Молот Демонов Бен Каунтер - Страница 5 - Форум
Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 5 из 8«12345678»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Молот Демонов Бен Каунтер
Молот Демонов Бен Каунтер
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 12:27 | Сообщение # 61



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Картинка сменилась, теперь она показывала самый молодой из городов Дракаази. «Бедствие» представлял собой скопище кораблей и обломков кораблекрушений, соединенных друг с другом канатами в единый гигантский конгломерат, плавающий по южному океану планеты, где обитало множество изгнанников и еретиков. Ходили слухи, будто «Гекатомбу» когда-то отрезали от «Бедствия» и что она, возможно, была самым первым кораблем, ставшим частью «Бедствия», и плавает теперь отдельно, будто вырванное сердце мертвого города. Веналитор не опровергал эти слухи.
«Бедствие» служило связующим звеном между сушей Дракаази и цивилизациями в морских глубинах. Там жили существа, произошедшие от сцефилидов, и лорды Дракаази, сокрывшие свои владения от глаз обитателей поверхности, например Тургал Щупальца.
Морские мутанты тайком вылезли из воды, чтобы убивать и брать пленных, и утопили всех обитателей огромного храмового судна, доминировавшего на окраине «Бедствия». Храм был посвящен Аргутраксу, там служило его демоническое духовенство, а у мутантов имелись жабры и перепонки на руках, и они откликнулись на призыв Веналитора к своим союзникам в глубинах.
Жрецов Аргутракса, шестипалых мутантов, утащили вниз и убили. Великолепный корабль пробили ниже ватерлинии, и он начал тонуть, увлекая за собой жилища множества изгнанников. Иконы варпа сыпались в грязную воду.
Картинка сменилась. На этот раз она показывала место сбора одного из союзных с Веналитором культов, Эбеновой Руки, — шайки воздушных пиратов, совращенных в веру Кхорна агентами Веналитора. Они собирались высоко в горах, где были пришвартованы их летающие корабли и дирижабли, и были готовы присоединиться к межпланетному крестовому походу Эбондрака.
Едва над горой поднялось солнце, часовые Эбеновой Руки протрубили тревогу. На флагштоке в середине их посадочной площадки, где прежде реяло знамя, благословленное самим Веналитором, теперь болталось тело их вожака, Гарьягана Краснорукого. У Краснорукого больше не было лица, вместо него на голове спереди зияла огромная кровавая дыра. Руки у него тоже были отрезаны, без сомнения, они добавились к трофеям ассасина, подосланного Аргутраксом.
— Значит, война продолжается, милорд, — сказал старший надсмотрщик. Древний сцефилид терпеливо ожидал в дальнем конце зала. Это было смышленое существо, прожившее так долго потому, что всячески угождало лордам Дракаази и предлагало им свою полную покорность.
— Продолжается, — подтвердил Веналитор. — Она окончится, лишь когда один из нас будет мертв.
— Как же мы сможем победить?
Веналитор взглянул на него:
— Я пожертвую всем, что у меня есть, ни больше ни меньше.
— Лорд Эбондрак, должно быть, будет против.
— По скудоумию и впрямь можно так подумать, но правда в том, что Эбондрак обожает силу, как и все мы. Когда с Аргутраксом будет покончено, я окажусь на ступеньку ближе к Эбондраку, а не дальше.
— Тогда какова будет ваша воля? — Старший надсмотрщик подогнул ноги и сел. Это было равнозначно низкому поклону, который сцефилид исполнить не мог, поскольку был слишком горбат.
— Пока делай все тихо, — сказал Веналитор. — Используй солдат, про которых можно будет сказать, что они действовали по собственной инициативе, и гибель которых не будет для нас серьезной потерей. Убивай сначала дальнее окружение Аргутракса, союзников его союзников, те подпорки, на которых держится его могущество. Он полон злобы и ненависти. Он попытается нанести мне удар как можно более открыто. Демон навлечет на себя гнев Эбондрака раньше, чем это сделаю я, а когда это случится, он будет открыт для смертельного удара.
— Да будет так, милорд.
— Держи меня в курсе насчет Серого Рыцаря, — добавил Веналитор. — Когда Раэзазель овладеет им, он убьет Аргутракса.
— Разумеется.
Старший надсмотрщик покинул зал, чтобы заняться своими бесчисленными обязанностями, оставив Веналитора созерцать растекающуюся тень.

Аларика ударило спиной о стену. Он сполз на пол, и осколки золота осыпали его. У космодесантника кружилась голова. Картины из жизни демона обрушились на него, словно орудийный огонь.
Он заставил себя дышать, привел в порядок мысли и подавил в себе слабость, этот человеческий инстинкт, призывавший его бежать.
Над ним парил Раэзазель Лукавый. Из одежд выпростались серебряные крылья. По телу его пробегал огонь, и тысячи ртов в его сияющей плоти согласно пели.
— Ты знаешь, что я могу дать тебе все, что пожелаешь, — сказал Раэзазель сотней голосов. — Ты сильнее, чем другие. Ты думаешь, что сможешь распознать ложь. Возможно, ты прав.
Аларик поднялся на ноги. Он чувствовал себя маленьким и слабым. Никогда он не был настолько во власти другого существа.
— Ты жаждешь смерти, Серый Рыцарь? — спросил Раэзазель. — Я могу дать ее тебе.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 12:28 | Сообщение # 62



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Аларик заставил себя дышать ровно. Он Серый Рыцарь. Он уже встречался с ложью Хаоса и загонял ее обратно во тьму силой правды. Демоны тоже уже пытались сделать его одержимым, и ни одному из них не удалось проникнуть в его разум.
Однако ни один из них не нападал на него, когда он настолько беззащитен.
— Я жажду свободы, — сказал Аларик.
— Ты можешь обрести ее.
— Свободы от тебя.
Раэзазель склонил голову набок, глядя на человека с недоумением, словно обнаружил какую-то редкую разновидность сумасшествия.
— Тогда, — ответило существо, — тебе придется кое-что принять от меня.
Из сгустка золотой энергии появилась рука, схватила Аларика и прижала его к стене. От Раэзазеля исходила сила, она пылала в кристаллах, превращала позолоченные стены в полотнища расплавленного света. Аларик сопротивлялся, чувствуя, как рука смыкается вокруг его разума. Под веками пульсировала тупая боль.
— Я облекусь в твою плоть и покину эту тюрьму, юстикар Аларик. Я исчезну из этого мира и стану одним целым с моим богом. Это то, чего жажду я. То, что предложил мне Веналитор, послав тебя сюда, потому что даже слуги Бога Крови чтят ложь.
Аларик сопротивлялся как мог. Даже для того, чтобы просто дышать, требовались все оставшиеся у него силы, но он не впустит Раэзазеля, никогда! Он лучше умрет. Это будет его последней службой Императору. Врагу никогда не выставить во главе своего войска одержимого Серого Рыцаря, никогда… если только Раэзазель не окажется сильнее.
Пылающее лицо Раэзазеля плавало совсем низко над Алариком. Серебряная рука протянулась и коснулась его головы.
Аларика заполнила холодная боль.
Раэзазель показывал, что он может сделать с ним: наполнить мучениями на тысячелетия. Он уговаривал Аларика сдаться.
— Только не мой разум, — прошипел Аларик сквозь зубы. — Нет худшей боли, чем горечь поражения. Нет горшей муки, чем невыполненный долг. Я принадлежу моему Императору, и никому, кроме него.
Раэзазель отпустил Аларика.
— Состояние твоей души не имеет значения, — сказал он. — Если понадобится, я выверну ее наизнанку!
Аларик попытался подняться. Демон обрушил на него ужасы.
Разлагающиеся трупы смотрели с пола и стен. Аларик видел тысячи трупов. Им не поставить его на колени.
Они обрели лица его друзей, его боевых братьев и всех, кому он когда-либо доверял.
Аларик потерял много друзей. Казалось, что все, кому Аларик доверился, погибают. Он почувствовал, как кольцо силы вокруг него сжимается, отдаляя его от этих лиц, но остался тверд.
Горели миры. Галактика страдала, и звезды гасли. Загробный хохот наполнил вселенную.
Аларик сопротивлялся.
Он вызвал в памяти картины побед. Аларик знал, что Хаос можно победить. Быть может, на это уйдет все время, отведенное галактике, но это случится. Каждому гибельному видению, которые насылал на него Раэзазель, Аларик противопоставлял что-нибудь прекрасное: уничтожение флота Хаоса в битве при Гефсимании, лорда Солара Махариуса, вернувшего тысячу миров из галактической тьмы, победу над Ангроном в Первой Войне за Армагеддон. Аларик вспоминал все победы из книг по истории и вдохновляющих проповедей, какие только знал.
«Мы слабы и глупы, — повторял Аларик отчаянно. — Мы молоды и слепы. Однажды мы умрем, но мы горели ярко, и галактика, столь многое забывшая, запомнит нас».
Раэзазель разочарованно зашипел. Видения ужасов исчезли. Аларик сполз по стене, скаля зубы, словно помешанный.
— Ты не запугаешь меня и не заставишь подчиниться, демон. Я космодесантник. Мы не знаем страха.
— Значит, придется научить тебя, — огрызнулся Раэзазель.
Ментальная сила демона подняла Аларика с пола. Рыцарь отбивался, но Раэзазель подлетел ближе на крыльях света и возложил руку ему на лоб.
Серебряные и золотые нити сплелись вокруг головы Аларика и проникли под кожу. Аларик взревел и попытался вырвать их, но они были уже внутри него.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 12:28 | Сообщение # 63



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Он чувствовал, как они пробираются внутрь черепа, в мозг. Синапсы его дали сбой, и на него нахлынули нестерпимые холод и жара, тошнота, боль, смятение. Мир закружился вокруг, поскольку чувство равновесия тоже вышло из строя.
Он ударил Раэзазеля свободной рукой. Серебряные ребра хрустнули. Этого было недостаточно.
Тысячи ртов смеялись над ним.
Сознание Аларика плавилось, как золото.

В те времена, когда даже Аргутракс был юным, Раэзазель Лукавый исполнял желания.
В мозгу Аларика возникло видение бесформенного существа, просто закорючки из психического вещества в варпе. Он знал, что это упрощенный образ, искаженный, чтобы он мог быть понят человеческим разумом. Устройство варпа по-прежнему не вмещалось в его разум.
Молодой демон, чуть больше головастика, плывущий по бездумной бесконечности варпа, напитывался страданиями и ненавистью юных рас, населяющих вселенную. От них он научился хитрости и злобе, их мимолетные радости и краткие мгновения любви он воспринимал как ерунду, каковой они на самом деле и были. Живые существа в галактике были не более чем клубками лжи, сплетенной, чтобы не дать им осознать свою собственную отвратительную натуру.
Ложь была основой разума. Для смертных рас ложь была реальностью. Сила лжи могла вознести империи из грязи и снова низвергнуть их. Ложь могла подвигнуть людей, зеленокожих, эльдаров и прочих на героизм и преданность… и на ненависть, геноцид и зло. Ложь была силой. Обман был реальностью.
В варпе существовал Бог Лжи и не могло быть больше могучей силы. Мощь придавала ему лживость самой вселенной, старой как мир, и Раэзазель был лишь малой частицей его. Это был Тзинч, и это было ничто, поскольку это чистейшее олицетворение Хаоса было столь бесконечно изменчивым, что его невозможно было зафиксировать как что-то. Само его существование было ложью, потому что Тзинч не мог существовать. Из этого парадокса вытекала такая сила, что у вселенной мог быть лишь один законный властелин, и это был Тзинч.
Образ Тзинча был ужасен, он вызывал у Аларика омерзение, но к этому отвращению примешивалась преданность Раэзазеля этому существу, и получающееся в итоге чувство было совершенно чуждо разуму Аларика, являясь извращением всего человеческого.
Понимание Раэзазеля росло. Тзинч желал власти, и в то же время он желал отсутствия власти, анархии и беспорядка, поскольку для Тзинча желать чего-либо означало отрицать само существование этого.
В варпе обитали и другие боги. Одним из них был Кхорн, Бог Крови, но Раэзазель знал, что только Тзинч может извлекать силу из такой фундаментальной составляющей вселенной, как ложь, и поэтому служил ему.
Раэзазель отыскал пути в реальный мир, где обитали молодые расы. Это был путь через беззащитные разумы, через обнаженные души псайкеров, столь ясно различимые из варпа, что Раэзазель мог пройти по мостику между измерениями и завладеть их телами. Он трудился во славу Тзинча, подстрекая других поклоняться Богу Лжи и создавая опору его власти, но также разрушая структуры власти везде, где находил их, распространяя хаос и анархию, ибо только Тзинч мог желать власти и хаоса одновременно. Порой он даже сражался с другими последователями Тзинча, чтобы божественный парадокс не исчез.
Времена бушевали в мозгу Аларика, словно ураган. Он старался удержать свой разум от распада под натиском воспоминаний Раэзазеля, боясь, что окончательно исчезнет и от него не останется ничего, кроме лживых вымыслов демона.
Культы Тзинча молили о помощи. Временами Тзинч действительно посылал им помощь. В других случаях он посылал им Раэзазеля. Были культы, которые призывали слуг Тзинча и открывали проходы, через которые Раэзазель мог проскользнуть, и он воплощался в реальном мире во всем своем пугающем серебряном великолепии. Все, кто поклонялся Тзинчу, в конце концов страдали за это, поскольку их бог сулил им спасение и помощь, а значит, это неизбежно должно было оказаться ложью. Раэзазель часто был источником этих страданий — то ассасином, то кукловодом, организующим трагедии и крах с таким вниманием к мелочам, какого человеческий разум не в силах был постигнуть. Он изменял целые империи и манипулировал ими, чтобы погубить одного-единственного человека, и мог при помощи самых жалких личностей опрокинуть цивилизации одним легчайшим прикосновением.
Раэзазель лгал. Раздавал обещания. Он стал мастером по выведыванию желаний тех, кто взывал к Тзинчу, и исполнял их таким образом, что возжелавшие становились окончательно проклятыми. Перед самым концом они всегда приходили к пониманию лжи и осознавали, что не Тзинч, а они сами погубили себя, — еще один парадокс. Раэзазель был мастером своего дела.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 12:29 | Сообщение # 64



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Сменялись эпохи. Биологические виды возникали и гибли, и человечество среди них имело далеко не самый мощный потенциал. Галактикой правили сперва одни, потом другие, они верили в ложь, будто истинная сила находится где-то в реальном мире. Пришла пора, когда человечество доросло до того, чтобы повелевать вселенной. Это время назвали Темной Эрой Технологий, а затем люди снова потерпели крах в войнах Эпохи Раздора. Это было не самое впечатляющее падение, хотя и оно позволило ярко гореть серебряным огням Тзинча. Но в этот раз все случилось иначе, чем всегда: человеческий род возродился. Один из людей возвысился на Терре, которая была колыбелью человечества, и начал объединять всех, кто уцелел из этого вида. Он едва не преуспел, этот Император, но сила его тоже была лишь пустой ложью в сравнении с силой варпа. И варп использовал все свои возможности и попытался использовать это новое объединение человечества, чтобы захватить власть над ним, а через него и над материальной галактикой.
Тзинч тоже сыграл свою роль. Император был ложью, и Тзинч получил огромное удовольствие, разоблачая ее перед теми, кто восставал против Него. Раэзазель был там, на Просперо и Истваан Пять. Он был даже на Терре, когда последние шарады были разгаданы, когда победивший Император обрек свои народы на десять тысяч лет кромешных невзгод. Раэзазель много работал над Ересью Хоруса, рассказывая демон-принцам про Тзинча и нашептывая обещания силы и свободы, как делал это всегда. Когда силы изменников отступили в Око Ужаса, Раэзазель знал, что это просто еще одна ложь. Хаос не ушел из галактики. Когда они вернутся и станут править ею, Эра Империума покажется лишь мигом в истории галактики. Но потом что-то пошло не так.
Ересь была столь чистой, беспримесной, что почти завладела Алариком. Он должен был снова и снова повторять себе, что Раэзазель — демон и все, что он показал ему, — ложь.
Аларик узнал залитый кровью мир, на который потом перебрался Раэзазель. Восьмиконечная звезда была вырезана на его поверхности, образуя каналы, заполненные кровью. Звезда соединяла его крупнейшие города: корону из хрустальных шпилей, огромного паразита и бесчисленные трущобы.
Раэзазель пришел в мир Дракаази, где сошлись многие линии судеб. В прошлом там сражались титанические демоны, заливая планету кровью, следы которой видны были до сих пор. Кхорн победил, и впервые Раэзазель Лукавый был взят в плен.
Кхорн презирал ложь, презирал судьбу и магию и все остальное, что было частью Тзинча. Раэзазелю перекрыли путь в варп. Он жил здесь уже тысячу лет, выхватывая обрывки из непрерывной кровавой трагедии, — совращал слуг Кхорна, обещая им еще большие кровопролития, а потом сводя с ума. Собственные демоны Кхорна охотились за ним, но это были низшие существа, и обычно они пожирали друг друга в своей неизменной жажде крови, обращенные против своих же собратьев блестящим умом Раэзазеля. Раэзазель Лукавый был самым ненавидимым существом на Дракаази, в этом самом ненавидящем мире.
Потом появился герцог Веналитор. Честолюбивый чемпион Кровавого Бога, он был блестящим фехтовальщиком и честолюбивым военачальником. Как и многие другие лорды и чемпионы до него, он разыскал Раэзазеля Лукавого, и, как всегда, Раэзазель спросил, чего Веналитор хочет.
Веналитор ответил, что хочет иметь достойного противника. Искусство фехтования было его личной формой служения богу, и ему нужна была подходящая мишень, чтобы оттачивать свое мастерство. Раэзазель предлагал ему лучших на Дракаази бойцов, зная, что в соперничестве с ними Веналитор либо погубит себя, либо сойдет с ума от побед или поражений. Однако Веналитор убивал всех, кто оказывался перед ним. Наконец Раэзазель, понимавший, что верить должны в любую ложь, предложил в качестве противника себя, зная, что серебряные огни Тзинча ярко горят в нем и что ни один смертный не может победить его.
Веналитор нанес Раэзазелю такую глубокую рану, что демон на кратчайшее мгновение познал страх. Потом он еще раз на миг увидел варп и множество лиц своего повелителя Тзинча, смеющихся над ним. Раэзазель тоже был обманут. Разумеется, ведь это являлось частью божественного парадокса. Побежденный, Раэзазель упал без сил, но Веналитор не убил его. Вместо этого его забрали на «Гекатомбу», заперли за дверью, запечатанной самыми могущественными охранительными знаками, и связали древней клятвой демонов, заставив признать Веналитора своим победителем и хозяином.
Теперь, столетия спустя, в его клетку был брошен юстикар Серых Рыцарей Аларик.
Все эти сведения за долю секунды были впечатаны в разум Аларика.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 12:29 | Сообщение # 65



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Он падал. Сотворенная Раэзазелем вселенная простиралась вокруг, черная и бесконечная. Более слабый человек немедленно лишился бы рассудка, потрясенный своей ничтожностью перед нею. Аларик говорил себе, что где-то есть Император, перед которым у него некий долг. Этого было достаточно.
В черноте под ним разворачивался мир. Голые скалы, испещренные кратерами, все приближались и приближались, пока планета не заслонила собою все.
Аларик врезался в нее. Земная твердь пошла рябью, будто нечто живое, отреагировавшее на его падение. Земля сомкнулась над ним, теплая и рыхлая, и Аларику стало нечем дышать. Потом она выплюнула его обратно.
Аларик пытался отыскать что-нибудь реальное. Он был в мире, созданном Раэзазелем. Демон проник в его мозг и протянул свои нити в его воображение и память, чтобы сотворить это место.
Это ему удалось. Никогда ничего подобного не происходило с Серым Рыцарем. Раэзазель Лукавый сказал, что сделает его одержимым, и Аларик был лишь в нескольких шагах от этого. Из-за Ошейника Кхорна, подавляющего его психическую защиту, у Аларика остался только его разум.
Под ним росла трава. Он поднялся на ноги, и она растеклась вдаль, словно зеленое пятно. Вдалеке равнина переходила в холмы и горы. Глубокие шрамы на теле земли, заполненные водой, густые кроны клонящихся к ним деревьев по берегам. Побеги, будто ладони, тянулись к небу, окружая Аларика густыми джунглями. Лианы обвивали древесные стволы, черные от времени и мхов. Земля под ногами стала мягкой за мнимые века роста и увядания. Появились первые живые существа этого мира, существующего в его мозгу: разноцветные летающие насекомые, хищники, крадущиеся среди ветвей, птицы ослепительно ярких расцветок. Звуки этого места окутали его, словно плащ: ветер в кронах деревьев, вой и далекое рычание зверей.
По небу плыли полоски облаков. Далекие горы были увенчаны снегом. Аларик услышал неподалеку шум водопада.
Стоя на лесной поляне, он оглядел себя. На нем по-прежнему были остатки доспеха, в котором он сбежал с арены Горгафа. Он был все тот же. Как бы то ни было, Аларик существовал. Это было единственное, в чем он мог еще быть уверен.
— Раэзазель! — вскричал Аларик. — Демон! Серые Рыцари никогда не склонялись перед колдовством и я не стану первым!
Ответом ему был лишь мягкий шум джунглей. Аларик огляделся, замечая, насколько потемнел лес, становившийся все гуще. Можно было остаться здесь навеки, в страхе прячась от засевшего внутри Аларика демона. Или можно было отыскать его и сразиться с ним.
Аларик раздвинул ветки, преграждавшие ему путь. Жаль, что у него нет оружия, но об этом он будет думать потом. А пока что он должен спешить.

Аларик дошел до водопада. Тот падал с разбитого черепа какого-то гигантского существа, пролежавшего здесь, казалось, тысячи лет, окаменевшего и затерявшегося в джунглях. Вода, струившаяся из проломленного черепа, была чистой, и в ней плескалась серебристая рыбка.
Череп был огромным. И не единственным — у мертвого существа было еще много, очень много черепов, прикрепленных к чудовищному хребту таким образом, что они образовывали густо поросший лесом гребень, уходящий вдаль. Все черепа были разными, они скалились в жуткой ухмылке или зияли множеством глазниц. Когда существо было живым, оно представляло собой огромную, многокилометровой высоты колонну из богомерзких лиц.
— Гаргатулот, — выдохнул Аларик.
Демон-принц возродился на Шлейфе Святого Эвиссера и выстроил последовательность событий, настолько сложную, что Аларик оказался ее частью. Все это было сделано для того, чтобы вызвать Гаргатулота назад из варпа, куда он был изгнан, и лишь Аларик и инквизитор Лигейя смогли уничтожить демона в тот миг, когда он явился в реальный мир.
— И это все, на что ты способен? — крикнул Аларик небесам, зная, что Раэзазель услышит его. — Напомнить мне о былой победе? Это ты собираешься мне предложить, Раэзазель? Серый Рыцарь не станет греться в лучах былой славы, покуда существует ваш род! То, что Гаргатулот вообще существовал, было неудачей всего моего ордена. Ты в самом деле хотел совратить меня этим?
Ответа не было.
Аларик сделал копье из прямой палки и острого обломка кремня. По крайней мере, теперь он был вооружен. С оружием в руке он чувствовал себя в большей степени Серым Рыцарем, чем человеком, которого прихоть демона влечет по закоулкам его собственного разума. Он взобрался на хребет Гаргатулота и увидел вдалеке горы и блестящую ленту реки, несущей свои воды к темной кляксе океана на противоположной стороне горизонта.
Вершина заснеженной горы вздрогнула и испустила клубы темно-серого дыма. Мгновениями позже до Аларика долетел звук, сердитый рокот из-под земли. Земля задрожала. Небо потемнело.
— Вот, значит, как, — сказал Аларик.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 12:29 | Сообщение # 66



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


В океане вздымались приливные волны, по листьям застучал ливень.

Раэзазель терзал Аларика долго. По джунглям неслись потоки, швыряя его о скалы и стволы деревьев. Землетрясения рвали землю на части, и он много раз едва не проваливался в разверзшиеся, пылающие недра земли. В джунглях рыскали хищники, и Аларик отбивался от них: огромного ящера он поразил копьем в глотку, а похожему на огромную кошку монстру в рукопашной сломал шею. Хищные птицы пикировали на него, и Аларик хватал их за крылья и убивал ударом о землю. Ядовитые змеи уступали ему в быстроте, и он взмахивал их длинными телами, словно плетьми.
Спустилась ночь. Горящие метеоры падали с неба, поднимая над джунглями столбы горячего пепла. Джунгли тоже изменились, они наступали, протягивая к нему замшелые руки. Аларик сражался со всем этим, дерзко прорываясь из мира Раэзазеля.
Однако он уставал. Тело его предположительно не было реальным, это была лишь проекция его самого, отражение его сознания, но все же оно несло на себе все его раны и ушибы. Раненая грудь все еще кровоточила. Ожоги от расплавленного золота горели. Он был измучен и изранен и не был уверен, осталась ли в нем хоть половина силы и стойкости настоящего Серого Рыцаря.
Ему начали являться видения, лица в небе. Он слышал голоса, обращавшиеся к нему, полуреальные фразы, наугад выдернутые из его прошлого. Видимо, все они были реальными здесь, собранные Раэзазелем, чтобы мучить его.
Он брел вперед, полуослепший от усталости. Когтистые руки тянулись из темноты и рвали его кожу. Метеор врезался в землю настолько близко, что его сбило с ног. Он пополз дальше, извиваясь в грязи. Обжигающий дождь хлестал его. Он ослеп и оглох. Молния взорвалась над ним, и он уже не знал, куда ползет.
Рука его нащупала полированный камень. Он выполз из грязи и повалился, задыхаясь, на холодную плиту. Он мог бы долго лежать там, позволив еще оставшейся энергии вытекать из него вместе с кровью, пока не лишился бы сознания. Но что-то полузабытое велело ему продолжать путь.
Он увидел впереди каменные ступени. За ступенями вставали колонны храма с лепным фронтоном, изображающим битву. Перед колоннами на самой верхней ступеньке стояла огромная статуя человека в тяжелом, богато украшенном доспехе. У человека было широкое благородное лицо, на великолепном боевом доспехе были начертаны благочестивые изречения. В руке человек держал алебарду.
Это была статуя Аларика. Это был его храм, возведенный в варпе в его честь за все те черепа, что он добыл на Дракаази, и, возможно, за всех существ и всех демонов, которых он когда-либо убил.
Он вскарабкался по ступеням. Молния снова прорезала ночь, и дождь обрушился на него. По крайней мере, это было убежище.
Между колоннами кто-то стоял. Из-за фигуры струился тусклый свет жаровни, отражаясь от золотых подношений Аларику Покинутому. Добравшись до верхней ступени, Аларик смог разглядеть фигуру как следует.
Юстикар Танкред, огромный, словно менгир, в своих терминаторских доспехах, склонился над Алариком. Он улыбался.
— Руку, Аларик, — сказал он. — Все позади.

15

Аларик очнулся на вершине скалы, высоко вознесенной над бушующим океаном. Он не узнавал этот мир. Быть может, это была другая часть той самой планеты, которую Раэзазель создал в его мозге.
— Видишь, что они сделали с тобой? — спросил Раэзазель. Демон стоял за спиной Аларика. Человек поднялся, и Раэзазель взлетел. — Ты когда-нибудь выпустишь из рук свои орудия смерти, чтобы понять это?
— Прекрати это колдовство! — закричал Аларик.
Ветер, остро пахнущий морем, засвистел в ушах и унес его слова прочь.
— Что такое человек, — сказал Раэзазель, — если он ничего не значит для своих товарищей? Если он на острове, отрезанный от всех остальных? Что это за существование, Аларик? Все, кому ты доверял, все, кто верил тебе, умирают. Это смертный приговор. Посмотри, что они сделали с тобой.
Аларик взглянул вниз с края утеса. Гладкая скала обрывалась почти вертикально у самого берега. Это была оконечность пустынного полуострова, лишенного какой-либо жизни. Аларик был совершенно один.
— Я предлагаю тебе человеческую жизнь, — сказал Раэзазель. — Реальную.
— Мне нужно лишь знать, что мой долг исполнен!
— Когда это будет? Когда всему Хаосу придет конец и варп будет уничтожен? Такого не может быть, и ты знаешь это не хуже меня. Какой смысл сражаться в битве, у которой не может быть конца, когда ты должен пожертвовать всем, что делает человека человеком? Человеческая жизнь, Аларик, счастье, исполнение желаний. Я показал тебе, кто ты теперь. Позволь же показать, каким ты можешь стать, свободный от своего Империума, от долга, который ты не можешь исполнить. Позволь показать тебе покой и удовлетворение.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 12:30 | Сообщение # 67



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Исчезни, демон. Забирай свой ад и гори в нем сам.
— Найдется ли другой такой узник, столь любящий свою тюрьму? Забудь об этом, Аларик. Обо всем, что отличает тебя от других. Нельзя ожидать от человека того, что выше человеческих возможностей. Откажись от этой сказки и живи.
Раэзазель был прав. Аларик был совершенно один, оторванный от человеческой расы, которую поклялся защищать.
Он еще раз заглянул в свой разум и решил, что цена, которую придется заплатить, невелика. Каждый, кто служит человечеству, должен пожертвовать чем-то ради долга. Это была жертва Аларика.
Он оглянулся на Раэзазеля. Потом шагнул с края утеса и полетел вниз.

Он упал в океан, и океан стал воздухом. Это была пустота, ни света, ни тверди, лишь свист ветра в ушах.
— Бери то, что ты хочешь, — произнес в его голове голос Раэзазеля. — Бери же. Для чего существовать, как не для этого?
Холодная пустота рвала Аларика на части. У нее были ледяные пальцы. Аларику хотелось приземлиться где-нибудь, оглядеться и отыскать Раэзазеля, чтобы понять, в чем состоит очередная уловка.
Внизу появилась земля. Аларик с грохотом рухнул на нее. Она была сухая и песчаная и уходила в бесконечность. Первым делом нужно было увидеть, где он.
Солнце вспыхнуло перед глазами, словно белый цветок. Аларик огляделся, но во все стороны тянулась унылая равнина. Он поискал какие-нибудь приметные ориентиры.
Вдалеке виднелись очертания города. Это был красивый имперский город, с контрфорсами и гранитными орлами, знакомыми ему по крепости Титана. Он внезапно очутился там, у знакомого порога.
— Получи то, чего ты хочешь, — сказал Раэзазель.
«Сила, — подумал Аларик, — сила, чтобы покорять и исполнять свой долг. Сила сокрушать зло».
Он был королем. Его трон окружила свита, склоняясь перед ним, сотня дворян Империума и представители всех Адептус. На пальце у него был знак инквизитора, в руке документ, подписанный заглавным «И» и каплей крови. Это давало ему власть над целым миром и над любыми другими мирами, какие он только сумеет вообразить.
— Чтоб ты сдох, — сказал Аларик. — Ты и все ваше отродье.
Он стоял во главе городского войска. Только теперь это был не город, а королевство, одно из многих в этом мире, присягнувших ему на верность. Он был в доспехах, великолепных, как у примарха, а вокруг него стояли космодесантники, легионы и легионы их, миллионы космодесантников, и они почитали его как короля и брата. Не было ничего, что они не смогли бы совершить.
— Ты можешь получить все, что пожелаешь, — сказал Раэзазель. — Это возможно. Нет ничего в пределах человеческого воображения, что не может быть даровано тебе.
— Ты предлагаешь мне власть? — прорычал Аларик. — Думаешь, я продамся тебе за это?
— Ты не можешь отринуть свои желания, Серый Рыцарь. Посмотри вокруг. Ты имеешь все, что захочешь. И даже более того.
Аларик пожелал молнию в руке, чтобы поразить ею демона, и получил ее. Он захотел, чтобы Раэзазель очутился перед ним, готовый к смерти. Демон стоял перед ним на коленях. Все, что нужно было сделать Аларику, — это взять то, что он хотел.
— Я хочу все это, верно, — сказал Аларик. — Это приходит мне на ум помимо моей воли, как ты прекрасно знаешь, но есть одна вещь, которую я хочу больше всего, одно жгучее желание, которое ты не можешь исполнить.
— Назови его, — потребовал Раэзазель.
— Я хочу вселенную, в которой тебе подобные не могут существовать, — сказал Аларик.
Рот Раэзазеля открылся и снова закрылся, не произнеся ни звука.
Сила парадокса была слишком велика даже для слуги Тзинча.
Легионы Аларика исчезли. Его город, обернувшийся тучей пепла, развеял ветер, и его мир взорвался.

Аларик был у конца времен.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 12:30 | Сообщение # 68



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Перед ним — невероятно! — было поле сражения, уходящее в вечность, и он ощущал каждый его дюйм.
Здесь собралось все человечество, все благочестивые мужчины и женщины, которые когда-либо умерли. Тут были примархи: Сангвиний, до боли прекрасный, с серебристыми крыльями; Леман Русс, широко шагающий во главе стаи волков; Джагатай Хан на колеснице, сделанной из звезд. Величайшие легенды Империума были собраны здесь, и среди них были космодесантники и имперские гвардейцы, простые граждане и те, кто искупил свои грехи, те, кого собрали, чтобы сразиться со злом.
Ими командовал Император. В сверкающих золотых доспехах, Он был настолько великолепен, что разум Аларика не в силах был этого постичь. От Него исходило величие. Не могло быть сомнений, что Он — повелитель рода человеческого, бог, воплощение будущего человечества.
Вокруг Его золотой фигуры стояли павшие братья Аларика. Он узнал Тейна, погибшего на Сартис Майорис, Луккоса и Кардиоса, которых они потеряли на Хаэронее, канониссу Людмиллу, убитую Валиновым на Ультра Вулканис, юстикара Танкреда, инквизитора Лигейю.
— Юстикар Аларик, — с улыбкой сказал Танкред. Танкред был огромный даже по меркам космодесантников, под стать своему терминаторскому доспеху. Он хлопнул Аларика по плечу. — Ты с нами. Теперь мы в сборе!
— Это она? Последняя битва?
— Конечно! Сыны Русса называют ее Время Волка. Для людей Хана это охота на главную добычу. Для Серого Рыцаря — последняя битва с врагом. Смотри! Вон они стоят, ожидая смерти!
Аларик вслед за Танкредом окинул взглядом поле боя. Неясная призрачная масса врагов стояла, ожидая атаки Императора. На заднем плане смутно виднелись четыре могучих полководца. Один увенчанный рогами, другой — маг в развевающейся мантии. Третьим было извивающееся змееподобное существо, а четвертым — разбухшая куча гнилья. Они были могущественны, они были ужасны, но они обречены на поражение. Им не устоять против Императора и Его верных.
— Этого не может быть, — сказал Аларик. — Я этого не заслужил.
Ему на руку легла рука, совсем крохотная по сравнению с его ладонью. Она принадлежала инквизитору Лигейе. Это была стареющая, но красивая женщина в темно-синем, расшитом драгоценными камнями платье. Аларик восхищался ею так же, как великими магистрами своего ордена. Она печально улыбнулась ему.
— Почему ты отказываешь себе в этом, Аларик? — спросила она. — Ты так много сделал. Кто скажет, что ты не заслужил место рядом с Императором? Посмотри, здесь Кастигатор, демон, которого ты уничтожил на Хаэронее. — Аларик увидел гигантскую фигуру демона в призрачных рядах врагов. — И здесь Гаргатулот, демон-принц, которого мы убили вместе. Подумай обо всех врагах, которых ты отправил сюда. Подумай о тех, кого ты спас. Ты спас меня, Аларик. Моя смерть была не напрасной, и этим я обязана тебе. И таких, как я, здесь много. Разве они ничего не стоят? — Она сжала его руку и притянула его к себе. — Твое место здесь. Ты заслужил это. Твой долг исполнен.
— А Раэзазель здесь? — спросил Аларик.
— Это неважно, — сказал Танкред. — Он лишь один из многих. Он не идет ни в какое сравнение с теми, кого ты победил. Ты всего лишь человек и не можешь надеяться одолеть всех демонов вселенной.
— Это не слова Серого Рыцаря, — сказал Аларик. — Пока хоть один из них ходит в реальном мире или размножается в варпе, наш труд не окончен. Я не останусь здесь, если тут нет Раэзазеля, убитого, среди врагов. Здесь ли он? Кто-нибудь из вас видит его?
— Ты разочаровываешь меня, юстикар, — сказала Лигейя. — Я думала, ты куда лучше понимаешь свою роль в галактике.
— Это не слова инквизитора Лигейи, — возразил Аларик. Он посмотрел на золотую фигуру Императора, возвышавшуюся над ним. — А Ты, мой Император? Видишь ли Ты во мне того, кто заслужил свое место здесь? Того, кто позволяет сознанию покинуть его, когда демон скачет у него в мозгу? Того, кого завлекают в компанию к врагам и трусам?
Император глянул вниз. Сотня ртов открылась на его лице.
— И это все, на что ты способен, Раэзазель? Это лучшее, что ты можешь предложить мне? Ложную победу над варпом? И ты будешь повторять это снова и снова — в качестве награды?
— Я подбираюсь все ближе, Серый Рыцарь, — сказал Раэзазель. — Ты не можешь этого отрицать. Это лишь вопрос времени.
Брат Танкред и инквизитор Лигейя растворились в расплавленном золоте. Оно затопило поле боя и сомкнулось, раскаленное добела, над головой Аларика. Примархи и Император исчезли из виду. Аларик силился вздохнуть.
Он еще не умирает. Раэзазель еще не наигрался им.

Он сделал отчаянный, неровный вдох. Рука его отыскала что-то, за что можно ухватиться, и он вытащил себя из золотого океана.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 12:31 | Сообщение # 69



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Над ним возвышалась башня из замороженной крови. От тепла его тела кровь таяла, образуя неровности и уступы. Угрюмо, понуждаемый неизбежностью, Аларик начал взбираться на нее.
Вокруг поднимались из океана разрушенные крепости. Каким-то инстинктом Аларик знал, что каждая олицетворяет собой чемпиона варпа, убитого им. Потом все они исчезли. Осталась лишь одна.
Аларик добрался до верха кровавой башни. Он весь был залит растаявшей кровью, ее запах и вкус были повсюду. Казалось, весь мир состоит из нее. Он перевалился через парапет.
Аларик заставил себя подняться на ноги. Перед ним стоял герцог Веналитор.
В руке Аларика появился меч. Все, что ему нужно было сделать, — пронзить Веналитору грудь, или срубить ему голову, или вспороть ему живот и смотреть, как жизнь станет вытекать из герцога, пока он будет держать руками свои кишки.
И тогда все закончится. Холварн будет отмщен.
Веналитор медленно таял. Его доспех, пластина за пластиной, слетал с тела и поднимался по спирали в штормовое небо. Наконец и его двуручный меч со стуком упал на пол и растекся, как ртуть.
Внутри доспеха ничего не было. Веналитор, как и весь этот мир, был ложью.
— Ты думал, что найдешь его здесь? Разорвешь его в клочья, победишь его? Это лишь в твоем сознании, Аларик, — сказал Раэзазель. Демон спустился с небес на серебряных крыльях. — Веналитор очень далеко отсюда. Если ты попытаешься выследить его без меня, то никогда не сможешь до него добраться. Ты знаешь это, Аларик. Он слишком силен и слишком умен для тебя. Я — твой единственный шанс.
Аларик знал, что это правда, и чувствовал, как эта правда одолевает его. Он мог отрицать это, но понимал, что при этом будет лгать самому себе. Он хотел, чтобы Веналитор умер, и не мог получить желаемого. Веналитор уже победил его однажды, а на Дракаази герцога защищали все последователи Повелителя Хаоса, вся планета, возлюбленная его богом. Без Раэзазеля Аларику не убить Веналитора.
— Нет, — сказала крохотная часть Аларика, которая еще помнила, кто он есть. — Все это неправда. Ты демон. Ты — это ложь, и все, что ты говоришь, — ложь. Есть другой путь.
— Вот как? — усмехнулся Раэзазель. — Назови же его.
И тут Аларик увидел свой единственный шанс.
— Я читал, — неуверенно начал он, — «Либер Демоникум». Я смотрел в варп и чувствовал, как безумие касается меня. Я слышал нашептывание демона в своем мозге. Я увидел… Увидел мертвый мир, который ожил, планету-каннибала, пожиравшую саму себя, чтобы выжить. Я видел хороших людей, убивавших друг друга по приказу безумца. Я сражался в этом проклятом мире на потеху Темным Богам. Я видел столько всего… столько, что этого просто не могло быть в реальности. — Он взглянул на Раэзазеля. Демон был прекрасен, но вся его сущность была лживой. — Я не Серый Рыцарь. Иначе как бы я мог видеть то, что видел, и сохранить при этом рассудок?
Собрав остатки душевной стойкости и дисциплины разума, Аларик перечислил все, что он видел: тела, растерзанные руками демонов, видения варпа, ненавистное царство Хаоса по ту сторону реальности, героев, обращавшихся к безумию и злу, уничтоженные планеты, осадок, оставшийся в душе от миллионов ужасных смертей.
К этому добавились абсолютная уверенность, что галактика людей обречена и что Хаос — это неизбежное состояние всех вещей.
— Я Молот, — сказал Аларик. — Я латная перчатка на Его руке! Я копье в Его руке! Хотя мы и проиграли, я щит на Его руке, я полет Его стрелы!
Раэзазель слишком поздно понял, что делает Аларик. Пока Серого Рыцаря защищал психический щит, ужас подобных вещей не в силах был подействовать на Аларика так, как подействовал бы на обычного человека. Но когда Ошейник Кхорна убрал этот щит, разум Аларика стал уязвимым не только для существ вроде Раэзазеля, но и для самого юстикара.
Ему нужно было за что-нибудь ухватиться. Он был Молотом, он был Серым Рыцарем. Он уцепился за эту мысль и жадно прижал ее к обоим своим сердцам. Это должно было сработать.
— Я Молот! Я Меч! Я Щит! Я солдат в битве у конца времен!
На Аларика обрушился весь ужас сразу: все, что он видел, все, что сделал, друзья, которых он потерял, жизни, которые отнял.
— Нет! — вскричал Раэзазель голосами ста ртов.
Аларик лишился рассудка.

16

Совещательные покои Веналитора на борту «Гекатомбы» были приспособлены для ведения войны. Главенствующее место занимал тактический стол: на его столешнице была выложена слоновой костью и золотом карта Дракаази. Остальная часть комнаты была затемнена, чтобы Веналитор мог сосредоточиться, обдумывая свою кампанию против Аргутракса. Веналитор надел одеяние жреца Кхорна, меч его был прислонен к столу. С двуручником он не расставался никогда.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 15:48 | Сообщение # 70



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— С демоном разберемся потом, — нетерпеливо бросил Веналитор. — Пока расскажи мне о последних потерях.
Старший надсмотрщик-сцефилид держал в передних конечностях свиток. Существо развернуло лист, помогая себе жвалами.
— Рука нанесла ответный удар, — начал он. — Командиры войска Багряной Ненависти были убиты ночью.
— Мы перебили не всю Руку? — раздраженно переспросил Веналитор. — Проклятие. Это настоящий сброд. — Флажки-фигурки, обозначавшие его силы и силы Аргутракса, были расставлены на карте, будто фишки в стратегической игре. — Багряная Ненависть в состоянии сражаться?
— Они дерутся между собой, — ответил сцефилид. — Решают, кто будет их новыми командирами.
Веналитор протянул руку и взял флажок, представлявший войско Багряной Ненависти. Едва ли он мог позволить себе потерять их, особенно учитывая усилия, на которые пошел, чтобы добиться их лояльности. Он швырнул украшенный драгоценными камнями флажок через всю комнату. Тот ударился об обсидиановую колонну и закатился за раку Кхорна в виде Красного Рыцаря.
— Остальные? — спросил Веналитор.
— Аргутракс нанес удар по тайным агентам, — продолжал надсмотрщик. — Наш агент в Дикой Охоте Тиресии убит всего час назад.
— Как Аргутракс вычислил их? — недоверчиво бросил Веналитор. Его шпион при дворе Тиресии был настолько ловким и пронырливым, что у него не было даже имени, лишь лицо, настолько обычное, что не оставляло следа в памяти.
— Мы не знаем, — ответил сцефилид. — Также тактик в войске Скатхача, подкупленный нами, был обнаружен и объявлен предателем. Скатхач казнил его.
— Хм. Ну, это неудивительно. Военный мастер Торгеллин был не слишком осторожен. По крайней мере, это была достойная казнь. Должно быть, там было на что посмотреть, у Скатхача богатое воображение. Как идут наши дела?
— Кампания против племени Пятого Глаза идет успешно, — сообщил надсмотрщик. — Поборники Убийства прижали их к самому океану. Решающая атака уже началась.
— Хорошо, а что насчет агентов Аргутракса?
— Они хорошо законспирированы. Мои сцефилиды охотятся за ними. Многих сцефилидов сочли подозрительными и уничтожили, но доказанных шпионов среди нас нет.
— Я поступил правильно, сделав твоих сородичей своими слугами, — сказал Веналитор. — Без меня вас бы рано или поздно истребили. Сложно совратить тех, кто своим существованием обязан хозяину.
— Воистину это так, — подтвердил старший надсмотрщик, но ничто в его правильном имперском готике не указывало, воспринял он это как оскорбление или нет.
Веналитор уселся на трон из черного камня в подражание мифическому Трону из Черепов, на котором восседает Кхорн, наблюдая за всеми убийствами, совершаемыми во имя его. Кхорн знал бы, как справиться с таким врагом, как Аргутракс.
Веналитор не мог утверждать, что ему ведомы мысли бога. Тем не менее было ясно, что Кхорн, столкнись он с проблемой вроде Аргутракса, был бы безжалостен.
— Тащи из укрытий всё: всех, кто когда-либо присягал нам на верность, все клятвы, что были принесены. Изучи по свиткам все прошения и платежи дани. Сколько существ на этой планете предлагали мне свою верность ради собственного удобства, надеясь потом избежать выполнения принятых обязательств? Покажи им, что они ошибались. — Веналитор встал. — Используй войско Багряной Ненависти, чтобы открыто принудить их. Задействуй остальных наших агентов, чтобы занялись этим тайно. Я всегда смогу найти новых последователей.
— Это сделает нас уязвимыми, милорд.
Веналитор посмотрел надсмотрщику в многочисленные глаза:
— Победа дается тому, кто готов пойти дальше остальных. Аргутракс очень стар. Его связям тысячи лет. Он поскупится попусту растрачивать их в войне. Я молод. У меня нет союзников или приверженцев, которыми я не был бы готов поступиться. Пусть я останусь один, пусть погибнут все, кто присягал мне, я все равно одержу победу, а Аргутракс падет. Я брошу в бой все, чем обладаю. В этом мое преимущество перед ним. Сделай это, надсмотрщик, и не останавливайся, пока последнее из обязательств не будет истребовано.
Старший надсмотрщик, вновь поклонившись, скатал свиток и покинул комнату.
Веналитор уселся и уставился на карту перед собой. Он передвигал флажки, каждый — искусное изображение демона или воина Хаоса. Некоторые из них были шпионами, элитными агентами, затаившимися при дворах других лордов. Они, несмотря на их огромную значимость, вполне могли быть использованы в войне в качестве простых солдат. Другие представляли собой незадачливые культы, созданные лишь для того, чтобы ими пожертвовать. Эти слюнявые идиоты соревновались между собой за право умереть ради своего повелителя. И каждый был по-своему полезен.
Но была одна фигура, которую Веналитор не мог передвигать по своему усмотрению. Это был крохотный обсидиановый дракон с янтарными глазами. Он означал лорда Эбондрака, следящего за Дракаази из своего дворца в Вел'Скане.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 15:48 | Сообщение # 71



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Эбондрак все еще был главной силой на Дракаази. Он категорически запретил войну между Веналитором и Аргутраксом. Но правда в том, что, хоть Эбондрак ни за что и не признал бы этого, даже ему с его Змеиной Стражей было не по силам бросить вызов Веналитору и Аргутраксу сразу. Вот насколько хрупким был баланс сил на Дракаази.
Веналитор оставил фигурку Эбондрака там, где она была. Он разберется с ящером, когда придет время.

Аларик был все еще тут. Крохотная частичка его, толика ясного сознания, и она была заперта. Остальное его сознание было темным океаном, и Аларик лежал, раздавленный, на дне глубочайшей из впадин этого океана. Словно хищники из глубин, словно беспощадные убийцы из варпа, ядовитые твари вырастали из тьмы, осколки ненависти и страданий, раскаяния и воспоминаний о жестокости, они сновали в его бесчувственном мозгу, выискивая, кого сожрать.
Он был Молотом. Молитва сохранила его от окончательного исчезновения под натиском кошмара. У него был долг, направляемый молитвой, и этот долг был стержнем его существования. Он должен сражаться, быть Молотом в руке Императора, потому что некому занять его место. Он — Серый Рыцарь, и без людей, подобных ему, не было бы человечества.
Медленно он попытался собрать себя воедино, клочок за клочком, воспоминание за воспоминанием. Он мельком увидел почти забытого человека, гиганта с алебардой в руке. Мучительные вспышки жестокого неистовства обрушились на него, впиваясь в разум окровавленными зубами. Он выпустил на свободу все ужасы, хранившиеся в его памяти, и они бушевали в мозгу, затопили весь его разум… Но все же в глубине этого кошмара таился крохотный осколок человеческого существа.

Время от времени воспоминания Раэзазеля мелькали перед его мысленным взором.
Там было что-то, что Раэзазель хотел скрыть от него, нечто, запертое в безумии, некая тайна или что-то постыдное, что-то такое, что вызывало отвращение даже у демона.
Первое впечатление от Дракаази вспыхнуло в разбитом вдребезги мозге Аларика: восьмиконечная звезда из городов и соединяющих их кровавых каналов; эмоции, гнев, страх и разочарование, просеянные через сито нечестивого и чуждого разума.
Аларик пытался понять. Это был ключ к Молоту Демонов и одноглазому черепу, но он был спрятан в мозгу демона, где даже разум Серого Рыцаря не смог бы уцелеть.
Он сражался. Молитва безостановочным эхом звучала в нем, пока он падал в бездны своего разума.
Потом медленно, осторожно, цепляясь за молитву, словно за веревку, он начал выбираться на поверхность.

Аларик выкашлял сгусток крови и сплюнул, жадно глотая воздух. Он едва не задохнулся. В нос ударило зловоние гниющих трупов, столь привычное, что на миг он спросил себя, каким же ужасным существом он теперь стал.
Он юстикар Аларик. Он Серый Рыцарь. Он знал, что это так и есть, но ему казалось, что это мысли какого-то незнакомца, вторгшиеся в его разум.
Потом была боль, раздирающая его руки и плечи. Она накатывала волнами, нарастая с каждым разом, оставляя после себя тошноту и головокружение. Он никогда не чувствовал себя столь физически слабым, даже после тех тяжелых боев, что смутно всплывали в его памяти.
Он сделал еще несколько жадных вдохов. Легкие втягивали воздух с такой силой, что заболели ребра. Но в голове немного прояснилось, и он вспомнил, что у него по-прежнему есть два работающих легких.
Он рискнул открыть глаза. Желтое солнце пылало в белом небе. Выжженная пустыня была усеяна гигантскими костями, столь огромными, что при жизни они должны были принадлежать каким-то поистине исполинским существам. Они стали жертвами пустыни, жизнь испарилась из них капля за каплей. Вероятно, кости лежали здесь тысячелетиями, хранимые от тления сушью пустыни. Он увидел череп, скалящийся из песка, и грудную клетку с натянутыми между ребрами полотнищами парусины, чтобы соорудить укрытие от солнца. Вокруг опреснителей и крытых повозок теснились лачуги. Даже здесь на Дракаази существовала жизнь. Не было ни единой части планеты, которая не являлась бы домом для каких-нибудь исковерканных существ.
Аларик попробовал повернуть голову. Должно быть, он висел здесь уже какое-то время, потому что мускулы его одеревенели. Тогда он попытался глянуть вниз.
Под ним извивалась лента крови, уходящая вдаль между похожими на горы дюнами. Это была кровавая река, по которой плыла «Гекатомба», и Аларик висел на носу корабля, прикованный за руки и лодыжки. Когда он понял это, то лишь усилием воли заставил себя дышать дальше.
Он жив. Раэзазель был реальностью. Теперь начнутся настоящие мучения, поскольку он не стал одержимым, и Веналитор заставит его заплатить за это.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 15:49 | Сообщение # 72



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Вокруг него вились крохотные насекомые. Аларик потряс головой, чтобы согнать их с лица. Насекомые вылетали из глазницы обожженного солнцем трупа, висящего рядом с ним, их колония обосновалась в его черепе. Вокруг Аларика висели и другие трупы, все в различных стадиях разложения. Скелеты, дочиста объеденные насекомыми и птицами, тела умерших столь недавно, что были еще распухшими и белесыми, надутыми гнилостными газами, будто воздушные шары.
Одно из них, над которым хорошо потрудились насекомые и жгучее солнце, представляло собой верхнюю половину человеческого тела. Она была огромной и широкогрудой, ребра сплавлены в единую грудную пластину. Лицо трупа, когда оно у него еще было, отличалось, должно быть, мощными челюстями и правильностью черт.
Это было все, что осталось от брата Холварна.
Пустыня потемнела, и Аларик снова впал в беспамятство.

В очередной раз его привела в себя кровь.
Он утратил ощущение времени. Быть может, прошли десятилетия с того момента, как он смотрел в истлевшее лицо Холварна, а может, всего час. Но этого времени хватило, чтобы он оказался весь в крови.
Кровь была повсюду, она запеклась в складках его кожи, густая и липкая. Он стряхнул ее с глаз и попытался понять, где находится.
Перед глазами все кружилось. В ушах стоял ровный гул, похожий на рев огня, — аплодисменты тысяч зрителей, втиснутых на уходящие вверх трибуны. Он был на арене, но не знал, на какой именно. Над головой изогнулись гранитные своды, словно арена была встроена внутрь огромного, накрытого куполом собора.
Он стоял на груде тел. Руки его были победно вскинуты к небу. Тело болело, словно он дрался много часов. Сердца стучали, перекачивая адреналин.
Трупы принадлежали звероподобным людям и мутантам вперемешку с рабами арены. Аларик смотрел на них, пытаясь понять, что сотворил. Они были убиты голыми руками: раздавленные черепа, оторванные руки и ноги, сломанные шеи. Среди них Аларик увидел людей в рваных мундирах Имперской Гвардии: воинов гатранского Бронекавалерийского полка.
На арене были и другие гладиаторы, убивавшие еще оставшихся в живых жалких рабов арены и пленных мутантов, с которыми их послали сражаться. Аларик не узнавал их, но они были хорошо вооружены и обучены, избранные рабы из конюшен лордов Дракаази. Один был мутант с двумя головами, первая рвала мясо с костей раба, вторая, обращаясь к толпе, победно вопила. Другой был гигантский воин в доспехах, стягивавший с себя шлем, чтобы омыть лицо кровью. Желудок Аларика вновь перевернулся, когда он понял, что этот воин — женщина.
Женщина-воительница подошла к нему и хлопнула по спине. Аларик взглянул на нее. У нее было грубое мясистое лицо с повязкой на одном глазу. Доспех у нее был старый, с множеством отметин.
— Ты славно проливал кровь, — одобрительно сказала она.
Аларик ощущал во рту привкус крови. Он молился, чтобы это была его кровь.
— Есть тут кто-нибудь, — прокричала женщина, обращаясь к трибунам, — кто желает бросить вызов Покинутому?
Толпа одобрительно завопила. В этот день Аларик был звездой арены. Они не скоро забудут его.
Аларик увидел достаточно. Он ничего не может сделать. Лучше ничего не помнить. Он позволил себе снова рассыпаться на части, и в трещины разума хлынула тьма, чтобы поглотить его.
* * *
Помеченная восьмиконечной звездой планета падала на Дракаази, проиграв битву с силой притяжения. Это было то, что видел Раэзазель. Он предпочел выкинуть эту картину из памяти, когда пытался завладеть Алариком. Демон старательно скрывал ее, и этот факт делал ее важной.
Еще: темно-синее и золотое; святилище, много святилищ, возведенных в честь мнимых святых; религия, построенная на лжи, не замечающие этого последователи.
Жертвоприношения: обманутые мужчины и женщины, пилигримы и фанатики, завлеченные ложью навстречу своей гибели.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 15:49 | Сообщение # 73



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Раэзазель явился на Дракаази вовсе не случайно. Правда о его появлении была сокрыта от Аларика, но все же она была здесь, в море нечестивого знания, хлынувшего в его мозг.
Аларик держался. Было бы так просто сдаться и полностью потерять рассудок. Это стало бы таким облегчением. Ему никогда не пришлось бы думать о том, что он творил в состоянии безумия, понимать, что его долг может так и остаться неисполненным. Это было бы самым простым делом в галактике — позволить себе исчезнуть и покончить с этим.
Но он был Молот. Он сражался, чтобы сохранить смысл молитвы. Без него и таких, как он, нет галактики, нет света, горящего в сердце Империума, чтобы разгонять тьму. Есть лишь безумие и смерть.

Он осознал, что находится в очень просторном помещении, в котором эхом отдается скрип резца по камню.
Аларик стоял в похожем на пещеру зале. Вероятно, когда-то это было место для больших собраний. Потолок был из витражного стекла, но в нем недоставало стольких деталей, что рисунок невозможно было понять. Сооружение было полуразрушено, лучи солнца проникали сквозь дыры в некогда нарядно украшенных стенах. Парадная лестница вела в никуда, и сквозь плиты пола пробивалась трава.
Повсюду стояли куски тесаного камня и неоконченные статуи.
Перед Алариком костлявый человек трудился с зубилом и молотком над мраморной глыбой. Из камня вырастала фигура, широкоплечая и ужасная.
Фигура Аларика.
— Какой доспех угодно милорду? — спросил скульптор.
— Никакого, — ответил голос Веналитора из-за спины Аларика, — но тщательно проработай шрамы.
— Я люблю шрамы, — хихикнул скульптор. — Многие хотят выглядеть безупречно, но что за красота в безупречных формах? Именно несовершенство лежит в основе всего красивого! Уродство — вот в чем правда. Объект настолько безобразен… О, это настоящий вызов!
Аларик попытался повернуться, но его руки были прикованы к вмурованным в пол кольцам.
— И сила! — продолжал скульптор. — Да, никаких доспехов, ничего, что сдерживало бы его.
У статуи было лицо Аларика, но он не узнал своего выражения: надменное, самоуверенное, жестокое. Скульптор был гением, но существо, воплощенное им в мраморе, было незнакомо Аларику.
Это было изваяние не Серого Рыцаря, но Аларика Покинутого.
Веналитор вышел из-за спины Аларика. Его сопровождали надсмотрщики-сцефилиды, взявшие Аларика в кольцо.
— Тебя будут помнить, — сказал он Аларику. — Что бы ни случилось, для Аларика найдется место в анналах Дракаази. Ты хоть знаешь, скольких ты убил?
— Недостаточно, — ответил Аларик.
Он испытал на прочность свои оковы. Они держали крепко. Они были неестественного происхождения, так же как ошейник у него на шее. Сцефилиды отпрянули, держа наготове шокеры.
— Недостаточно! — восхищенно повторил скульптор. — О, это чудесно. Какая свирепость! Я никогда не видел столько в одном человеке! Это будет шедевр, милорд.
Веналитор презрительно взглянул на скульптора:
— На меньшее я бы не согласился.
— Он будет ужасен, милорд. Каменный взгляд Покинутого будет сокрушать человеческие умы! — Скульптор снова обратился к мраморному лицу Аларика, высекая большие выразительные глаза и вкладывая в них столько высокомерия, что Аларик, глянув в них, похолодел.
Это было то, чем он стал. То, что видела Дракаази: Аларик Покинутый, монстр, достойный занять место среди величайших чемпионов Кхорна.
Он с трудом подавил тошноту. Собственное изображение наполнило его омерзением. Он пожертвовал на Дракаази столь многим, что потерял себя.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 15:49 | Сообщение # 74



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Он больше не мог этого видеть. Он забился в своих цепях, как животное, его разум вновь погрузился в пучину, и холодный океан беспамятства хлынул внутрь и заполнил его. Он тонул в этом океане, и мир поглотила тьма.

Бывали и другие моменты, когда воды расступались и Аларик мог видеть своими глазами.
Он много раз сражался. Он помнил людей, убийц Гирфа, несущих его на плечах после какой-то великой победы. Он был с ними же на «Гекатомбе» и выкрикивал какие-то песни без слов, а тело его было в кровавых отпечатках ладоней.
Он был прикован к стене, и рядом спорили люди. Он смутно понимал, что спор идет о нем, о правах и наградах, о том, кому принадлежит пролитая им кровь. Одним из голосов был голос Веналитора.
Он видел незнакомые города, обрывочные образы чудовищной архитектуры Дракаази: пирамида из черепов, горы отсеченных конечностей, тысячи тел, корчившихся в котле с кровью. Он видел алтари Кхорна, вопящих людей, которых разрубали на части, лордов Дракаази. Видел огромную груду похоронных одежд и двухголового космодесантника-хаосита, массу жгуче-красной плоти, глядящую на Аларика Покинутого завистливым взглядом.
Он видел, как убивают чемпионов и бросают тела на потеху толпе.
Порой он ощущал во рту вкус крови и мяса, и его рассудка хватало лишь на то, чтобы молиться, чтобы это были его собственные кровь и плоть.
Он видел тысячи мест, миллионы жертв и невообразимые ужасы, но главным образом это были лишь мрак и холод.

17

Веналитор наблюдал за летающим кораблем. Пустыня была каменистой и холодной, самое унылое место из всех существующих на Дракаази, и Веналитор даже не был уверен, что Эбондрак согласится встретиться с ним здесь. Повелителю Дракаази не пристало откликаться на зов всякой мелюзги. Пустыня, лежащая вдали от городов Дракаази, по которой не текла даже кровавая река, была одним из наименее священных мест на планете, и просто чудо, что Эбондрак вообще снизошел до нее.
Лорд Эбондрак появился из трюма летающего корабля. Змеиная Стража, окружавшая его, терялась на фоне его величия. Летающий корабль был из флотилии, уцелевшей на Дракаази от прежних времен. Вся она принадлежала Эбондраку. Корабль напоминал галеон, покинувший океан и распростерший паруса горизонтально, будто крылья летящего дракона.
— Для меня большая честь видеть вас здесь, — сказал Веналитор.
— Полагаю, вы хотели что-то показать мне, — произнес Эбондрак с опасной ноткой в голосе.
Веналитор явился на встречу в пустыне один. Он выглядел совершенно неуместно среди бесплодных песков в своем красном медном доспехе.
— Разумеется, милорд, — подтвердил он.
— Мое время не должно тратить ни на что другое, кроме игр и крестового похода. Если это какой-то никчемный подхалимаж, Веналитор, то запасы моего терпения будут исчерпаны.
— Для меня крестовый поход тоже важнее всего, — заверил Веналитор. — Этот мир слишком мал, чтобы вместить нас всех. Если мы не выйдем за его пределы, то зачахнем, а потенциальные жертвы тем временем будут стариться и умирать вдали от взгляда Кровавого Бога.
— Итак? — поинтересовался Эбондрак.
— Смотрите, милорд, и все станет ясно.
На горизонте начиналась буря. Темные тучи громоздились друг на друга, тяжелые и багровые от крови. Холодный ветер зашуршал по пустыне, выбивая из мертвой земли клубы песка.
Веналитор обнажил свой двуручный меч. Небо потемнело, и клинок засиял, словно пойманный луч света. Герцог высоко поднял меч.
Крохотные темные фигурки хлынули из ближайшей трещины в земле, словно муравьи из переселяющегося на другое место муравейника. Они все лезли и лезли. Темная тень закрыла землю, мелкие существа копошились повсюду. Они лезли изо всех щелей и трещин.
Кое-кто все же обитал в этой пустыне: сцефилиды, тысячи сцефилидов, больше, чем когда-либо видели в одном месте на Дракаази. Они все лезли из своих подземных пещер, покрывая пустыню своими жукоподобными телами. Они блестели в свете молний, вспыхивающих среди туч.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.12.2013, 15:50 | Сообщение # 75



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Они начали строиться в ряды и колонны. Развернулись знамена, каждое несло древний тотемный знак древнейших племен Дракаази: хищная птица, давно вымершая, бывшая когда-то подлинным бедствием в небе над пустыней; черное дерево с наколотыми на его сучья головами и руками; медный коготь, торчащий из красного неба; руна в виде слепого глаза; топор и череп сцефилида, объятый черным пламенем.
Построившись, сцефилиды образовали войско большее, чем любое из сражавшихся когда-либо в Горгафе. Если говорить о численности, то это была величайшая армия, какую видели на Дракаази за многие века. Там был по меньшей мере миллион сцефилидов, и они все еще выбирались на поверхность.
— Значит, — сказал Эбондрак, — это ваш вклад в мой крестовый поход? — Он оглядывал пустыню, пытаясь оценить силу, выстроенную перед ним.
— Все они преданы мне, — ответил Веналитор, — все до единого поклялись мне в верности. Эти исконные племена Дракаази долго ждали возможности сыграть свою роль в великом кровопролитии Кхорна.
— Понятно, — прошипел Эбондрак. — Я в восторге, герцог, что вы отыскали самых низких из нижайших на этой планете, стоящих даже ниже, чем отбросы Гхаала, и создали из них войско, которое, как вы полагаете, поможет вам встать рядом со мной: вознестись от самого дна этой планеты к вершинам власти. — Эбондрак повернулся к Веналитору и уставился на него сузившимися глазами. — Бог Лжи гордился бы таким чемпионом.
Веналитор улыбнулся:
— Он не оценил бы меня, милорд. Я манипулирую другими, чтобы получить то, что я хочу, но меня не обманешь. Мы бы с ним не поладили.
Эбондрак тоже улыбнулся:
— В таком случае сколько этих существ будет растрачено на вашу распрю с Аргутраксом?
Предполагалось, что этот вопрос застигнет Веналитора врасплох, но герцог ожидал его. Никакие уловки и ухищрения не могли скрыть тайную войну от Эбондрака. У старого ящера имелись, вероятно, тысячи шпионов во всех уголках Дракаази.
— Это уже в прошлом, милорд, — ответил Веналитор. — С этим покончено. Мы зашли в тупик. Вскоре мы придем к необъявленному перемирию. У меня нет желания и дальше попусту терять свои войска, а Аргутракс не рискнет прогневать варп, жертвуя своими демонами в попытках убить меня. Я бы не признался в этом никому другому, милорд, но с междоусобицей покончено.
— Вы ожидаете, что я поверю в это? Когда такой, как вы, сцепляется с кем-нибудь вроде Аргутракса, драка не кончается, пока один из них не будет убит. При условии, что какая-нибудь большая сила не положит этому конец раньше.
— И эта большая сила — вы?
— Разумеется, и я покончу с этим, герцог. Если вы с Аргутраксом станете и дальше растрачивать военные силы этой планеты на то, чтобы убивать друг друга, я сделаю это за вас. Я убью вас обоих. Вы не настолько возвысились, чтобы с вас нельзя было содрать шкуру на знамя, Веналитор, а Аргутракс не настолько велик, чтобы избежать ссылки в самые холодные пустоши варпа по моему приказу.
— Все это не является для меня неожиданностью, милорд, — спокойно ответил Веналитор. — Именно поэтому я свел эту войну к нескольким стычкам между бандами низших культистов, которых не жалко. Я полагаю, Аргутракс поступает точно так же. Ни один из нас не отступит перед другими лордами, но мы оба не настолько глупы, чтобы бросать вызов вам.
— Снова лесть, — презрительно усмехнулся Эбондрак.
— Это еще и правда.
К ним приближался один из сцефилидов. Это был воистину огромный и древний экземпляр, величиной с танк, с шишковатым выпуклым щитком. Колонии более мелких существ облепили его со всех сторон, словно ракушки. С годами у него появлялись все новые и новые глаза, и голова его теперь представляла собой набор выщербленных жвал под множеством глазниц. Каждый глаз двигался независимо от остальных, часть из них смотрела на Веналитора, часть на Эбондрака. Ему подобных не видели в этом веке на поверхности Дракаази. У существа было традиционное оружие сцефилидов — пара шарнирных клинков, похожих на замысловатые ножницы, в двух передних конечностях с одной стороны, что свидетельствовало о высоком ранге.
— Генерал, — спросил Веналитор, — племена откликнулись на мой зов?
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Молот Демонов Бен Каунтер
Страница 5 из 8«12345678»
Поиск: