сэр.
Гравитационные скамьи включились — «Громовой ястреб» рванул вперед, полный решимости во второй раз сразить порождение Кровавого Бога.
ТерминаторДата: Воскресенье, 06.10.2013, 17:05 | Сообщение # 82



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Голгоф почувствовал, как стрела стукнула по деревянному щиту, который он держал над головой, с силой толкая корпус драккара. Всюду стояло зловоние и ор воинов Змеи и Изумрудного Меча, которые выводили на край кровавого океана сотню кораблей. Над ним нависали башни с раздутыми вершинами, опоясанные балконами и увешанные подвесными мостами, и на них Голгоф с трудом различал крошечные далекие фигуры, осыпающие захватчиков ливнем стрел. Перед ним простиралось неспокойное море крови, рассеченное волнами от тысячи кораблей, что мчались в атаку. Говорили, что Скоркан уже пролил кровь. Голгоф ощутил острый укол зависти — он хотел убивать. Нечасто он чувствовал себя настолько сильным. Может быть, это Сс’лл Ш’Карр проводил воздействие Кровавого Бога, может быть, он просто был настолько близко к тиранше, которая осквернила Изумрудный Меч. В любом случае, скоро на его руках будет больше крови, и он благодарил за это всех богов.
Последний рывок, и драккар соскользнул в розовую пену прилива. Голгоф вскочил на отходящий корабль, а с ним и еще двадцать воинов. Каждый схватил весло и начал грести под ритм барабана рулевого, и увенчанный драконом нос взрезал волны кровавого моря.
Голгоф протиснулся мимо воинов и наклонился с носовой части, увидев под собой стремительно несущиеся алые волны и раскидываемые корпусом плавучие трупы. Он узрел, как южные островитяне устремили свои каноэ к самых нижним башням, и одна из них уже кишела воинами, которые перестреливались с лучниками своими духовыми трубками.
— Где ты? — завопил он, перекрикивая пение и барабаны. — Где ты? Я вырву тебе кишки, сволочь! Я съем твое сердце!
Он чувствовал, что она где-то здесь, в сердце города — раковая опухоль, воплощение спеси, которое посмело совратить души его братьев. Леди Харибдия дала Голгофу причину сражаться, и она будет жалеть об этом весь краткий и болезненный остаток своей жизни.
Он указал на ближайшую башню, толстопузое сооружение из черного камня, омываемое волнами крови и увенчанное длинным тонким шпилем со стеклянной сферой на вершине.
— Сюда! — прокричал он рулевому.
Люди радостно закричали, когда драккар повернул к башне и они увидели лучников, взбирающихся по ее внешним стенам на огневые позиции.
Стрелы теперь падали гуще. Голгоф заметил воинов, которые дергались и переваливались через борта лодок, или же падали на дно и отправлялись за борт своими же товарищами, как мертвый груз. Колдовской взрыв, словно разряд молнии, раздробил нос одного корабля, и искалеченные люди, размахивая руками, попадали в кровь. Где-то в отдалении, за лесом башен, на море спустили прогулочную барку с пастельными шелковыми парусами, чтобы та удерживала в стороне охотников за головами, идущих на бесчисленных каноэ.
Из толстой башни летели стрелы и вонзались в доски драккара. Один человек закричал от боли, когда древко с белым оперением пригвоздило его руку к веслу. Голгоф вырвал его, пинком отправил воющую жертву за борт и сам взялся за весло.
Рулевой повел корабль в дыру, зияющую в стене башни, где огромное окно лопнуло от давления. Ритм барабана звучал все громче и громче, пока драккар несся под обстрелом лучников, и тучи стрел разбивались о щиты, поднятые над головами. Раздался еще один предсмертный вопль — скорее, задушенный хрип человека, которому стрела вскрыла горло. Рулевого отбросило к носу с двумя стрелами в груди, и другой воин перехватил штурвал, чтобы корабль не сбился с курса.
Борт сердито заскрипел о камень, когда драккар прошел сквозь окно и влетел внутрь башни. Глаза Голгофа приспособились к темноте, и он увидел извивающиеся человекоподобные скульптуры, сплошь покрывающие стены, дрейфующие шелка и трупы, лучи слабого света, просачивающиеся сквозь потолочные окна, запачканные благовониями. На поверхности крови образовалась пленка из пряностей и сожженных приношений. Внутренняя часть башни представляла собой цельную полую сферу, усеянную скульптурами. Шары-фонари угасли под каскадом крови, вырвавшимся из разбитого окна, и теперь помещение освещалось только тусклым светом, пробивающимся там, где вершина сферы соединялась с полым шпилем, и через несколько круглых окошек на верхней поверхности.
— На стены! — завопил кто-то. Воины потянулись к лепнине, покрытой листовым золотом, схватились за выступы и подтянули драккар к стене. Выбравшись наружу, они начали карабкаться по статуям, и как раз в этот момент сверху, через окошки, засвистели первые стрелы. Воины закрепили щиты на спинах, чтобы защитить себя на подъеме.
ТерминаторДата: Воскресенье, 06.10.2013, 17:05 | Сообщение # 83



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Голгоф ощущал запах надушенных, женоподобных врагов. Он чувствовал вкус трусости этих вырожденцев. Он зачерпнул из колодца силы, как учил Крон, направив ее в руки и пальцы, которые тащили его наверх. Стрела врезалась в извращенную скульптуру рядом с его головой, но Голгоф не обратил внимания. Одному из солдат Змеи стрела попала в бедро, и он, завертевшись, рухнул в грязную кровь внизу.
Голгоф дотянулся до карниза и вдруг снова очутился на открытом воздухе, на верхней поверхности основания башни. Под ним был гладкий, темный с пятнами камень. В тени шпиля стоял отряд лучников, примерно в двадцать человек, который использовал толстое брюхо башни как огневую точку и поливал стрелами атакующие корабли. Голгоф выбрался на каменную поверхность и увидел других воинов, которые тоже вскарабкались наверх по стенам и через потолочные окна.
Оставив щит на спине, Голгоф отцепил топор и метнул его с двух рук в ближайшую движущуюся цель — лучника легиона, чья готовая сорваться с тетивы стрела унеслась в небо от удара, отделившего от тела плечо и руку. Голгоф почувствовал на лице жаркие брызги крови.
Он больше не заботился контролем. Эти люди были паразитами — даже не людьми, а инструментами омерзительного бога-совратителя, ими манипулировала королева, которая сама была не более чем марионеткой.
К нему мчались стрелы. Он отбил их в сторону рукоятью топора, позволив колдовству Крона даровать ему рефлексы бросающейся змеи и презрение к ранам сумасшедшего. Он побежал к ближайшим нескольким лучникам, разрубил на части двоих, прежде чем они успели вытащить очередные стрелы из колчанов, и с такой силой пнул еще одного в челюсть, что его голова с хрустом запрокинулась, и он скатился с крутого бока башни.
Еще какие-то недели назад воины Изумрудного Меча убивали бы солдат Змеи, как только увидели, и скорее бы пошли на ужасную смерть, чем стали бы сражаться рядом с ними. Но леди Харибдия посмела сделать себя общим врагом всех племен, и поэтому Меч и Змея теперь воевали вместе и предавали клинкам и топорам всех, кто противостоял им на этой башне.
Копье света брызнуло вниз и глубоко прожгло черный камень. Голгоф припал к поверхности. Двое воинов разлетелось на части в ослепительной вспышке, раздирающей уши грохотом. Он посмотрел сквозь марево и увидел тощую фигуру, посылающую в них яркие разряды энергии с подвесного моста высоко вверху.
— Наверх! — закричал Голгоф. — За мной!
Он побежал к тонкой основной части башни, заметил закрытую дверь из черного дерева и вломился в нее, словно бык в изгородь. Внутри башни спиралью шла винтовая лестница, и Голгоф возглавил воинов, устремившихся наверх. Навстречу им спускались легионеры, надеясь блокировать атакующих на узких ступенях, но Голгоф практически горел от силы и врубился в них, даже не размахиваясь топором, просто отбрасывая людей в сторону. Клинки находили его плоть, но боль только делала его сильнее. Плечо налетело на щит, кости треснули, но он призвал скрытый колдовской потенциал внутри себя, и переломы срослись еще до того, как он добрался до следующего врага.
Вся ненависть изливалась из него посредством насилия, которое он творил над врагом. Это была та же страсть к битве, которая у него всегда была, но стократно сильнее и тысячекратно лучше. Он видел, как опустилось его племя, видел свою армию отброшенной от стен, ощутил презрение леди Харибдии и безразличную жестокость богов. Теперь он сжал всю эту ненависть в крошечную, добела раскаленную искру и сделал ее топливом для тех умений, которым научил его Крон тогда, в горах Канис. Он одной рукой сбрасывал легионеров с лестницы, начисто разрубал их пополам топором, зажатым в другой руке, и оставлял выживших, чтобы их затоптали воины, которые следовали за ним и ревели свои боевые кличи. Они были похожи на него. Они тоже хотели создать свои собственные легенды.
Голгоф снова вырвался на открытый воздух, на сей раз на головокружительной высоте, на балконе, который опоясывал башню. Через пропасть к следующей башне тянулся изящный мостик, перекрытый колдуном с огненной кожей и его стражей из двадцати легионеров, которые сформировали вокруг него внушительное кольцо копий.
Колдун произнес несколько слов подчинения, и легионеры, не задавая вопросов, ринулись в атаку, опустив копья.
Голгоф сорвал щит со спины и метнул его, так что окованный железом край попал ближайшему легионеру прямо в лицо и сбил его с ног. На мосту хватало места только для трех человек, которые сражались бы плечом к плечу, и вскоре сбоку от Голгофа оказался воин Змеи с гривой белых волос и парой синевато-багровых шрамов, проходящих через глаз. У Змеи был меч с клинками на обоих концах и двуручной рукоятью в центре. Когда он посмотрел на Голгофа, в единственном здоровом глазу мелькнула улыбка, и он выкинул свой собственный щит с края моста. Здесь он был не нужен — Голгоф явно не уделял никакого внимания собственной безопасности, и так же должны были вести себя те, кто сражался рядом с ним.
ТерминаторДата: Воскресенье, 06.10.2013, 17:06 | Сообщение # 84



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Огонь пронесся в воздухе, огибая легионеров, и нахлынул на Голгофа и воинов, выбравшихся из двери позади него. Голгоф упал на пол из полированного камня, белое магическое пламя прошло над ним и сквозь полдюжины воинов, словно нож, сбривая руки и головы. Он едва не потерял сознание от запаха горелой кожи и алхимической вони колдовства.
Легионер бросился в атаку сквозь пламя, и воин Змеи рухнул с копьем в животе. Голгоф сделал подножку, заставил легионера потерять равновесие и сбросил его с моста. Сзади кто-то метнул топор и рассек лицо следующему легионеру. К тому времени Голгоф уже выпрямился и разрубал топором все, что стояло на его пути, а его воины лезли друг на друга, чтобы подобраться ближе к колдуну, который посмел угрожать их лидеру.
Один из Изумрудного Меча схватил странный двухклинковый меч погибшего воина, прыгнул вперед, мимо описывающего дуги топора Голгофа, и вспорол живот одного легионера, прежде чем его столкнули с моста. Бешено размахивая руками, он упал в сталкивающиеся друг с другом багряные волны.
Лучник легиона выстрелил. Голгоф поймал стрелу и вогнал ее в глаз ближайшего врага. Он отбил в сторону оружие следующего и попросту растоптал его ногами. Стоя на теле, за счет большей высоты он обрушил свой топор сверху вниз на головы тех, кто защищал колдуна.
На него полился дождь белого огня. Жаркая молния с треском прошла сквозь легионеров и проникла в тело Голгофа, отчего в его разуме вспыхнули звуки и световые пятна. Но он больше не боялся колдунов — он сам был колдуном, который обратил свою силу внутрь себя и использовал ее, чтобы убивать вблизи, а не с расстояния, подобно трусу. Ладонь покрылась волдырями, когда он сжал руку на шее колдуна, чье длинное, тонкое лицо рептилии размывалось от жара и пламени, скатывающегося по нему. Его глаза были черными, как кремень, и походили на драгоценные камни, кожа морщинистая и бледная, и пламя проходило по ней волнами, словно жидкость. Рот чародея открылся для крика, но раздвоенный язык лишь беззвучно дрожал в воздухе, пока Голгоф выжимал из него жизнь.
Хребет врага сломался, и Голгоф яростно затряс тело, чтобы убедиться, что он умер, размахивая им влево и вправо и расшвыривая врагов. Воины подбежали к нему, бросили тело колдуна на пол и разрубили его на клочки своими мечами. Они сбросили изуродованные останки в кровавый прилив и громко возрадовались.

Пустынные кочевники галопировали по поверхности кровавого моря, из-под копыт летели багряные шлейфы брызг. На скаку они метнули в окна ближайшей башни алхимические снаряды, сделанные из молотой драконьей кости с фитилями из волос гарпий. Взрыв вырвал башню с корнем и, сбрасывая с себя легионеров, словно ящерица — чешуйки, она рухнула на берег.
Следующая волна воинов шла пешим ходом. Они использовали обрушенную башню, как мост, и карабкались по тонким мостам, которые все еще соединяли ее с остальным городом. Их загоняли в «бутылочные горлышки» и во множестве убивали поджидающие лучники, но их было слишком много, чтобы атаку можно было остановить. Словно кровь из рассеченной артерии, они вливались в город — Изумрудный Меч и Змея, вонючие болотные жители и гибкие беловолосые налетчики с восточных морей. Первые крупные храмы города пали под натиском воинов, которые прошли над его усеянными клинками укреплениями и ворвались в священные пределы, преодолев даже демонов, призванных жрецами, и осквернив своим присутствием святые иконы Слаанеша.
Погибшие в битве падали, как снег, их тела добавлялись к слою трупов, сбившемуся в углах, где кровавый прилив встречался с камнем. Тысяча человек погибла, когда отступающие легионеры разрушили башню, по которой немногие оставшиеся воители племени Медведя входили в город. И столько же легионеров было разорвано на куски, когда пустынные всадники проскакали вверх по стене башни и захватили одну из нескольких пушек, которые темными пятнами выделялись на линии горизонта — они пробили огромные дыры в ближайших линиях обороны, прежде чем взорвать склад боеприпасов к орудию.
Еще никто не заходил так далеко. Никогда еще солдаты леди Харибдии не умирали от рук врага в пределах города.

Прогулочная барка осыпала приближающиеся каноэ залпами болтометов, установленных на носу и корме. Лучники, сидящие высоко на снастях, поддерживали огонь своими стрелами, которые густо падали в красные волны и сбивали людей с атакующих лодок. Воды вокруг нее были густо усеяны трупами, как охотников за головами, так и матросов с барки, убитых дротиками из духовых трубок или отважными абордажными партиями, которым удавалось добраться до палубы.
ТерминаторДата: Воскресенье, 06.10.2013, 17:06 | Сообщение # 85



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Барка защищала невероятно огромный, скрытый под стеклянным куполом дворец удовольствий, который был одним из наиболее святых мест города. Серебряные опоры, похожие на лапы паука, поддерживали хрустальный свод над сетью ям наслаждений. Самые сложные и проникновенные ритуалы слаанешитской веры производились в этих утопленных в полу углублениях и на возвышенных поверхностях, и для этого здесь были расставлены курильницы, испускающие галлюциногены, и проведен лабиринт туннелей, которые приводили со всего города рабов и участников празднеств. Бесценные шедевры чувственных искусств стояли возле пропитанных духами алтарей Повелителя Наслаждений. Нельзя было позволить, чтобы хоть один гологрудый дикарь вступил в это священное место, где много веков почитатели восхваляли Слаанеша своими игрищами. Вера в бога предписывала экипажу этой барки защищать воды вокруг купола, и они справлялись с этим долгом весьма и весьма хорошо.
Охотники за головами умирали. Они сражались с отвагой, многократно превосходящей то, что можно было ожидать от столь примитивных людей, но с каждым залпом болтов с серебряными наконечниками все больше их падало в волны. Матросы с барки — насильно завербованные кутилы и закаленные легионеры — отбивались, полные праведного гнева Слаанеша. Когда Князь Наслаждений серчал, он серчал по-настоящему.
Кровавый океан вздулся под баркой, разметав каноэ по сторонам. Что-то огромное поднялось снизу. Вдруг воздух заполнился обломками дерева и смятыми телами, разлетающимися вокруг, визгом рвущегося металла и звериным ревом, распевающим восхваления Кровавому Богу. Сс’лл Ш’Карр вырвался из-под крови прямо сквозь корпус корабля, как легендарное морское чудовище, разорвал металлической пастью снасти и разломил киль пополам своими пылающими когтями. Князь демонов выпрыгнул из крови и приземлился на бок купола удовольствий, раздробив его хрустальные стены.
Охотники за головами присоединились к Сс’ллу Ш’Карру, пока тот раздирал купол, сбрасывал монументальные статуи из живой плоти и разбивал произведения чувственных искусств, которые излучали силу Слаанеша.
В то время как волны воинов атаковали город пешим ходом, туда же устремилась огромная стая демонов, следующих за Сс’ллом Ш’Карром против укреплений города. Они забирались на широкие улицы, висящие между башнями, и врывались в пещеры наслаждений. Тысячи легионеров образовали массивные заслоны из тел на ключевых перекрестках, и когда поток воинов и демонов врезался в них, разгорались сотни кровавых, диких схваток лицом к лицу.
В первые несколько часов был рожден миллион легенд о громадных демонах, которые одним взмахом руки расшвыривали десятки людей, и солдатах обеих сторон, совершавших безумно храбрые деяния. Были здесь и трусость, и безумие, и вспышки гениальности, что превращали поражение в победу, ошибки, из-за которых целые легионы погибали, как скот, варварство и красота убийства. Но милосердия не было.

Голгоф пробежал между растерзанными телами людей и нырнул под врата ближайшей башни. Позади него простирался широкий проспект, подвешенный на серебряных цепях в сотнях метров над волнами и заваленный изуродованными трупами. Он прошел уже полдюжины подобных миниатюрных арен сражений, ибо возглавлял растущий ударный отряд воинов, пробивающийся все глубже в город, прямо к внушительному монолиту крепости. Их потери возмещались воинами из других волн атакующих, которые присоединялись к ним по мере движения от башни к башне и прорубали себе путь сквозь защитников.
Последняя группа легионеров оказалась крепкими, уверенными ветеранами, собравшимися вокруг умелого командира, который был на целую руку выше остальных. Голгоф лично сразил великана, а его братья-воины сбросили легионеров с края проспекта. Те, кто шел в арьергарде, приканчивали раненых, пока Голгоф вглядывался в мрак за дверным проемом, которым оканчивалась улица.
Это место было безлюдно. Помещение внутри следующей башни было разделено вертикальными ширмами, расписанными зловещими узорами, которые, казалось, извивались. На полу лежали высокие груды подушек с вышивкой и валялись обломки разбитых вычурных кальянов. Сквозь знамена, которыми были увешаны стены, просачивались звуки битвы, серебряные нити мерцали в свете, льющемся из отверстий в высоком потолке.
Голгоф помахал рукой Кьярадос, худой, хрупкой с виду женщине, чья скорость и жестокость делали ее одной из самых опасных воительниц племени Змеи. Она присоединилась к передовому отряду Голгофа вскоре после того, как они прорвали оборону первой башни, и убивала так, что почти сравнялась с самим Голгофом.
— Кьярадос, возьми шесть человек и удерживай этот вход.
ТерминаторДата: Воскресенье, 06.10.2013, 17:06 | Сообщение # 86



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Та кивнула и начала выкрикивать имена в толпу воинов. Названные пошли к ней по скользкой от крови улице.
— Остальным, — приказал Голгоф, — следовать за мной.
Он провел их внутрь помещения. Многие едва не задыхались от густых тяжелых ароматов, которые висели в воздухе, как дым. Голгоф крикнул, чтобы они разошлись по сторонам и нашли путь вперед. Один из Изумрудного Меча отозвался, что нашел винтовую лестницу, ведущую в больший зал внизу, и оттуда доносятся звуки яростной схватки.
— Молодец, — одобрил Голгоф. — Есть тут что живое?
Воины вонзили мечи в обивку стен и сорвали знамена. Люди, предававшиеся наслаждениям в этой башне, к счастью для них, уже сбежали.
— Следуйте за мной!
Кьярадос вдруг предупреждающе закричала. Голгоф только успел увидеть, как она ныряет в дверной проем, когда изогнутую стену с оглушающим грохотом прорвали взрывы, разбрасывая всюду обломки каменной кладки. Резкие вспышки пламени усеяли покрытый мягкой обивкой пол, расшвыривая людей и поднимая тучи из мелких клочков ткани. Сквозь огромные дыры, пробитые в стенах, пробился утренний свет, поблескивающий на мокрых останках тех, кого разорвало на куски.
Голгоф вскочил на ноги и побежал, чтобы увидеть то, что на них напало. Он заметил темный силуэт, кружащий снаружи, потом еще один, и тут огненные копья ударили в башню с противоположной стороны.
— В укрытие! — завопил кто-то ненужное предупреждение, когда новая очередь взрывчатых снарядов прошила зал. Голгоф схватился за край дыры в стене и высунулся наружу, чтобы увидеть нападающих.
Это были огромные летучие монстры, не гигантские птицы или громадные летучие мыши, не драконы или крылатые демоны, но нечто схожее с ними. Их покрывала пятнистая желтоватая кожа, облезающая с заляпанных ихором бледно-голубых тел, а их глаза были узкими, треугольными и полными злобы.
Пушки, установленные на их крыльях и под мордами, застрекотали, и яркие вспышки взрывов осыпали башни и улицы. Проспект, по которому только что прошел Голгоф, треснул, серебряные жилы полопались, половина его завалилась набок, а остальная часть вовсе обрушилась.
Внезапно, как будто что-то заметив, три летающих бестии заложили вираж, заревели и спикировали вниз, к кровавому океану.
Голгоф не знал, что эти чудовища — «Громовые ястребы» ордена Насильников, космических десантников Хаоса. Но, наклонившись над головокружительной бездной, он понял, что они увидели. Далеко внизу, поднимая вокруг себя пенный розовый фонтан крови, шел Сс’лл Ш’Карр.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ
Зловоние крови подавляло все иные запахи. Леди Харибдии пришлось опустить свои чувства далеко, далеко вниз, до уровня обычных людей, иначе она потеряла бы сознание. Ее крепость стала скучна — песни пленных духов стали не более чем эхом, а теплые от крови стены комнаты для нее теперь были неотличимы от простого камня.
Это было небольшое помещение, расположенное высоко на одной из многочисленных башен крепости. Оно имело цилиндрическую форму, и в ней, подобно массивному канделябру, висела система кристаллических темниц. В каждом полированном кристалле размером с кулак находился какой-нибудь еретик или бунтарь, которого пленили и приговорили к заточению в этом месте, где все эмоции усиливались, услаждая леди Харибдию. Когда город пребывал в покое, она взбиралась в эту комнату по спиральным лестницам, чтобы ощутить их предательство, услышать раскаяние с примесью одиночества и отчаяния. Но теперь, когда город утопал в дисгармонии, даже эти простые удовольствия стали ей недоступны.
ТерминаторДата: Воскресенье, 06.10.2013, 17:07 | Сообщение # 87



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Она выглянула из арчатого окна. Вокруг крепости гордо возвышались концентрические круги оборонительных сооружений, и видно было огромные фигуры Насильников, стоящих на стенах в полном боевом облачении. За ними простирался разоряемый город — отвратительное красно-черное пятно там, где должна была быть пустота, далекие группы бойцов, сражающихся на каждом перекрестке, знамена, сорванные с храмов, и целые башни, медленно обрушивающиеся в океан крови. Леди Харибдия слышала лязг стали о сталь и яростный рев демонов. Электрический привкус в воздухе говорил ей, что на все алтари были призваны демонетты и еще худшие создания, чтобы помочь в защите. Но здесь были и иные демоны — уродливые, бессвязно бормочущие демоны-головорезы, которые распевали хвалы Кровавому Богу.
Сс’лл Ш’Карр был там, бесновался, как хотел, и осквернял священный город. Немытые варвары делали то же самое — она слышала рассказы об одетых в меха горцах и бронзовокожих охотниках из джунглей, что сражались бок о бок, о примитивных доморощенных волшебниках, которые творили грубые заклинания разрушения, и кочевых всадниках, галопирующих вверх по стенам. Как будто кто-то собрал все отбросы Торвендиса и вылил их на город.
Леди Харибдия сплюнула. Ее переполняло отвращение. Как смели они уничтожать такую красоту? Ни одно разумное существо не могло содеять подобное. Армия захватчиков состояла из полуживотных со спутанными волосами и вонючим потом, безмозглых зверей, которые ничего не понимали в красоте и изяществе. Никто из них не познал священные наслаждения Слаанеша. Никто из них не знал, что значило истинное поклонение, полная отдача себя достойному богу. Весь город был храмом Слаанеша, и они не понимали святость земли, которую оскверняли.
Позади раздался треск и шипение. Крошечный шар тьмы появился из ничего и завис в воздухе. Заклинание-посланник, которое она доверяла только самым ценным слугам.
— Моя госпожа, — послышался глубокий металлический голос, искаженный от расстояния.
— Командир Деметрий?
— Мы нашли его, моя госпожа.
— Хорошо. Тогда убейте его.
Заклинание прекратилось, черная точка исчезла. «Из этого выйдет хоть что-то хорошее, — сказала себе леди Харибдия. — По крайней мере, я буду знать, что именно по моему приказу Сс’лл Ш’Карр был убит в последний раз».

— Открывай! — выкрикнул командир Деметрий, и брюхо «Громового ястреба» раскрылось, словно стручок с семенами. Город закрутился под ним, головокружительно высокие башни и затянутое облаками небо сменялись водоворотами крови. Из пассажирского отсека вытянуло зловонный воздух, и он сменился воющим ветром.
Стоял страшный шум: рев ветра смешивался с прерывистыми очередями из пушки транспортного корабля. Командир Деметрий уставился сквозь окулярные сенсоры дредноута и заметил движущееся пятно серой плоти, пронизанной грязными дымящими механизмами.
Не то что бы ему нужно было его видеть. Его измененная нервная система всюду чувствовала порчу Кровавого Бога. Ш’Карр был в океане крови прямо под ними.
— По моему сигналу! — рявкнул Деметрий в вокс. — Приземляемся в храмовый округ Воспаленной Роскоши! — он ткнул рукой с пальцами-кнутами в направлении простирающегося внизу круга из пронизанного пурпурными прожилками камня, что возвышался на колонне над багровой поверхностью, как огромный каменный гриб. — Стрелять на ходу и быть начеку — мы заманим его наверх!
Его поле зрения превратилось в стробоскоп, когда в ответ на сетчатке замелькали руны. Сержанты были готовы.
— Прыгаем! — приказал Деметрий, и в тот же миг гравитационные скамьи отключились, сбросив тридцать космических десантников, набившихся в «Громовой ястреб», прямо вниз. Прыжковые ранцы включились все как один, замедляя падение и давая контроль над ним. Деметрий не озаботился ранцем — его саркофаг раскрылся, и он расставил толстые металлические пластины подобно плавникам, чтобы направлять тяжелое металлическое тело в полете.
Его кожа открылась напору воздуха, обнаженные нервные окончания натянулись, и болезненная дрожь разошлась по искалеченному телу. Это походило на прыжок в океан бритвенных лезвий. Именно за такие ощущения Деметрий чтил Слаанеша превыше всех остальных богов — но пока он только пробовал истинное чувство, пока еще не началось убийство.
Деметрий врезался в священную землю, образовав кратер в камне вокруг себя. Компенсаторы в ногах дредноута полностью смягчили удар, и через миг Деметрий был готов к бою. Штурмовая пушка задвигалась по сторонам в поисках жертв, а саркофаг закрылся вокруг него, словно панцирь жука.
ТерминаторДата: Воскресенье, 06.10.2013, 17:07 | Сообщение # 88



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Каменный остров имел форму круга, и на черной, пронизанной пурпуром поверхности были выгравированы белым сложные диаграммы. В центре находилась группа культовых сооружений — несколько храмов в честь малых аспектов Слаанеша, похожий на гигантскую жаровню факел жизней, где сжигались жертвы, статуя Аргулеона Века и святилище рядом с ней. Впрочем, сейчас здесь не было верующих. Несколько легионеров укрылись среди зданий, выпуская бесполезные залпы стрел в дикарей, которые карабкались на дальнюю сторону каменного диска.
Деметрий дал очередь из штурмовой пушки, в восторге от ощущения раскаленной шрапнели, вырывающейся из многочисленных стволов. Взрывы прошили край платформы, и несколько южных варваров разлетелись на части от пушечного огня. Насильники уже приземлялись всюду вокруг, обнажали цепные мечи и стреляли из болтпистолетов в захватчиков.
Деметрий оставил своих людей разбираться с варварами, а сам потопал к ближайшему краю храмовой платформы, откуда уставился вниз, на бурлящий кровавый океан.
Где он? Где демон?
Здесь! Он то появлялся из крови, то снова исчезал, плывя на сверхъестественной скорости, и вел за собой косяк меньших демонов. Один из «Громовых ястребов» низко опустился и взметнул фонтаны крови огнем своих пушек — и с внезапным ревом Сс’лл Ш’Карр выпрыгнул из океана, как морское чудовище, хлопая огромными механическими крыльями.
Его голова представляла собой клыкастую маску бронзовой горгульи, и ее гигантские челюсти сомкнулись на крыле «Громового ястреба». Даже с расстояния Деметрий услышал вопль, когда крыло отвалилось, выпуская струи топлива и ихора. Машина безумно накренилась, перевернулась и спиралью полетела к платформе.
Она прошла над головой Деметрия, врезалась в землю, испустив фонтан крови, пропахала распоротым брюхом камень и врезалась в скопление храмов. Монументальная статуя Века рухнула, как огромное дерево. Бак с топливом загорелся и выпустил столб пламени.
Насильники выбрались из-под обломков и побежали, не обращая внимания на огонь, лизавший их доспехи. Многие выжили. Многие погибли. Деметрий поклялся, что за каждую смерть Сс’лл Ш’Карр заплатит сотней жизней своих демонов.
Деметрий развернул шасси дредноута и отправил во взбирающегося по башне Сс’лла Ш’Карра очередь из штурмовой пушки. Снаряды осыпали князя демонов, взрываясь при столкновении с его плотью и пульсирующими машинами. Новоприбывшие Насильники подбежали к Деметрию, и Хаггин выкрикнул приказ стрелять. Те, что были вооружены болтерным и другим дальнобойным оружием, открыли огонь по Ш’Карру, перча его шкуру снарядами. Рявкнул ракетомет, в воздухе повис шлейф дыма, и прямо над Ш’Карром расцвел взрыв. Металлическая голова князя демонов повернулась к храмовой платформе, и полные злобы огненные глаза уставились на Насильников, строящихся в ряды вокруг Деметрия.
Сс’лл Ш’Карр спрыгнул с башни и снова нырнул в кровь. По морю в направлении платформы пошли волны, расшвыривая плавающие на поверхности трупы.
— Он идет к нам! — воксировал Деметрий. Над ним снижался третий «Громовой ястреб», раскрыв брюхо и готовясь выпустить последний отряд Насильников. — Братья, готовьтесь к контратаке!
Космические десантники Хаоса начали строиться рядами за командиром. Нейробичи самого Деметрия были полностью заряжены и гудели.
Окулярные сенсоры дредноута сканировали поверхность крови прямо под краем каменной платформы. Волны исчезли — Ш’Карр нырнул еще глубже. Он рассчитывал, что князь демонов прыгнет, когда снова появится на поверхности, одним рывком перелетит через край и приземлится прямо посреди Насильников…
Звук крушащегося камня был подобен грому. Платформа треснула, огромный кусок ее поднялся в воздух, сбивая с ног десантников-отступников. Еще один удар, и эта часть полностью отвалилась. В проломе появилась бронзовая голова Ш’Карра, подтягивающегося вверх на когтях.
Вся платформа накренилась. Деметрий устоял, как и большинство десантников Хаоса, но Ш’Карр защелкал своим громадным металлическим клювом, отсекая руки и ноги бронированных воинов. Каждый болтпистолет изрыгал снаряды в князя демонов, вырывая куски его плоти, пока тот взбирался на поврежденную платформу. Чудовище ринулось к отряду Койваса, истекая дождем кипящей демонической крови и каплями машинного масла.
Они загнали его в ловушку. Настало время убивать.
Деметрий тяжело ступал вперед, поливая Ш’Карра снарядами, так что ствол его пушки раскалился докрасна. Он хлестнул второй рукой, и шипастые бичи глубоко вгрызлись в бедро демона, прорубая мускулы и обнажая бронзовые кости, которые поблескивали сквозь кровоточащие рваные раны.
ТерминаторДата: Воскресенье, 06.10.2013, 17:08 | Сообщение # 89



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Ш’Карр взревел от боли и взмахнул когтистой лапой. Деметрий принял удар рукой, снабженной кнутами, отвел от себя его мощь и, пригнувшись, ушел в сторону, где Ш’Карр не мог его достать. Стреляя в торс демона в упор, он снова хлестнул его ногу.
Бичи оплели лодыжку Ш’Карра и натянулись, прорезая мышцы. Одна стопа Деметрия зарылась в камень, и сервомоторы в ногах завизжали — он тянул со всей силой, которую позволяло тело дредноута. Силовая установка на спине светилась, как раскаленное железо, выжимая из реакторов всю энергию до последней капли. Бичи врезались в кость — но теперь Деметрий понимал, что скелет Ш’Карра состоял не из кости, но из горячей бронзы и стали.
Оружейный огонь трепал Ш’Карра, как штормовой ветер. Его кожа была усеяна дырами от пуль, перепонки крыльев превратились в лохмотья. Всюду разлетались клочья демонической плоти. Зверь взвыл, и под натиском Деметрия его чудовищное тело потеряло равновесие и медленно завалилось на поверхность платформы.
Насильники включили свои прыжковые ранцы, вскочили на огромную, силящуюся подняться тушу и начали сечь ее цепными мечами, как дровосеки, разрубающие поваленное дерево.
Деметрий высвободил свои бичи и пробежал к голове демона, уклоняясь от его мечущихся рук. Он поднял штурмовую пушку и опустошил магазины прямо в морду Ш’Карра.
Бронзовый череп прогнулся и треснул. Разлетелись обломки извивающихся металлических жвал. Из глазниц вырвалось пламя, и Ш’Карр заревел от боли. Вокруг по-прежнему падал дождь из крови и мяса, поднятый цепными клинками Насильников, и болтеры всаживали новые снаряды в поверженное тело.
Деметрий хотел почувствовать смерть князя демонов, который дважды объявлял войну Торвендису. Вряд ли еще когда-нибудь будет подобная смерть.
Он раскрыл саркофаг и открыл свое иссохшее тело воздуху, чтобы предсмертные муки Ш’Карра влились прямо в его нервную систему.
Ш’Карр бешено дергался, но большинство Насильников держались и уворачивались от когтей, раздирая его шкуру клинками и огнестрельным оружием. Деметрий ощущал чистую, чудовищную боль, истекающую из князя демонов подобно жаркому мареву, гнев Кровавого Бога, смешанный с яростью зверя, загнанного в угол.
Шел дождь из крови. Кровь капала на обнаженную кожу Деметрия и огнем обжигала его нервные окончания. Он утопал в жаркой боли, что заново включала старые центры удовольствия, которые, как он думал, давно уже умерли. Сила этого переживания, которое Деметрий впитывал во имя Бога Наслаждений, должна была воистину польстить Слаанешу.
Ш’Карр выл. Это был высокий, ужасный звук. Среди Насильников на краю платформы вдруг началась какая-то суматоха, и Деметрий включил вокс-канал, чтобы понять, что случилось. Он был разгневан, что его отвлекли во время столь святого акта ощущения.
— …их сотни, отступаем к огневой поддержке, отступаем!…
Это был голос Хаггина. Его воины уже повернулись и отступали, окружая огнеметы и плазмаганы. И внезапно, словно темная волна, накатывающая на берег, над краем платформы взметнулась стена серой демонской плоти, запятнанной кровью.
Сотня демонов Кровавого Бога ворвалась на платформу, призванная воем своего князя. Первые ряды повалились под огнем болтеров Хаггина, но их было слишком много. На глазах Деметрия половина отряда Хаггина исчезла под бронзовыми когтями и щелкающими челюстями.
Сс’лл Ш’Карр рванулся, как дикое животное, и поднялся на колени. Тем временем Насильников теснили демоны, и они начали поддаваться.
— Убейте князя! — взревел Деметрий. — Убейте его первым! Держаться! Держаться!
Но приказы были бесполезны. Сотни атакующих демонов сметали отряды один за другим. Сс’лл Ш’Карр стряхнул с себя Насильников, которые еще держались за его спину — некоторые спаслись, отлетев на реактивных ранцах, другие беспомощно рухнули наземь, и громадные ноги Ш’Карра растоптали их.
Это было невозможно. Ш’Карр не должен был выжить, только не теперь, когда Деметрий поклялся подарить его смерть Слаанешу. Демоны прыгали на Деметрия, но он раскидывал их во все стороны, хлеща бичами и поливая прерывистым огнем штурмовой пушки. Вокс трещал от призывов к отступлению — Деметрий пытался их остановить, но те, кто подчинялся его приказам, погибали, окруженные и задавленные числом. Койвас еще оставался жив, но его боевые братья были полностью отрезаны от остальных в тени Ш’Карра и отбивались от стай демонов.
Деметрий должен был закончить свое дело сам. Он был в неописуемой ярости от того, что у него отняли смерть Ш’Карра. Его Насильники, величайшие воители Торвендиса, пришли в смятение. Враг, которого им приказали уничтожить, был по-прежнему жив, возвышался над ними и триумфально ревел, хватая когтями все новых десантников Хаоса и сокрушая их.
ТерминаторДата: Воскресенье, 06.10.2013, 17:08 | Сообщение # 90



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Но Деметрий поклялся убить Ш’Карра. Если придется сделать это в одиночку, то так оно и будет. Разбросав демонов, которые окружили его, он зашагал к громадному князю, и на его голой коже шипела демоническая кровь. Он перешел на бег, отбиваясь от врагов стволом штурмовой пушки и расчищая путь перед собой шипами своих кнутов.
Пушка разорвала на части последних демонов, которые стояли между Деметрием и его добычей. Он чувствовал, что боеприпасы почти закончились, а силовая установка едва не трескается от напряжения. Ему было все равно. Даже если ему придется год пролежать в бездействии, пока мастера ордена будут чинить его тело-дредноут, это убийство полностью окупит любую цену.
Ш’Карр увидел Деметрия и бросился на него. Пригнувшись, Насильник ушел от мокрых от крови когтей, атаковал ногу Ш’Карра, отчего тот снова повалился на колени, и выпустил очередь в туловище демона.
Кнуты Деметрия опутали шею Ш’Карра и заставили его огромный, похожий на лошадиный череп опуститься. Последние несколько снарядов с грохотом врезались в морду демона.
Огромные когтистые пальцы обхватили саркофаг Деметрия и оторвали его от земли. Ш’Карр дернул, и Деметрий ощутил вспышку боли в руке, когда кнуты оторвались от тела дредноута. Ш’Карр протянул другую руку и выломал руку со штурмовой пушкой из плеча.
Мир вокруг Деметрия закружился. От шока, нанесенного столь сильными травмами, пасмурное небо завертелось над головой, а башни города заплясали. Тысяча демонов бессвязно бормотала, глядя на него вверх, и гул их голосов смешивался с выстрелами последних сопротивляющихся Насильников. В воксе царила дикая какофония смерти, и Деметрий осознал, что он тоже кричит.
Оставался единственный шанс. Силовая установка дредноута добела раскалилась от тяжкой работы. Если перегрузить плазмопроводы, то оболочка лопнет, и он исчезнет в шаре плазменного огня, уничтожив вместе с собой голову и верхнюю часть тела Ш’Карра. Сам Деметрий погибнет, но он часто размышлял о финальном переживании смерти, и если оно смешается с гибелью Ш’Карра, то станет более грандиозным чувством, чем можно вообразить.
Деметрий все еще думал об этом, когда князь демонов вырвал из тела дредноута силовую установку и выбросил ее в море крови, бушующее внизу. Затем, с силой раскрыв саркофаг Деметрия еще больше, он запустил внутрь коготь и вытащил наружу кусочек живого мяса.
Сс’лл Ш’Карр уронил корчащийся комок плоти в пасть и почувствовал, как тот, все еще шевелясь, проскользнул по его глотке. Потом он повернулся к демонам, толпящимся у его ног, и сделал знак следовать за ним. Они одолели непростого врага, но их ждало еще много битв, которые утолили бы их жажду.

Леди Харибдия смотрела на руины внешних стен, пытаясь подавить тошноту от зловония запекающейся крови. Она удалилась в свои личные покои, где ничто и никогда не могло добраться до нее — но теперь, глядя в хрустальный шар, висящий в середине опочивальни, она начала сомневаться, что в ее городе остались безопасные места. Приглушенные звуки битвы проникали в крепость, подавляя стоны душ, заточенных в камнях, и эхо резни отражалось от стен.
Насильники держались изо всех сил. Она сделала правильный выбор, когда привела их на свои стены, ибо любой из них был равен сотне варваров-животных. Но на каждого десантника-Насильника приходилось более чем сотня захватчиков, а Деметрий еще не вернулся, как обещал. Фактически, леди Харибдия не получила вообще никаких известий от командира десантников. Кадуцея с элитными ударными ротами легионеров были окружены и зажаты в западной части города, где пытались остановить поток захватчиков, все еще изливающийся с западного берега океана крови. Войска леди Харибдии повсюду были разрознены, так как не могли использовать кровь так же, как враги, свободно перемещавшиеся по ней, куда угодно. Предполагалось, что для любой атакующей армии будет невозможно перемещаться по городу, но Ш’Карр и его проклятое колдовство совершенно изменили ситуацию. Теперь в ловушку попали сами легионы, которые пытались лицом к лицу сразиться с врагом, способным легко уйти и поплыть к другому месту атаки.
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Демонический Мир Бен Каунтер
Страница 6 из 9«12456789»
Поиск: