Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 3 из 8«1234578»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Молот Демонов Бен Каунтер
Молот Демонов Бен Каунтер
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 12:15 | Сообщение # 31



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Ну да, еще как думал. И про то, как с меня сдирают шкуру и скармливают мясо псам, тоже, потому как это лучшее, на что я могу рассчитывать, если поймают. Я так полагаю, с этой планеты дороги нет. Лучшее, что я могу сделать, это заставить их страдать. Они часто выпускают против нас тех, кого предпочли бы сохранить в живых. Когда я выхожу против кого-нибудь в этом роде, я стараюсь убить его. Это задевает их сильнее, чем все, что я смог бы сделать, если бы сбежал отсюда.
— Но все эти убийства во славу Кхорна. Всякий раз, как ты убиваешь здесь, ты исполняешь волю Хаоса.
— Значит, когда они выпустят тебя отсюда, просто ляг и умри. Мне на это наплевать, десантник. — Гирф ухмыльнулся. — Я слышал, они убили твоего друга.
— Это правда.
— А Империум убил моих. Арбитры выволокли их на задворки крепости и выстрелили в затылок. Во вселенной нет ничего, за что стоило бы сражаться. Все летит в тартарары. Если ты хочешь умереть здесь, то милости просим, но сначала хорошенько погляди по сторонам, десантник, потому что скоро вся галактика будет выглядеть так же.
— Значит, Веналитору даже не пришлось особо переламывать тебя, — спокойно заметил Аларик. — Ты был слугой Кхорна задолго до того, как он тебя нашел.
Гирф плюнул в него. Аларик проигнорировал это. Люди, подобные Гирфу, были естественным побочным продуктом Империума. Империум был жестоким миром, потому что галактика была жестока. Его народы должны быть угнетены, потому что, будь у них свобода делать и говорить все, что им хочется, они натворили бы много ужасных вещей, которые привели бы к уничтожению рода человеческого. Гирф был одним из многих, не укладывавшихся в рамки, уготовленные Империумом для его народа.
Порой Аларику хотелось, чтобы Император мог однажды проснуться и указать Империуму путь к выживанию, который не требовал бы такой неослабевающей жестокости по отношению к его гражданам.
— Ты и вправду веришь, — неожиданно для себя спросил Аларик, — что Дракаази смогла бы существовать без таких людей, как ты?
Гирф наградил Аларика ненавидящим взглядом. Прежде чем он смог ответить, клетку Аларика вдруг резко дернуло вверх. Ее протащило через зловонную узкую шахту, и в тонкой пелене красноватого света стали видны отметины когтей по краям. Рев толпы слился с песней Аэлазадни в ужасной гармонии, которая могла бы сломать человека менее стойкого, нежели Серый Рыцарь.
Внезапно вспыхнул свет. Клетка распахнулась, и Аларик оказался в центре арены Аэлазадни.

Свет струился сквозь единственное отверстие в каменном небе над головой Аларика. Вокруг него со всех сторон закручивался спиралью лабиринт. Это была подземная часть города, ее здания казались гниющими каменными бастионами, их пустые окна были словно ослепшие глаза, а сломанные дверные проемы напоминали зубы в разбитом рту. Аэлазадни всегда был великолепен, но теперь его чрезмерная пышность обветшала, став пародией на красоту, его лепнина осыпалась с фронтонов, а безликие статуи валялись на изрытой ямами земле грудами осколков.
Аларик заметил крохотные блестящие глаза, перемигивающиеся на стенах, поворачивающиеся вслед за ним. Это смотрел сам Аэлазадни. Он услышал одобрительные возгласы, когда глаза сосредоточились на нем, новом игроке, вступающем в игру.
Он заметил первое тело, лежащее неподалеку, привалившееся к обрушенной стене в луже поблескивающей крови. Изначально это был человек, но больше Аларик сказать ничего не мог, поскольку тело было разорвано пополам. Аларик подобрал ржавый меч, валявшийся рядом с откинутой рукой трупа.
Что-то замычало вдалеке, басовито и злобно. Кто-то завопил. Одобрительный гул усилился.
Песнь Аэлазадни сплетала здесь уже другой узор. Просеянные сквозь ярусы города, ее отдельные ноты звучали яснее, и Аларик мог уловить голоса, придушенные звуки и бульканье, прославляющие Кхорна.
Они говорили, что он должен быть благодарен: мало кто удостоился такой смерти.
Уловив рядом какое-то движение, Аларик вздрогнул. Из теней крадучись показался другой раб. Он был вооружен дубинкой с торчащим из нее железным шипом. Аларик понял, что это мутант, его костлявое тело уродовали ожерелья шевелящихся ресничек на шее и руках. На нем были остатки рваного доспеха.
— Где он? — спросил мутант.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 12:15 | Сообщение # 32



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Кто — он?
— Тот, на кого нас послали охотиться.
— Не знаю. Я его даже не видел.
— Конечно, ты не видел. А, да ты новенький, с неба?
— Да.
Мутант смерил Аларика взглядом:
— Ты кто?
— Я как раз собирался спросить тебя о том же.
— Помеченный, — гордо объявил мутант, — кровью. — Кровь сочилась из листовидных отростков, извивавшихся по всей его коже. — Истекающий кровью во имя Его, умоляющий Кхорна о…
Раздавшийся совсем рядом звук прервал эту речь. Секундой позже в стену возле Аларика врезалось тело, и на землю посыпались крошки древнего мрамора.
Аларик откатился в сторону и уголком глаза мельком взглянул на труп: еще один мутант, многорукое существо, грудная клетка — сплошная кровавая рана, на лице застыло изумление.
Мутант, вооруженный дубинкой, взревел и бросился в кипящую тьму. Мускулистая рука сгребла его и втащила в пролом в стене. Мутант завопил, и вопль его звучал долго: смерть его не была быстрой.
Аларик забежал за угол, уходя с линии видимости врага. Он по-прежнему не видел своего противника, если не считать руки. Он слышал, как тот тяжело зашагал прочь, испуская низкий раскатистый рык, сопровождаемый влажным хрустом — Аларик предположил, что это расплющивается под его ногами тело мутанта.
Аларик затаил дыхание. Монстр явно был огромным, и, судя по воплю мутанта, в запасе у него было кое-что помимо силы. Еще Аларик ощущал его запах, смесь пота и какой-то резкой химии.
Аларик находился на лежащей в руинах городской площади, выстроенной вокруг грандиозного фонтана. Статуи вокруг фонтана лишились голов и рук, вода, если только в нем текла вода, давно иссякла. С одной стороны площади стояла осевшая базилика, уничтоженная огнем. Запах существа подсказал Аларику, что оно отступило в этом направлении. Звуки его шагов почти терялись за басистым жужжанием песни Аэлазадни, но все-таки они были, и достаточно различимые, чтобы Аларик понимал, что чудовище совсем рядом.
Каменная голова взирала на него с земли. Глаза ее были такими же, как те, что усеивали стены лабиринта. Аларик наступил на нее, раздробив голову на мелкие осколки и раздавив глаза. Он надеялся, что где-то в Аэлазадни сразу два зрителя перестали видеть.
Внутреннее убранство базилики было уничтожено огнем и временем. Колонны склонялись под тяжестью полуобвалившегося свода. В камни колонн и стен были вмурованы скелеты, окаменевшие, будто древние ископаемые существа, они тянулись ему навстречу, словно были живыми, когда обратились в камень.
Аларик отступил за колонну. Он взглянул на меч в своей руке. Оружие было жалкое, не более чем полоска металла, которой грубо придали нужную форму. Это даже хуже, чем ничего. Он положил его на землю у ног.
Аларик прислушался к песне. Она призывала его радостно встретить смерть и позволить ей поскорее освободить его от земных страданий. Серый Рыцарь не стал обращать на нее внимание. Возможно, песня и проникла бы в сознание сломленного человека, но к Аларику это не относилось. Он прислушался еще.
Он услышал, как падают капли воды, просочившейся через отверстие в крыше, как покряхтывает, оседая, город. Все чувства космодесантника были искусственно обострены, но редко когда за его жизнь от них зависело столь многое. Существо прошло через базилику, судя по шороху камней в дальнем конце, и теперь направлялось наверх.
Аларик выскользнул из-за колонны и начал охоту.
Он прокрался через разрушенную колоннаду, некогда украшавшую фасад величественного храма, а теперь превратившуюся в россыпь булыжников. Идя по следу, он прошел через подвалы, меж истлевающих картин и алтарей с изображением порочных ликов Кхорна.
След вел через сад окаменевших деревьев и русло ручья, до половины заполненное засохшей кровью. Аларик прошел мимо пирамиды из костей, мимо строений бойни, где с рельсов на потолках еще свисали крюки, а под ногами валялись черепа.
Аларик знал, что существо, которое он преследует, близко. Об этом говорили и его инстинкт, и вещественные следы: свежие отпечатки огромных шестипалых ног на полу, только что убитые охотники, чья кровь едва начала сворачиваться, химический запах и блестящие капли крови там, где чудовище поранилось об острый камень. Аларик замедлил шаги, превращая каждое движение в упражнение на выдержку, и, пройдя через ворота бойни, очутился на грандиозном мосту для процессий.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 12:16 | Сообщение # 33



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Когда-то величайший дворец Аэлазадни возносился над всем городом. Он давным-давно обрушился, но дорога к нему уцелела, огромный мост через глубокий канал. Аларик осторожно ступил на мост и поспешно укрылся за статуей, заметив среди камней грузную тень. Статуи вздымались ввысь по обеим сторонам моста — мрачный парад королей Аэлазадни, исполненных непристойного величия, лишь подчеркивавшего их уродство. Они были усеяны возбужденно перемигивающимися глазами: Аэлазадни наблюдал.
Аларик получше пригляделся к добыче, на которую его послали охотиться. Это был сгорбленный великан, со множеством ран и клейм на покрытой струпьями коже. Он сидел спиной к Аларику, так что был виден гребень из костистых шипов вдоль хребта.
Аларик узнал некоторые из татуировок чудовища: глаз, компас, звезда. Он много раз видел их раньше, и это давало ему преимущество, которого были лишены лучшие охотники Дракаази.
— Я знаю, — громко произнес Аларик, — кто ты такой.
Существо подняло глаза от своей добычи — охотника, которого оно выследило и убило на мосту. Аларик вышел из-за статуи. Лицо существа было гуманоидным, но уже не человеческим, жестоко перекошенное из-за единственного клыка, торчащего ниже подбородка. Руки его оканчивались клешнями, похожими на крабьи, из мышц и когтей.
Глаза существа так глубоко тонули в изрезанных шрамами складках лица, что оно должно было быть слепым. Более крупный третий глаз во лбу был закрыт.
— Когда они тебя нашли? — спросил Аларик. — Как давно ты уже здесь?
Чудовище не нападало. На лице его отразилось нечто похожее на узнавание.
— Вспомни, кем ты когда-то был, навигатор.
Навигаторы были парадоксом Империума. Они все принадлежали к роду, несущему в генах устойчивую мутацию. У навигаторов был третий глаз, которым он мог смотреть в варп и не сойти с ума, как случилось бы с большинством людей. В результате этой мутации они одни могли вести корабль во время долгих прыжков сквозь варп, и без них все корабли были бы обречены на короткие скачки, а значит, гражданским судам понадобились бы десятилетия для путешествия между галактиками. Без навигаторов вооруженные силы Империума добирались бы к местам военных действий с многовековым опозданием, силы быстрого реагирования, вроде космодесантников, не смогли бы совершать свои молниеносные операции, и Империум, разросшийся и медлительный в лучшие свои времена, распался бы на части.
Их третий глаз, как говаривали космические бродяги, может убить человека взглядом.
Само собой, что это существо, бывшее когда-то навигатором, могло противостоять любым попыткам одолеть его.
Аларик медленно приблизился к навигатору-мутанту. Быть может, воздействие той разновидности Хаоса, что царила на Дракаази, так изменило его, а может, он родился таким. Хотя мутации навигаторов были относительно стабильными, Аларик слышал от инквизиторов истории про монстров, которых навигаторские Дома держали взаперти в подземельях своих поместий на Терре.
Существо не нападало. Наверное, Аларик первый из всех встреченных им на Дракаази не пытался убить его.
— Я знаю, почему они послали меня сюда, — сказал Аларик скорее себе, чем навигатору. — Предполагают, что ты убьешь меня.
Песнь Аэлазадни вдруг возвысилась до отвратительного крещендо. Город затрясся, в глубокий канал под мостом посыпались куски кладки и обломки статуй. Навигатор взревел и взвился на дыбы, зажав лапами уши. Аларик тоже был потрясен свирепостью атональных аккордов, обрушившихся на них из наземного города.
Навигатор с глухим стуком упал на четвереньки и зарычал на Аларика. Его третий глаз резко раскрылся.
Аларик бросился на землю. Черная рваная лента энергии вылетела из глаза навигатора, оставив глубокие выбоины в телах окружающих их статуй. Каменная рука упала на землю со стуком, почти неслышным среди гула.
Когда третий глаз навигатора извергнул темную энергию на мост, Аларик выскочил из укрытия. Пригнувшись, он метнулся к навигатору, врезался тому в бок, перепрыгнув через линию темной энергии, и заскочил ему на спину.
Навигатор попытался сбросить космодесантника, вытянул руку, стараясь ухватить его. Аларик перехватил его руку и вывернул указательный палец существа назад, чувствуя, как с треском рвутся связки. Вопль боли навигатора слился с песней, и Аларик был настолько оглушен этой мучительной гармонией, что разжал руку и скатился со спины навигатора.
Он инстинктивно пошарил вокруг. Рука его наткнулась на теплую липкую массу — останки последнего из охотников, выслеживавших навигатора. Он взглянул туда и увидел что-то металлическое: сломанное древко копья, увенчанное зазубренным стальным наконечником. Когда он подхватил его, тень навигатора нависла над ним.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 12:16 | Сообщение # 34



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Туша навигатора рухнула на четвереньки у самых ног Аларика. Лицо мутанта находилось в сантиметрах от его лица. Третий глаз вновь открылся, и бровь над ним насупилась от ярости и боли.
Песня сводила существо с ума. Аэлазадни не намерен был дурачить публику, лишив ее очередной смерти.
Аларик ткнул копьем в лицо навигатора. Наконечник пробил твердую как камень роговицу третьего глаза. Древко последовало за ним, ломаясь и заполняя глазницу щепками.
Навигатор отпрянул со злобным рявканьем, схватившись лапой за лицо.
Аларик вскочил на ноги. Навигатор не был порождением Дракаази, но этот мир осквернил его и лишил разума, превратив в оружие. То же самое они хотят сделать и с Алариком, если прежде не сумеют убить его.
Полуослепший навигатор ринулся в атаку. Аларик прыгнул, но не в лицо раненого существа, а мимо, скользнул спиной по шкуре существа и перекатился через него.
Навигатор пролетел вперед, его массивное тело не могло резко остановиться.
Он врезался в каменные перила моста и проломил их. Под его передними конечностями разверзлась пустота. Падая, навигатор взвыл, и звук этот окончился жутким влажным ударом, когда его туша грохнулась на дно пересохшего канала, обагрив его кровью.
Аларик сполз с моста, тяжело дыша. Тысячи глаз смотрели на него.
Он убил их навигатора. Этого в сценарии не было.
За ним прислали солдат из гарнизона Аэлазадни, поскольку охота была окончена и публика получила свою кровь. Аларик понимал, что драться с закованными в латы воинами, окружившими его, означало лишь дать этому городу возможность еще раз насладиться кровопролитием, и он позволил заковать себя в кандалы и утащить обратно на «Гекатомбу».
Они получили свою кровь, но и Аларик тоже получил кое-что. Среди татуировок навигатора было знакомое изображение шестипалой руки.
Навигатор мог убивать взглядом своего третьего глаза. Это оружие способно поразить охотника на демонов. Вот почему Аларика бросили вместе с ним в этот лабиринт. Демон Аргутракс хотел, чтобы Аларика стравили с самым сильным из его рабов-убийц, и Веналитор лишился бы своего нового и лучшего раба.
У лордов Дракаази была слабость — слабость, которую они полагали силой.
Они ненавидели друг друга. Их слабым местом была ненависть.

8

— Я слышу много всякого, — осторожно сказал эльдар, — и хочу знать, является ли кое-что из этого правдой.
— Оставь меня, — ответил Аларик. — Я и без того чувствую себя замаранным.
Келедрос склонил голову набок и уставился на Аларика огромными глазами.
Аларик сидел в одиночке. По-видимому, Веналитор разозлился из-за попытки Аргутракса убить Серого Рыцаря при помощи навигатора, и часть этой злобы излил на Аларика же. Его приковали к стене на нижней палубе, и он был рад этому. Пока тень Келедроса не упала на него, он был один.
— Я пытался понять вас, — продолжал Келедрос, — твой род, я имею в виду, твою породу. Это все равно что наблюдать за животным с его загадочными инстинктами.
Аларику никогда прежде не удавалось толком рассмотреть эльдара. Их часто изображали на витражах или на страницах иллюстрированных молитвенников в качестве жалких ксеносов, корчившихся под ногами людей-победителей. По правде говоря, человеческие художники плоховато себе их представляли. Издали эльдары вполне походили на людей: две руки, две ноги, два глаза, нос, рот, но все остальное было иным. Они производили впечатление некой неправильности, от больших влажных глаз до шевелящихся будто черви гибких пальцев с множеством суставов. Они раздражали, нервировали, и Аларик ненавидел их. Келедрос был таким же грязным и покрытым шрамами, как и остальные рабы, и все же сохранил типичную для чужака заносчивость. Его доспех все еще включал в себя отдельные пластины зеленого нефрита от эльдарских доспехов, в которых его, должно быть, взяли в плен.
— Это животное не станет повиноваться ксеносу, — парировал Аларик.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 12:16 | Сообщение # 35



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Разумеется. Ты хочешь быть свободным. Все хотят, когда попадают сюда.
— Мне не о чем с тобой говорить.
— Ты хочешь выбраться отсюда. Я тоже хочу выбраться. Ты кажешься мне таким же отвратительным, как и я тебе, человек, но нельзя отрицать, что цель у нас одна и та же. Я думаю, что ни у одного из нас нет особых шансов в одиночку, но мы оба намного превосходим остальной сброд Веналитора, и наше мастерство могло бы дополнить друг друга.
Аларик рассмеялся, и это причинило ему боль, поскольку он был изрядно помят после боя с навигатором.
— Да, я видел, что бывает, когда человек заключает сделку с чужаком. Я был на Торганел Квинтусе. Инквизиция заключила там союз между Империумом и эльдарами. Я видел, как вы, ксеносы, напали на наши войска, едва горы Падающего Кинжала оказались в безопасности. Видел, как вы резали нас, будто скот, поскольку не хотели, чтобы кто-нибудь узнал о том, что вам понадобилась наша помощь, чтобы уничтожить то, что мы обнаружили там. Я никогда не буду доверять вашему роду. Вы готовы истреблять сотнями, лишь бы спасти одного из ваших. Вы бы перебили нас всех ради своего комфорта.
Келедрос выхватил из-за спины оружие — тонкий цепной меч, зубцы которого были тщательно начищены и блестели в сумраке одиночной камеры.
— Эльдары, с которыми вы сражались рядом… Они были из храма Скорпиона?
Аларик усмехнулся:
— Они все на одно лицо.
— Ты бы запомнил. Нет эльдар сильнее и непоколебимее, чем те, что идут по пути Скорпиона. Скорпион безжалостен. Он не может потерпеть неудачу, потому что лишь после смерти его клешни разожмутся, и едва враг окажется перед ним, жалит всегда насмерть. Я шел по тропе Скорпиона до того, как судьба забросила меня сюда, человек. Говорят, что ты охотник за демонами, это нечто выдающееся по меркам твоего рода. Эльдары думают про меня то же самое. Аспект Скорпиона дается нам непросто. Я не какой-то там ксенос, Серый Рыцарь, даже для тебя. Я Жалящий Скорпион, и из всех живых существ на этой планете у меня, безусловно, больше всего шансов совершить побег. Без меня ты умрешь здесь, возможно, сломленный и ставший добровольным рабом. Вместе мы смогли бы вернуться в свои миры. Подумай об этом. У тебя нет другого выхода.
— Я не очень приветлив к тем, кто будет предавать меня, — ответил Аларик. Хоть и знал, что издевка не дойдет до ксеноса, но не в силах был сдержаться при виде такой самонадеянности. — И ты мне не подходишь.
— Ты изменишь свое мнение, Серый Рыцарь, — заявил Келедрос. Похоже, он не понимал человеческой ненависти, даже если видел ее. Если же и понимал, то не реагировал на нее. — Я там, а ты тут. Если тебе так хочется остаться, тогда ничто из того, что я могу сказать, не поколеблет тебя.
Келедрос на прощание еще раз взглянул на Аларика своими огромными черными глазами и нырнул обратно в тень. Он исчез, и ни единый звук шагов не выдал, что он был на палубе. Аларик удивлялся, как Келедрос вообще проник сюда. Ксенос свободно перемещался по «Гекатомбе» и, несомненно, обладал той силой, о которой говорил, раз продержался на Дракаази так долго. А ведь кругом к тому же рабы-люди, питающие глубоко укоренившуюся ненависть к ксеносам. Аларик, однако, знал, на что способны эльдары. Клятва, данная эльдаром, стоила даже меньше чем ничего. Это было обещание предательства.
У Аларика было достаточно времени для раздумий в темном чреве «Гекатомбы». Большей частью он думал о Молоте Демонов.
* * *
Гхаал!
Эта бурлящая дыра с паразитами! Эта до краев наполненная выгребная яма отчаяния! В подобной деградации сокрыта чистота. В подобном уродстве есть чудо. В подобной смерти и страдании есть жизнь, столь священная на Дракаази, ибо это жизнь, которая должна быть окончена!
Бескрайние трущобы Гхаала плодят нищету, так же как плодят они паразитов. Их обитатели не более чем паразиты, копошащаяся смертоносная масса, дерущаяся за возможность подняться на поверхность, чтобы урвать несколько мгновений торжества! Был ли когда-либо город, подобный Гхаалу, где все внешние атрибуты богатства и культуры отброшены прочь, чтобы обнажить зияющее, кровоточащее нутро нищеты и эксплуатации? Такова правда человеческого бытия, что человеческий разум настолько легко опускается до звериной жестокости и убийств. Это город смерти, где убийство — единственный выход и где даже самые безжалостные, пробивая себе путь наружу, находят лишь все новые и новые слои антиобщества Гхаала.
Этот котел ненависти, это яма уродства, это вечное стремление к убийству, въевшееся в рассыпающуюся скорлупу города! Ибо кровью, что струится по его улицам, пишутся имена Кхорна!
«Мысленные путешествия святого еретика»,
написанные инквизитором Хельмандаром Освайном
(запрещены Ордо Еретикус)
Первым впечатлением Аларика от Гхаала стала вонь. Она клубилась над гребными палубами, будто отвратительный туман. Это были запахи гнили и страданий, пота и нечистот, смрад вечной нищеты.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 12:17 | Сообщение # 36



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Мы в Теснинах, — сказал Хаггард, прикованный к скамье сразу за Алариком. Хотя разговоры рабов на гребных палубах и не приветствовались, надсмотрщики, похоже, привыкли не обращать внимания на Хаггарда. — Это Гхаал. Мерзкое отверстие.
— Буквально? — поинтересовался Аларик, в памяти которого были еще живы картины живого города Карникаля.
— Не совсем. Еще хуже.
Аларик вгляделся сквозь отверстие для весла в корпусе. Была ночь, и в зловещем свете зеленоватой луны Дракаази он смог разглядеть множество ветхих построек, громоздившихся по берегу канала, текущего кровью. Канал был частью целой кровавой паутины протоков, прорезавших эту часть города, предположительно узких, почему место и получило свое название, и «Гекатомба» двигалась медленно, задевая бортами за берега канала. Время от времени ночной ветерок доносил слабый вскрик, сопровождавшийся приглушенным всплеском от падения тела в кровь.
— Город убийц, — сказал Хаггард. — Все психи и негодяи Дракаази оказываются в конце концов здесь. Говорят, он манит всю эту шваль, как маяк.
— Какой цели он служит?
— Цели? Здесь нет цели, юстикар. Это просто город.
— У всего на Дракаази есть своя причина для существования. Карникаль — это хищник. Аэлазадни был алтарем Бога Крови. Что Гхаал дает Дракаази?
Аларик вновь бросил взгляд на город. Там и тут обитатели Гхаала, словно дикари, одетые в лохмотья и бесцельно слоняющиеся по улицам, крались среди теней, прячась от лунного света. Вот драка на крыше, миг — и тощее тело полетело вниз, на далекую мостовую. Посреди улицы, точно кучи тряпья, валялись свежие трупы, из-за черных окон лачуг исходило ощущение страха, говорившее, что множество людей жмутся там друг к другу в еженощном ужасе. Даже по этим немногим мимолетным картинам Гхаала было ясно, что убийцы здесь на каждом шагу, а само убийство — излюбленный вид спорта.
— Это ферма, — сказал Аларик угрюмо. — Здесь разводят паразитов.
— Отдать швартовы! — судя по странному акценту, вопил один из сцефилидов.
Весла втащили внутрь, и тяжелые якорные цепи загрохотали о борта «Гекатомбы». Корабль медленно швартовался у большого причала из черного камня, по которому сновали взад-вперед толпы местного сброда, повинуясь отрывистым командам бригадиров-мутантов.
— Вооружаться! — прокричал сцефилид, перекрывая скрип корпуса, трущегося о причал.
Корабль застонал, сходни опустились, и якорные цепи начали быстро раскручиваться.
Аларик знал, что будет дальше. Он уже сбился со счета, сколько раз его и других рабов поочередно загоняли в оружейные отсеки, чтобы они натянули на себя остатки доспехов, на которых еще видны были пятна крови прежних владельцев, и взяли что-нибудь из оружия. На этот раз, однако, все было иначе. В одном из оружейных отсеков стоял сцефилид, стороживший необычно большой набор полупластинчатых доспехов.
— Ты, — сказал сцефилид, когда Аларик приблизился. — Сюда.
Доспех был не в пример лучше всего того, что давали рабам до сих пор. Нагрудник в виде распростертых крыльев летучей мыши, а наплечники украшали оскалившиеся морды. Места сочленений закрывала пластинчатая кольчуга. Кроме доспеха, там был еще двуручный меч, казалось вырезанный из гигантского клыка.
— Ты теперь знаменитость, — заметил Гирф, рывшийся среди ржавых ножей в соседнем отсеке, — должен соответствовать. На тебя будут делать ставки, и все такое. Как думаешь, у тебя уже есть свой фан-клуб? Детишки, которые знают твое имя? — Гирф улыбнулся, показав почерневшие зубы. — А? Если вдруг увидишь кого из них, скажи, чтобы слушались мамок и держались подальше от дури.
Аларик мельком взглянул на него и вновь обратился к доспехам. Они, разумеется, будут куда лучшей защитой, чем те разномастные ошметки, которые он обычно носил, подобрав так, чтобы хватило на его гигантский рост. Меч тоже выглядел вполне пригодным.
Аларик надел доспех. Остальные рабы молились или настраивались на бой. На другом конце отсеков находились орки, возглавляемые Одноухим, которых держали отдельно от прочих рабов. Они жадно расхватывали ножи и мечи. Одноухий лупил их по головам и рявкал команды, чтобы поддерживать подобие порядка.
Сколько же времени пройдет, подумалось Аларику, прежде чем он станет таким, как они, прежде чем начнет жить ради того, чтобы драться.
Меч был хорошо сбалансирован. Никакого сравнения с оружием Немезиды, но неплохо. Порты распахнулись, и рабов погнали наружу — убивать и умирать во имя Кхорна.

Арена Гхаала, Глаз Пустоты, представляла собой низкий широкий цилиндр из черного камня, испещренного пещерами, в которых обитали тысячи гхаалских недочеловеков. У подножия стены валялись груды черепов, будто сугробы, и открытые ямы с трупами жутко булькали в темноте.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 12:17 | Сообщение # 37



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Аларик слышал гул толпы на арене — полчища сброда, жаждущего получить кайф от кровопролития. Он слышал, как дубинки и плетки врезались в плоть, и знал, что это, должно быть, шеренги охраняющих арену воинов загоняют толпу через проходы на арену. Немало подонков погибнет, но именно для этого, в первую очередь, они и обитают на Дракаази — прожить короткие жизни, боль и кровавое окончание которых доставит удовольствие Богу Крови.
Рабы прошли под аркой в темноту, жаркую и душную. Сцефилиды с грохотом захлопнули двери, и они оказались взаперти. Аларик мог видеть в темноте и отметил знакомую смесь смятения и опаски на лицах рабов Веналитора. Даже оркам это было не по нраву, а рабы-люди старались сохранять как можно большую дистанцию между собой и ксеносами. Зато Келедрос выглядел сосредоточенным. Похоже, эльдара ничто не смущало.
Аларик огляделся и заметил небольшую кучку верующих, которые собрались вокруг Эрхара и молились. Аларик протолкался к ним и потянул Эрхара в сторону.
— Лейтенант, — сказал Аларик, — что бы ни ждало нас на арене, есть вероятность, что вы не уцелеете.
— Большая вероятность, — подтвердил Эрхар, — если Императору будет угодно.
— Тогда у меня, возможно, не будет другого шанса спросить у вас… — Аларик понизил голос до шепота, и Эрхару приходилось напрягаться, чтобы расслышать его за нервным дыханием и бормотанием молитв. — Что вам известно про Молот Демонов?
Эрхар окаменел, словно вопрос потряс его, и глаза его быстро скользнули по сторонам, словно проверяя, нет ли рядом кого-нибудь из верующих, даже впотьмах.
— Молот? Откуда вы узнали про него?
— Слухи, — ответил Аларик. — Местная легенда, оружие, находящееся где-то на Дракаази.
— Вы ищете его?
— Возможно.
— Вы не сможете найти его, юстикар.
— Почему?
— Потому что это символ, идея, а не вещь.
Из-за украшенных черепами внутренних дверей помещения донесся низкий, глухой, раскатистый звук, словно при землетрясении. Глаз Пустоты содрогнулся, попадали черепа, прибитые гвоздями к черным стенам. Одни рабы дрожали от страха, другие ухмылялись и возбужденно улюлюкали. Орки тихо и нараспев затянули песню смерти, нечто древнее и дикое, и Аларик не удивился бы, если бы кое-кто из убийц вроде Гирфа присоединился к ней.
— Скажите мне, Эрхар, — прошептал Аларик в ухо лейтенанту.
— Однажды всех нас заберут в Землю Обетованную, — начал Эрхар. — Нам неведомо, ни где она, ни как мы туда попадем, — мы знаем лишь, что однажды окажемся там, но мне известно и нечто большее. Лишь я и немногие из верующих поняли это. Некоторые из более… слабых духом отвернулись бы от нас, если бы узнали. Когда-нибудь их разумы будут готовы, но не теперь.
— Молот?
— Молот показывает нам, что нас направили на Дракаази не только для того, чтобы бежать. Это оружие, которое должно быть обращено против врага. Молот Демонов будет дан верующим, чтобы покарать слуг Хаоса. Вы понимаете, юстикар? Понимаете, почему это так опасно, почему столь многие падут духом, услышав об этом?
Аларик не сразу смог ответить. На лице Эрхара был неподдельный страх. Молот олицетворял нечто неожиданное и могущественное в пестрой мешанине религии верующих.
— Значит, вы все-таки хотите спастись с этой планеты, — сказал Аларик, — но знаете, что это не так-то просто.
Двери приоткрылись, и в помещение проникла тонкая полоска тусклого багрового света. В щель хлынула кровь, разливаясь по полу неглубокой лужей. Один из орков взвыл по-волчьи, и остальные присоединились к нему. Некоторые люди тоже завопили, вторя бешеным аплодисментам отребья, набившегося в Глаз Пустоты.
— Правильно, юстикар, — подтвердил Эрхар. — Однажды Молот Демонов будет ниспослан нам, и мы поднимем его против врага. Лишь тогда мы поочередно перенесемся в Землю Обетованную. Понимаете, что это означает, юстикар?
— Означает, что Император не собирается спасать вас задаром.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 12:18 | Сообщение # 38



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Это означает, что просто выжить недостаточно.
Двери с грохотом распахнулись. Поток крови, глубиной доходивший до бедер, затопил помещение, сбивая некоторых людей с ног. Аларик видел, как Гирф погрузил руку в кровь и провел окровавленной пятерней по лицу. Келедрос обнажил свой цепной меч.
Эрхар повернулся к верующим:
— Мужайтесь! Эти двери еще на шаг приблизят нас к залам Императора!
— Приблизят еще на один шаг к смерти, парни! — прокричал Гирф в ответ, и остальные душегубы хрипло расхохотались. — Человеческая кровь стоит недешево! Возьмем с них полную цену!
За дверьми было целое море крови. Должно быть, пришлось отвести каналы, чтобы заполнить ею весь Глаз Пустоты, и она пенилась между бортов дюжины кораблей из черной древесины с парусами, размалеванными кровавыми рунами. На кровавых волнах уже покачивались трупы и отсеченные конечности. Укрепленные ограждения отделяли чернь на трибунах от сановников, и Аларик был уверен, что разглядел раздутую белесую тушу Аргутракса, скорчившегося в своем чане с кровью.
Ближний корабль подплыл к ним. Рабы арены на борту сбросили на пол канаты, и орки радостно ухватились за них, подтягивая корабль ближе. Орки и убийцы попрыгали на палубу.
На другой стороне арены повторялась та же сцена, но на этот раз заскакивали на палубу и карабкались по снастям демоны — существа со сверкающей шкурой, постоянно меняющие облик и состоящие из зубов, когтей, глаз и мерцающих мускулов.
Это был морской бой. Лорды Дракаази дали недочеловеческому отребью Гхаала возможность потешить себя другой разновидностью убийств.
Первый корабль был заполнен, и следующий подплыл ближе. Аларик взобрался на него вслед за Келедросом, вместе с несколькими из убийц Гирфа и верующими Эрхара. Кровь под днищем забурлила, унося корабль прочь от доковой камеры, к центру арены, где он должен был встретиться с боевыми кораблями демонов. Толпы выли от нетерпения.
«По крайней мере, — мрачно подумал Аларик, скорчившись на палубе, — добрые жители Гхаала не будут разочарованы».

9

«Нечестивец» отчаянно раскачивался под воющим ветром, внезапно налетевшим на Глаз Пустоты. Корабль накренился, и Аларик уцепился за поручень на носу. Пара рабов полетела со снастей в кровь.
Сражение началось, едва все рабы оказались на борту. Ветер разметал корабли по кровавому морю. Кровь вскипела от хищников, которые утащили упавших за борт рабов вниз, и Аларик видел, как их обглоданные тела выбросило на трибуны, где зрители Гхаала разорвали их на части. Это произошло так быстро, что не было времени как-то организовать рабов на корабле. Они успели лишь ухватиться за канаты в надежде, что кровь не заберет их жизни. Вражеские корабли, ведомые демонами, направлялись к ним от противоположного края арены под бурные восторги толпы.
— Мы столкнемся с ним левым бортом! — прокричал Гирф, вооруженный парой заржавленных кинжалов, цепляясь за мачту, чтобы не покатиться по палубе.
— Левый — это какой? — спросил один из его убийц.
— Вот этот! — рявкнул Гирф, указывая. — Тебя что, твой папаша совсем ничему не учил?
«Нечестивец» влекло навстречу вражескому кораблю. Название, выведенное у него на носу, возвещало, что это «Мясницкий крюк». Краснокожие демоны скакали по кренящейся палубе.
— Абордажные крюки к бою! — крикнул Гирф.
— Мы собираемся идти на абордаж? — спросил Эрхар, державшийся за поручень рядом с Гирфом.
— Мы пойдем к ним, — ответил Гирф. — Если хочешь умереть, то сиди здесь и жди, когда они заявятся к нам.
— Он прав, — крикнул Аларик. — Если мы позволим им напасть на нас, то мы покойники. Эрхар, скажи верующим, чтобы подтягивали «Мясницкий крюк». Гирф, вели своим людям стать вдоль борта наготове.
— Попробуй останови их, — сказал Гирф. Он явно был в своей стихии, судя по широкой улыбке на измазанном кровью лице.
Рабы отыскали под палубой несколько канатов с абордажными крючьями. Верующие Эрхара, бормоча безнадежные мольбы к Императору, приготовились забросить их на «Крюк», едва тот подойдет ближе.
В других местах морское сражение перешло в рукопашную и было исключительно кровавым. Орки на своем корабле, именующемся «Кровь души», веселились на славу, протаранив «Обломки кораблекрушения» с экипажем из демонов. Невозможно было сказать, кто побеждает, поскольку и зеленокожие, и демоны резали друг друга на части, радостно вопя. Демонов вело в бой огромное существо: мускулистый оживший кошмар с собачьей головой, вооруженный гигантским топором, стоял на корме, рубя всех, кто приближался к нему. Аларик заметил клеймо в виде шестипалой ладони, выжженное на груди у демона.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 12:18 | Сообщение # 39



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Третий корабль рабов, «Злоба», тонул, и рабы карабкались по накренившемуся корпусу. Демоны с протаранившего его корабля, «Кровавого святого», ныряли в кровавое море и кружили вокруг тонущей «Злобы», как акулы, утаскивая на дно тех, кто падал в кровь.
Именно поединок «Нечестивца» и «Мясницкого крюка» должен был решить, рабы или демоны одержат победу на потеху гхаалской толпе.
Абордажные крючья нашли свою цель. В ответ с «Крюка» со свистом посыпался град стрел. Аларик укрылся за бортом, когда стрела воткнулась в палубу перед ним, и он увидел, что это вовсе не стрела, а какое-то насекомоподобное существо с туловищем в виде дротика, вгрызающееся жвалами в дерево. Человек из верующих Эрхара вскрикнул и отшатнулся, когда одно из существ вонзилось ему в грудь. Он выпустил канат, соединявший «Нечестивца» и «Мясницкий крюк», и Аларик подхватил конец и налег всем весом, подтаскивая корабли вплотную друг к другу. Усиленные мышцы его уже горели, когда носы кораблей сошлись и под треск ломающегося дерева они столкнулись.
Гирф вскочил, взмахнул кинжалами и взвыл. Убийцы вслед за ним ринулись на нос и перескочили на вражеский корабль. К «Нечестивцу» понеслись новые стрелы, но атака уже началась. Демоны бросали свои костяные луки и кидались в драку, вооруженные собственными зубами и когтями. Гирф отрубил похожую на щупальце руку, вспорол брюхо и побежал дальше, оскользаясь на сплошном ковре перламутрово поблескивающих внутренностей. Демоны на «Мясницком крюке» были сильные и свирепые с виду, крошечные глазки злобно блестели на зубастых лицах, похожих на топоры. Они отращивали новые конечности, изменяли свой облик и пауками бегали по снастям или вдоль борта «Нечестивца».
Аларик перепрыгнул щель между кораблями. Со снастей на него сиганул демон. Аларик даже не стал доставать меч, он просто схватил существо за руку и за ногу, разорвал его пополам и выбросил в кровь, бурлящую внизу.
Возле него, скользя, затормозил Гирф. Один из его ножей исчез, очевидно застряв в черепе демона. Он был покрыт дымящейся кровью, поскольку из этих демонов помимо крови сыпались еще горячие угли.
— Черт, наконец-то! — гоготнул Гирф. — Прямо как дома!
Аларик обнажил меч и огляделся. Люди Гирфа захватили половину палубы, но демоны были повсюду. Все новые твари выскакивали с нижних палуб, но это были не воины, а визжащие существа из кожи и костей, они махали руками, словно потревоженные птицы крыльями.
— Под палубами что-то есть! — крикнул Аларик сквозь шум. — Вот эти удерживали его там.
— Прекрасно! — отозвался Гирф.
Сверху сыпались трупы демонов. Келедрос был где-то там, на снастях, и Аларик слышал визг его цепного меча, вонзающегося в плоть врагов.
«Мясницкий крюк» был западней. «Нечестивец» угодил в нее, но Аларик все равно не мог предотвратить это. Единственный способ выбраться из нее — это пробиться силой.
Палуба вздыбилась. Люди и демоны полетели в кровавое море. Корма «Крюка» развалилась и взлетела на воздух, рассыпая обломки пропитанной кровью древесины. Из трюма взметнулось покрытое чешуей тело: морской змей, гораздо длиннее самого «Мясницкого крюка», выловленный в какой-то забытой Императором океанской впадине и свернувшийся внутри корабля, разъяренный и голодный.
Змей свернулся в кольца над кораблем, ломая снасти. Голова его, клыкастый ужас в окаймлении щупалец, ударила в середину палубы, и «Мясницкий крюк» развалился надвое. Задняя часть опрокинулась на корму и заполнилась кровью. Нос, пришвартованный к «Нечестивцу», пока держался на плаву.
Аларик стоял на носу разбитого «Крюка» с мечом наготове, пытаясь проследить волнообразные движения морского чудовища. Монстр щелкнул зубами, жвалами выхватил из снастей демона и забросил себе в пасть. За демоном последовал раб, один из Гирфовых убийц, он тщетно тыкал ножом в огромные челюсти, исчезая в глотке.
Голову существа опоясывали кольцом слезящиеся зеленые глаза. Один из них уставился на Аларика.
Змей в ярости стрелой метнулся к Аларику. Серый Рыцарь нырнул вбок, и шея существа с маху обрушилась на носовую часть «Мясницкого крюка». Останки корабля перекосились от удара, и «Нечестивец» накренился от тяжести. Щупальце обвилось вокруг ноги Аларика и потащило его к разинутой пасти змея.
Аларик ударил другой ногой, выбив чудовищу зуб. Все вокруг залило омерзительной кровью. В отчаянии Серый Рыцарь уперся руками в челюсти, не давая твари закрыть пасть, обдаваемый зловонным гнилостным дыханием. Извивающиеся реснички в глотке существа пытались уцепиться за его ноги и утащить вниз.
Изо всех сил напрягая разведенные руки, Аларик закричал. Снизу он слышал вопли — рабы и демоны, проглоченные до него, продвигались все дальше по пищеварительному тракту, наполненному разъедающими соками. Меч по-прежнему был у Аларика в руке, но чтобы воспользоваться им, нужно было перестать упираться в челюсти змея, а тогда зубы существа с хрустом перемелют его.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 12:18 | Сообщение # 40



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Сквозь рев змея прорезался вой цепного меча. Аларика забрызгало кровью, когда кончик этого оружия высунулся из челюсти твари. Змей содрогнулся, и Аларик уперся ногой в огромный зуб и, оттолкнувшись, вырвался на свободу.
Аларик заскользил по палубе разбитого «Мясницкого крюка». Змей обезумел от боли. Кто-то соскочил с его головы, приземлился возле Аларика, ловко устояв на ногах на скользких от крови досках.
Это был Келедрос.
— Ксенос, — сказал Аларик, — ты спас меня.
— Твоя смерть не выгодна никому из нас.
— Нам не справиться с этой тварью, — заметил Аларик, глядя на змея, уничтожавшего то, что осталось от кормы «Крюка».
— Да, не справиться, но этот бой окончен. Ветер переменился. Если мы перерубим канаты и освободим «Нечестивца», то сможем отвести его обратно к причалу. Они довольны — хотели увидеть змея.
Аларик вслед за Келедросом взглянул на толпу. Та обезумела от восторга при виде того, как змей глотает рабов и демонов без разбору. Зрители вопили, приветствуя орков и демонов, безжалостно убивавших друг друга на «Обломках кораблекрушения», которого прибивало все ближе к останкам «Крюка». Аларик увидел в толпе неподалеку от стены, окружавшей искусственное кровавое море, Аргутракса, бултыхающегося в своем чане с кровью и плотно окруженного рабами. Увидел он среди толпы и герцога Веналитора, бледного и величественного, наблюдающего за тем, как его рабы развлекают паству Кхорна.
— Руби канаты, — сказал Аларик. — Уводи «Нечестивца» в безопасное место.
— А ты? — спросил ксенос.
— Просто выжить недостаточно, — ответил Аларик.
«Обломки» подплыли еще ближе. Аларик видел, как демон с песьей головой сбросил с кормы орка. На носу вождь орков Одноухий громоздил целую гору поверженных демонов при помощи двуручного молота.
Келедрос не стал мешкать, чтобы посмотреть, что собирается делать Аларик. Эльдар перескочил с носа «Мясницкого крюка» на палубу «Нечестивца» и сразу же принялся рубить канаты, связывающие два корабля.
Носовая часть «Крюка» уже наполовину затонула, и его передняя мачта легла почти горизонтально. Она указывала на приближающиеся «Обломки». Аларик побежал по ней, балансируя на прогибающемся под его весом стволе.
«Обломки» подплыли еще ближе. Демон-чемпион обрушил удар на орка, из раны на груди которого хлынула яркая кровь. Толпа на трибунах обезумела от крови, и Аргутракс одобрительно взревел.
Аларик помчался еще быстрее. Он добежал до конца мачты и прыгнул.
Палуба «Обломков кораблекрушения» закружилась под ним. Он был силен, но и ему едва удалось сделать это. Он ударился грудью о поручень на носу вражеского судна и ухватился за него рукой, не выпуская из другой руки меч. Последним усилием он подтянулся и перевалился на палубу.
Одноухий оглянулся на него и презрительно ухмыльнулся. Ксенос, казалось, прекрасно проводил время. Часть орков были еще живы, они с энтузиазмом боролись с демонами на палубе или рубили их тяжелыми ножами.
Демон-чемпион уставился на Аларика. Он был в полтора раза выше Серого Рыцаря и невероятно мускулист, с его собачьей морды текла слюна. Его оружием были когти и шипастый хвост. Под ногами у него валялись куски тел зеленокожих. Из спины существа выросла пара рваных кожистых крыльев, оно прорычало боевой клич на языке демонов и взмыло в воздух.
Толпа радостно завопила, когда демон устремился в атаку, пикируя на нос корабля. Одной своей тяжестью он мог расплющить Аларика о палубу. Аларик двигался быстрее, чем когда-либо в жизни. Он выпустил меч и ухватился за мачту, торчащую на носу «Обломков». Могучим усилием он выломал ее из гнезда и развернул так, чтобы деревянная верхушка была нацелена демону в грудь.
Демон запоздало попытался изменить направление атаки. Существо забило крыльями, чтобы отвернуть, но Аларик сделал выпад, и кончик мачты ударил демона в живот. Демон буквально нанизался на мачту, заскользил по ней вниз под собственной тяжестью, пока ноги его не коснулись палубы. Наколотый на мачту, словно насекомое, пришпиленное булавкой к доске, демон завизжал.
Аларик надавил на сломанную мачту и заставил демона опуститься на колени. Толпа была в восторге, и орки тоже приветствовали это одобрительными возгласами. Аргутракс на трибуне нахмурился. Шестипалая рука, выжженная на груди демона, показывала, что он принадлежал Аргутраксу. Без сомнения, тот послал его в Глаз Пустоты, чтобы помочь унизить рабов Веналитора. Судя по озабоченности Аргутракса, бой пошел не так, как планировалось.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 12:20 | Сообщение # 41



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Аларик снова поднял свой меч. Одним могучим ударом он снес голову демона-чемпиона с плеч. Горячая радужная кровь фонтаном ударила из обрубка шеи. Аларик выпустил мачту, и тело демона свалилось на палубу. Аларик нагнулся и поднял голову.
Одноухий одобрительным воплем приветствовал хорошо сделанную работу. Остальные демоны с «Обломков» заголосили, и уцелевшие орки ринулись на них, отрывая уродливые конечности, вспарывая животы. Морское сражение в Глазе Пустоты было закончено.
Оставалось одержать еще одну победу. Аларик вскочил на поручень и отвел руку за спину. Сил у него оставалось в обрез, и ему следовало быть особенно точным. Он не был уверен, что сумеет сделать это. Толпа приветствовала его воплями, решив, что это победная поза, и Аларик позволил их восторженному вою придать ему сил.
Он метнул голову как можно дальше. Все еще скалясь и сверкая глазами, она полетела на трибуны. С глухим чавкающим стуком она приземлилась у ног герцога Веналитора.
Все глаза на арене видели, как она падала. Все глаза повернулись, чтобы увидеть выражение откровенной ненависти на лице Аргутракса.
«Обломки кораблекрушения» дрейфовали дальше, к выходу с арены, где уже высаживались на берег рабы с «Нечестивца». Орки вокруг Аларика торжествовали победу, по его примеру швыряя на трибуны куски мертвого демона. Одноухий проревел боевой клич, и остальные зеленокожие подхватили его.
Насколько Аларик мог понять, они пели ему хвалу.

10

Разоритель Колхадона, Кровавый Правитель Скрентис Минор, Погибель Империй, Аргутракс Великолепный скользнул из своего чана в заполненный требухой бассейн, занимавший большую часть его убежища под Гхаалом.
Человеческие эмоции не смущали разум демона. Ни один смертный не в состоянии по-настоящему понять, что происходит в голове у демона, не сойдя при этом с ума, поскольку правила логики не властны над созданиями варпа. Поэтому и никакие человеческие эмоции нельзя приписывать демону. Тем не менее Аргутракс был явно разгневан.
— Негодяй! — ревел демон, пока его раздутое тело погружалось в клубок внутренностей. — Молокосос! Жалкий пес! Он заплатит. Он, и его рабы, и его… его сородичи! Этот мерзавец еще будет страдать!
— Милорд, — подал голос Куферан, мажордом в убежище Аргутракса, — вас что-то расстроило?
Аргутракс сверкнул на него глазами. Куферан был вполне человеком до того, как умер и в виде выпотрошенного мумифицированного трупа был призван в войско Аргутракса, маршировавшее тогда по развалинам его родного мира. Тысячи лет назад Куферан был чем-то вроде короля или верховного жреца, но отказался от всего, чем был при жизни, ради посмертного служения Хаосу.
— Этот выскочка, Веналитор. Этот получеловек, называющий себя герцогом. Он попытался унизить меня… меня!
— На Дракаази так принято.
— Как и месть, — огрызнулся Аргутракс. — Кто у нас есть на улицах и на равнинах? Кто услышит слово Аргутракса?
Куферан щелкнул костлявыми пальцами, и низшие демоны, суетливые существа, похожие на ожившие кусочки плоти с рудиментарными конечностями, разбежались от него по темным углам святилища. Святилище представляло собой сферическую полость в земле, до половины заполненную внутренностями множества жертв. Каменный выступ представлял собой жертвенник, почерневший от крови, а также был местом, где стояли смертные служители Аргутракса, такие как Куферан, обращаясь к хозяину.
Один из демонов притащил Куферану тяжелую книгу, скрепленную полосами кованой латуни. Куферан перелистал страницы, на которых были начертаны имена тысяч союзов и отдельных лиц, преданных Аргутраксу. У каждого лорда Дракаази были последователи, к которым он мог воззвать, многие из них таились в глубоком подполье в городах Кхорна, ожидая призыва к действию.
— Объявление лорда Эбондрака о крестовом походе привело к великой мобилизации, — сказал Куферан. — Мы призвали легион грешников выйти из джунглей и выступить под нашими знаменами, лорд Аргутракс.
— Варвары, — бросил Аргутракс, — дикари, но полезные. Кто еще?
— Тринадцатая Рука по-прежнему вне этого мира, но они возвращаются по вашему приказанию. Варп доставит их к нам в течение нескольких дней. Они закалены в боях, милорд, и у них большое пополнение.
Тринадцатая Рука — так назывался фанатичный культ убийства, вожди которого были обращены в веру Кхорна лично Аргутраксом.
— Хм. Это хорошо. Что слышно из варпа?
— Отношения… напряженные, — сообщил Куферан. — Многие погибли. Варп недоволен столь большими потерями. Расточительство на аренах привело нас…
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 12:20 | Сообщение # 42



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Я Разоритель Колхадона! — рявкнул Аргутракс. — Сколько миллиардов галлонов крови было вылито в варп по моему приказанию? Демон-лорды станут слушать лишь равного себе, такого, как я. Я хочу, чтобы на улицы вышли ловчие демоны, охотники, черные, как пустота, и встали на след Веналитора. Чтобы в небеса поднялись фурии, сопровождающие каждый шаг его прислужников. Я хочу, чтобы «Гекатомба» была окружена!
— Будет сделано. За потери в Глазе Пустоты варп потребует возмещения убытков.
— Скажи им, что это месть. Веналитор послал своего любимчика Астартес убить моего чемпиона, чтобы оскорбить меня. Он даже забрал себе его голову! Это было оскорблением для всего рода демонов, и варп получит свое, если Веналитор будет страдать. Мы подорвем его положение, а затем убьем его. Скажи это варпу. Он услышит.
— Очень хорошо, милорд.
— И остальные: Охотники Нижней Тени, культисты-мутанты из-под Вел'Скан. Собери их всех.
— А шпионы?
Аргутракс помедлил. Лорды Дракаази шпионили друг за другом. Это было что-то вроде игры, которую вели глубоко законспирированные агенты, входящие в круг приближенных к лордам. Наверняка у других лордов были глаза и уши среди последователей Аргутракса. Он разоблачил и съел немало таких. Это были смертные и демоны с определенной способностью скрывать свое подлинное «я», и это были парии. Таиться в тени — это не было путем Кхорна, так что шпионы на Дракаази были чем-то вроде представителей низшего класса, проникших в высшие слои планетарного общества. У Аргутракса были и собственные изменяющие облик демоны, и старомодные люди — осведомители, связанные с ним договором на крови.
— Если они могут драться, — ответил Аргутракс. — Покарать Веналитора важнее, чем все остальное. Игры, крестовый поход Эбондрака — все может подождать, пока он не будет низложен.
— Если вам так угодно, лорд Аргутракс, — ответил Куферан. Он поклонился своему господину всем своим древним мертвым телом, закутанным в саван, и, повернувшись, стал спускаться с каменного выступа, чтобы начать собирать рабов демона.
Свет в святилище потускнел. Аргутракс погрузился в огромную емкость с внутренностями и глубоко задумался.

— Я помню, — сказал Келедрос, — когда узнал про Грехопадение.
Отсек Келедроса был сравнительно чистым. Другие рабы с «Гекатомбы» и в мыслях не смели посягать на это место. Келедрос кровью, смешанной с песком, начертал на стенах сложные узоры из рун. Его зеленый металлический доспех лежал у стены. Эльдар выковыривал кровь, засохшую между зубьями его цепного меча. Кровь морского змея оказалась исключительно липкой, и извлечь ее из механизма стало целой проблемой.
— Грехопадение? — переспросил Аларик.
— Я забыл, человек, что ты не слишком сведущ в нашей жизни. Некоторые из вас изучают нас, я знаю: биологи вашей Инквизиции. Чтобы лучше убивать нас, конечно. Но не ты.
— Я знаю, что вы ксеносы.
— Странно. Когда-то я тоже знал про вас только это.

Обратный путь из Глаза Пустоты был крайне напряженным. Веналитор стоял, сердито поглядывая на них, у штурвала «Гекатомбы», держа в руке голову демона-чемпиона Аргутракса. Множество рабов погибло, и Хаггард не успевал управляться с ранеными. Орки, вынужденные дожидаться лечения в последнюю очередь, поскольку исцелялись очень хорошо, ссорились друг с другом в своей загородке. Аларик искал Келедроса. Еще на заре его карьеры в качестве Серого Рыцаря ему стало ясно, что спасший тебе жизнь заслуживает по меньшей мере нескольких слов благодарности, а от возможности обрести союзника на Дракаази, пусть даже ксеноса, нельзя было отказываться.
— Очень давно моя раса правила галактикой, — продолжал Келедрос, — точно так же как твоя пытается править ею теперь. Мы были художниками и эстетами, в то время как вы — воинами. Мы брали миры и делали их красивыми, вместо того чтобы просто поселяться на них, подобно насекомым в гнезде.
— И все напрасно, — сказал Аларик.
Келедрос бросил на него насмешливый взгляд:
— Вот именно, но мы были заносчивыми, высокомерными. Моим сородичам было свойственно кое-что из того, что я вижу и в твоей расе. Они потакали своим низменным инстинктам. Варп заметил это. Из греховной гордыни моего народа родилась… одна из величайших сил варпа. Я не могу об этом говорить. Она до сих пор терзает нас и пожинает свою жатву и среди человечества тоже.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 12:21 | Сообщение # 43



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Сдается мне, что обычно ксеносы не говорят про это с людьми.
— Разумеется, нет. Многие сочли бы меня изменником за эти слова, но я изменник уже потому, что выжил здесь, среди всей этой… грязи.
— Тогда зачем говорить об этом мне?
— Потому что я вижу ее и в этом мире тоже, и в вашем Империуме. — Келедрос поднял глаза от цепного меча. — Грехопадение убило лучшую часть моего народа. Лишь те, кто понял, что это приближается, спаслись на своих межзвездных кораблях. Мой народ, столь развитый по сравнению с твоим, был почти уничтожен. Задумайся, что очередное Грехопадение сделает с вами. Не думай, что ты заметишь его наступление или что оно еще не началось. В этот самый момент ты живешь благодаря гибели твоих соплеменников и не сознаешь этого.
— Я не могу поверить в это, — сказал Аларик. — Должна быть какая-то надежда.
Келедрос поднял бровь:
— Почему?
— Потому что без нее нам конец.
— Вам в любом случае конец. Веришь ты на самом деле в спасение или нет — это неважно. Смерть есть смерть.
— Возможно, все, что ты говоришь, правда, и все это — предсмертная агония человеческой расы, но, даже если это так, я не утрачу веры. Надежда должна быть, и я должен сражаться за своего Императора против Хаоса и его слуг. Вот и все.
— Это безумие.
— Нет, это просто значит быть человеком.
— Вот как? Именно поэтому вы сумели расселиться по звездам и основать этот Империум, несмотря на очевидную примитивность вашего разума?
— Именно так, — сказал Аларик. — Мы верим. Я думаю, дело в этом.
— Чего только не бывает в галактике, — вздохнул Келедрос.
— Тут я с тобой согласен.
Келедрос отложил цепной меч в сторону и взялся за доспех. Как и оружие, он был старым и помятым, но ухоженным. Без доспеха тело Келедроса оказалось тонким, но мускулистым, полная противоположность могучему телосложению самого Аларика. Эльдар был весь в шрамах, и, как и у Аларика, не все они были следами боевых ранений. На теле ксеноса были вырезаны руны. Это были символы, значение которых едва улавливалось: половина лица безо рта, рука, стилизованный клинок, сплетавшиеся друг с другом в сложном рисунке.
— Я полагаю, Серый Рыцарь, что ты пришел сюда не для того, чтобы обсуждать устройство вселенной, — сказал Келедрос.
— Я пришел поблагодарить тебя.
— В этом нет необходимости. Никому из нас не выгодно потерять нашего лучшего бойца.
— Ты рисковал.
— Не рискуя, едва ли возможно выжить на Дракаази. Спасаясь от смерти, мы лишь бежим в ее раскрытые объятия. Мои собственные шансы на спасение возрастают, если ты рядом со мной, поэтому я пошел на риск, чтобы предотвратить твою гибель. Любой, кто реально оценивает наше положение, сделал бы то же самое. Более того, ты идешь на значительный риск, охотно беседуя с ксеносом, которого твоя раса презирает, а значит, у тебя тоже есть причина находиться здесь.
Аларик перегнулся через ограждение и глянул вниз, на главную камеру. Отсек Келедроса находился этажом выше, и отсюда ему было прекрасно видно, что происходит среди рабов «Гекатомбы».
— Посмотри, — сказал он.
Келедрос стал рядом с ним.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 12:21 | Сообщение # 44



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— На что?
— На зеленокожих.
— На этих животных? Я стараюсь как можно меньше осквернять взор их видом.
— Тогда попытайся понаблюдать за ними, впервые в жизни.
Орки, те, которые вышли из Глаза Пустоты относительно целыми, дрались друг с другом в своем грязном загоне. Одноухий стоял в стороне, выкрикивая оскорбления и одобрительно ворча.
— Они нападают лишь друг на друга, — сказал Келедрос, — поскольку знают, что в противном случае люди объединятся против них. Они трусы.
— Неверно, — ответил Аларик. — Смотри.
Одноухий растащил двух сцепившихся бойцов. Он отвесил проигравшему затрещину, так что тот отлетел прочь. Победителя он хлопнул по спине, точно так же, как поздравлял Аларика, когда тот отрубил голову демону, и отвернулся, наблюдая, как дерутся остальные зеленокожие.
— Вон тот, — отметил Келедрос, — он там главный.
— Верно.
— Но у животных так и положено. Сильнейший правит.
— И он этим пользуется. Он тренирует их, делает их сильнее.
— Он просто хочет выжить.
— Мы все хотим выжить, эльдар. У Одноухого есть план, и этим он превосходит большинство людей здесь. Подумай сам, лучший способ для орков уцелеть на Дракаази — это стать необходимыми. В этом случае они могут рассчитывать, что Веналитор не лишит их жизни за просто так. Чем лучше они дерутся, чем лучше представление, устроенное ими для толпы, тем дольше они будут жить.
— Значит, у этого существа есть план?
— План выжить.
Келедрос улыбнулся, и это было странно видеть, поскольку до сих пор на лице ксеноса было лишь такое выражение, которое, на человеческий взгляд, совершенно не заслуживало доверия.
— Мне казалось, что вы, люди, и эти зеленокожие некогда столкнулись на ранних стадиях исследования галактики и сразу испытали взаимную неприязнь, не ослабевшую с годами. А ты, похоже, восхищаешься Одноухим.
— Я ненавижу орков, как и любой гражданин Империума, но факт остается фактом: Одноухий лучше разбирается в ситуации и имеет более разумный план выхода из нее, чем большинство здешних рабов. Я думал так же, как ты, Келедрос, и полагал, что орк — это боевая машина, не способная даже мыслить. Потом у меня было время понаблюдать, и я понял, что был не прав.
— И какой же план у тебя? — прямо спросил Келедрос.
— Я еще не решил, — ответил Аларик, — но я не хочу дожидаться смерти на этом проклятом корабле или служить их богу, сражаясь до тех пор, пока кто-нибудь не прикончит меня на арене. Я буду выбираться отсюда.
— И тебе нужен я.
На этот раз улыбнулся Аларик:
— Прости за прямоту, эльдар, но я искал тебя не ради дружбы между нашими народами. Ты один из лучших бойцов на «Гекатомбе», и ты можешь свободно передвигаться по кораблю. Я тоже могу пригодиться тебе. Будь готов, Келедрос, и постарайся не погибнуть раньше срока.
— Откуда ты знаешь, что я соглашусь с твоим планом, человек, каким бы он ни был? Что я не придумал способ, как спастись самому?
— Потому что ты все еще здесь, — ответил Аларик и направился прочь.

11

Герцог Веналитор стоял у руля «Гекатомбы», наблюдая, как встает на горизонте военный город Горгаф.
«Гекатомба» была неповоротливой посудиной, тяжелой и скрипучей. Веналитор представлял, какое впечатление производит корабль: казалось, что он битком набит рабами или сокровищами, а может, кровью, как насосавшийся паразит. Поскрипывая черным рангоутом, корабль медленно плыл по кровавому извилистому каналу в сторону Горгафа. Мачты и снасти над головой были словно ребра из темного дерева, и паруса реяли на них, будто саваны. Рассвет Дракаази силился заняться над горизонтом, но ночь стойко сопротивлялась.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 12:22 | Сообщение # 45



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Как и ожидал Веналитор, от снастей отделилась первая тень и скользнула по мачте на корму. Она распласталась на палубе, на темном теле поблескивали сдвоенные глазки. Другая тень скользнула по поручню. Веналитор часто ставил на палубе караул из своих сцефилидов, но не этой ночью. Это он хотел сделать один.
Первая тень тихонько заскользила по краю палубы, направляясь к возвышению, на котором стоял Веналитор. Она хотела незаметно подкрасться к нему сзади. Без сомнения, существу дали понюхать его запах, и оно шло за ним по следу от самого варпа. Наверно, он древнее как мир, застывшее в варпе видение из ночных кошмаров, которое выпустили наконец в реальный мир на охоту. Странно, что после всего этого оно должно будет погибнуть здесь.
Появились новые тени. У них были зубастые пасти и острые серебряные глазки. Они думали, что Веналитор их не видит.
В тот миг, когда первый из демонов подкрался к Веналитору, меч был уже в руке герцога. Он выхватил его столь быстро, что даже глаза демонов не смогли уловить этого движения.
— Сегодняшней ночью этой жабе не видать моей крови, — прорычал он.
Он развернулся и разрубил демона у себя за спиной надвое. Тень, которой было наполнено тело существа, брызнула, словно черная кровь. Остальные ловчие демоны взвыли и кинулись на него. Они таились в снастях и теперь посыпались на палубу. Веналитор встретил их лицом к лицу, разрубив одного и пронзив глаз другого.
Это была демонстрация фехтовального мастерства, столь точного и изящного, что это был уже не бой, но произведение искусства, вырезавшееся по плоти ловчих демонов. Веналитор вынуждал их атаковать, а затем, когда они подбегали к нему, рубил на части. Одно из существ спрыгнуло с мачты, разинув пасть, чтобы проглотить его целиком. Веналитор позволил его субстанции облепить себя, а затем вспорол ее острием меча и выскользнул из-под нее, будто из смирительной рубашки. Он стряхнул с клинка черную кровь и добил оставшихся демонов. Это был уже даже не бой, а так, последний, завершающий штрих.
Веналитор ненадолго вернулся к штурвалу, а кровь ловчих демонов впитывалась в доски палубы. В конце концов из недр корабля неуклюже вылез его надсмотрщик за рабами.
— Все уже случилось? — спросил сцефилид.
— Ну конечно, — ответил Веналитор. — Аргутракс — раб привычки. В Гхаале он почувствовал себя оскорбленным и возжелал моей смерти, поэтому подослал ко мне своих охотников. Без сомнения, их след приведет прямиком к владениям Аргутракса в варпе.
— Без войны с Аргутраксом мы могли бы и обойтись.
— Это слова твари из реального мира, а не существа из варпа, — решительно ответил Веналитор. — Война есть война. Она дается нам не как бедствие, которого нужно бояться, но как возможность, за которую следует ухватиться. Аргутракс решил повоевать со мной. Всякий лорд Дракаази должен воевать с равными себе, этот закон нашей планеты так же непреложен, как и любой другой. Я в свой черед стану воевать с ним, одержу победу, и его доля на Дракаази станет моей.
— А Эбондрак?
— Дракон не узнает. Он слишком занят своим крестовым походом, чтобы думать про нас. Аргутракс падет прежде, чем Эбондрак вообще узнает про нашу междоусобицу. Подготовь мои совещательные покои. Я хочу изучить расположение наших сторонников. В этой битве должны участвовать все.
— Слушаюсь.
— Как там рабы?
— Составляют заговоры, как могут. Набожные молятся, а убийцы планируют перебить нас всех.
— Прекрасно, прекрасно. А что Серый Рыцарь?
— Этот спокойный. Он разговаривал с эльдаром, но, кроме этого, не вызвал никаких подозрений.
— Космодесантник и эльдар? Вселенная все время преподносит что-то новенькое! Можешь идти, надсмотрщик.
Надсмотрщик склонился в глубоком поклоне над окровавленной палубой и скрылся внутри корабля.
Над Горгафом занимался рассвет. Занимался, как всегда, над войной.
Глядя, как восходит солнце, Веналитор поклялся, как делал это каждое утро, что оно увидит мир, где герцог Веналитор держит в своих руках еще немного Дракаази.
Горгаф!
Город лишь по названию, ибо никто не может утверждать, что действительно живет здесь. И на вид, и по назначению это поле боя, на котором нескончаемой вереницей проклятые вливаются топливом в военную машину!
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Молот Демонов Бен Каунтер
Страница 3 из 8«1234578»
Поиск: