Ник Кайм,Падение Дамноса. - Страница 3 - Форум
Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 3 из 11«123451011»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Ник Кайм,Падение Дамноса.
Ник Кайм,Падение Дамноса.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 15:40 | Сообщение # 31



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Трайан бил по духу до тех пор, пока у того не активировались протоколы восстановления, инициировавшие фазовую телепортацию. Взгляд капеллана был, как всегда, зорким, а костяную череполикую маску покрывали многочисленные платиновые штифты, символизировавшие продолжительность службы.
— Встань, брат, — произнес он своим глубоким, но мягким голосом, совсем не таким, как у его предшественника, — ибо ты еще нужен ордену.
Праксор не принял протянутой руки капеллана. Системы его силовых доспехов вновь полностью функционировали.
— Я и сам могу подняться.
— Жаль, что одна лишь твоя надменность не способна держать тебя на ногах, — раздраженно проворчал Трайан, а затем обратился к Щитоносцам: — Эти твари — лишенные плоти чудовища. Само их существование оскорбляет дух машины, и им нельзя позволять оставаться в живых. Искорените их всех, и пусть вера направит ваше освященное оружие!
И он исчез в пелене снежного тумана так же стремительно, как и появился.
— Понимаю, почему он был так нужен Сикарию, — произнес Тартарон. В его сбивчивом голосе слышалось раскаяние. — Прости меня, сержант. Мне следовало лучше целиться.
В ответ Праксор хлопнул товарища по наплечнику:
— Но мы все живы, не так ли? У тебя отличный прицел. Подхватите брата Криксоса и следуйте за мной. Капитан Сикарий недалеко ушел вперед.
— Ты все еще с нами, брат-сержант Манориан? — донесся из рации голос Дацеуса. Сержант-ветеран вместе с Львами находился всего в нескольких метрах впереди, подавая сигналы другим отделениям.
Вопреки предположению Праксора, продвижение передового отряда замедлилось. Поле боя за пределами первой стены буквально кишело некронами. Праксор заметил неподалеку черный керамит доспехов Трайана. Капеллан, казалось, успевал повсюду, начитывая литании ненависти к ксеносам и чудовищам и размахивая своим крозиусом. Отделение Солина, Непоколебимые, неумолимой стражей следовало за ним.
— Он считает, что только его воины достойны носить Викторекс Максиму, — презрительно сказал Тартарон.
— Они герои Телрендара, брат, — нахмурился Праксор, — и заслужили такую честь.
— Мои извинения, брат-сержант, — склонив голову, ответил Тартарон.
— Соберитесь. Битва ждать не будет! — скомандовал Праксор, подгоняя своих бойцов. Он старался этого не показывать, но внутри его самого сжигала зависть к тем почестям, что достались Солину. Именно здесь, на Дамносе, он и его люди покроют себя собственной славой, и, возможно, даже Элиану Трайан сочтет Щитоносцев достойными того, чтобы быть его приближенными.
Брат Агриппен продолжал свое неумолимое шествие через каменистую пустошь, укрытую толстым слоем снега. Похожие на жуков существа размером с боевой мотоцикл попытались встать у него на пути, но древний воитель с легкостью разбросал их в стороны мощными ударами своего силового кулака, заливая останки потоками пылающего прометия из приделанного к руке огнемета. Огромный шар ярко-голубой плазмы поднял настоящую снежную бурю, одновременно уничтожив последнего из жуков. Когда с этими врагами было покончено, воин вновь встал возле Сикария, как отголосок прошлого ордена рядом с его будущим.
— За капитана! Во славу Ультрамара! — прогремел мощный, многократно усиленный имплантатами голос дредноута. Во всем ордене осталось слишком мало ветеранов вроде него, все еще помнящих, кем они были, и осознающих, в каком времени им приходится сражаться. Поскольку Агриппен не принадлежал ко Второй роте, Праксор сильно удивился, когда узнал, что древний воин будет принимать участие в походе Сикария. Возможно, таким образом капитан желал высказать свою солидарность бойцам Первой роты. Или он хотел, чтобы Агемман услышал о мастерстве и героизме Сикария от одного из своих самых преданных и надежных людей. В любом случае никто не смел сомневаться в искренности слов Агриппена, ибо, пропитанные мудростью прошедших веков, они несли проклятье на головы врагов.
Сражение утихло совсем ненадолго, но там, где передовой отряд одержал свою последнюю победу, образовался небольшой участок свободной земли. Сикарий, взобравшись на полуразвалившийся выступ, осматривал расстилавшиеся перед ним руины. Были это руины мануфакториума или, возможно, какого-нибудь лектория — не имело значения. Главное, что закопченные развалины второго этажа, державшиеся на разбитом фундаменте строения, оказались достаточно прочны и просторны, чтобы капитан вместе со своими офицерами мог использовать их в качестве наблюдательной площадки. Кроме того, тут можно было сделать небольшую передышку и спланировать дальнейшее наступление Ультрамаринов.
— Нам следует здесь закрепиться, мой господин, — посоветовал стоявший внизу Агриппен. Даже если бы массивный дредноут каким-то образом сумел подняться на второй этаж, своим весом он бы попросту обрушил его. — Наши силы с площади Келленпорта смогут соединиться с нами.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 15:40 | Сообщение # 32



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Сикарий окинул взглядом линию фронта. Дым застилал горизонт, повсюду сверкали изумрудные вспышки некронских пушек. Справа виднелся осажденный комплекс Администратума. Враг наседал на него, но теперь строение окружал защитный периметр из десантных капсул класса «Ветер Смерти».
— Надолго у них хватит боезапаса?
— Подождите еще несколько минут, капитан, — ответил Дацеус. — Силы Гвардии уже выдвинулись, чтобы вызволить исполняющего обязанности губернатора и его людей.
— Сейчас это несущественно, — произнес Сикарий. — Лидеры Дамноса отжили свое, их армии выдохлись, но без этого ракетного заграждения враг сможет прорвать наш фланг и отбросить нас назад. — Он взглянул вниз, на Агриппена. — Твой совет принят, брат, но мы выдвигаемся. Пусть бойцы арьергарда держат оборону.
— Мой господин?
— Да? — Сикарий снял боевой шлем и вытер пот со лба. Глаза капитана походили на два сапфира. Неожиданно для самого себя Праксор обнаружил, что это он заговорил и что теперь пронзительный взгляд капитана был направлен прямо на него.
— Механоиды отрезали нам путь назад. — Он указал на восток, где потоком живого металла протянулись ударные соединения некронов. — Они разделили наши силы надвое.
— Тогда нам очень повезло, что мы не собирались поворачивать, не так ли, сержант?
— Я… — Праксор был сбит с толку. Сикарий обо всем знал, и его это нисколько не волновало. Вортиган уже погиб, а Криксосом сейчас занимался брат Венацион — он накладывал повязку на обрубок руки бойца. Благодаря клеткам Ларрамана кровь быстро свернулась, но об остаточном кровотечении все равно нужно было позаботиться. Потери росли. Скольким еще предстоит пасть в этой безумной битве?
— Ты знаешь, что такое гладий, брат?
— Конечно, мой господин. Это…
Сикарий кивнул.
— Да, я верю, что ты знаешь. Я верю, что ты способен держать в руках меч и болтер и что ты можешь вести за собой своих людей, вдохновляя их на великие свершения. — Он положил руки Праксору на плечи, словно отец сыну, — для этого ему пришлось вложить Клинок Бури обратно в ножны. Оружие по-прежнему продолжало гудеть, жаждая битвы, словно и не было всех тех врагов, с которыми они с его хозяином уже расправились. — И как я верю в тебя, ты должен доверять мне.
Праксор лишь склонил голову.
— Я не собирался вам перечить, лорд Сикарий.
— Твой лорд — магистр Калгар, а я твой капитан. И ты должен оставаться верен мне. Я говорил тебе про гладий. — Праксор кивнул, и их взгляды встретились. Сикарий отпустил сержанта и рукой изобразил резкий выпад. — Мы и есть этот гладий, клинок, устремленный прямо в сердце врага.
— Но у механоидов нет сердца, брат-капитан, — заговорил Дацеус, поддерживая идею своего командира.
— И поэтому с ними нужно сражаться иначе. На некронов подействует только одно, — продолжал Сикарий. — Наказание. Если мы ударим по их уязвимому месту, они дрогнут. А для этого нам нужно, чтобы их лидеры показались на свет. Они и есть то самое сердце. Поразим его — и машины падут. Я хочу, чтобы эти твари запомнили меня, чтобы ощутили мой гнев, чтобы дрожали от страха за свое существование. Только тогда у Дамноса будет шанс.
Поддавшись нахлынувшему порыву, Праксор опустился на одно колено и приложил меч к груди.
— Я горжусь тем, что служу вместе с тобой, великий герцог.
— Тогда, пожалуй, тебе лучше подняться, потому что сейчас мы будем наступать. Мы найдем их командный центр и принесем славу нашему ордену.
Львы зарычали, вторя кличу своего капитана. Точно так же поступил и Праксор, но, поднимаясь с колен, он заметил, что Агриппен сохраняет молчание. На размышления времени не оставалось. Из тумана уже показалась большая группа некронов, направлявшаяся в их сторону.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 15:41 | Сообщение # 33



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Сикарий по-звериному оскалился.
— Во имя Жиллимана! За Талассар! Война взывает к вам, братья…
— …и мы ответим! — в едином порыве воскликнули воины.

Фалька миновал западные ворота следом за сержантом Мурном. В его крови так и бурлил адреналин. Ни один из бойцов Гвардии Ковчега позади них не хотел умирать, но и сражаться тоже никто не торопился. Лишь страх да граничащий с безумием фатализм заставили их двинуться в пустоши. Какая-то часть Фальки надеялась, что все дело в этих ангелах в кобальтово-синих доспехах, чье нежданное сошествие так взбудоражило людей. Где-то в глубине души он хотел верить, что на Дамносе еще не погасли последние искорки отваги и доблести.
— Мы не сдадимся! — услышал он громогласный рев Мурна. — Вперед, вперед, вперед!
Фалька радовался тому, что сможет встретить смерть лицом к лицу, на поле боя, а не отсиживаясь в ловушке за городскими воротами, рискуя оказаться погребенным под разваливающимся зданием или быть распыленным на молекулы во время очередного обстрела некронской артиллерии. Так он хотя бы сможет с честью отправиться к предкам, сможет посмотреть в глаза Джинн и сказать: «Я погиб, защищая наш мир». Он желал поскорее увидеть ее снова, но при этом не собирался отдавать свою жизнь впустую. Так просто он не дастся этим механическим ублюдкам!
Когда они покинули площадь Тора, численность Гвардии Ковчега составляла четыре сотни человек, почти два полных батальона. Западные ворота со зловещим грохотом захлопнулись позади солдат. Звук эхом отдался в душах бойцов. Кто-то не выдержал, побежал обратно и стал исступленно бить кулаками по холодному металлу створок. Комиссары расстреливали таких и приказывали остальным прекратить панику. Хотя вряд ли кто-то из остатков Гвардии мог их расслышать. Вся площадь потонула в нескончаемом шуме, какофонии битвы. Но это не было похоже ни на один прежний конфликт, случавшийся на планете. Сейчас в бой шли космические десантники — олицетворение ярости.
Фалька с нескрываемым восхищением взирал на них — решительных, как некроны. Когда он вместе с другими гвардейцами сумел на двести метров отойти от ворот, оставшись при этом целым и невредимым, в нем загорелась надежда, что с помощью космодесантников им, возможно, даже удастся спасти Дамнос. Впрочем, долго мечтать ему не дали — их заметил отряд некронов-рейдеров, чьи машинные мозги немедленно зарегистрировали новую угрозу и отдали приказ на уничтожение.
Мурну досталось первому. Драчливый сержант даже не успел закричать, когда гауссов луч содрал с него кожу. Ткань и металл разлетелись на атомы, кожа и плоть истлели, органы превратились в жидкость — и вот уже от Мурна не осталось ничего, кроме обугленного скелета, который, ударившись о землю, разлетелся на части.
Фалька инстинктивно пригнулся. Лишь благодаря слепой удаче он до сих пор оставался жив. Вокруг него, словно в кошмаре, на землю дождем сыпались лишенные плоти кости — некроны методично и беспощадно истребляли людей. Фалька выкрикивал что-то нечленораздельное, но это помогало ему не поддаться страху. Во время рывка через площадь все мысли вылетели у него из головы, но теперь он осознал, что у него в руках по-прежнему есть оружие и что он может из него стрелять. Фалька проверил уровень заряда и нажал на гашетку. Первая очередь получилась слишком резкой, заряды ушли широким веером. Это никуда не годилось. Такими темпами он растратит все за несколько секунд, а боеприпасы следовало беречь. Но вспышки выстрелов, пусть и не нанесших никакого вреда, привлекли внимание. На бегу Фалька бросился за большую кучу камней, вознося хвалы всем святым, что зеленые лучи прошли мимо, не задев его. Переведя дыхание, он вновь устремился вперед. Вместе с ним бежало еще десятка два бойцов. Судя по нашивкам, они принадлежали к разным отрядам. Огонь некронов рассеял силы Гвардии Ковчега, от былой дисциплины не осталось и следа.
— Что нам теперь делать? — спросил один из людей.
Фальке потребовалось несколько секунд, чтобы понять, что обращаются к нему. Как же он хотел, чтобы Джинн сейчас оказалась рядом!.. Она от природы была хорошим бойцом, и Гвардии таких сейчас очень не хватало.
— Одно попадание, пусть даже вскользь — и ты труп, — проговорил Фалька. Он пытался сосредоточиться, хотя это было не просто, особенно когда столько людей ждали его слов. Сейчас они прятались за развалинами какого-то укрепления. Фалька хлопнул ладонью по каменной стене, хотя все и так пригнулись к земле, не желая подставляться под сверкавшие над головами гауссовы лучи.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 15:41 | Сообщение # 34



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Один из бойцов — профессиональный солдат, не рекрут с шахт вроде самого Фальки — слегка приподнялся, чтобы вытереть лицо. В ту же секунду изумрудное свечение заполнило руины, и безымянный человек грузно опустился на землю. Его головы больше не было, а на месте шеи остались лишь обугленные лоскуты кожи. Двоих вырвало от этого ужасного зрелища. Фалька подождал, пока они более-менее придут в себя.
Он мрачно взглянул на обезглавленное тело. «И такая же судьба уготована всем нам».
— Прячьтесь за любыми даже самыми хлипкими укрытиями. И пытайтесь пробиться к Ангелам. Космодесантники нас защитят.
— Нас послали на смерть, — сквозь всхлипывания простонал один из бойцов. Его шлем, слишком большой, неуклюже сидел на голове. Фалька снял свой и отдал его пареньку. Этот подходил не намного лучше, зато юноша хоть чуть-чуть оживился.
— Да, это так. И мы встретим ее, защищая наших людей, как герои Дамноса. — Он протянул руку и похлопал мальчишку по плечу. — Ты согласен, сынок?
Парень молча кивнул. Лазган в его руках выглядел нелепо. Фалька отвернулся, не в силах больше видеть переполнявший юношу страх.
Дождавшись, пока притихнет вой гаусс-орудий, Фалька подполз к краю стены и рискнул высунуться, чтобы осмотреть окрестности. Сквозь пелену дыма и тумана он увидел отряд космических десантников, ведущих бой с врагом. Они оставили позади безопасные недра своего посадочного транспорта — тот выглядел как наконечник стрелы, чьи боковые поверхности раскрылись, словно лепестки, а вокруг него образовалось черное, похожее на шрам кольцо обожженной земли, которую медленно застилал падающий снег.
«Воистину воины с небес».
Сознание этого вселило в Фальку надежду.
— Вперед! — крикнул он бойцам. — За мной!

Глава пятая
Она замерзла, и дело тут было не только в низкой температуре. Странное, едва уловимое гнетущее ощущение наполняло все вокруг, заставляя кровь стынуть в жилах. Оно будто предвещало нечто ужасное, что способно было убить ее намного быстрее, нежели тот снежный обвал, под который она попала. Толща снега давила на ее тело, особенно на левое плечо. Ног она уже не чувствовала, а измученное сердце, казалось, попросту онемело.
«Я уже умерла, — подумала она. — Я умерла, просто мое тело еще не поняло этого».
Вокруг царила непроглядная темнота, без единого проблеска снега. Она понимала, что, наверное, провалилась в какую-то пещеру, потому что вокруг не было ни звука — никаких криков, плача, стенаний. Когда все это началось, звуки передавали терзавший людей гнев и нежелание мириться с действительностью. Потом они превратились в страдальческие причитания. Под конец они просто были. И сейчас ей их не хватало. От одной этой мысли делалось стыдно.
«Я уже умерла, и потому мне так холодно».
Вдруг она увидела свет, крошечную яркую точку, окрасившую ее темный мир в оттенки серого. Затем послышался шум, похожий на шарканье, шуршание. Она все поняла. Кто-то или что-то пыталось откопать ее.
Она запаниковала, но пошевелиться по-прежнему не было никакой возможности. В памяти смутно всплыл тот удар по аварийному маячку. Тогда, увлекаемая под землю снежной лавиной, она в отчаянии пыталась сделать хоть что-то, но теперь до нее дошло, насколько же глупым был ее поступок.
«Лучше б я уже умерла».
Шуршание слышалось все отчетливее и ближе, уже можно было различить скрежет металла, вгрызающегося в лед. С каждым ударом просвет становился шире, а мир вокруг обретал очертания.
«Почему я не могу убедить свое тело в том, что я уже мертва?»
Ее пальцы задрожали, и она поняла, что способна ими двигать. Она ухватилась за примерзшую к поясу и ноге кирку.
«Раз я жива, значит, я буду бороться…»
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 15:41 | Сообщение # 35



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Внезапно весь ее крошечный мир развернулся, когда края щели осыпались под ударами острых металлических лезвий.
«И тогда я точно умру».
Она попыталась закричать, но горло пересохло и одеревенело от мороза, и потому у нее вырвался лишь сдавленный хрип. В мыслях ее пальцы уже отцепили кирку, и она опустила инструмент на голову существа, глубоко вонзив ее в череп. Но в реальности рука все еще не подчинялась ей. Она сумела обхватить рукоятку, но на большее ее не хватило. Она не могла сражаться. Единственное, что ей оставалось, — принять свою судьбу, и это мучило ее. Над ней нависли тени, заслоняя собой только что вновь обретенное солнце. Она смотрела в глаза самому воплощенному ужасу. Внезапно голос вернулся к ней, и она закричала.
Затем Джинн очнулась.

Помещение было залито слабым изумрудно-зеленым светом. Его создавали энергетические каналы и проводящие линии, переплетающиеся и складывающиеся в причудливые эзотерические руны и сигилы, несущие печать древних времен, давным-давно канувших в историю. Они освещали громоздкие саркофаги и целые гробницы, чьи своды, веками обрабатываемые силами неумолимой природы, отливали зеркальным блеском. Долгое время они были погребены глубоко под землей. Они спали. Они не ведали, чья воля пробудила их и какой из заложенных сценариев активировал протоколы восстановления у пауков-могильщиков, но это не имело значения. Долгий сон закончился, они вновь пришли в себя — и обнаружили, что их владения кишат паразитами.
Не-мертвый вздохнул, хотя в его механических органах и не циркулировал воздух, необходимый для дыхания, а лишенное плоти тело даже не шелохнулось. Это было лишь притворство, отголосок давно исчезнувшей физиологической потребности, который преследовал его до сих пор. Воспоминания перемешались, он с трудом мог разграничить то, что было раньше, и то, что есть сейчас. Так случалось со всеми. Со всеми, кроме Архитектора.
— Твои мыслительные системы функционируют без перебоев.
Это был не вопрос — лишь констатация факта. Не-мертвый не задавал вопросов, ибо не нуждался в них. Он обладал знанием, безграничным, охватывавшим вечность его существования. Он был совершенен, но сейчас он все еще находился в неподвижном состоянии. Скарабеи восстанавливали его прекрасное механоорганическое тело, подсоединяли конечности и заново заряжали оружие, пока пауки-могильщики собирались у его усыпальницы.
Архитектор небрежно поклонился. Это движение сопровождал звук завертевшихся шестеренок и заработавших сервоприводов.
— Вы все еще слабы, повелитель. Но силы уже возвращаются к вам.
— Иные тоже пробуждаются. — Машинный голос Не-мертвого имел глубокий тембр, он отдавался эхом, и дело тут было не в гулком помещении камеры воскрешения. Его злобные глаза превратились в пылающие щелочки, стоило ему увидеть каждый из четырех порталов, ведущих на верхние уровни гробницы.
— Мы вновь живем, — произнес Архитектор. — Вы помните меня, повелитель?
Не-мертвый неторопливо кивнул.
— Так много жизней, — пробормотал он.
— Нас пробудили интервенты, оскверняющие наши священные владения.
Воинственный рык Не-мертвого прокатился по гробнице:
— Истребить их!
— Сейчас я активирую оставшихся иерархов. Скоро все мы вновь будем едины.
— Я жажду идти вперед, командовать моими легионами. Моя небесная колесница…
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 15:42 | Сообщение # 36



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Уже давно обратилась в прах, — прервал его Архитектор. Он не прикасался к Не-мертвому, поскольку это могло вызвать гнев у владыки, но в голосе слышались примирительные нотки. Им всем пришлось отдать столь многое, чтобы в итоге так мало получить.
«Наша плоть — металл, наши жилы и наша кровь — механические контуры, мы пожертвовали саму нашу сущность, дабы стать машинами».
Кто-то ощущал подобное сильнее прочих, и именно в этом крылась причина, почему Архитектор присматривал за ними. Для полного и окончательного пробуждения Не-мертвому потребуется еще несколько часов, но другие, низшие лорды, справятся быстрее.
Вспышка телепортации осветила своды гробницы. Когда она погасла, Архитектор уже находился в другом помещении. Используя искусство хрономантии, он всего за миллионную долю секунды переместился на несколько уровней вниз. Промозглые катакомбы были надежно запечатаны. Причиной тому служил страх. Страх заражения, порчи, который уже завел некронов столь далеко. Этого было достаточно.
Тишину катакомб разорвал пронзительный, полный муки крик, но ни одно насекомое из неторопливо и упорно трудившихся в недрах захоронения не обратило на него внимания. Архитектор устремил взгляд в сторону источника звука, а его длинная, украшенная бронзовыми рунами мантия бряцала при каждом шаге.
Прямо перед ним раскрылась другая усыпальница. Заглянув в нее, он увидел внутри одного из пробудившихся лордов. Этот был весь покрыт гнилью, а с костей свисали лоскуты разлагающейся плоти.
Глаза Архитектора сверкнули. В действительности его звали Анкх, а сам себя он нарек Вестником Страха. Этого нужно будет держать в узде. Такими, как он, разочаровавшимися и преисполненными ярости, нужно править твердой рукой, если хочешь получить от них хоть какую-нибудь пользу. В отличие от Не-мертвого и прочей высокой элиты, Анкх не боялся заразы свежевателей. Он знал много тайных способов защитить себя. Тем не менее осторожность никогда не бывает излишней — поэтому он отступил на шаг.
Анкх вытянулся в полный рост, придавая своему облачению еще более величественный вид и с угрозой выставив напоказ жезл власти. Всем своим видом он напоминал обратившегося в скелет колдуна, кожу которому заменял металл. Всевозможные приспособления увешивали его тело: различные амулеты и отражатели, стержни и казавшиеся бездонными сферы. На поясе, перевязанный витиеватой цепью, висел флакон из адамантия — в нем он держал своего предшественника. Другого потенциального узурпатора он захватил с помощью зеркала отражателя всего за наносекунду до синхронизации того с реальным миром.
— Ты помнишь, кто ты такой?
Существо стало извиваться, будто сломанная кукла, и издавать нечленораздельные звуки. На секунду Анкху показалось, что могильщики разбудили того слишком рано и что теперь скарабеям придется вновь деактивировать его, но все сомнения исчезли, когда лорд наконец заговорил.
— Мое облачение… — произнес он, держа в лапах лохмотья кожи, обернутые вокруг его металлического тела, — оно никуда не годится. Где мой портной? — Он замолк, разглядывая свои конечности и запятнанное кровью туловище. — Где моя плоть?! Моя кожа?!
Он издал долгий скорбный вопль. Анкх молча наблюдал за этим. Возрождение никогда не проходило просто.
— Подожди… — сказало существо. — Подожди…
Глубокая меланхолия слышалась в его голосе, насколько это позволяли его механоорганические связки. Он ласково разглаживал свисавшую с тела гнилую кожу.
— Подо-о-ожди-и-и… — скрежетал он, изображая нечто похожее на вздохи. — Как же я скучаю по своей плоти…
Изумрудные глаза, преисполненные ненависти и страсти, пылали сквозь рваные глазницы маски, которую он сделал себе из ошметков человеческих тел.
— Ты Сахтаа, Жаждущий Плоти, — сказал ему Анкх.
— Я мясник? Тот, кто сдирает чужую кожу? — спросил Сахтаа, глядя на него и размахивая острыми как бритва когтями, которые давным-давно заменили ему пальцы. Ненароком он срезал несколько кусков мяса со своего ужасающего облачения, и они с чавканьем шлепнулись на пол.
Глаза Анкха от возбуждения вспыхнули еще ярче, превратившись в миниатюрные огненные вихри.
— Да.
Противный голос Не-мертвого из-за ментальной связи с главной гробницей эхом отдавался в черепе. «Остался еще четвертый. Без него Иерархия не будет полной». Он говорил это по привычке, тем более что мышление после длившегося многие тысячелетия сна еще не до конца прояснилось, но все равно владыка был прав.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 15:42 | Сообщение # 37



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Анкх телепортировался обратно и внимательно осмотрел оставшуюся самую темную часть гробницы.
— Он уже идет…
Тьма стала сгущаться, как будто сливаясь в черную дыру, постепенно обретая нечеткие очертания. Послышался шорох — словно последнее дыхание мертвеца, только куда более громкий и продолжительный. Прямо из ледяной пустоты стали материализовываться лоскуты древней мантии, похожие на обрывки пергамента. Величественная и могучая фигура выступила из тени. Каждый ее шаг сопровождался ударом наконечника посоха по металлическому полу. Владыка мрака и металла явился.
Если скулы Архитектора сходились под острым углом, то челюсть этого существа была практически квадратной. На его массивном лбу стоял какой-то символ. Анкх не смог вспомнить его значение. Да, за прошедшее время он и сам многое утратил, пусть и меньше, нежели остальные.
— Зачем меня призвали? — требовательно вопросил явившийся.
— К мешкам мяса прибыли их бронированные спасатели.
— Плоть не устоит перед металлом, — прогудел Не-мертвый в минуту просветления. Сознание медленно возвращалось к нему. — Сердца и умы смертных не смогут сдержать напор машин.
— Как ты можешь видеть, — произнес Анкх, жестом указав на их повелителя, — наш господин приходит в себя. И вместе с ним пробуждаются другие ячейки. Иерархия должна быть составлена, Тахек.
Укрытый темным саваном лорд зарычал.
— Зови меня Несущим Пустоту, жестянка.
— Тахек Несущий Пустоту, ты призван, — церемониально произнес Анкх, хотя в том и не было никакой необходимости. Он пропустил волну энергии через свой посох, но это никак не тронуло лорда. — Враг явился в наш мир. Эти плебеи копаются в наших чертогах воскрешения и опустошают ульи наших скарабеев.
— Они посягнули на мои владения? — спросил Несущий Пустоту.
— Они хотят разрушить наши пилоны и тяжелые гауссовы орудия. Предполагаю, что они планировали высадить дополнительные силы с корабля, который мы подбили на орбите.
— Тогда я уничтожу их.
Несущий Пустоту уже готов был развернуться и исчезнуть в темноте, но голос Не-мертвого остановил его:
— Нет.
Анкх вновь перехватил разговор — все-таки он здесь был вестником:
— Ты продолжишь свою основную миссию. Защищай нашу артиллерию. — Его глаза сузились, отчасти от удовольствия созерцания ярости, которой сейчас кипел Тахек, отчасти из-за предчувствия того, что должно было произойти. — Сахтаа Жаждущий Плоти займется ими. Ему нужна новая кожа.
Используя маленький черный кристалл, закрепленный на его теле, Анкх вывел изображение нижнего уровня гробницы, где он сам был несколько секунд назад.
Несущий Пустоту бросил на Сахтаа полный презрения взгляд.
— Мне не нужна помощь.
В некронском обществе Сахтаа был изгоем, некогда благородным лордом, превратившимся в сущего зверя. Прочие владыки, забыв о прежней близости, отринули его, как чумного. Никто среди иерархов не желал себе такого проклятья — обратиться в свежевателя.
Анкх проследил за взглядом Тахека.
— Сосредоточься на своей цели, — сказал он. — Пусть ночь опустится на них.
Глаза некрона сверкнули — пара крошечных огоньков во мраке.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 15:42 | Сообщение # 38



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Слушаюсь, — проскрежетал он. Его голос удалялся, исчезая в тенях. Несущий Пустоту ушел.
Анкх обернулся к изображению Сахтаа.
— Твои слуги ждут тебя, — произнес лорд. — Следуй за ними, они выведут тебя на поверхность.
Сахтаа стал оглядываться вокруг, пытаясь найти источник этого лишенного тела голоса, огласившего чертоги. Но его смятение тут же прошло, как только в помещении появились другие свежеватели.
— Такая зрелая… — с придыханием заговорил Жаждущий Плоти, завидев пару горбатых некронов, крадущихся в блеклом свете катакомб. Он было потянулся к одеяниям из кожи, но внезапно убрал свои когти, не решаясь дотронуться до них и стыдясь собственных насквозь прогнивших лохмотьев. — Такая свежая. Одежда слуг не должна затмевать великолепием облачения их повелителя.
Свежеватели склонились перед ним.
— Так иди и обнови свое облачение, — Анкх добавил резонанса своему голосу, который мог слышать Сахтаа, — плотью наших врагов.
Подобно гончей, подгоняемой хлыстом хозяина, Жаждущий Плоти выскочил из своей усыпальницы и стремглав бросился за слугами. Ему не терпелось начать охоту. Изображение исказилось, и Анкх убрал кристалл.
— Мне нужна моя прежняя чувствительность, — прорычал Не-мертвый. Теперь они с Архитектором остались наедине.
Анкх следил за движением скарабеев и пауков-могильщиков, ощущал незримое присутствие его духов, патрулировавших недра гробницы. Все больше и больше ячеек готовились к пробуждению. Теперь, когда первая Иерархия вновь обрела силу, осталось совсем недолго до того момента, как восстановятся остальные лорды, а вместе с ними и весь легион.
— Наша численность растет. Момент близится, мой повелитель.
— Мне нужна… — застонал Не-мертвый перед тем, как его разум вновь погрузился в пучину забвения.
— Мы — легион, — произнес Анкх, по большому счету, сам себе. По мановению его руки из пола гробницы появилось похожее на колонну устройство. Как только лорд некронов опустил свои костлявые пальцы на выгравированный на ее вершине символ, между ними заиграли крошечные разряды энергии, формировавшие паутинную матрицу. В это же время на поверхности, несколькими уровнями выше, проекционные узлы сдвинулись в рабочее положение. Зажглись руны активации, очертив помост с пикт-экранами.
Вестник заговорил, и каждая живая душа на Дамносе увидела его.

Когда западные ворота с лязгом закрылись, Аданар почувствовал внутри себя пустоту. Он слышал глухие выстрелы пистолетов комиссаров, выносивших единственно возможный приговор дезертирам. Командующий закрыл глаза. В голову лезли мысли о тех четырех сотнях людей, что остались на площади Тора. Зонн сомневался, что им удастся продержаться достаточно долго под натиском некронов, но кому-то нужно было пойти за Ранкортом. Администратор, исполняющий обязанности губернатора, сейчас оставался чуть ли не единственным уцелевшим представителем имперской власти на Дамносе. Само собой, не считая космодесантников, но они все-таки были здесь случайными гостями.
Аданар не верил, что вообще когда-нибудь их встретит. Какое им до него дело? Да и до любого из них? Ангелы Императора были такими же холодными и отчужденными, как и некроны. Вся разница заключалась в том, что космические десантники не стремились убивать людей.
Планете требовался лидер, пусть и номинальный, — и Зефу Ранкорту, сколь бы мерзким он ни был, придется исполнить эту роль и установить хоть какое-то подобие стабильности на Дамносе. Во всем этом неприметном мире лишь Келленпорт еще держался, и, чтобы выжить, им нужно было сплотиться.
Аданар помнил крики радости и облегчения, раздававшиеся отовсюду, когда лазурные стрелы пронзили небеса. Люди молили Императора об избавлении, о спасении их родного Дамноса.
Космические десантники пугали и восхищали одновременно. Они могли справиться со всем, что было не под силу простым людям. Они могли обратить казавшееся неотвратимым поражение в триумф, но только эти существа… Эти твари ни в чем не уступали Ангелам Смерти. Изумрудные вспышки залпов вражеской артиллерии даже не думали затихать.
— Отправить четыре батальона обратно на площадь Тора. Нужно восполнить потери, — распорядился он — как оказалось, в никуда. Зонн позабыл, что сержант Набор уже давно мертв, распластан на земле в луже из собственной крови и мозга.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 15:43 | Сообщение # 39



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Аданар по воксу вызвал сержанта Бессека и отдал приказ ему. Кроме того, он поручил отрядить другого сержанта для помощи бойцам на стенах и передачи дальнейших инструкций прочим офицерам.
— И пошлите сообщение исполняющему обязанности лорда-губернатора Ранкорту. Отряд спасения уже выдвинулся, чтобы сопроводить его обратно в Келленпорт. — Аданар хотел было добавить «под защиту городских стен», но не смог выдавить из себя такую откровенную ложь. Он уже собирался запросить отчет о положении дел, как внезапно над полем боя, прямо посреди дыма и тумана, возникла голографическая фигура. Аданар сразу узнал голос Вестника Страха.
— Ваши ангелы пришли, но они не спасут вас. Ибо нет спасения. Мы — некроны, и мы заявляем свое право на этот мир. Вашим ангелам не остановить нас. Мы существа не из плоти, но из металла. У нас нет эмоций — лишь чистый разум. Мы — машины, а машины не отступят ни перед чем.
Изумрудно светящаяся голограмма пошла рябью помех, а потом исчезла. Но сам факт ее появления породил отчаяние в сердцах людей. Аданар нутром ощущал стон, вырвавшийся у его бойцов. Так тяжко доставшаяся им надежда вмиг рассеялась. Он чувствовал это.
— И за что я должен быть благодарен? — вопросил он, вспомнив преждевременное ликование, в то время как удары артиллерии ровняли все вокруг с землей, вспомнив объятые пламенем улицы, разбитые площади, обрушенные башни и купола его родного города. — За что нам быть благодарными?

Ранкорт прохаживался по металлическому полу медицинского блока, разглаживая свою редкую, засаленную шевелюру. У него была должность, которой он добивался, была власть со всеми сопутствующими привилегиями, но вот только хотел он всего этого никак не при таких обстоятельствах. Он стал лордом-губернатором, фактически правителем, но что ему досталось? Голый каменный шар, который вскоре либо отлучат от Империума из-за нашествия ксеносов, либо сами ксеносы выжгут дотла.
— Разве я не послушно исполнял все распоряжения? — вырвалось у него. Практически пустое помещение насквозь провоняло парами дезинфицирующих средств. Стены были выложены кафельной плиткой. Тут осталось единственное целое кресло, на котором Ранкорт еще мог сидеть. Хронограф на стене уже давно перестал работать. А даже если бы и работал, какой от него теперь толк? Лорд-губернатор потерял чувство времени. Еще тогда, на шахте…
Он прогнал прочь тяжкие мысли, не желая вновь вспоминать дни отчаянной схватки за жизнь в ледяных пустошах, что протянулись за теми страшными событиями.
— О Трон… — бормотал он, с силой вжимаясь лицом в ладони, словно пытаясь выдавить эти воспоминания. — Если бы ты видел, что здесь происходит! Если бы ты… — Внезапно он запнулся на полуслове, встретившись взглядом с лордом-губернатором Арксисом, лежавшим на одной из коек. — Ты! Ублюдок! Ты оставил все это на меня! Мне это не нужно, слышишь? Не нужно… Но ведь мне от этого уже никуда не деться, правда? Никуда…
Он с силой оттолкнул от себя кресло, которое, ударившись о стену, откололо от нее несколько кусков кафеля. Кулаки Ранкорта крепко сжались. Он уже готов был колотить Арксиса, но внезапно остановился и перевел дыхание. Руки, всего мгновение назад дрожавшие от гнева, безвольно повисли. Зеф склонился над безжизненным телом губернатора и тихонько зашептал ему на ухо:
— Помоги мне, — умолял он. — Скажи, что мне нужно делать…
Стук в дверь привел Ранкорта в чувство, он выпрямился и быстрым движением смахнул слезы с лица.
— В чем дело? — резко бросил он, вперив взгляд в вошедшего сержанта Кадора.
— Только что пришло подтверждение, что вас сопроводят под защиту стен Келленпорта, мой господин.
Ранкорт попятился, будто слова сержанта обожгли его, но, наткнувшись на койку, замер.
— Это безопасно?
— Безопаснее, чем сейчас в капитолии, — слегка замявшись, ответил Кадор. — Сюда прибыли космические десантники, и они сейчас пытаются отвоевать передовые рубежи. В том числе и этот бастион.
— Тогда разве мне не стоит остаться здесь? — Ранкорт совсем поник. Казалось, он пытался обнадежить сам себя. — Тем более если меня теперь защищают Астартес?
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 15:43 | Сообщение # 40



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Они здесь не задержатся. Командующий Зонн пообещал, что, как только внешние стены вновь окажутся в наших руках, он заново выставит на них гарнизон, чтобы наши спасители могли продолжить наступление и освободить планету. — Сержант протянул ему руку. — Вам следует пройти со мной, господин.
— Что ж, хорошо, — ответил Ранкорт, все еще не до конца веря услышанному. — А как быть с лордом-губернатором Арксисом? Как вы планируете транспортировать его?
Кадор нахмурился.
— Простите, не понял.
— Очень просто, сержант, — раздраженно повторил Ранкорт. — Как мы доставим его отсюда за стены города?
— Никак. Он уже мертв.
Ранкорт хотел запротестовать, но вместо этого обвел взглядом помещение. Медблок был пуст. Все необходимое для поддержания жизни оборудование исчезло, потому что нужда в нем отпала. Лорд-губернатор не перенес травм, полученных в своем бункере.
— Конечно… Да, уходим сейчас же. Ведите, сержант.

Юлус тяжелой рукой вытер пот со лба. Несмотря на улучшенную физиологию космодесантника, рана в плече все-таки давала о себе знать, замедляя движения. Во главе отделения вышагивал Агнацион. Его бронированное тело принимало на себя большую часть огня некронов. Попадания гауссовых лучей сотрясали дредноута, и Юлус всем сердцем надеялся, что древний воитель выдержит это.
Вставив в болт-пистолет новую обойму, Юлус прицелился и выстрелил. Громадный некрон прямо перед ним дернулся, искры посыпались из его бронированного тела, но тварь не остановилась. Гальвия и Арнос вслед за сержантом также открыли огонь — без особого эффекта.
Все еще продолжая стрелять, Юлус указал своим цепным мечом на фалангу казавшихся неуязвимыми врагов.
— Создай стену, брат!
Аристей поднял огнемет, заливая пространство перед собой потоками пылающего прометия. Однако механоиды шли прямо через пламя, в то время как их тела окутывал дым.
— Святая Гера, — выдохнул Гальвия. — Их же не остановить!
Откуда-то издалека в пламя стали бить лучи лазганов, но для чудовищных машин они были не страшнее укуса пчелы.
Юлус понял, что это Гвардия вступила в бой с врагом, только вот пользы от людей было немного. Вторая рота осталась одна. Но даже в такой ситуации они еще могли выйти победителями. Остались только эти некронские элиты. Разделаться с ними — и площадь окажется свободна. Феннион проворчал:
— Они крепкие, но и на них есть управа. Закрыть брешь! Усилить огонь!
Его Бессмертные продвигались в тени Агнациона, благоразумно рассредоточившись и пригнувшись, но они вынуждены были остановиться, когда воитель внезапно оступился. Его броня, могучий саркофаг, за сотни лет прошедший через бесчисленное число всевозможных кампаний, стал медленно ржаветь и разрушаться.
— Древний! Мы должны двигаться дальше!
Агнацион выставил вперед свою мульти-мелту и дал залп по элитам. Луч располовинил одного из механоидов, и тот исчез во вспышке телепортации.
— Видите? Не такие они неуязвимые! — прокричал Юлус, пытаясь воодушевить своих воинов.
Другой некрон лишился нескольких конечностей, но прямо на глазах Фенниона куски живого металла вновь стали собираться воедино, а кабели и провода — заново срастаться, невообразимым способом восстанавливая поврежденное тело.
— Милостивый примарх…
Однако Агнацион был не из тех, кто останавливается на полпути. Процесс регенерации все еще продолжался, когда очередь реактивных снарядов штурмового болтера дредноута разворотила корпус некрона. Огоньки в глазницах погасли, и тварь телепортировалась.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 15:43 | Сообщение # 41



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— В вечности я служу ордену! — Агнацион уже готов был двинуться дальше, как внезапно струя огня вырвалась из его сервоприводов. Густой дым обволок одну из похожих на колонны ног дредноута, из сочленений потекло машинное масло. Вокс-передатчик разразился криком, когда огненная стрела пронзила его саркофаг. Расплавленный металл вперемешку с плотью вытекал из раны, и звуки агонии Агнациона эхом разносились по площади.
Юлуса буквально затрясло от такого зрелища. Он никогда раньше не видел, чтобы дредноуту что-то могло причинить боль, и не мог даже представить, что когда-нибудь станет свидетелем чего-то подобного.
— Брат-сержант, — Агнацион говорил с трудом, его голос перекрывали помехи, отчасти из-за поврежденного вокс-передатчика, отчасти из-за ужасной боли, которую он испытывал. Ему приходилось перекрикивать грохот стрельбы, чтобы его услышали. — Тебе придется… штурмовать ворота в одиночку, брат. Дальше я идти не могу.
«Ворота»? Но тут Юлус все понял. Разумом Агнацион вернулся в Чандрабад, туда, где он пал пять тысячелетий назад, будучи еще обычным боевым братом.
Времени на ответ уже не оставалось. Еще один выстрел вырвал целый кусок брони из плеча дредноута. По наплечнику сержанта ударила шрапнель. Агнацион развернулся к неприятелю и выпустил последнюю длинную очередь из штурмового болтера. После этого закрепленное на его силовом кулаке оружие разлетелось на куски, боеприпасы взорвались в облаке дыма. Как борец, пропустивший чересчур много ударов, Агнацион дернулся и зашатался под градом сыпавшихся на него снарядов.
Юлус больше не мог смотреть на это. Он зажал в ухе бусинку вокса и заговорил в расположенную на латном воротнике решетку приемника. Пусть он и лишился своего боевого шлема, а вместе с ним и возможности пользоваться визором, но он по-прежнему мог командовать.
— Тириан! Атавиан! Устройте им ад, братья!
Настоящий огненный шквал обрушился на врага с обоих флангов. Болтерные трассеры и пламенные следы от ракет переплетались в безумном вихре — опустошители сосредоточили огонь на массивных и неповоротливых элитах.
Снаряды разрывались посреди шеренг некронов, осыпая их раскаленными осколками, но те словно не замечали этого. Да, их численность уменьшилась, но они сомкнули ряды и продолжили неумолимо наступать на Ультрамаринов, поливая их изумрудными потоками разрушительной энергии. Некоторые поверженные некроны поднимались вновь, неторопливо восстанавливая свои поврежденные тела и возвращаясь к своим шеренгам.
Чтобы бить наверняка, Ультрамаринам нужно было подобраться ближе к врагу. Юлус покрепче сжал рукоять цепного меча.
— Бессмертные! Плечом к плечу! Вперед, уничтожим их! — Он сломя голову побежал на некронов, не обращая внимания на сверкавшие вокруг него гаусс-лучи.
Справа на землю упал брат Арнос, получив удар лучом в грудь. Юлус быстро потерял его из виду. «Быстрее и ниже». Рядом с ним промерзшую землю сотряс гулкий удар — к космодесантникам присоединился Ультраций. Шквал снарядов из его автопушки проредил строй элитов — некроны отвлеклись, и Юлус с отделением выиграли несколько драгоценных мгновений, чтобы приблизиться к противнику.
Первый выпад получился неудачным, словно Юлус ударил по переборке боевого корабля. В воздух взметнулись искры, но на теле некрона осталась лишь небольшая царапина. Вблизи элиты оказались еще громаднее, по сравнению с ними даже могучие космодесантники были карликами. Юлус пригнулся, чтобы не попасть под размашистый удар гаусс-бластера. Даже используемое как простая дубинка, это оружие — с учетом вложенной в замах силы — представляло серьезную угрозу. Яркий луч поразил Юлуса в левый бок, но лишь содрал краску и опалил керамит. Сержант вогнал болт-пистолет в щель между ребрами существа и нажал на спусковой крючок.
Веер разлетающихся металлических осколков зацепил лицо космодесантника, оставив на нем с дюжину неглубоких порезов, но зато выстрел снес некрону голову, сорвав ее с искривленного позвоночного столба. С торжествующим криком Юлус оттолкнул от себя обезглавленное тело, которое тут же телепортировалось прочь.
— Ощутите ярость Бессмертных!
Но ликование его длилось недолго — внезапный мощный удар пришелся ему в корпус. Юлус ощутил, как треснул нагрудник доспехов. От удара перехватило дыхание, и потребовалось несколько мучительно долгих мгновений, чтобы его мульти-легкие оправились от шока и вновь начали работать.
Выросший перед ним некронский великан внимательно взирал на сержанта.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 15:44 | Сообщение # 42



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Ты не бессмертный. Ты лишь ходячий мешок мяса. Истинные бессмертные сейчас перед тобой. Мы — твой рок.
Юлус замахнулся на врага цепным мечом, но механоид рукой блокировал жужжащее лезвие и вновь ударил космодесантника.
Едва держась на ногах, сержант отшатнулся от своего противника.
Вокруг него Бессмертные с трудом сдерживали натиск некронов, яростно отбиваясь мечами и болтерами. Где-то посреди когорты элитов буйствовал Ультраций, мстя врагам за страдания брата-дредноута. Вот массивная фигура некрона взлетела в воздух, рухнула, угодила под удар пудового кулака — и исчезла. Ультраций не знал пощады.
— Жиллиман взирает на нас! Не сметь отступать пред его святым ликом!
Автопушка дредноута беспрестанно выплевывала огонь, и уже полдюжины механических тварей пали ее жертвами. Их искореженные тела растворялись в наползающем тумане.
Юлус получил еще один удар, на этот раз в поврежденное плечо. Послышался хруст ломающихся костей. Защитные пластины раскололись, пользы от них теперь не было никакой. Сержант вновь замахнулся мечом, на этот раз метя некрону в нижнюю часть туловища. Тварь небрежно оттолкнула меч в сторону, потеряв при этом несколько костяных пальцев, а другой рукой подняла гаусс-бластер. Зарычав по-звериному, Юлус разорвал крепления, державшие оружие на руке некрона, и со всей силы вонзил меч в тело врага.
Душа Юлуса возликовала, когда чудовище испустило долгий модулированный вопль. В его голосе, впрочем, не слышалось и намека на страх.
— Сдавайтесь. Ваши старания бесполезны.
Лишившись своего бластера, механоид повторно ударил Ультрамарина кулаком в плечо, в то время как три пальца другой руки с невероятной силой сомкнулись на горле воина. Сержант ощутил, как под чудовищным давлением ломается его трахея. Без шлема шея космодесантника осталась совершенно незащищенной. Некрон проанализировал ситуацию и нашел уязвимое место.
Оставив болт-пистолет висеть в магнитном захвате на бедре — все равно его обойма опустела, а вставить новую не было никакой возможности, — Юлус двумя руками ухватился за меч и всем весом налег на него. Ему не хватало воздуха, мир перед его глазами застил мрак. На последнем издыхании он собрался с силами и дерзко бросил в лицо врагу:
— Подыхай, ты, бездушная мразь.
Тьма окончательно опутала его, и Юлус почувствовал, как из его слабеющих пальцев выскальзывает рукоять меча, а из тела — сама жизнь.

Фалька теперь был главным. Как так получилось, он и сам не мог понять, но факт оставался фактом: пятьдесят человек, жалкие остатки четырех полных батальонов, смотрели на него и ждали его приказов. Они уже оставили позади руины и добрались до того, что еще можно было назвать второй оборонительной линией. Здесь он выстроил своих бойцов в огневую линию и отрядил несколько человек, чтобы те заняли все еще боеспособные тяжелые оружия на баррикадах и в опустевших дотах. Эти укрепления были наспех собраны по приказу командующего Зонна незадолго до того, как погиб «Благородный», а вместе с ним и все их надежды. Бункеры и стены пали быстро, гарнизон продержался всего на пару секунд дольше. Здесь остались лишь жалкие развалины, но даже это было лучше, чем ничего.
— Пригните головы и следите за зарядом лазганов. — Фалька вспомнил, что говорил Мурн во время базовых тренировок. Он уже скучал по этому крепкому старому засранцу, мир его костям. Столь достойный человек не заслужил подобной участи. — Зарядите пушку, — прокричал он расчету тяжелого стаббера, расположившемуся дальше по линии, — и смотрите, чтобы ее не заклинило. Держите ствол холодным, — рявкнул он на другую команду суетившуюся вокруг установленного на треноге мульти-лазера. — Не позволяйте ему перегреваться. Иначе все мы покойники.
«Трон, я уже даже заговорил, как Мурн». А может, дух сержанта все еще оставался живым и продолжал сражаться, вселившись в его тело? Фалька надеялся на это.
Он нашел магнокль, зажатый в обугленных руках какого-то мертвого офицера. Большая часть его тела отсутствовала — возможно, была расщеплена на атомы выстрелами вражеских гаусс-пушек. Ультрамарины сражались неподалеку от его бойцов, благодаря магноклю Фалька мог спокойно осматривать окрестности без необходимости подходить ближе и тем самым подставляться под огонь. Теперь, когда им противостояли Ангелы Императора, некроны перестали стрелять по Гвардии Ковчега. Фальке хотелось, чтобы так оставалось и дальше… хотя бы ненадолго.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 15:44 | Сообщение # 43



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Переключив магнокль в инфракрасный режим — при таком густом тумане только так и можно было что-нибудь увидеть, — он разглядел, что космодесантники пытаются навязать ближний бой наступающим клином некронам. Рядом с этими громадинами даже Ангелы выглядели игрушечными солдатиками, но шансы уравновешивала колоссальная, возвышающаяся надо всеми боевая машина — или что-то вроде того. Взгляд Фальки задержался на гиганте — тот разил врагов огромными кулаками, а его устрашающая пушка на такой близкой дистанции буквально разрывала некронов на части.
К сожалению, у других Ультрамаринов дела шли хуже. Встав плечом к плечу, они с трудом отбивались от обвешанных броней врагов. Но бились они храбро, и Фалька ощутил, как смелость и отвага переполняют его сердце. Опустив магнокль, он оглядел пространство, отделявшее баррикады от бушевавшей впереди битвы. На глаз получалось метров тридцать. Фалька оставил свой лазган болтаться на переброшенном через плечо ремне — все равно тот уже практически разрядился — и взял в руки кирку.
Никогда не кончавшаяся дамносская зима всегда отличалась особой суровостью, и прорубиться через толщу льда было большой проблемой, особенно в расположенных глубоко под землей пещерах. Фалька однажды стал свидетелем того, как один из рабочих попытался ударить киркой по льду и промахнулся. Лезвие ледокола не просто вошло в плоть — оно отрезало человеку ногу. Инструмент оказался настолько острым, что прошел сквозь кость, словно та была из масла.
По другую сторону изрытой воронками эспланады еще одна группа бойцов по-прежнему вела по неприятелю лазерный огонь. Фалька наклонился к своему связисту:
— Скажи им, пусть стреляют из всего, что есть.
А затем он обратился к собравшимся вокруг него людям, этакому самопровозглашенному командному отряду.
— Я иду туда, — прорычал он, махнув в сторону ожесточенной схватки впереди. — И я не требую от вас, чтобы вы пошли со мной.
Восемнадцать суровых мужчин, солдаты и ополченцы, зверски ухмыляясь, вытащили свои мечи и кирки. Фалька улыбнулся.
— Вот на это я и надеялся, — сказал он, а затем обернулся к позициям стрелков. — Прижмите их огнем, только постарайтесь не зацепить нас.
Затем он перескочил через баррикады и побежал навстречу смерти.

Сейчас они забрались намного глубже, нежели в прошлый раз. В тесном ущелье двигаться приходилось почти вприсядку, и даже так обледенелые камни постоянно скребли по наплечным пластинам доспехов. Сципиону все это не нравилось. Он вообще предлагал для лучшей мобильности отказаться от силовой брони, оставив лишь нагрудники и поножи, но Тигурий отверг эту идею. Некроны были слишком опасны, а их технологии — слишком совершенны, чтобы выступать против них без полной защиты.
Сзади донеслось эхо металлического лязга — это Ларгон поскользнулся и теперь, чертыхаясь, пытался подняться. Шум быстро исчез в завываниях ветра, но пальцы воина инстинктивно потянулись к предохранителю болт-пистолета. Некронский патруль под ними даже не остановился. Какими бы сенсорами или ауспиками ни обладали и эти существа, похоже, что погодные условия и высоты точно так же затрудняли их работу, как это было с оборудованием Ультрамаринов.
Сципион бросил сердитый взгляд через плечо.
— Нарываешься на неприятности, брат?
В ответ Ларгон лишь примирительно поднял руку.
Замыкавший шествие Ортус кисло улыбнулся, осматривая через прицел болтера тот путь, по которому они сюда добрались. Падающий снег надежно укрывал их следы. Тщательно все проверив, он кивнул Сципиону.
Они двинулись дальше, прижимаясь телами к земле и склонив головы, отчего порывы ледяного ветра покрыли их лица изморозью.
После первоначальной разведки, не принесшей никаких результатов, Сципиону и его людям пришлось переместиться выше. Где-то среди этих отвесных скал, подобно изогнутому хребту окружавших артиллерию некронов, находился проход, который им и предстояло найти. Ультрамаринам был нужен способ незамеченными обойти оборонительные кордоны врага. То, что они миновали последний допустимый рубеж, обозначенный Тигурием, и двинулись дальше, многие сочли бы безрассудством, тем более что существовал риск оказаться изолированными от основной группы, но без этого пути штурм пилонов был обречен.
Протиснувшись в небольшую нишу в склоне, Сципион вызвал по воксу остальных бойцов своего отделения:
— «Венатор», доложить обстановку.
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 15:44 | Сообщение # 44



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Со смертью Нацеона Громовержцев осталось девять. Для подъема в гору Сципион разбил их на группы по три человека. Пусть Кодекс и не одобрял подобные решения, но в данном случае несколько малых групп Ультрамаринов могли принести больше пользы. Еще после Черного Предела Телион убеждал Сципиона, что Кодекс не является сводом строгих законов, равно как и абсолютным и всеобъемлющим руководством по тактике.
— Это — мудрость нашего примарха, — говорил он, — собранная для того, чтобы мы могли в нужный момент ее использовать. Некоторые в нашем ордене слишком стары и ограничены, чтобы понять это, но мы — Адептус Астартес, и нам нужно приспосабливаться к ситуации. Дерево, не способное гнуться под порывами ветра, рано или поздно сломается, Сципион.
Вот поэтому теперь они продвигались по трое.
Рация разразилась голосом Катора:
— «Трациан», это «Венатор». У нас ничего.
Его сменил низкий голос Браккия:
— «Ретиарий» что-то нашел. Мы в пятидесяти трех метрах к востоку от позиции «Трациана».
Сципион переключился на общий канал связи.
— Всем собраться у «Ретиария». Как поняли?
В ответ сержант услышал два утвердительных сигнала. Дождавшись, пока последний некрон скроется из виду, он приказал бойцам выдвигаться.

— Твой?
Они находились в неглубокой горной впадине. Над их головами бушевала метель, но сами они надежно укрылись от ветра. На дне впадины лежало разобранное тело некрона. К каждой его конечности, туловищу и черепу было прикреплено обернутое проводами цилиндрическое устройство. Снег тонким слоем устилал расчлененное существо. Сципион, обратившись к боевому брату, уставился на механоида.
Сидевший на корточках у тела Катор покачал головой.
Среди Громовержцев все знали Вермиллиона Катора как мастера по сооружению ловушек. Все космодесантники в той или иной степени обладали подобными навыками, позволявшими, например, собирать импровизированные гранаты или что-нибудь в этом роде, но про Катора можно было смело сказать, что у него к этому настоящий дар.
Браккий из любопытства попинал туловище некрона.
— А почему он до сих пор не переместился?
— Потому что он все еще жив, — ответил Катор.
Неуловимым движением Ортус взвел свой болтер, собираясь прикончить тварь. Сципион жестом приказал ему остановиться.
— Тише ты, Ториас Телион.
Ортус отступил на шаг назад, по-прежнему держа оружие наготове.
Сципион взглянул на Катора.
— Как?
Ультрамарин ножом указал на устройства на конечностях некрона.
— В этих кабелях сильный электрический ток. Запитаны они от батареи. — Теперь он ткнул в сам цилиндр. — Мощный магнит не позволяет ему менять форму.
— То есть блокирует его систему самовосстановления?
Катор кивнул.
— Да, но с точки зрения применения в бою пользы от него немного. Это скорее орудие пыток.
Сципион не унимался.
— Получается, что он не может телепортироваться, потому что уровень повреждений не критический, но и не может регенерировать из-за магнитных полей, которые удерживают его составные части?
— Именно, — подымаясь на ноги, ответил Катор.
Браккий, совершенно запутавшись, встряхнул головой.
— А кто вообще все это сделал?
ТерминаторДата: Воскресенье, 01.09.2013, 15:45 | Сообщение # 45



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— А вот это, брат мой, — сказал Сципион, — основной вопрос. — Он глубоко вздохнул, размышляя над дальнейшими действиями. — Нужно рассредоточиться на несколько сотен метров.
Катор прокашлялся.
— Мы глубоко внутри вражеской территории. Вы уверены?
— Кроме нас здесь есть еще кто-то или что-то, и я хочу избавиться от этого. Разделившись, мы сможем покрыть большую площадь.
Не возражая, Катор отсалютовал сержанту и двинулся на восток. Браккий скрылся в западном направлении.
Группа Сципиона пошла на север. Когда они уже выдвигались, он кивнул Ортусу. Грохот одного-единственного болтерного выстрела прокатился по низине и быстро затерялся в завываниях ветра. Ультрамарин получил то, чего хотел.

Глава шестая
На борту «Возмездия Валина», спустя сорок лет после кампании на Черном Пределе.

Минуло уже много времени с тех пор, как Сципион в последний раз приходил в Реклюзиум. Это было мрачное помещение, освещенное лишь неярким мерцанием расставленных в раскрытых челюстях кибернетических черепов свечей. Отблески прыгали по мертвым костям, отчего те начинали казаться живыми.
— Вот уже больше года я твой капеллан — и впервые вижу тебя пред ликом Императора.
Сципион закончил читать молитву, выпрямился и обернулся к говорившему. Элиану Трайан стоял напротив него, прямо под аркой нартекса. Само сооружение покрывали священные письмена и катехизисы, а на его вершине, словно объединяя все это, было выгравировано стилизованное изображение примарха.
Сципион поклонился.
— Брат-капеллан.
— Брат Вороланус. — Трайан, как и сам Сципион, был одет в молитвенную робу, но черную, под цвет его боевых доспехов, а вместо шлема его голову укрывал капюшон. Крозиус был прицеплен к широкому кожаному поясу, а розариус капеллана на золотой цепи свисал на его широкую грудь. Если не принимать в расчет символов власти, Трайан никогда не любил излишнего хвастовства, он считал важными лишь проявления преданности и набожности. Его силовой доспех всегда был увешан печатями чистоты, лоскутами пергамента, исписанными молитвами и особыми клятвами, а также освященными цепями.
Он ждал, недвижимо и безмолвно. Сципион почувствовал себя неуютно.
— Вы хотите о чем-то спросить меня, брат-капеллан?
Взгляд Трайана буквально прожигал насквозь, а его зрачки были похожи на тлеющие угольки.
— Только об одном: почему?
— Что «почему»?
Угольки в глазах Трайана превратились в пылающие круги, выдающие его раздражение.
— Я не один из твоих боевых братьев, равно как и не коллега-сержант. Я — твой капеллан, брат Вороланус, и я не намерен терпеть твои игры. Отвечай на вопрос.
Рот Сципиона сжался в узкую линию. За тот год, что они вместе служили в роте, он так и не смог найти с Трайаном общего языка. В отличие от всегда спокойного и задумчивого Орада Трайан был суровым, требовательным и прямолинейным. Он не просто проповедовал веру, он буквально насаждал ее. Как все прочие капелланы, известные Сципиону, он был великим воином, пылким и неистовым, но ужиться с ним не представлялось никакой возможности.
— Я вознес должные молитвы…
— Только не при мне. Капеллан Орад преданно служил этому ордену. Его смерть — трагедия, как и смерть любого из истинных сынов Жиллимана. Но теперь здесь я, и лишь я слежу за чистотой этой роты.
Сципион нахмурился. Он едва сдерживался, чтобы не сжать кулак.
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Ник Кайм,Падение Дамноса.
Страница 3 из 11«123451011»
Поиск: