Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 7 из 11«12567891011»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Ловец Душ (Книга, Аарон Дембски-Боуден, Повелители Ночи)
Ловец Душ
StriderVicДата: Воскресенье, 21.10.2012, 19:55 | Сообщение # 91



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


Миррик успел изумленно втянуть воздух, прежде чем его голова слетела с плеч. Талос позволил телу упасть, но голову поймал.
Сжав в руке космы нестриженых грязных волос, Повелитель Ночи двинулся сквозь мрак со своим трофеем. Лицо убитого все еще конвульсивно подергивалось в предсмертной гримасе.
Третьим умер Шиверн.
Шиверн оставался с женщиной. Он стоял над ней, поигрывая силовым молотом. Как и прочие заключенные, он отобрал оружие у одного из охранников во время бунта. Но, в отличие от большинства, он был неповинен в тех преступлениях, из за которых угодил за решетку.
Не будучи еретиком, Шиверн получил срок за связь с культистами мятежниками в одном из миров, который отказался следовать Имперскому Кодексу и откололся от Империума. Когда Империум Человечества вернул власть над планетой, Шиверна вместе с другими политиками обвинили в ереси. И совершенно необоснованно, потому что он возражал против отделения от Трона. Ирония заключалась в том, что Шиверн получил пожизненный срок за ересь, в то время как двадцать лет на государственной должности тайно предавался преступным страстям без всякой боязни разоблачения. На руках его была кровь пяти женщин и двух юношей. Шиверн считал, что ему не в чем раскаиваться.
-Индрига? – позвал он.
Никто не ответил. Женщина у его ног снова тихонько рассмеялась. Шиверн пнул ее ботинком, чувствуя, как что то – возможно, пара тройка ребер – треснуло от удара.
-Заткнись, бездна тебя дери!
У него зачесалось в ушах. Жужжание, похожее на гул пчелиного роя, вызывало неприятный зуд.
Что это за проклятый шум? – пробормотал бывший чиновник, крепче сжимая молот в тонкопалой руке.
Это было гудение активированной силовой брони Марк IV. Талос вынырнул перед Шиверном из темноты, освещенной лишь тусклым лучом карманного фонарика.
-Лови, – предложил Повелитель Ночи.
Несмотря на рычание динамиков вокса, голос его звучал почти дружелюбно.
Шиверн инстинктивно поймал то, что ему швырнули. Секунду он подержал это в руке, прежде чем уронить с воплем ужаса. Теплая кровь замарала его ладонь и запястье. Голова Миррика со стуком покатилась по полу.
-Подождите! – взмолился Шиверн, глядя на выступающий из мрака силуэт. – Я к ней не прикасался, – солгал он.
Босая ступня Эвридики ударила его под колено. Шиверн пошатнулся. Он выпрямился как раз вовремя, чтобы уткнуться физиономией в болтерный ствол. Широкое дуло просунулось ему в рот, раскрошив зубы. Холодный металл уперся в нёбо. Шиверн едва успел приглушенно пискнуть, прежде чем болтер рявкнул, и голова бывшего политика разлетелась кровавыми брызгами.
Талос отпихнул в сторону обезглавленное тело и посмотрел сверху вниз на Эвридику. Девушка была избита и покрыта синяками. От одежды ее остались лишь клочки, один глаз заплыл. Все же она выглядела куда лучше Септима, мимолетно отметил Талос. Никаких необратимых повреждений, по крайней мере физических.
-Мы уходим, – сказал Талос.
-Остался еще один, – невнятно пробормотала Эвридика, едва шевеля распухшими губами. – Верзила.
-Тем не менее мы уходим, – повторил Талос, нагнувшись к девушке.
Перекинув навигатора через плечо и держа болтер в свободной руке, Астартес двинулся к выходу из генераториума.

-Это Индрига, – просипел уголовник в ручной вокс передатчик.
Индрига скорчился в темноте у подножия мертвой генераторной башни и придушенно шептал в микрофон. Он не был создан для того, чтобы прятаться. Бывшему гангстеру потребовалась вся сила воли, чтобы не выскочить из укрытия и не размозжить башку монстру в доспехах, который сейчас удирал прочь.
StriderVicДата: Воскресенье, 21.10.2012, 19:58 | Сообщение # 92



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


-Говори, – ответил шепелявый мужской голос.
-Лорд Рувен, – сказал заключенный, – он явился за ведьмой.
-Это заставляет меня задаться вопросом, почему ты до сих пор жив.
Несколько секунд Индрига боролся с собой, пока не выдавил: – Я спрятался, господин.
-Он ушел?
-Уходит сейчас. – И после паузы: – Он забрал ведьму с собой.
-Что значит «забрал»? Зачем ему понадобился ее труп?
Индрига сглотнул достаточно громко, чтобы звук был слышен по воксу. Рувен раздраженно вздохнул.
-Мы взяли ее с собой, – признался Индрига. – Мы хотели…
-Довольно. Не желаю слышать о твоей смертной похоти. Ты не сумел выполнить простейший приказ, Индрига. И сейчас ты за это умрешь.
-Господин…
-На твоем месте я бы уже бежал.
Индрига опустил передатчик. Звук шагов убийцы в доспехах вновь начал приближаться. Заключенный презрительно скривился. Очевидно, проклятый ублюдок вернулся, чтобы довершить начатое.
-Наверное, услышал мой шепот…
Индриге требовался свет. Он включил подствольный фонарь и выскочил из укрытия. Луч света прорезал темноту перед ним, как копье.
Гигантская фигура в доспехах поспешно развернулась, без сомнения защищая свисавшую с плеча ведьму. Дробовик Индриги рявкнул: раз, другой, третий. С каждым выстрелом из дула вылетал град картечи, стучавший по керамитовой броне.
Талос повернулся к Индриге в ту секунду, когда вместо очередного выстрела раздался сухой щелчок. Эвридика на его левом плече не пострадала – Астартес вовремя прикрыл ее. Огромный болтер выпалил всего один раз. Повелитель Ночи целился низко, и снаряд угодил Индриге в живот. Болт взорвался секундой позже, разбросав ошметки бывшего преступника по проходу. Самый большой кусок, состоявший из груди, рук и вопящей головы Индриги, прожил еще двенадцать мучительных секунд. Талос, не обращая внимания на крики, поднял ручной вокс, который выронил умирающий заключенный.
-Пророк, – сказал голос на другом конце канала связи.
-Рувен, – мягко произнес Талос, – брат мой. Давно мы с тобой не виделись. Я должен был узнать твой корявый почерк, когда четверо так называемых богов пытались заморочить мне голову.
-Сейчас я Рувен из Черного легиона, Око Магистра Войны. Уверяю тебя, Талос, ты и понятия не имеешь, о чем говоришь.
-То же самое утверждает Возвышенный. Я устал от тявканья оскверненных и падших. Магистр Войны предавал другие легионы и раньше, но это слишком нагло и грубо даже для него.
-Как скажешь, брат. У тебя нет никаких доказательств его участия, кроме пробитого нагрудника. И кому до этого есть дело? Вознесенному? Но он – ручной пес Абаддона и всегда был им. Одно отделение Повелителей Ночи, угодившее в западню, не остановит грядущий Крестовый Поход.
У ног Талоса Индрига испустил дух. Последовавшая за этим тишина не понравилась Талосу, потому что вопли смертного глупца доставляли ему странное удовольствие.
-Твой бандит фанатик подох, – сказал Талос, отступая от трупа.
-Я не собираюсь проливать над ним слезы. Скажи, как ты смог с такой легкостью отказаться от даров Четверых? Неужели они не предложили ничего соблазнительного? Ты не почувствовал искушения даже на секунду?
-Я все еще не понимаю, зачем вы заманили меня сюда, брат, – сказал Талос, глядя на человеческие останки у себя под ногами. – Ты должен был знать, что я никогда не оставлю легион.
-Восьмой легион слаб. Возвышенный хочет избавиться от тебя; ты не слишком то любишь своих братьев; и, что важнее всего, сам Абаддон заинтересовался тобой. Неужели это ничего для тебя не значит? Как такое возможно?
Талос уже шагал к выходу. Он снял Эвридику с плеча и, не замедляя шага, осторожно взял ее на руки.
Когда мы встретимся в следующий раз, я убью тебя, Рувен.
Повелитель Ночи нашел навигатора, которой суждено было сыграть ключевую роль в грядущих событиях, – и чуть не потерял ее пару дней спустя. Вдобавок эта идиотская авантюра едва не лишила его Септима. И все еще могла стоить Септиму жизни, если раб не переживет предстоящих операций.
Расточительность. Расточительность за гранью понимания.
-Запомни мои слова, Рувен: не важно, ходишь ты в любимчиках Разорителя или нет, я тебя уничтожу.
-Почему ты отказал Четверым? Ответь мне, Талос.
-Потому что я сын своего отца.
Талос отшвырнул вокс и пошел дальше.
-Приятно было пообщаться с тобой, брат. Мне недоставало твоей незамысловатой искренности и прямодушия. Талос? Талос?
Поднимаясь по лестнице на следующий уровень, Талос почувствовал, как Эвридика зашевелилась у него на руках.
-Благодарю вас, – тихо сказала девушка.
Ответа у Талоса не нашлось. Ее слова оказались слишком непривычными.
StriderVicДата: Воскресенье, 21.10.2012, 20:06 | Сообщение # 93



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]



ЧАСТЬ ВТОРАЯ
ДРЕВНЯЯ ВОЙНА


"Настанет время, когда наш Легион рассеется меж звезд.
Когда другие станут искать союза с Силами, что мы отвергли.
Пути грядущего сокрыты от меня,
И вам придется в одиночестве ступить на эти тропы.
Но я знаю вот что.
Война, что нашу кровь воспламеняет,
За десять тысяч лет не завершится.
Пустите кровь Империуму. Сокрушите Трон. Не знайте жалости.
Но будьте осторожны – ведь Древняя Война
Не принесет предателям единства.
И верить можно только вашим братьям по легиону.
Больше не доверяйте никому!"


Примарх Конрад Кёрз

ТРИ НЕДЕЛИ СПУСТЯ

Раб прислушивался у двери.
В комнате кто то двигался. Металлическая переборка глушила звуки. Раб поднял руку, к которой так пока и не успел привыкнуть, и набрал нужную комбинацию. Изнутри донесся звонок. Шаги приблизились, и дверь с шипением отъехала влево. В проеме показался другой раб.
-Септим, – с улыбкой сказал обитатель комнаты.
-Октавия, – отозвался Септим. – Время пришло.
-Я готова.
Двое слуг легиона вместе зашагали по затемненным коридорам той части «Завета», что предназначалась для смертных. Полоски люминофора под потолком здесь были вечно настроены на полумрак. Достаточно, чтобы видеть, даже для тех, кто не родился в бессолнечном мире, – и все же даже вечерние сумерки на большинстве планет были светлее.
Октавия все еще не могла удержаться от того, чтобы каждые несколько секунд не коситься украдкой на Септима. Операции провели недавно, и его кожа только приспосабливалась к аугментике. Там, где имплантаты и плоть встречались, все еще виднелись красные воспаленные участки. Вместо левого глаза, который Септим потерял во время атаки на «Громовой ястреб», теперь красовалась фиолетовая линза в бронзовой оправе, закрывавшей висок и скулу.
Дочь навигаторского Дома, Октавия не раз видела аугментические протезы при дворах Терры. В том числе и те, что были у ее отца. По общим стандартам, Септим еще сравнительно легко отделался. Его имплантаты оказались всяко лучше той дешевой аугментики из серии «отрежь и пришей», которую могли себе позволить многие вполне обеспеченные граждане Империума.
Тем не менее девушка понимала, что все это нисколько не утешает Септима. Она искоса смотрела, как раб нажимает на дверной рычаг затянутой в перчатку рукой – рукой, которую он потерял заодно с глазом. Октавия пока не видела аугментической кисти и предплечья, зато слышала глухое гудение сервомоторов и приводов. Кровоподтеки на горле и груди оружейника почти сошли, но походка Септима напоминала о недавних ранениях. Хотя раб выздоравливал и за три недели сильно окреп, он все еще держался скованно и явно чувствовал боль. Он двигался, как старик в зимнюю стужу.
Они шагали по нижним палубам «Завета», отведенным для смертных. Октавия сомневалась, что когда нибудь сумеет привыкнуть к здешнему… обществу. В отличие от верхних палуб, где жили ценные рабы и офицеры, эти темные переходы заселял второсортный сброд. Они ютились в каютах, как и экипаж любого другого военного судна, но многолетняя служба Повелителям Ночи исказила и сам корабль, и его обитателей. Октавии они напоминали паразитов, кишащих в темноте.
Вдалеке, в одном из бесчисленных запутанных коридоров, кто то закричал. Октавия вздрогнула, услышав это. Септим нет.
Пока два раба пробирались по широкому стальному переходу, дорогу им пересекла закутанная в плащ фигура, двигавшаяся практически на четвереньках. Существо метнулось поперек коридора и исчезло в соседнем проходе. Октавия предпочитала не знать, кто или что это было. Из щелей в металлическом потолке капала холодная вода. Капли падали нерегулярно, создавая неровный ритм. Где то наверху был пробит охладитель – еще одна дыра в корабельных венах, медленно истекавшая ледяной влагой сквозь ржавые раны. Такое встречалось здесь часто. Сервиторы ремонтники никогда не добирались до нижних палуб.
-Зачем мы пошли этой дорогой? – тихо спросила девушка.
-Потому что у меня здесь дела.
StriderVicДата: Воскресенье, 21.10.2012, 20:09 | Сообщение # 94



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


-Зачем эти люди вообще здесь? Астартес охотятся на них для развлечения?
-Иногда, – ответил Септим.
-Ты шутишь?
Октавия знала, что Септим не шутил, и вообще не понимала, зачем завела этот разговор.
Раб улыбнулся, и девушка чуть не споткнулась. Прошел почти месяц с тех пор, как Октавия в последний раз видела его улыбающимся.
-Они способны принести пользу, знаешь ли. Будущие оружейники. Или сервиторы. А проштрафившихся офицеров однажды можно использовать на посту с меньшей ответственностью.
Девушка кивнула. Тем временем они подошли к чему то отдаленно напоминавшему рыночный ларек. Конструкция была сделана из обломков металла, вкривь и вкось пристроенных к стене коридора.
-Вам нужны батареи? – прохрипел усеянный фурункулами человек, сидевший в лавке. – Батареи для ручных ламп. Свежезаряженные на огне, проработают по меньшей мере месяц.
Октавия оглядела его морщинистое, костлявое лицо с глазами, затянутыми молочной пленкой катаракт.
-Нет. Нет, спасибо.
Девушка предполагала, что в глубинах «Завета» деньги ни к чему, но и менять тут на товар было нечего. К тому же Октавия не понимала, для чего они остановились здесь. Девушка оглянулась на Септима. Тот не заметил этого, поглощенный разговором со стариком в поношенной служебной униформе.
-Иеремия, – позвал он.
-Септим?
Старик поклонился с явным почтением: – Я слышал о выпавших тебе испытаниях. Разреши?
Септима при этом вопросе передернуло. Тем не менее он ответил: – Да, пожалуйста.
Раб нагнулся к старику, и тот ощупал его лицо дрожащими руками. Кончики пальцев мягко огладили воспаленную кожу, незажившие кровоподтеки и новые протезы.
-Похоже, дорогие.
Старый раб улыбнулся, показав черные дыры на месте нескольких зубов.
-Приятно видеть, что хозяева все еще ценят тебя.
Он убрал руки.
-Видимо, да. Иеремия, это Октавия. – Септим указал на нее затянутой в перчатку рукой.
Моя госпожа, – поклонился старик так же низко, как кланялся Септиму.
-Не зная, что сказать, девушка выдавила улыбку и произнесла: – Привет.
-Разрешите?
Октавия напряглась, так же как Септим минутой раньше. Она могла пересчитать по пальцам те случаи, когда другой человек касался ее лица.
-Вы… лучше не стоит, – тихо сказала она.
-Не стоит? Хм. Судя по голосу, ты красотка. Она красотка, Септим?
Септим не ответил на вопрос. Вместо этого раб отрезал: – Она навигатор.
Руки Иеремии отдернулись, а пальцы робко поджались.
-О. Не ожидал. Что привело вас сюда? – спросил старик у Септима. – Вам ни к чему рыться в отбросах, как нам здесь, внизу, так что, думаю, вы явились не за моим отборным товаром?
-Не совсем. Пока я отходил от ран, – сказал Септим, – у рожденной в пустоте был день рождения.
-Верно, – кивнул Иеремия, рассеянно перекладывая по прилавку почерневшие от огня батареи, безделушки на нитках и импровизированные инструменты. – Ей уже десять. Кто бы мог подумать, а?
Септим осторожно почесал висок. Скрытые перчаткой пальцы погладили воспаленный шрам там, где бронзовая пластина соединялась с кожей.
-У меня для нее подарок, – сказал он. – Ты сможешь передать ей это от меня?
Оружейник сунул руку в висящий на поясе кошель и вытащил серебряную монету. Октавия не смогла разобрать деталей чеканки – большую часть скрывали пальцы Септима, – но то, что было видно, смахивало на какую то башню. Старик некоторое время стоял неподвижно, ощупывая холодный и гладкий кругляш, который Септим опустил ему в ладонь.
-Септим… – сказал он, понизив голос почти до шепота. – Ты уверен?
-Уверен. Передай ей вместе с печатью мои наилучшие пожелания.
-Передам.
Старик сжал пальцы, пряча монету. Октавия отметила, что в жесте, кроме благоговения и заботы о сохранности артефакта, было и мучительное отчаяние. Так прижимаются к брюху волосатые лапки подыхающего паука.
-Никогда не держал ни одной из них в руках, – признался слепой. – Помолчав, он добавил: – Не смотри на меня так – я не собираюсь присвоить ее.
-Я знаю, – ответил Септим.
StriderVicДата: Воскресенье, 21.10.2012, 20:13 | Сообщение # 95



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


-Да пребудет с тобой благословение и впредь, Септим. И с тобой, Октавия.
Они попрощались с торговцем и двинулись дальше.
Когда спутники миновали несколько поворотов и старик уже не мог их услышать, Октавия откашлялась.
-Ну? – спросила она.
Загадочный подарок заставил ее на время забыть о собственной судьбе.
-Что «ну»?
-Ты собираешься рассказать мне, что это было?
-Время в космосе течет с разной скоростью. Ты навигатор, так что знаешь об этом лучше многих других.
Конечно, Октавия знала. Взглядом девушка дала понять Септиму, что ждет продолжения. Она обратила внимание на то, как искусственный глаз ее спутника с жужжанием ворочается в глазнице, пытаясь повторить выражение неповрежденной части лица.
-На этом корабле есть одно существо, более значимое, чем другие. Мы зовем ее рожденной в пустоте.
-Она человек?
-Да. Вот почему она важна. Великая Ересь гремела десять тысячелетий назад. Но для «Завета» прошло меньше столетия. Меньше ста лет с того дня, когда ударный крейсер ворвался в небеса Терры вместе с величайшим флотом за всю историю – с армадой Воителя, Хоруса Избранного.
Октавия почувствовала, как от слов Септима по спине побежали мурашки. Все это еще было внове для нее: и «Завет», и измена Золотому Трону. Девушка не решилась бы даже описать собственное положение на корабле, потому что тогда пришлось бы признать свершившийся факт предательства. И вот теперь приходится слушать о том, что судно, на борту которого она сейчас находится, участвовало в последнем сражении Ереси. «Завет» атаковал Терру вместе с другими кораблями Хоруса – причем всего несколько десятилетий назад по внутреннему времени корабля. Октавия снова вздрогнула. От богохульства бросало в холод и одновременно сладко замирало сердце. Она жила на самой кромке мифа. Другая, великая эпоха укрыла ее своей тенью, и в присутствии Астартес кровь быстрее бежала по жилам. Они были куда более живыми и яркими, чем все, кого ей доводилось знать прежде. Их ярость была горячей, горечь холоднее и ненависть куда глубже…
И то же самое относилось к «Завету». До того как Септим заговорил, Октавия не могла выразить это ощущение словами. Но она чувствовала корабль. Чувствовала оскорбленную гордость в реве его двигателей, похожем на неумолчный рык раненого зверя. Теперь она поняла почему. Ересь не была для Восьмого легиона мифом, каким то давним мятежом, больше похожим на легенду, чем на реальную историю. Нет. Она была воспоминанием. Совсем недавним, выжженным в памяти Астартес, как ожоги от орудийного огня, пятнавшие железную шкуру их корабля. «Завет» нес отметины проигранной войны, и его экипаж делил с ним горькую память. Поражение навеки заклеймило их судьбы.
Не прошло и нескольких десятков лет с той поры, когда корабль обрушил яростный огонь на поверхность Терры. Несколько десятилетий назад находящиеся на его борту Астартес шагали по имперской земле, выкрикивая приказы и убивая верных защитников Трона, и их болтеры ревели в тени башен колоссального дворца Бога Императора.
Для этих Астартес Ересь не была ни легендой, ни древней притчей. Недавнее воспоминание, искаженное причудами времени в варпе.
-Ты выглядишь так, будто у тебя закружилась голова, – заметил Септим.
Девушка, сама того не замечая, замедлила шаг. На озабоченный взгляд непохожих глаз Септима, живого и аугментического, она ответила слабой улыбкой.
Оружейник добавил: – Это легче понять, если вспомнить, где швартуется «Завет».
-В Оке Ужаса, – медленно кивнула Октавия.
-Именно. Око Ужаса. Рана в ткани нашей реальности. Там правит варп.
Даже будучи навигатором, одной из немногих, кому генетическое отклонение позволило прозревать в Море Душ и узнать варп ближе, чем любому другому смертному, Октавии сложно было представить Око Ужаса. Истории о кораблях, пропавших в варпе на годы и десятилетия и появившихся в реальности за несколько недель до отлета, были неотъемлемой частью навигации сквозь Имматериум. Когда корабли погружались во вторую реальность, они подчинялись извращенным законам варпа.
Но и зная все это, Октавия с трудом могла вообразить столь огромный промежуток времени. Десять тысячелетий здесь – и всего лишь несколько десятков лет там. От такой разницы кружилась голова.
-Я понимаю, – неуверенно произнесла она. – Но при чем здесь твой подарок?
Рожденная в пустоте уникальна, – ответил Септим. – За те десятилетия, что прошли для «Завета» со времен Великой Ереси, она единственная родилась на борту корабля.
StriderVicДата: Воскресенье, 21.10.2012, 20:15 | Сообщение # 96



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


Заметив вопросительный взгляд девушки, он объяснил: – Ты должна понять. Даже при полностью укомплектованной команде рабов на судне находилось не так уж и много. Экипаж «Завета» всегда был малочисленным и элитным. Это корабль Астартес. А когда все начало приходить в упадок… Короче, она единственная. Вот и все, что имеет значение.
-Так что же ты ей подарил?
-Печать. Ты получишь такую же этой ночью, после операции. Не потеряй ее. И никому не отдавай. Только с ней ты сможешь чувствовать себя в безопасности на палубах «Завета».
Девушка улыбнулась привычному выражению. Все члены экипажа ударного крейсера говорили «этой ночью» и никогда «сегодня».
-Если печать так важна, зачем ты отдал ее рожденной в пустоте?
-Поэтому и отдал. На каждой печати вырезано имя одного из Астартес. А на самых редких и ценных нет имени, и это значит, что владелец такой печати находится под защитой всего легиона. В древности каждый раб прислуживал одному воину. У этих слуг были печати с именами хозяев, чтобы указать, кому они принадлежат, и помешать другим Астартес нанести вред такому ценному рабу. Печати мало значат сегодня, когда почти никто не чтит обычаи старины. И все же остались такие, кто признает их значение. В том числе и мой господин.
-Ты хочешь, чтобы она была под защитой?
-Большинство Астартес даже не знают о ее существовании, а если бы и знали, им было бы все равно. У полубогов другие заботы. Но она – талисман для простых смертных «Завета». – Септим вновь улыбнулся. – Она – залог удачи, если можно так выразиться. Моя печать будет означать, что она под защитой Талоса. И тот, кто встретит ее, будет это знать. А тот, кто попытается причинить ей вред, умрет от его руки.
Девушка задумалась о его неожиданной щедрости, и итог размышлений ей не понравился.
-А что насчет тебя? Без печати…
-Приоритеты.
-Что?
-Приоритеты, Октавия. Думай о своем будущем, а не о моем.
Раб кивнул на темную запертую дверь в конце коридора: – Мы пришли.
-Ты подождешь меня? – спросила она. – Подождешь, пока это кончится?
-Нет. Мне надо забрать Первый Коготь с поверхности через час. – Он заколебался. – Извини. Если бы я мог…
-Ничего страшного.
Девушка прикоснулась к полоске металла, обхватившей лоб. Странно, что к такому можно привыкнуть. С улыбкой она добавила: – До скорой встречи.
Септим кивнул, и навигатор вошла в апотекарион. Как только двери открылись, сервиторы хирурги ожили и засуетились. Септим наблюдал за ними, пока дверь с лязгом не захлопнулась. Знакомое зрелище, учитывая, что он долгие недели провел под их присмотром.
Когда Октавия скрылась, раб проверил свой наручный хронометр и торопливо направился в обратный путь. Война на поверхности Крита вновь призывала его.

Октавия вышла два часа спустя. Полоска металла на ее лбу уступила место черной шелковой повязке. Повязку ей заранее вручил Септим. Шелковая ткань аккуратно закрывала третий глаз.
В кармане девушки был серебряный медальон легиона, который она получила от безымянного Астартес, наблюдавшего за операцией. За все два часа Повелитель Ночи не сказал ей ни слова.
Девушка покрутила медальон в руках. На металле была отчеканена все та же башня. Шпиль улья. Скорей всего, где то на Нострамо. На другой стороне проступало лицо, стертое временем, и едва различимая надпись: «Ave Dominus Nox».
Это она смогла прочесть, потому что надпись была на высоком готике, а не на нострамском. «Да здравствует Повелитель Ночи». Лицо, должно быть, принадлежало их отцу – Ночному Призраку. Долгое мгновение девушка вглядывалась в сглаженные временем черты, а затем положила монету в карман.
Всматриваясь в темноту, Октавия подавила дрожь испуга. В первый раз она очутилась за пределами своей комнаты без сопровождающего. При мысли об обратной дороге по черным кишкам «Завета» по ее телу пробежал озноб. Печать в кармане куртки была слабым утешением. Кто может поручиться, что обитателям нижних палуб не все равно, есть у нее монета или нет?
StriderVicДата: Воскресенье, 21.10.2012, 20:36 | Сообщение # 97



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


Ручной вокс Октавии затрещал. Девушка сразу поняла, кто это. Лишь два человека связывались с ней по воксу, и Септим сейчас был на поверхности планеты.
-Привет, Этригий, – сказала она.
-Ты придешь этой ночью на следующее занятие?
Девушка огладила шелковую бандану, и на губах ее появилась проказливая улыбка.
-Да, навигатор, – ответила она.
-Я сейчас же вышлю сервиторов, – отозвался Этригий.
Октавия ощупала монету в кармане и снова вгляделась в темноту коридора.
-Не нужно, – сказала она и быстро зашагала вперед, в такт беспокойно колотящемуся сердцу.
Глаза, которых Октавия не могла видеть, но чей тяжелый взгляд ощущала затылком, следили за тем, как навигатор идет по черным переходам проклятого корабля.

Задолго до того, как Талос удостоился чести носить боевую броню Восьмого легиона Астартес, он беспризорным мальчишкой скитался по улицам родного города улья на Нострамо. Эта жизнь проходила во мраке, и суть ее заключалась в том, чтобы избежать более крупных хищников и тщательно выбрать слабую добычу.
Он знал, что позже вступит в ряды легиона, и это знание приносило ему боль. Нострамо уже позабыл те уроки, что преподали ему когти Ночного Призрака. Не успело пройти и несколько лет после того, как великий Конрад Кёрз вознесся в небеса, чтобы сражаться рука об руку с Отцом Императором, а оставленный им мир вновь начал скатываться в бездну порока.
Уличные группировки делили территории в фабричных и жилых кварталах; местные царьки возвещали о своем правлении рунами, намалеванными на стенах, или – по примеру самого Призрака – останками врагов, выставленными на всеобщее обозрение там, где жили родичи и друзья жертв.
Талос знал Ксарла еще в те дни. Они выросли вместе – сыновья матерей, потерявших мужей в стычках враждующих группировок преступного мира. Эти войны начались тогда, когда тень Ночного Призрака превратилась в страшную сказку из прошлого. Еще до того, как им исполнилось по десять лет, мальчишки стали искусными ворами и членами банды, объявившей их жилой сектор своей территорией.
К тому времени, как им стукнуло тринадцать, оба уже были убийцами. Ксарл прикончил двоих парней из вражеской группировки, нашпиговав их тела свинцом из автоматического пистолета. Ему потребовались обе руки, чтобы удержать пистолет, а звук выстрела… Оглушительный грохот, взорвавший тишину.
Талос был рядом, когда Ксарл открыл счет убитым, но в ту ночь сам он крови не пролил. Первый труп числился за ним уже год. Владелец магазина попытался поколотить мальчишек за то, что они украли еду. Талос отреагировал прежде, чем успел осознать, что делает. Первобытные инстинкты перехватили контроль, и торговец рухнул на пол своей лавчонки, задыхаясь и кашляя, с ножом Талоса в сердце.
Даже теперь, больше столетия спустя по времени Талоса и через десять тысяч лет по галактическому времени после того, как старик испустил последний вздох, Талос помнил сопротивление клинка, вошедшего в плоть.
Оно навсегда осталось с ним, это чувство. Царапающий звук и неловкий поворот ножа, когда первый удар угодил в ребро. Затем клинок быстро погрузился, скользнув между ребрами, и остановился с тошнотворным мясным хлюпаньем.
Кровь хлынула у старика изо рта, брызнула вперед. Талос почувствовал капли смешанной с кровью слюны на своих щеках и губах. Часть попала в глаза.
Мальчишки в панике кинулись прочь. Ксарл полурыдал полусмеялся, а Талос бежал в потрясенном молчании. Как и всегда, они нашли убежище на улицах города. Эти темные улицы стали для них приютом, куда более близким, чем родные дома. Мальчишки знали все потаенные ходы, все места, пригодные для засады, и тысячу способов превратиться в невидимок.
Вот такие уроки Талос забрал с собой к звездам, когда пришел и его черед вознестись. На эти инстинкты он полагался, бесшумно пробираясь по ночным улицам городов на сотнях и сотнях планет.
В голосе Узаса, раздавшемся из вокс передатчика, звенело возбуждение: – Я нашел «Рино» Черного Легиона. Это груда обломков. Будем знать, что произошло с отделением Ульфа.
-Есть выжившие? – спросил Талос.
-Даже трупов нет.
Все уловили разочарование в его словах. Трупы означали броню, а броня означала спасение.
-Обширные повреждения от лазерного огня.
-Скитарии, – вмешался Сайрион.
Элитная пехота Механикус. Это имело смысл – ни у каких других частей не было лазерного оружия, способного уничтожить БТР Астартес.
-Вы это слышите? – спросил Узас. – Я слышу что то.
-Поразительно точное описание, – хмыкнул Сайрион.
StriderVicДата: Воскресенье, 21.10.2012, 20:41 | Сообщение # 98



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


-Я тоже слышу, – перебил его Ксарл. – Расстроенный вокс, обрывки переговоров на других частотах. Между другими отделениями.
-Из Черного Легиона? – спросил Талос.
-Нет, – ответил Ксарл. – Думаю, это наши.
Талос двигался по развалинам мануфактории, прислушиваясь к разговорам товарищей. В красное поле визора вплывали заглохшие механизмы, остановившиеся ленты конвейеров, высокая крыша с разбитыми окнами. Еще недавно их украшали витражи из цветного стекла: изображения Императора в образе Бога Машины, сошедшего на древний Марс. Теперь сквозь дыры смотрело ночное небо.
Звездный свет погрузил здание со всеми его горгульями в серебряное безмолвие. Что бы здесь ни выпускали, производство уже не восстановить. Фабрика превратилась в гробницу.
-Вокс барахлит, – сказал Сайрион. – Тоже мне великое открытие. Все оставайтесь на местах. Я свяжусь с Магистром Войны и передам ему новости.
-Заткнись, болван, – рявкнул Ксарл. – Талос?
-Я здесь.
-Частота «Алый шестнадцать один пять». Ты это слышишь?
Вокс передатчику шлема потребовалось несколько секунд, чтобы просканировать ближайшие частоты. Талос продолжал двигаться по зданию фабрики, держа болтер и меч наготове. Вскоре на пределе слышимости зазвучали голоса.
-Я слышу, – передал он остальным.
-Что будем делать? – спросил Сайрион, позабыв про шутки.
Он тоже услышал.
-Это Седьмой Коготь.
Последовала недолгая пауза, в течение которой Сайрион, вероятно, сверялся с показаниями ауспика.
Оружейная фабрика к западу от нас.
Талос неспешно проверил свой болтер, шепча молитву машинному духу оружия. Вокс связь на Крите была прерывистой и ненадежной – ее постоянно глушили Механикус, владевшие более продвинутыми технологиями. С того момента, как войска Магистра Войны произвели высадку, они поневоле успели привыкнуть к помехам и обрывам связи между частями.
Флот на орбите Крита был избавлен от того воя, что стоял в воксе на поверхности мира кузни, а вот десантировавшимся частям приходилось слушать непрерывный скрежет и треск кода, искажавшего их сигналы. Даже вокс передачи, ведущиеся через ретрансляторы судов на орбите, постоянно подвергались нашествиям призрачных голосов. Сигналы запаздывали порой на несколько часов. Уж много раз войска попадали впросак, получая ориентировки и приказы, устаревшие на полдня.
-Они пробуют другие частоты, чтобы вызвать подкрепление, – предположил Талос.
-Я тоже так считаю, – согласился Сайрион.
-Вознесенному не понравится, если мы не подчинимся приказу об эвакуации, – самодовольно заявил Узас.
Голос его был скрипучим и низким. Талос с усилием выкинул из головы образ своего двойника: изуродованного, окровавленного, говорившего таким же голосом. «Кровь для Кровавого Бога, – хрипел он в видении. – Души для Пожирателя Душ… Черепа для Трона Черепов…»
-Плевать на Возвышенного, – сказал Ксарл.
-Мы идем на помощь Седьмому Когтю, – подытожил Талос, уже активируя движением глаза нужную нострамскую руну и открывая другой канал. – Септим.
-Да, господин. – Сигнал был отрывистым, голос раба терялся в треске помех. – Эвакуация ориентировочно через четырнадцать минут. Лечу к вам.
-Изменение планов.
-Не спрашиваю, что произошло, хозяин. Просто скажите, что надо сделать. Это не «Опаленный», а транспортник, так что мои возможности ограничены.
-Не беда. Двигайся на максимальной скорости к нашей позиции, затем действуй по протоколу эвакуации в боевых условиях, затем как можно быстрее доставь нас к нужной точке. Сайрион уже передает тебе координаты.
-Господин… Эвакуация в боевых условиях? Разве сектор не зачищен?
-Зачищен. Но ты должен перебросить Первый Коготь и наш «Лэндрейдер» в зону боевых действий к западу отсюда.
-Как прикажете, господин.
Талос услышал, как Септим набирает в грудь воздуха. Смертный знал, что Возвышенный отдал приказ о возвращении на орбиту.
-Знаете, я передумал. Я все же спрошу. Что у вас происходит?
-Седьмой Коготь завяз. Мы их вытащим.
-Простите, господин, я задам еще один вопрос. С чем именно столкнулся Седьмой Коготь, если для поддержки понадобился Первый Коготь и «Лэндрейдер»?
С титаном, – ответил Талос. – А теперь поспеши.
StriderVicДата: Воскресенье, 21.10.2012, 20:43 | Сообщение # 99



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


СЕДЬМОЙ КОГОТЬ

Улицы содрогались от его поступи.
Десятки окон, выходивших на проспект, разбились вдребезги, и осколки дождем засыпали тротуар. Грохот, с которым когтистые лапы вышагивали по земле, был даже не самой громкой частью спектакля. Его перекрывал скрежет гигантских суставов – пронзительный механический визг, разрывавший воздух по мере приближения монстра. А еще оглушительней был нестройный вой его утыканных пушками рук – стон сжигаемого воздуха, который орудия втягивали перед залпом, и рев огня, кровавым рассветом заливавшего ближайшие улицы во время выстрела.
Адгемар из Седьмого Когтя ползком пробирался через груды щебенки, которые еще несколько секунд назад были жилым блоком. Его визор потрескивал и шел полосами помех. После удара по шлему данные стало невозможно считывать. Даже жизненные показатели превратились в невнятную и бесполезную мешанину знаков. Выругавшись, он сорвал шлем, доверяясь природным чувствам. Воздух загустел от пепла и ритмически вздрагивал в такт шагам титана. Чудовище все еще продвигалось по проспекту и сейчас вновь наводило орудия. Ростом семнадцать метров и примерно такой же ширины, оно склонилось над дорогой, практически закупорив улицу, – огромные плечи пробивали дыры в зданиях по обе стороны проспекта.
Астартес знал, что под этими бронированными плечами скрываются несколько членов команды, суетящихся над реактором и бормочущих бессмысленные молитвы Императору в образе Бога Машины. Тот факт, что Повелитель Ночи не мог до них добраться или даже причинить им хоть какой то ущерб, раздражал Адгемара безмерно. Он злобно уставился на песью башку титана, представляя трех рассевшихся внутри пилотов, примотанных к контрольным креслам проводами и ремнями безопасности.
Как они, должно быть, смеются сейчас…
Горло и легкие Адгемара сжались, пытаясь уберечь Астартес от пыли, словно она была ядовита. Не обращая внимания на эту биологическую реакцию, Повелитель Ночи с трудом поднялся на ноги и перебежал за уцелевшую стену ближайшего здания. Улица, еще недавно бывшая главной транспортной артерией этого жилого сектора, превратилась под гневом титана в груду развалин. Одно из его орудий – скрюченный правый кулак – представляло собой чудовищную многоствольную пушку, выпускавшую сотни болтерных снарядов в секунду. Каждый снаряд пробивал метровую дыру в стальных и каменных стенах, окружавших «Пса войны». Учитывая, что за минуту из пушки вылетали тысячи снарядов, разрушения не удивляли Адгемара. Он удивлялся лишь тому, что еще жив.
Большинству воинов его отделения повезло гораздо меньше.
Раздался режущий ухо звон, напоминавший бой надтреснутых колоколов, которые сзывали адептов Бога Императора к утренней молитве. Адгемар напружинил мускулы и замер в полной неподвижности. Это был эхолокационный пульс ауспика титана. Если воин шевельнется, проклятая машина его засечет. Беда, даже если чудище почует тепло, исходящее от его боевой брони… но Адгемар надеялся на то, что системы титана настроены на поиск более крупной добычи.
В пятидесяти метрах ниже по дороге стоял титан. Чудовищную машину заслоняли от лунного света две башни, избежавшие первого приступа его гнева. «Пес войны» опирался на две лапы с выгнутыми назад коленными суставами и поводил налево и направо волчьей мордой рубкой. Сервомоторы шеи издавали при этом тоскливый и заунывный вой.
Следующую атаку Адгемар услышал прежде, чем увидел, – утробный кашель запущенной неподалеку ракеты. Султан свистящего дыма вырвался со второго этажа разрушенного здания и пронесся через улицу. Повелитель Ночи слегка сместился, чтобы проследить за ракетой. Прищурив глаза, Астартес инстинктивно просчитал курс реактивного снаряда и угол поражения, а также вероятную точку попадания.
Лишенный вокса, он шепнул себе под нос: – Меркуций, что ты творишь…
Ракета разлетелась облаком искрящейся пыли, угодив в пустотный щит титана. «Пес войны» уже готовил ответный удар. Огромный левый кулак взметнулся вверх под рев сервоприводов.
«Инферно».
StriderVicДата: Воскресенье, 21.10.2012, 20:47 | Сообщение # 100



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


Адгемар в мгновение ока нырнул обратно под прикрытие стены. Не потому, что он был на линии огня, а потому, что увидеть залп «Инферно» невооруженным глазом означало ослепнуть на несколько часов. Даже закрыв глаза и отвернувшись, сын Нострамо ощутил, как пронзительный свет проникает под веки и вонзается в сетчатку тысячей игл. Гигантское орудие выпалило с ревом атакующего хищника, испустив во все стороны облако раскаленных паров из теплообменников.
Адгемар выдохнул обжигающий воздух, чувствуя, как от него дерет горло. Даже не глядя, Астартес знал, что струя жидкого химического огня окатила здание, расплавив все, что находилось внутри. Грохот, как ожидал Повелитель Ночи, послышался несколько секунд спустя – арматура здания не выдержала, и постройка рухнула под силой удара.
Игра воображения или он действительно услышал короткий крик в вокс передатчике шлема, который держал в руках? Был ли это предсмертный вопль одного из братьев?
Меркуций, несомненно, погиб. Попытка повредить титана одной из последних оставшихся ракет была смелым поступком. Смелым, но обреченным на неудачу. Разнести титана в клочки, когда его многослойные щиты отключены, – это одно. Но вот дезактивировать щиты – совсем другое.
Адгемар подвесил шлем на магнитный зажим на поясе и потянулся за вспомогательным воксом в набедренной сумке. Наушник показался неудобным – Адгемар слишком привык к сенсорным усилителям своего шлема.
Повелитель Ночи сомневался, что, кроме него, есть выжившие, но попробовать стоило.
-Седьмой Коготь, отвечайте.
-Адгемар?
-Меркуций?!
-Да, брат сержант.
-Как, во имя бездны, ты ухитрился выжить?
Адгемар с трудом заставил себя говорить тише – в голосе звенело недоумение.
-Вы видели, как эта штука в меня выпалила?
-Видел и был уверен, что ты погиб.
-Еще нет, сэр. Я произвел тактическое отступление. На большой скорости.
Адгемар подавил смех: – Так ты бежал.
-Бежал и бросился с третьего этажа в южном крыле здания. Мои доспехи выглядят так, словно по ним проехался танк, и я потерял пусковую установку. Адгемар, нам надо добраться до «Рино». Плазменная пушка…
-Не справится с титаном класса «Пес Войны».
-У вас есть идеи получше?
Завывающий оркестр колоссальных сервомоторов вновь двинулся по проспекту. Адгемар рискнул высунуться из за стены.
-Плохие новости. Ты в секторе обзора?
-Я на соседней улице, сэр. Я не вижу монстра.
-Он нашел «Рино».
Так и было. Титан, до отвращения похожий сейчас на хищника джунглей, яростно таращился на припаркованный в узкой аллейке БТР Седьмого Когтя. Падение последнего здания обнажило темный бронированный корпус машины. Щебенка рассыпалась по крыше транспортера, оставив царапины металлически серого цвета там, где содрала синюю краску.
-У меня есть идея, – передал Адгемар.
-Адгемар, сэр, со всем уважением… нам надо выбираться отсюда. В такой смерти нет чести.
-Помолчи. Если мы сможем дезактивировать его щиты…
-«Если» в этом случае не сработает, сэр. Если бы мы могли летать или мочиться плазмой, мы бы тоже с ним покончили. Но этого не произойдет.
-Подожди. Он снова движется.
Вой гигантских механизмов усилился. Адгемар наблюдал за происходящим, шепча молитву машинному духу «Рино» – верного транспорта, который провез воинов Седьмого Когтя по бесчисленным полям сражений. Повелитель Ночи знал его кабину так же хорошо, как собственную броню. Астартес мог угадать настроение машины по ворчанию двигателя и чувствовал ее дерзкий нрав в звоне и грохоте каждого выстрела, отраженного стальной шкурой.
Имя «Рино» на высоком готике было «Carpe Noctum» – «Лови ночь».
БТР, который возил Седьмой Коготь со времен основания легиона на доимперской Терре, погиб позорной смертью, испустив долгий и тяжкий стон терзаемого металла. Титан «Пес войны» постоял с полминуты, размазывая «Рино» когтистой правой лапой по уличному покрытию. Самая большая несправедливость заключалась в том, что БТР погиб так бесславно лишь из за желания имперских техников сберечь боезапасы титана.
«Вы заплатите за это, – поклялся Адгемар. – За это вы умрете в корчах, захлебнувшись в собственной крови».
StriderVicДата: Воскресенье, 21.10.2012, 20:50 | Сообщение # 101



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


Титан наконец то вытащил лапу из обломков. Куски искореженного металла свисали с его когтей. Рядом с ним, в черной тени колосса, раздавленный корпус «Carpe Noctum» выглядел особенно жалким. Невозможно было совместить образ несчастной развалины с упрямым и гордым «Рино», который тысячу и больше раз нес Адгемара в сражение.
Седьмой Коготь был мертв. Сердцем и душой. Даже если им с Меркуцием каким то образом удастся пережить следующие несколько минут, то придется влиться в один из оставшихся Когтей поредевшей десятой роты.
Адгемар наблюдал за тем, как громыхающий титан движется по проспекту, поворачиваясь налево и направо и приближаясь с каждым шагом.
-Меркуций…
-Да, брат сержант.
-Никакой я после этого не брат сержант.
-Мы должны найти Руна и Хазъярна. У них были мелтабомбы.
«Пес войны» прогремел мимо.
Адгемар замер, прижавшись спиной к стене. Туша титана закрыл луну, и на Повелителя Ночи упала гигантская тень. Чудовище стояло всего лишь в тридцати метрах от него. Поршни шипели, из огромного корпуса со свистом вырывался сжатый воздух – дыхание разгорячившегося на долгой охоте зверя. Затем титан повернулся спиной к Повелителю Ночи: он сканировал улицу, выискивая новые цели. Снова раздался глухой звон – эхолокационный ауспик титана пытался засечь движение или тепло. Волк вынюхивал добычу.
-Повторите, сэр.
-Рун и Хазъярн. У них были наши мелтабомбы.
-Они бесполезны, пока щиты титана работают. Вы это знаете.
-Они – наш единственный шанс. Мы можем заминировать улицу впереди титана. У тебя что, есть дела поважней или ты явился сюда облаченным во тьму, только чтобы сдохнуть вместе с остальными?
-Мой локатор засек местоположение Руна, сэр. Но не Хазъярна. Вы его видите?
-Я не вижу ничьих сигналов – мой шлем поврежден. Я заметил, как Хазъярн падал, когда на нас обрушился жилой блок. Я знаю, где копать, но нам надо действовать быстро.
-На моем дисплее жизненные показатели у всех на нуле, кроме меня и вас, – сказал Меркуций.
«Ничего удивительного», – подумал Адгемар, следя за тем, как «Пес войны» поворачивается из стороны в сторону вдоль вертикальной оси. Это сопровождалось звуком, похожим на гром в горной долине.
-Сейчас титан смотрит в другую сторону. У нас шестнадцать секунд промежутка между сигналами его ауспика. В первую секунду или две волна пройдет над нами. Двигайся только в течение трех секунд после того, как проклятая штука залязгает. Замри на месте, когда она начнет гудеть.
-Есть, сэр.
Они выждали пару секунд, пока над улицей вновь не пронесся глухой звон. Задрожал воздух. Вылетело еще несколько стекол.
-Раз. Два. Три.
-Вперед!

Транспортник по сравнению с «Опаленным» двигался тяжело и неуклюже. Хотя этот вариант «Громового ястреба» и отличался более крепким каркасом в средней секции, «Лэндрейдер» Первого Когтя пришлось перевозить в когтях под корпусом. Вес имел значение. Септим ощущал это при каждом повороте и крене.
Септим снизился и повел грузовой катер над самыми крышами жилых блоков. Маневровые двигатели работали на предельной тяге. Если опуститься слишком низко, они рискуют попасть в зону поражения титана прежде, чем засекут его местоположение. А если остаться на большой высоте, ауспик не сможет точно определить координаты вражеской машины.
Вижу мощный источник термального излучения в конце главного проспекта к северу отсюда.
Голос хозяина прозвучал по воксу. Первый Коготь оставался в своем боевом вездеходе.
-Снижайся и отпускай зажимы в другом конце проспекта. Если тебя убьют во время диверсии, я буду сильно разочарован, Септим.
Раб ухмыльнулся: – Хорошо сказано, господин.
StriderVicДата: Воскресенье, 21.10.2012, 20:54 | Сообщение # 102



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


Маневровые двигатели транспортника взревели, приняв на себя всю тяжесть судна. Маршевые отключились, когда катер заскользил к земле, пробираясь между развалинами раскуроченных титаном жилых блоков. Воздух почернел от выхлопов.
В шестистах метрах ниже по проспекту титан заметил их появление. «Пес Войны» попятился. Его лапы с выгнутыми назад коленными сочленениями превратили движение в неловкий разворот. Руки титана поднялись в смертельном салюте.
-Имперская машина наводится на цель, – передал Септим по воксу. – Двадцать… Пятнадцать… Десять метров до земли.
-Ave Dominus Nox! – прокричал Сайрион по вокс каналу.
-Доброй охоты, Септим, – добавил Талос.
-Убираю зажимы!
Освободившись от груза, «Громовой ястреб» взмыл в небо под возмущенный рев двигателей.
На экране его приборной панели вспыхнули руны боевой тревоги.
«Цель обнаружена».
Раб дернул штурвальные рукоятки, и транспортник вошел в сумасшедшую «бочку». С проспекта вслед ему понеслись очереди крупнокалиберных болтерных снарядов. Септим ударил по двум рычагам сбоку от командного трона, и ускорители протестующе взвыли. На той тяге, которую раб сейчас выжимал из корабля, обычно выходили на орбиту. Двигаться с такой скоростью в атмосфере, да еще и в городе…
Септим знал «Опаленного». Знал, что его «Громовой ястреб» способен на это и даже на большее. Насчет транспортника он не был так уверен. Катер трясся, скрипел и скулил вплоть до последней заклепки на корпусе.
Башни размытыми пятнами проносились мимо. Септим набрал высоту и резко развернул машину. Он направил нос корабля на титана внизу. На экране высветились руны обнаружения цели.
Пусковые установки транспортника ожили, контейнеры с ракетами открылись, подобно венчикам цветов.
-Надеюсь, это сработает.

Гусеницы «Лэндрейдера» Первого Когтя пришли в движение, прежде чем танк коснулся земли. Они вращались и завывали, пережевывая воздух, готовые впиться в уличное покрытие.
-Первый Коготь!
Голос донесся из внутреннего вокса танка. Талос активировал руну настройки.
-Адгемар?
-Талос, во имя Ночного Призрака… Что вы здесь делаете?
Рухнув на землю, «Лэндрейдер» подпрыгнул. Его траки уже вгрызлись в бетон. Сайрион, занимающий кресло штурмана, развернул огромную машину направо и повел по широкой аллее на параллельную улицу. В мрачной, освещенной красным утробе танка остальные проверяли оружие.
-Угадай, – ответил Талос, ударив закованным в перчатку кулаком по кнопке разблокировки люка.
Ночь ворвалась внутрь. Показатели температурных датчиков на дисплеях сетчатки упали, когда холодный ветер ударил по доспехам. Талос, Узас и Ксарл выпрыгнули из танка на ходу и рассыпались по руинам городских башен.
-Это не по плану операции, так ведь? – треснул в воксе голос Меркуция. – Нас предупредили, что вы эвакуируетесь.
-Мы ценим вашу помощь, братья, – передал Адгемар, – но даже «Лэндрейдер» против «Пса войны» – просто куча ржавого железа. Мы горды тем, что вы решили умереть вместе с Седьмым Когтем.
-Помолчи! – рявкнул Талос. – Где вы по отношению к титану?
-Я могу достать его плевком, – ответил Меркуций. – Мы в его тени, и у нас есть мелтабомбы, чтобы заминировать дорогу.
-Поберегите их, – приказал пророк. – Первый Коготь, двигайтесь по соседним улицам для соединения с Седьмым Когтем. Сайрион, быстро подводи «Око Бури», как мы условились.
Не было смысла прятать «Лэндрейдер». Ауспик титана уловил бы его тепловое и электромагнитное излучение за много километров.
-Ты собираешься таранить титана «Лэндрейдером»? – присвистнул Меркуций. – Славная смерть.
Хватит этих пораженческих разговоров! – взорвался Адгемар. – Брат, скажи мне, что у тебя есть план.
-У меня есть план, – ответил Талос.
Он бежал по засыпанной щебенкой улице, поглядывая на титана, который бичевал небо реками огня.
Титан станет жертвой диверсии. Когда мы нанесем удар с неба, строго следуйте моим приказам.
-Принято, Ловец Душ, – передал Адгемар.
StriderVicДата: Воскресенье, 21.10.2012, 20:57 | Сообщение # 103



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


Транспортный «Громовой ястреб» был вооружен легче, чем боевая модификация, предназначенная для перевозки войск, и все же обладал некоторым наступательным потенциалом. Тяжелые болтеры на крыльях предназначались против вражеской пехоты, а шесть ракет «Адский удар», расположенных под крыльями, дополняли вооружение катера.
Септим пилотировал «Опаленного» уже много лет и не раз обстреливал на нем вражеские позиции. Однако сегодняшняя атака отличалась от его прежнего боевого опыта, и не в лучшую сторону. Во первых, у транспортника не было крупнокалиберной пушки, как на «Опаленном». Во вторых, его корпус не мог выдержать столь же интенсивный огонь, как броня боевой модификации. И в третьих, пока Септим просчитывал в мозгу возможные траектории полета, он пришел к печальному заключению: «Этот ублюдок поворачивает так, словно мы под водой».
Танковый транспорт ушел в резкое пике, будто копье, брошенное с неба.
Титан вел по нему огонь. Септим легко мог вообразить экипаж «Пса войны» в их командных тронах. Лоялисты не могли позволить ускользнуть такому ценному трофею, как транспортный корабль Астартес, и приказали своей богоподобной машине бичевать небо яростным градом из тысяч снарядов.
Транспортник рывком вышел из пике, так сильно закрутившись вдоль горизонтальной оси, что Септима больно вдавило в кресло. Он ждал, что инерция этого сумасшедшего полета, если продолжать в том же духе, убьет его или разорвет корабль – или и то и другое одновременно. Однако смертоносный град просвистел мимо.
Датчик высоты тревожно зазвенел. Ему вторил датчик скорости. Казалось, сам корабль возмущенно кричит на пилота.
Септим потянул на себя штурвальные рукоятки и секундой позже вдавил в пол рычаги тяги. Транспорт подлетел ближе к титану, двигаясь под менее безумным углом. Септим постарался как можно дольше скрывать свои намерения, но сейчас экипаж титана должен был понять, что к чему. Они наверняка узнали этот маневр.
Не заход на обстрел из крупнокалиберных орудий. Заход на бомбовый удар.

Талос сидел на корточках рядом с Адгемаром в разрушенном нижнем этаже жилого блока. Стены обвалились почти полностью, так что Астартес могли беспрепятственно наблюдать за улицей. Оба воина сжимали в руках мелтабомбы диаметром с тарелку и следили за титаном, стоявшим посреди проспекта и палившим в небо.
Адгемар, по прежнему без шлема – сейчас было видно, что он явно старше Талоса, – одарил напарника зубастой ухмылкой: – Если это сработает…
-Сработает.
Талос и сам едва не улыбался, радуясь тому, что Адгемар пережил первую атаку титана.
Наверху транспортник вошел в ревущее пике, приближаясь с каждой секундой. Титан сдвинул ноги для лучшей опоры и разразился новым залпом из сдвоенной болтерной пушки «Вулкан».

Септим провел корабль между двух жилых башен. Теперь ниже. Еще ниже.
Низко и настолько близко к цели, что тепловой выброс двигателей окатил плечи титана. Транспортник промчался прямо у него над головой. В тот момент, когда между пикирующим катером и палящим титаном осталось меньше двухсот метров и Септим услышал угрожающий грохот снарядов по корпусу, он потянул на себя штурвал и вновь набрал высоту.
«Пес Войны» дернулся вслед за добычей, но древние, источенные временем суставы не позволили богоподобной машине поспеть за транспортником. «Громовой Ястреб» зашел на последний вираж.
Септиму приходилось слишком тщательно контролировать рычаги высоты и тяги. Корабль был подбит. Из нескольких пробоин повалили клубы черного дыма, и пилот не мог ни на секунду отпустить рукоятки. Извернувшись в кресле, Септим проклял конструкторов транспортника, где все было предназначено для громадных Астартес, а не для обычных смертных. В тот миг, когда руна обнаружения цели вспыхнула ядовитой зеленью, пилот с нострамским ругательством впечатал ногу в рычаг управления зажимами.
Носок его ботинка толкнул рукоять из положения «Закреплено» в положение «Приведено в боеготовность».
Направленные вниз, как шесть клинков, шесть ракет вырвались из пусковых контейнеров и, завывая, ринулись к цели.
StriderVicДата: Воскресенье, 21.10.2012, 21:02 | Сообщение # 104



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


На такой дистанции, почти самоубийственной для «Громового Ястреба», у титана не осталось ни малейшего шанса перехватить ракеты.
Взрыв был эффектным. Он отпечатался в памяти Талоса так же ярко, как и ударивший по сетчатке огонь.
Ракеты врезались в пустотные щиты титана с силой падающего небоскреба. Они взорвались одновременно, и вспышка мгновенно ослепила единственного из Повелителей Ночи, который не устоял против искушения полюбоваться спектаклем.
Талос замер, не видя абсолютно ничего, пока линзы шлема лихорадочно перебирали фильтры, пытаясь компенсировать его слепоту. Зрение, сопровождаемое белыми пятнами и приступами головной боли, вернулось как раз вовремя, чтобы Астартес мог увидеть, как титан, пошатнувшись, делает шаг назад. Правая нога «Пса Войны» нащупывала опору, когтистая ступня взрывала бетон.
Щиты титана стали похожи на мыльный пузырь. Они переливались, словно масло на воде, угасая и вновь вспыхивая, когда внутренние генераторы увеличивали нагрузку. Талос почти видел, как техноадепты суетятся вокруг центрального стержня реактора титана, который, подобно позвоночному столбу, проходил сквозь его корпус и плечи.
Щиты «Пса Войны» затрещали и беспорядочно замерцали, испуская потоки энергии. Глубоко внутри бронированного тела монстра раздался нарастающий низкий гул, приглушенный, но достаточно громкий, чтобы спрятавшиеся Астартес его услыхали. Системы титана работали на предельной мощности, накачивая дополнительную энергию, стараясь предотвратить полное отключение защитных систем. Пустотные щиты были на грани отказа.
Повелители Ночи, – передал Талос, кривя губы в улыбке, – добейте его.

Машинный дух, заключенный в массивной туше «Лэндрейдера» Восьмого легиона «Око Бури», был не раз отмечен наградами за свою воинственность. Свитки и вымпелы, свидетельствующие о десятках славных побед, свисали с его корпуса и трепетали на ветру. На гусеницах, в свое время месивших грязь бесчисленных миров, он катился по боковой улице. Собственная кровожадность двигала им не в меньшей мере, чем приказы хозяина из плоти, сидевшего у приборных панелей.
Его добыча… Его добыча была колоссальна. «Око Бури» почувствовал обжигающий жар плазменного реактора титана, ощутил яростное давление взгляда гиганта, взявшего танк в перекрестье прицела. Но дух «Ока Бури» не знал ни страха, ни поражения, и его невозможно было запугать. Он вырвался на проспект, перемалывая гусеницами рокрит, и двинулся в обход возвышающегося над ним противника.
«Око бури» принялся рвать более крупного хищника когтями и поливать его ядом. Ядовитой слюной был град крупнокалиберных болтерных снарядов из башенного орудия, а когтями, кромсавшими вражескую плоть, парные лазпушки Kz9.76 «Молот Божий». Сдвоенные стволы, расположенные на боковых орудийных башнях, испускали ослепительные лучи лазерной энергии.
Танк снова и снова вонзал когти, разрывая тонкую искрящуюся шкуру добычи, вгрызаясь в полупрозрачный пустотный щит.
Светящаяся шкура лопнула. Когти «Ока Бури» сорвали последний слой защиты, оставив врага голым и уязвимым. Противник зашатался от сильной отдачи – что то взорвалось внутри его тела.
«Око Бури» услышал, как его хозяева из плоти что то кричат друг другу. Он почувствовал их охотничье возбуждение и знакомую ему жажду крови. Это слияние в боевой ярости еще больше разогрело душу танка. Его когти горели адским огнем. Прохладное прикосновение техников после этой охоты будет очень кстати.
Добыча все еще не растеряла ни силы, ни быстроты. Хозяин из плоти направил «Око Бури» на убийственной скорости к противоположной стороне проспекта, а затем включил задний ход, не прекращая стрельбы. Требовалось немалое искусство, чтобы защитить корпус танка от жутких когтей колосса. Как акула в поисках жертвы, «Око Бури» вилял вправо и влево. Его двигатель полыхал все жарче, когти напряглись в предчувствии броска, из глотки вырывалось гневное шипение.
Наконец противник ухитрился развернуться достаточно быстро. Уже не добыча… не жертва…
Титан зарычал в ответ на рычание «Ока Бури» – машинный дух, столкнувшийся с машинным духом, – и со всей яростью бога убийцы нанес ответный удар.
StriderVicДата: Воскресенье, 21.10.2012, 21:04 | Сообщение # 105



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


Талос перебрался через очередную обвалившуюся стену и перебежал улицу, скрываясь в тени стреляющего титана. Титан, посылавший ливень снарядов из болтерной пушки «Вулкан» вслед отступающему «Лэндрейдеру», был озабочен сейчас более серьезной угрозой, чем Астартес у него под ногами. И все же гигант знал об их присутствии. Колокольный звон ауспика титана зажег на дисплее Повелителя Ночи руны тревоги – но в ту секунду, когда огромный враг развернулся, чтобы раздавить ничтожную добычу, ничтожная добыча уже действовала.
Талос успел первым. Аурум в его руке затрещал от прилива энергии и резким ударом вспорол броню и механизмы в лодыжке титана. Даже нанесенный одной рукой, такой удар свалил бы дерево или разрубил надвое смертного. Собственная сила Талоса, помноженная на мышечную силу его доспеха, была вершиной достижений человеческой генетики и секретных практик Машинного Культа, уцелевших со времен Темной Эры Технологий.
Золотой клинок вспорол броню и погрузился внутрь, глубоко вгрызаясь в скрывавшийся под ней механизм. Сама по себе рана была незначительной – просто булавочный укол. Талос закряхтел от напряжения, перемогая боль в мускулах, и вдавил лезвие глубже, распарывая и протыкая кабели, пруты и поршни, заменявшие титану сухожилия.
Из отверстия хлынула машинная кровь, покрыв Талоса слоем бесцветной смазки и масла. Следующий импульс ауспика прозвучал как стон. С ответным гневным криком Талос сунул руку в отверстую рану. Раздался глухой щелчок – это примагнитилась к металлу мелтабомба.
Следующими были Адгемар и Ксарл. Они прикрепили взрывчатку к другим участкам шкуры «Пса». Талос уже добрался до укрытия, когда Меркуций занялся своей мелтабомбой.
И тут Талос увидел Узаса.
Узас не закладывал взрывчатку вместе с остальными. Он стоял в тени беснующегося титана и палил из болтера прямо в подбородок боевой машины. Неужели он полагал, что огонь мелкокалиберного оружия сможет пробить дыру в броне колосса? Или считал, что для экипажа титана, расположившегося в рубке ходячего, храма войны, такая пальба опасней комариного укуса?
Голос Ксарла в воксе прерывался от ярости и удивления: – Что делает этот проклятый идиот?
Талос не ответил. Он уже мчался обратно.
Действия Сайриона все затрудняли. В глазах Талоса плясали разноцветные пятна – «Лэндрейдер» на противоположной стороне проспекта продолжал поливать титана огнем лазерных пушек. Повелитель Ночи закрыл глаза, все равно бесполезные, и вслепую проскочил между ног титана. Пришлось положиться на другие чувства.
За грохотом ступней взбесившегося титана…
За осиным гудением непрерывного лазерного огня…
Вот. Гул силовой брони. Рев болтера, кажущийся детским визгом в сравнении с громом тяжелых орудий. И, явственней всего, ликующий голос Узаса, выкрикивающий имена, которых Талос не желал знать.
Имена, которые на секунду отбросили его в прошлое, в видение с «союзниками» Абаддона.
Талос бросился на звук и врезался в Узаса, отшвырнув того на десять метров. Керамит грохнул о керамит. Обезумевший воин перелетел через дорогу. Все еще ничего не видя, Повелитель Ночи подбежал к встающему брату и всадил кулак ему в наличник.
Один раз, два, три и четыре.
Со слабым рычанием Узас пошатнулся. Талос ударил его по шлему головой. Нострамская руна на лбу пророка расколола одну из красных глазных линз Узаса. Почувствовав, что брат обмяк, Повелитель Ночи ухватился за его бронированный воротник и поволок глупца в сравнительную безопасность укрытия за полуобвалившимся зданием.
Подняв голову, Талос увидел собственную смерть. Рука титана, та, что не обрушивала смертельный град на Сайриона и его «Око Бури», целилась прямо в него. Одна эта рука была длинней танка. Воздух шипел, втягиваясь в боковые вентиляционные шахты. Титан готовился к выстрелу.
«Инферно». Талос, Узас, камни здания и бетон улицы – все превратится в озеро кипящей лавы под яростью безжалостного огня.
При взгляде на подрагивающее орудие в мозгу Талоса вспыхнула единственная мысль: «Я умру не так».
В этот момент взрывчатка на лодыжке титана сдетонировала, словно беззвучные слова пророка отдали приказ самой судьбе.
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Ловец Душ (Книга, Аарон Дембски-Боуден, Повелители Ночи)
Страница 7 из 11«12567891011»
Поиск: