Демонический Мир Бен Каунтер - Страница 4 - Форум
Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 4 из 9«12345689»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Демонический Мир Бен Каунтер
Демонический Мир Бен Каунтер
ТерминаторДата: Воскресенье, 06.10.2013, 16:50 | Сообщение # 46



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Мудрецы согласно забормотали.
— Хорошо. Проследите, чтобы моя воля была исполнена, и продолжайте докладывать о знамениях. Я не хочу, чтобы какая-то неудобная война мешала нам и дальше взирать на великолепие Слаанеша.
Мудрецы поклонились и поторопились уйти. От них истекали волны облегчения от того, что никто из них на этот раз не умрет. Кадуцея стремительно удалилась с нечеловеческой грацией.
Их эхо останется здесь еще на много часов, звенящий отзвук, слышимый лишь для леди Харибдии. Она всегда подозрительно относилась к своему окружению — не были ли их голоса подкрашены ложью? Она профильтровала остатки разговора, чувствуя, что они боялись и были совершенно одержимы желанием ублажить ее своими бессмысленными советами. Это она и так знала. Но здесь было кое-что еще, горький привкус, которого она не чувствовала раньше.
Жалость. Они жалели ее. Не потому ли, что ужасались ее неповторимому облику? Нет, на каждом углу города можно было увидеть и более впечатляющие зрелища. Что же тогда? Может быть, с ней скоро случится нечто, о чем они не хотели ей говорить? Что-то, чего она, по их мнению, неспособна понять? Она отметила, что надо как следует допросить парочку мудрецов и узнать, не посмели ли они скрыть от нее какое-то пророчество.
Леди Харибдия цокнула языком от досады. Новые проблемы. Она поразмыслила насчет уничтожения племен, которые могли быть источником подобных неприятностей, но это не стоило усилий — если племена атакуют, то сами полезут в пасть ее легионам и погубят себя. Когда она смотрела на картину в целом, на Торвендис, который она держала в своей удушающей хватке, и на несокрушимую защиту ее города, действительно беспокоиться было не о чем.
Но что-то проснулось, и оно, похоже, называло себя Сс’ллом Ш’Карром. По ее миру бродили незваные колдуны. Солнца и луны вели безумный танец, как будто пытаясь что-то сообщить тем, кто жил на мире внизу. Что из этого было значимо? Может быть, это хаотическая природа Мальстрима воздействовала на Торвендис, просто чтобы ничто на планете не превратилось в рутину? Или это были знамения чего-то большего?
Леди Харибдия могла призвать миллионы легионеров, воющие стаи демонов и ударные отряды Насильников. Не было ничего, с чем она не могла бы совладать, даже если бы это нарушило концентрацию всего города на славе Слаанеша.
Леди Харибдия повторяла это про себя, когда выходила из капеллы, стараясь не чувствовать на себе пристальный взгляд мертвых глаз демонического черепа.

По горам во всех направлениях разбежались скороходы и разлетелись птицы-посланники, от усыпанного солью побережья на дальнем севере до жарких вулканических пиков, граничащих в южной пустыне. Все они несли одно и то же послание, написанное на содранной коже углем и кровью в знак серьезных намерений отправителя. Оно гласило, что Изумрудный Меч выступает войной против леди Харибдии и прощает любые долги чести и обеты кровной мести тем, кто присоединится к нему. Предложение распространялось даже на традиционно враждебные Мечу народы, вроде пьющих кровь людей, которые жили под тотемом Медведя на краю болот, и бледнокожие желтоглазые племена Змеи, чьи длинные корабли бороздили просторы северных морей.
Когда в город Голгофа начали приходить ответные послания, многие из них были простыми отказами или изощренными оскорблениями и напоминали Изумрудному Мечу о давно прошедших битвах и массовых убийствах, из-за которых любые союзы были невозможны. Но в других письмах ему предлагали воинов, оружие или верность целых племен.
Появился слух, что Змея хочет объединиться с Мечом, ибо леди Харибдия нанесла тяжкий урон флотам этих налетчиков и даже начала обращать их в поклонение богу похоти посредством храмов, выстроенных на северных берегах. Меньшие племена, которым даже не писали, начали спрашивать, могут ли они быть удостоены чести сражаться и погибнуть рядом с Голгофом. Другие народы захлестнули восстания, когда они обнаружили, что их вожди, как и Грик, продавали соплеменников на съедение рабским шахтам леди Харибдии. Другие просто жаждали битвы и стягивались к растущим лагерям в западных предгорьях, словно приманенные запахом вражды.
Золотоглазые убийцы с краев пустыни прискакали на север на бледных конях. Вьючные ящеры принесли на себе носилки с весьма мускулистыми головорезами из долин в сердце гор, где никогда не светило солнце. Больше двух недель армия Голгофа ширилась и ширилась, пока это была уже не армия, но совокупность ярости новой нации, племен гор Канис, наконец-то объединенных не завоеваниями правителя, но гневом на леди Харибдию.
Она должна была убить нас, когда у нее был шанс, говорили они. Она должна была закончить дело, которое начала в Стрельчатом Пике. Теперь мы покажем ей, как свободные племена платят по своим счетам.
ТерминаторДата: Воскресенье, 06.10.2013, 16:50 | Сообщение # 47



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


К тому времени, как Голгоф отдал приказ свернуть кочевой город и выступить, армия гор достигла числа в двести тысяч душ.

Центурион Колкис не спал уже двадцать два года. С тех пор, как его еще ребенком бросили в отборочные ямы, чтобы он доказал, что достоин вступить в легионы леди Харибдии, или погиб, пытаясь это сделать, он жаждал ощущений. Он не мог спать, потому что каждую секунду сна можно было потратить на поиски новых переживаний. Когда он впервые убил как солдат, хаос битвы так глубоко запечатлелся на нем, что он мечтал снова испытать столь же глубокие чувства.
Он видел гущу сражения у водопадов Кровавого Камня, зачарованный криками и запахом. Он возглавлял патрули, заходившие в глубины южных дождевых лесов, и погружался в их смертоносную чуждость. Теперь, когда его назначили командовать обороной внешних стен, ему некуда было простирать свои чувства, кроме разве что зрения.
Это было скучно в сравнении со многими вкусами битвы, которые он когда-то ощутил и жаждал попробовать вновь. Но такова была его работа. Так приказала леди Харибдия, и пока он стоял на посту, его долгом было подчиняться.
Колкис провел ночь, дисциплинируя нерадивых рекрутов, и теперь наблюдал, как над горами зажигается рассвет. Три солнца соревновались за право первыми выйти из-за отдаленных пиков. Небо этим утром было оранжевое, усеянное упрямыми звездами, и твердая точка Песни Резни пристально глядела с одной стороны горизонта. Хороший вид.
По всем стенам менялся караул. Легионеры надевали чешуйчатые доспехи, окутанные шелками пастельных тонов, и сменяли тех, кто стоял на страже по ночам. Другие легионеры поддерживали в форме свои мышцы и рефлексы, сражаясь на копьях на широких площадках между укреплениями, между которыми находились узкие «бутылочные горлышки». В случае атаки они должны были загнать туда врагов и перебить их. Вдали на стене проводились ежедневные тренировки по стрельбе из защитных орудий — редких, древних и монструозных пушек, дула которых имели вид оскаленных пастей демонов и изрыгали взрывчатые снаряды.
Сами стены были шедевром, который, как говорили, построили порабощенные чудовища, а проект разработала сама леди Харибдия. Крутые поверхности, обращенные вовне, были созданы из оранжево-розового камня, который походил на песчаник, но был тверже любого гранита. Массивные контрфорсы укрепляли стену, защищенную от любой прямой атаки, и вряд ли их можно было пробить даже орбитальным ударом. Но, разумеется, вряд ли кто-то мог быть настолько безумен, чтобы отправить целый боевой флот в Мальстрим, к Торвендису.
Стена во многих местах изгибалась, чтобы атакующим приходилось прорываться в места, над которыми нависали сразу две стены, и их можно было осыпать снарядами с обеих сторон. Окопы и зубчатые баррикады образовывали лабиринт на подступах к стенам, который должен был сломить массированную атаку и разбить ее на отдельные фрагменты. И если кому-то и удавалось забраться на стены, отдельные секции можно было закрыть и забаррикадировать, чтобы атакующие попали в ловушку, и их можно было уничтожить когда угодно.
Но не стена была настоящей защитой. Каждым участком стены командовал центурион, такой, как Колкис, обладающий опытом, несгибаемостью и ярой преданностью высшей цели — сохранить Торвендис как сосуд поклонения Слаанешу. Под командованием каждого центуриона было до тысячи человек, и все они были натренированы в стрельбе и кровопролитном ближнем бою. Казарменные комплексы, которыми полнилась земля сразу за стеной, могли исторгнуть из себя достаточно людей, чтобы за полчаса заполнить все укрепления, и на посту всегда стояло немало стражи, которая могла заметить практически любую угрозу, какая только существовала на Торвендисе в данный момент. Среди легионеров на стенах было множество мутантов, которые могли изрыгать кислоту на врагов или рвать их на части нечеловеческими когтями, а те таинственные фигуры в мантиях, что изредка мелькали среди них, были боевыми магами, которые могли призвать дождь молний, если это требовалось.
Но только центурионы, такие, как Колкис, знали об оружии, которое следовало применить в случае действительно серьезной опасности. Вдоль стены через равные промежутки располагались вычурно украшенные башни, но они выполняли не сторожевую и даже не декоративную функцию. Это были храмы Князя Наслаждений, залитые кровью внутри, чьи полы были покрыты сложными знаками призыва. Говорили, что леди Харибдия заключила соглашение с варпом, которое подчиняло ее воле армию демонов в обмен на почитание Слаанеша. Этих демонов можно было призвать, чтобы защитить ее царство, но, конечно же, обычные легионеры об этом ничего не знали, потому что именно их должны были принести в жертву для призывающих ритуалов. Верность этих менее опытных солдат пред лицом смерти не всегда проверялась.
ТерминаторДата: Воскресенье, 06.10.2013, 16:51 | Сообщение # 48



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Один из легионеров — молодой, с немногочисленными шрамами — подбежал к Колкису.
— Сэр, семнадцатая когорта во время дежурства увидела какое-то движение. Они решили вас оповестить.
Колкис понял, что парень его боится. Он выглядел как двухметровая громада, на которой с трудом можно было найти клочок кожи, не отмеченный шрамами поклонения, и, как сам знал, вполне мог сойти за монстра.
— Движение? Падальщики?
— Скорее всего, сэр. Но с этими новыми приказами они сочли нужным послать меня к вам.
— Будем надеяться, что это нечто большее. Мы слишком давно не видели кровопролития. Покажи.
Легионер повел Колкиса в наблюдательный пункт, который только что покинула семнадцатая когорта. Этот участок стены выходил на холмы у подножий гор, где нашел себе место лес и лежал на равнинах тяжелым темным сине-зеленым одеялом. Падальщики жили гнилью и мертвецами, которых сбрасывали со стен легионеры, и использовали лес в качестве укрытия, а легионеры, в свою очередь, использовали их для тренировок в стрельбе. Леди Харибдия часто приказывала уничтожить лес, но каждый раз, когда его счищали с лица земли огнем и топором, он в считанные дни вырастал снова и вдвое гуще, как будто Торвендис хотел напомнить, что даже леди Харибдия не может переделать все по-своему.
Колкис протянул руку, и один из стоящих на посту легионеров передал ему медный телескоп. Центурион осмотрел край лесов, находящийся примерно в двух километрах от подножия стены, пытаясь различить во тьме силуэты. Он увидел нечто движущееся, но это мог быть просто крепкий ветер, дующий вдоль подножий гор.
Его глаз уловил вспышку, что-то вроде отблеска солнца на отражающей поверхности. Он попытался сфокусироваться на этом пятне и увидел крошечную, темную и жилистую фигурку, которая метнулась обратно под защиту деревьев.
Неожиданно раздался резкий звук. Колкис оторвался от телескопа и увидел, что молодой легионер схватился за горло и торчащее из шеи тонкое древко из черного дерева с белым оперением. Парень закашлялся, из его рта хлынул поток крови и, закатив глаза, он повалился на спину и задергался на каменном полу.
— По местам! — закричал кто-то. Несущие стражу легионеры быстро расселись между крепостными зубцами. Начали созывать лучников и наводчиков. Один из легионеров снял с пояса длинный закрученный рог, готовый отдать сигнал общей тревоги по приказу Колкиса. По стене пронесся лязг доспехов и железа.
Колкис нагнулся и вырвал стрелу из горла умирающего легионера. Пришлось как следует дернуть, чтобы высвободить зазубренный наконечник. Он поднес острие к языку и облизнул его, порезав кожу и позволив собственной крови прикоснуться к металлу. Тут же во рту защипало от колдовства — жаркого металлического вкуса, который распался на дюжину послевкусий пряностей, сладости и разложения.
— Магическая, — пробормотал он про себя. Магия означала нечто большее, чем падальщики.
Скорее всего, беспокоиться не стоило, просто пришла какая-то банда молодых варваров, что похваляются благородным происхождением от вождей-отцов, и решила проверить свою мужественность, убив кого-нибудь на стенах. Но все равно это было оскорбление, которое следовало покарать, если возможно, а приказы о повышенной бдительности были совершенно недвусмысленны. Любую угрозу следовало считать предельно высокой.
— Трубить тревогу! — крикнул Колкис. Рога проблеяли долгую атональную ноту, которая пронеслась далеко по всей линии обороны. Колкис уже видел, как стены ощетиниваются копьями легионеров, занимающих оборонительные позиции, готовых защитить лучников и колдунов и, если до того дойдет, выставить мощную стену копий против каждого, кто полезет вверх по стене.
Над краем укреплений мелькнула серебряная полоса, и шальная стрела звякнула о камень. Еще одна, и кто-то закричал, хватаясь за плечо. Колкис выглянул между зубцами стены и увидел стрелы, несущиеся с опушки. Все они были зачарованы, что позволяло им лететь дальше и точнее, чем мог бы послать их самый искусный лучник. Он слышал, что кочевники, живущие на краю пустыни, охотились с таким оружием, и только у них могло быть такое количество этих стрел — но пустыни были в тысячах километров к югу.
Говорили, что в горах что-то происходит — Колкис слышал слухи, принесенные шпионами и лазутчиками легионов, которые гласили о новом лидере и серии восстаний. Может быть, племена объединились и собрались здесь? Возможно, это — начало большой атаки на стены, первая попытка горцев вызвать силы леди Харибдии на бой со времен Стрельчатого Пика?
Хвала Принцу, Колкис так надеялся на это.
ТерминаторДата: Воскресенье, 06.10.2013, 16:51 | Сообщение # 49



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Стрелы полетели гуще, осыпая укрепления, как дождь. Копьеносцы пригнулись для защиты, в то время как отряды мечников, которые входили в боевой резерв и должны были блокировать секции стен, если бы на них забрались враги, подняли щиты над головами и укрывались под ними. Слишком медлительные легионеры падали, пробитые сквозь лица и плечи почти вертикально падающими стрелами, другие, с пронзенными руками или ногами, ползли в укрытия, оставляя за собой кровавые следы на камне. Но это были исключения — стены были построены именно против таких атак, и большинство легионеров на посту были хорошо защищены.
— Они думают, что могут нас так победить? — спросил начальник когорты, прижавшийся спиной к стене рядом с Колкисом.
— Нет, солдат, не думают. Это не нападение. Это сигнал.
Колкис посмотрел назад, через стену, и увидел, что лес как будто пополз вперед. Он понял, что на самом деле эта приближающаяся темная масса была огромной ордой воинов, выбравшихся из-под прикрытия деревьев и помчавшихся к стенам. Им придется сперва преодолеть окопы и баррикады, потом они вбегут под обстрел лучников на стенах — но их было так много…
Некоторые из них могут добраться до стен, и их будет еще достаточно много, чтобы получилась достойная битва. Темная дрожь восторга — жажда крови, как понял Колкис — загорелась внутри центуриона, и он взмолился Принцу Слаанешу, чтобы у нее появился шанс захлестнуть его с ног до головы.
— Пусть лучники пристреливаются! — окликнул он трубившего в рог. — Расставьте часовых, я хочу, чтобы они уничтожили любых лазутчиков, прежде чем они доберутся до нас. Опустошите казармы, расставьте людей у люков для контратаки. Пошлите сигнальные ракеты и возблагодарите Слаанеша за этот бой!

По всей стене зажглись сигналы, многоцветные огни ракетниц превратили утреннее небо в буйство цвета. Смешиваясь в единый гул, трубные звуки призвали толпы воинов из казарм сразу за стеной. Некоторые направились по витиеватым лестницам на вершины стен, другие — в подземные сборные пункты, откуда можно было контратаковать через люки, скрытые в лабиринте защитных траншей. Вниз посыпались стрелы — команды лучников проверяли, насколько далеко могут стрелять, и намечали линию, за которой любые нападающие попали бы под град стрел, сдобренных ядами и галлюциногенами.
Группы бойцов, которые должны были сражаться с захватчиками, если бы те прорвали ряды копейщиков, собрались вокруг своих предводителей-мутантов и распевали гимны восхваления и ненависти. Колдуны, сморщенные и истощенные десятилетиями службы темным искусствам Слаанеша, спешили вверх по извилистым лестницам в окружении элитных телохранителей, чтобы открыть комнаты, скрытые в богато украшенных башнях, и подготовить их на случай, если придется вызвать слуг самого Бога Похоти. А трупные бригады, состоящие из деградировавших существ, которых едва ли можно было назвать людьми, собирались позади укреплений, готовые подбирать тела погибших защитников и уволочь их в те норы, где они обитали, когда не было битв.
И над стеной поднялся новый звук, что становился все громче и громче, покуда не подавил собой и блеянье труб, и гомон прибывающих солдат. Это был низкий свирепый рык, и по мере нарастания он становился все четче, пока не стало ясно, что это — боевой клич сотен тысяч воинов, которые все, как один, мчались из леса к стенам. Они были словно кипящая темная масса, в которой сверкали серебряные искры — отблески утреннего солнца на оружии, оскаленных зубах и диких глазах.
Наводчики разглядели много различных видов оружия и одеяний, кожу десятков цветов, наездников на белых пустынных конях или быстрых ящерообразных хищниках, громадных мутантов и быстрых как молнии жителей пещер, землистокожих океанских налетчиков и коренастых варваров. Теперь не осталось сомнения — горы Канис объединились, и единственной силой, которая могла свести эти народы вместе, была перспектива войны против врага, которого ненавидели все.
Легионы леди Харибдии нацелили копья и натянули луки, готовясь даровать этим животным нечто, что они должны были возненавидеть по-настоящему.

ГЛАВА ПЯТАЯ
В конце концов, это случилось почти само по себе — так, как будто это всегда предполагалось и дожидалось своего часа в душах каждого из них, и нужен был только лидер, который стал бы катализатором. Больше не было Изумрудного Меча, ибо Изумрудный Меч был мертв. Не было и племени Змеи, и Медведя, и кого-либо еще. Был лишь народ гор Канис, наследники Стрельчатого Пика, единая нация, сплоченная войной.
ТерминаторДата: Воскресенье, 06.10.2013, 16:51 | Сообщение # 50



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Изумрудный Меч был уничтожен, а с ним и всякая надежда, что Голгоф станет, как мечтал, истинно великим вождем. Но даже если для него ничего не осталось, была еще возможность достойно погибнуть.
Вокруг него бежал клин из двадцати тысяч мужчин и немалого числа женщин, которые с криком изливались из лагерей в лесу — сердце атакующего войска. Ноги взбили землю в слякоть, все на ходу выхватывали оружие. Эти люди были отобраны из Изумрудного Меча и первых племен, которые вызвались объединиться с ним. Голгоф видел, что Хат ведет через предгорья собственный отряд. Далеко слева скакал авангард кавалерии на бледных конях, справа была огромная толпа воинов с северных берегов, возглавляемых Змеями, которые выглядели болезненными и вялокожими, но были столь же жестоки и склонны к убийствам, как любые жители Торвендиса.
Фланги находились слишком далеко, чтобы их видел Голгоф, и на севере их поддерживали странные воины с мощными, как у огров, телами и огромными глазами от того, что они жили во тьме долин. Южное крыло представляло собой массу воинов, восседавших на самых причудливых созданиях — чешуйчатых монстрах и длинноногих птицеподобных существах — рядом со всадниками-кочевниками из южной пустыни. Зрелище внушало благоговение: строй двигался вперед подобно сплошному ковру насекомых, стекаясь с предгорий к стене, которая отделяла горы от владений леди Харибдии.
Стена простиралась в обоих направлениях, сколько Голгофу хватало глаз, и выглядела крутой и неприступной, с массивными бастионами и нависающим сверху выступом. Она была примерно в сто метров в высоту, а расстояние между бастионами составляло метров пятьдесят. На укреплениях вверху с трудом можно было разглядеть крохотные фигурки — легионеров, готовящихся отразить атаку. Многие воины Голгофа тащили лестницы и крюки-захваты, другие намеревались осыпать укрепления дождем стрел. Другие просто хотели выманить легионеров в чистое поле и потерять головы в хаосе битвы под стенами. Сказать по правде, Голгоф был одним из них.
Земля впереди была изрыта траншеями и утыкана рядами шипов. Не обращая внимания на опасность, орды нахлынули на нее. Столь немногие из них когда-либо видели битву, масштабом подобную той, что им обещали здесь, что они практически обезумели от жажды боя и плевать хотели на угрозы. Масса немытых тел сгрудилась вокруг Голгофа, пока тот лез через баррикаду из заостренных колов, зная, что взбирается по телам собственных воинов, которые упали и погибли, пронзенные остриями. Перебравшись на другую сторону, он увидел, что траншея впереди заполняется телами, и вместе с толпой вокруг себя побежал по телам павших.
Они кричали — затоптанные люди от паники, другие — от радости, прилива ярости и адреналина, подобного которому они никогда не чувствовали. Начали прилетать первые стрелы, неточные выстрелы с большого расстояния, которые все равно попадали в цель, ибо упасть они могли только в массу атакующих. Голгоф увидел воина — он был уверен, что это кто-то из Меча — который пошатнулся со стрелой, угодившей сбоку в грудь, и исчез под ногами своих товарищей, как тонущий человек под волнами.
Когда стрелы начали падать гуще, Голгоф вытащил щит из-за спины. Рои стрел пробивали прорехи в наступающей орде, но те быстро заполнялись другими воинами, с нетерпением жаждущими оказаться в первой линии. Земля вокруг кишела ловушками и несла смерть скрытыми шипами, что пронзали ноги неосторожных, и ловчими ямами, которые пожирали по двадцать людей за раз.
Голгоф услышал трубы на стенах — отвратительный звук, созывающий на битву солдат Бога Наслаждений. Он видел сверкающие наконечники копий и сигнальные вспышки взрывчатки. В отдалении что-то полыхнуло, и поблизости взвился столб дыма и изуродованных тел. Удар грома прокатился по наступающим воинам. Голгоф поднял взгляд и увидел на стене огневую точку, где взгромоздилась гигантская боевая машина, швыряющая взрывчатые снаряды в сердце его армии.
Они трусливы, эти рабы королевы-дегенератки. Они скорее готовы убивать настоящих мужчин с расстояния, чем выйти и сражаться с ними лицом к лицу, мечами и топорами. Голгофа переполнила ненависть к леди Харибдии, которая лишила чести Изумрудный Меч, к ее солдатам, которых он бы с радостью рубил тысячами, если мог бы до них добраться, к самой планете, что позволила захватить власть этой раковой опухоли. Ненависть пронесла его над дымящимися кратерами, между падающими стрелами, над баррикадами и траншеями.
— Вперед! — закричал он на орду вокруг себя, на людей, которые теперь были окровавлены и пошатывались. — Вперед, псы! Ради вашей чести! Умрите как мужчины!
ТерминаторДата: Воскресенье, 06.10.2013, 16:52 | Сообщение # 51



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


От взрывов содрогнулась земля. Сверху пошел дождь из земли и крови. Под ногами лежал толстый слой тел, а оборонительные траншеи уподобились кровавым топям. Копья на пружинах вырывались из земли и пронзали животы людей.
Голгоф попытался разглядеть, что происходит в дальних частях линии атаки. Конница обратилась в смятение, лошади застряли на баррикадах, в смешавшейся массе люди и звери затаптывали друг друга насмерть. Некоторые избежали свалки и растянулись длинной цепью, галопируя вперед — кое-кто даже добрался до самой стены, и конные лучники стреляли прямо вверх, а солдаты собирали по кускам лестницы, чтобы взобраться на укрепления. Со стен уже стекали потоки мерцающей кислоты, окатывая тех, кто пытался подняться, и стрелы падали густыми волнами.
Хат справлялся лучше. Его люди мчались вперед, увлекаемые потоком воинов Змеи. Они сильно уменьшились в числе из-за оборонительных сооружений, но это значило, что те, кто был достаточно силен, чтоб прорваться, не были обременены теми, кто пал. Хат на самом деле не командовал ими — никто не мог по-настоящему руководить такой ордой, она неслась вперед скорее по инерции, чем по приказам — но Голгоф хотел, чтобы его старый друг был здесь, как представитель племени Меча.
Яркие магические стрелы взмывали вверх над всем войском варваров. Их выпускали таинственные южные убийцы, и с каждым выстрелом крошечная фигурка падала с укреплений, чтобы упасть и разбиться о землю далеко внизу. В ответ с одной из башен вдруг ударили яркие копья молний, прямо в сердце смешавшейся конницы. Вспышка белизны, и на ряды варваров посыпался мокрый ливень обращенной в пыль земли, конской и человеческой плоти.
Они умирали, как и люди по всей стене. Голгофу не было до этого дела — он видел достаточно много умирающих и достаточно многих убил сам. Места для сочувствия не осталось, все внутри него заполнил гнев, казалось, готовый взорваться. Он двигался вброд по пролитой крови к стене, ряды воинов вокруг него редели, стрелы утыкали его щит, вознесенный над головой, а волосы и кожа стали липкими от брызг крови.

Внутри стены было сухо и темно. Сквозь камень начали просачиваться звуки битвы — глухой пульс боевых кличей и воплей, перемежающихся внезапным ревом пушек и грохотом, с которым магические залпы ударялись в землю.
Тарн вытащил кинжал и зажал его между зубами. Боком он втиснулся в расщелину и начал продвигаться вверх. Крепкая кожаная одежда защищала его от острых камней. Кинжал был его единственным оружием, потому что здесь, в середине стены, не было места, чтобы брать с собой щит или меч. Тарн не возражал — кинжалом он мог убивать лучше, чем большинство людей — чем бы то ни было другим. По правде говоря, он был достаточно силен, чтобы обходиться даже голыми руками. Грик выбрал его еще при рождении, отделив от более слабых младенцев очень простым способом: он держал их на холоде все дольше и дольше, пока не остался только один, и это был Тарн.
Для большинства эта трещина была бы слишком узкой, но Тарн был стройным и гибким, все его тело состояло лишь из мышц и костей. Массивные камни, из которых была выстроена стена, слежались за долгие века, но при этом немного сдвинулись с мест, так что остались промежутки, достаточно большие, чтобы туда мог протиснуться худой человек.
По мере того, как он взбирался, глухие отзвуки сражения смещались — снизу доносился громоподобный рев орды, сверху — грохот орудий и треск колдовства. Он чувствовал запах благовоний и парфюмов, которыми умащали себя служители Бога Наслаждений и с помощью которых производили ритуалы. Многие могли бы назвать этих людей женоподобными, но Тарн видел, в какое жуткое месиво они превращали охотников и падальщиков, которые попадались в руки их патрулей, и знал, что они были столь же безжалостны, как самый горделивый варвар. Он слышал слухи, что легионеры не чувствуют боли, как все. Их магия была столь же смертоносна, как у самых могущественных племенных колдунов, и к тому же они советовались с демонами, строя свои планы.
Порой Тарн размышлял, не мог ли он стать хорошим слугой для леди Харибдии. Боги знали, что он не слишком предан Изумрудному Мечу или Голгофу. Он сбежал со службы Грику, когда стало ясно, что старик обезумел так же сильно, как и мутировал, и присоединился к Голгофу по большей части из-за того, что погиб бы один в горах, и Голгоф казался наилучшим вариантом для убийцы, жаждущего выжить. Тарн даже не ненавидел легионы, как большинство племен — он вообще никого не ненавидел и просто считал, что все остальные — второстепенны перед его собственными желаниями выжить и найти себе приключений. Но судьба решила, что Тарн должен достаться Изумрудному Мечу, а не леди Харибдии, поэтому Тарн убивал для Голгофа и наслаждался этим, пока мог.
ТерминаторДата: Воскресенье, 06.10.2013, 16:52 | Сообщение # 52



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Тарн протискивался вверх по трещине, пока не выбрался через пол крохотной комнаты, заключенной в глубине стены. Воздух был спертый, дышалось с трудом. От сильного запаха пряностей и какой-то странной алхимической субстанции обжигало глаза. На стене, коптя, горел единственный зажженный факел — Тарн решил, что какое-то забытое заклинание не давало ему угаснуть.
Он взял кинжал в руку и осмотрелся, чтобы убедиться, что он в безопасности. С одной стороны пол просел, вероятно, из-за трещины в стене внизу, и открывал взгляду расщелину, из которой он выполз. Стены были какие-то странные, покрытые сложными узорами с необычной текстурой — только со второго взгляда Тарн понял, что они увешаны растянутыми и выделанными кожами, усеянными татуировками. Узоры искажались и скручивались на глазах у убийцы, на него как будто уставился призрачный взгляд — но он выкинул эту мысль из головы и бесшумно вышел через единственную дверь в комнате.
Выход находился под деревянной лестницей. Очевидно, солдаты поднимались по ней на укрепления, об этом можно было сказать по бряцанию доспехов и топоту ног. Тарн чувствовал запах пота и духов воинов, слышал неразборчивое бормотание — видимо, молитвы их богу. Он выглянул между досками ступеней и увидел десятки босых ног, многие из которых были покрыты старыми неглубокими ранами, нанесенными самими воинами.
Бойцы прошли мимо, и Тарн быстро выкарабкался на лестницу. Она была узкая, и воздух по-прежнему был затхлым, но на этот раз доносящиеся сверху запахи были смешаны со зловонием крови и смерти. Тарн хорошо знал эти ароматы — это место, хотя и странное и наполненное многими непонятными ему вещами, все же было полем боя, таким же, как и все остальные. И лишь на поле боя Тарн чувствовал себя как дома.
На стенах висели золоченые иконы, формами напоминавшие свернувшихся змей или переплетенные ветви. Повсюду были следы царапин, над дверью в самом верху лестницы был прибит старый гниющий труп. Он был одет в обрывки униформы легиона, поэтому Тарн предположил, что это преступник, убитый за какое-то нарушение и вывешенный в наказ остальным. Эти люди не так уж сильно отличались от его народа, подумал Тарн.
Пока что он был один. Но Тарн знал, что стены не только кишат легионерами, есть еще и несколько других лазутчиков, которые так же, как он сам, пробираются в сердце обороны.
Некоторые направятся в казармы, чтобы убивать резервных бойцов и оттянуть легионеров от стен. Другие, как Тарн, должны устроить как можно больший переполох на самих укреплениях. Большинство, конечно, не пройдет дальше стен или бастионов, но те, кому это удастся, принадлежали к числу самых хладнокровных убийц в горах.
По ту сторону двери стоял стражник — Тарн услышал сквозь дерево, как тот дышит. Он тихонько приоткрыл дверь и вонзил кинжал за ухом часового, даже не глядя за порог. Убийца поймал тело, вытер клинок об атласную униформу, положил труп прямо у порога и закрыл дверь за собой. Так Тарн впервые убил одного из этих врагов — еще одно убийство для бесконечного каталога, который он хранил у себя в голове. Немногие из подобных ему людей так долго считали свои жертвы, но Тарн считал, хотя ему понадобилось бы какое-то время на пересчет, чтобы назвать конечную цифру.
Лестница закончилась, и Тарн оказался в коридоре под самыми укреплениями — потолок коридора был полом для верха стены, и здесь, внизу, слышался топот десятков ног, выкрикиваемые приказы и свист летящих стрел. Тарн устремился по коридору и вышел на свежий воздух, на уступ в задней части стены, по которому можно было пройти вверх, к бастионам. Уступ был узок, чтобы затруднить продвижение врагов вниз, и это был единственный способ достичь уязвимых казарм и командных постов, если не считать очень длительного падения. Оборонительные сооружения были хорошо продуманы и выстроены таким образом, чтобы атакующие попадали в узкие места, где их могли бы удержать или уничтожить относительно немногочисленные обученные воины, или же так, чтобы они застряли на стенах, где на них обрушились бы пушки и лучники.
Короткий и узкий лестничный пролет вел к бастионам, и Тарн видел, что там творится бурная деятельность. Группы лучников давали залп, а потом уходили, в то время как ответные стрелы колотили по камню. Копейщики формировали резервы, чтобы заполнять бреши, оставленные погибшими. Отряды бойцов, вооруженных щитами, мечами и более экзотическим оружием, занимали позиции на перекрестках и у дверей, чтобы дать отпор любым врагам, которые могли пробраться на стены.
ТерминаторДата: Воскресенье, 06.10.2013, 16:52 | Сообщение # 53



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Тарн увидел какое-то существо, которое, вероятно, принадлежало к человеческой расе, но не слишком походило на человека — оно было вдвое выше взрослого мужчины, покрытое темно-красной чешуйчатой кожей, а вместо рук у него были плети со щупальцами на месте пальцев. Ног у него не было, вместо них под юбками из чешуи и шелковыми обмотками виднелась толстая кожаная оболочка, похожая на ногу слизня. Огромная широкая пасть изрыгала приказы, и по сложным украшениям на его растянутой униформе Тарн понял, что это нечто вроде офицера. Тарн бы назвал его Затронутым, другие сказали бы, что это урод или мутант — потомство Торвендиса часто рождалось со множеством аномалий, и некоторые дети были достаточно сильны, чтобы не только выжить, но и во многом превосходить обычных людей. Некоторые племена убивали их при рождении, неважно, насколько сильны они были.
Леди Харибдия определенно ценила тех, кто был для нее полезен. Тарн видел, что это конкретное чудище — хороший солдат, которого, несомненно, немало уважали другие легионеры.
Тарн не питал ни капли уважения ни к кому и ни к чему, кроме себя. Низко пригнувшись, он взбежал по лестнице, пока не оказался прямо под мутантом. Существо смотрело в другую сторону и указывало на поле боя своими змееподобными пальцами, выкрикивая лучникам, куда им обрушить свои залпы, на каком-то странном языке.
Тарн беззвучно прокрался по нескольким последним ступеням до самой тени мутанта, ясно понимая, что достаточно лишь одной пары зорких глаз, чтобы заметить его и поднять тревогу. Он выпрямился и впервые увидел поле боя. Темная шевелящаяся масса на земле растекалась, словно слизь, в направлении стен, постепенно истончаясь по мере продвижения через траншеи и ряды кольев. Сверкали взрывы, пушки и магия поднимали в воздух нечто, напоминающее фонтаны темной пыли — Тарн знал, что эти пылинки на самом деле — тела и фрагменты тел, мгновенно разорванных на куски.
Это была плохая смерть, что под молотом пушечного огня, что под ногами своих же товарищей. Еще до начала атаки Тарн надеялся, что Голгоф позволит ему вести бой здесь, наверху, где можно убивать чисто.
Пора было присоединиться.
Один из лучников потянулся, чтобы достать из колчана охапку стрел, и случайно оглянулся. Он встретился взглядом с Тарном, и мгновение они просто смотрели друг на друга. Легионер был старше большинства, с запавшими глазами и морщинистым лицом, которое к тому же было рассечено прямыми вертикальными шрамами, нанесенными им в знак верности Богу Наслаждений. Легионер выкрикнул предупреждение, и командир-мутант обернулся, уставившись на Тарна глазами на коротких стебельках.
Тарн никогда не делал ошибок. Иногда он ненамеренно создавал ситуацию, которая, хоть и незапланированная, могла, тем не менее, стать необычным преимуществом. Но не ошибки.
Он с силой метнул кинжал и исчез из виду, упав на лестницу, как только полетели стрелы. Убийца услышал звук металла, пронзающего кость, и понял, что клинок пробил череп мутанта. Если повезет, его мозг окажется на правильном месте, и существо умрет еще до того, как коснется пола.
Тарн поторопился вниз по краю лестницы, пригибаясь, чтобы увидеть любого, кто пойдет навстречу, прежде чем тот увидит его. Он услышал шаги, инстинктивно метнулся вперед и вогнал локоть в первое появившееся перед собой лицо, сломав противнику челюсть и всадив обломки кости в артерии в верхней части горла. Той же рукой, не прекращая движение, он выхватил стрелу из колчана умирающего и вонзил ее в пах следующего за ним лучника. Когда тот с воем согнулся пополам, Тарн схватил его за загривок и швырнул через плечо. Изломанное тело покатилось по ступеням.
Придут другие, а он в ловушке на этой лестнице, именно так, как и предвидели строители этих укреплений. Тарн потянулся вверх, зацепился пальцами за трещину между двумя каменными блоками и, опираясь краями подошв, сделал два широких шага вверх по стене. Потом он перескочил через парапет и оказался на основных укреплениях, приземлившись позади лучников, которые собирались ринуться на него вниз по лестнице. Убийца охватил рукой шею ближайшего воина и сломал ему позвоночник у самого черепа — этот прием он выучил в детстве, и теперь для него это было практически рефлекторное действие. Другой даже не заметил, что кто-то стоит позади, пока Тарн не схватил лук убитого, немного стрел и выпустил три из них в лучников. Стреляя, он быстро считал. Шесть — нет, девять осталось. Две стрелы попали в цель. Семь.
Он оглянулся. Позади, на расстоянии краткой пробежки, возвышалась причудливо украшенная башня, ребристая колонна, увенчанная острыми зубцами, словно короной, и высоким тонким шпилем. В башню вела солидная дверь, покрытая рунами. Она могла быть открыта, могла быть закрыта, но других вариантов не было, кроме как прорываться сквозь лучников или прыгать со стены.
ТерминаторДата: Воскресенье, 06.10.2013, 16:53 | Сообщение # 54



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


В него полетели стрелы, выпущенные более решительными лучниками. Они что-то голосили на незнакомом языке, но Тарн понимал, о чем идет речь — «кретины, он позади нас, убейте его побыстрее».
Если бы Тарн начал пятиться, то даже если бы каждый его выстрел убивал по человеку, отряд бы утыкал его стрелами еще до того, как уполовиниться. Он хорошо владел луком, но лучше — голыми руками. Он бросился на них.
Лук был тонкий, но крепкий, изготовленный из какого-то матового черного вещества. Место, за которое надо было его держать, было позолочено, как и концы лука, сужавшиеся до тонкого острия. Тарн пробежал несколько шагов, вогнал острый конец в живот одного лучника и позволил своему телу по инерции пронестись дальше, к остальной шестерке, и сбить их с ног. Чья-то шальная стрела взмыла высоко в воздух.
Тарн пошарил вокруг и нашел короткий меч в ножнах, прицепленных к поясу лучника. Рывком он высвободил оружие и позволил своему телу совершать привычные движения, отточенные бесчисленными тренировочными поединками и свалками на поле боя. Он хлестал и парировал клинком, вонзил его под челюсть одному врагу, высвободил меч и отрубил другому руку.
Четыре.
Рукоять, увенчанная золотым шаром, пробила висок, а клинок проткнул бедро.
Три.
Бой закончился. Трое на одного практически означало победу: легионеры были хорошо натренированы и, что может быть важнее, были полностью преданы своему делу, но Тарн уже сто раз атаковал более многочисленных врагов и побеждал. Раньше, когда он работал на Грика, убийца прославился тем, что шел на риск, на задания, для выполнения которых надо было не просто перерезать людям глотки, пока они спят, и был всегда готов доказать, что он может драться с кем угодно, на любых условиях, и победить.
Три человека? Три мертвеца, насколько мог сказать Тарн. И они стали мертвецами еще до того, как эта мысль успела покинуть его разум.
Теплая липкая кровь в волосах вызывала знакомое, почти уютное ощущение, как и ладони, онемевшие от ударов клинка, натыкающегося на кость. Руки и ноги ныли, и они будут гореть, как в аду, на следующее утро, но пока что это говорило лишь о силе и скорости, которые позволили ему убивать, не дав жертвам издать ни звука.
После целой жизни, проведенной в убийствах, это занятие должно было стать скучной рутиной, но для Тарна в целом свете не было иного дела, которым бы стоило заниматься.
Стоны умирающих лучников привлекли чужое внимание. Он услышал голоса и звон копий на бастионах и даже заметил, как ствол одной из инфернальных пушек поворачивается к нему, готовый в упор стрелять по укреплениям, если враги пробрались на стену в большом количестве.
Значит, башня.
Тарн сбежал вниз со стены, поднялся по ступеням. Дверь была сделана из тяжелой древесины, почерневшей от времени и покрытой рунами. Глаза отказывались фокусироваться на них, как будто какая-то его часть боялась их увидеть. По дереву извивались размытые силуэты.
Тарн понял, что потерял драгоценные мгновения, таращась на дверь.
Он толкнул ее. Она распахнулась. Убийца бросился внутрь, выставив перед собой меч, готовый сразиться с отрядом мстительных легионеров.
Комната внутри была освещена четырьмя жаровнями, испускающими темно-красный болезненный свет. Повсюду вырезаны все те же странные, обжигающие глаза руны — на стенах, потолке и на полу, где узоры концентрическими кругами окружали единственный закрученный символ, изображающий свернутую змею.
В комнате было слишком много стен. Тарн не мог сосчитать их.
Дверь позади захлопнулась сама по себе. Других выходов видно не было.
ТерминаторДата: Воскресенье, 06.10.2013, 16:53 | Сообщение # 55



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Тарн не паниковал. Раньше он бывал в ситуациях, которые, фактически, были безнадежны. Как-то элитные стражи племени Змеи окружили его банду на какой-то одинокой горе, и он выполз из образовавшейся после стычки кучи трупов — раненым, но живым. Он с боем пробился сквозь длинный дом врагов Грика и попал в засаду лучников, которые осыпали его горящими стрелами, но отчаянно бросился на ближайшего врага и вышел из дома живым. Он даже решил помочь убить самого Грика, и не только остался жив, но увидел Грика мертвым и к тому же прикончил немало своих соплеменников.
Нет, это была не паника. У Тарна были большие возможности — выйти обратно на стену и умереть или остаться здесь и умереть. Это было жуткое место, которое по непонятным причинам вызывало у него отвращение, но у него была дверь, достаточно широкая, чтобы вместить двух человек, и, по крайней мере, он мог убить свою долю врагов, прежде чем они прорвутся и одолеют его числом. Не такой уж и плохой способ уйти, и к тому же многие сукины дети будут долго, очень долго помнить Тарна. Сколько людей проникло на стены леди Харибдии и пролило кровь их защитников голыми руками? Немного. Может быть, и вовсе никто.
Тарн никогда ни о чем не жалел. Он убил больше людей, чем большинство встречало за свою жизнь. Он никогда не растрачивал свою жизнь на служение тому, кого он скорее бы убил, чем подчинился ему. Он никогда не проигрывал в честном бою. Хороших дней для смерти не существовало, но этот был лучше, чем большая часть других.
Заложить дверь было нечем. Но когда он услышал легионеров, поднимающихся по ступеням, дверь не распахнулась. Что-то тяжелое ударило в твердое дерево, и дверь выгнулась — они пытались ее выбить. Она закрылась? Тарн не видел на ней ни замка, ни засова.
Наверное, магия. Тарн не обращал внимания и выжидал, прижавшись спиной к стене возле двери, у самого ее края. Еще один удар, дверь снова прогнулась и треснула. Руны скорчились, будто от боли, и потекли по древесине подобно каплям воды.
Наконец дверь лопнула, и в комнату ворвался окованный бронзой наконечник ручного тарана, рассчитанного на четырых человек. Прежде чем его успели вытащить, сквозь дыру мелькнул клинок Тарна и глубоко вонзился в горло одного из легионеров. Он услышал крик боли и гнева. Двое попытались пробраться в комнату, но Тарн врезал одному из них ногой в бок головы, а второму вогнал в шею набалдашник на рукояти меча. Он выглянул наружу меж обломков и трупов и увидел на стене примерно две дюжины легионеров, которые выстроились в очередь, чтобы убить лазутчика.
Внутрь полетели стрелы, и Тарн отступил. С ревом легионеры ринулись внутрь, намереваясь заполнить маленькое помещение своими телами и задавить Тарна массой и численностью. Убийца дважды ткнул мечом и почувствовал, как свежая кровь хлынула на его руки и грудь, покрытые старой, уже запекшейся. Три или четыре легионера ворвались в комнату с копьями наперевес. Изгибаясь между острыми наконечниками, Тарн крутанулся и срубил голову одному из них. Потом он прыгнул на врагов, сбил двоих на пол, прижал их коленями и врезал ребром ладони по челюсти следующего за ними.
Тарн снова уколол коротким мечом в правой руке, а левой вытащил из месива убитых копье. Еще больше легионеров побежало на него, выкрикивая слова, которых он не понимал, и бесстрашно хлынуло в дверной проем.
Тарн хватал их, насаживал на клинок, парировал копьем, шаг за шагом отступая вглубь комнаты по мере того, как росла куча падающих тел. Раненые выбирались из потока трупов, отплевываясь кровью, только чтобы умереть еще раз. Кровь хлестала из перерезанных глоток и отсеченных конечностей, брызгая на стены. Голодные руны как будто упивались кровью, становились все больше и начинали светиться.
Лучники, стоящие прямо за дверью, стреляли в него, но теперь тела были навалены до середины проема, и большая часть стрел зарывалась остриями в мертвечину. К этому времени Тарн затаскивал копьеносцев и мечников за баррикаду из трупов, чтобы убить их там. С башен на него бросили подкрепления, но Тарн одолел и их. Скольких они пошлют? Скольких они позволят ему убить, прежде чем разрушат башню тяжелым снарядом из пушки или заставят какого-нибудь чародея метнуть в дверь трескучие потоки молний? Скоро ли они начнут бросать внутрь бутыли с маслом и горящие головни?
Тарну было все равно. Это случится, рано или поздно. Но пока что он был твердо намерен провести остаток своей жизни, убивая, как он провел все минувшие годы.
ТерминаторДата: Воскресенье, 06.10.2013, 16:53 | Сообщение # 56



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Сквозь кучу тел пробился мутант с четырьмя толстыми мускулистыми руками и огромной рогатой лошадиной головой. У него не было оружия, но здоровенная лапа одним ударом отшвырнула Тарна на заднюю стену помещения. Наступая на трупы, существо подошло к нему и занесло над распростертым телом огромные, туго стиснутые кулаки. Тарн откатился в сторону, так что крошащий камень удар обрушился рядом с ним, и вскинул руку вверх, пронзив мечом мягкую часть мутантского бедра. Клинок перерубил артерию, наружу хлынула сине-зеленая кровь. Тарн рванул меч, рассекая сухожилие монстра, тот покачнулся и упал на стену. Убийца подполз к нему сзади и перебил врагу позвоночник на уровне талии. Мутант еще больше завалился набок, и тогда он нанес последний удар в затылок.
Тарн позволил себе почувствовать боль, чтобы оценить ранения. На нем была добрая сотня порезов. Пара пальцев на руке, в которой осталось измочаленное древко копья, была сломана. Чудовище перебило ему несколько ребер, грудина отделилась от них и двигалась, причиняя боль, когда он дышал. Обломки костей могли пробить легкие или задеть какую-нибудь артерию или вену. Возможно, сейчас он истекает кровью изнутри.
Он выронил древко и подготовился к новой атаке. Но ее не было. Через останки, наваленные у двери, он видел, что на стене никого нет вплоть до следующего бастиона. Дальше виднелись блестящие острия копий между бастионом и платформой орудия, но никто, похоже, не горел желанием отомстить за десятки убитых. Рявкнула пушка — но стреляла она не в башню, а почти прямо вниз. Взрыв далеко внизу отдался эхом, и Тарн понял, что орда уже у самого подножия стен, обменивается стрелами с защитниками и пытается найти способ забраться вверх.
Может быть, у врага кончились люди? Может, Тарн убил всех легионеров на этом участке стены, и в неразберихе еще никто не заметил их гибели?
Нет… кто-то приближался. Тарн посмотрел на изуродованные тела в поисках лука и стрел, чтобы убить его до того, как он войдет, но их не было. Он только сейчас заметил, что комната по колено залита кровью.
Приближающийся силуэт не принадлежал легионеру. Он был одет в свисающий до земли плащ, темно-синий с вышитым на нем закрученным пурпурным орнаментом и золотой отделкой. В одной руке фигура сжимала длинный бронзовый посох, чей набалдашник имел форму руны вроде тех, что покрывали стены комнаты. Как и они, набалдашник менялся и причинял боль глазам, которые отказывались фокусироваться на нем.
Высокий воротник незнакомца скрывал всю голову, кроме щели спереди. Тарн был рад этому, потому что, когда фигура приблизилась, он разглядел только серую, обескровленную кожу и рваную дыру на месте носа. Говорили, что колдовство взимает дань с тела и делает человека старым задолго до срока. Но те, кто овладел им, могли не обращать внимания на плоть, жить в мертвом теле и оставаться такими же ловкими и сильными, как в молодости. Должно быть, это было подобное существо.
Оно подняло свободную руку, и трупы начали подниматься. Тарн набросился с мечом на сочащиеся тела и отрубленные конечности, парящие в воздухе. Но они выплыли из комнаты и зависли над полом, а колдун прошел между ними. Кровь осталась на месте — пруд крови, глубиной по колено и становящийся все глубже.
Колдун стоял в дверях. Тарн зажал меч в обеих руках и приподнялся на носках, готовый нанести удар, но при этом он инстинктивно понимал, что нечто настолько обыденное, как клинок в сердце, даже не отпугнет такое создание.
Кровь бежала вверх по стенам, напитывая руны, которые становились все больше и жирнее, корчились и содрогались. Тарн пытался посмотреть на них, но его глаза сами с силой отворачивались от размытых форм.
В тени на лице колдуна светились затянутые катарактой глаза. Иссохшие губы вымолвили слова на языке, который Тарн никогда не учил, но каким-то образом понял.
— Спасибо тебе, друг мой, — сказал он. — Ты весьма облегчил мне дело.

Это было худшее из того, что он когда-либо видел. Хат участвовал в отчаянном бою в ущелье Возмездия и присутствовал при резне у истока Черноводной реки. Он видел, как стратегические планы шли прахом, и видел это с обеих сторон. Но это было хуже. На всем Торвендисе не было способа взять эти стены. Одних только лестниц и захватов, которые несла варварская орда, недостаточно, когда стены такие высокие и крутые — у защитников будет более чем достаточно времени, чтобы зарубить или застрелить любого, кто поднимется до вершины.
ТерминаторДата: Воскресенье, 06.10.2013, 16:54 | Сообщение # 57



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Но Хат не мог это остановить. Никто не мог. Он должен был делать то, что всегда делали воины. Должен был сражаться с отвагой и силой и надеяться, что останется жив, когда безумие подойдет к концу.
Хат знал, что что-то не так, еще до того, как добежал до стены. Вдали он видел участок фронта, возглавляемый племенем Змеи — он, разумеется, ожидал, что те опередят его людей. Змеи привыкли к молниеносным рейдам на побережье, где они покидали свои драккары. грабили и устраивали бойню, а потом снова исчезали во тьме океана.
Но они распались, как волна, на полпути, еще задолго до самих стен. Их поливали снарядами и бесчисленными тучами стрел, но то же происходило и с Изумрудным Мечом, и с воинами Медведя, которые толпились вокруг Хата, а те мчались вперед, как прилив смерти и ярости.
Что-то случилось. Змеи были нарушителями клятв, выродками и убийцами до последнего человека и никогда ни от чего не бежали. Что-то шло не так.
Но вокруг Хата было много чего не так. Он никогда не видел подобного безумия. Впереди возвышалось огромное укрепление, монолитный блок вывернутой земли, ощетинившийся шипами. Большая часть варваров — чисто выбритые, вооруженные топорами воины Изумрудного Меча и бородатые сыны Медведя с булавами, которые привели на бой многих своих женщин — обходили насыпь стороной, но некоторые лезли через нее и попадались в почти невидимые силки из какого-то прочного острого металла или соскальзывали с осыпающихся краев и падали под ноги бегущим внизу.
Стрелы падали вниз целыми потоками, какое-то скорострельное устройство на бастионе прямо над головой прошивало взрывчаткой толпы, наваливающиеся на оборонительные сооружения. Гул стоял чудовищный. Но хуже был запах — вонь горящих тел, опустевших кишок и крови.
Хат высоко поднял топор, пытаясь разогнать сгрудившихся вокруг людей.
— Дорогу! Назад! Назад!
Он ревел на пределе громкости, но шум все равно скрадывал его приказы. Рой чего-то вроде ярких светящихся насекомых сорвался со стен и влетел в толпу вдали, но Хат все равно расслышал вопли смятения. Золотисто-оранжевые искры с жужжанием носились туда-сюда быстрее, чем мог уловить взгляд. Люди взбирались друг на друга, чтобы сбежать от них, и их тела горели.
Еще одно заклинание копьем сорвалось вниз, и из земли проросли извивающиеся, покрытые шипами лозы, которые хватали людей, душили и затягивали под пропитанную кровью землю. Многих затоптали на глазах у Хата, пока толпа влекла его все ближе к стенам.
Еще одна полоса взрывов прочертила сквозь орду, высоко вскинув изломанные тела, и от раздирающего уши грохота уши Хата наполнились белым шумом.
Потом гром магии и треск орудий прекратился. Хат подумал, не оглох ли он, но нет, он все еще слышал боевые кличи и стоны умирающих, сливающиеся в гул.
Свист летящих стрел тоже пропал.
Если бы Хат мог повернуть назад, это бы он и сделал, но толпы воинов по-прежнему мчались вперед и несли его к покрытому шипами валу, над ямами с кольями и траншеями, забитыми трупами.
Почва у вала начала подниматься, таща с собой тела — как мертвых, так и живых. Хат поднял взгляд и увидел троицу чародеев леди Харибдии. Они стояли на стене, высоко подняв руки, с белыми искрами, сверкающими в глазах и между пальцев. Укрепление превратилось в поднимающуюся земляную колонну и обнажило каменный фундамент, в котором зияла огромная черная дыра.
Это была самая дьявольская вещь, которую когда-либо видел Хат. Он подозревал, что она же будет последним, что он видел.
Колонна взорвалась и рассыпалась черной влажной землей над Хатом и воинами, столпившимися вокруг того, что было входом в огромный черный туннель.
И оттуда появились сотни легионеров-копейщиков в развевающихся шелках, которые выбежали из скрытого туннеля и ворвались в толпу варваров.

Далеко на юге белые кони галопировали вверх по стене. Оставшиеся пустынные всадники мчались вертикально вверх к укреплениям, обмениваясь с лучниками стрелами, как ударами кулаков. Они потеряли, наверное, девять из десятерых воинов, но их было достаточно, чтобы устроить атаку на бастионы. Никто ничего толком не знал о налетчиках пустыни, тем паче о том, что их скакуны столь же волшебны, как их стрелы и метательные клинки. Возможно, не стоило и удивляться, что решение бросить коней на стену, которое казалось самым безумным среди всей какофонии сумасшедших рисков, стало наилучшим тактическим выбором во всей этой атаке.
ТерминаторДата: Воскресенье, 06.10.2013, 16:54 | Сообщение # 58



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Из орды Голгофа, наступающей в центре, поднялись лестницы и, ненадежно пошатываясь, прислонились к громадным стенам. Только самые храбрые добрались сюда, поэтому не было недостатка в безумцах, которые готовы были по одному забираться по высоким узким лестницам под бурей стрел. Копейщики отталкивали лестницы от стен, и они рушились обратно в толпу, как поваленные деревья. Воины падали градом, так же, как стрелы.
Два управляемых магией подземных прохода открылись, и ударные отряды легионеров нахлынули на воинов Меча и Медведя, окружающих Хата, и Змей, которые толпились справа от него. Вдобавок к копьям у них были большие круглые щиты и зубчатые кинжалы на случай, если копья сломаются, и они окажутся нос к носу с варварами. Завязалась адская схватка, на первые ряды варваров напирали сзади и теснили их вперед, а легионерам было некуда отступать. Ударные отряды были напичканы какими-то чудовищными составами, от которых глаза превращались в белые сферы без зрачков, и всякая боль покинула их разумы. Не осталось ничего, кроме убийства, ни возможности отступить, ни места для умений, только чистая резня в тени стен.
Племя Змеи остановилось в полном составе и встретило легионеров сплошной стеной щитов и длинных мечей. Они принимали на себя атаку за атакой, прогибались, когда их передние ряды погибали, но не ломали строй. Змеи побеждали, но им не суждено было добраться до стен на расстояние выстрела, прежде чем настанет ночь.
Мускулистые и бледнокожие люди долин погибли почти полностью под огнем полудюжины пушек и ливнем раскаленного масла и кислоты, пока они лезли по своим веревкам с крюками. Около десятой части выжило и отступило, остальные лежали в кучах трупов и умирающих у подножия стены.
Пустынные всадники добрались до верха стены и помчались в обоих направлениях колоннами по двое, грудь к груди. Защитники были хорошо обучены, но не предвидели, что кавалерия может атаковать их на стенах, поэтому копейщики не успели сформировать достаточно плотный строй, чтобы отбить атаку пустынников. Почти два километра стены были зачищены от бастиона к бастиону, три орудия лишились своих расчетов. Когда защитники подорвали бастионы, чтобы не дать им проскакать дальше, конники перегруппировались, молча приняли решение и ринулись вниз по узким лестницам, атакуя колонны легионеров, которые поднимались им навстречу. Они решили погибнуть там, и многие так и сделали, рухнув вместе со своими конями со стены или налетев на копья легионеров. Но внушающий ужас клин конницы все же дошел до казарм и изрубил сотни людей, все еще распевавших свои предбоевые молитвы.
Выжившие, удовлетворив свою честь, развернулись, снова взлетели на стену и спустились по ней к фронту. Когда фиолетово-серые сумерки сменили кроваво-оранжевый день, горстка гордых всадников на белых конях в безмолвном триумфе подскакала к наголову разбитым толпам долинных племен.
Мало кому еще удалось взобраться на стену. Благодаря одной лишь жажде крови многие воины Изумрудного Меча под командованием Голгофа вскарабкались на стены и рубили направо и налево, прежде чем их окружили и истребили — хотя и большой ценой — мечники легионов. Голгофа среди них не было, хоть и не потому, что он не старался.
Крупный отряд Изумрудного Меча вместе с воинами Медведя, которых оттеснили далеко от группы Хата, обнаружили, что никто не мешает им ставить лестницы, и практически без потерь поднялись на стену, совершенно лишенную защитников. Думая, что им выпала удача героев, они приготовились атаковать задние укрепления, когда из заполненной кровью башни хлынул поток гибких, зловеще прекрасных демонетт. Воины были очарованы их чувственными движениями, но лишь до тех пор, пока острые клешни и игольчатые зубы не впились в их доспехи и плоть. Когда настала ночь, этот участок стены защищали уже не фанатичные легионеры, но призванные служанки самого Бога Наслаждений.
Атака обернулась неудачей. На стенах больше не видно было огромного количества воинов, но варвары нигде не могли приблизиться и безнаказанно взобраться на стены. Ночь, которая на Торвендисе могла без всяких причин и предупреждений сменить сияние лунного света на полную темноту, была полностью на стороне защитников. Некоторые безумцы продолжали сражаться, отдавая собственные жизни без всякой надежды на успех. Варварская орда отхлынула, по большей части беспорядочно. Некоторые, как Змеи, могли похвастаться доброй битвой за плечами, и лишь очень немногие, как пустынные всадники, уходили, осененные победой.

Торвендис был жесток. Он послал ночь, которая сияла над полем боя, как издевка. Песнь Резни, которая не покидала небо с тех пор, как Голгоф впервые встретился со своим наставником высоко в горах Канис, висела низко, в середине небосвода, и была больше, чем помнил кто-либо из ныне живущих. Булавочную головку света окружала бело-голубая корона. Под ее светом кровь, пропитывавшая траншеи и кучи трупов, светилась белым, а стены выглядели так, словно их посеребрили.
ТерминаторДата: Воскресенье, 06.10.2013, 16:54 | Сообщение # 59



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Никто не пытался подобрать хоть какие-то тела. На поле ничего не было видно, кроме быстро перемещающихся трупоедов, которые выползли из своих лесных шалашей, и мелькающих стрел, выпускаемых часовыми, чтобы отпугнуть их.
Холодный свет пробивался сквозь густой полог леса, стекал между деревьями и освещал отставших бойцов, все еще возвращающихся с поля битвы.
Голгоф наблюдал за ними, скрывшись в листве. Лес вокруг был густым и темным, корявые стволы деревьев скрывались под мхами. Хотя солдаты гарнизона регулярно вырубали окраины леса, он почти сразу же восстанавливался и каждый раз выглядел более древним и заросшим, словно насмехаясь над их усилиями. Под ногами лежал толстый слой моха и гниющие листья, темные кроны походили на низкое зеленое небо. Запах мха и тихое дыхание леса почти что заглушали зловоние крови, доносящееся с поля боя.
Лес был полон выживших воинов, многие из которых были ранены. Они пробирались между плотно растущими деревьями обратно к заросшим травой холмам, где прежде собралась армия. Сквозь вздохи листьев слышались стоны умирающих, как и разгоряченные споры людей, пытающихся найти виновного в неудаче.
Переплетенные корни поймали многих отставших на краю леса, пока те пытались добраться до укрытия полога. Голгоф мог поклясться, что видел какие-то движущиеся силуэты, которые были не воинами, а падальщиками, привлеченными из глубин леса раненой добычей, что пыталась продраться через подлесок. Выжить в битве еще не означало, что удастся прожить до наступления ночи.
Это была бойня. Голгоф видел, как с протянутых вверх лестниц падает дождь из трупов, а когда он отступил в сумерках, то шел по глубокому болоту пролитой крови. Он бывал на войнах, и их было более, чем достаточно, чтобы увериться в своей воинской отваге. Но он никогда не видел ничего подобного. Никогда он не видел своими собственными глазами такое кровопролитие, которое однажды станет одной из легенд, составляющих сущность Торвендиса.
Изумрудный Меч потерял не меньше четверти всего племени. Долинный народ погиб, пожалуй, на две трети и продолжал умирать — Голгоф слышал булькающие вопли людей, в легкие которых наконец проникла кислота, вылитая со стены. Уже сейчас, слыша, как сломленные остатки его армии с трудом пытаются продержаться ночь, Голгоф понимал, что им никогда не удастся сосчитать мертвых. Сто пятьдесят тысяч тел — и то эта оценка, скорее всего, недотягивала до общего кровавого счета.
Ночь стала холоднее, и внезапно он почувствовал у себя на шее острие клинка.
— Ты чертовски уродлив, Голгоф. Слишком уродлив, чтобы спрятаться, — сказал скользкий влажный голос.
Острие убралось, что позволило повернуть голову. Над ним стояла бледная женщина с дряблой кожей, глубоко посаженными черными глазами и всклокоченными волосами цвета воронова крыла. Голгоф никогда не встречал ее, но ему описывали ее внешность и репутацию: Лутр’Кья из племени Змеи.
Лутр’Кья вышла из зарослей в низину, где сидел Голгоф. Ее чешуйчатая броня, которую она носила как плащ, была покрыта зарубками и пятнами высохшей крови.
— Я так и думала, что найду тебя прячущимся. Посмотри на себя, сын Меча. Весь в грязи. Жмешься в темноте, — на ее рыбьем лице появилась усмешка. Она опустила свой длинный тонкий меч, как будто подначивая Голгофа напасть. — Надеюсь, ты можешь придумать причину, по которой мне не стоит убивать тебя, Голгоф, потому что мне, боюсь, ее не найти.
Голгоф с трудом поднялся на ноги. Он был покрыт порезами и, видимо, сломал пару ребер, упав с осадной лестницы.
— Убей меня, если хочешь, Лутр’Кья. Леди Харибдии это не удалось, Грику тоже. Может быть, тебе повезет больше.
— Будь ты проклят, Голгоф! Ты шутишь со мной? Ты убил моих соплеменников! Ты повел нас на стены на верную смерть!
Голгоф резко приблизил свое лицо к ее лицу.
— Вы уже мертвы! Вы умерли много поколений тому назад! Посмотри на нас, сучка-Змея. Мы — ничто! Меч продавал своих детей в рабство. Змеи живут на голых камнях, их мужчины умирают от трудов еще до того, как отрастить бороды. Мы существуем только потому, что не стоим внимания леди Харибдии, которая могла бы нас истребить.
— Значит, надо отбиваться! Проклятье, Голгоф, ты мог бы сразиться с ней на ее условиях, а не бросать своих братьев и сестер на стены!
— Лучше смерть сейчас, чем рабство навечно.
— Голгоф, наши племена много поколений рвут друг другу глотки. Но я беспрестанно пытаюсь удержать племена Змеи вместе, и я всегда думала, что горные народы смогут выжить, только если будут сражаться как один, — голос Лутр’Кьи похолодел. — Теперь я вижу, что меня предали. Ты пустил моих людей на мясо, так же, как если бы на стенах были воины Изумрудного Меча.
ТерминаторДата: Воскресенье, 06.10.2013, 16:55 | Сообщение # 60



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Изумрудного Меча нет. Змеи нет, — Голгоф простер руки к потрепанным кучкам выживших в лесу и пропитанным кровью просторам поля боя. — Это все, что у нас есть! На время этой битвы мы стали не рабами, а чем-то иным. Я дал вам цель, ради которой можно сражаться. Твой народ должен быть благодарен. Иначе они бы умерли, как ничтожества, точно так же, как жили. Мне нет дела до тебя, до твоего племени, до своего, до леди Харибдии и чего бы то ни было еще. Все, что я хочу — это достойный погребальный костер для племени, которое погибло еще до того, как я родился.
Лутр’Кья настороженно отступила назад.
— Ты безумец, Голгоф из Изумрудного Меча.
Она приняла позу бойца, кончик меча парил в воздухе перед ней. Лутр'Кья пользовалась репутацией женщины, которая нередко убивает мужчин, но предпочитает делать это собственной рукой, если того требуют обстоятельства. Несомненно, выжившие воины Змеи следуют за ней по пятам, чтобы защитить, но шкура Голгофа — только ее добыча, если она того захочет.
— Ты обещал надежду, и поэтому я решилась нарушить клятвы моих предков и присоединиться к тебе. Но в тебе так глубок гнев на слабость твоего собственного племени, что ты скорее приведешь нас всех к уничтожению, чем признаешь, что Меч — самый слабовольный народ из нас всех. В своем безумии ты погубил моих людей, и я требую твою жизнь.
В темноте Голгоф распрямился в полный рост и ухмыльнулся, держа в повисшей руке топор.
— Сделай это медленно, сучка, — сказал он.
Лутр’Кья начала кружить, осторожно ступая по корням, чтобы не споткнуться, и примериваться к Голгофу, пытаясь понять, действительно ли он хочет дурной смерти. Но выяснить это ей не удалось.
Над ними прошла тень, на секунду затмив яркие звезды. Воздух содрогнулся от биения огромных крыльев и визга механизмов. Что-то громадное и очень тяжелое с влажным шумом приземлилось за пределами леса, где начиналось поле боя, и потом на них нахлынул жар — волна обжигающе горячего воздуха, которую как будто выдохнула иссушенная пустыня. С деревьев сорвало листья и закрутило слепящим вихрем. Когда ветер исчез, Лутр’Кья повернулась, и Голгоф уставился туда же, куда она — на оранжево-красное пламя, взметнувшееся над полем ярким раскаленным сполохом. Люди кричали и бежали через лес, подальше от этого явления, и звали за собой тех, кто был слишком изумлен или изранен, чтобы двигаться.
Голгоф, пригибаясь, поспешил вперед, к границе леса. Лутр’Кья не остановила его, но последовала за ним, держась за спиной и все еще настороже.
Мимо проковыляла группа окровавленных долинных жителей, многим из которых не хватало конечностей. Они поддерживали друг друга и, спотыкаясь и ругаясь, пробивались через подлесок. В их глазах был страх — эти люди второй раз за день смотрели в лицо смерти.
Голгоф дошел до края леса и посмотрел между деревьями. Там горело мутное пламя, окутанное паром и дымом. Теперь он мог разобрать в нем силуэт, человекоподобный, но искаженный, с чудовищно широкими плечами и странными наростами. Он был очень близок — нет, не близок, но огромен.
На мгновение Голгоф забыл о гибели племен и погребальном костре, который он попытался для них построить. Было ли это какое-то секретное оружие легионов, демон Бога Похоти, посланный разогнать остатки армии Голгофа? Но почему-то казалось, что этот окутанный пламенем монстр — не из тех существ, которых могли бы призвать во имя повелителя удовольствий. Что это тогда было? Знамение? Союзник?
— Глас океанов… — выругалась Лутр’Кья позади, когда осознала подлинный размер этого существа. Голгоф подошел поближе, чтобы лучше его рассмотреть. Он увидел, что рост чудовища достигает трети высоты стены. Его кожа имела неприятный серый цвет и была усеяна кусками механизмов, похожих на пушки легионеров, но раскаленных докрасна и сочащихся капающей кровью. На спине простирались металлические крылья. Очерченное огнем, вырывающимся из сочленений и пистонов его машин, оно было поистине огромно, и Голгоф подумал, что если бы он не потерял все, что ему было дорого, он бы ощутил страх.
Монстр посмотрел на стены и рассмеялся. Хохот был подобен грому бури. Легионеры поспешно разбежались по укреплениям, чтобы встретить эту новую угрозу, и выстрелили из одной пушки. Взрыв разметал землю у ног чудовища, второй снаряд попал ему прямо в грудь. Существо отступило на шаг, но, когда дым развеялся, оно оказалось невредимым.
Чудовище широкими шагами пошло по ковру из тел, глубоко погружая ноги в пропитанную кровью землю. За считанные секунды оно преодолело расстояние, которое всего несколько часов назад было оплачено десятками тысяч жизней. Оно подняло когтистые руки и взревело от гнева.
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Демонический Мир Бен Каунтер
Страница 4 из 9«12345689»
Поиск: