Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 8«123478»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Молот Демонов Бен Каунтер
Молот Демонов Бен Каунтер
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 12:07 | Сообщение # 16



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Демон рывком выдернул клетку из крови и запихнул ее в пещеру. Пахло ужасающе, вонь разложения, висящая в воздухе, была настолько густой, что Аларик видел, как по стенам стекают струйки смрадного конденсата. К Серому Рыцарю кинулись какие-то темные уродливые существа. Это были не демоны, но какая-то разновидность ксеносов, а клейма и рубцы от кандалов говорили об их принадлежности к сословию рабов.
Чужаки потащили Аларика по зловонным туннелям в пещеру, сияющую багровым жаром. Это оказалась кузница, где рабы — люди и ксеносы — извлекали добела раскаленное оружие из емкостей с расплавленным металлом. Другие рабы, с согбенными за годы службы спинами, были прикованы к наковальням и точили острия мечей и наконечники копий. Стоял невообразимый грохот.
Аларик увидел, как через другой проход целая толпа чужаков тащит клетку с Холварном. Тот пришел в себя и теперь бушевал внутри, пытаясь вырваться из-за решетки.
— Холварн! — вскричал Аларик, перекрывая звон наковален. — Мы не умерли! Не умерли!
Толпа рабов-ксеносов сгрудилась вокруг клетки Аларика и поволокла его к одной из наковален. Это были бесформенные асимметричные создания: дюжина глаз, беспорядочно разбросанных по лицам, суставчатые жвала, с которых стекала слизь, когда существа быстро переговаривались друг с другом на своем языке. Где-то лязгнул засов, и крышка клетки откинулась.
Аларик попытался вырваться наружу, но его тут же ткнули электрошокером. Его собственная сила обернулась против него, когда он свалился в конвульсиях. Одно-единственное касание полукруглой головки шокера сразило его наповал. Мышцы ему не повиновались, он не мог контролировать непроизвольные сокращения, и хотя напрягал все оставшиеся силы, высвободиться так и не мог. Будь он в полной силе, разметал бы чужаков с дороги, схватил только что сошедшее с наковальни оружие и перебил всех, кто попался бы ему на глаза, но он был изранен и измучен. Он не сдался, не мог сдаться, но голос в глубине разума говорил ему, что сопротивление бесполезно.
Один из ксеносов, крупнее и темнее остальных, явно старший здесь, сунул щипцы в пламя ближайшего горна. Он извлек полоску раскаленного металла, образующую разомкнутый круг. Это был ошейник.
Ксенос склонился над Алариком, капая едкой слюной ему на грудь.
— Ликуй, — произнес ксенос-кузнец, из его жвал слова высокого готика прозвучали хрипло и невнятно, — ибо эта вещь придаст тебе святости.
Ксенос разом нацепил ошейник на горло Аларика, и он защелкнулся на шее. Кожа рыцаря зашипела, обожженная раскаленным металлом.
Аларик больше не мог сопротивляться. Разум его словно вдруг оцепенел.
Он понял, что с ним сделали.
И возможно, впервые в жизни понял, что такое страх.

Человечество эволюционировало.
Эту истину Инквизиция пыталась любой ценой скрыть, но сами инквизиторы не могли ее отрицать. Некоторые даже лелеяли еретическую веру в то, что Император планировал держать это развитие под контролем и помогать человечеству раскрыть свой потенциал. Появление людей с экстрасенсорными способностями породило одну из важнейших задач Инквизиции: поиск, арест и ликвидацию появляющихся псайкеров. Всякий раз при появлении Инквизиции и ее Черных Кораблей каждый планетарный губернатор обязан был под страхом смертной казни передавать ей всех обнаруженных его войсками псайкеров. О том, что произошло с подавляющим большинством псайкеров, согнанных в эти Черные Корабли, доподлинно знали лишь посвященные.
Мало кто из псайкеров, один из десяти или даже еще меньше, оказывался достаточно силен и способен к адаптации, чтобы выдержать соответствующую подготовку. А неподготовленный псайкер представлял большую опасность — незащищенный разум, через который к мирам Империума могли прорваться самые разные кошмары. Тогда как правильно обученный псайкер мог не только защитить свой разум, но и многократно преумножить свои силы.
Жестокая ирония состояла в том, что такие подготовленные псайкеры были необходимы для жизнедеятельности Империума. Они становились астропатами, чья таинственная сверхдальняя телепатия сделала возможной межзвездную связь, прорицателями, чье умение толковать карты Императорского Таро давало возможность предугадывать превратности будущего. Многие имперские граждане даже на этих легализованных псайкеров поглядывали с опаской. И все же, несмотря на внушаемый псайкерами страх, без них Империум не смог бы существовать.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 12:08 | Сообщение # 17



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Для большинства граждан псайкер был колдуном, бродягой, крадущимся среди теней, чтобы совращать богобоязненные умы или заражать скверной варпа. Ребенка, неосторожно проявившего необычные способности, родные и друзья выдавали местному духовенству. А в захолустных мирах, редко посещаемых слугами Империума, знахарок и прорицательниц попросту сжигали на кострах. Космолетчики рассказывали небылицы про людей с черной как ночь кожей, способных лишить человека разума, меняющих облик, огнедышащих и все такое прочее. Когда-то, давным-давно, во времена, про которые он не помнил вообще ничего, Аларик был одним из этих колдунов.
Аларик был псайкером. Все Серые Рыцари были ими. Большинство орденов Космодесанта использовали псайкеров со стороны, и лишь Серые Рыцари требовали от всех своих рекрутов наличия экстрасенсорного потенциала. Именно это позволяло им противостоять демонам, поскольку самое мощное оружие демонов угрожает именно душе.
Демоны несли в себе скверну, и Серые Рыцари, сражаясь с ними, подвергались ее воздействию. Воины были натренированы сопротивляться ей, обучены молитвам, укрепляющим волю, настолько могущественным, что сводили с ума некоторых новичков. Их доспехи были украшены оберегами от сил варпа, такие же знаки были вытатуированы на их коже, чтобы защитить от порчи тела, но наиболее надежной защитой был ментальный щит Серого Рыцаря. На самых ранних этапах подготовки Аларика научили запирать свою душу в клетку веры и презрения, где до нее не смог бы добраться ни один демон.
Это было единственное оружие, которого по-настоящему боялись демоны: не поддающийся скверне разум, проклятие варпа. Само существование Серых Рыцарей являлось до некоторой степени победой над Хаосом.
Ошейник, сомкнувшийся вокруг шеи Аларика, мертвящим, тяжелым грузом тянул его душу вниз. Это было изделие Кхорна, Бог Крови презирал волшебство; он презирал благочестивый, праведный разум Серого Рыцаря.
Ошейник Кхорна подавлял психические способности. Щит Аларика исчез. Он был все тем же Серым Рыцарем, тело его и разум по-прежнему были натренированы противостоять порче и одержимости намного лучше, чем у обычного человека, но без своего психического щита он стал беззащитным.

5

Прошло немало времени, прежде чем Аларик смог что-то чувствовать. И первым делом ощутил адскую жару.
Он стоял и был прикован цепью к стене. Помещение освещал красноватый огонь горнов у противоположной стены. По сторонам помятой наковальни грудами валялись недоделанные мечи и части доспехов.
— Предполагалось, что ты еще долго не проснешься, — произнес голос позади Аларика.
Рыцарь попытался повернуться, но цепь удержала его на месте. Он смутно понимал, что все еще находится в кузнице, где на него надели ошейник, и железная тяжесть вокруг шеи, казалось, пригибает его к полу.
— Где мой боевой брат? — выговорил Аларик разбитыми, окровавленными губами.
— Я слышал, что вас было двое, — ответил голос. Глухой и скрипучий, он исходил из горла, обожженного за годы, проведенные среди кузнечных горнов. — Он где-то в этой дыре, наверно, на него как раз надевают ошейник. Они приняли вас за колдунов, раз притащили сюда. Немногие получают ошейник, знаешь ли. Это большая честь.
Говоривший подошел к наковальне, спиной к Аларику. Это был крупный человек с мускулистыми плечами и смуглой кожей, блестящей, словно полированная бронза. На поясе у него висели инструменты. Он склонился над наковальней и поднял меч, чудесный клинок, но необработанный и законченный лишь наполовину.
— Я здесь уже давно, — продолжал он. — Наслушался много чего, но давненько Астартес не осчастливливал своим появлением этот мир. Очень давно.
— Кто ты?
Говоривший не обернулся.
— По профессии кузнец. Достаточно полезный, чтобы жить. По-видимому, я должен возблагодарить Императора за это. Если что и нужно этой планете, Астартес, так это клинки, добрые клинки, и побольше. Поэтому я останусь здесь до самой смерти и, возможно, еще долго после нее, делая эти клинки. Быть может, ты погибнешь от моего меча. Поверь мне, ты его узнаешь. Клинков, подобных моим, нет в этом мире.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 12:08 | Сообщение # 18



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Куда меня отправят? Что со мной будет?
Кузнец по-прежнему не поворачивался к Аларику лицом. Мускулы его спины зазмеились под темной кожей, когда он положил меч на наковальню и взял в руки молот.
— Не мне судить, Астартес. Не мне судить. Однако будь у меня что-нибудь ценное, я бы поставил это на то, что ты будешь сражаться за свою жизнь, и уже скоро. Так что я заключу с тобой сделку.
Аларик рассмеялся, и смех его был таким же горьким, как привкус крови у него во рту.
— Сделку, ну конечно.
— Ах, послушай меня, Астартес, пока тебя не забрали в другое местечко, покруче этого.
Аларик невольно попытался вырваться из оков.
— Я сделаю тебе доспех, — сказал кузнец, — лучший из всех, что у тебя когда-либо были.
— У меня есть доспех.
— Уже нет, и никогда не было такого, какой я могу сработать. Облегающий, словно стальная кожа. Гибкий как шелк. Закаленный в огне, будто сердце звезды, прочный настолько, что отразит удар топора самого Кхорна. Как тебе это? Заманчиво?
— Но не за просто так. Знаю я вас. Любые посулы затронутых скверной все равно что предательство.
— О нет, ты не понимаешь. Взамен я попрошу тебя отыскать для меня кое-что. Полагаю, что у тебя будет больше шансов найти это, чем у меня — запертого тут.
— Оставим это, — сказал Аларик. — Ни один слуга Императора не станет заключать сделку с таким, как ты.
— Таким, как я? А кто такой я? — Кузнец повернулся, как раз настолько, чтобы Аларик смог увидеть его в профиль. Лицо было словно выковано молотом, подобно одному из его же клинков, нос был перебит во многих местах, глаза почти скрывались под сетью шрамов. — Отыщи Молот, Астартес, — Молот Демонов. Говорят, он где-то в этом мире и с ним поднимется герой и сокрушит лордов Бога Крови. Что может быть слаще для раба вроде меня, чем увидеть это?
— Ложь.
— Молот Демонов вполне реален. Про него толком ничего не известно, но он, скорее всего, находится где-то на этой планете. Будь я поумней, то сказал бы даже, что он прямо передо мной, прикованный к стене моей кузницы. Ибо ты и есть Молот. Не так ли, Серый Рыцарь?
Тяжесть ошейника была невыносимой. Он тянул Аларика вниз, и голова Серого Рыцаря склонилась.
Огни горна заслонили черные пятна, он ощутил запах раскаленного железа и дыма болтера.
Он вновь погрузился в беспамятство, убаюкиваемый звоном молота по наковальне.
Карникаль!
Это поглощающее самое себя чудовище! Это город, подобный опухоли, это убийственное великолепие! Это великий паразит, выползший из земных глубин!
Одни говорят, что Карникаль обрушился на Дракаази с какой-то далекой звезды и целую вечность рос, бессмысленный и бескрайний. Другие считают, что он зародился тут, что-то вроде грибка или паразита, который мутировал до огромных размеров по вездесущей воле Хаоса. Насколько же они глупы, пытаясь отыскать логику в его облике! Пещеры его внутренностей, кровавые реки, изливающиеся из его ран, стенания его вечной боли — все это лик Хаоса, лик Кхорна!
Город, построенный на Карникале, это паразит на паразите, хижины, втиснутые между жировыми складками на его спине, шпили, вознесшиеся по прихоти чудовища, храмы и бойни, колышимые его исполинским дыханием. Все это отдано на волю безмозглого существа, тупого чудовища, монстра по имени Карникаль!
«Мысленные путешествия святого еретика»,
написанные инквизитором Хельмандаром Освайном
(запрещены Ордо Еретикус)
— Неплохой урожай в этом году, — заметил лорд Эбондрак.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 12:08 | Сообщение # 19



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Воистину, мой господин, — отозвался герцог Веналитор.
— Кхорну будет приятно видеть, как они умирают.
Из пыточного сада Веналитору и Эбондраку открывался восхитительный вид на невольничий рынок Карникаля. Рынок, один из крупнейших на Дракаази, был встроен в высохшую кисту, похожую на воронку от метеорита. Сотни колод были врезаны в тугую шкуру земли, и к каждой приковано по несколько новых невольников. Слышались вопли рабов, перемежаемые щелканьем плетей и хрустом ломающихся костей.
Лорд Эбондрак лениво выпустил когти, словно потягивающийся кот.
— Варп говорит о тебе, Веналитор.
— Значит, я счастлив, мой господин.
— Он говорит, что ты доставил Богу Крови особо ценный приз.
Веналитор поклонился:
— Это правда. Имперские воины дрались с нами на Сартис Майорис. Они были разбиты, и многие захвачены живьем.
— Пророки говорят, что не только простые гвардейцы.
— Вы увидите, мой господин.
Лорд Эбондрак бесшумно прошелся к краю балкона пыточного сада. Сад — излюбленное место отдохновения Карникаля, там лорды могли услаждать взоры видом расчлененных тел, висящих на сложных пыточных устройствах, укрепленных в обсидиановой поверхности. Непокорные могли удостоиться последней почести перед смертью — быть медленно замученными на сооружении из серебра, дабы служить вдохновению посетителей сада.
Лорд Эбондрак, огромный, рептилиеподобный, напоминал дракона из человеческих мифов. И видимо, неслучайно, — должно быть, Эбондрак сам избрал некогда этот облик: иссиня-черная чешуя, желтые кошачьи глаза и бесчисленные костные выросты в виде шипов, на которых порой красовались головы и руки тех, кто вызвал его неудовольствие.
Его длинное змеевидное тело и огромные крылья двигались с быстротой и грацией, неожиданной для таких размеров, а присущая ему величавость сразу выдавала в нем фактического правителя Дракаази. Ради торжественного случая лорд Эбондрак облачился в доспехи из обсидиана и бронзы, и это одеяние на его массивном чешуйчатом теле гармонировало с мрачными доспехами его личного войска, Змеиной Стражи. Подразделение этих элитных воинов, закованных в броню, сопровождало его, следуя на почтительном расстоянии за своим повелителем. Эти существа с их черными отравленными клинками и безглазыми шлемами являлись самой мощной боевой силой на Дракаази, и их присутствие служило постоянным напоминанием о том, что сила оружия была решающим аргументом в борьбе за местную власть.
— Я не сомневаюсь, что уже ходят слухи, — сказал Эбондрак, — про то, куда теперь я поведу всех своей властью.
Мгновение Веналитор тщательно взвешивал свои слова.
— Говорят кое о чем… Я слышал о неком великом начинании.
— Мы слишком долго оставались в этом мире, — сообщил Эбондрак. Он распростер крылья, словно указывая на бескрайность налитых кровью небес Дракаази. — Этот мерзкий камень, этот кусок кровавой грязи слишком мал, чтобы вместить веру, достойную нашего бога. Вы согласны?
— Это славный мир, — ответил Веналитор просто. — Но всегда найдется место для новой крови.
— Ха! Имейте же воображение, герцог. Подумайте, что мы могли бы сделать! Мы покидаем Дракаази лишь для того, чтобы захватить рабов, и доставляем наши жертвы в этот мир, чтобы посмотреть, как они умирают. На Сартис Майорис вы занимались именно этим. Однако если бы все лорды Дракаази устремились к единой цели, бросили бы лучшие свои силы на штурм звезд, перед нами пали бы целые миры. Дракаази же станет опорным пунктом для наших кровавых набегов.
— Вы говорите, — уточнил Веналитор, — о крестовом походе?
— Разумеется. Прямо сейчас тот, кого называют Разрушителем, ведет свои армии прочь от Ока. Бесчисленное множество других чемпионов варпа делают то же самое по всей галактике. За резней следует богатая пожива. Собственный крестовый поход Бога Крови станет тем сильнее, чем больше участников присоединится к нашему делу. К тому времени как мы возвратимся на Дракаази, у Бога Крови будет уже своя империя в Оке. Разве не станет это деянием более великим, чем все наши здешние забавы, вместе взятые?
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 12:09 | Сообщение # 20



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Понимаю, мой господин, — вставил Веналитор, придав голосу оттенок изумления.
— Нет, герцог, — возразил Эбондрак, — вы молоды. Вы недолго сражаетесь под знаменем Кхорна. То, что вы видите, — это только начало. Надо быть очень древним существом, чтобы понять, чем Дракаази могла бы на самом деле стать. Скоро все лорды узнают о моем крестовом походе, и все они будут объединены под моей властью. А пока у нас есть более насущные дела. Вы говорите, что взяли на Сартис Майорис богатый улов?
Веналитор вслед за Эбондраком окинул взглядом невольничий рынок. Тысячи пленников были выставлены на продажу, часть — плоды недавней победы Веналитора, другие переданы сюда как подношения Кхорну от пиратов-рейдеров или захвачены в сражениях по всему Оку Ужаса. В большинстве своем это были люди, поскольку человеческие силы Империума сражались со слугами Хаоса повсюду. Другие были ксеносы: стройные эльдары, орки, несколько совсем уж странных существ, выловленных по дальним закоулкам космоса.
— Пойдемте, — сказал Веналитор, — покажу товар лицом.
Лорд Эбондрак и Веналитор вместе спустились по винтовой лестнице на дно кисты. Повсюду на их пути работорговцы, все слуги какого-нибудь из лордов Дракаази, кланялись или салютовали Эбондраку. Несчастные, обитавшие в Карникале, в страхе разбегались или простирались ниц, хнычущие и жалкие. Большую часть населения Дракаази составляли люди или, по крайней мере, те, кто изначально были людьми, и кое-кто поговаривал, что Эбондрак принял драконий облик единственно лишь затем, чтобы отличаться от городской швали. Звуки невольничьего рынка растекались вокруг, запах пота и страдания, смешанный с тяжелым зловонием гниющей крови, пропитал Карникаль.
Здесь были многие лорды Дракаази, разглядывавшие выставленных на продажу рабов. Тиресия, высокая и чернокожая, с огромным луком, висящим на боку, подбирала новые жертвы для своей свиты, состоящей из звероподобных головорезов и изысканных ассасинов, чтобы было кого преследовать во время следующей великой охоты. Голгар Хозяин Стаи покупал самых слабых и жалких рабов, чтобы бросить своим гончим, парочку которых он водил по рынку на цепи.
Скатхач, который нечасто выбирался из своей крепости, видимо, намеревался прикупить рабов для тренировки своих солдат. Он повернул одну из голов вслед Эбондраку и Веналитору, проходившим между блоками для привязи рабов. Скатхач давно покинул легион предателей, но все еще носил силовую броню Космодесанта Хаоса, и сопровождавшие его солдаты были отлично вымуштрованы, не в пример кровожадному сброду из свиты многих других лордов.
— Лорд Эбондрак, какая честь для моего рода, — громыхнул чей-то голос.
Перед Веналитором стоял огромный чан с дымящейся кровью, в которую было погружено жабье тело гигантского демона. Чан несли ослепленные рабы, согбенные под тяжестью демона. Пока демон разговаривал с Эбондраком, двое рабов черпаками лили кровь на бледную кожу существа. На груди у твари была мокнущая язва в виде шестипалой руки. Таким же знаком была заклеймена грудь каждого из рабов, несущих демона.
— Аргутракс, какие жертвы ты припас для алтарей и арен нашего мира? — спросил Эбондрак.
Аргутракс махнул рукой, с которой капала кровь, в сторону ближайшего блока. К нему было приковано множество загорелых мускулистых мужчин и женщин, не перестававших проклинать работорговцев, надзирающих за ними.
— Целое племя, мой лорд, — сообщил Аргутракс. — Самые жестокие и дикие из людей, да! Их ярость еще долго отдавалась эхом в варпе. Они сами обратились к своему древнему богу — нашему богу и впустили моих слуг! Так они были обращены в рабство и скоро научатся склоняться перед волею своего бога. Ха! Смотри, как они бушуют! Вообрази этакую ярость, обращенную во славу Бога Крови!
— Очередные дикари, Аргутракс? — переспросил Эбондрак. — Такие всегда нужны для арен. Бог Крови вечно алчет пищи.
Аргутракс не смог утаить злость, скользнувшую по его отвратительному лицу.
— Значит, благодарение Богу Крови за то, что он так высоко ценит подобные подношения. — Аргутракс обратил свои горящие черные глазки на Веналитора. — Что же ты добыл, юный выскочка, что идешь подле нашего лорда, будто равный ему?
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 12:09 | Сообщение # 21



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Веналитор улыбнулся. Аргутракс ненавидел его. Большинство лордов Дракаази ненавидели его, поскольку он был моложе и талантливее. Разумеется, друг друга они тоже ненавидели и терпели лишь потому, что лорд Эбондрак превратил Дракаази в огромный храм Кхорна и служение поглощало все их внимание. Аргутракс же, древнее и злобное существо, рожденное в варпе, питал особую неприязнь к узурпаторам вроде Веналитора.
— Полюбуйтесь, достопочтенный демон, — просто ответил Веналитор.
Слуги Веналитора хлопотали вокруг грандиозного шатра из темно-красного шелка, возвышавшегося на краю невольничьего рынка. Среди его слуг были сцефилиды, аборигены Дракаази, населявшие ее горы и ущелья до того, как первые лорды Хаоса ступили на эту планету. Эти инсектоиды, презираемые всеми на Дракаази, были горячо преданы Хаосу и лично Веналитору. Множество их сновало вокруг шатра, а самые крупные, надсмотрщики, засуетились у входа и откинули шелковый полог.
Рабов-людей выгнали плетьми из шатра на рыночную площадь. Все они были мужчинами, окровавленными, скованными по рукам и ногам, и почти у всех на плече была одна и та же татуировка: Имперская Гвардия, солдаты трусливого Империума, наконец-то ставшие рабами, что и было их предназначением в жизни.
— Вот эти? — вопросил Аргутракс. — Эти доходяги едва годятся на корм гончим. И на это ты тратишь наше время? Бог Крови плюнет на такое подношение, Веналитор. Такой жалкий дар граничит с ересью!
— Терпение, демон, — спокойно ответил Веналитор.
Появились четыре старших надсмотрщика-сцефилида, они на толстых бронзовых цепях выволокли из шатра огромного человека, ростом вдвое выше любого из имперских гвардейцев. За ним последовал второй, столь же громадный. Горы мышц перекатывались под их кожей, покрытой коркой грязи и засохшей крови. Под грязью виднелись шрамы, следы старых боевых ран и хирургических вмешательств. Под кожей темной тенью проглядывал черный панцирь с металлическими разъемами на груди и бицепсах, откуда силовой доспех мог считывать жизненно важные показатели.
У одного из людей были крупные и выразительные черты лица, лоб изборожден морщинами от долгих забот и трудов, лицо второго было твердым и невозмутимым, словно гранитная плита. Оба силились разорвать свои цепи, но металл был откован в жерле самого жаркого вулкана гор Дракаази и держал крепко. У каждого из мужчин на шее был Ошейник Кхорна — факт, явно не укрывшийся от глаз лорда Эбондрака.
— Космодесантники, — сказал Эбондрак, — и живые. Ты превзошел сам себя, Веналитор. Прошло много лет с тех пор, как на Дракаази привозили живых Астартес.
— Не просто космодесантники, мой господин, — гордо ответил Веналитор. — Они псайкеры, колдуны. Богу Крови доставит удовольствие увидеть их смерть. — Веналитор щелкнул пальцами, и раб-сцефилид выбежал вперед, осторожно держа в передних лапах наплечник от силового доспеха космодесантника. Веналитор взял наплечник и поднял его кверху, чтобы лорд Эбондрак смог разглядеть эмблему, украшавшую его. На керамите были вырезаны молитвы на высоком готике и знак — меч, пронзивший раскрытую книгу.
— Серый Рыцарь, — вымолвил Эбондрак.
— Два Серых Рыцаря, — ответил Веналитор. Он со значением взглянул на Аргутракса. — Охотники на демонов.
Аргутракс оскалился. Он ни за что бы не выказал очевидной слабости перед Эбондраком и в особенности перед Веналитором, но прижался в своем котле к дальней стенке, чтобы насколько возможно увеличить расстояние между собой и Серыми Рыцарями. Само их присутствие было проклятием для демона. Веналитор с жестокой радостью подумал, что в порочной душе Аргутракса зародилось нечто, похожее на страх.
— Я так понимаю, что эти экземпляры не продаются, — продолжал Эбондрак.
— Разумеется, нет. Я лично прослежу, чтобы они стяжали величайшую славу Кхорну. Этого я не могу доверить никому. Я заберу их обратно на «Гекатомбу» и подготовлю для дальнейших дел. Что до остальных, — Веналитор пренебрежительно махнул рукой в сторону пленников-гвардейцев, — они на продажу. Копить про запас жертвы, предназначенные Богу Крови, не по мне. И еще одно.
Рабы выкатили вперед сани, на которых были разложены остальные части доспехов Серых Рыцарей. Они были по-прежнему покрыты кровью сражения на Сартис Майорис.
— Это дар, мой господин, — сказал Веналитор.
Аргутракс пренебрежительно фыркнул.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 12:09 | Сообщение # 22



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Принимаю с благодарностью, герцог, — ответил Эбондрак, — это воистину редкий трофей. Велите вашим рабам доставить их ко мне во дворец.
— Будет исполнено.
— Итак, — произнес Эбондрак, разглядывая Серых Рыцарей, — игры Карникаля увидят, как охотники за демонами убивают себе подобных во славу Бога Крови. Только не говорите, что Кхорн не оценит этого юмора.
Эбондрак развернулся и прошествовал дальше, разглядывая других пленников, которыми торговали лорды Дракаази. Ни у кого из них не было ничего и близко похожего на редчайшую добычу в виде пары Серых Рыцарей, и ни один из лордов не мог похвастать, что может выставить на арену таких воинов. Прежде чем направиться к шатру, Веналитор взглянул напоследок на Аргутракса. Его надсмотрщикам предстояла большая работа, поскольку игры Карникаля открывали сезон поклонения Кхорну на аренах Дракаази и от того, как выступят рабы Веналитора, зависит его положение среди лордов планеты. Учитывая, что под его знаменем будут сражаться два Серых Рыцаря, игры, конечно же, пройдут для него удачно.
Кхорн в своей обители в варпе издаст рев радости, когда охотники за демонами будут принесены в жертву в схватке во славу его. Варп не скоро забудет герцога Веналитора с Дракаази.

6

— Это «Гекатомба», — сказал Холварн. — Я слышал, как один из них упомянул его название.
— Один из них?
— Из рабов, тех, что похожи на насекомых.
— И что это такое? Тюрьма?
— Корабль.
Аларик натянул цепь, хотя и знал, что это бесполезно. Он был прикован к стене крохотной темной камеры, настолько маленькой, что стоять он мог, лишь пригнувшись. Пол в пятнах засохшей крови был устлан грязной соломой. Стоял невообразимый смрад. В этих камерах умирали люди.
Сквозь железную решетку в стене Аларик мог различить силуэт Холварна. После демонстрации на невольничьем рынке Аларик на некоторое время потерял сознание. Лишить космодесантника чувств было не так-то просто; причиной тому наверняка был ошейник, ослабляющий его разум.
— Ты видел его? — спросил Холварн.
— Кого?
— Дракона.
— Да. — Аларик вспомнил это существо, нависшее над ними, словно в ночных кошмарах. Разумеется, это был вовсе не дракон. Драконы — это мифологические существа, похожие на крупных ящеров, обитавших на бесчисленных негостеприимных планетах. — Видел, и еще того раздутого демона. Хоть мой разум и затуманен, ему не удалось скрыть свою сущность. А рыцарь в красных доспехах — тот самый, кто взял нас в плен на Сартис Майорис.
— Я видел, как ты дрался с ним. Просто геройски, юстикар. Благодаря твоему примеру было перебито немало нечисти.
Аларик вздохнул:
— Он победил меня и взял живым. Но наш спор еще не окончен. — Сквозь решетку он мог различить лицо своего товарища. — Что с остальными? С отделением?
— Тейн погиб, — ответил Холварн. — Я видел, как он умер. Насчет Дворна и Визикаля не знаю. Нас окружили и разделили. Возможно, их тоже взяли в плен, но я их не видел. Да простит меня Император, но я не думаю, что у Сартис Майорис был хоть какой-то шанс.
— Наверно, нет, — согласился Аларик. Он почувствовал, как наклонился пол камеры, и услышал далекий рокот откуда-то из недр «Гекатомбы». Все-таки это был корабль, и он поскрипывал на ходу.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 12:09 | Сообщение # 23



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Как ты думаешь, куда нас везут? — спросил Холварн. — Собираются принести в жертву?
Аларик поглядел на свои руки, скованные в запястьях.
— Я думаю, у них куда более сложные планы насчет нас, — ответил он. — Как правило, для того, чтобы удовлетворить Бога Крови, недостаточно просто чиркнуть ножом по горлу. Я уверен, что для нас у них в запасе кое-что поинтереснее.
— И кто такие эти «они», как ты думаешь, юстикар?
Аларик долго молчал. В самом деле, кто? Сама природа Хаоса подразумевала, что его нельзя классифицировать. Несмотря на тома запрещенных книг в библиотеках Энцеладской крепости, несмотря на знания, переполняющие умы инквизиторов, Хаос невозможно было поделить на категории или препарировать, словно заспиртованные образцы. Хаос — это изменения, это энтропия и разложение, но это также и избыток жизни и эмоций, извращенное рождение и смерть тоже. Всякий раз, когда кому-нибудь вроде Аларика казалось, что он понял врага, порожденного Хаосом, враг этот менялся, не только для того, чтобы сбить с толку охотника, но потому, что изменчивость была частью его природы.
— Где бы мы ни были, Холварн, и кто бы ни захватил нас, мы никогда не сможем ответить на этот вопрос. Никогда не поймем ни этого места, ни этих существ. Если мы вдруг сможем понять их, значит скверна овладела нами.
— Они могут растлить нас.
— Да.
— Ошейник делает нас беззащитными.
— Не полностью, у нас остается наша подготовка, но — да, мы уязвимы.
— Значит, это может случиться.
Аларик прекрасно понимал, что имеет в виду Холварн. Ни один Серый Рыцарь ни разу не поддался скверне. Они гибли, получали увечья, теряли рассудок перед яростью варпа, их были тысячи, погребенных в прохладных склепах в глубинах Титана, но ни разу никто из них не поддался скверне. Аларик и Холварн могли стать первыми.
— Этого не будет, — сказал Аларик. — И не важно, на какие хитрости они могут пойти, чтобы пробить нашу защиту. Мы Серые Рыцари. Все остальное — мелочи.
— Тогда я присоединяюсь к тебе в этой вере, юстикар, — ответил Холварн.
Аларик не знал, насколько удалось укрепить его дух. Он не был даже уверен в том, что Холварн поверил ему.
— Мы совершим побег, — продолжал Холварн.
— Конечно, — подтвердил Аларик.
Дверь камеры с шумом распахнулась, и один из насекомовидных рабов забросил внутрь целую охапку снаряжения и оружия, с грохотом рассыпавшихся по полу: кольчугу и несколько частей пластинчатого доспеха, меч и шлем.
— Готовьтесь, — сипло и с акцентом произнес раб, с грохотом захлопнул и запер дверь и повторил то же самое в камере Холварна.
— К чему? — осведомился Холварн. — К нашей казни?
Раб проигнорировал его и запер дверь его камеры. Аларик слышал, как он засеменил прочь, цокая коготками по полу.
Цепи вокруг запястий Аларика соскользнули. Он взглянул на груду доспехов у своих ног. Он все еще чувствовал раны, полученные во время боя с Веналитором. Космодесантники исцеляются с нечеловеческой быстротой, но ведь прошло всего несколько дней с того момента, как он едва не умер на Сартис Майорис. И теперь ему придется драться снова.
— Чего они надеются от нас добиться? — спросил Холварн.
Двери камер отворились. Остальные пленники выходили, звеня кандалами.
Аларик натянул через голову кольчужную рубаху и поднял ржавый меч.
— Они хотят нашей крови, — ответил он.

Пока их гнали по узкому темному туннелю к костяным дверям, утыканным клыками, Аларик впервые увидел других рабов — гладиаторов. Туннель змеился среди внутренностей Карникаля, и через отверстия в стене из плоти виднелись горожане, они улюлюкали и глумились над людьми, направлявшимися на смерть.
Некоторые рабы были не более чем пушечным мясом. Одетые в лохмотья, они шли, понурив головы и побелев от ужаса. Другие, похоже, могли постоять за себя, вроде мускулистого мужчины с тюремными татуировками. Почти все они были людьми, за исключением кучки похрюкивающих ксеносов, отделенных цепочкой инсектоидов. Аларик распознал звуки и запах, издаваемые орками, жестокими зеленокожими существами, которые жили ради того, чтобы драться.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 12:10 | Сообщение # 24



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Мужчина с татуировками смерил Аларика взглядом.
— Вы не мутанты, — заметил он.
— Нет, — проворчал Аларик.
Пленник улыбнулся:
— Значит, им, наверно, понравится убивать вас.
Аларик добрался до выхода. Он ощущал возбуждение, охватившее остальных рабов. Некоторых буквально парализовало от ужаса. Другие были готовы к бою. Орки молились нараспев, настраивая себя на бойню.
Двери распахнулись. На Аларика обрушились свет и рев огромной толпы. Орки протолкнулись мимо стражей и выбежали мимо Аларика на арену, размахивая тяжелыми ножами и дубинками.
Аларик очутился на арене. Должно быть, здесь собрались сотни тысяч зрителей, переполняющих ложи и скамьи на трибунах.
Арена, погруженная в тело города, была зловонной дырой, окруженной гниющей плотью, по которой стекали потоки крови и гноя. Зрители ревели, будто звери, изрыгая на арену брань и оскорбления, и чтобы они не разорвали друг друга, трибуны были разгорожены решетками. Обитатели Карникаля были столь же исполнены скверны, как и их город. С их костей клочьями свисали мясо и кожа, а в перекошенных лицах не осталось ничего человеческого. Кое-где виднелись роскошные ложи, мраморные, отделанные шелком, для высшей знати. Веналитор должен наверняка быть там, и, видимо, остальные лорды, которых Аларик мельком видел на невольничьем рынке, тоже. Шеренги воинов в доспехах отделяли знать от черни.
— Во имя Трона, — произнес Холварн.
Толпа вновь взревела. Распахнулись ворота из кости на противоположной стороне арены, за кругом залитого кровью песка. Из темноты за ними выступила огромная фигура. Верхняя часть тела существа была от могучего гуманоида, а нижняя — от змеи. У него было четыре руки, две из которых сжимали громадные мясницкие ножи. Существо скользнуло из темноты на солнечный свет, и толпа разразилась воплями и визгом. Улучшенное зрение Аларика позволило разглядеть его лицо, отдаленно напоминающее человеческое, и раздвоенный язык, пробующий воздух в поисках крови, гирлянду из отсеченных кистей рук на шее и отметины на чешуйчатой шкуре, свидетельствующие о числе убитых им.
— Трон из черепов, — выругался бывший заключенный. — Скархаддот.
Аларик взглянул на него.
— Чемпион, — продолжал раб. — Самого Эбондрака.
— Как тебя зовут? — спросил Аларик.
— Гирф.
— Гирф, держитесь ближе ко мне. Мы окружим его. Мы с Холварном будем держать его на расстоянии, а вы подберетесь сзади и…
Гирф невесело усмехнулся:
— Не выйдет.
Из песка высунулись ряды пик высотой в два роста космодесантника, разделив арену на загоны и проходы. Аларика отделили от других рабов, включая Холварна.
— Брат! — прокричал Холварн сквозь нарастающий рев толпы. — Они хотят устроить тут бойню! Кого бы мы ни убили, это будет во славу Хаоса!
— Верно, но что бы мы ни делали, главное — мы должны выжить. Сражайся, как если бы этого пожелал Император. Как если…
Ряд пик спрятался обратно в песок арены. Теперь между Холварном и Скархаддотом, чемпионом лорда Эбондрака, не было никакой преграды.
Скархаддот уставился на Холварна. Космодесантник выставил перед собой меч. Он был совсем не похож на то карающее оружие, которым Холварн сражался, будучи Серым Рыцарем, но в руке космодесантника любое оружие может быть смертоносным.
Толпа скандировала имя Скархаддота.
Чемпион заскользил к Холварну. Скархаддот был огромен, намного выше Холварна, и две его свободные руки выхватили из-за спины пару щитов. Щиты были черные, со знаком белой змеи — предположительно, гербом лорда Эбондрака. Следовало ожидать, что Веналитор выставит одного из пленных рыцарей против чемпиона Эбондрака.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 12:10 | Сообщение # 25



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Брат! — вскричал Аларик. — Я с тобой! — Он подпрыгнул и попытался перебраться через плотный заслон из копий. Они были скользкими от крови предыдущих участников боев, и зазубренный металл впился ему в ладони.
На Аларика обрушился целый фонтан песка. Он спрыгнул и, развернувшись, увидел клетку, поднимающуюся из пола арены. Внутри сидел здоровенный мутант, сложившийся из-за тесноты почти пополам. Дверца клетки распахнулась, и под очередной вопль толпы мутант тяжело затопал наружу, ревя от ярости.
Противник Аларика был анормальным существом с очень длинными многосуставчатыми конечностями, извивающимися, словно змеи, с длинной конской головой и единственным желтым глазом, затекшим гноем. В руках у него было оружие, напоминающее дисковую пилу. Толпа одобрительно завопила, когда пила ожила, рассыпая по сторонам искры и хлопья засохшей крови.
Мутант ринулся вперед, Аларик упал на колено, и пила со звоном отскочила от линии копий за спиной космодесантника. Аларик откатился вбок, а пила вонзилась в пол арены, подняв в воздух тучу песка. Рыцарь рискнул бросить взгляд назад, туда, где сражались Холварн и Скархаддот. Чемпион делал стремительные выпады, будто кобра, а Холварн отчаянными взмахами меча отражал его атаки.
Аларик вновь повернулся к мутанту. Тот выдернул свою пилу из земли и взмахнул ею. Аларик отбил ее мечом, сломав при этом клинок. Толпа пришла в восторг, мутант тоже, его исковерканное лицо расколола ухмылка, и он пошел в атаку.
Аларик вновь упал на колено, пропуская пилу над головой, и вонзил обломок клинка мутанту под ребра. Зазубренный обломок пробил мышцы и кость и застрял там, вырвавшись из руки Аларика, когда его противник отпрянул назад от боли. Существо замахало неестественно длинными руками и едва не рассекло Аларика пополам своей пилой.
Медлить было нельзя. Аларик был безоружен, а у мутанта слишком длинные руки. Существо убьет его, если Аларик даст ему такую возможность. Он поднырнул под руками мутанта и прыгнул на него, пытаясь попасть ему в глаз и вывернуть голову, чтобы сломать шею.
От толчка мутант сел на песок. Он обхватил Аларика за туловище, пытаясь сбросить с себя, одновременно стараясь дотянуться пилой до спины противника. Аларик одной рукой обхватил его горло, другой удерживал на расстоянии пилу. Глаз мутанта выпучился и налился кровью от напряжения. Его длинный язык вылез изо рта и стегал Аларика по лицу и шее, будто маленькая плеть. Аларик усилил хватку и попытался сломать шейные позвонки врага. Какими странными бы ни были мутации существа, ему все равно нужно было дышать.
Мутант взвыл и со сверхъестественной силой оторвал Аларика от себя. Рыцарь попытался вскочить, но мутант мгновенно навалился на него. Пила приблизилась к лицу, визжа в самые уши, враг пытался опустить ее еще ниже, чтобы распилить голову Аларика надвое. Долгий напряженный миг двое боролись, сверхъестественная сила мутанта против усиленных мускулов космодесантника, и Аларик не знал, кто из них победит.
Аларик собрал все силы и оттолкнул пилу вбок. Мутант налегал на нее всей своей тяжестью, и когда пила, скользнув мимо головы Аларика, ткнулась в пол арены, ее лезвие вонзилось в землю. Мутант попытался выдернуть пилу, но она вошла слишком глубоко, и мотор ее заскрежетал и выбросил сноп дыма и пламени. Пила взорвалась в руке мутанта, диск вылетел, со звоном ударился о стену из копий и рикошетом отскочил, впившись в мякоть плеча Аларика.
Аларик уперся коленом в грудь мутанта и толчком отбросил противника от себя. Мутант заковылял по окровавленному песку, из его раненой руки капала черно-зеленая кровь. Аларик поднялся на колени, сутулясь от боли в плече, где застрял диск. Это было то же плечо, которое он выбил в клетке, и боль была настолько сильной, что у него темнело в глазах.
Толпа была в восторге при виде такого кровопролития. Другие поединки были не менее ужасны. Орк победил своего противника, свирепое существо с темно-красной кожей, и в знак победы размахивал отрубленной ногой врага. Гирф стоял на коленях над своим противником, косматым звероподобным человеком с козлиной головой, и отпиливал его голову зазубренным ножом.
Аларик был уже на ногах. Мутант, пошатываясь, наступал на него, из обрубка руки струилась кровь. Преодолевая боль, Аларик закинул руку назад и выдернул диск из плеча. Этот мутант еще мог убить его. У него в запасе одна здоровая рука и злобный нрав, и ему этого хватило бы, но теперь у Аларика было оружие.
Мутант бросился в атаку. Аларик размахнулся и метнул диск от пилы, словно дискобол, изо всех сил, не обращая внимания на ослепляющую боль в плече.
Диск начисто снес мутанту голову. Аларик отступил на шаг, и обезглавленное тело повалилось на копья за его спиной. Толпа освистывала мутанта, погибшего от рук новичка.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 12:11 | Сообщение # 26



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Аларик обернулся и нашел взглядом Холварна. Поединок Серого Рыцаря с Скархаддотом продолжался, по арене тянулись цепочки кровавых следов. Холварн был весь в крови из множества ран. Лицо его с одной стороны пересекала рваная рана от брови до подбородка. Он проигрывал.
Скархаддот навис над Холварном. Серый Рыцарь обрушил на него град стремительных ударов, но чемпион был не менее быстр и отражал все удары своими щитами. Публике не нужно было больше отвлекаться на поединок Аларика, и все глаза были прикованы к чемпиону лорда Эбондрака, шаг за шагом теснившему Серого Рыцаря.
Аларик вновь попытался перелезть через копья. Множество рук пытались сделать то же самое, и на копьях еще висели клочки вырванного мяса. Аларик дотянулся до верха и попытался перевалиться через заржавленные острия.
Скархаддот ударил Холварна слева одним из щитов. Холварн рухнул навзничь. Скархаддот отбросил один из своих ножей и поднял Холварна в воздух, выбив меч из руки Серого Рыцаря.
— Брат! — отчаянно вскричал Аларик. — Я с тобой! Ты не один!
Он перевалился через частокол копий и упал по другую сторону. Острия прочертили длинные царапины на его груди. Он вскочил и побежал к Скархаддоту и Холварну.
Скархаддот держал Холварна над головой, словно трофей. Толпа визжала. Она жаждала крови. Жаждала безжалостности. Аларик возбудил их аппетит, и Скархаддот знал, как дать им то, чего они хотят.
Чемпион одной рукой ухватил Холварна за шею, другой — за ногу. Он снова поднял Серого Рыцаря над головой и потянул. Холварн завопил.
Аларик закричал от невыразимого отчаяния. Сердца его, казалось, сейчас остановятся в груди. Он видел, как тело Холварна разорвалось надвое.
Кровь Холварна хлынула на Скархаддота, и тот буквально купался в ней, ловя ее открытым ртом. Чемпион скользнул к стене арены и бросил обе части тела Холварна в толпу. Зрители устроили драку, пытаясь отщипнуть кусочек мяса от трупа. Скархаддот махал окровавленными руками на все стороны арены, лицо блестело, залитое кровью. Взгляд его остановился на Аларике, и он улыбнулся сквозь кровь его друга.
Аларик побежал. До Скархаддота было еще поларены, и Аларик мчался изо всех сил, спеша преодолеть это расстояние.
Холварн был мертв. Враг забрал жизнь Серого Рыцаря, а Аларик потерял друга. Пустоту, возникшую в его душе, могла заполнить лишь месть. Это даже не было осознанным выбором. Простой, непреложный закон, которому следовало повиноваться. Холварн должен быть отмщен.
Стена из копий выросла из пола прямо перед Алариком. Он ударился в нее, сгибая древки. Он ухватился за копья и затряс, пытаясь вырвать или разогнуть их, но они держались крепко. Скархаддот в последний раз вскинул окровавленные руки, приветствуя зрителей, и направился к выходу. Рабы с грохотом захлопнули двери за спиной чемпиона.
На арене появились надсмотрщики и воины в доспехах, они утаскивали тела и надевали кандалы на оставшихся в живых. Несколько из них направились к Аларику. Ему хотелось разбросать их, выломать себе копье и пробиться через те двери. Он хотел найти Скархаддота и разорвать его на части, как тот разорвал Холварна, но вид закрывающихся дверей лишил его последних сил. Ярость придавила его тяжким грузом, словно проклятие, поразившее его за то, что не отомстил за друга.
Спину его обожгли удары плетей. Он упал на колени. Ему хотелось, чтобы все это кончилось. Хотелось забвения, чтобы не видеть вновь и вновь, как умирает Холварн. Он никогда еще не чувствовал себя настолько разбитым.
Боль достигла апогея, и теперь Аларик не чувствовал вообще ничего.

— Похоже, у вас там два сердца?
— Что?
— У вас два сердца и три легких, но одно из них — бионическое.
Глаза Аларика открылись. Он смотрел на ржавый потолок в многолетних наслоениях грязи. У него болело все тело, боль усиливало легкое покачивание, подсказавшее Аларику, что он снова на «Гекатомбе». Тусклый свет резал глаза.
— Я космодесантник, — сказал Аларик.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 12:12 | Сообщение # 27



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Как? — переспросил голос. — На Дракаази? Будь проклят Трон или благословлен, уж и не знаю. Как это вас занесло сюда?
— Веналитор, — ответил Аларик.
Он сел, не обращая внимания на боль в плече. Бывали у него раны и похуже. С этим можно жить.
Он находился в конце огромного помещения. По обе стороны тянулись многоярусные клетушки, соединяющиеся мостками. Пол был грязный, усыпанный соломой и грудами тряпья, а может, и лежащими вповалку трупами. Пленники были повсюду, они спорили за азартными играми, урывками спали по углам, заговорщицки перешептывались. Большинство из них — люди, но встречались и ксеносы. Аларик узнал Гирфа, лениво точившего нож в уголке. В дальнем конце находилась гора отбросов и мусора, очевидно служившая домом группе орков, отделенных от остальных пленников прутьями решетки с развешанными на ней кровавыми трофеями. Один из зеленокожих был тот самый одноухий орк, которого Аларик видел на арене. Еще с полдюжины существ переругивались и дрались в потемках. Аларик понял, что одиночные камеры, вероятно, находятся под этой палубой. В большинстве своем рабы жили здесь, страх друг перед другом изолировал их лучше любых одиночек.
Аларик сидел на большом грязном железном помосте. Над ним стоял низенький плотный бородатый мужчина средних лет в ветхом фартуке, почти черном от крови. Рядом с Алариком лежало несколько тупых медицинских инструментов.
— Хаггард, — представился хирург, — медицинский офицер второго класса.
— Юстикар Аларик, — ответил Аларик. — Вы были имперским гвардейцем?
Хаггард покачал головой:
— Силы планетарной обороны Агриппины, древний и почетный Пятьдесят первый полк личных стрелков губернатора. Мы все сдались на Кинжальной Горе. Повернись все иначе, и мы сражались бы до конца, но Око тогда только что открылось. Мы не знали, с чем столкнулись.
Аларик потрогал плечо. «Сойдет», — решил он.
— Я извлек из вас целую пригоршню металла, — продолжал Хаггард. — Не предполагалось, что вы останетесь в живых, знаете ли. Вы были жертвами, предназначенными отметить недавнее восстание рабов.
— А было восстание?
— Целых полдня: рабы арены в Аэлазадни смогли организоваться и сбежать. Их поджидала Змеиная Стража, личное войско лорда Эбондрака. Вы видели его?
— Ящера?
— Ящера. Этими играми празднуют подавление мятежа. Поэтому и чемпион Эбондрака был там. Вас отправили на смерть.
— Мой боевой брат погиб, — сказал Аларик. — Скархаддот убил его.
— Я слышал и знаю, что вы захотите отомстить. Я тоже хотел. Когда войско Веналитора напало на Агриппу, я потерял всё и всех. Но это Дракаази, юстикар. Этим миром владеет Кхорн. Выжить здесь — уже большая победа. Вы либо сражаетесь, как того хочет от вас Веналитор, либо умрете; все просто. Я жив только потому, что приношу гораздо больше пользы, штопая гладиаторов, чем в качестве еще одного куска пушечного мяса для арены.
— Вот, значит, кто мы такие, — горько произнес Аларик. — Игрушки Кровавого Бога.
— Многие из нас предпочли смерть, — сообщил Хаггард. — Остальные думают, что их спасут или что они сами сумеют вырваться. Некоторые вроде меня слишком трусливы, чтобы вообще что-то предпринимать, а кто-то, разумеется, наслаждается, проливая кровь.
— Как Гирф.
Хаггард улыбнулся:
— Гирф полнейший психопат, и не он один. Когда Хаос захватывает планету, первым делом пустеют тюрьмы. Люди, подобные Гирфу… понимаете, Дракаази не слишком отличается от их прежней жизни. Есть, конечно, и те, кто строит планы. Видите, вон там, на третьей палубе?
Хаггард указал на ярус, расположенный высоко вверху. Аларик проследил за его взглядом и заметил в одном из отсеков бледную фигуру, терпеливо полирующую часть темно-зеленого доспеха.
— Эльдар, — отметил Аларик, — еще один ксенос.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 12:13 | Сообщение # 28



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Это Келедрос, — сообщил Хаггард. — Поверьте, матушка учила меня ненавидеть чужаков, как велели проповедники, но Келедрос — один из лучших бойцов в казарме Веналитора, и будь я проклят, если он не придумал, как ему выбраться отсюда.
— Долго здесь можно протянуть? — спросил Аларик.
— Кто как. Некоторые попали сюда задолго до меня. Большинство не переживают первого же поединка. И вообще, раз вы здесь, это означает, что вы покрепче многих. Веналитор отбирает лучших рабов и возит по всей Дракаази на «Гекатомбе», чтобы выставлять против гладиаторов других лордов. Эта проклятая планета — один гигантский храм во славу крови, и арены — его алтари. Богоугодное дело, понимаете ли, все эти смерти.
Аларик соскользнул с помоста и поднялся на ноги. На нем по-прежнему был составной доспех, выданный рабом-ксеносом перед схваткой на арене. Как бы он хотел вернуть свое собственное снаряжение!
— Здесь вы можете делать все, что хотите, — продолжал Хаггард. — Слабые отсеиваются достаточно быстро. Но попробуйте попасть в какую-нибудь другую часть корабля, и сцефилиды тут же узнают об этом. Веналитор прикажет вздернуть вас на носу корабля или скормить зеленокожим.
Холварн, лучший из воинов, с которыми Аларику довелось сражаться бок о бок. Холварн должен был стать юстикаром, получить собственное отделение, и в самом скором времени. Он мог подняться выше Аларика, стать одним из братьев-капитанов, быть может, даже великим магистром, повелевающим целыми армиями и вхожим в высшие сферы Ордо Маллеус. Холварн погиб, чтобы насытить Кхорнову жажду крови.
— Будьте готовы в ближайшее время застолбить право собственности, — сказал Хаггард. — Многие рабы сегодня не вернулись, и на их камеры будет большой спрос. Хорошие камеры — редкость.
— Обязательно, — заверил Аларик. Он увидел группу рабов, собравшихся в одном из отсеков. Они стояли на коленях. Они молились.
Аларик направился к ним.

7

Лейтенант Эрхар медленно воздел руки, обратив взгляд на пол камеры. Ужасам этого мира будет равно великолепие, которое они узрят однажды. Нужно помнить об этом, чего бы это ни стоило.
Эрхар возложил ладони на алтарь. Это была огромная каменная голова, некогда принадлежавшая статуе: идеально прекрасный человек, благородное лицо, длинный аристократический нос и густые локоны мраморных волос. Вероятно, это был какой-нибудь Чемпион Хаоса или одно из воплощений Кхорна, но оно давно перестало служить в этом качестве. Оно было красиво, в то время как большинство на Дракаази — уродливы, и сюзерены планеты забыли про него. Верующие обратили на него свою веру. Это было лицо Императора на Дракаази, символ скверны, обращенный их верой в нечто прекрасное.
— Испытания, ниспосланные нам, — начал Эрхар, — это мерило нашей веры. Ибо вера не значит ничего, когда жизнь наша свободна от страданий. Благодарим тебя, наш Император, за каждый миг боли. Мы радуемся за каждого брата или сестру, покинувших нас. Мы празднуем каждую победу врага и племени Бога Крови, ибо истинная победа — это укрепление веры в наших сердцах.
Верующие вокруг него терпеливо слушали. Большинство из них были в такой же ветхой темно-синей форме, как и Эрхар, а кое у кого были нашивки Имперского Флота. Часть из них присоединилась к кружку верующих позже, но ядро составляли мужчины и женщины, попавшие в плен, когда их космический корабль «Пакс Деинотатос» был захвачен, а его экипаж подарен Веналитору.
— Они праздновали гибель наших восставших братьев, — сказал Хойгенс, некогда командир орудия на «Паксе». — В эти дни мы потеряли многих верующих, и в честь победы черного ящера над ними были устроены игры. Как можем мы отыскать в этом успокоение? Мне кажется, что вера моя пошатнулась, лейтенант. Я чувствую пустоту в душе.
Эрхар поднялся. Несмотря на темноту и серый цвет лица, которым наградил его Дракаази, он все еще выделялся офицерской выправкой.
— Император отбирает у тебя подпорки, за которые ты привык цепляться, Хойгенс! Возрадуйся этой пустоте. Подумай, насколько прекрасным станет для тебя видение Земли Обетованной теперь, когда ты столь многого лишился! О, если бы мы все могли почувствовать такое же отчаяние!
Эрхар собрался было продолжать, когда заметил гигантскую фигуру на мостике у двери отсека.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 12:13 | Сообщение # 29



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Это был не сцефилид — старший надсмотрщик и даже не кто-то из наиболее жестоких и злобных узников «Гекатомбы». Это был огромный человек, много выше самого высокого из собравшихся здесь людей, в наскоро собранном из разных частей доспехе, неспособном скрыть невероятно развитую мускулатуру.
Многие в страхе попятились от него.
— Ты пришел разделить с нами веру в Землю Обетованную, незнакомец? — вопросил Эрхар.
— Это космодесантник, — еле слышно выговорил Хойгенс. Там, на «Паксе», он был командиром орудийного расчета и к тому же человеком довольно крупным, но и он отодвинулся подальше от чужака. — Говорили, Веналитор взял одного живьем. Я не верил.
— Мне кажется, молитва здесь очень нужна, — сказал Аларик. — Я хотел бы присоединиться к вам, отец.
— Я лейтенант Эрхар с имперского космического корабля «Пакс Деинотатос», — ответил Эрхар. — Я вовсе не отец, а могу я узнать ваше имя?
— Юстикар Аларик.
Эрхар улыбнулся:
— Для новичка всегда найдется место, если он способен верить. В конце концов, мы посланы сюда ради испытания веры. Дракаази — это мука для всех нас, посредством которой Император узнает преданных ему.
— Должно быть, вы оставили всякие мысли о побеге, лейтенант.
— Пытались многие, лорд-десантник, — вставил Хойгенс. — Уж поверьте мне, я в былые дни чуть не стал одним из них, но все, кто пытался, погибали. Либо их убивали при попытке к бегству, либо выслеживали и бросали умирать на арену. Для них это просто еще одна разновидность спорта.
— Брат Хойгенс прав, — подхватил Эрхар. — Последняя попытка была совсем недавно, не больше месяца назад. Сотни рабов совершили побег с арены в Аэлазадни. Среди них были и верующие, но Змеиная Стража уже поджидала их, личная гвардия Эбондрака, и они погибли, все до единого. Говорят, они готовились много месяцев, а окончилось все за несколько часов.
— Этой планетой правит Кхорн, — возразил Аларик. — Разумеется, бежать отсюда нелегко, но я так понимаю, что этот факт не слишком повлиял на вашу решимость.
Эрхар покачал головой:
— Побег — это лишь мечта, юстикар, во всяком случае, побег физический. Понимаете, все увиденное на Дракаази привело меня к выводу, что мы здесь по определенной причине. Император направил нас сюда, потому что это первый шаг по пути к Земле Обетованной. Если мы сохраним веру, мы попадем в эту Землю. За каждый грех, совершенный против нас, мы обретем еще большее блаженство, когда Император поведет нас туда. Это единственный способ объяснить все происходящее на Дракаази.
— Император создал Дракаази? — осторожно осведомился Аларик.
— Нет, юстикар. Дракаази — творение злых людей. Император направил нас сюда, потому что мы — Его паства, и только через страдания, причиняемые этими злыми созданиями, мы можем достаточно очиститься, чтобы возвыситься до Земли Обетованной. Если ты присоединишься к нам в нашей вере, тебя тоже заберут туда.
— Там, в Империуме, лейтенант, ваши слова были бы восприняты как ересь.
— Но мы не в Империуме.
— Нет… А где же Земля Обетованная?
— Я проповедовал, что это место, куда мы попадем, земля мира и изобилия, где нет боли. А насчет того, действительно ли это некое место или же нечто внутри нас самих, каждый волен решать сам. Однако вы, чувствую, не удовольствуетесь поисками утешения в своем «я». Вы хотите бежать и отомстить.
— Возможно, — ответил Аларик.
— Вам нужны союзники. Даже космодесантнику не выбраться с Дракаази в одиночку. Вы полагали, что эти бедные религиозные фанатики сочтут вас чем-то вроде знака, ниспосланного им Императором, и что они пожертвуют своими жизнями ради вашего успеха. На Дракаази мы все равны, юстикар, даже космодесантники. Если вы хотите выбраться отсюда, Земля Обетованная — это единственный путь. Вера покорит Дракаази, а не вы, и если вы хотите преподать урок герцогу Веналитору, то, возможно, вам следует больше знать о нем.
— Он победил меня и взял в плен, — резко бросил Аларик. — У меня нет иллюзий насчет его способностей.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 12:13 | Сообщение # 30



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Значит, вам известно, почему лорд Эбондрак ценит его больше всех остальных?
— А вам, я так понимаю, это известно.
Эрхар пожал плечами:
— Слышал кое-что. Некие рабы, которые были здесь, когда нас взяли в плен, теперь уже, конечно, давно мертвые, помнили, как Веналитор впервые вывел свою «Гекатомбу» и занял место среди лордов Дракаази. Он победил демона, говорили они. До нас эта история передавалась от поколения к поколению рабов. Его звали Раэзазель. Это было какое-то магическое существо, к которому остальные лорды относились с презрением. Веналитор выследил его и победил. Лорды возненавидели его, и эта ненависть дала ему силу. Ненависть и сила — одно и то же на Дракаази. Таков мир, который все мы вынуждены терпеть.
— Похоже, вам хочется сидеть тут и ждать, что еще обрушит на вас Хаос, лейтенант, — рассердился Аларик.
— Узрев Землю Обетованную, юстикар, вы поймете, что ничего не может быть дальше от истины. Если вы хотите постичь эту истину, присоединяйтесь к нам. В противном случае сражайтесь и погибайте, ибо без надежды на Землю Обетованную только это и остается на Дракаази.
Эрхар отвернулся от Аларика, возложил руку на отбитую каменную голову, олицетворяющую их Императора, и продолжил молитву. К тому моменту как собрание закончило вымаливать у Императора прощение, юстикар Аларик исчез.
* * *
Аэлазадни!
Город этот порожден песней, и он сам — песня. Миллион голосов, слившихся в песне! И еще миллион в боли. Хор Хаоса, бесконечная мелодия, под которую пляшут даже демоны в геенне огненной варпа!
Шпили хрустального города — это корона, венчающая мир Бога Крови, вознесшаяся из песков, чтобы вторить песне под божественной рукой! Мастера из его хора извлекают песнь Бога Крови из глоток своих рабов, вырывают пытками чистейшие ноты ужаса и возносят совершеннейшие хвалы страданию. Существует ли что-либо столь же ужасное и в то же время прекрасное, как Аэлазадни? Были ли где-либо красота и ужас столь близки, как в этом великом хрустальном храме? Возвеличивали ли какого-либо бога так, как возвеличивают в Аэлазадни Владыку Черепов Дракаази?
«Мысленные путешествия святого еретика»,
написанные инквизитором Хельмандаром Освайном
(запрещены Ордо Еретикус)
— Проклятая песня, — сказал Гирф, — лезет прямо в душу.
— Крепись, — посоветовал Аларик.
— Тебе-то что. Такие, как ты, могут затворить мозги, чтобы в них не попала всякая дрянь. А кое-кто здесь простые смертные. — Гирф сидел в углу своей крохотной клетки, подвешенной к потолку над открытым стоком для крови и нечистот. Аларик находился в соседней, и сквозь сумрак виднелись бесчисленные клетки, в каждой из которых был один из рабов Веналитора. Рабов разделили и заперли в этих тесных узилищах, которые затем при помощи гремящих цепей и рельсов отправили в темные хрустальные недра города. Песня зазвучала, когда «Гекатомба» приблизилась к городу, и уже не смолкала, только становилась все громче, пока не стала такой же неотъемлемой частью этого места, как стены вокруг них.
Арена Аэлазадни была над ними, и даже здесь, глубоко внутри ячеистого, изуродованного хрусталя, из которого был выстроен город, резкие звуки песни доносились со всех сторон. Орки тоже пели — ужасный звук, еще хуже, чем музыка Аэлазадни. Мысль о том, что какое-либо живое существо может наслаждаться жизнью на Дракаази, казалась просто неприличной.
— Ты знаешь, с кем мы будем драться?
— Чего? Этого никто никогда не знает. Бьюсь об заклад, однако, что для тебя они припасли что-нибудь особенное.
— Ты, наверно, думал о том, как выбраться отсюда, — сказал Аларик.
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Молот Демонов Бен Каунтер
Страница 2 из 8«123478»
Поиск: