Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 7 из 8«125678»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Молот Демонов Бен Каунтер
Молот Демонов Бен Каунтер
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 15:59 | Сообщение # 91



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Среди них были смертные лорды Дракаази: от Эбондрака, восседающего на своем крытом балконе, до Скатхача внизу, у самого края арены, усадившего рядом с собой сморщенного дряхлого писца, чтобы тот фиксировал все атаки и защиты во всех мельчайших подробностях. Красный Рыцарь в массивных багровых доспехах стоял в окружении воинов в серебряных масках, и Голгар Хозяин Стаи кидал ошметки непослушных рабов своим гончим-мутантам, дерущимся у его ног. Даже Тиресия Охотница была тут, паря над ареной на спине небесного кита.
Собрались все лорды Дракаази, некоторые из них не показывались на свет десятилетиями. Все они желали засвидетельствовать свою верность лорду Эбондраку и Богу Крови, а заодно и насладиться кровавым зрелищем, устроенным для их удовольствия.
Пол арены был засыпан черным песком, блестящим от крови после утренних жертвоприношений. В центре, там, где изначально рукоять соединялась с гардой, вздымалась мраморная ступенчатая пирамида, господствующая над ареной. На каждой из ступеней сооружения имелось место для поединков, покрытое слоями засохшей крови и изрубленное клинками пролетевших мимо цели мечей.
К мрамору прилипли мелкие осколки кости, оставшиеся здесь после особенно жестоких поединков. На вершине пирамиды стоял постамент с тяжелой медной чашей. Гладиатор, выпивший из чаши кровь последнего из своих противников, провозглашался чемпионом Дракаази. Многим из лордов планеты довелось услышать восторженный рев трибун, когда они пили из этой чаши, сделав первый шаг к получению звания чемпион Хаоса. Другие чемпионы прошлых лет продолжали сражаться, превратившись в потерявших человеческий облик монстров из-за бесконечной жестокости.
— Многим бы очень хотелось увидеть вашего Серого Рыцаря на этой пирамиде, — сказал Эбондрак. Его басовитое рычание легко перекрыло шум толпы. — Больше половины из них поставили немало черепов на его гибель. Стало бы истинным благословением, если бы это зрелище было освящено его кровью.
— Он многому научился с момента появления на Дракаази, — ответил Веналитор. — Не могу гарантировать, что он умрет в нужный момент. Поверьте, с кем бы он ни столкнулся здесь, он устроит отличную драку.
— Опять, — заметил Эбондрак, — именно то, что я хотел услышать.
Ворота тюремного комплекса распахнулись. Трибуны одобрительно завопили при виде выходящих на арену рабов, щурящихся и спотыкающихся. Толпе нравился их страх, их неведение, поскольку даже самые закоренелые грешники среди них не представляли, что с ними будет дальше. Зеленокожие рабы рычали на публику, побуждая ее швырять в них всякой дрянью. Одноухий Зверь был явным фаворитом и с жаром ревел орочьи оскорбления гулякам, которые всячески обзывали его, свесившись с барьера. Очередной приступ радости вызвало появление огромного человека, шагнувшего на арену вслед за остальными. Аларик Покинутый, охотник за демонами, превратился в игрушку Кровавого Бога. Многие уже видели его в деле и радовались, что он лишился разума, обуянный яростью Кхорна, но теперь он был спокойнее и, сжав челюсти, ждал начала кровопролития, вместо того чтобы метаться по арене, выискивая врагов.
Они начали скандировать его имя. Он не отреагировал.
Открылись другие двери. Многие лорды привозили на эти игры лучшее, что у них было. Однако даже самым знаменитым гладиаторам приходилось отстаивать место на верхней ступени пирамиды, потому что рядом с лучшими было много других, голодных и отчаявшихся, знавших, что лишь в случае победы над конкурентами у них будет шанс покинуть Вел'Скан живыми.
Лорд Эбондрак громогласно взревел. Он выставил перед собой коготь, привлекая внимание толпы, потом втянул его в чешуйчатый кулак и с шумом опустил его на зубчатый барьер.
Надсмотрщики хлестнули рабов плетьми, отгоняя от дверей. Величайшие гладиаторы поприветствовали толпу, покрепче сжали в руках мечи и ринулись в бой. Остальные прошептали несколько слов молитвы и последовали за ними.
* * *
— Постарайтесь просто выжить, — сказал Аларик, пока рабы Веналитора топтались у выхода и вытягивали шеи, пытаясь оценить размеры и общий вид сооружения.
— Нас убьют, если мы не будем драться, — возразил Гирф. — Вот и все. — Бывший узник был в полной боевой раскраске, и, судя по виду, у него было куда больше общего с орками Одноухого, чем с заключенными-людьми.
— Не убьют, — заверил Аларик. — Все глаза будут следить за мной. Это даст вам какое-то время. Думайте только о том, чтобы не погибнуть. К тому времени как они покончат со мной, гатранцы будут уже здесь.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 15:59 | Сообщение # 92



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Лучше бы им поторопиться, — заметил Эрхар. Открывались очередные двери, и оттуда появлялись рабы других лордов. Среди озверевших людей и мутантов были и такие, что выглядели не менее опасными, чем Аларик. — Это не лучшее место для выживания.
— Верьте мне, — сказал Аларик, — и гатранцам. — Он взглянул на Эрхара. — Вы с Гирфом поведете рабов.
— А вы разве не с нами?
— Я буду там, наверху. — Аларик указал на нависшую над ними пирамиду. — Это то, чего они хотят. Надсмотрщики вас и не заметят, занятые зрелищем, которое я устрою.
Чужие рабы уже бежали через арену к пирамиде. Некоторые из них устремились к рабам Веналитора, стремясь в самом начале боя перебить как можно больше противников.
Аларик был уже готов бежать к пирамиде, когда кто-то схватил его за руку. Аларик опустил глаза на Хаггарда.
— Я знаю, что вы пытаетесь сделать, — сказал Хаггард.
— Значит, знаете и то, почему я должен сделать это.
— Останьтесь с нами. Не надо умирать из-за этого.
— Если меня убьют, держитесь Эрхара, — сказал Аларик. — Вы все знаете план. Держитесь его и помогите вести их.
Аларик отстранил Хаггарда и побежал к пирамиде. Несколько проворных мутантов помчались ему наперерез, но палаш, выбранный им, был на удивление быстр, и Аларик разрубил одного из них пополам, тут же вонзил острие в горло другого и вырвал его, даже не замедлив шага.
Все нижние ступени пирамиды были заняты головорезами. Здесь уже умирали и люди, и демоны. Аларик почувствовал, что кто-то бежит рядом с ним. Это был Гирф, его размалеванное лицо ухмылялось. Он наслаждался всем этим. Здесь он был на своем месте.
— Я своего не упущу, везунчик! — прокричал он.
Аларик не ответил. Он запрыгнул на нижнюю ступень пирамиды. Она была в рост обычного человека, но Аларик взлетел на нее одним прыжком.
Толпа возликовала. Аларик Покинутый должен умереть, и тогда будет выиграно множество пари. Аларик приготовился разочаровать их.

Келедрос проскользнул сквозь стену из клинков в главный коридор тюремного блока. Тюрьма представляла собой очень сложный комплекс, пыточное приспособление, из которого ее сделали, было воистину дьявольским изобретением со множеством клинков. В несомненности его предназначения было нечто достойное восхищения. Оно было порождением любви к боли, творением какого-то древнего истязателя титанов, вложившего в эту вещь весь свой гений.
Келедрос рискнул наскоро оглядеться. Камеры, подвешенные к клинкам, торчащим из высоких стен, сплетение кранов и мостиков над головой — все это в целом казалось неким механизмом для переработки его обитателей, чем, в сущности, оно и было на самом деле.
Эльдар, крадучись, пересек стальной каньон блока камер, прячась в паутине теней, раскинутой повсюду. Тюремных охранников обнаружить было легко; на их обезображенных лицах горели глаза, поскольку сами они были лишь пустыми оболочками из костей и плоти, в которых обитали повелевающие ими демоны.
Келедрос не обращал на них внимания. Убивать их означало терять время, которого у него не было. Он прокрался прямо под ногами у одного из них, стоящего на страже на верхнем мостике. Ни демон, ни человек, запертый где-то здесь, и не подозревали о присутствии Келедроса. Казалось, эльдар мог просто исчезать из этой реальности и, словно призрак, оказываться вне восприятия всякого, кто не должен был его видеть.
За блоком камер находились пыточные залы. Самым худшим в них был запах. Казалось, воздух сгустился от этой вони. Еще там были сами орудия, сложные механизмы, подвешенные на стенах, всевозможные ножи и фиксаторы. Тиски для пальцев и раскаленная кочерга были слишком грубыми инструментами для пыточных мастеров Кхорна. Лорды присылали жертв со всей Дракаази сюда, где точные машины узкой полоской по спирали сдирали с тех кожу, пока они не умирали. Человека можно было почти полностью препарировать здесь, и при этом он оставался живым и в сознании. Некоторых из рабов арены, смутьянов и потенциальных беглецов, ожидала именно эта участь.
Посреди комнаты находилась большая плита, со всех сторон увешанная разными креплениями. Перед ней, спиной к вошедшему Келедросу, стоял Круулскан. Человек, в чье тело он вселился, был великаном, под стать массивной грудной клетке были могучие бицепсы и шея, похожая на таран, состоящий из мышц. На его лысой голове виднелись следы ожогов от пламени, которое выплеснулось из глазниц, высветив силуэт его туши, при появлении Келедроса. Он занимался чисткой ножей, щипцов и других странных приспособлений, разложенных перед ним на плите.
— Кто ты? — проскрежетал Круулскан.
Келедрос застыл и совершенно слился с темнотой, мечтая, чтобы тени сгустились вокруг него.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 16:00 | Сообщение # 93



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Ты ловкач, раз сумел пробраться так далеко, в самое сердце тюрьмы. Демон? Нет, у тебя не тот запах. Ассасин! Ха! Я прожил целую вечность в варпе и сто лет во плоти. Ты не первый, кто пришел убить меня.
Круулскан повернулся к Келедросу. Огненные круги на его поросячьем лице обшарили комнату, но не смогли сосредоточиться на Келедросе. Темнота помогла. Еще больше помогли волны боли и мук. У пыточной камеры была такая история страданий, что Келедрос мог завернуться в нее, будто в саван.
Круулскан взял боевой трезубец и медленно вышел на середину комнаты.
— Я могу видеть то, чего не видит ни один человек, — прорычал он. — Ты от меня не скроешься. В этой голове сидит демон, голодный и жадный. И он хочет крови! Он не получал ее так долго, лишь подлизывал выжимки из рабов. Ты — другое дело. Ты вкусный. Чужаки всегда вкусные. Да, я чую пустоту в тебе. Ты очень далеко от дома, пучеглазик.
Келедрос беззвучно скользнул по комнате, петляя среди теней и отсветов огня в глазах Круулскана.
— Я знаю, — сказал Круулскан, — ты сделан из тени.
Келедрос выскользнул из тьмы и вскочил на плиту за спиной у Круулскана. Великан мгновенно развернулся и вскинул трезубец, готовый вонзить его в голову эльдара.
Келедрос метнул в Круулскана нож, отвратительную кривую штуку в виде миниатюрного серпа. Нож вонзился великану в глаз, и оттуда плеснуло пламя, словно кровь из артерии. Круулскан с ревом отшатнулся.
Келедрос схватил стальной штырь и бросил вслед за серпом, тот вошел в мякоть плеча существа. Другой пронзил запястье одержимого и повредил нервы, управляющие этой рукой, заставив гиганта выронить трезубец. Четвертый воткнулся ему в горло.
Здоровой рукой Круулскан выдернул из глаза серп. Половина того, что еще оставалось от его лица, исчезла, поглощенная пламенем, и внутри его обуглившегося черепа Келедрос смог различить в огне нечестивые черты демона.
Пригнув голову, Круулскан ринулся в атаку, чтобы сбить Келедроса на пол и растоптать. Келедрос подпрыгнул, перескочив через голову великана с такой легкостью, словно умел летать. Круулскан врезался в плиту, разбрасывая пыточные инструменты, а Келедрос приземлился у него за спиной. Круулскан развернулся, набрал полную грудь воздуха и плюнул в Келедроса горящей желчью. Эльдар снова подпрыгнул, на этот раз заскочив на одну из пыточных машин, висящую на стене. Он осторожно балансировал между ножами и иглами, а жидкий огонь растекся по полу под ним.
Круулскан ухватился за плиту здоровой рукой и вырвал ее с корнем. Он крутнулся на месте, словно метатель молота, и швырнул плитой в Келедроса. Эльдар отпрыгнул вбок, и стальная плита врезалась в стену, круша пыточную машину. Пол все еще горел, Келедрос изогнулся в прыжке и коснулся рукой ржавого металлического потолка, и его многосуставчатые пальцы тут же накрепко уцепились за него. Круулскан по инерции качнулся вперед и оказался прямо под висящим на потолке Келедросом.
Свободной рукой Келедрос выхватил из ножен черный кинжал. Он был рад, что Аларик дал ему эту штуку. Понятно, что старомодным куском стали не убьешь одержимого Круулскана, но при помощи яда — возможно. Келедрос упал с потолка прямо на спину Круулскану. Он вонзил кинжал великану между ребер и почувствовал, как клинок пронзает тугую мышцу сердца. Круулскан взревел и закрутился, пытаясь сбросить чужака. Келедрос спрыгнул и развернулся в полете, приземлившись перед одержимым, и ударил великана ногой в огромное брюхо, одновременно всадив меч ему в грудь.
Сердце Круулскана было пробито с обеих сторон. Зеленое пламя стекало из его разорванного рта и било фонтаном из раны, нанесенной кинжалом. Келедрос хорошенько провернул клинок, и пламя забило еще сильнее. Эльдар отскочил, и человеческое тело одержимого начало распадаться на части. Кинжал оставался в теле существа, вокруг него полыхал огонь.
— Я тебя найду! — прошипел Круулскан. Слова его были едва слышны за гулом пламени. — Я вернусь из варпа, тень, и найду тебя!
Келедрос выжидал, пока не смог сорвать тяжелый медный ключ, висевший у Круулскана на шее. Потом он выскользнул из комнаты, как раз перед тем, как земное тело одержимого тюремщика взорвалось.
* * *
Регимайя Железное Сердце убил двух женщин-близнецов, известных под общим прозвищем Кровавая Серенада. Аэфалиан Быстрый Молот, с дубиной в каждой из трех своих рук, проломил череп впавшему в немилость Командиру Тхааллу, когда-то солдату армии Скатхача, а ныне проклятому и сосланному сражаться на аренах. Наложенное на него проклятие наконец исчезло, когда мозги его размазались по нижней ступени пирамиды.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 16:00 | Сообщение # 94



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Рядом с ним погиб Сокраманфиус Грамотей, огнедышащий колдун-мутант, убитый создавшими невероятный и очень кратковременный союз чемпионом Тургалла Маркреллосом Ядовитым и похожим на скелет Костлявым Призраком. Ксиан'таль, в своих сложных сегментных доспехах, вооруженный двумя клинками, соединенными цепью, оказался в окружении крикливых мутантов, пытающихся повалить его и зарезать. За считаные секунды он убил шестерых, но и сам был убит, предводитель мутантов Крукеллен проткнул его насквозь костяным шипом.
Гирф убил Фуранка Красного Пса, всадив в спину звероподобного мутанта пару коротких мечей. Толпа не знала его имени, но им понравилось свирепое ликование на его лице.
Аларик убил тощего раба-человека, подбиравшегося к нему с кинжалом в руке. Аларик скинул его с первой ступени пирамиды ударом ноги, настолько сильным, что раздробил тому череп, и человек был мертв еще до того, как тело его рухнуло на землю. Аларик замешкался, глядя вниз, на тело, пока остальные чемпионы с жаром истребляли друг друга. Часть зрителей решила, что Аларику Покинутому конец, что дух его сломлен, но тут на него налетел Летлос, сын Кхоуроса, и Аларик бил этого полузверя головой о мрамор до тех пор, пока тот не обмяк и три его глаза не закатились. Здесь брали начало десятки мелких междоусобиц, и карьеры бойцов начинались и заканчивались в первые же несколько минут. Одни умирали красиво, другие же скверной смертью, из-за собственной ошибки или неожиданного удара. Кто-то убивал при помощи грубой физической силы, а кто-то — благодаря своей ловкости или просто везению.
Рабы более низкого уровня дрались вокруг пирамиды за право вслед за настоящими убийцами подняться на первую ее ступень. Рабов Веналитора окружили дикие полуголые воины с шестипалым клеймом на груди. Люди Эрхара и орки Одноухого образовали странный союз. Они тянули время, и их бой представлял собой любопытную интермедию к основному зрелищу.
Толпа лишь теперь разогрелась как следует и вовсю горланила с трибун древние гимны. Уже было достаточно историй, достаточно крови, чтобы насытить алтари Кхорна. Побоище удалось на славу.

22

— Опять ты, — сказал Дорваз.
Дверь со стуком отворилась, и они увидели слившегося с тенью Келедроса с ключом Круулскана в руке.
— Конечно.
Тюрьма под ареной была мрачным и зловонным местом. В каждой ее камере сидели по два или три гатранца, коридоры постоянно патрулировали одержимые тюремщики.
— Ты убил свиное рыло?
— Он мертв.
Дорваз стукнул кулаком о ладонь. Остальные гатранцы за его спиной радостно зашептались. Круулскан мертв. Они часто мечтали услышать эти слова.
— Давай побыстрее, — поторопил Дорваз.
Келедрос пошел вдоль камер, открывая их одну за другой. Труп одержимого стражника еще дымился на мостике возле камеры, где Келедрос убил его. Дорваз и гатранцы тщательно обыскали тело, забрав все, что можно было использовать как оружие. Остальные освобожденные рабы собрались в проходе. К их ликованию примешивался страх, и люди жались в темноту, понимая, что их скоро обнаружат.
— Вы знаете план, — сказал Дорваз. — Идем к оружейным отсекам и потом в камеру клеймения. Если вас ранят, старайтесь держаться позади.
Снизу из блока камер донесся крик. Отсветы горящих глаз заблестели на клинках, из которых была выстроена тюрьма.
— Пора! — воскликнул Дорваз.
Узники бросились на приближающихся стражников. К моменту появления стражи их было уже пятьдесят.
Одержимые были воплощением ужаса, демоны внутри них — невыразимо жестокими, но теперь гатранцев вело нечто большее, чем страх, большее даже, чем надежда обрести свободу.
Они наконец могли сразиться со своими врагами. Могли мстить, вместо того чтобы трусливо жаться по углам, надеясь, что их пощадят. Бронекавалерия Гатрана опять пошла в атаку.

Аларик затянул цепь на горле Владамаски Гневной и выдавил из нее жизнь. Мясистые дреды, украшающие ее голову, извивались, пока она пыталась вздохнуть. Аларик надавил ногой на заднюю поверхность ее бедра, заставляя опуститься на колени, она выгнулась в судороге и умерла, поскольку цепь перекрыла доступ крови к ее мозгу.
«Интересно, — подумалось на долю секунды Аларику, — сколько народу ставили на нее и каковы были ставки». Видит Император, он ненавидел это место.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 16:00 | Сообщение # 95



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Аларик сбросил тело мутанта с пирамиды. Ее труп заскользил вниз по залитому кровью мрамору. Он мельком заметил рабов Веналитора, сражающихся спина к спине. Одноухий и его орки воспользовались возможностью устроить собственную драку, они скакали и тыкали ножами в наседающих на них рабов. Гирф был где-то внизу пирамиды и пробивал себе путь наверх. Аларик не знал, сумеет ли убийца это сделать. Он надеялся, что нет.
Заодно он оглядел трибуны. Публика скандировала имена своих любимых чемпионов. Аларик услышал собственное имя: Покинутый, Падший Рыцарь, Непослушный Пес Императора. Другие выли от досады, что Владамаска мертва. Лорды распалились не меньше черни, поскольку это их рабы и их чемпионы погибали на арене. Балкон Эбондрака скрылся в клубах черного пламени, но Аларик был уверен, что разглядел красный доспех и сверкающие клинки герцога Веналитора.
При виде Веналитора его охватила ярость. Он никогда не думал, что может так ненавидеть какое-либо место, как ненавидел сейчас Дракаази. Ненависть была священна для Серого Рыцаря, и тем не менее до сих пор еще никто не смог породить в нем ненависть такой силы, как эти выродки, заполнившие трибуны. Он позволил ярости растечься по его венам и лишь втайне уповал, что она не превратит его в одного из них.
Аларик пробился к верхней ступени пирамиды. Там лежало существо с раздвоенными копытами вместо ног, зажимая распоротый живот. Аларик на ходу сломал ему шею. У существа было копье с зазубренным наконечником. Это было более практичное оружие, чем шипастая цепная булава, которую Аларик забрал у третьего из убитых им бойцов, краснокожего демона, пытавшегося изрыгнуть на него свою едкую кровь. Аларик поднял копье и ступил на вершину.
Половина толпы была счастлива видеть Аларика Покинутого на верхней мраморной площадке. Аларик был совершенно измучен. Он пытался вспомнить, скольких чемпионов Темных Богов убил, но их лица и мутации плыли перед его мысленным взором, и он никак не мог сосредоточиться.
Он мог бы впустить в себя рев толпы и черпать силу из него, но тогда это был бы уже не он. Он не гладиатор, дерущийся ради славы, но слуга Императора, сражающийся, во-первых, за выживание и, во-вторых, за справедливость. Толпа не поможет ему выстоять.
У него есть оружие в руке и враг перед глазами — все, что нужно гражданину Империума, — и еще ненависть.
Толпа взревела в предвкушении. Кровопролитие должно было лишь разогреть ее. Главное событие впереди. Коронация чемпиона.
Еще не видя, Аларик уже знал, что ползет к нему на вершину пирамиды: крохотные блестящие красные глазки, ухмыляющийся рот с раздвоенным языком, мощный торс и четыре руки, смертоносные мясницкие ножи и непристойные извивы гигантского змеиного тела. Шорох чешуи по мрамору был подтверждением, в котором Аларик не нуждался.
— Как я рад, что это ты, — сказал Скархаддот, гладиатор-чемпион лорда Эбондрака, заползая на площадку. — Ваше племя пришлось мне по вкусу.
Вблизи Скархаддот был еще больше. На его покрытой чешуей груди появились новые отметки об убитых, а одна из отрубленных рук, висящих у него на шее, должно быть, принадлежала Холварну. Скархаддот отказался от щитов и в каждой из четырех рук держал по окровавленному скимитару.
— Я имею привычку застревать в глотке, — ответил Аларик.
Двое медленно кружили по площадке. Без сомнения, внешне Аларик сильно проигрывал своему противнику. Шаги его были тяжелыми, дыхание затрудненным, а великолепный доспех весь изрублен и измят. Скархаддот выглядел так, словно кровавая рубка на пирамиде была для него лишь легкой разминкой перед боем. Он весь лоснился от вонючего пота и злобно ухмылялся. Он ждал этого. Еще с того момента, как он убил Холварна, Скархаддот ждал, чтобы довершить дело.
— Два Серых Рыцаря, — сказал Аларик, привычно вставая в боевую стойку. — Это цифра. Что же ты получишь за это? Свободу?
— Кому нужна свобода? — прошипел Скархаддот. — Что она такое, эта выдумка, снедающая ваши человеческие умы? Что может быть в мире важнее вот этого — крови, и смерти, и металла, впивающегося в плоть? Это превыше всего, и мне дадут это. Еще больше крови!
— Во время крестового похода, — сказал Аларик. — Эбондрак даст тебе все, что пожелаешь. Если ты убьешь меня.
— Первая волна, — оскалился Скархаддот. — Первый в брешь. Первый на землю. Кровь на девственной земле. Варп услышит звон моих клинков, Покинутый! Кхорн почует кровь. Я сделаю это!
Аларик улыбнулся. Странно было испытывать какую-то радость здесь, среди богохульства и смерти, но это так, потому что Аларик оставался человеком, а быть человеком означает лишать преисподнюю надежды.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 16:01 | Сообщение # 96



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Крестового похода не будет, — сказал Аларик. — Я знаю, чего хочет Эбондрак. Я знаю, чего хочешь ты. Вы этого не получите. Я хочу, чтобы ты знал это, прежде чем…
— Прежде чем что, Покинутый?
Пауза длилась долю секунды, но за это время столько всего промелькнуло в мозгу Аларика, что он не видел больше ничего, кроме Скархаддота. Арена, публика, сражающиеся, калейдоскоп лордов и демонов Дракаази — все слилось в одно красное пятно. Углы атаки и догадки об анатомии Скархаддота, вес копья в руке и скользкий от крови мрамор под ногами — все это разом пронеслось в его голове. И этого было достаточно. Больше не нужно было гадать.
Аларик сделал выпад. Его оружие доставало на большую дистанцию, ее хватило, чтобы острие копья пробило грудь Скархаддота и вышло у него из спины.
Монстр опешил. Впервые ухмылка исчезла с его лица. Он взглянул на копье в своей груди, потом снова на Аларика.
— У тебя слабая защита, — сказал Аларик. Скархаддот повалился вперед, загоняя древко еще глубже себе в грудь, судорожно пытаясь вздохнуть. Его лицо оказалось совсем близко от Аларика, и тому достаточно было просто прошептать: — Я заметил это, когда ты убивал моего друга. Такие вещи способствуют сосредоточенности.
Скархаддот рухнул на пол. На лице его застыло изумленное выражение.
Публика на миг затихла. Аларик совершил то, чего не удавалось ни одному человеку на Дракаази. Он заставил их заткнуться.
Лорд Эбондрак свесился со своего балкона, устроенного в огромной маске, вделанной в стену арены. Глаза его были узкими полосками желтого огня, ноздри раздувались. За спиной у него развернулись крылья, и в какой-то миг Аларик был уверен, что старый ящер ринется вниз, чтобы проглотить его.
Относительная тишина была прервана взрывом, от которого в полу арены образовалась воронка. Аларика ударила взрывная волна, сверху посыпался окровавленный песок.
После взрыва на смену тишине пришел шум. Разъяренные зрители полезли через барьеры к арене. Змеиная Стража ринулась в толпу, чтобы навести порядок. Лорды начали разбираться, кто из них посмел испортить праздник Кхорна.
Потом из облака пыли и грязи появилась фигура, высокая, гибкая, вооруженная мечом, с нечеловечески быстрыми движениями. Это был Келедрос.
За ним шли четыре тысячи гвардейцев гатранского Бронекавалерийского полка.

Все, что знал Аларик про арену Вел'Скана, подсказывало ему, что единственный способ выбраться отсюда — через пол арены.
С арены рабы и гатранцы могли перебраться на трибуны, им, как можно было надеяться, помогла бы в этом суматоха, вызванная победой Аларика и самим побегом. У арены было много выходов, но лишь один из них интересовал Аларика, поскольку мог привести бежавших рабов к их конечной цели.
Это был не самый продуманный план. Братья-капитаны и великие магистры Серых Рыцарей сделали бы ему выговор за подобную неразбериху, но это был, вероятно, его единственный шанс заполучить «Молот Демонов». И единственный шанс для рабов покинуть эту планету, но если быть честным, по-настоящему честным с самим собой, то Аларик должен был признать, что их побег для него не главное.
Многие из них погибнут. Аларик знал, что он жертвует ими ради собственной цели, но так уж устроена галактика. Она жестока, и это означает, что порой он тоже должен быть жестоким.
* * *
— Какие будут приказания, милорд? — спросил капитан Змеиной Стражи.
— Проклятье, вы еще раздумываете? — прорычал лорд Эбондрак сквозь кольца черного огня. — Убить их всех!
— Да, милорд. — Капитан поднял меч, и Змеиные Стражники, как один, бряцая доспехами, покинули балкон, чтобы присоединиться к другим солдатам, сбегавшимся к зрителям внизу.
Эбондрак повернулся к Веналитору:
— Какое богохульство, и ваш человек — зачинщик всего этого, Веналитор. Вы ответите за это.
— Я в этом не сомневаюсь, — поспешно начал Веналитор, — но, возможно, все не так ужасно, как кажется. Это дает возможность…
— Меньше болтовни! — пронзительно завопил Эбондрак. — Больше смертей! Во имя медных врат ада, Веналитор, возьмите же свой красивенький меч и убейте хоть кого-нибудь там, внизу!
Вместо ответа Веналитор выхватил из-за спины двуручный меч и перепрыгнул через балконное ограждение, ловко приземлившись на сиденье внизу.
Публика была в смятении. И сама победа Аларика, и то, как она была достигнута, привели их в бешенство. Скархаддот был убит первым же ударом. Чемпион Эбондрака погиб, даже не начав бой! Воистину никчемная смерть, а ничто не возбуждает ненависть лучше, чем жалкая смерть. Взрыв и поток рабов, хлынувший на арену, выбили остатки разума из их мозгов. Зрители кусались и лягались, обвиняя один другого в непотребстве, испортившем праздник Кхорна.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 16:01 | Сообщение # 97



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Один из таких набежал на Веналитора, окровавленный культист в разорванном одеянии, с ритуальными медными когтями, вживленными в предплечья. Веналитор оживил кровь у человека под ногами, оплел ему ноги и перерубил спинной хребет взмахом меча. Убийство столь ничтожного существа не стоило даже затраченных на это усилий.
— Мой герцог, — произнес невнятный голос сцефилида. Старший надсмотрщик Веналитора пробирался между ранеными и лежащими в беспамятстве по верхним рядам трибуны. — Сцефилиды готовы и ждут ваших приказаний. Должны ли мы спуститься на арену?
Веналитор глянул вниз. Рабы Вел'Скана прорывались на северную часть арены, они лезли на трибуны и убивали зрителей, пытавшихся задержать их. К побегу присоединилось множество рабов других лордов, а Аларик был уже наверху, на стене, и руководил боем.
— Нет, — сказал Веналитор, — они направляются к северным воротам. Пусть сцефилиды соберутся на севере от арены. Их преследует Змеиная Стража. Если мы сумеем задержать рабов, они окажутся между двух огней.
— А Серый Рыцарь?
Веналитор на мгновение задумался.
— Я все-таки надеялся сам убить его, но если вам представится такая возможность, не упускайте ее.
— Где вас найти, милорд?
— Я буду нужен лорду Эбондраку, — ответил Веналитор, — неважно, знает он об этом или нет.
— Очень хорошо. Каковы были его приказания?
— Убить их. Приступайте.
Старший надсмотрщик приподнял жвала, отдавая честь, и повернулся к сцефилидам, собиравшимся на верхнем ярусе, что-то прочирикав им на своем странном языке. Они побежали к северным воротам, не обращая внимания на разгорающийся вокруг бунт.
Аларик не дурак. Он должен прекрасно понимать, что побег с Вел'Скана даст ему, самое большее, день свободы — и несколько лет мучений. У Серого Рыцаря явно была какая-то цель, нечто большее, чем просто спасение своей шкуры. Веналитор хотел знать какая. В Вел'Скане не было ничего, что могло бы помочь рабам, не было места настолько надежного, чтобы Змеиная Стража не смогла осадить его и взять приступом.
Конечно, была одна возможность, один шанс на драматический поступок, который хоть и наверняка будет стоить всем бежавшим рабам жизни, тем не менее должен представляться верному слуге мертвого Императора достойным способом поставить последнюю точку. Разумеется, это было безумием, но то, что Аларик не глуп, не означает, что он также не безумен. В конце концов, Веналитор приложил немало усилий, чтобы лишить его рассудка.
Вот там-то Веналитор и сможет перехватить Аларика и убить его. Опять-таки, хотя Эбондрак и винит его в том, что натворил Аларик, Веналитор был уверен: встань он на укреплениях, потрясая отрубленной головой Серого Рыцаря, лорды Дракаази проникнутся к нему уважением и трепетом.
Все это еще может обернуться к лучшему, решил Веналитор. Лениво убрав со своего пути нескольких взбунтовавшихся идиотов, попавшихся ему под ноги, он направился на север.

— Понятно, — сказал Аргутракс. — Все началось здесь.
Медный чан демона волоком тащили по узким переходам тюрьмы на цепях самые крепкие рабы, поскольку многие потолки были настолько низкими, что нести демона было невозможно. Похожие на гончих ловчие демоны трусили впереди, огрызаясь друг на друга и пытаясь отыскать запах.
Рабы арены вырвались на волю. Многие из них пали в схватке с надзирателями. Оружейные отсеки были разграблены, а помещение для клеймения взорвано, отчего в полу арены над ним образовалась дыра. Восстание вспыхнуло стремительно и яростно. Что-то вселило в пленников надежду на успех, и кто-то должен был помочь им извне, выпустив их из камер.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 16:02 | Сообщение # 98



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Перед Аргутраксом была разгромленная пыточная камера. Инструменты для пыток были сорваны со стен. По всему полу валялись ножи и шипы, и повсюду виднелись следы огня. Посреди комнаты лежало обуглившееся тело, полностью выгоревшее изнутри. Это было тело крупного человека, но гончие шарахнулись от него.
— Демон, — сказал псарь, один из немногих рабов, которым Аргутракс дозволял говорить. Псарь был исключительно жестоким существом и, скорее всего, служил бы Аргутраксу, даже если бы не был рабом. — Оболочка одержимого.
— Да, они хорошо подготовились. Кто-то знал, как к нему подступиться. Я хочу знать кто.
С арены вниз долетали звуки битвы. Остальные лорды сражались там, наверху, кто-то друг с другом, остальные — подавляя бунт. Аргутраксу хотелось бы присоединиться к ним, но у него было дело поважнее.
— Если мы сможем доказать, что один из рабов Веналитора был тут, — сказал он, — тогда его заподозрят в измене. Я могу придумать несколько причин, по которым он мог бы сделать это: чтобы перессорить лордов и завоевать при этом доверие Эбондрака; отсрочить крестовый поход, потому что он трус; самолично завладеть бежавшими рабами и использовать их против меня. Это неважно. Если такая связь отыщется, ему конец. — Аргутракс осмотрел камеру. Кроме пьянящего, острого запаха страданий, в ней не было ничего интересного. — Дайте мне труп, — сказал он.
Псарь ухватил тело за не пострадавшую на вид ногу и подтащил его к чану Аргутракса. Аргутракс высунул руку и поднял труп. От него отламывались куски обуглившегося мяса. Тело было лишь оболочкой, вместо глаз и рта зияли дыры, выжженные огнем.
— Одержимый, — презрительно усмехнулся Аргутракс, — какое расточительство прятать их красоту в оболочке из плоти. Это существо, наверное, и не упомнит уже, кем из смертных успело побывать. — Аргутракс умолк, заметив в корке горелого мяса что-то блестящее. Он засунул руку внутрь распадающегося тела и извлек иссиня-черный обломок, лоснящийся от нечистой крови.
Это был кончик клинка, сломавшегося в теле одержимого.
— Стражник, — прошипел Аргутракс. — Это сделал Змеиный Стражник.
Рабы знали, когда Аргутракс сердится. Они наблюдали это достаточно часто и видели, как расплачивались за его ярость их товарищи. Даже звероподобные рабы, таскавшие чан, старались держаться подальше от хозяина.
— Эбондрак! — прорычал Аргутракс. — Проклятия на твою чешуйчатую шкуру! Подлый ящер! Чешуя, когти и ложь! Это все для того, чтобы спасти свой проклятый крестовый поход! — Аргутракс трясся от ярости, кровь в чане плескалась через край. — Предать нас! Предать меня, Разорителя Колхадона, Погибель Империй, Кровавого Правителя Скрентис Минор!
Кровь хлынула из чана, прибывая из недр варпа по мосту, проложенному яростью Аргутракса. Она струилась потоком, закручиваясь водоворотом в камере пыток.
— Несите меня наверх! Несите меня к лордам! Эбондрак заплатит за это!

Гирф, ухитрившийся каким-то образом выжить, вонзил оба ножа в брюхо набежавшего на него сцефилида. Инсектоид задергался на двойных клинках и упал. Ножи Гирфа остались внутри него, но убийца подобрал копье сцефилида. В конце концов, все равно что-то острое.
— Они пытаются перерезать нам путь! — крикнул Эрхар. Он со своими верующими находился на фланге армии рабов, на безопасном расстоянии от убийц Гирфа и зеленокожих, занимавших другой фланг. Аларик был примерно посередине, и позади него шли гатранцы.
Аларик понимал, что Эрхар прав. Рабы вырвались с арены, и многие уже погибли от рук разъяренных зрителей, пытавшихся остановить их. Теперь лежащая перед ними извилистая дорога из клинков, огороженных гигантскими щитами и сегментами пластинчатых доспехов, почернела от сотен бегущих по ней сцефилидов.
В отдалении стоял дворец лорда Эбондрака, к нему вела лестница из лезвий топоров, уложенных друг на друга. Его полуслепой череп скалился сверху на поле боя, словно предвкушая побоище.
Это и была цель Аларика. Он намеревался захватить дворец. Даже если это будет стоить жизни всем рабам, он все равно возьмет его.
Аларик обернулся к бегущим за ним гатранцам. Немногие из них действительно понимали, что происходит, они знали лишь, что вырвались с арены, и не представляли, что делать дальше.
— Император видит нас даже здесь! — выкрикнул Аларик. — За Его победу, сыны Гатрана! За ваших павших братьев и сестер, за тех, кто рядом с вами! За Императора!
— За Императора! — эхом подхватил капрал Дорваз, вскинув над головой топор, взятый у мертвого раба арены.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 16:02 | Сообщение # 99



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Гатранцы с криком кинулись в атаку. Аларик бежал с ними, поскольку фактически стал теперь их командиром, и если бы он дрогнул, они бы дрогнули тоже.
Сцефилиды не успели еще окончательно построиться, но это искупалось их многочисленностью. Аларик не знал, что их так много на службе у Веналитора, но это не имело значения. Он с самого начала понимал, что без боя им не прорваться.
Две шеренги сошлись. Гирф с воплем подпрыгнул и приземлился прямо на панцирь самого крупного сцефилида, какого смог найти. Зеленокожие последовали его примеру, Одноухий перевернул ближайшего инсектоида на спину и вырвал ему ноги. Другой фланг столкнулся с противником мгновением позже, верующие Эрхара старались держать строй, насколько могли. У них были мечи, а у сцефилидов — копья, и несколько человек погибли сразу же, поскольку противникам было проще достать их, но с ними была вера и сила идущих сзади, и ксеносы были вынуждены отступить.
В центре царил совершеннейший хаос. Там было не до демонстрации мастерства. Огромная масса людей обрушилась на сцефилидов. Аларик оказался лицом к лицу с одним из существ, свирепо вращающим безумными асимметричными глазами. От копья в такой толчее не было прока, и Аларик бросил его и ударил кулаком по жвалам сцефилида, почувствовав, как хрустит хитин под пальцами. Он ухватился и дернул, и жвалы оторвались. Существо взвилось на задние лапы и заскрежетало, разбрызгивая вокруг себя омерзительную кровь. Аларик ударил его локтем в голову, взобрался на защищенное панцирем брюхо и оторвал ногу, пытавшуюся достать его. Он выхватил копье, которым старался проткнуть его другой чужак, и, стоя на туловище поверженного сцефилида, отбивался ногами и копьем среди моря шевелящихся тел.
Повсюду гатранцы дрались со сцефилидами. Аларик видел, как люди погибали, разорванные на части или затоптанные насмерть, но они также и побеждали. Они давили сцефилидов, наваливаясь на них сверху, других били мечами и ножами, разрубая панцири, и темные внутренности волочились по земле.
Аларик шел впереди. На него были обращены взоры всех рабов. Без него они были просто толпой конченых людей. С ним они были боеспособной силой.
— Вперед! Вооружайтесь и бросайте раненых! — Аларик выдернул уродливый меч из лапы мертвого сцефилида и поднял его над головой, чтобы видели гатранцы и все остальные рабы. Он указал им на дворец. — За вашего Императора! За свободу!
Армия рабов устремилась вперед, и сцефилиды были отброшены. Инсектоиды были разбиты и теперь пытались перегруппироваться, выходя из-под удара. Одноухий и его зеленокожие, а с ними заодно и многие головорезы Гирфа горланили боевые кличи и гнали разбитого противника.
Не было времени, чтобы остановиться и завершить дело. Аларик бежал впереди, прямо в гущу сцефилидов, рубя их или швыряя об землю. Он был весь покрыт их липкой кровью и вынужден смахивать ее с глаз, чтобы что-то видеть.
— Оставьте их! Вперед! Все сюда!
Армия рабов смяла отряды сцефилидов. Аларик побежал, небольшие группки инсектоидов, оказывавшиеся у него на пути, спешили убраться прочь. Отсюда было рукой подать до дворца лорда Эбондрака. По обе стороны от него грозными очертаниями клинков тянулся к небу Вел'Скан — причудливые здания, выстроенные вокруг рукояти меча или на лезвии топора. Сколько горожан занято сейчас охотой на Аларика и беглых рабов? По-видимому, большинство, при условии, что они направились за пределы города. Если рабы доберутся до дворца достаточно быстро, то есть шанс, что они и в самом деле смогут достичь своей цели.
Да, надежда была, но Аларик не мог позволить себе расслабиться. Многие из них еще погибнут, прежде чем они покинут Дракаази. Аларик прекрасно понимал, что может стать одним из них.
— За мной! Зададим им жару! За свободу! — Аларик взбежал по дворцовой лестнице, и армия бросилась за ним.

Для Тиресии Охотницы, еще в юности добывшей головы всех семи Адских Братьев, дороже всего на свете были лук в руке и хитрая добыча, на которую можно поохотиться. Рабы, сбежавшие с арены Вел'Скана, подходили для этого идеально.
Ее скакун, одно из принадлежащих ей летающих существ, родственное шипастому электрическому скату, по ее мысленному приказу опустилось пониже и принялось петлять между лезвиями мечей и наконечниками копий, образующими силуэт города Вел'Скан. Она заметила одного из рабов арены, который прятался среди обрывков знамен давно позабытого лорда, прижавшись к поперечине гигантского копья.
Тиресия выхватила из-за спины лук и выстрелила рабу в шею стрелой с отравленным змеиным ядом наконечником. Она кружила в воздухе, пока раб, тощее бледнокожее существо, не более чем расходный материал для арены, казалось, плясал от радости, что его подстрелили. Это яд заставлял его мышцы судорожно сокращаться, тот же яд заполнял его легкие пеной. Раб потерял равновесие и свалился с копья, разбившись о мраморную зубчатую стену крепости внизу.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 16:02 | Сообщение # 100



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Тиресия мысленно добавила еще одну голову в свой трофейный зал.
Внизу, по плато из брошенного щита, в сторону арены ползла процессия: Аргутракс, надутый демон, и свита из его изуродованных рабов. Это удивило Тиресию. Аргутракс не был охотником ее уровня, но все же обожал убийства ради спорта, как и любой демон. Весь Вел'Скан гонялся сейчас за беглыми рабами, их выслеживали и рубили на части или передавали в руки жрецов как материал для последующих жертвоприношений. Это было совсем не похоже на жадного Аргутракса — пропустить такую потеху. Она круто спикировала вниз и натянула поводья своего скакуна, чтобы тот завис в воздухе прямо над демоном.
— Эй, лягушатник! — окликнула она. — Почему не на охоте? Или варп презирает спортивные убийства?
Аргутракс уставился на нее снизу вверх. Как и многие из лордов Дракаази, он был на редкость безобразен. Тиресия полагала, что остальные лорды, даже демоны, в той или иной степени завидуют ее очаровательной, почти человеческой внешности. Немногим удавалось быть настолько порочным, как она, и все же оставаться сравнительно не затронутой варпом.
— Тьфу! Прелестное дитя. Что ты знаешь о смерти? Что ты вообще знаешь? Для тебя это все — игра!
— Как и любая смерть, — ответила Тиресия, — поскольку Кровавый Бог играет в кости нашими душами. Блаженны те, кто играет с ним по одним правилам!
Аргутракс сплюнул на землю.
— Игра? Какая тут игра? — Он помахал обсидиановым обломком, зажатым у него в лапе.
Тиресия направила своего скакуна вниз и спрыгнула с него на землю, забросив за плечо лук. Она подошла поближе к Аргутраксу, чтобы взглянуть на осколок.
— Клинок Змеиной Стражи, — презрительно усмехнулся демон, — которым убили главного надсмотрщика арены.
— Змеиная Стража? Не может быть, это же ужасно.
— Почему нет? Или ты настолько же глупа, насколько красива, охотница за ничтожествами? Я уже несколько месяцев воюю с Веналитором, этим лжецом и трусом. Наверняка даже ты об этом наслышана?
— Конечно, — подтвердила Тиресия. Ее спутники увидели, что она спешилась, и тоже поворачивали своих скакунов к земле. Они летели на тупорылых небесных акулах, не столь впечатляющих, как ее скат, но тем не менее выглядящих эффектно. — Вы не подчинились лорду Эбондраку. Все только и ждали, когда же он заставит вас обоих расплачиваться за это.
— И тут вот это! Подумай, девочка. Эбондрак хочет, чтобы мы присоединились к его крестовому походу, а какой лучший способ объединить врагов под своей властью?
— Дать им общего врага, — предположила Тиресия.
— Все-таки ты не зря носишь свой титул. Ну конечно! Общий враг! Такой, с которым даже герцоги и демоны будут рады бороться вместе! Вот он! Этот побег!
Охотники Тиресии собрались вокруг нее. Они не привыкли видеть свою госпожу удивленной чем бы то ни было, но слова Аргутракса явно поразили ее.
— Неужели это правда? Скажи мне со всей искренностью, на какую способен, разве такое возможно?
— Не только возможно, но жизненно необходимо. Какие тебе еще нужны доказательства? — Аргутракс снова выставил перед собой обломок. — Вот неопровержимое доказательство, охотница! Честнейшее на этой планете! Лорд Эбондрак мечтает о своем крестовом походе и даже оскверняет игры в честь этого самого похода, чтобы заставить нас выступить вместе! Его поступок — просто святотатство! Подобная мерзость по отношению к Кхорну аукнется ему! Правосудие варпа еще свершится!
— Мы не можем бросаться такими обвинениями, — возразила Тиресия. — Как бы мы ни были уверены, нас всего двое из множества лордов.
— Так найдем других! — раздраженно парировал Аргутракс. — И они поддержат нас! Соберем их вместе, космодесантника-предателя, и тварь из глубин, и псаря, и всех прочих! Вместе мы сумеем заставить Эбондрака заплатить за все! Попомни мои слова, еще до захода солнца я пообедаю этим ящером!
Тиресия принялась выкрикивать короткие приказы своим спутникам. Охота была позабыта, и они взмыли в воздух. Рабы подняли чан с Аргутраксом на плечи, и процессия снова двинулась к крепостям и плацам Вел'Скана.
Эбондрак пытался манипулировать ими через единение, но если и было на свете что-то, действительно способное сплотить лордов Вел'Скана, так это весть о предательстве.

23

Череп, из которого была сделана наземная часть дворца лорда Эбондрака, скалился, предвкушая кровопролитие. Лезвия топоров, образующие наклонный пандус, ведущий ко входу в его горло, уже были в темно-коричневых пятнах крови после недавних жертвоприношений. Похоже, ничто в Вел'Скане не могло считаться священным или хотя бы сколько-нибудь стоящим, если регулярно не поливалось кровью. Кинжал в глазнице черепа отбрасывал тонкую изломанную тень на подъездной путь.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 16:03 | Сообщение # 101



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Было тихо. Уцелевшая глазница черепа оставалась темной. Балкон перед нею, откуда лорд Эбондрак, вероятно, взлетал, был пуст. У входа, высокой узкой арки, специально рассчитанной на крылья Эбондрака, тоже никого не было.
— Похоже, стражи нет, — сказал капрал Дорваз.
— Возможно, — согласился Аларик. — Бунты на арене позволяют нам выиграть время. Эбондрак не вернется, пока рабы не будут пойманы или убиты.
— Ты много знаешь об Эбондраке?
Аларик пожал плечами:
— Однажды я пытался его убить.
— Ты пытался убить это чудовище? Трон всемогущий!
— Это был экспромт.
Рабы продвигались вперед, настороженно приближаясь к огромным медным дверям.
— Как ты думаешь, кто это был? — спросил Дорваз, кивая на гигантский череп.
— Возможно, демон-принц, — ответил Аларик. — Или кто-то, о ком мы никогда не слышали. Мне сдается, что у Дракаази довольно запутанное прошлое.
— Эбондрак очень заботится о своем величии.
— Верно, капрал, и смею сказать, что мы ему порядком насолили. Это оказался сильный ход — все эти взрывы на арене. Я не был уверен, что у нас все получится.
Дорваз распахнул форменную рубашку. На его груди был выжжен знак в виде змеи, указывавший на то, что он собственность Эбондрака.
— Они клеймили нас чем-то едким и держали это в бочках под пыточным блоком. Оказалось, что оно хорошо горит.
Аларик улыбнулся:
— Восхищаюсь твоей находчивостью.
— Просто военная сноровка, юстикар. — Дорваз снова взглянул на дворец. — А он здесь? «Молот Демонов»?
— Если он существует, капрал, то он здесь, а он существует.
Гатранцы хлопотали возле огромных медных дверей, прилаживая к ней бочонки с едкой дрянью, позаимствованные ими на тюремном складе.
— Отойдите! — закричал один из них. — Прочь от дверей!
Рабы повыскакивали из укрытий и вслед за Алариком бросились бежать от арки. Несколько мгновений спустя медные двери засветились, пошли пузырями и взорвались, осыпав все вокруг каплями расплавленного металла. В дверях зияла большая рваная дыра.
Гирф первым пролез в нее, что вовсе не удивило Аларика. Но даже Гирф остановился в нерешительности, увидев дворец изнутри.
Внутри было сумрачно и прохладно. Ветерок шевелил темно-красный шелк на стенах входной галереи. Сверху сквозь огромные зубы просеивались солнечные лучи, сводчатый потолок повторял форму черепа.
Ветерок доносился не с улицы. Это дышали враги лорда Эбондрака. Они были вплавлены в стены и потолок или в каменные глыбы в центре зала, словно скульптуры в галерее. Они были еще живы. Аларик увидел жуткие очертания демонов-кровопускателей, выступающие из камня. Шелковые полотнища колыхались вокруг тучного тела человека-мутанта с козлиными ногами и вторым отвисшим ртом на животе, чья мертвенно-бледная плоть срослась с гранитом. Там был вероломный Змеиный Стражник, без шлема, с лишенным кожи лицом и разинутым ртом, из которого свисал на грудь каменный язык; какое-то морское существо в панцире, наполовину окаменевшее, словно пыталось выплыть из стены, в которую его заточили. Одна из жертв в центре зала была почти похожа на женщину, с безносым лицом и клешнями вместо рук, тело ее, выступающее из камня, раскинулось в сладострастной позе. Там были сотни тел, разные порождения Хаоса — враги, убитые Эбондраком с того момента, как он взял Дракаази в свои когти.
Хаггард легонько толкнул локтем Аларика. Хирург тяжело дышал, он был уже немолод.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 16:03 | Сообщение # 102



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Святая плоть, вы только посмотрите на это, — сказал он.
— Они живые, — ответил Аларик.
— Конечно. Будь они мертвыми, они бы его не забавляли. — Хаггард сплюнул. — Вот это Груумталак Бронированный, — заявил он, указывая на существо, похожее на кентавра в доспехах, со скорпионьим хвостом и большими фасеточными глазами, как у мухи, висящее на потолке у входа. — А я-то гадал, что с ним случилось.
Гирф стоял возле женщины-демона в центре комнаты. Он водил ножом по камню, пробуя, как лезвие входит в тело.
— Гирф! — позвал Аларик. — Иди со своими людьми вперед. Нам надо двигаться дальше.
— Ну тогда вперед, пошевеливайтесь! — крикнул Гирф, и его люди пошли вслед за ним по великолепной широкой лестнице в дальнем конце зала.
— Где он? — спросил из-за спины Аларика Эрхар. — Где «Молот»?
— Здесь. Наверху. Он в черепе.
— Тогда где?.. — Эрхар умолк. — Ну конечно. Все это время.
— Скоро сюда набежит Змеиная Стража, — сказал Аларик. — Надо идти. У нас мало времени.
Аларик повел рабов во дворец их поработителя, и глаза побежденных врагов Эбондрака смотрели им вслед.

— Что это означает? — поинтересовался лорд Эбондрак.
— Как я уже сказал, пока что ничего толком не понятно, но они выступили против вас, — ответил Скатхач.
С наблюдательного пункта лорда Эбондрака среди гнезд демонов на острие одного из копий Вел'Скана было хорошо видно собирающихся внизу врагов. Спускалась ночь, и бессчетные огни факелов и горящие глаза одержимых сливались в одно сплошное зарево. Враги собирались вокруг комплекса из казарм и плацев, расположенного неподалеку. Отличная исходная позиция для дальнейшего броска.
— Кто ими руководит?
— Не могу ответить с уверенностью, милорд, хотя некоторые кандидатуры кажутся более вероятными, — сказал Скатхач. Его более разумная голова говорила, в то время как другая издавала воинственные вопли и несла что-то невразумительное. — Аргутракс, разумеется. Я уверен, что Повелитель Гробниц тоже с ними.
— Эта куча тряпья? Все доставшиеся ему трупы он получил от меня. Низкий предатель. А кто наверняка с нами?
— Тургал, несомненно.
— Ха! От него немного проку, разве что нам будет нужно поговорить с какой-нибудь рыбой. Кто еще?
— Голгар, могу поспорить, и еще я могу привести Илграндоса Адское Копье. Если измена станет явной, мы наверняка сможем рассчитывать и на многих других. В конце концов, вы их повелитель.
— Посмотрим, — решил Эбондрак. — А что Веналитор? Он должен бы быть на моей стороне. Он не упустит такую возможность заслужить мою благосклонность.
— Я его не видел.
— Может, это все-таки его работа, — задумчиво сказал Эбондрак. — Это его чемпион убил моего Скархаддота. Не исключено, это было сигналом к бунту, чтобы создать неразбериху и заставить лордов объединиться против меня. Герцог вполне способен устроить все это. Если он изменил мне, я просто обязан съесть его. Он слишком коварен, чтобы поручить его стенам моего дворца.
— Какие будут приказания, милорд?
Эбондрак задумался. Демоны, гнездящиеся на копье, с наступлением ночи зашевелились. Это были ночные существа, и скоро они отправятся на охоту — утаскивать с крыш неосторожных горожан.
— Собери войско, — сказал Эбондрак, — и как можно больше лордов. Распусти слух. Изменники испортили игры и наплевали на мой крестовый поход. За это они будут разбиты и наказаны. Поторопись, потому что предатели не станут тянуть, они не могут долго удерживать свои войска в повиновении.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 16:04 | Сообщение # 103



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Да, милорд, — ответил Скатхач и направился к небесной колеснице, стоящей между гнездами. Это был реликт былых времен, продукт гравитехнологий, которые Империум, разбухший и ослабевший, не мог больше воспроизвести.
Скатхач направил колесницу вниз, к беспорядочному нагромождению построек Вел'Скана. Он дал двигателям полный ход, поскольку ему не терпелось рассказать Аргутраксу об услышанном.

«Молот Демонов» был стар. Его покрывал такой толстый слой ржавчины, что казалось невероятным, что под ней вообще скрывается корабль. Сейчас, когда Аларик знал правду, он мог различить сопла его двигателей, затупленную носовую часть, гребни антенных мачт и жерла торпедных аппаратов. Нужно было лишь немножко воображения.
— Это он? — спросил капрал Дорваз.
— Конечно, — ответил ему Эрхар, — разве ты не видишь?
Аларик привел рабов в верхнюю часть черепа. Огромный купол его был разделен на зал для приемов и обрядовые комнаты, плюс еще множество помещений, не поддающихся определению. То, в котором они сейчас находились, было именно таким. Аларик предполагал, что это что-то вроде камеры для допросов, с ремнями, свисающими с каждой поверхности, и выемками в полу, как раз позволяющими привязать между ними человека. Это, однако, не объясняло богатого убранства: пыточные принадлежности, инкрустированные золотом, и прекрасные гобелены с изображением битв, испорченные засохшей кровью.
Кинжал, вонзившийся в глазницу черепа, пробил помещение насквозь, и теперь большую его часть занимал огромный ржавый стержень, с которого свисали остатки множества скелетов мутантов. Однако это был не кинжал.
— Лейтенант, прошу вас, — сказал Аларик.
Эрхар вышел вперед и достал судовой журнал «Молота Демонов». Он открыл книгу и начал читать.
— Неужели эта штука еще действует? — спросил Хаггард, стоя рядом с Алариком, поскольку там, видимо, было безопаснее всего.
— Это старый корабль, — ответил Аларик. — Старые корабли — всегда самые лучшие.
— «Братья мои и сестры, — читал Эрхар, — это не просто путешествие. Это творение не перенесет нас в Землю Обетованную само по себе. Это всего лишь сталь и стекло. Правду вам труднее будет услышать, но это слово нашего Императора, донесенное до нас пророком Его. Мы, как пилигримы, идем не дабы прийти, а дабы претерпеть».
Верующие повторяли слова вместе с ним — шелест голосов, словно молитва, подчеркивающая слова Эрхара. Это была речь, прочитанная капитаном паломнического корабля перед тем, как «Молот Демонов» отправился к Земле Обетованной. Религия правоверных Эрхара основывалась на этих словах, воспринимая их не как утверждения капитана, но как метафору всего, что им пришлось пережить. Дракаази была кораблем, рабы — пилигримами, ужасные испытания в рабстве у лордов планеты — путешествием, но правда оказалась куда более прозаической.
— Мало просто верить в Императора, чтобы избежать всех напастей, которыми грозит нам пустота. За время нашего пути мы должны измениться, мы должны стать единым целым с правдой Императора. Мы должны отринуть ложь, ослепляющую нас, изгнать пороки и сомнения, что правят нами, отбросить отчаяние этого безрадостного тысячелетия. Просто выжить еще недостаточно. «Молот Демонов» должен изменить нас, сделать чем-то большим, нежели мы есть. Лишь тогда удостоимся мы места в Земле Обетованной.
Внутри «кинжала» что-то заскрежетало. Корка ржавчины растрескалась, и куски ее посыпались с цилиндра, разбиваясь в рыжую пыль об пол камеры. Верующие попятились.
— Зуб Императора! — прошептал Хаггард.
— Он настоящий, — заметил Гирф.
В корпусе «кинжала» открылась дверь и медленно опустилась вниз. Изнутри брызнул свет. Дворец заполнило монотонное жужжание систем жизнеобеспечения и плазменных каналов. «Молот Демонов» ожил.
Все уставились на дверь и на яркое сияние внутри, — все, кроме Аларика. Боковое зрение космодесантника было исключительно четким, и он заметил, как едва заметно изменились тени, как неясная фигура отделилась от темноты в дальнем конце зала и метнулась в арку. Она направлялась в лицевую часть черепа. Аларик прекрасно знал, кто это. Удивляло лишь то, что он так долго не показывался.
— Посторожи, — сказал Аларик Гирфу. — Не подпускай никого, пока люди Эрхара не сумеют подготовить эту штуку к старту.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 16:05 | Сообщение # 104



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— А ты?
— Я должен защищать это место.
— Тогда я пошлю…
— Я один.
— Имей в виду, везунчик, если не вернешься к сроку, мы улетим без тебя.
— Если так случится, желаю удачи, — ответил Аларик, выходя из зала.
Его уход заметили немногие. Некоторые застыли, загипнотизированные светом, льющимся из «Молота Демонов», другие карабкались по пандусу, откинувшемуся из ржавого корпуса. Кусочки ржавчины еще осыпались, являя взглядам древнюю поверхность, темно-синюю с остатками золотого узора.
Когда Аларик проходил под аркой, Эрхар все еще продолжал читать молитвы из своей книги.
Перед ним была треугольная комната, образованная носовой полостью черепа. Это было место для прорицаний или же для стратегического планирования, судя по модели звездной системы, стоящей у одной стены, и по столу, испещренному астрологическими знаками, у другой. По стенам были развешаны схемы расположения звезд над Дракаази.
Аларик замер и затаил дыхание. Гул двигателей, прогревающихся у него за спиной, раскатывался по всему дворцу, но Аларик вслушивался, надеясь уловить нечто другое: шорох шагов или вздох.
Вдоль одной из стен скользнула тень, едва различимая на фоне карты звездной системы.
— Келедрос, — сказал Аларик, — тебе больше не спрятаться.
Тень замерла, но теперь Аларик видел ее, чуть заметно исказившую свет, отраженный от серебристой паутины звездной карты.
— Я знаю, кто ты такой, Келедрос. Знаю уже давно, и ты хорошо исполнял свою роль, но теперь игра окончена.
Фигура эльдара материализовалась из кокона теней.
— Аларик. Я рад, что нашел тебя. Там, на арене, нас разделили. Я знал, что твоя цель здесь, поэтому…
— Ты пришел, чтобы тайком проникнуть на корабль.
— Проникнуть на корабль, юстикар? Зачем мне нужно…
— Потому что я бы убил тебя до нашего отлета. Теперь с ложью покончено, чужак, если ты вообще способен говорить правду.
— У тебя есть доказательства моей измены, человек? Я хотел бы услышать их, прежде чем отвечать на твои угрозы. — Голос Келедроса был исполнен обычного высокомерия.
«Неужели, — подумалось Аларику, — ни одному эльдару ни разу не пришло в голову поинтересоваться, есть ли у человеческих существ душа, способны ли они страдать?» Скорее всего, любой из них обращал на человека внимания не больше, чем человек на какой-нибудь микроб под линзой.
— Торганел Квинтус, — сказал Аларик. Презрительная усмешка почти исчезла с лица Келедроса. — Я никогда не был там. Там сражалась Имперская Гвардия, я читал об этом. И никому не говорил, будто я был там, кроме тебя.
На взгляд обычного человека, Келедрос не шелохнулся, но Аларику было ясно, что все мускулы чужака напряглись, готовые к действию. Манера боя Келедроса основывалась на том, чтобы первым нанести стремительный удар. Аларик не даст ему такой возможности.
— Веналитор тоже думал, что я там был, — продолжал Аларик. — Единственный, кто слышал от меня эту ложь и мог ему пересказать, — ты, Келедрос.
Келедрос облизнул губы.
— Ты цепляешься за истину, словно она что-нибудь значит здесь, человек.
— Последнее восстание рабов выдал тоже ты? То, подавление которого они праздновали, когда погиб мой друг. И те игры стали возможны потому, что ты подарил Веналитору и Эбондраку эту победу?
— Каждый делает то, что должен, — сказал Келедрос, — чтобы выжить.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 16:05 | Сообщение # 105



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Для человека, — спокойно ответил Аларик, — просто выжить недостаточно.
— Да что твой народ понимает? — прошипел Келедрос, обнажая цепной меч. Между зубьями оружия засохли сгустки крови. Вся утонченность эльдара исчезла, он был похож на дикое беспощадное существо, рожденное, чтобы убивать. — Как ты думаешь, почему я не сказал Веналитору про «Молот Демонов»? Потому что я верю, юстикар! Верю в то, что смогу убежать из этого проклятого мира. Никто на всей планете не желает этого побега так, как я! Тебе никогда не понять, что может случиться с беззащитной душой, умирающей в таком месте, как это! Ты никогда не посмотришь в лицо Той, Что Жаждет!
— Я все понимаю, чужак! — сказал Аларик. — Я знаю, кто ты такой. Ты никогда не шел этим вашим путем Скорпиона. Мне уже встречались такие, как ты. Вы порождения тьмы, с кожей, сотканной из теней, окутанные тишиной. Мандрагоры, как называют вас гвардейцы. Убийцы и шпионы. Как еще ты мог уходить с «Гекатомбы» и возвращаться, когда тебе вздумается? Ты думал, что я поверю, будто это один из фокусов, которому учат на пути Скорпиона? Ты гораздо хуже, чем просто чужак, и я не позволю такому существу покинуть этот мир.
— Я улечу с Дракаази! — завизжал Келедрос. Лицо его совершенно исказилось, из черных глаз покатились слезы, густые и темные, как нефть. Он окончательно сбросил с себя личину. По его телу скользили тени, он словно мерцал, то появляясь, то исчезая. — Объятия Комморры! Ей не взять меня! — Келедрос кружил по комнате, пытаясь подобраться поближе к арке, ведущей наверх, к уцелевшей глазнице черепа.
— Ты умрешь здесь, — сказал Аларик, — и она наверняка возьмет тебя.
У Аларика в руке было копье. Ему казалось, что это уже тысячное по счету оружие, с которым ему довелось иметь дело на Дракаази. Как бы ему хотелось, чтобы это была его алебарда Немезиды или что-то из изумительного оружия того кузнеца, но и копье тоже подойдет.
Келедрос был быстр, но все же недостаточно. Если и было что-нибудь, что Аларик умел делать лучше всех на Дракаази, так это совершать казнь. Аларик отвел руку для удара.
Внезапно в арке за спиной Келедроса вспыхнула узкая полоска света. Она вылетела из тени и врезалась в эльдара, разрубив ему плечо и разрезав спину сверху донизу. Добрая треть его туловища шлепнулась на пол, из огромной раны вывалились разрубленные органы.
Келедрос попытался отскочить от Аларика, но тело не послушалось, и глаза его расширились, когда он понял, что умирает. Он покачнулся и упал на спину. Кровь лишь теперь прихлынула к ране и толчками била из разрубленного тела.
— Ты слишком преувеличивал свою значимость, чужак, — произнес низкий голос, исполненный властности и высокомерия. — Недостаток всей твоей расы. Ты думаешь, я собирался соблюдать наше соглашение? Свобода, безопасность — и все это за несколько слов предательства? А теперь ты посмел думать о побеге, чтобы рассказать о том, что тебе известно о нашем мире, всему вашему племени? Ты был не более чем домашним животным, и теперь тебя вышвырнули вон.
— Она… — выдохнул Келедрос, трепыхаясь на полу, будто выброшенная на берег рыба. — Та… которая… жаждет… — Глаза его потускнели, и он умер на глазах у Аларика. Аларику показалось, что он слышит вдали вопли Келедроса, оплакивающего свою погубленную душу, но звуки унес ветер, ворвавшийся сквозь отверстия в черепе.
— Бедный шпион, — сказал герцог Веналитор. — Он действительно думал, что покупает себе некое подобие победы своей ложью.
Аларик не мог говорить. Веналитор нашел их. На этом все и окончится.
— Кажется, я опередил тебя, — сказал Веналитор, входя в комнату. Сегменты его темно-красного доспеха сверкали в лучах закатного солнца. Меч в руках герцога засиял, впитывая капли крови Келедроса, стекающие по клинку. — Когда нужно казнить одного из моих рабов, палачом становлюсь я сам.
— И что дальше? — выдохнул Аларик.
— Как ты думаешь, Серый Рыцарь?
— Один из нас убьет другого.
— Думаю, ты мог бы выразиться поточнее, — с ледяной улыбкой заметил Веналитор. — Должен признать, что ты из той редкой разновидности врагов, которые чем ближе, тем опаснее.
Веналитор кружил вокруг Аларика, и тот пытался оценить все возможные приемы Веналитора в нападении: режущий удар снизу по ногам, рубящий сверху в голову или в горло, любой из миллиона ударов и выпадов, способных разом оборвать жизнь Аларика.
— Было бы забавно оставить тебя в живых и использовать для дальнейшего служения Кхорну, — сухо произнес Веналитор, — но мне надоели забавы.
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Молот Демонов Бен Каунтер
Страница 7 из 8«125678»
Поиск: