Ник Кайм,Падение Дамноса. - Страница 9 - Форум
Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 9 из 11«127891011»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Ник Кайм,Падение Дамноса.
Ник Кайм,Падение Дамноса.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:14 | Сообщение # 121



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Стараясь избегать преисполненного гневом взгляда Солина, Сципион тоже отправился на охоту, желая отомстить за Наюса. Это существо больше не было Орадом. Наконец Ультрамарины увидели тварь, что заняла тело их капеллана, когда та на мгновение оказалась на бледном свету чумного фонаря. Окруженная стаей мух, она больше походила на труп, нежели на человека. Из головы демона торчал рог, когти выросли на месте рук, а ноги превратились в копыта. Внешне существо казалось истощенным, а сквозь прозрачную, похожую на лед кожу просматривались внутренности. Гнойники и фурункулы покрывали плоть, обвисшую, словно растаявший воск, и гротескного вида хребет, венчавший спину чудовища.
Увидев отвращение на лицах Ультрамаринов, существо издевательски усмехнулось.
— В чем дело… братья? — в омерзительном голосе слышались искаженные интонации, свойственные Ораду.
Реактивные болты продырявили стену, по которой, словно огромный паук, пронеслась тварь, но по ней не попали. Для пораженного чумой зверь оказался чрезвычайно ловким, он скакал по колоннам и мелькал в тенях слишком быстро, космодесантники не могли поразить его.
— Загоняйте его! — выкрикнул Солин, парами посылая своих воинов направо и налево. Трое боевых братьев заняли позицию у входа в храм и приготовились обрушить на тварь огненный шквал, стоит ей только появиться в их поле зрения.
Сципион сделал то же самое и уже был готов броситься в погоню и не дать убившему Орада демону скрыться от возмездия, но тут что-то схватило его за руку. Сперва он подумал, что это Солин, и развернулся, чтобы осадить его. Но чувство пренебрежения сменилось ужасом, когда он понял, что перед ним брат Наюс. Его доспех уже с ног до головы был покрыт ржавчиной. Налитый кровью и искаженный порчей глаз взирал на него через разбитую линзу шлема. В тех местах, где щупальца пробили нагрудную пластину, вздулись волдыри, распирающие броню.
Взмахом цепного меча Сципион свалил Наюса на землю — еще один сын Ультрамара пал жертвой его бездействия — и добил его выстрелом из пистолета.
По крайней мере, так он думал.
Развороченное тело мертвого Наюса вновь поднялось на перекошенных ногах, в животе его зияла огромная, сочащаяся гноем полость. Лезвие меча срезало часть его шлема. Почерневшие зубы раскрылись в зверином оскале, когда существо шагнуло к Сципиону.
— Брат! — сержант резко присел, услышав голос Катора, вслед за которым раздалось громкое шипение вырывающегося из сопла прометия. Дисплей визора вспыхнул предупреждением о температурном скачке, когда огненный поток прошел всего в волоске от него. Он поглотил не-мертвого Наюса, и последний истошный вопль сорвался с губ их бывшего брата.
— Не позволяй шипам коснуться тебя, — предупредил Сципион, встав и принявшись осматривать тени. Позади него горящий труп Наюса превратился в пепел, и лишь прогнившие доспехи остались на месте его гибели.
Семь гротескных колонн поддерживали сводчатый потолок чумного храма. Демон раскачивался на перекладинах и перепрыгивал с одной на другую, используя темноту, чтобы запутать Ультрамаринов.
— Гоните его! — закричал Солин, и голос эхом отдался где-то в глубине огромного помещения. Раздались отдельные болтерные залпы, и Сципиону показалось, что он заметил силуэт нечистой твари, двигавшийся в его сторону. Он прижался спиной к одной из колонн и стал ждать. Он не видел демона, но чувствовал его присутствие. Не ментально, ибо Сципион не был библиарием. Но он ощущал его запах, пробивающийся даже через обонятельные фильтры; чувствовал холодок на коже, хоть и носил силовой доспех поверх сетчатого комбинезона; слышал гудение в ушах, словно рой мух кружился вокруг него.
Сципион закрыл глаза и полностью отдался во власть инстинктов. Тварь была быстрой, но не неуловимой. Он поклялся, что убьет ее. За Орада. За Наюса.
Уже близко… Крики его братьев приближались. Ультрамарины рассредоточились, чтобы покрыть большую площадь. Он слышал Катора и Браккия, а также резкие выстрелы Ортуса где-то поблизости.
Еще рано… Он сильнее вжался в колонну, подавляя желание напасть сейчас же, обратиться мстительным Ангелом Смерти, несущим кровавое возмездие. Нужно было позволить твари подобраться ближе.
И когда подходящий момент настал, тело Сципиона, напряженное сверх предела, подчинилось инстинкту воина. Он открыл глаза и выскочил из укрытия, и его меч уже раскручивался. Ротовые отростки твари разлетелись во все стороны, подобно мертвым червям, когда металлические зубья меча разорвали их. Жужжащее лезвие пошло дальше, вгрызаясь в кости ребер и рассекая плоть. Глядя прямо в лицо демона, Сципион поднял болт-пистолет, но на долю секунды перед ним вновь предстал Орад, а не чумная тварь.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:15 | Сообщение # 122



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Брат… — произнесли его уста, а на прокаженном лице отразилась невыносимая мука.
— Возвращайся в бездну!
Болт-пистолет выстрелил, и снаряд прошел сквозь глаз демона, вернув ему истинное обличье. Его по-прежнему обтягивала плоть Орада, а паутина сухожилий так же оплетала его могучие мышцы, но это был не он.
«Это не он…»
Морда чумоносца разлетелась фонтаном мозгов и обломков костей, когда реактивный снаряд взорвался, оставив тварь без головы. Тело выгнулось и словно сдулось, пронзительный вой тупым клинком прорезал воздух. Ихор хлынул из остатков шеи, заливая плечи мертвого капеллана. Демон был изгнан, и его мясная кукла вновь стала Орадом. Мертвым и обезглавленным, но все же им.
От такого зрелища Сципион чуть не упал на колени, но Солин подхватил его. Голос сержанта был строг, но в нем не слышалось осуждения:
— Эта тварь убила бы нас всех. У тебя не оставалось выбора, брат.
Но Сципион считал иначе. Его бездействие стоило жизни Наюсу, а болтер в его руке сразил то, что осталось от Орада.
— Я слишком поздно сделал выбор, — выдохнул он, заклиная себя никогда больше не повторять этой ошибки, — и это убило Орада. Убило их обоих.

Глава двадцатая
Сикарий подал сигнал к отходу. Он прорубал себе путь сквозь орду некронов, расчленяя их каждым ударом Клинка Бури. Из-за постоянных фазовых сдвигов в воздухе стоял смрад. По команде своего капитана Ультрамарины отступили обратно в снежный туман, но яркие, как звезды, вспышки болтерных залпов выхватывали из пелены их фигуры. Некроны, недостаточно быстро отреагировавшие на молниеносное нападение, даже не пытались преследовать их. Они лишь выпустили наугад несколько изумрудных лучей, а затем продолжили свое шествие к Келленпорту.
— Не слишком ли все просто, брат-капитан? — спросил Дацеус, когда воины достаточно оторвались от врага. Его силовой кулак собрал обильную жатву, сам он от напряжения обливался потом, но даже так им еле-еле удалось смять силы врага.
Безмолвие Сикария выдавало его гнев.
— Это неэффективно, сержант, — ответил он наконец. — Наши атаки безрезультатны.
Он открыл общий канал связи. Поскольку некроны блокировали большинство вокс-сигналов, рация дальнего действия оставалась единственно приемлемым средством коммуникации.
Лидеры боевых групп, отряженных для нанесения точечных, изматывающих ударов по фалангам некронов, прислали аналогичные рапорты. Механоиды защищались, но в нападение не переходили. С момента первой атаки это было уже пятое столкновение, и пока что никому не удалось пробиться к ядру войск противника и установить местоположение командующего лорда.
Сикарий в бессильной ярости сжал кулак.
— Всем отделениям, перегруппировка.
— Но почему? — спросил Дацеус, видя, что капитан застыл без движения.
— Ничего не работает. Нам нужно вытянуть его, Дацеус.
— Мой лорд, — затрещал в воксе голос сержанта Манориана.
— Говори, — грубо бросил Сикарий.
— Некроны прекратили движение.
Сикарий выслушал его, а затем отключил связь.
— Что-то переменилось.
— Новое оружие в их арсенале? Они объединяют свои войска? Или, быть может, наши старания наконец возымели эффект? — предположил Дацеус.
— Нет, я так не думаю, — Сикарий всматривался в туман, словно пытаясь найти там ответы на свои вопросы. — Но я выясню, в чем дело.

Сикарий смотрел в магнокль Праксора, дожидаясь остальных воинов. Территория, где Ультрамарины собирались на перегруппировку, некогда была одним из деловых районов Аркона-сити, но теперь, после того как артиллерия некронов сровняла мегаполис с землей, здесь остались лишь редкие развалины. Почерневшие кучки обломков были единственным, что хоть как-то разнообразило унылый плоский пейзаж. Отделения приходили с севера и юга. С запада наступали некроны, которые фактически и так властвовали на большей части планеты, а восточная дорога вела обратно к Келленпорту. Иксион и Страбо, отозванные с операции «Танатос», явились первыми, прочертив в небе огненные следы. Некоторые из их бойцов были ранены, но потерь удалось избежать.
Помогавший пострадавшим Венацион остановился перед капитаном.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:15 | Сообщение # 123



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Мне нужно посмотреть, — сказал он.
Опустив прибор, Сикарий уставился на товарища.
— Как ты думаешь, почему они остановились, брат-апотекарий?
— Сейчас меня волнует не это, а ваша травма плеча.
Длинная трещина расколола наплечник капитана, и оттуда медленно вытекала кровь. Рана выглядела глубокой. Праксор даже отшатнулся, впервые увидев ее. Он никогда не думал, что Сикария вообще можно ранить. Конечно, тот оставался существом из плоти и крови, но благодаря несравненному воинскому мастерству Сикария редко когда можно было увидеть даже просто царапину на его доспехе. Праксор надеялся, что это не станет для них дурным знаком.
Капитан хотел воспротивиться, но Венацион был непреклонен. Сикарий вернул магнокль Сципиону и присел на каменную глыбу, давая апотекарию возможность его осмотреть.
— Плечо, как оно? — Венацион снял разбитый наплечник и прощупывал защитный слой под ним, чтобы добраться до раны.
— Словно окаменело, — признался Сикарий, прокрутив клинок освобожденной от брони рукой. Недовольный, что кто-то смотрит, он повернулся к Праксору. — Следи за ними, брат-сержант, — приказал он. — Я хочу знать о любых переменах в стане врага.
Праксор кивнул и продолжил наблюдение с того места, где до этого стоял Сикарий, — почерневшего каменного хребта перед позицией Ультрамаринов. Лучшего места для наблюдения за некронами было не найти, так что он двинулся туда.
Там его встретил Агриппен.
— Как нам победить врага, чьи силы бесчисленны? — спустя несколько мгновений спросил Праксор, глядя сквозь линзы прибора.
— Так же, как и любого иного, — с отвагой и честью, — ответил дредноут.
По большому счету обзорная точка представляла собой небольшую каменную насыпь, останки упавшей статуи или колонны — из-за общего масштаба разрушений и сковавшего все вокруг льда трудно было сказать. Праксор и Почтенный едва на ней помещались.
— Тем не менее наши войска изрядно потрепаны. Конечно, я стану сражаться рядом с капитаном до тех пор, пока во мне еще есть силы держать меч и болтер, но нашу победу трудно даже представить.
— И прежде бывали времена, когда ордену приходилось умываться в крови. Какие-то войны оказываются намного труднее прочих. Именно они демонстрируют, чего мы на самом деле стоим, испытывают нашу силу и волю.
Праксор старался не думать о кажущейся простоте этого замечания. Слишком многое из того, что он знал или думал, на Дамносе подверглось жестокому испытанию. И далеко не всем из Ультрамаринов суждено было пережить этот поход.
Он взглянул вниз и увидел, что явились последние из частей ударной группы. Сикарий собирал их для чего-то серьезного — может, для нового наступления в случае обнаружения столь желанной им добычи.
Праксор одернул сам себя — подобные мысли были неприемлемы для космодесантника. Он решил при первой же возможности поговорить с Трайаном, а пока что вновь прильнул к линзам.
— Стоят, словно статуи. Чего они ждут?
— Возможно, они ждут наших дальнейших действий, — предположил Агриппен.
Праксор опустил магнокль и посмотрел на дредноута.
— Скажи мне, брат: как бы Агемман вел эту войну?
Ответ Агриппена был спокойным и убедительным:
— Ему бы не пришлось.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:15 | Сообщение # 124



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Дамнос бы оставили гореть? — слова Праксора сквозили скепсисом.
Дредноут уставился на него, и за обзорной щелью саркофага сверкнули глаза.
— Его бы заставили гореть.
— Ты считаешь, что Дамнос в любом случае потерян?
— Не важно, что я считаю. Я служу ордену. На этом поле боя, в этой войне я служу капитану Сикарию. То, во что я верю или что я знаю, сейчас несущественно — истинно важен лишь долг.
— Но я не достоин такой чести, — признался Праксор. — Я не могу осознать весь замысел капитана, и наши цели в этом мире сомнительны для меня.
— В чем именно ты сомневаешься, брат?
Праксор помедлил, тщательно подбирая слова.
— Эти люди сломлены. Да, они граждане Империума, но они этого не заслужили. Трудно спасать людей, которые даже сами себе не хотят помочь.
— Ты считаешь, что они не способны на борьбу? Что они лишены отваги?
— Да, именно это я и вижу.
Агриппен на мгновение задумался, а затем ответил:
— Скажи мне, брат: считаешь ли ты себя в каких-либо аспектах выше этих людей?
— В любых, — решительно сказал Праксор.
— Тогда ответь, разве не является долгом великих вдохновлять тех, кто ниже их, давать им возможность возвыситься и обрести свою долю величия?
Такого Праксор не ожидал. Логику дредноута трудно было оспорить, поэтому он даже не стал пытаться. Наоборот, он покорно склонил голову.
— Конечно, так и есть.
— А может, что-то большее? — давил Агриппен, поскольку стыд Праксора, очевидно, крылся не только в отказе жителям Дамноса в праве на жизнь и защиту.
Сержант поднял голову.
— Я думал, что ты здесь для того, чтобы насаждать интересы Агеммана и закреплять превосходство Первой роты, подтачивая позиции Сикария. То были недостойные мысли.
Агриппен ответил:
— Твоя вера, как и вера каждого из нас, проходит испытание. Она должна оставаться сильной. — В грохочущем голосе не было даже намека на упрек. — Что же касается Агеммана, то могу сказать, что слишком уж сильно все раздувают это мнимое соперничество. Я верю в мудрость и лидерское чутье нашего лорда Калгара. Знаешь почему?
Праксор не проронил ни слова, поэтому дредноут продолжил:
— Потому что я своими глазами видел его отвагу и слышал его слова. Победа или смерть — вот что ожидает нас на Дамносе. И я не боюсь этого. Меня это не беспокоит, ибо так должно быть. Таков наш долг. Это то, что делает нас Ангелами Императора. Он защитит нас и дарует Сикарию мудрость и знание, чтобы вести нас.
Праксор вновь склонил голову перед благородным воителем, что удостоил сержанта чести разделить его вековую мудрость.
— Victoris Ultra, Почтенный.
— Victoris Ultra.
Загудели сервоприводы, пришли в движение шестерни — Агриппен сошел с каменной насыпи и отправился на поиски Ультрация, оставив Праксора наедине со своими мыслями и своим долгом.
— Что ты видишь, брат-сержант? — спросил несколькими мгновениями позже Сикарий. Венацион с ним уже закончил, и теперь капитан пришел за рапортом.
Праксор посмотрел через магнокль на далекие вражеские построения, но туман по-прежнему оставался плотным. Враг уже достиг границ Аркона-сити и явно вскоре перейдет их, как только получит приказ.
— Они ждут. — Вопреки мерзкой погоде Праксор мог видеть колоссальные, стоящие вплотную друг к другу фаланги. Их абсолютная неподвижность казалась неестественной. Своими ликами скелетов и пламенеющими глазами они напоминали сержанту призраков. — Будем нападать?
Сикарий покачал головой, игнорируя протянутый ему прибор. Дацеус стоял возле него, держа в руках боевой шлем капитана.
— Мы отступим.
— Мы снова побежим? — недоуменно спросил Праксор.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:16 | Сообщение # 125



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Космодесантник никогда не бежит, брат-сержант, — встрял Дацеус. Его бионический глаз, казалось, вот-вот вспыхнет от возмущения. — Встретив серьезного противника, он не тратит силы попусту. Вместо этого он находит способ взять инициативу в свои руки.
— Нужно склонить чашу весов в нашу сторону, сержант Манориан, — провозгласил Сикарий. — У любого воина много оружия в арсенале. Это, — вскинул он плазменный пистолет, — и это, — капитан коснулся рукоятки покоившегося в ножнах Клинка Бури, а затем жестом обвел лежащие окрест земли: — Но он также должен использовать свой разум и обратить само поле боя в свое оружие.
Сикарий выдержал паузу, вглядываясь в туман.
— Насколько они близко, брат?
— Два километра. Все еще статичны. Мой лорд, чего они ждут?
— Чего ждут? — произнес Сикарий, и улыбка заиграла на его губах, а глаза сощурились. — Своего повелителя, того, кто несет в себе силу.
Сикарий был прав. Праксор еще раз посмотрел в магнокль и увидел лорда некронов, того, кто предводительствовал всей этой армией. Он только что показался из-за спин своего легиона — кошмарное древнее создание, чье тело было изготовлено из сверкающего золота, а убранство потускнело за много веков.
— Думаю, что покою пришел конец. — Он передал прибор капитану, и на этот раз Сикарий взял его.
— Похоже на то. Скажи мне, брат Манориан, ты слышал о битве при Фермапилоне?
— Я знаю легенду, относящуюся еще ко временам королей Терры.
— Говори.
— Семь сотен человек воинской крови удерживали проход к Фермапилону от бесчисленных, пришедших с моря орд Ксерклиза. Их жертва позволила королю Видию собрать армию и отбросить врага назад, загнав его обратно на песчаные берега, где они расположили свои лагеря, и сжечь их вставшие на якорь корабли.
— И моря стали красными от их крови, и песок стал подобен багровой ночи, — добавил Сикарий, процитировав эпическую поэму, воспевшую эту легенду.
Праксор растерялся. Он не знал, что капитан изучал такое искусство. Но в то же время это была военная история, не важно, мифическая или нет, а войну Сикарий знал досконально. В этом крылся некий смысл.
— Ты знаешь, как они одержали победу?
— Кровью и сталью, как я полагаю.
— О, их клинки были красны, словно рассвет, брат, но одним лишь этим семисотенная армия не смогла бы выступить против пятисот тысяч. Нет, они достигли своего благодаря знанию земли. За каждую павшую душу враг заплатил сотнями жизней своих солдат. Это была битва на истощение, и лишь смерть могла оказаться ее исходом, но она вырвала время из рук судьбы на благо короля. Его воины, прирожденные мореходы, одержали великую морскую победу над союзниками Ксерклиза. Многие подробности оказались утрачены с течением времени, но суть этой истории и по сей день остается ясной и важной.
— Я готов сложить голову за орден, брат-капитан, — вымолвил Праксор.
— Не это я имею в виду. — Сикарий вновь прильнул к магноклю. — Эту войну можно выиграть. Но нам нужно время. Нам нужны танки, — Антарону явно придется по душе этот театр войны, — и «Возмездие Валина». Я хочу выбить для нас время и сразить повелителя некронов. Но я не планирую умирать ради этого. — Он повернулся к Праксору, буквально прожигая того пристальным взглядом. — Моя легенда еще не окончена, и я еще снискало на свое знамя новые победы.
Праксор кивнул. Непокорность Сикария судьбе поистине вдохновляла, хоть и не унимала горечи от уже понесенных Ультрамаринами потерь.
— У Келленпорта, под самыми стенами города, мы направим некронов в наш собственный проход, и они падут пред нашей яростью. Тигурий к тому времени уничтожит пушки в Танатосе, и Антарон сможет обрушить на врага свой бронированный кулак.
— Некроны — грозный противник, мой лорд. Это не орды Ксерклиза, и уж тем более они не носят копий и не передвигаются на деревянных лодках.
— Согласен, но у нас есть болтеры. Мы Адептус Астартес. — Он повернулся к Дацеусу. — Движемся к внешней границе Келленпорта. Передай приказ сержантам Иксиону и Страбо выдвинуться туда со всей возможной скоростью. Некроны наступают.
И Страбо, и Иксион быстро ответили Дацеусу. Скорость, с которой пришли сообщения, всколыхнула недобрые предчувствия в голове Праксора, лишь укрепившиеся при виде мрачного лица сержанта-ветерана, когда он передавал ответ Сикарию.
— Приказ отклонен.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:16 | Сообщение # 126



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Поясни, брат-сержант.
— Они не могут этого сделать. С востока, от Келленпорта, идут новые силы. Некроны окружили нас.
Сикарий молча взял свой шлем. Когда он резко опустил его на горжет, раздался лязг, похожий на звон погребального колокола, нарушивший мертвую тишину пустошей. Когда же капитан вновь заговорил, слова его, донесшиеся из решетки вокалайзера, были подобны резким ударам ветра:
— Собирай своих братьев, и пусть другие сержанты делают то же самое. Мы будем стоять здесь. — Его голос стал воинственнее и громче, когда он выхватил Клинок Бури и указал им на марширующие орды во главе с повелителем некронов. — Нас ждет смерть либо слава, и я готов встретить любую из них.

Глава двадцать первая
Анкх имел канал связи с каждым механоидом в гробнице. Они были его рабочими, посланниками, они были глазами и ушами его — истинного Архитектора. Большинство существ во Вселенной — он привык считать их всех несмышлеными детьми в сравнении с величием и интеллектом некронов — видели в них всего лишь машины. Но они были намного выше этого. Наука кардинальным образом изменила всю их расу. Они шагнули так далеко вперед и овладели такими знаниями, которые иные, более примитивные культуры называли «магией». Одной из таких низших культур являлись люди, раса чудом эволюционировавших приматов.
Дабы послужить замыслам своего повелителя, ему придется использовать «магию» ужасающей силы. Он активировал монолиты Фаланги Судного Дня и через фасеточные глаза своих дронов наблюдал уничтожение одной из пирамидальных установок. Увиденное удивило его. Возможно, именно из-за этого Не-мертвый так рьяно хотел поквитаться с человеком. Действительно ли этот геновоин хоть чем-то отличается от остальных особей? Определенно, облачен он был богаче, нежели любой из этих закованных в броню варваров. Обездвиживание монолита также следовало принять во внимание, особенно с учетом того, что он провернул это в одиночку.
Анкх отправил остальных под командование своего повелителя. Не-мертвый жаждал тотального уничтожения — когти Проклятья Разрушителя все глубже проникали в его хрупкий рассудок. А самым лучшим оружием для такой цели были монолиты класса «Судный День».
— Вы хотите разрушений, мой господин, — сказал Анкх в тишину гробницы. Глазами своих созданий он мог видеть тройку монолитов, скользящих к своим позициям. Энергетическая связь между ними вышла практически на предельный уровень, — и вы их получите.
Анкх творил свою «магию».

— Давайте, ну же! Хоть спины себе попереломайте, но убейте мне этих тварей! — Летцгер уже охрип от постоянных криков. Ему приходилось надрываться изо всех сил, чтобы его голос могли услышать сквозь неистовый гром орудий.
Впрочем, команда и без того хорошо знала свое дело. Им было необходимо пролить вражескую кровь, ведь от этого зависели жизни людей.
«Длань Хель» громыхнула вновь, сметая пыль с основания и забрасывая крошевом нижние уровни. Летцгер сменил цель, оставив Холмы Танатоса и сосредоточившись на монолитах, готовящихся смести защитников площади Ксифоса. Но до сих пор любые попытки подстрелить некронские пирамиды заканчивались ничем. Какая-то эфирная вуаль защищала их. Те же выстрелы, что не исчезли во вьющейся вокруг машин черной пустоте, были попросту поглощены живым металлом, из которого состояли монолиты.
Вид сквозь прицел «Длани Хель» никак нельзя было назвать воодушевляющим.
Летцгер схватил рожок вокса.
— Оставьте их и дайте залп по площади! — Он забарабанил пальцами по кнопкам, проводя необходимые вычисления и внося корректировки в наводку орудия. — Наподдайте этим металлическим засранцам половинным зарядом. Не хочу, что взрывом разнесло еще и наших Ангелов.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:16 | Сообщение # 127



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Впечатав приемник в гнездо, Летцгер хотел было снова прильнуть к прицелу и посмотреть на представление, когда что-то ослепительно яркое вспыхнуло на горизонте.
Изумрудный, обжигающий глаза свет из невидимого источника заставил его отвернуться. Кожей он ощутил невыносимый жар и вонь своих задымившихся волос за мгновение до удара луча.
— Милостивый Император, — выдохнул он, когда зеленое пламя поразило «Длань Хель» и богоподобное орудие погибло.

Аданар почувствовал взрыв еще до того, как увидел его. Более того, он почувствовал его даже прежде, чем луч ударил в стену Келленпорта и разворотил «Длань Хель». Летцгер, злобный старый пес, в это время был на платформе и после изумрудной вспышки погиб вместе с орудийным расчетом. От самой пушки тоже мало что осталось — лишь куча искореженного металла. Большая часть стены и находившихся на ней бойцов — и даже те, кто успел укрыться на нижних уровнях, — все это испарилось.
Аданар повернулся к Хьюмису, скрючившемуся за баррикадой. Униформа капрала из-за тепловой волны воспламенилась в нескольких местах. Аданар попытался сбить огонь, но вдруг понял, что его собственное лицо превратилось в один сплошной ожог, любое прикосновение к которому вызывало жгучую боль.
— Трон Терры, — запричитал капрал. — Нам всем конец.
Аданар поднялся, запоздало осознав, что волной его сбило с ног — наверное, это был эффект от рухнувшего пустотного щита.
— Мы и раньше были покойниками, — проговорил он, рыча от боли в обожженном лице. — Но мы все еще здесь.
Он выхватил пистолет. Нечто материализовалось посреди разбитых укреплений, рядом с почерневшими останками «Длани Хель».
Некроны.
Первые погибшие на стенах Келленпорта люди даже не успели понять, что их убило. На их рассыпающихся в прах лицах отпечаталась гримаса ужаса.
Выстрел Аданара попал точно в металлическую челюсть скелета, резко вывернув шею механоида. Впрочем, это не помешало твари продолжить испепелять несчастных гвардейцев.
— Вернуться и сражаться! — неистовал командующий. Он забрался намного дальше, нежели мог вспомнить, а его правая нога горела болью, как будто обожженная адским пламенем варпа.
Постепенно бойцы на укреплениях начинали давать отпор. Какой-то сержант пытался выкрикивать приказы, пока луч смертоносной энергии не оставил от его головы пустое место. Человека швырнуло на землю, а хлынувшая из обрубка шеи кровь запеклась еще до того, как кто-то другой успел встать на место погибшего.
Хьюмис бежал следом за Аданаром, уворачиваясь от сверкавших в воздухе гаусс-лучей и прячась за каменными глыбами. Платформа была уже близко, но враг — еще ближе.
— Похоже, они испробовали на нас свое оружие, — сказал он. Каждый его вдох сопровождался глухим звуком, словно от пробитого легкого. Возможно, так оно и было, но Хьюмис не жаловался. — И оно чертовски мощное, раз сумело пробить щит.
«Как мы вообще до сих пор остались живы?» Ответа у Аданара не было. Их пронесло по укреплениям, накрыло взрывной волной — это он знал точно. Каким-то чудом им удалось остаться на стене и не сорваться вниз, навстречу неизбежной смерти, хотя обоим серьезно досталось.
Следуя примеру своего командира, все больше и больше бойцов Гвардии Ковчега снималось со своих постов и присоединялось к Аданару и Хьюмису. Некронов на стене пока что было немного, и еще оставался шанс блокировать наступление врага.
— А теперь они перебрасывают сюда рейдеров, чтобы завершить начатое.
Аданар не ответил. Он гадал, что происходит с Хьюмисом: тот или осознал, на что они идут, и хотел сбежать, или просто терял последние остатки рассудка.
Мимолетным взглядом Аданар заметил, что космодесантники и некоторые ополченцы обмениваются огнем с осаждающими площадь механоидами. Очевидно, некроны не могли телепортировать сразу всех своих воинов на стены, в противном случае те уже были бы захвачены. Шепотом командующий пожелал Ангелам удачи, хоть это и казалось странным. За последние несколько часов Аданар увидел в этих мстителях Императора куда больше человеческого, чем когда-либо мог предположить. Другой вопрос, к худу это было или к добру.
Командующий пробегал мимо офицера связи, когда сверкнул гаусс-луч, разорвав человека на куски. Внутренности разлетелись на атомы, и тело превратилось в хлюпающую массу. Аданар укрылся за разбитым зубцом стены, в первый раз с того момента, как они рванули к орудийной платформе. Он согнулся над упавшей вокс-станцией; над головой бушевала обжигающая зеленая энергия. Спустя несколько секунд Хьюмис вновь оказался рядом с ним. Воротник его был весь в крови, которая шла у него ртом. Аданар выставил вокс-сигнал на максимально возможную мощность и закричал:
— Говорит командующий Аданар Зонн. Всем силам следовать к орудийной платформе на восточной стене. Отбросить врага любой ценой!
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:17 | Сообщение # 128



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Обстрел ослабевал по мере того, как все больше бойцов присоединялось к попыткам отбить вторжение некронов, и Аданар вновь встал на ноги. Он хлопнул Хьюмиса по плечу в знак того, что нужно подниматься и двигаться дальше, но капрал не пошевелился. Посмотрев вниз, Аданар увидел его бледное лицо и остекленевшие глаза. Его помощник умер.
Дальше он пошел один.
Лазерные лучи тех, кто не пытался найти укрытие или позорно сбежать, били по некронам, но те словно не замечали, неумолимые, как сама смерть.
Впереди что-то происходило. Командующему показалось, что он рассмотрел чью-то фигуру, отчаянно улепетывающую от механоидов во главе нескольких взводов. Кулаки Аданара сжались, когда он узнал в ней Ранкорта. Это трусливый червь пытался спасти свою шкуру, тем самым распахнув ловушку, что создала вокруг рейдеров Гвардия.
Ему хотелось закричать, приказать повернуть назад, но он был слишком далеко, да и грохот пушек буквально оглушал. Аданар побежал. Он мчался навстречу своей гибели, более чем осознанно, и его это не волновало. Нынешнего момента он ждал уже очень долго. Наконец он познает спокойствие и мир. Он не мог просто так отказаться от своей жизни — ей бы это не понравилось. Но теперь все было по-иному. Жертва Аданара может спасти тех, кого бездумно обрек на гибель Ранкорт. И сожалел он лишь о том, что не сможет увидеть, как этот мерзавец заплатит за свои грехи.
Всего несколько метров… Он едва не пробежал по трупу. Беднягу разорвало напополам некронским лучом. Тело было изуродовано до неузнаваемости, но Аданар понял, что это Кадор и что Ранкорт дал деру сразу же, как только погиб его телохранитель.
Цепочка медальона больно вонзалась в кожу там, где ее обожгла чудовищная изумрудная вспышка. Аданар сорвал ее и сжал свое сокровище в руке.
«Я иду…» Слова эхом отдавались в голове, обращенные к тем, кого уже давно не было рядом. Перепрыгивая через лишенные кожи, обгорелые останки бойцов орудийного расчета, Аданар взобрался на платформу, готовый встретить свой конец.

Площадь Ксифоса была охвачена каким-то инфернальным огнем. Снег и лед мгновенно растаяли и обратились в пар, когда луч ударил в стену, а пламя окатило тех, кто стоял внизу.
Людей, кому не посчастливилось оказаться ближе прочих к точке попадания, буквально расплющило. Их форма воспламенилась, раздались истошные вопли. Другие отряды ополченцев убегали. Кто-то остался, чтобы помочь раненым, но Юлус криком подбодрил их:
— Клинком и болтером, все как один!
Только вот эти люди не носили болтеров, равно как и силовых доспехов, и они не обладали силой и навыками космических десантников. Уже в который раз, давно сбившись со счета, Юлус поразился их мужеству и стойкости. Ополченцы подхватили свое оружие и ринулись в бой.
Луч, уничтоживший богоподобное орудие на стене, ударил не из Холмов Танатоса. Тамошняя артиллерия, сколь бы мощной и упорной она ни была, не смогла бы пробить пустотные щиты с такого расстояния. Нет, смертельный удар, сокрушивший защиту массивной пушки, нанесли монолиты. Пирамиды выстрелили единым залпом, выпустив луч такой мощности, что он смог перегрузить пустотный щит.
— Мы погибнем в этой адской буре, — прокричал возле него сержанта Колпек. Это отвлекло Юлуса от размышлений.
Обе стороны обменивались интенсивным огнем через площадь Ксифоса. Большинство имперских солдат нашли укрытия, и это несколько нивелировало тот факт, что их броня не шла ни в какое сравнение с некронской. По мере продвижения обстрел только усиливался.
Юлус кивнул.
— Смерть или слава, — ответил он бывшему шахтеру, ставшему солдатом. — Прими это, и Император примет тебя, когда все закончится.
Но впереди была лишь смерть. Как и любой космодесантник, Юлус прекрасно разбирался в тактике. Он знал различные стратегии, сопутствующие им трудности и вероятности победы, и он мог понять, когда настает час финального боя. Вслед за уничтоженным «Ординатусом» ушел и их последний шанс на спасение. Ощущение неизбежности витало в воздухе, и оно приносило смерть. Юлус был настроен продать свою жизнь как можно дороже.
— Братья! — Его голос перекрыл даже рев болтеров и грохот тяжелых орудий.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:17 | Сообщение # 129



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Вокруг него собрались последние из его Бессмертных.
Аристей поклонился. Гальвия поднял сжатый кулак. Куда бы Юлус ни посмотрел, он видел своих воинов — гордых, бросающих вызов неотвратимой судьбе. С тех пор как он стал их сержантом, отделение не потеряло ни одного воина, за что их и прозвали Бессмертными. Тогда они были достойны такой чести, и пусть теперь все изменилось, но умрут они вместе.
— Бессмертные до конца! — молвил брат Пентион, и клич этот подхватил каждый из них, а также ополченцы и бойцы Гвардии.
Лучи поразили Уклида в грудь и плечо. Он упал, но Иллион и Менал оттащили его. Следующим пал Венкелий, схватившись за свой латный воротник.
Затем враги сразили Аристея. Юлус среагировал быстро, подхватив его под руку.
— Держись, брат, — прорычал он. — Мы встретим их на ногах.
Дюжина лучей насквозь пробила Агнациона. Саркофаг дредноута охватили пламя и дым, его моторы исторгли масло. Почтенный воин грузно опустился на землю, а оружие его замерло.
— Ультрамар! — Юлус хотел, чтобы это было последним словом, что слетит с его губ. Он выкрикивал его снова и снова, словно заключенная в нем воля и ненависть могли уничтожить некронов всепоглощающей волной. — Ультрамар!
Ультрамарины кричали вместе с ним, в том числе и раненые, и даже Венкелий, который вообще едва ли мог говорить.
— Ультрамар!
Такой конец был достоин легенд. Юлус нашел идею странной. Никогда прежде он не думал о смерти. Его мысли всегда держались в рамках понятий должного и необходимого.
«Я воин, и моя обязанность — убивать во имя Императора».
Он не верил, что его наследие — столь важное, чтобы сохранить его и передать другому Ультрамарину, который придет на его место. Значение имели лишь его деяния. Лицом к лицу столкнувшись с неминуемостью кончины, он понял, что мнение его изменилось. Умереть не впустую — вот тот конец, которым Юлус мог бы гордиться.
— Оставайся со мной, Колпек, — сказал он, прикрывая своим телом шахтера, — и пусть мы погибнем вместе.
— Пока я дышу, так и будет, — ответил Колпек. — Ради нее, ради Джинн.
Юлус не понял, о ком тот говорит, но уловил сокрытое в его словах чувство. Люди отнюдь не были какими-то простыми устройствами, способными носить оружие, бросать гранаты или водить танки. Они обладали плотью и кровью, а направляли их сердца и разумы. Фалька не был овеянным славой воином, суровым ветераном, выступающим в лектории, или же капелланом, наставлявшим сержанта. Нет, он оставался простым человеком, шахтером. Ультрамарин ощутил неловкость и искренне пожелал, чтобы для Фальки Колпека все это закончилось по-иному.
Неожиданно, безо всяких на то видимых причин некроны остановились. Ослепительная вспышка вновь накрыла площадь Ксифоса, но в этот раз ее породило не какое-то жуткое оружие — это была телепортация. Юлус уловил специфический запах, возникающий в воздухе при фазовом сдвиге, и когда он открыл глаза, то увидел, что рейдеры исчезли. Все вторгшиеся в город когорты некронов попросту испарились.
Они получили отсрочку. Юлус почувствовал себя так, словно его обокрали. Впрочем, практичная сторона его характера быстро взяла верх над эмоциями. По крайней мере, они еще были живы. Большая часть людей также уцелела. Они скорбели об Агнационе. Саркофаг дредноута превратился в дымящееся нагромождение искореженной брони. Жизнь покинула его.
— Куда они делись? — задал вопрос Аристей, пока онемевшие гвардейцы взирали на внезапно опустевшие стены и площадь. Они выжили, но не могли понять почему. Исчезли даже копатели, оставив после себя лишь горы земли и разбитых камней.
Юлус тоже осмотрелся вокруг, пытаясь найти объяснение произошедшему.
Снег падал, покрывая площадь патиной. Суровый мороз вновь набирал силу после огненного шторма, и ледяная корка уже тронула стены. Вскоре пейзаж вновь вернется к своему изначальному облику страшного кладбища, где даже мертвым нет покоя.
«Почему они отступили? Либо они оказались на грани поражения, либо где-то нашли себе битву посерьезнее».
Очевидно, напрашивался последний вариант.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:18 | Сообщение # 130



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Сержант произнес только одно слово:
— Сикарий.

Аданар не умер, и осознание этого невыносимой тяжестью свалилось на него, словно привязанная к шее наковальня. Ему следовало умереть. Он ждал этого момента — когда он наконец воссоединится с семьей. Но Император — будь проклята его неисповедимая воля, — похоже, еще не закончил с Аданаром Зонном.
Облегчение, но не отчаяние волной окатило людей на стене. Он чуть ли не физически ощущал это, видя их удивленные лица. Люди обнимали друг друга, кто-то даже улыбался, хотя жесты эти выглядели вымученными. Адская усталость взяла верх над буйством адреналина, оставшимся от недавней борьбы за каждый новый вздох, за несколько минут жизни. Какой-то частью разума Аданар ожидал мощнейшего удара артиллерии некронов или их супероружия, что сотрет в пыль город и всех людей внутри, но ничего не произошло. Некроны ушли.
Он хотел было попросить Хьюмиса связаться с армейскими офицерами, чтобы те прислали рапорты, но вспомнил, что капрал погиб. Внезапный визжащий звук привлек его внимание. Отчаяние и смятение сменились гневом, когда перед ним показался Ранкорт.
— Благословенный Император, мы спасены! — Его возбуждение граничило с истерией. — Наши спасители победили! — Ранкорт удивленно посмотрел на Аданара. — Почему вы не улыбаетесь, командующий? Победа наша. Дамнос спасен.
Аданар со всей силы ударил чиновника по лицу тыльной стороной затянутой в перчатку руки. Кровь потекла по губе исполняющего обязанности губернатора.
— Заткнись, идиот. Они не побеждены. Здесь нам не видать победы.
Группа солдат и офицеров собралась вокруг них, привлеченная звуками ссоры.
Теперь уже настал черед Ранкорта показать свой гнев. Он дотронулся до своего подбородка, хотя не только его кожу задела выходка командующего.
— Как ты смеешь бить члена Администратума? — Он бросил взгляд в толпу, выискивая себе союзника, и ткнул пальцем в одного из бойцов. — Ты! Пристрели его. Пристрели командующего Зонна сейчас же!
Гвардеец явно был шокирован и чувствовал себя неуютно от того, что выбрали именно его. Он поднял руки, не желая принимать в этом участия.
Раздосадованный Ранкорт переключил внимание на другого человека.
— Тогда ты, — рявкнул он. — Пристрели их обоих. Именем Императора Человечества, я приказываю тебе казнить их.
— Нет.
Ранкорт стал озираться по сторонам, его взгляд стремительно перескакивал с одного солдата на другого.
— Вы все заодно. — Он плюнул под ноги Аданару. — Твоя личная стража, без сомнений. — Выставив палец и обведя им присутствующих, он добавил: — Вас всех следует расстрелять за это. Неповиновение, смута…
Аданар вновь ударил его, и на этот раз администратор рухнул. Схватив Ранкорта за шею, командующий поднял его и посмотрел в глаза. В них он увидел страх.
— Ты мерзкий червь, Зеф Ранкорт, — провозгласил он. — И твоя трусость едва не погубила нас всех. Я полагаю, что именно из-за тебя погиб сержант Кадор, хороший человек и отличный солдат.
— Кадор был предателем, — плевался Ранкорт. — Он хотел бросить меня.
Зрачки Аданара расширились, когда он заметил ствол пистолета, показавшийся из-под одеяния администратора.
— Что ты сделал? — прошипел он.
— Я не убивал его, если ты об этом. Я сделал предупредительный выстрел и лишь ранил его. — Ранкорт увидел перемену на лице Аданара и задрожал от страха. — Что ты задумал?
— Наверное, ты ранил его в ногу, замедлив его и оставив без защиты? Так? И тогда луч поразил его? — Аданар сжал пальцы на шее чиновника.
Ноги Ранкорта уже едва касались земли.
— Отпусти меня! Отпусти! — умолял он.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:18 | Сообщение # 131



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Аданар подтянул Ранкорта ближе, глядя ему прямо в глаза.
— О, я отпущу тебя, — пообещал командующий. Захрипев от напряжения, он поднял администратора над головой.
— Верни меня на землю! — пронзительно завизжал Ранкорт.
Аданар держал его у самой кромки стены.
— Как пожелаешь — сказал он и бросил Ранкорта вниз.
Раздался влажный хруст, когда тело бывшего губернатора коснулось земли. Кровь хлынула на снег, окрашивая его алым. Никто из людей на стене не произнес ни слова, не попытался арестовать своего командира за убийство чиновника Империума. Но все обернулись, когда массивная тень опустилась на них.
Один из кобальтово-синих гигантов прошагал по стене и остановился.
Аданар поклонился:
— Сержант Феннион.
Юлус также склонил голову, в то время как человек опустился на одно колено.
— Казните меня, если такова ваша воля. Я бы с радостью сделал это еще раз.
Ультрамарин зарычал:
— Поднимись. Я пришел не за твоей жизнью, и меня не волнует то, что ты сделал. Мы на войне. Здесь нет места бюрократии.
Аданар, нахмурившись, встал на ноги.
— Тогда что вам нужно?
— Твои люди, — ответил великан. — Их достаточно, чтобы покачнуть весы.

Глава двадцать вторая
Три группы шли через горы. Сципион шагал впереди, сразу за капитаном Эвверс. Теперь он понял, почему Ультрамаринам не удалось найти обходной путь. Девушка повела их по извилистой тропе, идущей через практически невидимые ущелья, неприметные проходы и глубинные долины. Дорога оказалась опасной и изменчивой, но, к счастью, никто не свалился с тропы навстречу смерти — люди здесь чувствовали себя намного увереннее своих бронированных защитников.
Сципион активировал канал связи:
— Братья, с этого момента храним вокс-молчание.
Они достигли дальней отметки в пяти сотнях метров. Вандар и Октавиан, что шли с двумя другими ударными группами, ответили утвердительными рунами, которые тут же зажглись на дисплее визора Сципиона.
— Что-то не так? — спросил он идущих впереди.
Эвверс, шедшая в сопровождении трех партизан, подняла руку. Они двигались строго по маршруту, и их окружали засыпанные снегом утесы, едва различимые за пеленой суровой метели. Свирепый ветер с завываниями налетал с севера, и людям приходилось идти, согнувшись в три погибели, чтобы не сорваться вниз. Сципион одобрял подобную осторожность: любой неверный шаг мог обернуться смертью.
К ним присоединился Тигурий. Свечение в его глазах постепенно угасало.
— Истина все еще сокрыта от меня, — произнес библиарий.
— Но что мы знаем? Может ли ваш дар предвидения указать нам путь, мой господин?
Он покачал головой.
— Я не могу пробиться сквозь завесу. Что-то блокирует мой взор. — Тигурий бросил взгляд вниз, в непроницаемую пелену тумана и мрака, и добавил: — Там.
Сципион прекрасно знал, что небольшая армия некронов уже поджидает их, — хоть он и не мог ее видеть. Путь через горы давал людям преимущество неожиданности, и нужно было в полной мере его использовать. В условиях численного и технологического превосходства врага план Ультрамаринов предполагал нанесение артиллерии максимально возможного урона, прежде чем защитники отреагируют на нападение. Кроме того, среди некронов был лорд, тот, кого Тигурий звал «Несущим Пустоту». После столкновения с омерзительным командиром некронов в лагере Сципион прекрасно осознал все их возможности, и они его беспокоили. Теперь он гадал, что для них припас этот лорд.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:19 | Сообщение # 132



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Эвверс подгоняла их вперед.
Уже очень скоро Сципиону предстояло узнать все.

Несущий Пустоту был недоволен. Закрепив за ним артиллерию в Холмах Танатоса, монарх попросту посадил его на привязь. Ему же хотелось уничтожить этих червей, стереть их с лица мира и подчинить его некронам.
— Я — завоеватель, — провозгласил он. Видения войн и побед одно за другим проносились в его ячейках памяти, — а не надзиратель.
Это лишь укрепило его уверенность в том, что Не-мертвый поддался Проклятью Разрушителя, лишившись последней искры разума. Долгий Сон дорого ему стоил, и вскоре он уже будет не способен верховодить гробницей. Отринутый иными лордами, он станет королем безумцев, что терзают свои металлические тела ради упоения разрушением.
Несущий Пустоту жаждал убивать, но не меньше ему хотелось и власти. Он ощущал влечение к вечности, и время словно растягивалось перед ним бесконечным каналом, но это его не пугало. Он принял это. Его слава будет греметь во веки веков.
Шар, данный ему Анкхом, тихо жужжал от бурлившей внутри энергии. Он заметил это случайно, поскольку из-за грохота гаусс-уничтожителей вообще было трудно что-либо услышать. Несущий Пустоту не пытался познать тайную науку криптеков, а его собственные сокровенные технологии хорошо охранялись верными ему королевскими когортами. Энергетические потоки мерцали внутри шара, словно миниатюрные черные дыры схлопывались и сливались в единое целое. Несущий Пустоту предположил, что если смотреть внутрь артефакта достаточно долго, то ему откроются тайны Вселенной, причуды хрономантии и секреты манипуляций с живым металлом. Впрочем, подобные знания не интересовали его. Пусть криптеки ломают над этим головы. Власть требует действий, а не пустых размышлений.
Но даже так шар воскрешения поистине очаровывал. С ним его возвышение становилось неизбежным. Мысленным приказом, словно сокращением мышцы, лорд открыл особую ячейку в своей металлической груди. Полость распахнулась достаточно широко и приняла форму шара, который Несущий Пустоту аккуратно вложил внутрь. Тот мимолетно вспыхнул, подсоединившись к системам некрона и адаптировавшись к его улучшенной физиологии. Волна энергии артефакта заставила Несущего Пустоту вздрогнуть. Его посох, находившийся в постоянном симпатическом симбиозе с хозяином, опутала паутина молний. «Криптек может быть полезен», — посчитал лорд, хоть до конца и не доверял Анкху. Кроме того, Несущего Пустоту привел в ярость факт, что Архитектор обращался к нему по старому, более неприемлемому имени. Никто из тех, чья память все еще функционировала должным образом, не помнил истинного имени повелителя — он был просто Не-мертвым. Это давало ему силу, необходимый резонанс, что вознес его над остальными.
Несущий Пустоту хотел того же. А еще ему нужен был советник, сговорчивый и не способный предать его. Сделку с Анкхом отныне он считал расторгнутой — Несущий Пустоту решил уничтожить его сразу же, как одержит окончательную победу над людьми этого мира.
Если бы он мог, он бы улыбнулся.
— Уже скоро, — прошептал он себе. Подобные мысли ласкали его эго. — Скоро я возвышусь над всеми.
В плену видений собственного величия Несущий Пустоту упустил из виду подкрадывающиеся все ближе человеческие фигуры. Вероятно, кто-то нарочно усыпил его бдительность, и не исключено, что мерно пульсирующий шар в груди лорда сыграл в этом свою роль…

Анкх все видел. Его крошечные машины-копатели держались поблизости от генолюдей, следуя за ними на протяжении всего перехода по горным вершинам, но вне поля зрения — Архитектор позаботился, чтобы его детища оставались незамеченными. Между тем Тахек активировал шар или, по крайней мере, начал его цикл — Анкх ощущал и это тоже.
Множество вариантов будущего разыгрывалось на его синапсах, и каждый последующий являлся искусной вариацией прошлого. Нападение на артиллерию сильно навредит некронам и повлечет за собой цепную реакцию во всей Иерархии. Вся знать окажется уничтоженной, а память лордов навеки канет в Лету. Анкх же не был одним из вельмож — а лишь слугой, возвысившимся благодаря своим навыкам. Власть в гробнице сменится, и он среди прочих обретет могущество. Его поступки и его бездействие — все вело к этому. Война на Дамносе вот-вот примет новый оборот.
Анкх был некроном, и с этой позиции его верность не подлежала сомнению, но, кроме того, он хотел еще остаться среди выживших.

Патрули рейдеров обходили периметр с предсказуемой регулярностью. Словно автоматы, они вышагивали вперед и назад, сверкая свирепыми глазами, но держа гаусс-орудия опущенными. Метель спускалась с гор, неся с собой пронзительно воющий ветер и пелену снега. Он забивался в их суставы, засыпал широкие наплечные пластины, но некроны не подавали никаких признаков неудобства. По сути, они мало чем отличались от мертвецов, ничего не чувствуя и двигаясь лишь по воле более могущественных созданий.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:19 | Сообщение # 133



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Три пары рейдеров непрестанно обходили по кругу небольшой участок периметра, упиравшийся в отвесные склоны горной гряды Танатоса. Вдруг один из некронов замер, зафиксировав нечто в морозном тумане, и его глазные впадины вспыхнули зловещей энергией. Второй также остановился в нескольких метрах от первого. Наблюдательный некрон сделал два шага вперед — на этом отрезке периметра они были фактически изолированы от остальных двоек, — как вдруг его голова резко дернулась в сторону. Он вскинул руку, чтобы коснуться латунного снаряда, засевшего у него в черепе, при этом отпустив ствол оружия. Издав низкий писк, снаряд взорвался, оторвав некрону голову и заодно большую часть туловища.
Поняв, что на них напали, второй рейдер активировал защитные протоколы и был уже готов открыть огонь из гаусс-бластера, но второй снаряд попал ему в глаз. Оба механоида тотчас телепортировались.
Несколькими секундами позже сержант Октавиан и его «Клинки правосудия», пригнувшись, уже прокладывали себе путь по пересеченной территории холмов. Жар конденсаторов некронской артиллерии превращал снег в плотный, густой туман. Он доходил почти до пояса и прекрасно скрывал Ультрамаринов из виду. Добравшись до места гибели часовых, Октавиан нажал на боковину своего шлема, тем самым активировав закрытый канал связи, — загорелся крохотный красный огонек посреди непроглядного тумана. С первыми убийствами необходимость в вокс-молчании отпала.
— Говорит ударная группа «Зоркий глаз». С рейдерами покончено, задача выполнена.

Подтверждения от других сержантов не заставили себя долго ждать. Часовые были уничтожены, и Ультрамарины вышли на позицию. Прорыв периметра открыл путь к артиллерии некронов и создал «окно» в несколько минут. Сципион намеревался использовать его по максимуму.
Вероятно, некроны прибегли к помощи тяжелой техники вроде копателей или иных крупных механоидов, чтобы разровнять этот участок Холмов Танатоса. Сципион осмотрел территорию с края обрыва заранее, еще до спуска к базе. Термальное сканирование выявило область в форме грубого ромба, вокруг которой располагались артиллерийские установки, по одной на каждом углу, плюс еще одно орудие другого типа в центре. Итого пять целей для трех атакующих групп. Конечно, чертовски не хватало Страбо и Иксиона, но это приходилось принимать как данность. Эвверс и ее партизанам придется сделать все, что в их силах.
Он взглянул на нее сквозь линзы шлема. Девушка осматривала путь вперед через инфра-очки и казалась напряженной — это выдавало ее учащенное дыхание и сердцебиение. Лишь Адептус Астартес были способны выполнить миссию подобного масштаба и при этом остаться в живых. Кто-то мог счесть безответственностью решение Сципиона ввязать в это людей, не заботясь об их безопасности. Сам он отметал прочь любые сомнения, чувствуя, как железный кулак сжимает его сердце. Орад уже поплатился за его нерешительность. Такого больше не повторится. Они сделают свое дело либо погибнут, пытаясь сделать.
Из тумана явился Тигурий. Он держался близко к земле, как и все остальные. Ультрамаринам приходилось идти на корточках, в то время как людям было достаточно просто нагнуться, чтобы стать невидимыми. Даже если библиарий прочел мысли Сципиона, он никак этого не продемонстрировал. Казалось, он поглощен собственными раздумьями.
— Я должен вычислить источник пелены, туманящей мой разум, и устранить его, — произнес он, будто бы прочитав мысли Сципиона. — Веди их, сержант Вороланус, но жди моего сигнала. Отвага и честь.
Библиарий вновь скрылся в белесой дымке, ведомый своей личной миссией.
Сципион, посмотрев ему вслед, снова открыл канал связи:
— Всем Ультрамаринам — на сближение.

Тревожный толчок всколыхнул разум Несущего Пустоту. Предчувствие беды пульсацией билось на краю сознания, но успокоительное гудение шара глушило его, даря лорду спокойствие.

Тигурий крался в тумане, руководствуясь своей психической силой и избегая мест наибольшего сосредоточения некронов. Для него они были не более чем недвижимыми тенями, статуями, опутанными снежной мглой. Лишь изумрудные огни в их глазах свидетельствовали о неестественном подобии жизни, в котором пребывали некроны, но даже эти огни меркли в белой пелене. Он пытался высмотреть другое. И пусть его ведьмачий взор на время оказался ослеплен, а нити судьбы ускользали, но он все еще мог чувствовать…
Она уже была близко, эта пустота, что опутала его мысли и едва не уничтожила тогда, во время странствия психическим воплощением по Морю Душ. Нескладные силуэты пилонов и массивных гаусс-орудий проявлялись в дымке то тут, то там, вырастая из океана искусственной белизны. Какой-то частью своего разума, подсознательно, он ощущал беспокойство за своих боевых братьев, быстро приближающихся к сооружениям. Но перед тем как они начнут полноценное наступление, ему необходимо найти того, кто зовет себя Несущим Пустоту.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:19 | Сообщение # 134



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Псайкеру легко уловить эмоции, пусть даже еще только зарождающиеся. Чудовище источало ненависть, жгучую и едкую, словно кислота. И Тигурий последовал за этой ненавистью, рваной красной нитью отпечатавшейся в его разуме. Он знал, что на ее конце он найдет своего непримиримого врага.

Скаутов у них не было, поэтому все надежды на то, чтобы скрытно проникнуть в стан некронов, оказались возложены на Громовержцев. Сципион обучил своих воинов искусству уловок и действиям в тылу врага — знаниям, по большей части заимствованным у Ториаса Телиона. И хотя до навыков мастера-скаута им было еще поистине далеко, метель и туман играли им на пользу, как и то, что некроны оказались неестественно пассивными.
Пригибаясь к земле и скрываясь в наиболее густых облаках тумана, Сципион и его братья покрыли практически половину пути до цели, не подняв при этом тревоги. Неподвижность некронов, сколь бы зловещей она ни казалась, значительно облегчала задачу воинам. Если у врагов и имелось что-то вроде сенсоров или ауспиков, не требующих визуального контакта, то, видимо, погода сбила их, либо они просто не были настроены на распознавание космодесантников.
Странная неестественная тьма кружилась у краев артиллерийской зоны. Тигурий описывал ее как Саван Ночи, часть технологии некронов и одну из причин его психической слепоты. Сципион старался не всматриваться в темноту слишком долго. У периметра им удалось обойти ее довольно легко, и теперь перед ними расстилался лишь морозный туман.
Целью Громовержцев был пилон, расположенный на дальней вершине ромба. Сержант проверил мелта-бомбы, закрепленные у него на броне. По возвращении в лагерь после столкновения со свежевателями они довооружились и пополнили припасы. Первоначальный план заключался в молниеносной атаке, острием которой выступали бы штурмовые отделения при поддержке тактических, но без Иксиона и Страбо такая стратегия стала неприемлемой. Теперь воинам нужно было незаметно проложить себе путь к цели, установить заряды и единым ударом накрыть всю территорию, а там, где не справится взрывчатка, дело довершат тяжелые орудия.
Партизаны хорошо подготовились к своей роли в этой битве. Экипированные самодельными бомбами и гранатами, а также чем-то вроде магнитных глушителей для предотвращения фазовых перемещений некронов, они и сами могли нанести врагу более чем серьезный урон. Дело, несомненно, было крайне опасным, если не сказать — безумным, но Сципион не чувствовал угрызений совести, бросая людей в бой на равных со своими боевыми братьями.
Он остановился на секунду, чтобы считать показатели дисплея визора. Череда рунических индикаторов двигалась через его поле зрения. Дистанционные маркеры отображали выбранное построение и расстояние до целей. Все бойцы продвинулись уже довольно глубоко, но столкновений в самое ближайшее время вряд ли удастся избежать.
Вокруг каждой артиллерийской установки, будь то пилон или осадная гаусс-пушка, размещался небольшой отряд некронских рейдеров. Впрочем, Сципион сомневался, что машинам требовался экипаж для работы. Он не понимал всех нюансов некронских технологий, но за время войны насмотрелся достаточно и знал, что их контролируют лорды. И для того чтобы заложить заряды, первым делом придется разобраться с рейдерами, какова бы ни была их роль. Нападение при этом следует провести синхронно, иначе некроны успеют активировать свои защитные протоколы, едва поняв, что периметр прорван.
На дисплее Сципиона беззвучно зажглась руна — Вандар вышел на позицию. Судя по всему, Октавиан тоже был где-то неподалеку. Отбросив осторожность, сержант ускорил шаг, даже не подозревая о том, что кто-то следит за ним, скрываясь за пеленой Савана Ночи.

Когда жезл в его латной перчатке стал источать жар, Тигурий понял, что жертва уже близко. Алые потоки энергии, за которыми он следовал, извивались и искрились едва ли не физически ощутимыми эмоциями. Между тем он отделил небольшую часть своего разума, чтобы посмотреть, что там происходит с его братьями — они как раз подбирались к заданным позициям.
Им требовалась предельная синхронность, но медленно возвращающиеся к нему образы грядущего гласили, что так и случится. Удовлетворенный этим, Тигурий отогнал их и всецело сконцентрировался на поисках Несущего Пустоту. Завеса постепенно истощалась, хоть библиарий и не знал почему. Водоворот видений мельтешил перед взором псайкера, и те фрагменты, что он раньше отчаянно пытался уловить, неторопливо складывались воедино.
«Сохраняй ясность мысли».
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 16:19 | Сообщение # 135



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Сейчас уже не было времени гоняться за ускользающей правдой и пытаться познать страшную угрозу, что травила его с самого начала операции; настал час разрушения, время выпустить на волю всю его психическую мощь. Окруженный короной алого света, библиарий перевел дыхание. Один, посреди пустынных земель, он стоял и взирал на величественную фигуру.
Силой своего разума Тигурий сплел шаровую молнию.

Сципион понял, что на них напали, когда Денек взмыл в воздух, словно кто-то невидимым ударом подбросил его, а затем стал выкручивать, словно тряпку.
Джинн закричала, а затем вскинула свое оружие и стала водить им из стороны в сторону, пытаясь поймать в прицел атакующего, но казалось, сам туман ожил, чтобы забрать душу человека. Кровь ручьем стекала по бороде Денска, а его исполненные боли крики превратились в невнятный, приглушенный вой — звук странный и ужасный. Алая полоса, словно по небрежному мановению руки художника, окрасила снег, и Денек рухнул на землю. Тело его рассыпалось лоскутами плоти, а убийца наконец показался в красной дымке.
Это был дух — змеевидное создание с туловищем некрона и бритвенно-острыми когтями на каждой руке. Лишь отчасти присутствуя в материальном мире, существо сливалось с морозным туманом. Его глаза вспыхнули в предвкушении грядущей резни.
Выстрел Джинн прошел мимо. При этом она чуть не упала, отпрянув от возникшего около нее чудовища. Сципион толкнул ее на землю, и взлетевший было в воздух хвост некрона с шипом на конце прошел в волоске от головы девушки. Космодесантник зарычал и выхватил цепной меч. Подобно гадюке, дух скользнул в сторону, и зубчатое лезвие лишь ударило по промерзлой земле. Блеснул металлический коготь, но Сципион отвел его запястьем — кошмарное оружие оцарапало наруч воина, но не пробило его.
Катор возник за спиной твари и с размаху вонзил ей гладий между шеей и ключицей. Дух испустил звук, похожий разом и на крик, и на машинный скрежет, и изогнулся в попытке достать Ультрамарина. Сципион перехватил инициативу и мечом отрубил твари голову. Получив критические повреждения, она телепортировалась прочь, оставив после себя лишь кровь.
Джинн, всхлипывая, опустилась на колени у останков Денска. Сципион обхватил ее за плечи и поставил на ноги. Их хитрость была раскрыта. Пришло время действовать.
Проклиная свое нетерпение, которым он пытался оправдать смерть Денска, Сципион зарычал в вокс:
— Всем Ультрамаринам, в бой!

Психомолния сорвалась с жезла Тигурия и ударила в посох Несущего Пустоту, сбросившего наконец свое странное оцепенение и повернувшегося к новой угрозе. Спущенная мощь змеей, сотканной из света и энергии, опутала древко оружия, борясь с текущей внутри него невообразимой силой.
Глаза Тигурия расширились. Его заряд должен был ударить по существу.
Рассеяв энергию психической атаки, Несущий Пустоту устремил свой взор на библиария. Ореол мощи пылал вокруг шлема Ультрамарина, а глаза его горели яростным огнем. Свой жезл он держал перед собой, параллельно земле.
— Кошмарное порождение бездны!.. Забвение ждет тебя.
Несущий Пустоту не шевельнулся, лишь сверкнул глазами. Лорд некронов казался… заинтересованным.
Тигурия вновь поразил и ужаснул древний разум создания, находящегося перед ним. Со стороны происходящее выглядело так, будто механоид внимательно изучает лабораторное животное, и это чувство тревожило библиария. Тигурий в достаточной мере познал Галактику и ее обитателей, чтобы понять, что возможностям человечества еще далеко до совершенства. Иные расы беспрестанно уничтожали, захватывали и изучали людей. Отчасти это и послужило причиной сотворения Императором космических десантников. Но некроны являли собой нечто совершенно иное, нечто настолько древнее, что даже такой могущественный Адептус Астартес, как Тигурий, пришел в замешательство.
Победа над расой, обладающей подобными знаниями о Вселенной и столь далеко ушедшими вперед технологиями, казалась попросту… невозможной. Людям пришла пора сдаться, склониться пред волей некронов и принять заслуженное наказание. Они…
«Хватит!» Психическое эхо прозвучало приказом даже не столько металлическому чудовищу, сколько собственному сознанию библиария. Вернув контроль над собой и успокоив мысли, Тигурий натянуто улыбнулся Несущему Пустоту.
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Ник Кайм,Падение Дамноса.
Страница 9 из 11«127891011»
Поиск: