Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 10 из 11«12891011»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Ловец Душ (Книга, Аарон Дембски-Боуден, Повелители Ночи)
Ловец Душ
StriderVicДата: Вторник, 23.10.2012, 20:00 | Сообщение # 136



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


-А ты уверен, что все эти события должны произойти на Крите?
-Был уверен, – признался Талос. – Теперь я даже не знаю, произойдут ли они вообще. Так много наших братьев поддалось порче, даже Сайрион и Узас. Я боюсь, не распространилась ли их скверна и на меня. -Возможно ли, что Губительные Силы замутили мое второе зрение?
-Сколько у тебя было припадков? Они случаются так же часто, как до моей смерти?
-Чаще. Они становятся все чаще.
-Хм. Может быть, Фаровен погибнет на Крите. Может, позже. Может, он погибнет не так, как ты видел, и ты напрасно тревожишься. Не припоминаю, чтобы ты столько ныл раньше.
-Ныл? Сэр…
-Даже видения примарха иногда были туманными. Смутными, по его выражению. Неясными. Какое у тебя право считать свои пророчества безошибочными, если даже второе зрение нашего генетического отца иногда подводило его?
-Погодите. Погодите.
Талос снизу вверх уставился на громадную машину. Поле визора окрасило крышку саркофага в кроваво красный. Изображение живого Малкариона, сжимавшего три добытых в поединке шлема, молча смотрело на него.
-Сны нашего отца, – прошептал Талос, – иногда были неверны?
-Иногда их следовало трактовать символически.
-Этого… не может быть.
-Нет? Вот почему ты вечно вызывал враждебность в легионе, брат. Легион – сундук с миллионом тайн. А ты, Ловец Душ, полагал, что знаешь их все. Мне всегда нравилась эта твоя черта. Нравилась твоя уверенность. Но так думал не каждый.
-Наш генетический отец когда нибудь говорил обо мне?
-Только о том, почему он так тебя назвал. Я рассмеялся тогда. Я думал, что отец решил надо мной пошутить. Казалось совершенно невероятным, что кто то не подчинится его последнему приказу. – Малкарион снова издал странный механический смешок. – И ты в последнюю очередь.


ЛОВЕЦ ДУШ


"Потому что это имя подходит тебе.
Одна душа, сын мой.
Одна охота во имя отмщения.
Ты бросишься в погоню за этой единственной сверкающей душой, когда все остальные откажутся от мести."


Примарх Конрад Кёрз апотекарию Талосу из Первого Когтя десятой роты.

Талос звал ее из тьмы. Повелитель Ночи произнес имя убийцы шепотом, рассыпавшимся треском вокс передатчика.
-М'Шин, – прошипел он.
Ассасин побежала. Талос последовал за ней.
Другие придут позже. Когда первый шок пройдет, когда их ничтожные ребяческие амбиции возобладают над горем. Когда при виде тела убитого отца они начнут рыдать не о его смерти, а о том, что его реликвии ускользнули из их жадных пальцев.
Талосу было плевать. Имперская сука убила его отца, и за это она умрет.
В те времена у него еще не было Аурума. Сжав в перчатке рукоять цепного меча, он включил воющий клинок и продолжил преследование. Хотя на воине не было шлема, бусинка вокса оставалась в ухе. Крики братьев доносились с болезненной четкостью.
-Он преследует ее?
-Брат, не делай этого!
-Ты нарушаешь последнюю волю нашего отца!
StriderVicДата: Вторник, 23.10.2012, 20:05 | Сообщение # 137



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


Талос не мешал им бесноваться и проклинать его. Охотника сейчас не волновало ничего, кроме его добычи. Болтерные снаряды прорезали воздух, но убийца уклонялась быстро, как зигзаг черной молнии. Каждый выстрел грозовым эхом разносился по темным залам дворца Ночного Призрака на Тсагуальсе.
Убийца осмелилась рассмеяться. И у нее были причины для смеха. Что такое одинокий Астартес для опытного агента имперского Храма Каллидус? Ничто. Меньше, чем ничто. Она уворачивалась, петляла и перепрыгивала через болтерные снаряды.
Оставшись позади, Талос выругался. Он замедлил бег и вновь растворился в тенях.
Охота была еще не закончена.

М'Шин облизнула пересохшие губы. Воздух Тсагуальсы был сух и горек и здесь, в недвижной атмосфере дворца проклятых, становился лишь суше и горше. Пальцы М'Шин зарылись в волосы ее мертвой жертвы. Ассасин крепко сжимала голову примарха предателя в руке. Кап. Кап. Кап.
Она разрисовывала ониксовый пол струйкам крови, лившейся из перерубленной шеи. Запах крови был липким и слишком густым, словно аромат множества специй. Священная кровь Императора, прогоркшая от порчи и зла. М'Шин подавила желание отшвырнуть жуткий трофей прочь. Доказательство. Ей нужно было доказательство, что дело сделано.
Странно. Нечеловеческое происхождение примарха проявилось еще раз, даже в смерти – отрубленная голова начала кровоточить лишь несколько минут спустя. Вещества свертывания крови наконец то сдались, выпуская на волю темные капли.
Она могла бы просто снять артефакты примарха с тела: обруч корону, серебряный меч в ножнах за спиной или плащ из темных перьев. Но эти реликвии, несмотря на их ценность, могли быть похищены и у живого. Ей требовалось убедительное доказательство, чтобы предъявить его магистрам ордена. Голова мертвого бога – вот то, что было необходимо убийце.
Что касается добытых артефактов, то они послужат и ее возвышению, а не только славе Храма. И как же ее восславят за совершенное!
Пикт связь с записывающими устройствами корабля, и без того ненадежная на расстоянии, сейчас совсем оборвалась. М'Шин почувствовала, как связь исчезает, когда прыгнула на Ночного Призрака, – и от этого тоже попахивало почти сказочной жутью. Обрыв в такой момент… Что то здесь не так…
Постойте. Что происходит? Память ассасина была почти абсолютной – настолько, насколько это позволял человеческий мозг, – и все же М'Шин не могла определить, где находится. Эти коридоры, выложенные костью и ониксом, переплетались и извивались будто по собственной воле. Звуки странно отражались от стен. Иногда не отражались вовсе.
Стена рядом с ее головой разлетелась фонтаном каменного крошева. Ассасин уже двигалась – отскочила в сторону и с невозможной грацией продолжила бег. Она была Каллидус. Искусство убийства в своей самой отточенной форме, отлитое в человеческой плоти.
М'Шин бежала и бежала. То и дело она проносилась мимо Астартес в устаревшей броне Марк III и более новой Марк IV. При виде ее воины замирали на месте. Некоторые дрожали от желания выхватить оружие и вызвать ее на бой. Их жажда крови, почти ощутимая на ощупь, витала в воздухе. Некоторые – очень немногие – выкрикивали ей вслед проклятия. Таких было мало. Крепость населяли стойкие сыны самого сурового из отцов.
И их прародитель принял смерть по собственной воле. Это до сих пор поражало ее больше всего. Половина воспитанников Храма Каллидус, возлюбленного орудия Бога Императора, охотилась по всей Восточной Окраине галактики за Конрадом Кёрзем, восьмым примархом, отцом легиона Повелителей Ночи.
И здесь, на пустынной Тсагуальсе, в дворце крепости из обсидиана, оникса и слоновой кости, со знаменами из человеческой кожи на башнях, она нашла его.
И он принял смерть по собственной воле.
Она, М'Шин, стала смертью примарха. Госпожа даст ей имя Богоубийца…
Огромная тяжесть навалилась сверху и прижала к земле. Голова примарха выкатилась из руки, плитка пола ударила в лицо. Кровь захлестнули боевые стимуляторы, и М'Шин отшвырнула противника прочь. В мгновение ока ассасин вновь вскочила на ноги и оглянулась на Астартес, которого отбросила к стене.
Он. Снова он.
StriderVicДата: Вторник, 23.10.2012, 20:12 | Сообщение # 138



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


Кровь Талоса тоже кипела. Его доспех непрерывно впрыскивал в тело дозы обжигающих химикатов через разъемы в позвоночнике, шее, груди и запястьях. Цепной меч яростно визжал и взрыкивал, кромсая лишь воздух. Ассасин уклонялась от каждого удара. Казалось, она почти не движется – лишь миллиметр вправо или влево, ровно настолько, чтобы избежать выпада.
Голубые глаза ассасина – глаза цвета давно испарившихся от жара морей Терры – наблюдали за Астартес с ленивой насмешкой. Ей нечего было сказать ему и нечего бояться – смертного, космодесантника или любого другого. Она была имперским ассасином. Вершиной человеческого совершен…
Острие клинка Талоса пропороло ее черный кольчужный доспех, разрезав верхний слой синтеплоти над бицепсом.
Глаза ассасина испуганно расширились. Упав на пол, она перекатилась через плечо, схватила голову примарха за копну черных длинных волос и умчалась прочь с такой скоростью, что Астартес остался далеко позади.
Талос смотрел ей вслед. В ухе гремели возмущенные голоса братьев. Даже соратники из Первого Когтя шумно протестовали, обвиняя его в самой дерзкой непокорности.
-Призрак сам выбрал эту судьбу! – вопил Вандред.
-Талос, это было его последним желанием, – уговаривал Сайрион. – Она должна вернуться на Терру!
Талос вновь скользнул в тени. Губы его кривила усмешка.
Вокс вопил на сотню разных голосов – к спору присоединились остальные.
Сыны Ночного Призрака быстро вспомнили о позабытых на время амбициях. Арцебус, Халаскер, Сахаал и другие – другие капитаны, другие Избранные. Их голоса настойчиво жужжали в бусинке вокса, угрожая и требуя. Талос не мог сдержать улыбку при мысли об их бессильном гневе и непонимании.
-Она забрала его перстень с печатью! – кричал один.
-И его корону! – подвывал второй.
-Наш отец не предвидел этого, – сказал кто то третий.
И вот тут то их лицемерие проявилось в полную силу. Теперь они требовали, чтобы весь легион совершил во имя их алчности то, что Талос пытался совершить из мести и за что они только что его проклинали.
-Ассасин заслуживает смерти! – надрывались они.
-Она совершила преступление против всех нас!
Названия похищенных у законных наследников реликвий слились в монотонную литанию. У Талоса не было ни малейшего желания ее выслушивать. Пророк отрегулировал громкость, и голоса, так внезапно преисполнившиеся праведного негодования, утихли.
Как быстро братья променяли любовь и веру в отца на пустые сомнения! Им стоило лишь осознать, что ассасин похитила реликвии и оружие. Те самые реликвии и оружие, которые они считали своими по праву.
Какая алчность. Какая жалкая и омерзительная алчность.
Сейчас Талос презирал их всех. Никогда прежде недостойные притязания его братьев не проявлялись так открыто.
Так родилась ненависть, не угасающая с годами.

Ассасин скрылась из дворца, и это, на первый взгляд, удалось ей без труда.
Повелители Ночи кинулись к посадочным площадкам и смешанными отрядами из воинов разных частей погрузились в «Громовые Ястребы», чтобы вернуться к судам флота на орбите. Флот Повелителей Ночи кольцом окружил Тсагуальсу, и началась невиданная погоня.
Вперед вырвались четыре корабля. «Охотничье Предчувствие» третьей и одиннадцатой рот; «Крадущаяся Тьма» первой; «Принц Безмолвия» четвертой и седьмой и «Завет Крови» с десятой ротой на борту.
У корабля ассасина, несмотря на всю его быстроходность, изящество и уникальную конструкцию, не было ни малейшего шанса. На хвосте улепетывающего от черного шарика Тсагуальсы судна мчались четыре крейсера. Их тяжелые орудия наводились на жизненно важные системы беглеца.
Корабль Каллидус вывалился из варпа помятым, искалеченным, практически мертвым. Все четыре крейсера Астартес выплюнули абордажные капсулы, впившиеся в железную плоть имперского судна и крепко там засевшие.
Охотники запустили зубы в добычу. Каждый отчаянно рвался первым отведать крови, а с ней и победы.
StriderVicДата: Вторник, 23.10.2012, 20:21 | Сообщение # 139



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


На борту корабля ассасина Талос мчался с остальной сворой. Слуги, смертные, сервиторы – все погибало или обращалось в бегство перед ордой завывающих Повелителей Ночи, хлынувших на палубы сквозь сотни пробоин.
Этой ночи суждено было навеки войти в историю легиона и остаться в сердцах всех присутствовавших там Астартес как ночь, когда им было отказано в отмщении.
Когда охотники выследили добычу – а эта честь досталась отделениям первой роты, – вокс заполнился новыми яростными криками.
Талос стоял в жилом отсеке экипажа, превратившемся в скотобойню. Его окружали братья из первой роты и изувеченные трупы смертных. Кровь запятнала стены, потолок и темную краску их нагрудников. На борту корабля убийцы не должен был уцелеть никто.
Поначалу отчеты с трудом пробивались сквозь рев Астартес, увлеченных охотой. Их кровь кипела, и сигналы тревоги потерялись среди воя и воинственных криков.
Талос услышал одним из первых. Он отключил цепной меч и склонил голову к плечу, прислушиваясь.
-Как это может быть?
-На нас напали, – передал он тем из братьев, кто находился поблизости.
Голос охотника был холоден и спокоен, хоть в нем и сквозило неверие.
-Нас атакуют эльдары.

В последующие века воины Восьмого легиона немало спорили о том, как ксеносам удалось застать их врасплох. Призрачные корабли эльдар, гордящихся своим знанием тайных троп варпа, заскользили среди судов Повелителей Ночи. Орудия чужаков осветили мрак сотней вспышек, безжалостно вспарывая пустотные щиты.
Некоторые утверждали, что целью атаки были реликвии примарха. Другие говорили, что чужакам ни к чему сокровища человеческой расы и что причиной нападения была либо непостижимая логика ксеносов, либо злая судьба, столкнувшая два флота в самый неподходящий момент.
«Крадущаяся Тьма» была потеряна, а с ней и предатель Сахаал. «Принцу Безмолвия» нанесли серьезные повреждения, но в конце концов с флотом чужаков оказалось покончено.
Однако мало кто из Повелителей Ночи радовался этой победе.
Во время эвакуации эльдары телепортировались прямо в коридоры корабля ассасина. Ксеносы возникали из воздуха перед отрядами разъяренных Повелителей Ночи, которые убивали их прежде, чем успевала исчезнуть мерцающая дымка – одно из побочных явлений телепортационной технологии чужаков.
Первый Коготь, как и другие абордажные команды, пробивал дорогу обратно к капсулам.
-За чем бы они ни пришли, – передал Сайрион и взмахом меча снес голову возникшей из пустоты эльдарке, – им это действительно нужно.
-Назад на корабль! – кричал капитан Малкарион сквозь гвалт и грохот беспорядочного отступления. – Назад на «Завет»!
Связь не улучшилась. Торжествующие вопли сливались с приказами отступать и свирепыми проклятиями, предназначенными чужакам. Где то в этой разноголосице Талос расслышал победные крики капитана Сахаала и гневные возгласы бойцов первой роты.
Что то пошло не так. Талос понял это по их голосам.
Замедлив шаги, пророк отстал от остальных и полностью сосредоточил внимание на тысячах криков и противоречивых отчетов, разносящихся по вокс сети. Скоро он уловил, в чем дело.
Капитан Сахаал добыл одну из реликвий Ночного Призрака… и тут же сбежал. Он направил «Крадущуюся Тьму» прочь, разбив строй и пытаясь скрыться от эльдар.
Сахаал бросил первую роту. Талос сглотнул. Неужели он расслышал все верно? Неужели один из самых уважаемых командиров легиона оставил своих бойцов погибать от рук эльдар?
Талос застыл на месте. Коридор вокруг него был тих и пуст – остальные воины отделения ушли далеко вперед.
Сахаал сбежал с сокровищем и скрылся в варпе. Первая рота пробивала дорогу к абордажным капсулам. Им оставалось либо быстро умереть в бою, либо медленно агонизировать на мертвом корабле и ждать помощи от других судов.
Талоса это мало заботило. Проблемы первой роты должны волновать первую роту. Легион пытался вырваться из нелепой ловушки, и десятой роте предстояло бороться за собственное выживание.
Но подтверждение смерти М'Шин так и не поступило.
Обуреваемый жадностью, Сахаал бежал с проклятой безделушкой, позабыв о мести… а убийца все еще была жива.
Талос развернулся и направился вглубь корабля.

Генераторы отключились, оставив ее в темноте, – но по крайней мере она наконец то была в безопасности.
Астартес убрались так же быстро, как ворвались на корабль.
StriderVicДата: Вторник, 23.10.2012, 20:38 | Сообщение # 140



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


Судно все еще вздрагивало, но, кажется, чужаки – грязные ксеносы, называвшие себя эльдарами, – ушли вместе с отступающими Астартес.
Один из них отсек ей кисть руки. М'Шин не могла сражаться с пятью чужаками одновременно, и удар меча перерубил ассасину запястье. Ее подготовка позволяла не обращать внимания на боль, но М'Шин все же наложила жгут и временную повязку из синтеплоти. Потеря крови могла оказаться опасной, даже если шок и боль не причиняли вреда воспитаннице Храма Каллидус.
Она стояла на мостике. Сверху лился кровавый дождь. Из темноты доносилось затрудненное дыхание и стоны тех немногих членов экипажа, что еще оставались в живых.
Никто из них не мог видеть. Вспомогательным генераторам уже следовало заработать, а с ними должен был вернуться и свет. Судя по непроглядному мраку, ее кораблю нанесли очень серьезные повреждения.
М'Шин крутанулась на месте, сжимая меч в уцелевшей руке. Она не могла видеть в сплошной черноте, но в зрении и не нуждалась. Рядом послышалось гудение силовой брони. Низкое рычание сервоприводов и сокращающихся искусственных мышц рассказало ей все, что нужно. Местоположение Астартес, его поза – М'Шин знала все.
Ассасин подалась вправо и улыбнулась. Несмотря на усталость и потерю крови, один Астартес ей не угроза. Она…

Талос сжал пальцы на ее горле.
Повелитель Ночи чувствовал, что убийца стала медлительней. Ее реакции потеряли прежнюю остроту, а сердце билось куда чаще, чем во дворце. Ассасина ослабила погоня и недавний бой.
Но М'Шин прикончит его прежде, чем двойное сердце Астартес отмерит два удара, – если попытаться ее удержать. Все в этом создании было заточено для убийства, и убийства куда более тонкого и искусного, чем грубая эффективность Астартес. Он был воином, а она – профессиональным киллером. Его создали для войны. Ее – только для убийства.
Астартес начал действовать в ту же секунду, когда его пальцы сомкнулись на горле ассасина.
Однако воин не стал душить противницу. Ее доспехи из драгоценной синтеплоти легко защитили бы от такой травмы. Вместо этого он подтащил ее ближе, собираясь ударить шлемом в лицо. Ошибка. Ассасин откинула голову, как змея перед броском. Проклятие, ну и скорость.
Талос почувствовал, как ассасин поднимает кулак, собираясь выпустить на волю скрытую в кольцах смерть. Каждое кольцо было оружием неизвестной конфигурации. Астартес не стал терять времени.
Плюнув в лицо убийце, он отшвырнул ее прочь.

М'Шин не кричала уже много лет.
Дело не в боли и даже не в неожиданности. Но это не было похоже на чистый удар клинка – нет, кислота выжигала глаза. Никогда прежде боль не захлестывала ее разум целиком, гася все прочие чувства. И, даже корчась от боли, она представила, как проклятый Повелитель Ночи топчется там в своем уродском доспехе, смеясь над ее беспомощностью.
И ассасин была совершенно права. Стоя во мраке, Талос наслаждался криками. Но еще слаще оказалось чуть слышное шипение кислоты, разъедавшей ее прекрасные голубые глаза.
Задыхаясь и не видя ничего, кроме белого обжигающего огня, ассасин подавила боль. Вспомнив свои тренировки, она использовала плотские мучения как фокус для концентрации. И тогда сквозь шипение собственных растворяющихся глаз М'Шин уловила гудение брони.
Он должен умереть. Он должен умереть немедленно.
И М'Шин прыгнула на Астартес, чтобы это жгучее желание стало явью.

Талос стрелял в пол. Взрывы болтерных снарядов наполнили помещение мостика грохотом, маскируя шум движений. Оглянувшись на ассасина, он увидел, как та дерется с пустотой. Удары ногами и мечом, направленные на слабые точки брони, были бы смертоносны – не будь совершенно бесполезны. Талос уже перебрался на другой конец мостика, не прекращая стрельбы.
Оглушенная и потерявшая ориентацию, М'Шин остановилась. Замерев в напряженной позе, она пыталась вычленить шум брони из грохота разрывов.
Повелитель Ночи выстрелил еще раз, уже в ее направлении. Как и во дворце, ассасин с легкостью отклонилась, и снаряд прошел мимо.
Талос выдохнул проклятие. Это сработало. Ассасин повернулась к нему лицом и сорвалась с места.
Свободной рукой он ударил по шлему.
StriderVicДата: Вторник, 23.10.2012, 20:43 | Сообщение # 141



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


Повелитель Ночи был глупцом.
Каждый рикошетивший от пола снаряд выдавал начальную точку траектории. Это требовало максимальной концентрации, а М'Шин все еще боролась с жестокой болью. Вот почему почти четыре секунды у нее ушло на то, чтобы вычислить его местоположение, – вечность по меркам Каллидус.
Снаряд с воем помчался в ее направлении. Это только подтвердило глупость Астартес. Даже вслепую она легко увернулась.
Новый звук прорезал свист летящих мимо цели снарядов. Звук, который она слышала прежде лишь однажды. Его голос, произносящий два слова: – Охотничье Зрение.

Если бы ее удары достигли цели, он был бы мертв. Талос понимал это с холодной определенностью.
Ассасины из священных имперских храмов уже стали легендой в юном Империуме. Ее уцелевшая рука, твердая как сталь, беспощадным клинком вонзилась бы в сочленения доспеха, сминая нервы и, возможно, даже круша мощные кости Астартес. Смерть последовала бы через несколько секунд. Та боль, что он ей причинил, была бы отмщена десятикратно.
Однако ни один из ударов так и не достиг цели, потому что ассасин не ударила. Когда размытое тепловое пятно метнулось к нему, уклоняясь от каждого выпущенного им снаряда, Талос втянул в тройные легкие пропитанный запахом крови воздух.
С грохотом первого громового раската надвигающейся бури он выплеснул свою ненависть в крике.

В ассасинах Храма Каллидус инстинкты и выучка слились в один совершенный сплав. Это согласие разлетелось на куски, когда М'Шин потеряла не только зрение, но и слух. Крик Астартес поразил ее с силой и быстротой кулачного удара. Голову пронзила оглушительная и слепящая боль, а затем обрушилась тишина.
М'Шин не знала, продолжает ли Повелитель Ночи кричать или замолчал, тешась своей победой. Чувства ничего не подсказывали. Она ощущала лишь дрожь воздуха от движений врага и пролетающих мимо снарядов.
Оглушенная, ослепленная, с клинком, забравшим жизнь бога, в руке, она развернулась на бегу и прыгнула туда, где, по ее расчетам, должен был находиться Астартес.
Расчет М'Шин, как и всегда, оказался верным.

Талос сжимал ее со всей нежностью любовника.
-Отец рассказал мне об этой ночи, – шепнул он убийце. – И я ему не поверил. Я не мог поверить, что однажды нарушу его приказ, – до тех пор, пока не пришла ты и не отняла его у нас.
М'Шин не слышала слов Астартес. Ей не суждено было услышать больше ничего в жизни, которой и осталось то всего несколько секунд. Ассасин выронила меч. Обтянутые перчаткой пальцы разжались почти против воли, и тяжелый клинок стукнулся о ее ногу.
Ослабевшие руки не двигались. Дрожащие пальцы не желали сгибаться и активировать спрятанное в кольцах оружие. Анестетики скручивали спазмами ее тело, но не оказывали никакого эффекта. Живот охватил огонь. Боль была даже сильнее той, что обосновалась в опустевших глазницах. Что то твердое и холодное ударило ниже ребер и пронзило тело.
М'Шин угадала, что это. Цепной меч Повелителя Ночи. Он насадил ее на свой меч.
Небольшой угасающей частью сознания ассасин попыталась оценить повреждения – однако прямой и грубый человеческий разум возобладал над боевыми наркотиками и беспощадной выучкой. Она умирала. Она будет мертва через пару мгновений.
-Богоубийца, – выдохнула она, не слыша собственных слов. – Так… запомнят… меня.
Талос сморгнул с глаз жгучие слезы. Большим пальцем он нащупал активационную руну меча.
«Угроза, угроза, угроза». Талос мигнул, убирая с экрана мерцающие руны тревоги, – и на багрово красном поле не осталось ничего, кроме скрытого маской лица ассасина и ее пустых кровоточащих глазниц.
«Ave Dominus Nox», – прошептал он и включил цепной меч.
StriderVicДата: Вторник, 23.10.2012, 20:49 | Сообщение # 142



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


Следующие шестнадцать часов Талос дрейфовал в пустоте. Он занял одну из абордажных капсул, брошенных первой ротой. В абсолютной тишине собеседниками Повелителя Ночи были лишь горе и чувство удовлетворенной мести. Они отлично помогли скоротать время.
Когда капсулу подняли на борт «Завета Крови», вернувшегося за уцелевшими товарищами и добычей, Талос все еще сидел в одном из кресел. На его доспехах запеклась кровь.
Люки распахнулись, и за ними Талос увидел знакомый ангар правого борта.
Там его ждали воины Первого Когтя, держа оружие на изготовку.
-Она мертва, – сказал Талос и устало поднялся с кресла.
В зубьях его цепного меча застряли клочки мяса и обломки кости. Перед тем как покинуть корабль, Астартес изрубил М'Шин в куски, вымещая на трупе горькое разочарование. В темноте мостика смертные члены команды, пережившие бойню, отчетливо слышали все. Воображение дорисовало остальное.
-Талос…
Капитан Малкарион, военный теоретик, медленно приблизился.
-Брат…
Талос так же медленно поднял голову.
-Она убила нашего отца, – проговорил он в потрескивающий вокс.
-Я знаю, брат. Все мы знаем. Пойдем. Нам надо… разобраться с последствиями.
-Призрак сказал, что я это сделаю.
Талос бросил взгляд на покрытый запекшейся кровью клинок.
-Я ему не поверил. Не верил до тех пор, пока не ощутил то зло, что она принесла с собой в наш дворец.
-Все кончено, – вздохнул Малкарион. – Идем, Талос.
-Это никогда не кончится.
Талос с грохотом швырнул меч на палубу.
-Но теперь по крайней мере я знаю, почему он дал мне такое имя. «Одна душа, – сказал он. – Ты бросишься в погоню за этой единственной сверкающей душой, когда все остальные откажутся от мести».
-Брат, идем…
-Если тронешь меня, Малкарион, ты умрешь следующим. Оставь меня. Я иду к себе. Мне надо… подумать.
Талос оставил меч на полу. Примус подберет его.
-Как хочешь, Ловец Душ, – сказал капитан.
Талос хмыкнул в ответ. Смешок отдавал горечью.
Ловец Душ. Что ж, думаю, я смогу к этому привыкнуть.


БРАТСТВО

Пещеры и туннели под горной грядой, звавшейся Коготь Омниссии, скрывали множество тайн и чудес. Именно здесь был основан командный центр Легио Маледиктис, сердце операций Адептус Механикус на планете Крит Прайм.
В этих туннелях работало до миллиона человек – миллиона живых душ различной степени модификации. Задымленный воздух дрожал от нестерпимого жара, оставляя после каждого вдоха металлический привкус.
По всей подземной системе протянулись ленты конвейеров: полотнища транспортной системы, перевозящие сырье, боеприпасы, детали и сервиторов из одной пещеры в другую. Каждая из этих пещер достигала нескольких сотен метров в высоту. В любой из них мог бы спокойно уместиться титан класса «Владыка войны». Своды пещер были практически не видны. Их усеивали консоли, датчики, подвесные мостки, подъемники, лифты, цистерны с прометиумом, а также огромные иконы Марсианского Механикус. Красный камень стен, простиравшийся когда то насколько мог видеть глаз смертного – а то и дальше, – почти исчез под позднейшими наслоениями.
Город заводов и кузниц, скрытый под бронированной шкурой коры этого мира. Город, основанный для того, чтобы снабжать Империум Человечества божественными машинами, единственное предназначение которых – вести людские армии в крестовые походы умирающей Империи. Город, процветавший на протяжении почти двух тысячелетий.
StriderVicДата: Вторник, 23.10.2012, 21:32 | Сообщение # 143



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


Равнинная местность у подножия горной гряды была захвачена Магистром Войны еще вчера. Последняя вылазка войск Адептус Механикус не смогла снять осаду врат поселения 017–017, и следы этой неудачи простирались до самого горизонта. Десантные транспортники и «Громовые Ястребы» Астартес свозили солдат и космодесантников как с орбиты, так и с других фронтов этого мира, собирая перед грядой армию невиданной силы. Остальную часть равнины покрывали трупы скитариев и смертных. Тут и там можно было увидеть корпуса поверженных титанов. Мертвая плоть разлагалась в лучах утреннего солнца. Органические части скитариев уже начали смердеть и покрываться трупными пятнами. По останкам павших титанов ползали муравьи – это личные техноадепты Магистра Войны собирали части гигантских машин для использования их в битвах на других мирах.
Абаддон тщательно выбирал цель атаки. Он знал, что основные силы легиона Титанов сражались на других планетах сегментума. Взятие 017–017 не только дало бы победителям доступ к сырьевой базе. Если поселение падет, Империум лишится еще одного оплота могущества.
Главные врата долго не продержатся. Поселение 017–017 слишком сильно разрослось. Аллея Триумфа, ведущая к основной части нижнего города, находилась вне зоны действия пустотных щитов. Вход в поселение теперь защищали только адамантий и стойкость бойцов Адептус Механикус. Но это их не спасет. Под концентрированным огнем врата падут за несколько часов. Они достаточно широки, чтобы пропустить трех титанов… равно как и армию Магистра Войны.
Находясь в кольце осады, грозящей полным уничтожением, тайный город воззвал к лучшим своим сыновьям. И те из них, кто остался в строю, ответили на зов. Они шли по пещерам под знаменами былой славы, ощетинившись мощнейшими из орудий. И рядом с ними миллионы адептов, сервиторов и скитариев подняли оружие, чтобы отбить атаку захватчиков.
Последние сыны Легио Маледиктис пробудились, и город дрожал под их тяжелой поступью.

«Опаленный» в полной готовности стоял на палубе. Транспортник походил на стервятника в темном оперении брони. Его двигатели завывали, заставляя дрожать раскаленный воздух ангара. Корабль дышал жаждой битвы, и боевой дух Астартес пробуждался при одном взгляде на него.
Первый Коготь разомкнутым строем промаршировал к опущенному пандусу. Броня бойцов была залатана – в той степени, в какой ее можно было починить за несколько часов, проведенных бойцами на борту «Завета Крови». Сеть шрамов покрывала каждый доспех. Меркуций и Узас, оставшиеся без опытных оружейников, вообще выглядели так, словно выжили в последнем бою только чудом. Керамитовые пластины их доспехов были испещрены трещинами, царапинами и вмятинами.
Меркуций жаловался на то, что машинный дух доспеха отзывается на команды с большим запозданием. Оно и неудивительно, учитывая, что пришлось пережить его броне.
Астартес переключал на ходу режимы зрения, тихо ругаясь в канал вокса.
-Охотничье зрение не работает, – сообщил он через какое то время.
Меркуций говорил неохотно – и на то имелись веские основания.
-Плохое предзнаменование, – немедленно хмыкнул Узас. – Очень плохое.
-Я не верю в предзнаменования, – отрезал Адгемар.
-Интересно тогда, – ответил Узас, – что ты делаешь в отряде, которым командует пророк?
-Узас, – сказал Талос, поворачиваясь к нему.
-Что?
Талос не ответил. Даже не шевельнулся.
-Что? – повторил Узас. – Нравоучений не будет?
Талос по прежнему стоял молча и без движения.
-Его показатели с ума посходили. – Сайрион сверился с данными, выводившимися на визор. – Проклятье… -Ксарл!
Полуобернувшись, Талос споткнулся и начал медленно заваливаться на бок. Ксарл подхватил его в падении. Их доспехи столкнулись с громким лязгом.
-Что с ним? – спросил Меркуций.
-Семь глаз откроются без предупреждения, – выдохнул Талос в вокс, – и сыновья Ангела взмоют ввысь, и отмщением будут гореть в сердца их.
-Ты еще не понял? – бросил Меркуцию Сайрион. – Септим! Ты нам нужен.
-Сыновья Ангела ищут золотой клинок… и несут возмездие братьям, чьи души выгорели дотла…
-Септим! Бегом! – Сайрион сорвался на крик.
StriderVicДата: Вторник, 23.10.2012, 21:38 | Сообщение # 144



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


Возвышенный повернул рогатую голову к смертному, чье имя он даже не пытался запомнить.
-Статус запуска, – медленно протянул он.
Офицер оправил поношенную униформу старого образца и бросил взгляд на мониторы консоли.
-Капсула лорда Малкариона уже на поверхности, повелитель. Все отделения в пути или высадились… все, кроме Первого Когтя.
Возвышенный подался вперед, сопровождаемый скрипом костей и железа.
-Что?!
-Сейчас разберусь, повелитель. – Офицер прикрепил микрофон вокса к воротнику. – Первый Коготь, это мостик. Доложите обстановку, прием.
Возвышенный всегда чувствовал человеческий страх. Вот и сейчас он с нездоровым вниманием наблюдал за тем, как бледнеет лицо офицера. Сердце человека начало биться сильнее и чаще. Похоже, плохие новости. И он явно боится их передать.
-Повелитель, Первый Коготь докладывает, что лорд Талос… выведен из строя. У него был очередной… приступ.
-Передай им, чтобы оставили его и спускались на поверхность.
Офицер передал приказ. Выслушав ответ, он смог проглотить комок в горле только с третьей попытки.
-Повелитель…
-Говори.
-Первый Коготь отказывается исполнить приказ.
-Ясно. – Когти Возвышенного впились в подлокотники трона. – И на каком основании они отказываются вступить в бой с противником в этой священной войне?
-Повелитель, лорд Сайрион сказал, что, если вам так важен исход битвы на поверхности, вы можете взять их «Громовой Ястреб» и слетать туда сами.
Больше всего в случившемся Возвышенного поразило то, что офицер произнес эту тираду без единого намека на дрожь в голосе. Возвышенный ценил профессионализм подчиненных.
-Ты молодец… смертный. Передай Первому Когтю, что их измена принята к сведению.
Офицер отдал честь и исполнил приказ. Ответ – от воина по имени Ксарл – не заставил себя ждать. Но в этот раз офицер не решился передать слова Астартес Вознесенному.
Через мгновение в ухе раздался сигнал вокса. Снова Первый Коготь.
-Повелитель?
Возвышенный обернулся, заинтересовавшись проскользнувшей в голосе офицера тревогой.
-Говори.
Лорд Сайрион просит прямую связь с вами. Говорит, это дело экстренной важности.
-Открой канал.
-Вандред, – разнесся по мостику голос Сайриона. – Немедленно отзови с поверхности все Когти.
-И с чего бы мне это делать, брат Сайрион?
-С того, что Кровавые Ангелы будут здесь гораздо раньше, чем через три недели.
Возвышенный провел языком по безгубой пасти, чувствуя как пульсируют вены под кожей щек.
-Первый Коготь, ваше противодействие моим приказам становится утомительным. Я вас выслушаю… но только на этот раз. Подключите меня к воксу Талоса.
-…пробивает обшивку. Я убиваю его. Перед смертью он узнает мой меч…
В полной тишине Возвышенный почти минуту слушал пророка. Когда капитан десятой снова заговорил, сделал он это с явной неохотой: – Свяжитесь с «Духом Мщения». Я должен поговорить с Магистром Войны.

Малкарион пробирался по одной из пещер подземного города. Осада длилась уже больше часа. Бойцы десятой роты под командованием Малкариона должны были штурмовать комплекс в составе второй волны, но сопротивление имперских частей в первых пещерах задерживало наступление сил Хаоса.
По бокам от него – и все же держась на почтительной дистанции, чтобы позволить дредноуту вести огонь, – продвигались два Когтя Повелителей Ночи. Они непрерывно стреляли из болтеров по беспорядочно откатывающемуся противнику.
Воскрешенный воин знал каждого из них по имени. Малкарион помнил их доспехи – даже несмотря на шрамы, полученные в сражениях, которые он пропустил.
Но сейчас, когда бессмертная машинная оболочка пригасила в нем жажду битвы, Малкарион ощущал лишь холод. Он больше не чувствовал связи с братьями из десятой роты, чьим командиром когда то был.
Их гнала в бой дикая, необузданная ненависть… а он ее больше не разделял. Они выкрикивали проклятия с горечью, которой бывший капитан десятой больше не чувствовал.
StriderVicДата: Четверг, 25.10.2012, 19:03 | Сообщение # 145



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


Темные мысли. Бесплодные мысли, рассеивающие внимание.
Массивные бронированные ноги дредноута давили тела врагов. Двуствольное орудие, заменявшее ему правую руку, выкашивало ряды скитариев. А они все шли и шли, словно их притягивало то надругательство над священными законами Механикум, которое позволяло ему существовать. Шли с одной лишь целью – прервать его не жизнь.
Забавно, но часть его хотела, чтобы они преуспели в своем начинании. Малая часть. Та, что оставалась безмолвной и мертвой даже в круговерти битвы. Малкарион не испытывал радости – для него, знатока войны, бойня никогда не приносила наслаждения. Но полное погружение в битву позволяло ему сосредоточиться на внешних целях. Помогало не думать о том, кем он был сейчас – холодным полутрупом, замурованным в саркофаг.
Перед дредноутом возник скитарий с четырьмя цепными клинками вместо рук. Малкарион схватил его, оторвал от земли и с хрустом сжал в кулаке. На металлические когти дредноута хлынула кровь стражника. В воздухе заплясали электрические разряды. Малкарион дал залп из закрепленного под кулаком огнемета, окутывая жертву огненным облаком, сжигая органические части смятого в лепешку солдата. Дредноут швырнул останки скитария в ряды солдат впереди и пожалел лишь о том, что их лоботомированные мозги не в силах оценить масштабы бойни. Кровь Хаоса, в этой войне пустили на ветер жизни лучших бойцов легиона!
-Малкарион, – раздалось из вокса.
Ему стоило больших усилий перенаправить звук с внешних динамиков, вмонтированных в броню, на внутренний вокс канал. Грохот бушующей в пещерах битвы не помогал делу.
Это Сайрион.
Дредноут выпустил очередь из автопушки в скитария, возвышавшегося над остальными, – наверняка чемпиона или капитана. Воин киборг рухнул к ногам своих бойцов грудой обломков. Крики тысяч солдат невообразимым ревом раскатились по пещере.
-Разве вы не должны быть здесь, внизу? Вы пробудили меня, чтобы я сделал за вас всю работу?
-Сэр, вам нужно отступить из «Семнадцать семнадцать». Отведите Когти к «Громовым Ястребам».
Призрачная боль обдала его, словно всплеск кислоты. Малкарион – то, что от него осталось, – закричал в своем саркофаге. Он ощутил, как жижа мягко обволакивает кожу лица. На теле синяками выступили психостигматы.
От скитария, просверлившего коленный сустав дредноута, через мгновение остались кровавые ошметки. Малкарион развернул корпус и ударил силовым когтем. Еще несколько скитариев, пытавшихся повалить дредноут, отлетели к рядам своих собратьев. Удар переломал им кости.
-Мы в пещерном городе, – прогудел Малкарион.
Даже по вокс связи в его голосе слышалась боль.
-Мы не можем отступить. Победа будет за нами.
-Талоса посетило новое видение. Он говорит, что имперский флот будет здесь не через несколько недель, а через пару часов. Кровавые Ангелы на подходе.
-А что Вандред?
-Он поставил в известность Магистра Войны. Но отказался отзывать войска. Более того, «Охотничьему Предчувствию» был отдан приказ не забирать солдат с поверхности.
Малкарион провел силовым когтем перед собой, сжигая врагов из огнемета. Чуть позади – в его тени – с болтерами и клинками наперевес наступали два отделения десятой роты Повелителей Ночи.
Дредноут остановился. Медленно развернулся. Огляделся.
Внезапно в его сознание прорвался грохот битвы. Грохот, которого он не слышал из за скрежета собственных суставов и рева орудий. Снаряды щелкали по броне и отлетали со звоном. Странно. Почти как дождь.
Рядом с нами наступает Черный Легион и их смертные рабы. Мы должны бросить их? Прозрения Ловца Душ не всегда точны.
-Малкарион, мой капитан, во что вы верите сами?
Реактор дредноута заработал еще громче – Малкарион снова ринулся в атаку, работая кулаком и автопушками. Динамики на его броне взревели на нострамском: – Повелители Ночи! Назад! Отходим к кораблям!

На борту «Завета Крови» Возвышенный наблюдал за тем, как протекает битва. Он переключал точки обзора: со шлемов всех командиров отделений и камер, установленных на броне танков десятой роты. Картинка с орбиты была бесполезна – сражение переместилось под землю, в пещеры под Когтем Омниссии. Все, что оставалось, – это наблюдать за дергаными, сбивчивыми кадрами. Это оскорбляло Возвышенного как тактика.
Слева от него стоял Малек, справа – Гарадон.
StriderVicДата: Четверг, 25.10.2012, 19:07 | Сообщение # 146



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


-Вы это видели? – Возвышенный сосредоточился на кадрах, транслировавшихся с красного визора одного из Астартес.
-Да, повелитель, – хором ответили воины.
-Любопытно, не правда ли? С чего бы всем нашим отрядам отступать сквозь ряды бойцов Магистра Войны? Удивительное дело…
-Осмелюсь высказать предположение, повелитель, – сказал Гарадон и покрепче перехватил двуручный молот.
-Да? – Возвышенный позволил себе слегка улыбнуться. – Просвети же меня, о брат мой. Поделись своими подозрениями.
Прежде чем заговорить, Гарадон рявкнул, словно собирая в кулак всю злость.
-Пророк начал исполнять свой план. Он собирается свергнуть вас и захватить власть над боевой бандой.
Малек лишь тряхнул своим шлемом маской: – Талос только что перенес приступ и сейчас без сознания. -Ты не там ищешь заговоры, Гарадон.
-Каждый знает, что ты поддерживаешь его, – парировал Гарадон. – С такой пылкостью оправдываешь каждую его неудачу…
-Братья, братья. – Возвышенный больше не улыбался. – Тихо. Смотрите. Слушайте. Думаю, сейчас, в любую секунду…
-Вам сообщение, мой принц, – раздался голос офицера связи.
-Как раз вовремя, – выдохнул Возвышенный. – Включай громкую связь.
-Это капитан Халаскер, – раздалось из динамиков.
Все присутствующие знали это имя. Халаскер, брат капитан третьей роты, командир «Охотничьего Предчувствия».
-Я – Возвышенный, командир десятой роты.
-Приветствую, Вандред.
-Что тебе нужно, Халаскер?
-Почему твои отряды отходят к зоне высадки? Кровь нашего отца, военный теоретик отдал приказ к отступлению всем силам Восьмого легиона! Проклятье, в какие игры ты задумал играть?!
-Я не отдавал им такого приказа. Малкарион спятил и действует по собственной воле. Магистр Войны требует, чтобы мы продолжали штурм.
-Ты не в силах управлять собственными войсками?
Возвышенный выдохнул сквозь стиснутые клыки: – Не тогда, когда Малкарион находится на поверхности. -И действует так, словно все еще командует десятой.
-Так почему же ты не на поверхности, Вандред?
Насмешка, сквозившая в голосе Халаскера, могла бы уязвить Возвышенного сильнее всего, что он слышал за долгое время… если бы не следующие слова капитана.
-Вандред, где пророк? Малкарион и твои Когти передают вести о новом пророчестве. Я должен поговорить с Ловцом Душ.
-Он… без сознания, – процедил Возвышенный, стиснув зубы так сильно, что один из них раскрошился, как фарфоровый. – Болезнь нашего отца снова настигла его.
-Так это правда?
-Я не сказал, что…
-Назад! – прокричал Халаскер своим отрядам через вокс. – Отступаем вслед за Малкарионом!
От рева Возвышенного, раздавшегося с мостика, бросило в дрожь всех смертных членов экипажа.
StriderVicДата: Четверг, 25.10.2012, 19:10 | Сообщение # 147



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


Талос открыл глаза. Образ сверкающих доспехов растаял, сменившись темно красным отблеском визора. По дисплею, мигая, струились ручейки рун. Стук сердец замедлился. Он сглотнул скопившуюся во рту кровь.
Сетка прицела навелась на знакомые детали его собственной каюты. Быстрого взгляда на встроенный в дисплей хронометр хватило, чтобы понять, сколько времени он провел без сознания.
Могло быть и хуже.
-Сайрион, – проговорил он в вокс.
Дверь в каюту распахнулась в ту же секунду.
-Брат. – Вошедший Сайрион был все еще облачен в полный доспех.
-Кай, войска Трона уже близко. Странствующие Десантники, Расчленители. И разумеется, Кровавые Ангелы. Они почти здесь.
-Ты три часа пробыл без сознания.
-Я знаю.
-Возвышенный созвал военный совет. – Сайрион отошел от двери, жестом приглашая Талоса следовать за ним. – Кровавые Ангелы уже здесь.


ЗА ЛЕГИОН

Зал военных советов использовался по назначению впервые за долгие десятилетия.
Вдоль стен тянулись ряды экранов и контрольных панелей, где трудились сервиторы. Многих из них перепрограммировал техножрец Делтриан после захвата рабочей силы на осколке Нострамо. На огромном обзорном экране виднелся зал военных советов «Охотничьего Предчувствия», куда более просторный и помпезный, – хотя это помещение было самым обширным на «Завете Крови». Боевая баржа предназначалась для перевозки целых трех рот, а ударный крейсер нес на борту лишь одну.
Над огромным центральным столом светилась ядовитой зеленью голографическая проекция Крита и десятков зависших над ним кораблей. Рой ярко красных точек изображал второй флот, расположившийся неподалеку от планеты. Точки мерцали, клубились и перемещались резкими рывками.
На экране появился капитан Халаскер в терминаторском облачении. Сняв шлем, он встал перед гололитическим столом.
-Они пока выжидают.
Возвышенный подтащил свое усыпанное шипами тело ближе к проекции и ткнул в нее раздувшейся когтистой клешней.
-Две боевые баржи, три ударных крейсера. Это огромная сила. Возможно, две трети ордена.
-Мы знаем, сколько их. Чего мы не знаем, так это того, почему они прибыли так быстро.
StriderVicДата: Четверг, 25.10.2012, 19:25 | Сообщение # 148



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


Малкарион стоял напротив Возвышенного. По сравнению с гигантским дредноутом бывший капитан казался карликом, несмотря на все мутации. Нельзя было не заметить, что находившиеся в комнате разделились на два лагеря.
-Магистр Войны солгал нам, – упрямо гнул свое Халаскер. – Он должен был знать.
-Зачем ему лгать и подвергать опасности собственные силы на поверхности планеты? – возразил Возвышенный.
-Допустим. Но разве столько астропатов могут ошибаться?
-Что насчет твоих астропатов? Разве они не согласились с прогнозами Магистра Войны? – спросил Возвышенный. – Такой большой флот поднимает ощутимые волны в Море Душ. Твои астропаты подтвердили предсказания астропатов Магистра Войны. Прилив не должен был обрушиться на нас раньше чем через месяц.
-Провидцы – смертные, – не соглашался Халаскер. – Я бы им вообще не доверял.
Талос, стоявший рядом с Малкарионом, заговорил: – Более мощный флот все еще находится в пути. Мы имеем дело с Имматериумом – измерением, непонятным всем нам. Можете ли вы, капитан Халаскер, заглянуть в варп и определить, какие потоки являются закономерными в пространстве, не подчиняющемся никаким природным законам? Можете ли вы сказать, способна ли приливная волна одного флота замаскировать появление другого? Все, что нам доступно, – это предположения, основанные на разрозненных фактах.
Возвышенный скрестил взгляд со взором черных глаз Халаскера.
-Если Кровавые Ангелы останутся на месте, мы можем не обращать на них внимания до тех пор, пока Крит не падет. Можем снова ввести свои силы в сражение и избежать гнева Магистра Войны.
-Вводи десятую роту, куда тебе заблагорассудится, – отрезал второй капитан. – Я лично завязываю с этой бессмысленной затеей. На симуляциях все выглядело превосходно. Так превосходно, что нас всех чуть не перебили, когда дело дошло до болтера и клинка.
-Магистр Войны пустил нашу кровь на ветер, – утробно рыкнул Ксарл. – Мы ничего ему не должны.
-Я согласен, – сказал Талос. – Мы должны отделиться от его флота, как только эвакуируем все наши силы с поверхности.
-Согласен, – сказал Халаскер.
-Согласен, – громыхнул Малкарион.
-Я буквально наслаждаюсь этой демонстрацией детской наивности.
Возвышенный провел языком по клыкам. Потекла темная кровь. Глаза, черные, как мертвые звезды, уставились на Талоса и Малкариона.
-Но Разоритель этого не допустит. Он остановит нас силой и никогда не простит предательства.
-Хватит, Вандред, – покачал головой Халаскер. – Твоя преданность Древней Войне похвальна, но Абаддон – глупец. Он попытался откусить больше, чем может прожевать, и оказался сейчас слишком далеко от ресурсов и резервов. Его легионы постоянно грызутся друг с другом. Это лишь одна из измен, которые Магистру Войны придется простить, потому что в дальнейшем ему снова понадобятся союзники.
-Слушайте, слушайте, – прогудел дредноут. – Последние из моих бойцов будут на борту «Предчувствия» в течение часа.
-И как, по твоему, мы успокоим Магистра Войны? Уверяю тебя, Халаскер, – если мы попытаемся сбежать, он прикажет открыть по нам огонь.
-Мы выведем из строя его корабли.
Все взгляды обернулись к Талосу.
-Что ты сказал? – произнес Возвышенный так тихо и мягко, как не говорил уже долгие годы.
-Оторвавшись от флота, мы обездвижим «Дух Мщения» или любой другой корабль, который попытается атаковать нас.
Талос бестрепетно взглянул в глаза Вознесенному. Тот задумчиво протянул: – И оставим их на милость Ангелов?
StriderVicДата: Четверг, 25.10.2012, 19:37 | Сообщение # 149



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


-Похоже на то, что я стану оплакивать их гибель?
-И я не стану, – добавил Халаскер. – У Абаддона достаточно кораблей. Даже без нас его численное превосходство над Ангелами одиннадцать к пяти.
Комната заполнилась шумом голосов – Астартес начали обсуждать предстоящее бегство.
-Нет, – прорычал Возвышенный, – этого не должно быть и не будет!
Халаскер сузил глаза: – И почему же?
-Почти все силы Магистра Войны заняты в операции на поверхности Крита. Если Кровавые Ангелы нанесут удар – если они возьмут на абордаж крейсера Черного Легиона, – Магистр Войны вряд ли сможет сохранить хоть малую часть флота. Там, на кораблях по другую сторону от планеты, может быть до шести сотен Кровавых Ангелов! Они сметут любое сопротивление на судах Черного Легиона.
-Тогда ему следовало отдать приказ об отступлении несколько часов назад, когда у пророка было видение. Ему послали предупреждение. Ты сам и послал. Абаддон не прислушался – что ж, это его выбор.
-Малкарион, – теперь Халаскер обращался к дредноуту, – все бойцы десятой на борту «Завета»?
-Да, брат.
-Тогда готовься к отлету. У меня на земле еще пятнадцать отделений и броневая поддержка. Они пробились глубоко в пещеры, так что отступление затянулось. Вандред?
-Да, братишка?
-Даже после всех этих лет ты остался полным ничтожеством, – объявил Халаскер.
На этом экран погас.
Возвышенный оглядел свою потрепанную роту. В ней осталось не больше тридцати Астартес. Воины, выстроившиеся вокруг стола, смотрели на бывшего командира. Их доспехи были покрыты трещинами и вмятинами, но осанка осталась гордой и строгой, несмотря на все превратности бессмысленной войны. Как же до этого дошло? Одно предательство следовало за другим. Доверие было потеряно, братские узы – разорваны.
-Входящее сообщение, – прожужжал сервитор от настенной консоли.
Экраны вновь ожили. На сей раз на них появилось не лицо Халаскера, а темный шлем с глазными линзами, скошенными к вискам. Астартес склонили головы в приветствии. Черно золотые доспехи блестели в свете капитанского мостика по ту сторону экрана.
-«Завет крови». Магистр Войны желает знать, почему вы до сих пор не вернули свои войска в бой.
-Передай Магистру Войны, что он и без нас сумеет проиграть эту войну, если захочет ее продолжать. Кровавые Ангелы уже здесь, и скоро прибудут другие силы Империума.
-Помолчи, Мертвец. Возвышенный, послушай меня. Ты знаешь, кем я был и кто я сейчас. Я Око Магистра Войны и говорю от его имени. Лорду Абаддону плевать на сынов Сангвиния и их жалкий флот. Он требует, чтобы «Завет» занял оборонительную позицию рядом с «Духом Мщения».
-Нет.
-Нет? Нет? Ты позволишь им взять нас на абордаж?
Возвышенный покачал рогатой головой: – Рувен, ты и сам когда то принадлежал к десятой роте. Тебе ли не знать, что мы не подчинимся. Мы – не рабы Магистра Войны. Тебе это известно лучше, чем другим. -Малкарион говорит верно. Отзовите свои силы с Крита, пока еще не слишком поздно.
-Это не так просто. Мы по уши ввязли в бой за «Семнадцать семнадцать».
-Оставь смертных внизу. Пусть подыхают. Какая разница, выживут они или нет, чтобы погибнуть позже в другой войне? Возвращайте на борт Астартес и готовьтесь к встрече с Кровавыми Ангелами. Быть может, мы сумеем уничтожить их до прибытия других орденов.
-У нас на поверхности титаны. Тысячи Астартес. Сотни танков. Мы – Черный Легион, а не жалкая свора оборванцев, оплакивающих неудачи и мученическую смерть своего примарха.
Возвышенный вновь притронулся кончиком языка к раскрошившемуся зубу. Он почувствовал привкус собственной крови и дикое желание пустить кровь поносящему их ублюдку. Да кем он себя вообразил, этот несчастный предатель, чтобы говорить в таком тоне о Повелителях Ночи…
StriderVicДата: Четверг, 25.10.2012, 19:44 | Сообщение # 150



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


-Если вы не подчинитесь, – продолжил Рувен, – и попытаетесь бежать, мы откроем огонь.
-Месть Трона уже здесь, – тихо проговорил Возвышенный. – Мой пророк настаивает на том, что в течение ближайших часов к ним придет подкрепление. Мы не собираемся жертвовать своими жизнями ради вашего спасения. И это последнее предупреждение.
-На слова вашего пророка нельзя положиться. Ты сам это говорил.
Возвышенный хрипло вздохнул: – Может, и так. Но он – мой брат, а ты всего лишь предатель, обрядившийся в черный цвет Абаддона. Я доверяю ему, как верил собственному отцу.
Возвышенный провел по горлу многосуставчатым пальцем, требуя оборвать связь. Сервитор на вокс консоли подчинился, и экран погас.
-Всем боевым постам, – скомандовал Возвышенный, – приготовьтесь к выходу из общей формации.

Минуты текли с издевательской неторопливостью. Они складывались в часы, и на гололитических экранах появлялись все новые опознавательные руны. Суда, принадлежащие Странствующим Десантникам, а также орденам, родственным Кровавым Ангелам, – Расчленителям и Вермилионовым Ангелам, – занимали места рядом с соратниками.
Опытный взгляд Возвышенного скользил по вражеской формации, а в мозгу его проигрывались сотни вариантов сражения. Строй был неупорядоченным, словно у капитанов не имелось опыта совместных действий и они не горели желанием сотрудничать. Судя по тому, что знал Возвышенный, так оно могло и быть. В любом случае начало положено.
Они скоро нападут.
Возвышенный был в этом уверен, поскольку, командуй он вражеским флотом, поступил бы именно так. Нанести мощный удар и вонзить острие копья прямо в сердце армады Магистра Войны. Подобный ход был сопряжен с немалым риском и неизбежными потерями. Корабли Разорителя обладали сокрушительной огневой мощью и все еще превосходили противника числом.
Странно. Лоялисты не только умело замаскировали свой подход, но и в самом нарастающем напряжении между двумя флотами было что то от поэтической метафоры. Наше преимущество заключается во внешней силе, которую мы можем обрушить на них. Их преимущество – угроза изнутри. В прямом поединке кораблей у Астартес Трона шансов не было. Но в космической войне никогда нет столь четкой определенности. Если учесть возможность абордажа, Магистр Войны может потерять флот.
Расстояния в космической войне измеряются тысячами километров. Когда руны, символизирующие вражеские суда, начали мерцать и перемещаться по экрану, Возвышенный встал в полный рост. Он обратился к Малкариону – единственному Астартес, оставшемуся в комнате, кроме него: – Предупреди «Предчувствие». Они будут здесь через сорок минут.

Система визуального наблюдения с орбиты вновь обрела значение с началом отступления. Талос смотрел, как по обзорному экрану бегут размытые фигурки Астартес и катятся танки, отступающие из города. Отдельные лица различить было невозможно. Вдобавок смог, загрязняющий небеса планеты, делал изображение еще более мутным – и все же искаженные и разрозненные кадры складывались в общую картину.
Талос видел, как Черный Легион отходит к транспортным судам, рассыпанным по захваченной равнине. За Астартес катилась темная людская волна. Титаны и танки казались островками спокойствия в этом водовороте.
-Как полагаешь, им удастся вытащить оттуда больше пары сотен Астартес, прежде чем Ангелы атакуют? – спросил Талос.
Возвышенный смотрел на тот же экран.
-Нет. Им придется положиться на воинов из орденов отступников, оставшихся на борту своих судов. Чистильщиков, Карателей Квинтуса и Насильников… Вот, смотри.
Возвышенный указал на другие корабли армады. Их гололитические изображения подрагивали и обменивались потоками меньших судов.
«Громовые Ястребы», – заметил Талос.
-Верно, мой пророк. Черный Легион выпрашивает помощь у более слабых союзников. Астартес из орденов отступников придется защищать корабли Абаддона.
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Ловец Душ (Книга, Аарон Дембски-Боуден, Повелители Ночи)
Страница 10 из 11«12891011»
Поиск: