Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 5 из 11«12345671011»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Ловец Душ (Книга, Аарон Дембски-Боуден, Повелители Ночи)
Ловец Душ
StriderVicДата: Суббота, 20.10.2012, 18:26 | Сообщение # 61



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


И Эвридика. Он заметил ее отражение в последнюю очередь, так как еще не привык к ее присутствию. Она встретилась с ним глазами в отражении на стекле кокпита и ответила лишенным всякого выражения взглядом, который мог означать что угодно. Ее немытые каштановые волосы обрамляли лицо непослушными локонами. Полоска металла все еще скрывала третий глаз, и Септима часто разбирало невольное любопытство, как тот выглядел на самом деле.
Девушка была одета в потрепанные темно-синие куртку и брюки, которые носили слуги легиона, хотя было непросто заставить ее переодеться в свободную униформу. Она сдалась, лишь когда Септим обратил ее внимание на то, какой ужасный запах источала одежда, которую она носила с момента пленения.
Ее еще не отметили. Татуировка на плече под одеждой зачесалась, будто отозвавшись на его мысли. Крылатый череп, выполненный черными чернилами, смешанными с кровью Астартес. Если она докажет свою верность – и если выживет, – то вскоре будет отмечена такой же татуировкой.
Туман впереди рассеивался, выставляя напоказ скопище башен, над которыми возвышался шпиль – без сомнения, их цель. Талос и остальные потянулись к шлемам и надели их. Септим знал различия между ними так же, как мог различать лица самих воинов. Шлем Сайриона был древнее других масок смерти, Тип II с узким визором, стилизованный под рыцарский доспех. Он носил только несколько трофеев, но броню его украшали искусно выполненные бело-голубые молнии. Двойные молнии бежали из рубиновых глазных линз, как ветвящиеся следы слез.
Шлем Ксарла, напротив, был самым новым – из комплекта Тип VII, который захватили в последней стычке с Темными Ангелами. Он приказал одному из немногих оставшихся оружейников легиона переделать его, и теперь поверх лицевой пластины был нарисован демонический череп. Ксарл был увешан трофеями: цепи с нанизанными на них ксено- и человеческими черепами украшали всю броню, свитки с описаниями прошлых подвигов свисали с наплечников.
Узас носил мрачноликий шлем из комплекта Тип III, раскрашенный грубо и без особого усердия. На темно-синем керамите лицевой пластины застыл красный отпечаток распростертой пятерни, оставленный его собственной рукой.
Талосу принадлежал усеянный заклепками Тип V; на шлеме, недавно восстановленном благодаря мастерству его оружейника, краской цвета кости был нарисован череп с черной нострамской руной на лбу. Когда Септим ремонтировал шлем на палубе для ремесленников, Эвридика спросила, что означает этот символ.
– Что-то вроде «облаченные в полночь», – ответил он, восстанавливая рисунок одновременно с благоговением и непринужденностью того, кто проделывал это много раз. – Это трудно точно перевести на низкий готик.
– Как мне надоела эта фраза!
– Но это правда. Нострамо был миром большой политики и запутанного преступного мира, который охватывал все слои общества. Корни их языка уходят в высокий готик, но многое изменили целые поколения вероломных, бездоверчивых, немирных людей, использовавших в своей речи своеобразные обороты.
– Нет таких слов – «бездоверчивый» и «немирный», – неожиданно для самой себя Эвридика улыбнулась, глядя, как он работает. Она начала привыкать к его запинкам при попытках говорить на всеобщем языке.
– Неважно, – сказал Септим, нанося краску цвета кости вокруг линзы левого глаза. – Нострамский по сравнению с готиком – очень величественный и поэтичный язык.
– Бандитам нравится мнить себя культурными, – ответила девушка, презрительно скривив губы. К ее удивлению, мужчина согласно кивнул: – Из того, что я знаю об истории Нострамо, могу сделать точно такой же вывод. Язык стал очень… не знаю, как сказать.
– Цветистым.
– Приблизительно так, – он пожал плечами.
– И все-таки, что означает тот символ?
– Это комбинация из трех букв, которые, в свою очередь, соответствуют трем словам. Чем сложнее символ, тем большее число понятий он может обозначать.
StriderVicДата: Суббота, 20.10.2012, 18:27 | Сообщение # 62



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


– Не надо было мне спрашивать.
– Все в порядке, – ответил Септим, не отрываясь от работы. – Это означает, если переводить дословно: «Обрывающий жизни и собирающий сущности».
– А как это звучит на нострамском?
Три произнесенных им слова ласкали слух. Нежные, деликатные и на удивление леденящие кровь. Нострамский, заключила навигатор, звучал как шепот убийцы, склонившегося над ее постелью.
– А если короче? – попросила она, чувствуя, как кожу покалывает от звука голоса, произносящего слова мертвого языка. – Дословно или нет, просто скажи, что это означает.
– Это значит «Ловец душ», – сказал он, держа шлем в руках и оценивая свои труды.
– Так Повелители Ночи называют твоего хозяина? – спросила Эвридика.
– Нет. Это имя, которым его нарек умерший мученической смертью отец-примарх. У избранных сынов VIII Легиона были… имена или титулы, вроде того. Для легиона он был апотекарием Талосом или «пророком» из Десятой роты. Для Ночного Охотника, повелителя VIII Легиона, он был Ловцом душ.
– Почему?
И Септим рассказал ей.

«Громовой ястреб» опустился на посадочную платформу, извергая потоки пара и лязгнув посадочными когтями, принявшими на себя вес корабля. Из-под кокпита, взревев гидравликой, опустилась аппарель. Как только она коснулась платформы, Повелители Ночи высадились, держа оружие наготове.
Талос шел впереди, активировав Аурум и подняв Анафему. Первый Коготь шел следом, вскинув болтеры. За ними, гудя сервоприводами и тяжело грохоча по платформе, шли Малек и Гарадон, облаченные в терминаторские доспехи. Мгновением раньше, пока «Очерненный» не приземлился, Септиму было приказано остаться внутри, и хотя о ней в приказе не говорилось ни слова, – Повелители Ночи все еще ее игнорировали – Эвридика осталась с ним.
– Септим, – произнес Талос, – если кто-нибудь попробует приблизиться к «Громовому ястребу», предупреди их сначала, а затем открывай огонь.
Слуга покорно кивнул. «Очерненный» был оснащен грозным оружием: несколько тяжелых болтеров были установлены на крыльях и по бокам корабля. Они управлялись лишенными конечностей сервиторами, чьи тела были вмонтированы прямо в артиллерийские консоли. Орудиями также можно было управлять с главной консоли из кокпита, что было очень кстати, учитывая жалкое количество сервиторов в распоряжении Десятой роты: только половина турелей на «Громовых ястребах» была в рабочем состоянии. На некоторых десантно-штурмовых кораблях экипаж сервиторов отсутствовал вовсе.
Астартес двигались осторожно. Посадочное поле было чистым, над ним – усеянное звездами небо, которое было подернуто бесцветными облаками. На северной стороне обожженной двигателями платформы виднелся небольшой проем с двойными дверьми, которые вели внутрь шпиля.
– Похоже на лифт, – сказал Ксарл, кивнув в сторону дверей.
– Похоже на ловушку, – проворчал Узас. Как по команде, двойные двери разъехались в стороны с жужжанием механики, обнаружив четырех воинов, стоявших в освещенной кабине лифта.
– Я был прав, – сказал Ксарл.
– Я, возможно, тоже, – не сдавался Узас.
– Тише, – проворчал в вокс Талос, и почти одновременно такой же приказ отдал Малек из Атраментаров. Талос решил было воспротивиться тому, что чемпион отдает приказы его отделению, но формально он сам имел право командовать Первым Когтем не более Малека. А Малек при этом был старше по званию.
Темные фигуры вышли из просторного лифта и теперь неуклюже шагали по платформе тяжеловесной походкой, напоминавшей движения терминаторов-Атраментаров. Воины Первого Когтя синхронно подняли болтеры, и каждый из них нашел свою цель. Малек и Гарадон активировали оружие ближнего боя, прикрывая Астартес с флангов.
– Юстаэринцы, – предупредил Малек. Они знали, кто это. Отделение элитных терминаторов Первой роты Сынов Хоруса.
– Уже нет, – Талос не опустил свой болтер, – мы не знаем, сохранили ли они этот титул. Времена меняются.
StriderVicДата: Суббота, 20.10.2012, 18:29 | Сообщение # 63



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


Четыре воина, облаченных в черную броню и шлемы с красными линзами, приблизились, подняв оружие. Латунные пасти сдвоенных болтеров, спаренные стволы длиной с копье, принадлежавшие богато изукрашенной автопушке, установленной на руке терминатора, – все они были обращены в сторону гостей. В то время как Повелители Ночи носили темные плащи поверх своих громоздких доспехов, сгорбленные спины воинов Черного Легиона венчали шипастые трофейные пики, демонстрировавшие богатую коллекцию шлемов Астартес из разных имперских орденов. Талос опознал цвета Багровых Кулаков, Гвардии Ворона и нескольких орденов, с которыми он никогда прежде не сталкивался. Непостоянные имперские псы. Они плодились и размножались, как паразиты.
– Который из вас Талос? – провозгласил терминатор, стоявший впереди остальных. Его голос звучал из динамиков шлема как из плохо настроенного вокса: все забивали шумы и помехи.
Талос кивнул Черному легионеру.
– Тот, чей клинок нацелен на твое сердце, а болтер – на твою голову.
– Твой меч хорош очень, Повелитель Ночи, – прохрипел терминатор, указывая штурмболтером на направленный ему в грудь Аурум. Талос присмотрелся к той точке брони, на которую указывал его золотой клинок, и разобрал выгравированное имя: ФАЛЬК.
– Пожалуйста, – произнес Сайрион по внутреннему вокс-каналу их отряда, – только не говорите, что он рифмует слова, чтобы проявить остроумие.
– Фальк, – протянул Талос, – я – Талос из VIII Легиона. Со мной Первый Коготь Десятой роты, а также чемпион Малек и Гарадон, Молот Возвышенного, оба из Атраментаров.
– Сколько же у вас титулов, – сказал другой из терминаторов Черного Легиона, тот, что был с автопушкой. Его голос был ниже, чем у первого, и он щеголял рогатым шлемом, похожим на шлем Гарадона.
– Мы убиваем много людей, – ответил Ксарл и, чтобы подчеркнуть важность своих слов, поочередно наставил свой болтер на каждого из четырех Черных легионеров. Это был показной жест, далекий от утонченности, наглый, даже в чем-то ребяческий. Необходимость подобной театральности раздражала Талоса.
– Здесь, под знаменами Магистра войны, мы все – союзники, – сказал несущий пушку. – Нет нужды проявлять такую враждебность.
– Тогда опустите оружие первыми, – предложил Ксарл.
– Как любезные и гостеприимные хозяева, которыми вы, вне всяких сомнений, являетесь, – добавил Сайрион.
Кто-то из отряда, Талос не смог разобрать, кто именно, переговаривался по воксу с Септимом на «Очерненном». Он знал это, потому что тяжелые болтеры, установленные на правой скуле и на законцовке крыла, пришли в движение, нацеливаясь на четырех терминаторов Черного Легиона.
В высшей степени тактично, подумал он. Наверняка идея Ксарла.
Мгновением позже воины Магистра войны опустили оружие, при этом двигаясь неслаженно и, по-видимому, нисколько не обрадованные развитием событий.
– В их движениях – беспечность, – подметил по воксу Гарадон; в голосе его ясно слышалось отвращение.
– Идемте, братья, – сказал первый терминатор Черного Легиона, склоняя свой грубый шлем. – Магистр войны, благословенный наследник Темных Сил, требует, чтобы вы предстали перед ним.
Только когда Черные легионеры прошли вперед первыми, Повелители Ночи опустили оружие.
– Помнишь, когда-то мы с ними доверяли друг другу? – сказал по воксу Сайрион.
– Нет, – отрезал Ксарл.
– Давайте разберемся с этим по-быстрому, – перебил Талос. Никто не стал спорить.
StriderVicДата: Суббота, 20.10.2012, 18:34 | Сообщение # 64



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


В тюрьме бушевал бунт.
Когда они спускались, за окнами лифта этаж за этажом проплывали пространства, наводненные кричащими, дерущимися и бегущими заключенными. На одном этаже за окном показалось лицо орущего человека, который неистово замолотил кулаками по стеклу, оставляя на нем кровавые следы после каждого удара. Он бросился бежать, увидев, кто был внутри, – правильное решение, так как Узас уже собирался прикончить глупца выстрелом из болтера.
– Их загонят на корабли для рабов, которые уже готовы к войне против мира-кузницы, – гортанным голосом сообщил легионер с автопушкой. – А пока что мы позволили им насладиться свободой и утолить жажду кровопролития. Они так долго пробыли в заключении.
– Мы освободили их, – сказал предводитель терминаторов, Фальк. – Мы разблокировали камеры, где их держали, и предоставили им свободу. Они используют первые минуты воли, вырезая оставшихся в живых охранников.
Он говорил об этом с гордостью и весельем.
В шуме воплей иногда звучали приглушенные стенами лифтовой шахты выстрелы – очевидно, не все охранники легко сдавались.
Вздрогнув, лифт остановился на этаже, ничем не отличавшемся от остальных. Заключенные – целая орава, – многие из которых были полуголыми, вооружившись кусками мебели и столовыми приборами, с большим энтузиазмом избивали друг друга до смерти.
Пока не открылись двери лифта.
Из всех легионов, отвернувшихся от света Лже-Императора, Талос больше всех презирал Черный Легион, Сынов Хоруса, за то, как низко они пали за годы, прошедшие со дня смерти их отца-примарха. В его глазах они были воплощением всех возможных грехов и злодеяний; в этих воинах-Астартес не осталось и малой толики того благородства, каким они обладали раньше. Они якшались с демонами, бок о бок сражались с ними и почитали шепот варпа как высшую мудрость. Так же, как и одержимый демоном Возвышенный, представлявший собой лишь бледную тень человека, которым был когда-то, Черный Легион, с радостью отдавшийся Губительным Силам, возмущал Талоса до глубины души.
Но когда двери лифта раскрылись, вспышка осознания, почему они живут именно так, а не иначе, озарила его разум.
Перед ними было длинное помещение с центральным коридором, по обеим сторонам которого друг напротив друга располагались камеры заключенных. Двери всех камер были открыты. Всюду валялись истерзанные останки охранников, убитых только что освобожденными пленниками. Сами они – не меньше трех сотен бандитов, убийц и преступников – разом замолчали.
И молча встали на колени, обратив склоненные головы к лифту.
Громадные шипастые фигуры терминаторов Черного Легиона вышли из лифта и зашагали по центральному коридору, не обращая никакого внимания на поклоняющихся им. Их власть была очевидна. Они жили, не испытывая острой нехватки рабов, им не нужно было прилагать все силы, чтобы любой ценой скрыться от разъяренного Империума. Эта жизнь, пусть всего на миг, показалась близкой Талосу. Несмотря на свою ненависть, он понимал их.
Повелители Ночи шли следом, и Талос подозревал, что остальные жаждут достать оружие так же, как и он сам. Людей привели к повиновению благодаря страху – знакомый метод. Но то, что он видел здесь… отдавало чем-то другим. В воздухе витал сернистый привкус, который не до конца поглощали его дыхательные фильтры. Вероятно, для того чтобы внушить столь сильное благоговение за столь короткое время, потребовалось вмешательство чего-то магического или демонического.
Коридор оканчивался дверями, которые вели в квадратное помещение. Свет был приглушен до минимального уровня. Как только двери позади них закрылись, Талос снова услышал шум борьбы в тюремном блоке. Все же от этого звука становилось спокойнее, чем от тишины.
Зал, куда они вошли, когда-то служил столовой. Учинив беспорядки в честь своего освобождения, заключенные перевернули все вверх дном, оставив после себя лишь свалку из сломанных столов и стульев, а также тел двадцати двух бывших сокамерников и стражников, в той или иной степени расчлененных. Несколько дверей вели вглубь тюремного комплекса, но Талосу не суждено было увидеть остальные помещения.
StriderVicДата: Суббота, 20.10.2012, 18:35 | Сообщение # 65



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


– Что за создание – человек… – произнесла фигура, стоявшая в центре раскуроченного зала, – …посвятить первые мгновения свободы разрушению своего собственного убежища.
Воины Черного Легиона преклонили колени, и подвижные сочленения их доспехов отозвались низким рыком на непривычное движение. Терминаторская броня не предназначалась для выражения почтения – ее создавали, чтобы убивать бесконечно, без пощады, без передышки. Талос сжал челюсти при виде того, как раболепствует элита армии Магистра войны. Даже Атраментары, лучшие из Десятой роты, никогда не кланялись Возвышенному.
Фигура в центре комнаты повернулась, и Талос встретил взгляд самого могущественного, самого устрашающего существа во всей галактике. Существо тепло улыбнулось.
– Талос, – произнес Абаддон Разоритель, Магистр войны Хаоса, – нам с тобой нужно поговорить.
StriderVicДата: Суббота, 20.10.2012, 19:01 | Сообщение # 66



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


МАГИСТР ВОЙНЫ

"Если вас окружили враги, демонстрируйте им лишь свою силу.
Никогда не подставляйте обнаженное горло, никогда не вкладывайте меч в ножны.
Мы – Астартес. Мы не дипломаты. Не послы. Все мы – воины.
Если вы проникли в крепость врага, основная его оборона уже сломлена.
У вас все преимущества. Используйте их."


Военный теоретик Малкарион. Выдержка из книги «Темный путь»

Когда Абаддон говорил, он улыбался.
Улыбка была последним, чего ожидал Талос.
В своей терминаторской броне Магистр Войны равно затмевал и собственных людей, и Чернецов. Черный керамит его доспеха был украшен искусной отделкой, медной и бронзовой окантовкой, а в центре нагрудника свирепо щурилось огненное Око Хоруса с вертикальным зрачком. Широкие плечи Магистра Войны покрывал плащ из серебристо серого меха – шкуры гигантского волка. Как и у его элитных бойцов, из за спины Абаддона торчали пики для трофеев, и на каждую было насажено по несколько шлемов Астартес. Некоторые из них безжизненно пялились прямо на Талоса – недвусмысленное напоминание о миллионах жизней, сгинувших за десять тысячелетий Ереси и восстаний, развязанных Магистром Войны.
Его правую руку венчала зловещая энергетическая перчатка архаического и уникального образца. Изогнутые когти лезвия, длиной с предплечье Астартес, поблескивали в тусклом свете мерцающих настенных ламп. Хорус, возлюбленный сын Императора, носил эту перчатку во времена Великого Крестового Похода и последовавшей за ним Ереси. Ею он убил примарха Кровавых Ангелов, Сангвиния, и смертельно ранил Императора. Теперь устрашающее оружие облекало кулак его генетического сына, вождя его павшего легиона.
Это оружие само по себе вызывало желание преклонить колени в знак уважения к тому, кто владел роковыми лезвиями – величайшим символом Ереси.
Однако лицо Магистра Войны притягивало взор Талоса сильней всего остального. Абаддона нельзя было назвать красивым. То смертоносное величие, что излучал владыка Черного легиона, никогда не могло бы исходить от обычного смертного. Его лицо покрывали морщины и исчертили шрамы многовековой войны – свидетельства тысяч битв на тысячах планет. Череп обрит налысо, не считая пучка волос цвета воронова крыла на макушке.
В глазах Абаддона Талос увидел гибель галактики. Они пылали внутренним огнем – яростным пламенем, порожденным мечтами о завоеваниях, заполнявшими каждый миг жизни Магистра Войны. Но ярость эта была с привкусом отчаяния, а мечты смешивались с жаждой мести.
Как и сам Хаос, Абаддона разрывали противоречия.
И Талос мгновенно возненавидел эту теплую, приветливую улыбку. Он почти ощущал запах скверны, исходящий от Магистра Войны, – вонь горелого металла и гниющей плоти, доносящуюся у того из под кожи. Запах раздражал и мучил Талоса.
-Вы это чувствуете? – передал он по воксу Первому Когтю.
-Да, – ответил Ксарл. – Я чую тухлятину… и кое что еще. Они переполнены скверной. Все они. Если заглянуть под доспехи терминаторов, наверняка окажется, что их тела мутировали.
Дальнейшие реплики были не особенно содержательны.
-От Магистра Войны несет так, словно он кипятил человеческое мясо в машинном масле, – выдал Сайрион.
От Узаса Талос получил только сигнал подтверждения – одиночный разряд статики, означавший «да».
-Благодарю тебя за то, что пришел ко мне, брат, – произнес Магистр Войны.
Слова его были дружелюбны, в отличие от голоса. Голос Абаддона, гортанный и резкий, рычанием вырывался из глотки. Еще одно противоречие в растущем списке. Талос задался вопросом, какая часть из этого была заранее обдуманным ходом, предназначенным для того, чтобы вызвать растерянность у просителей.
-Я пришел, Магистр Войны, – ответил Талос, в то время как сетка целеуказателя его шлема навелась на командира Черного легиона и замигала белым, выявляя скрытое оружие.
StriderVicДата: Суббота, 20.10.2012, 19:02 | Сообщение # 67



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


Коготь Хоруса. Штурмовой болтер, закрепленный на легендарной силовой перчатке. И меч на бедре.
«Угроза». Нострамская руна тревоги замерцала на экране визора. Талос не стал ее отключать.
-И ты не преклонил колени, – заметил Абаддон.
-Его рык не позволил словам прозвучать вопросительно.
-Я склоняю колени только перед моим примархом, Магистр Войны. Со дня его смерти я не преклоняюсь ни перед кем. Я не желал оскорбить вас.
-Понимаю.
На секунду взгляд Талоса приковал Коготь Хоруса – Магистр Войны повел серповидными лезвиями, указывая на дверь.
-Братья мои, и наши благородные гости, Повелители Ночи… Оставьте нас. Пророку и мне надо о многом поговорить.
Вокс линк Талоса включился со щелчком.
-Мы будем поблизости, – передал Сайрион.
-Мы останемся с юстерианцами, – проворчал Малек.
Судя по его тону, чемпиону Повелителей Ночи не терпелось ввязаться в драку.
Сайрион тоже это заметил.
-Ты говоришь так, словно надеешься, что они затеют какую нибудь пакость.
Ни один из Атраментаров не ответил, хотя остальным были слышны приглушенные щелчки их воксов – двое терминаторов обменялись закрытыми сообщениями.
Когда пророк и Магистр Войны остались одни в разрушенной тюремной столовой, Талос внимательно осмотрел комнату. Взгляд его скользнул по грудам мусора.
-Не совсем то место, где я ожидал застать вас, сэр.
-Нет?
Абаддон приблизился. Тяжелая броня затрудняла его шаг, и все же поступь Магистра Войны казалась отчего то более угрожающей, чем у других терминаторов. Дело в скупости движений, сообразил Талос. Каждый шаг и жест Абаддона были точны и выверены – ничего лишнего. Броня стала его второй кожей.
-Разграбленная столовая в тюремной башне. Едва ли подходящее место для встречи с тем, кто некогда возглавлял всех нас.
-Я все еще возглавляю вас, Талос.
-С определенной точки зрения, – признал Повелитель Ночи.
-Я хотел осмотреть помещения этой тюремной башни, и у меня нет ни времени, ни желания устраивать бесполезные церемонии. Я был здесь, и я призвал тебя. Так что здесь мы и встретились.
Превосходство, прозвучавшее в голосе командующего, вызвало у Талоса оскомину. Да кто он такой, чтобы говорить в подобном тоне с одним из сынов Конрада Кёрза? Капитан павшего легиона, вдобавок затронутый демонической порчей. Его сила заслуживает уважения, но не униженного смирения и не рабской покорности.
-Я здесь, Магистр Войны. Теперь скажи мне, для чего.
-Для того чтобы мы встретились лицом к лицу. В Черном легионе немало своих пророков и чародеев, Талос.
-Я это слышал.
-Я ценю их дар, и они играют ключевую роль в моих планах. Я внимательно прислушиваюсь к их словам.
-И это я тоже слышал.
-Вот как…
И вновь ненавистная улыбка.
-Это заставило меня задуматься, на своем ли ты месте? Ты доволен той жизнью, что может предложить тебе твой легион? В достаточной ли мере они чтят твой дар?
И тут все стало на свои места – Талос понял, зачем его вызвали. Как прямолинейно и грубо…
Повелитель Ночи подавил гневный рык. Взгляд сузившихся глаз замер на руне угрозы, все еще мерцавшей на дисплее визора. Системы брони зарегистрировали участившееся сердцебиение и, предвидя возможность боя, ввели в кровь хозяина мощные стимуляторы. Лишь через несколько секунд Талос судорожно выдохнул и вновь заговорил, стараясь не обращать внимания на охвативший мышцы огонь: – Я не причисляю себя к той породе существ, которую вы зовете чародеями, сэр.
Абаддон перестал мерить шагами комнату и уставился на собственное отражение в серебристом металле энергетического когтя.
-Ты полагаешь, что я не улавливаю неодобрения в твоем голосе?
StriderVicДата: Суббота, 20.10.2012, 19:21 | Сообщение # 68



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


-Очевидно, нет, милорд. Это не просто неодобрение, а отвращение.
Теперь Абаддон наконец то взглянул на него. Лезвия древнего когтя тихо и плавно разрезали воздух. Это казалось почти привычкой – так смертный со скуки хрустит костяшками пальцев. Коготь Разорителя всегда находился в движении, всегда что то кромсал – пусть сейчас это был только воздух.
-Ты оскорбляешь меня, Повелитель Ночи, – задумчиво протянул Абаддон.
С губ его все еще не сходила улыбка.
-Я не могу изменить суть нашего легиона, Магистр Войны. Я тот, кем ты назвал меня, – я Повелитель Ночи. Не оскверненный варпом колдун и не мерзостный творец заклинаний. Во мне живет геносемя Ночного Призрака. От отца – а не от Губительных Сил – я унаследовал этот… дар.
-Твоя прямота освежает.
-Странно это слышать, Магистр Войны.
-Талос, – сказал Абаддон, вновь оборачиваясь к Повелителю Ночи. – Я планирую новый Черный Крестовый Поход.
Тут он замолчал, подняв коготь. Талос невольно вспомнил виденную однажды картину – портрет Хоруса, сжимавшего горящую планету в этой самой перчатке. В то время Талос решил, что на картине изображена Терра. Ирония заключалась в том, что портрет запечатлел сокрушительное поражение Хоруса – в его пальцах полыхал единственный мир, который ему не удалось покорить.
-На сей раз… – Магистр Войны прикрыл свои нечеловеческие глаза, и серебряные лезвия дрогнули. – …на сей раз планеты крепости у Врат Кадианских будут гореть до тех пор, пока на поверхности не останется ничего, кроме пепла. На сей раз сама Кадия падет.
Талос наблюдал за Магистром Войны, не говоря ни слова, пока экстатический восторг Абаддона не угас и тот не открыл глаза. Повелитель Ночи нарушил воцарившуюся меж ними тишину, шагнув к трупу заключенного и опустившись на колени рядом с убитым. Кровь человека залила обломки стола, на котором он лежал, однако умер заключенный от сильного удара в висок. Талос обмакнул два пальца в лужу сворачивающейся крови и затем поднес их к решетке шлема, чтобы вдохнуть металлический запах.
Он жаждал ощутить этот железистый вкус, хотел почувствовать, как жизненная субстанция вливается в его генетически измененное тело, впитывается в вены, а вместе с ней и призрачное эхо мечтаний смертного, его страхов и желаний.
Чудо физиологии Астартес – ощутить вкус жизни того, чью кровь ты пролил. Истинный дар охотника.
-Кажется, мои слова тебя не впечатлили, – заметил Магистр Войны.
-Со всем уважением, сэр, но все ваши предыдущие крестовые походы окончились неудачей.
-В самом деле? Не хочешь ли ты сказать, что принадлежишь к внутреннему кругу моих приближенных и способен судить, осуществились ли мои планы, и достиг ли я намеченных целей?
Талос сжал кулак – ту самую перчатку, которую скоро заменит латная рукавица Фаровена.
-Вы наносите Империуму удар за ударом, но это никак не помогает нашему делу. Вы спрашиваете, встанут ли Повелители Ночи рядом с вами, когда вы атакуете Кадию? Я не могу говорить за весь легион. Возвышенный последует за вами, как и всегда. Я уверен, что и многие другие из наших командиров поступят так же.
Абаддон кивнул, как будто услыхав подтверждение своим словам. Вены на его щеках потемнели – Магистр Войны ухмыльнулся.
-Ты говоришь об отсутствии единства. Твоему легиону не хватает вождя.
-Многие претендуют на роль наследников Ночного Призрака. Мастер Когтя исчез, но его претензии были не более обоснованны, чем у других, – даже несмотря на то, что он владел одной из наших священных реликвий. У многих есть схожие предметы, ранее принадлежавшие нашему отцу. Капитан Арцебус возглавляет крупнейшую коалицию, но и от его настойчивости разит властолюбием и отчаянием. Ни один истинный наследник так и не объявился, в отличие от вас и вашего легиона. Трон нашего отца остается пуст.
-И снова я слышу тревогу в твоих словах.
-Я не пытаюсь скрыть ее, Магистр Войны.
-Замечательно. Так скажи мне: неужели в глубине души ты сам не желаешь занять пустующий трон?
StriderVicДата: Суббота, 20.10.2012, 19:24 | Сообщение # 69



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


Талос замер. Такого он не ожидал. Он предполагал, что Магистр Войны намеревается каким то образом использовать его проклятие. Возможно, даже попытается переманить Талоса в Черный легион в качестве личного советника. Но это…
Это было что то новенькое. И, как заподозрил Талос, это также было чистой воды блефом, предназначенным для того, чтобы посеять сумятицу в его мыслях.
-Нет, – ответил он.
-Ты колебался.
-Вы задали трудный вопрос.
Абаддон подошел ближе к Талосу. Обломки хрустели под его бронированными подошвами. Черепа и шлемы на пиках для трофеев стучали друг о друга, рождая странную клацающую мелодию, словно играл какой то варварский музыкальный инструмент.
«Угроза». Руна тревожно замерцала, и Повелитель Ночи взглянул сквозь красный экран визора на Магистра Войны, стоявшего в каких нибудь десяти метрах от него. Талос не мог не сравнивать Абаддона с первым обладателем этого титула. С Хорусом, возлюбленным сыном Императора, Повелителем восемнадцати легионов. Талос видел Воителя всего лишь раз, но это стало одним из ярчайших его воспоминаний.
-Однажды я видел Воителя, – произнес он вслух, прежде чем сообразил, что делает.
Абаддон хмыкнул. Воздух огласили хриплые, похожие на рычание звуки.
-Где?
-На Дэрроумаре. Мы сражались рядом с Лунными Волками в столице.
-Лунные Волки.
Абаддон встретил первое имя легиона неприкрытой насмешкой. То самое имя, которое использовалось прежде, чем они стали Сынами Хоруса в честь своего примарха, и задолго до того, как превратились в Черный Легион, чтобы стереть память о позорном поражении их отца.
-Дни слепоты и войны, основанной на гнуснейшем обмане.
-Верно. Но также и дни единства, – отозвался Талос.
Он вспомнил великолепие Хоруса, шагавшего во главе легиона в серовато белых доспехах, отполированных до жемчужного блеска. Он был человеком… и в то же время чем то большим. Астартес… но и больше чем Астартес. Первый примарх воплотил собой всю славу и величие человеческой расы, доведенные до совершенства генотехниками и хирургами в тайных лабораториях Императорского Дворца.
Находиться в его присутствии означало омываться в потоке света, испытывать восторг куда более живой и глубокий, чем тот, что дарили стимуляторы в крови Астартес. Его слепящее совершенство притягивало – просто ступив на поле боя, Хорус становился центром происходящего. Сердцем битвы, вихрем уничтожения, не запятнанным грязью и кровью даже в те секунды, когда он пожинал вражеские жизни.
А ведь Талос видел его лишь мельком. Образ живого бога сложился из нечетких, увеличенных визором шлема изображений с противоположного конца плацдарма – Талос тогда пробивался через разрушенные городские кварталы к передовым линиям Лунных Волков. Он словно смотрел на ожившую статую героя древности.
Повелитель Ночи взглянул на Абаддона.
Как меняются времена.
-Что ты помнишь о Хорусе? – спросил Абаддон.
-Его свет ранил мои глаза, даже на расстоянии… Я ведь был рожден на Нострамо, – добавил он, зная, что это все объяснит.
-Повелители Ночи. Вы все воспринимаете так буквально.
Это наблюдение, похоже, позабавило Абаддона. Талос вновь поразился его мелочности – и тут Повелителя Ночи осенило. Абаддон был воплощением того, во что превратились павшие легионы. Глядя на него, Талос наконец то понял, что никто из Астартес предателей не может сравниться с их прародителями примархами. Ни один из ныне живущих не смел претендовать на это наследие. Все они были лишь тенями, бледным подобием своих отцов, а их отцы проиграли.
StriderVicДата: Суббота, 20.10.2012, 19:28 | Сообщение # 70



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


Мысль была унизительной, и меланхолия вновь потянулась к нему цепким когтем. Повелитель Ночи с презрительной гримасой отбросил досадные помыслы и сосредоточился на данных целеуказателя, нащупывавшего слабые места в доспехе Абаддона. Надо признать, их нашлось немного, и все же Талос ощутил, как машинный дух его брони пробуждается. Воина захлестнула волна чужого гнева. Это помогло взять себя в руки.
-Вы до сих пор не сказали, зачем призвали меня, Магистр Войны.
-Что ж, тогда прямо перейду к делу. В конце концов, нам вскоре предстоит крестовый поход. Скажи мне, пророк, в твоих последних видениях было что то о Критской войне?
-Нет, – немедленно солгал Талос.
-Нет. – Магистр Войны сузил глаза. – Просто нет. Как информативно.
-Я не видел ничего, что помогло бы вам составить план операции, ничего, что дало бы вам новые сведения или принесло хоть какую то пользу.
-И все же что то ты видел.
-Ничего такого, о чем у вас есть право спрашивать.
Когти перчатки сошлись с легким звоном. Абаддон сомкнул и разомкнул их всего один раз.
-Я не славлюсь терпением, – протянул Магистр Войны. В голосе его явственно слышалась угроза. – Но мне хватит и того, что мои предположения подтвердились. Ты пророк, и ты видел то, что грядет.
Похоже, вас сильно интересуют мои видения. Я полагал, у вас есть собственные чародеи.
Талос не смог сдержать нотку насмешливой гордости. Абаддон то ли не заметил его тона, то ли не придал ему значения.
-Им трудно пробить завесу варпа. Ты, очевидно, сумел сделать то, на что они не способны. Ты видел будущее. Тебя не должно удивлять, что твой командир желает получить эту информацию.
Талос ничего не ответил, зная, что последует дальше.
-Талос, брат мой. У меня есть для тебя предложение.
-Я отказываюсь. Благодарю за честь, в чем бы ни состояло это предложение, но мой ответ «нет».
-К чему такой резкий отказ?
Теперь Абаддон нахмурился, впервые за время разговора. Из под скривившихся мертвенно синих губ показались гнилые черные зубы.
-Если вы предлагаете мне возглавить Восьмой легион, я отказываюсь, потому что это невыполнимая задача, и не в вашей власти назначать наших командиров. Если вы просите меня оставить мой легион, я отказываюсь, потому что не собираюсь этого делать.
-Ты отклоняешь мое предложение, даже не выслушав его.
-Потому что оно не в моих интересах. От нас и так осталось немного, Магистр Войны. Я больше не верю в то, что мы несем гибель Империуму. Я не верю в то, что мы продолжаем дело своих отцов. Скверна проникла в сердца слишком многих из нас.
-Тогда почему ты все еще сражаешься?
Гневная гримаса не сходила с лица Абаддона. Он по прежнему сжимал зубы и яростно сверкал глазами.
Потому что мне не остается ничего другого. Я был рожден для боя и закален в пламени войны. Я – Астартес. Я сражаюсь, потому что сражение – наш долг. Император оставил Великий Крестовый Поход и возжелал, чтобы человечество вымостило ему дорогу к божественному престолу. Я не думаю, что нам удастся сбросить его с Золотого Трона, но зло и гордыня не должны остаться безнаказанными.
-А что насчет Кёрза?
Талос резко шагнул вперед. Могучие мышцы Повелителя Ночи вздулись буграми под темно синей броней.
-Ты не смеешь произносить его имя с таким неуважением, Абаддон.
-Ты думаешь напугать меня, червь?
-Я думаю, что называю твоего примарха Воителем, несмотря на его поражение. Ты должен говорить с равным почтением о владыке моего легиона, который сохранил достоинство даже в смерти.
-Хорошо, тогда что насчет Ночного Призрака? Или его убийство ничего для тебя не значит?
-Император предал моего генетического отца. Даже если забыть об идеалах Великой Ереси, одно лишь желание отомстить делает гибель Империума всем смыслом моего существования.
Услышав это, Абаддон снова кивнул: – Я чту Повелителей Ночи как братьев, но ты был прав. Вы – сломленный легион.
-А вы нет?
Магистр Войны развернулся. Голос его упал до угрожающего шепота: – Что ты сказал?
StriderVicДата: Суббота, 20.10.2012, 19:34 | Сообщение # 71



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


«Угроза, угроза, угроза», – замигала руна.
-Магистр Войны, разве вы сражаетесь потому, что до сих пор верите в победу? После столетий поражений, после неудавшихся Черных Крестовых Походов, после междоусобицы, которая обескровила ваш легион и принесла ему позорную славу среди других легионов? Разве не правда, что ваши люди продались в рабство демонам, лишь бы восполнить потери, которые вы понесли со смерти примарха? Вы сосете силу из других, потому что ваша почти на исходе.
Ответом на это заявление была тишина. И Талос снова ее нарушил: – Эта встреча – лишнее тому подтверждение. Вы пытаетесь вызнать, как мой дар может послужить вашим гибнущим армиям.
Абаддон мог бы рассмеяться. Так поступил бы великий вождь – он посмеялся бы вместе с Талосом, чтобы перетянуть его на свою сторону с помощью убеждения и взаимной симпатии, даже будь это сплошным обманом. Но Абаддон не был таким вождем. По крайней мере, ему хватило ума понять, что Талос не поддастся на уловки.
Штурмовой болтер рявкнул всего один раз. Сдвоенное дуло изрыгнуло два снаряда. Два болта, вылетевшие из вопящих демонических пастей цвета грязной меди, ударили в нагрудник Талоса. Нагрудник, украшенный изувеченным имперским орлом, треснул. Но упасть воина заставили не сами снаряды, а хлынувший из них черный газ.
Талос и глазом не успел моргнуть, как рухнул на колени. На дисплее вспыхнули сигналы тревоги и рунические показания датчиков биометрии. Показатели стремительно ухудшались. Машинный дух брони пришел в ярость. Через сенсорные соединения воин ощутил его неистовое желание истребить все живое вокруг. Инстинкт Астартес. Защищай себя, уничтожая любую угрозу.
Машинный дух брони Талоса был полукровкой. За годы войны он поглотил множество других комплектов доспехов, и в сознании его в равной степени смешались гордыня, опаска и злоба. Сейчас эта тварь ревела в крови Талоса, завывала в черепных разъемах, в позвоночнике и конечностях, разжигая собственную ярость Астартес. Один взгляд на рунический дисплей визора объяснил причину его гнева. Машинный дух не способен был примириться с тем, что жизненные показатели хозяина падали, в то время как все боеприпасы оставались неизрасходованными.
Повелитель Ночи был ранен и не ответил на удар. Это было неправильно. Бой велся не так. Прежде подобного не случалось.
-«Охотничье зрение», – приказал Талос духу брони. Картина на дисплее сменилась тепловидением, сочетанием льдисто голубых тонов, но удушливая газовая дымка отчего то осталась непроницаемой.
А Талос действительно задыхался, что уже само по себе было безумием. С каждым вдохом он втягивал в легкие новую порцию черного газа, сочившегося сквозь трещину в нагруднике. Газ пах расплавленной смолой и на вкус был как спекшаяся в пламени земля через неделю после сражения. Повелитель Ночи почувствовал, как мышцы глотки и груди сжимаются, натягиваясь подобно железным канатам. Тревожные руны затопили дисплей – руны, которых он не видел никогда прежде.
Яд. Его пытались отравить.
-Абаддон! – взревел он и ощутил мгновенный ужас от того, насколько слабым оказался его голос. – За это ты умрешь!
Когда в ответ раздался смех, Талос потянул из ножен Аурум. Спустя бессчетное количество ударов сердца воин осознал, что клинок выпал из окостеневших пальцев и с лязгом грянулся на покрывавшие пол обломки. Весь мир заполнился вкусом крови и горелой земли. Единственным, что чувствовал Талос, был холодный огонь в легких, переходящий в спазматический шок.
-Я хочу сделать тебе предложение, пророк.
Голос Магистра Войны пришел откуда то издалека, за пределами видимости. Талос едва мог поднять голову. Он даже не способен был взглянуть на разбитого орла на нагруднике и оценить ущерб, причиненный доспеху. Угасающие графики и все уменьшающиеся числа, скользящие по экрану визора, показали ему все, что он должен был знать.
Отравлен. Как это вообще возможно? Черный газ… демонический туман…
Убей его, прежде чем умрешь.
Непрошеная мысль пришла из глубины его сознания, и – на секунду – незнакомое ощущение чужого присутствия обдало его холодом. Слова больше походили на мысль, чем на голос, на желание, чем на приказ, и в самом сомнении заключался ответ. На пороге смерти машинный дух брони легко проник в его разум. Это ощущалось как давящее присутствие, намного более холодное и ясное, чем примитивные эмоции и инстинкты, чье эхо обычно касалось его сознания. Их легко было укротить – требовалась лишь минутная концентрация. А сейчас ледяное копье ярости пронзило мозг с такой силой, что тело судорожно дернулось, пытаясь подчиниться приказу.
-И, – продолжил Магистр Войны, – если ты не захочешь выслушать предложение от меня, тебе придется выслушать его от моих союзников.
StriderVicДата: Суббота, 20.10.2012, 19:40 | Сообщение # 72



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


-Я слышал болтерный выстрел.
С этими словами Сайрион поднял собственный болтер и направил его на массивный шлем Фалькуса.
-Это, – повторил он уже тише, – был болтер. Скажи, что я ошибаюсь.
На дисплее у него перед глазами проматывались показания с аудиодатчиков шлема, так что Сайрион был уверен в собственной правоте, – однако выстрел застал его врасплох, и требовалось потянуть время.
Повелители Ночи и воины Черного легиона столпились в центральном проходе, окруженные сотней коленопреклоненных заключенных.
-Абаддон… Абаддон… Абаддон, – повторяли узники со всем благоговением и истовостью молящихся.
Но их песнопение оборвалось в тот момент, когда Повелители Ночи подняли оружие.
-Штурмовой болтер, – поправил Узас, и все явственно услышали оживление в его голосе. – Не болтер. Два ствола. Талос мертв. Руна жизненных показателей нестабильна.
Это было верно. Один выстрел болтерного орудия в столовой, и руна жизненных показателей на их дисплеях неуверенно замерцала.
Противостояние длилось, а терминаторы Черного легиона оставались спокойными.
«Им то легко, – подумал Сайрион, – в случае чего их поддержит больше сотни фанатиков».
-Талос, – позвал он по воксу. Тишина. Моргнув, Сайрион переключил каналы. – Септим.
Снова ничего. Движением глаза он переключился на третью руну.
-«Завет», говорит Первый Коготь.
Молчание.
-Нас отрезали, – передал он отделению.
-Повелители Ночи, – негромко сказал Фалькус из Черного легиона, – с вашим «Громовым ястребом» приключилась досадная неприятность. Идем. Мы предоставим вам другой транспорт для возвращения на корабль.
-Надо драться, – передал Ксарл. – Прикончим их всех.
-Кровь, черепа и души, – судя по хлюпающим звукам, Узас опять истекал слюной. – Мы должны драться!
-Сохраняйте хладнокровие, болваны, – вмешался Гарадон, Молот Возвышенного. – Даже нам не под силу справиться с ними здесь.
-Да, – кивнул Сайрион. – Сначала получим ответы, а затем отомстим.
-Мы должны драться, – упрямо настаивал Ксарл.
Перспектива уйти из башни под конвоем была для него слишком унизительной.
-Мы не можем бросить Талоса здесь.
-То, что сейчас происходит, поставило легионы на грань войны. – Грубый голос Гарадона перебил яростные угрозы Ксарла. – Они превосходят нас числом как на орбите, так и на поверхности. Надо выждать и ударить тогда, когда добыча ослабеет.
-Ты трус, Гарадон! – рявкнул Ксарл.
-А ты ответишь за оскорбление, – ответил Молот Возвышенного. – Но сейчас опусти болтер. Мы не сможем выиграть этот бой.
Повелители Ночи убрали оружие и позволили вывести себя из зала. Вслед им полетели свист и насмешки поднявшихся с колен заключенных. Несколько швырнули в Астартес бутылки или выпалили в воздух из захваченных дробовиков, отчего на дисплеях Повелителей Ночи вспыхнули тревожные руны.
-Каждый из этих ублюдков умоется кровью, – посулил Ксарл.
От всех бойцов Когтя пришел подтверждающий сигнал. Бутылка угодила в шлем Узаса, и остальные услышали смех.
-Какого дьявола ты гогочешь? – взорвался Ксарл.
-Они обвели нас вокруг пальца, – ухмыльнулся Узас. – Прикончили Талоса. Перерезали экипаж «Громового ястреба». Захватили наш транспорт. Умно. Почему бы мне не восхищаться тем, как ловко они нас переиграли?
-Захлопни пасть, – приказал Ксарл. – Они не убили Талоса. Его руна все еще светится.
-А какая разница? Он у них в руках. Рад от него избавиться.
Сайрион не обращал внимания на перепалку. В то время как их окружали коленопреклоненные смертные, его шестое чувство пробудилось. Каждый из этих людей скрывал страх под маской религиозного экстаза. Их страхи просачивались в сознание Астартес всплесками перебивающих друг друга голосов.
StriderVicДата: Суббота, 20.10.2012, 19:44 | Сообщение # 73



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


…не хочу умирать…
…свобода, наконец то, неужели они позволят нам уйти…
…просто уловка, они убьют нас…

Сайрион закрыл глаза, чувствуя, что общий ужас смертных может поглотить его собственный разум, затопить бессмысленным потоком эмоций. Ребенком он провалился в заболоченное озеро в глубинах подулья Йории. Тогда Сайрион не умел плавать. В бесконечные секунды до того, как отец его вытащил, он медленно погружался в черноту, глядя на отблески факельного света на поверхности. Каждый раз, оказываясь в толпе, Сайрион вспоминал это мгновение – чувство, что он исчезает, что его целиком поглощает некая безжалостная внешняя сила. В тот день, глядя на тускнеющий свет наверху, ощущая, как уплывает сознание, он понимал, что умирает.
Он понимал это и сейчас. Чувство было тем же самым и сопровождалось уже знакомым и холодным привкусом неизбежности. Просто на сей раз умирать придется дольше.
Сайрион сфокусировал взгляд и, игнорируя шепот в сознании, переключился на разговор в вокс канале. Он вновь активировал динамики шлема и заговорил, не пытаясь сдержать гнев: – Эй, ты, Сын Хоруса.
Один из терминаторов Черного легиона обернулся, не замедляя шага: – Повелитель Ночи?
-Что именно произошло с нашим «Громовым ястребом»?
-Его постигла страшная неудача, – ответил терминатор, и Сайрион уловил приглушенные щелчки вокса – это черные легионеры пересмеивались по закрытому каналу.
-Мы, так и быть, окажем вам любезность и вернем на орбиту на одном из наших транспортов, – добавил Фалькус.
В конце коридора вновь со скрежетом разъехались двери лифта. Навстречу Повелителям Ночи и их эскорту шагнул Астартес в черной силовой броне. По его бледному лицу скользила улыбка, а темные глаза поблескивали.
Как только новоприбывший направился к ним, Сайрион передал остальным: «Сдается, ты был прав, Узас».
Повелители Ночи наблюдали за приближающейся фигурой. Каждый из воинов узнал его, и каждый с трудом подавил желание выхватить оружие и открыть огонь.
Узас кивнул, все еще забавляясь происходящим: – Я сказал вам, что это с самого начала было ловушкой.
-Братья, братья, – проговорил новоприбывший.
Смоляные озера его глаз втянули поочередно каждого из них.
-Как я рад, – объявил он на беглом нострамском, – снова видеть всех вас.

Септим и Эвридика все еще были в рубке.
Септим одновременно злился и беспокоился, хотя старался этого не показать. Если честно, получалось у него не особо. Эвридика голову бы отдала на отсечение, что те слова, которые он время от времени бормотал на нострамском, были проклятиями. Сама она столь же безуспешно пыталась скрыть страх. Однако Астартес не возвращались так долго, что Септим находился уже на грани паники, и его тревога передалась девушке.
Вокс отключился почти час назад, как только Астартес спустились в тюремную башню. Раздался внезапный, отрывистый треск, и связь пропала. С тех пор в вокс канале Астартес Септим слышал только разряды статики. Само по себе это его не обеспокоило. Вряд ли что нибудь на поверхности могло причинить реальный ущерб полубогам. А вот насчет себя и Эвридики он такой уверенности не испытывал.
Септим пытался связаться с Астартес по воксу каждые пять минут после обрыва контакта, но без малейшего успеха. Он не мог установить соединение ни с Первым Когтем в тюремном комплексе внизу, ни с «Заветом крови» на орбите, и все это начинало подозрительно попахивать западней.
Пришло время подумать о том, что делать дальше.
Сначала он склонялся к мысли поднять боевой катер в воздух и зависнуть в нескольких десятках метров над посадочной платформой. К сожалению, это было невозможно по двум причинам. Во первых, ему приказано оставаться на месте. Во вторых, даже если бы он нарушил приказ, у «Опаленного» не хватило бы топлива для длительной работы атмосферных двигателей, – по крайней мере, если они собирались вернуться на орбиту к ударному крейсеру. Судя по показаниям датчиков, горючего оставалось самое большее на пятнадцать минут, а затем пришлось бы возвращаться на «Завет». Если господин выберется из здания и ему понадобится немедленная эвакуация, катер может не успеть или не будет способен уйти в космос.
Нет. Не стоило даже думать об этом. Так что «Опаленный», с загерметизированными люками, поднятым трапом и орудиями, наведенными на коробку лифта, оставался на платформе. Септим ждал, сузив от напряжения глаза, наблюдая за показаниями датчиков и теша себя иллюзией, что выглядит не таким уж взволнованным.
StriderVicДата: Суббота, 20.10.2012, 19:49 | Сообщение # 74



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


-Может, ты расслабишься? – выпалила Эвридика, безжалостно разрушив его самообман.
Водрузив ноги в ботинках на контрольную панель, девушка откинулась на спинку громадного кресла второго пилота. Кожа сиденья скрипнула. Септим, в отличие от Эвридики, согнулся над дисплеем ауспика, по которому каждые шесть секунд пробегала зеленая волна. Пульсирующий сигнал концентрическими кругами расходился от иконки «Опаленного» в центре экрана.
Девушка хмыкнула, пытаясь привлечь внимание Септима.
-Что? – спросил он, не оборачиваясь.
Еще один импульс.
-Ты беспокоишься.
-Можно сказать и так.
-Когда они вернутся?
Следующий сигнал. Ответа по прежнему нет.
-Похоже на то, что Астартес посвящают меня в свои планы? – рассмеялся раб, но смех получился вымученный.
-Я просто спросила. Так что тебя тревожит?
-Тюрьма под нами. В особенности заключенные.
Он кивнул на информационный планшет, лежавший на ручке кресла. По экрану бежали ряды маленьких зеленых букв.
-Это тюремный шпиль Дельта два, – объяснил Септим. – Здесь содержали смертников, ожидающих исполнения приговора. Их оставили в живых, чтобы использовать как рабочую силу на шахтах. Но они не рецидивисты и не мелкие уголовники. Здесь только убийцы, насильники и еретики.
-Люки ведь запечатаны.
В голосе Эвридики, однако, прозвучала легкая нотка сомнения.
Нет такой двери, которую нельзя вскрыть. Боковые люки способны выдержать все что угодно, а вот основная дверь посадочного пандуса работает на обычной гидравлике. Она закрыта и запечатана, но… -Слушай, я не нервничаю. Просто хочу быть готовым ко всему.
-К чему именно? С какой стати кто то попытается захватить корабль Астартес? Если не считать самоубийц.
-Я не знаю. Думаю, большинство постараются держаться от нас подальше. Но есть шанс, что кто то захочет угнать катер, чтобы сбежать с планеты. Или, учитывая срок их заключения, они могут быть не в себе. Или… – Он замолчал.
-Или что? Если начал говорить, заканчивай.
Он пожал плечами: – Или они могут узнать, что на борту есть женщина…
Девушка коротко кивнула, но Септим заметил, что держится она с трудом.
-Это боевой катер… на нем же есть пушки?
-Ну… есть.
-Не слышу уверенности в голосе.
-Половина орудий в нерабочем состоянии, включая основную пушку. Снарядов мало, а штурмовые болтеры на крыльях больше не подключены к сервиторам.
-Почему?
Еще один импульс. Снова чернота на экране.
-Потому что сервиторы мертвы. Уже много лет. Именно мне поручили вытащить их тела наружу.
Прошло несколько секунд напряженного молчания, и пискнул соседний экран. Септим повернулся, изучая показания.
-Так, так, так…
-Снова плохие новости? – спросила девушка, не слишком торопясь услышать ответ.
-Не совсем. Только что стартовал другой корабль, и не один, из большегрузных челноков на равнинах. Судно класса «Громовой ястреб». Идентификационный код Черного Легиона.
-И это означает?..
-Ауспик подал сигнал, потому что зарегистрировал присутствие воинов Первого Когтя на борту при выходе корабля на орбиту.
-Что? Они бросили нас здесь?!
Раб продолжал вглядываться в экран.
-Не все. Нет сигнала от Талоса. Он все еще в здании.
Септим был не из тех, кому нравятся подобные загадки. Отвернувшись от экрана, он нажал несколько кнопок на консоли.
Вспыхнула надпись «Люки запечатаны». За последний час Септим в третий раз проверял состояние дверей.
Эвридика открыла рот, чтобы задать следующий вопрос, когда ауспик звякнул снова. В сигнале не было ничего зловещего. Он звучал почти музыкально.
-Проклятье, – процедил Септим, поднимаясь с кресла.
Эвридика села прямо. Теперь ауспик пел, не умолкая, один тихий звонок за другим.
StriderVicДата: Суббота, 20.10.2012, 19:55 | Сообщение # 75



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


-У нас проблемы? – спросила девушка.
Септим вперил взгляд в лобовое окно рубки. Он смотрел на двери лифта и на то, что хлынуло из них.
-И еще какие, – ответил раб, вытаскивая оба пистолета.
-Тогда дай один мне, – потребовала Эвридика, вскочив с кресла и уставившись туда же, куда глядел Септим.
-Держи оба, – сказал он, протянув оружие девушке и склоняясь над панелью управления, – и не вздумай пристрелить меня.
Эвридика наградила его убийственным взглядом, который, впрочем, не достиг адресата. Септим со страшной скоростью колотил пальцами по клавишам.
-Что ты делаешь?
-Вот что, – ответил он, и исправные орудийные турели катера озарились яростным пламенем.

Джерл Мэддокс не мог поверить собственной удаче. Свобода. Свобода.
Свобода после восьми лет в этой чертовой дыре. Восемь лет на холодной и горькой бурде, которую здесь называли пищей и подавали трижды в день, утром, днем и вечером. Восемь лет четырнадцатичасовых рабочих смен под землей. Узники долбили, долбили и долбили эту проклятую скалу в тщетной надежде наткнуться на пригоршню руды. Восемь лет боли в спине, проблем со зрением, распухших от инфекции десен и крови в моче после того, как тебя изобьют охранники.
Что ж, час расплаты настал. Джерл прижал дробовик к груди и передернул затвор чисто ради того, чтобы насладиться звуком. Клик кланк. Да, бездна побери! Вот это жизнь! Он отобрал оружие у Лаффиана, но тем приятней, поскольку Лаффиан был одним из самых мерзких охранников в секторе «Р».
Сектор «Р» – «только для нарушителей уровня „омега“» – больше не являлся для Мэддокса домом, и тот факт, что Джерл все еще чувствовал кровь Лаффиана на собственном лице, лишь делал победу слаще.
Это тоже расплата. Расплата за тот раз, когда Лаффиан так сильно избил Джеспера, что глаз бедного придурка выскочил из размозженной башки. Мэддокс ухмыльнулся и смахнул с глаз слезы, выступившие от вони. Воняли его собственные зубы.
-Да, Лаффиан не выглядел таким борзым с простреленной грудью и отсеченными по колено ногами.
Он даже вопил о своих детишках. Как будто это могло что то изменить. Ухмылка Мэддокса переросла в хихиканье.
-Захлопни пасть, Чернозубый, – рявкнул кто то неподалеку от него.
Мэддокс сглотнул и сжал губы. В тесноте лифта, где столпилось пятьдесят или около того заключенных, многие кривились или тихо материли его.
-Прошу прощения, – пробормотал он, но это вызвало лишь новую волну возмущения.
Он был не виноват. Его десны воспалились, а зубы почернели и шатались – по крайней мере те несколько, что еще не выпали. В секторе «Р» дантистов не водилось. И по любому, остальные пахли не лучше его. Пятьдесят потеющих мужиков в заляпанных кровью белых униформах…
-Вы тоже воняете, – буркнул он.
Зэки зашевелились и начали разворачиваться к нему. Мэддокс опустил голову, стараясь не смотреть в глаза обернувшемуся человеку.
-Что ты сказал, Чернозубый?
Индрига, два метра татуированной мускулатуры и старых шрамов. Его засадили в сектор «Р» за то, что он зарезал и слопал какую то несчастную домохозяйку.
-Ничего. Ничего, Индрига.
-Вот и хорошо. А теперь заткни свою помойную яму, пока нас всех тут не вывернуло.
Он продолжал смотреть под ноги, пытаясь сдержать улыбку. Но это не удавалось. Перед ним все вставал визжащий Лаффиан, дергающий обрубком ноги… Улыбка превратилась в хриплый смешок. На приклад дробовика упала капля вязкой слюны. На приклад дробовика, вырванного из рук Лаффиана. Джерл снова фыркнул.
Стоявшие вокруг с проклятиями развернулись. Скорее всего, тут то Мэддоксу и пришел бы конец, если бы лифт не остановился и двери не открылись. Разреженный воздух с привкусом пепла хлынул внутрь. Бывшие узники уставились на посадочную платформу.
-А вот и он, – сказал Индрига, шагнув на крышу.
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Ловец Душ (Книга, Аарон Дембски-Боуден, Повелители Ночи)
Страница 5 из 11«12345671011»
Поиск: