Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 9 из 12«12789101112»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Гев Торп Потерянное Освобождение (Ересь Хоруса)
Гев Торп Потерянное Освобождение
ТерминаторДата: Понедельник, 29.07.2013, 17:07 | Сообщение # 121



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Как пожелаете, командор, — поклонившись, сказала Эфрения.
— Постой, — произнес Бранн, когда диспетчер уже развернулась, чтобы уйти. — Свяжись с командором Агапито и скажи, что я буду ждать его в своих покоях через час.
— Да, командор.
— И установи слежение за каналом командора Агапито. Дай знать, если найдешь что-то странное.
— Да, командор. Это все?
— Возвращайся к своим обязанностям.
Эфрения направилась к двери, оставив Бранна наедине с тревожными мыслями. За этим определенно стояли сторонники гильдий с Киавара. Угроза возникла не в лучшее время, но не представляла значительной опасности. Достаточно будет проинформировать Механикум.
Он сделал шаг, а затем остановился, прошипев проклятие. Если он предупредит Механикум об усилении активности диссидентов, те проведут зачистку радиационных пустошей или по меньшей мере усилят наблюдение и охрану всей территории. Это приведет к пристальному изучению Впадины Воронов — повороту событий, которого лорд Коракс любыми силами пытается избежать.
Бранн задумчиво почесал подбородок. Он был уверен, что диссиденты не представляют военной угрозы для лаборатории, но время они выбрали не самое подходящее. Судя по такому количеству передач из-за пределов звездной системы, вполне вероятно, что посланные Хорусом подстрекатели нарочно разжигали старые проблемы, чтобы держать Гвардию Ворона в напряжении.
Но это были лишь догадки, и ему понадобятся более веские доказательства, прежде чем сообщать о них примарху. Лорд Коракс был целиком занят проектом генотеха, большую часть времени проводя во Впадине Воронов вместе с Сикксом и техножрецом. Даже на Освобождении примарх в основном изучал результаты исследований, ни на что не обращая внимания, за исключением неотложных вопросов.
Размышляя над возникшей проблемой, Бранн вдруг понял, что опаздывает на встречу с Кораксом. Командор спрятал инфопланшет и торопливо зашагал по коридору, надеясь, что примарх не заметит его отсутствия.
Глава двенадцатая

ССОРА БРАТЬЕВ

ШЕСТАЯ МОДЕЛЬ

ПОЯВЛЕНИЕ РАПТОРОВ

Бранн, сидя в низком кресле в своих покоях, разглядывал инфопланшет, лежавший перед ним на столе. Легкий стук по металлической переборке предшествовал появлению Агапито. Бранн бросил взгляд на своего брата и жестом указал ему на диван напротив.
— В чем дело, брат? — спросил Агапито, оставшись стоять. — Лорд Коракс рассказал о значительных подвижках в генопроекте. Мы должны сопровождать его во время посещения Впадины Воронов.
— Да, я слышал, — подтвердил Бранн и взглянул на цифровой хронометр на столе рядом с инфопланшетом. — У нас мало времени.
— Ты чем-то озабочен, — произнес Агапито и улыбнулся. — Неужто звание командора рекрутов оказалось тебе не по плечу?
— Мне приходится постоянно вставать между Сикксом и этим магосом, а примарх все время требует новостей. Но я хотел поговорить о другом. — Бранн протянул брату инфопланшет с выделенной на нем информацией о передаче. — Как ты можешь объяснить это?
Агапито взглянул на экран и нахмурился. Затем посмотрел на Бранна и опять на инфопланшет.
— Это мой командный канал, — сказал Агапито.
ТерминаторДата: Понедельник, 29.07.2013, 17:07 | Сообщение # 122



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Знаю, — ответил Бранн.
— Но такого кода передачи я не припоминаю. Какой-то сбой в системе?
— Ты мне скажи, брат.
Резко взглянув на Бранна, Агапито кинул планшет на стол.
— Зловещие слова, Бранн, — медленно сказал командор. — Я слышу в них обвинение.
— Просто интересно, — ответил Бранн. — Назовем это любопытством. Скажи, почему по твоему каналу иногда шли передачи не на частоте легиона?
— Без понятия, брат, — сказал Агапито. — Если хочешь мне что-то предъявить, то так и скажи, а то твои грубые намеки начинают утомлять.
Бранн встал и встретился взглядом с братом. Скрестив на груди руки, он посмотрел на Агапито, пристально изучая его лицо. Командор Когтей выглядел действительно смущенным и расстроенным.
— Так тебе нечего сказать? — наконец произнес Бранн.
— Нет, — ответил Агапито, его голос прозвучал враждебно. — В чем конкретно ты меня подозреваешь?
Глубоко вдохнув, Бранн обдумал следующий ход. Вполне вероятно, что Агапито действительно ничего не знал о передаче, а это создавало еще большую проблему — кто-то незаконно получил доступ к командной сети. Бранн представить не мог, что из этого хуже.
— Хорошо, — сказал он. — Я попрошу Эфрению изучить передачу более внимательно. Возможно, все дело в сбое.
— Уверен? — спросил Агапито. — А не хочешь бросить меня на Красный Уровень для дознания с пристрастием?
Бранн гневно зарычал, уязвленный подобными словами. Во времена киаварского правления на Красном Уровне находились карцеры. То место пользовалось дурной славой, и одна мысль о пытках, которым там когда-то подвергались заключенные, до сих пор выводила Бранна из себя.
— Прости, брат, я не хотел, — извинился Агапито и протянул руку. Немного подумав, Бранн пожал ее.
— После Исстваана я перестал тебя понимать, брат, — признался Бранн. — Это меня беспокоит.
— Не стоит, — сказал Агапито и ухмыльнулся, хотя от Бранна не укрылось, что улыбка далась ему с трудом. — У тебя и так полно забот, а тут еще я.
— Да, так и есть, — сказал Бранн, еще раз взглянув на хронометр. — Лучше нам облачиться в доспехи, примарх скоро будет в доке.
— Можешь поговорить со мной, брат, — произнес Агапито. — Насчет рекрутов, если нужно. Из-за всех проблем с реорганизацией я не могу уделить им столько внимания, сколько хотелось бы.
— Как дела у Когтей?
— Хорошо. Лучше, чем могло бы быть, учитывая обстоятельства. Иногда возникают проблемы с дисциплиной, но ничего такого, с чем бы я не справился. В последнее время им несладко пришлось.
— Не давай им послаблений, брат, — произнес Бранн, указав Агапито на дверь. — Иначе все только усугубится.
Провожая Агапито взглядом, Бранн снова и снова прокручивал в голове вопрос, которого так и не осмелился задать: «Зачем ты врешь мне, брат?»

Коракс ожидал в вестибюле лазарета Впадины Ворона, чувствуя что-то среднее между предвкушением и дурным предчувствием. По одну сторону комнаты стояли ряды шкафов, на противоположной стене висели полки, забитые медицинскими инструментами. С металлических лавок убрали все оборудование, и теперь они служили в качестве кресел. Четыре дня прошло с тех пор, как примарх дал разрешение на первую имплантацию. Винсент Сиккс был осторожен в действиях, но Орландриаз решительно настаивал на том, что они готовы к следующему этапу.
Вместе с примархом были Агапито и Бранн. Словно чувствуя его настроение, командоры по большей части хранили молчание, хотя от Коракса не могло укрыться возникшее между ними напряжение. Примарх был уверен, что дело в разногласиях относительно генопроекта.
Скрежет двери привлек к себе внимание всех присутствующих. Коракс резко втянул воздух, но облегченно выдохнул, когда в комнату вошли Соларо и Алони. Они коротко поздоровались и присели возле других командоров.
— Будем надеяться, все сработает, да? — спросил Алони.
ТерминаторДата: Понедельник, 29.07.2013, 17:07 | Сообщение # 123



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Терять и так особо нечего, — произнес Соларо. — Если не сработает, мы окажемся там же, откуда начинали.
— Сработает, — заявил Коракс. Все свободное время он проводил за манипуляциями с генетическим семенем, объединяя свои познания и обрывки воспоминаний Императора с научными исследованиями Сиккса и Орландриаза. Примарх изучил каждую генетическую последовательность и пермутацию и не сомневался, что главному апотекарию и техножрецу удалось найти решение.
После заверения примарха командоры продолжили ждать в тишине. Агапито было нервно забарабанил пальцами по наколеннику, но, встретившись с хмурым взглядом Бранна, тут же прекратил. Кораксу хотелось лично проследить за ходом последнего этапа имплантации, как Император наблюдал за созданием примархов, но его габариты не позволили ему оставаться в стерильной палате, где проходила операция.
Дверь опять открылась, и в вестибюль вышел Винсент Сиккс. Апотекарий был одет в хирургический халат с подолом, заляпанным кровью. Он стянул перчатки и засунул их в кармашек на животе.
— Как они? — спросил Коракс, вставая.
— Пройдемте, и увидите сами, — ответил Сиккс.
Коракс последовал за апотекарием к двери, и командоры двинулись следом. Оказавшись в главной операционной, примарх поразился тому, как тут холодно. Он вспомнил, что рекрутов ввели в непродолжительное криобиотическое состояние во избежание спонтанной репродукции клеток — этап процесса, который, как надеялся Коракс, уже не будет применяться для следующей группы рекрутов. Холод исходил от девяти обнаженных до пояса человек, которые стояли рядом с кроватями у одной из стен. На них были широкие штаны и мягкие ботинки, от нагревающихся тел исходил пар.
Все девять в физическом отношении были одинаковы, ростом и размахом плеч не уступали легионерам. Черты их лиц еще отличались, что позволило примарху узнать каждого рекрута, которым незадолго до этого он желал удачи перед трансформацией. На их телах отсутствовали волосы, кожа была бледной — почти альбиносы, как и их примарх. Он обратил внимание на темные глаза у всех рекрутов. Не такие черные сферы, как у него самого, но куда темнее тех, что были даже у поздних поколений Гвардии Ворона.
На телах рекрутов виднелись идентичные следы хирургического вмешательства, хотя швы уже стали едва различимы. Их расположение с первого взгляда узнал бы любой легионер Астартес, как и изменение пигментации кожи на груди и плечах.
— Они получили черные панцири? — спросил Соларо.
— У них есть весь набор улучшенных органов, как и у вас, командор, — сказал Орландриаз, возникнув позади. — Черный панцирь придется имплантировать как прежде, ведь это главным образом искусственная конструкция.
— А все остальное было выращено естественным путем? — спросил Бранн.
Он шагнул к новым легионерам, пристально их разглядывая. Рекруты вытянулись по стойке смирно, уставившись прямо перед собой и никак не реагируя на внимательные взгляды командоров.
— Да, — ответил Сиккс, жестом приказав одному из рекрутов — Коракс помнил, что его зовут Хальвар Диаро, — выйти вперед. — Когда процесс будет отлажен, некоторые имплантаты генетического семени больше не понадобятся. Они служат лишь для того, чтобы подготовить тело для более поздних пересадок, и не имеют непосредственного назначения после созревания.
— Что насчет прогеноидов? — спросил Соларо. — Они так же быстро дозревают?
— Да, — хмыкнув, ответил Орландриаз. — Тем не менее в них также отпадет надобность, когда мы завершим работу. После создания модифицированного генетического семени мы сможем воспроизводить его непосредственно из исходного материала. Нам больше не придется ждать его дозревания в человеческом теле, как это принято сейчас.
— Мы сможем создать столько комплектов генетического семени, сколько захотим, — пояснил Сиккс. — Их количество будет ограничено только числом рекрутов.
ТерминаторДата: Понедельник, 29.07.2013, 17:08 | Сообщение # 124



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Коракс почти не слушал расспросов командоров относительно способностей и физических улучшений рекрутов. Его полностью поглотил процесс созерцания девяти человек, он удивлялся самому факту их существования. Примарх знал каждую клеточку их тел лучше, чем Шпиль Воронов, но все же видеть рекрутов во плоти было настоящим чудом. Они казались превосходными образцами Астартес.
— А где десятый? — вдруг спросил Агапито, прервав любование Коракса.
Примарх удивленно посмотрел на двух творцов проекта. Сиккс и Орландриаз переглянулись. Главный апотекарий вздохнул.
— Крошечный порок сердца, микроскопический, но из-за ускоренного роста клеток он расширился, — объяснил Сиккс. — Такое случилось бы даже с обычным генетическим семенем.
— Этого можно избежать, — добавил техножрец. — Тщательное экранирование поможет решить проблему.
— Я думал, весь смысл как раз в том, что нам удастся снизить критерии отбора рекрутов, — заметил Агапито.
— Со временем так и будет, — сказал Коракс. Он подошел к вышедшему вперед рекруту и положил руку ему на плечо. Примарх перевел взгляд обратно на командоров. — Следующим этапом станет имплантация цепочек в ретроактивное генетическое семя. Благодаря вживлению улучшенного семени все генетические слабости и физические недостатки сойдут на нет.
Присутствующие обменялись взглядами, пытаясь осознать смысл сказанного Кораксом: почти неограниченный источник легионеров.
— Если мы этого добьемся, если передадим генетическое семя другим верным легионам, то всего за пару месяцев войска Императора будут намного превосходить предателей по численности, — продолжил примарх, встретившись взглядом с Диаро. — Эти девять — первые из тысяч, а когда мы закончим, то и десятков тысяч. Именно поэтому нам нужно приложить все усилия, чтобы задержать атаку Хоруса на Терру. Лишь выиграв для Дорна время, мы и сами успеем восстановиться после потерь Исстваана.
Командоры стали ходить вокруг рекрутов, изучая их со всех сторон. На миг Коракс ощутил укол беспокойства, поняв свое отношение к новым Гвардейцам Ворона. Они были не просто экспериментальными образцами, вехами на пути восстановления — они были настоящими Астартес.
— У меня вопрос, — обратился примарх к Диаро, пригнувшись так, чтобы оказаться вровень с глазами воина. — Отвечай честно.
— Да, лорд Коракс, — отозвался рекрут, его голос был глубоким, немного хриплым.
— Как ты себя чувствуешь?
Диаро оглянулся на недавно созданных легионеров, и те улыбнулись. Один из них первым ответил на вопрос:
— Я чувствую себя хорошо, лорд Коракс. Сильным, здоровым.
— К бою готовы? — спросил Бранн.
— Да, командор, — ответил Диаро и ударил кулаком по мускулистой груди. — Готовы убивать предателей.

Вызов по внутренней связи оторвал Коракса от изучения докладов относительно последних испытаний новых легионеров. Он остановил поток информации на трех экранах и включил приемник.
— Лорд Коракс, в комнате управления необходимо ваше присутствие, — раздался голос Эфрении. Примарху показалось, будто она едва сдерживает смех. — У нас ситуация, в которой может потребоваться ваше вмешательство.
— Пожалуйста, выражайся яснее, — сказал Коракс и потянулся к стакану с водой, стоявшему на краю металлического стола. Внезапно он осознал, что не выходил из кабинета уже больше двенадцати часов.
ТерминаторДата: Понедельник, 29.07.2013, 17:08 | Сообщение # 125



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Мы обнаружили два корабля Имперских Кулаков, которые идут к Освобождению, лорд, — объяснила Эфрения.
— Доложи, когда узнаете, что им нужно, — ответил примарх. Он отпил воды, смакуя ее, словно хорошее вино. — Командор смены сам не справится?
— На смене командор Бранн, лорд, — произнесла Эфрения, из последних сил скрывая веселье. — Корабли Имперских Кулаков находятся под командованием капитана Норица. Разговор между ними накаляется.
Коракс вздохнул, выключил экраны и поднялся на ноги.
— Ладно, скоро буду, — сказал он. — Проследи, чтобы Бранн сгоряча не натворил чего-нибудь вроде открытия огня.
— Да, лорд, пригляжу, — сказала Эфрения.
Пригладив густые волосы, Коракс размял плечи и хрустнул пальцами. Прошло шесть дней после имплантации генетического семени в первых рекрутов, и, прежде чем перейти на следующий уровень, ему требовалось обработать множество генетических данных и отчетов о физиологической проверке. Какой бы ни оказалась причина прибытия Норица, она в лучшем случае была несвоевременна, а в худшем — подозрительна. Неужели Дорн прислал своего человека следить за Гвардией Ворона?
Примарх дошел до лифта и поднялся на самую вершину Шпиля Воронов. Когда он оказался в зале управления, то услышал через вокс голос капитана Норица. Бранн стоял над пультом связи, сжимая в латной перчатке вокс-аппарат.
— Ваши протоколы безопасности бессмысленны, командор, — возражал Нориц. — Я не понимаю этих проволочек.
Эфрения, стоявшая у пульта управления огнем в другом конце комнаты, встретилась с Кораксом взглядом. Примарх подошел к ней, когда Бранн ткнул пальцем в кнопку ответа.
— Вы не можете войти в орбитальное пространство Освобождения без должной авторизации, капитан, — ответил командор. — Выполните протокол, и мы продолжим.
— Командор Бранн требует, чтобы Имперские Кулаки покинули орбиту и запросили разрешение для сближения, — сказала диспетчер.
— Я уже объяснил причины, по которым не могу так поступить, — произнес Нориц. — Вы ставите под угрозу срыва все наше задание.
— Бранн! — резко произнес Коракс. Командор стремительно обернулся, явно не заметив прибытия примарха. — Объяснись.
— Имперские Кулаки не послали сигнал приветствия, когда вошли в систему, лорд, — сказал Бранн. — Согласно нашим протоколам, им следует находиться у Киавара и запросить разрешение на сближение. Сейчас Шпиль Воронов уже в пределах досягаемости их орудий.
Коракс пересек комнату и отодвинул Бранна от пульта, забрав у него передатчик.
— Капитан Нориц, лорд Коракс на связи, — заговорил он. — Почему вы не объявили о своем приближении к Освобождению?
— Как я уже объяснил командору Бранну, лорд Коракс, мне бы хотелось свести к минимуму сведения о нашем прибытии, — после короткой паузы сказал Нориц. — Приветствие с дальнего расстояния объявило бы о нашем появлении, словно хор сирен. Нам следует срочно с вами поговорить. У меня сообщение от лорда Дорна и Сигиллита.
— Командор Бранн прав, — сказал Коракс. — Пожалуйста, отойдите на сто тысяч километров и приготовьте корабли для приема абордажных партий. Командор Бранн лично с вами встретится, чтобы услышать то, что вы хотите сказать. Если он сочтет нужным, то разрешит вам приблизиться к Освобождению и отправить делегацию в Шпиль Воронов.
Нориц ответил после длинной паузы.
— Как пожелаете, лорд Коракс, — произнес капитан Имперских Кулаков. — Судя по всему, мне следует считать командора Бранна наделенным абсолютными полномочиями?
— Безусловно, — ответил Коракс. — Если не хотите привлекать к себе внимания, лучше встаньте на орбите так, чтобы Освобождение оказалось между Киаваром и вашими кораблями. Связи на дальнем расстоянии не будет до тех пор, пока командор Бранн не разберется в ситуации.
— Вас понял, лорд Коракс.
Коракс обернулся к Бранну и увидел у того на лице самодовольное выражение. Тем не менее оно сразу сменилось раскаянием, едва командор заметил злость в глазах Коракса.
— Я мог бы ожидать такого поведения от простого офицера, но ты — командор и должен служить для всех примером, — отрывисто произнес Коракс. — Ты будешь вежливо себя вести с капитаном Норицом, во всем с ним сотрудничать и оказывать необходимую помощь.
— Так точно, лорд, — сказал Бранн, глядя на палубу. На краткий миг он поднял глаза, но затем быстро отвел их в сторону. — Вынужден признать, я слишком рьяно следовал процедуре. Но в свою защиту скажу, что они нарушили наши границы, и я говорил им то же, что и вы.
— Ты вынудил меня поддержать отданное тобой распоряжение, Бранн, — раздраженно бросил Коракс. — Я не собираюсь отменять приказ своего командора перед другим легионом, но я не согласен с тобой. Больше не позволяй личным чувствам влиять на службу. Я возвращаюсь в свои покои, чтобы продолжить работу. В следующий раз ко мне обращаться только с полным докладом о том, что здесь понадобилось Имперским Кулакам.
ТерминаторДата: Понедельник, 29.07.2013, 17:08 | Сообщение # 126



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Понял, лорд, — сказал Бранн, после чего отвернулся и подозвал диспетчера Эфрению. — Пусть в Доке Альфа подготовят «Громовой ястреб».
Коракс смотрел, как командор покидает комнату управления, и на миг его охватило беспокойство. Что-то мучило Бранна, что-то между ним и Агапито. После возвращения с Исстваана у них обоих появились проблемы с дисциплиной, а поведение во Впадине Воронов граничило с антипатией друг к другу. Коракс решил обязательно выяснить причину их разногласий, а если будет необходимо, подыскать новых командоров.
Но, несмотря на тревогу, Коракс решил, что дело может подождать. Генопроект стоял у него на первом месте. Когда появится следующее поколение Гвардии Ворона, примарх вернется к решению прочих проблем. Ему уже не терпелось приступить к массовой имплантации, он был раздражен тем, что пришлось ждать результатов еще нескольких тестов. За пару секунд Коракс вновь погрузился в размышления, как очистить генотех, позабыв о командорах.
Возвращаясь в покои, примарх без устали твердил себе — нужно оставаться терпеливым. Одно необдуманное действие могло уничтожить все плоды тяжких трудов. Успокоившись, он вновь уселся за стол и, включив экраны, погрузился в изучение потоков информации.

Внутри «Гневный авангард» разительно отличался от кораблей Гвардии Ворона. Он больше напоминал крепость, чем звездолет, стены покрывали металлические пластины с выгравированными на них изречениями и феррокритовые плиты, на которых были высечены символы и девизы Имперских Кулаков. Каждый коридор был укреплен контрфорсами, арочные двери усилены огромными заклепками, переборки сделаны из позолоченных решеток.
Все это не казалось Бранну чересчур показным — в отличие от убранства кораблей Детей Императора, на которых ему пришлось путешествовать, — но царящая вокруг эстетика показалась ему искусственной и помпезной. Гвардейцы Ворона, которые выросли в тюремных камерах, предпочитали украшениям функциональность, и даже после победы Освобождение было обставлено мебелью и отделано в минимально необходимой степени.
Командор прошел за Норицом по центральному проходу до большого лифта. Недалеко от них, чуть позади, следовало отделение Гвардии Ворона, а за ними, в свою очередь, шагали десять Имперских Кулаков. Помня слова Коракса, Бранн не выказывал своего неудовольствия и позволил Норицу проявить свою власть.
Лифт спустился к ним, воя электродвигателями, а не лязгая и грохоча, как в Шпиле Воронов. Внутри оказалось достаточно места для всех легионеров, поэтому Гвардейцы Ворона и Имперские Кулаки встали в нескольких метрах друг от друга.
Они не могли отличаться сильнее: сыны Коракса, в черных, покрытых заплатами доспехах, и воины Дорна, величественные, в желтом и сверкающе-золотом. Имперские Кулаки построились в ряд, прижимая болтеры к груди; Гвардейцы Ворона собрались группой, закрепив болтеры на бедре, скрестив руки или держа их на поясах.
— Как дела на Терре? — спросил Бранн, пытаясь нарушить каменную тишину.
— Укрепления еще возводятся, — просто ответил Нориц.
Бранн ждал, но капитан продолжал молчать. Командор взглянул на Имперских Кулаков.
— Твои легионеры отлично выглядят, — сказал он, пытаясь быть приветливым. — Легион может гордиться ими.
— Нам повезло не попасть в бой на Исстваане, — ответил Нориц. Он окинул взглядом Гвардейцев Ворона. — Само собой, что после такой катастрофы про некоторые стандарты придется забыть.
Глубоко вдохнув, Бранн не повелся на приманку.
ТерминаторДата: Понедельник, 29.07.2013, 17:09 | Сообщение # 127



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Мы готовы сражаться, несмотря на наш внешний вид, — произнес он.
— Не сомневаюсь в этом, командор, — отозвался Нориц. — Я не хотел сказать ничего обидного о готовности или умении Гвардии Ворона. Ваш армориум проявил недюжинную изобретательность, применив такие модификации.
— Мы приспосабливаемся, как всегда. «Припрячь немного соли для каши» — так у нас говорят.
— Интересная поговорка, — заметил Нориц. Модуляция внешних эмиттеров доспехов стирала из голоса все эмоции, но Бранну показалось, будто он уловил в нем веселье. — Хотя я не понимаю ее смысла.
— Ты явно не родился в тюрьме, — сказал Бранн.
— Нет, не родился, командор. — Лифт, вздрогнув, остановился, и двери раздвинулись в стороны. Доспехи Бранна зафиксировали вакуум, после того как из лифта вытек весь воздух, взметнув шнуры, свисавшие с наплечников Норица. — Надеюсь, теперь вы понимаете, почему я настаивал на полных доспехах.
Они шагнули во тьму, в пустоте их шаги были беззвучными, свет из лифта отбрасывал длинные тени на пол из неокрашенного металла.
— Вакуум — лишь мера предосторожности, — продолжил Нориц, ведя их вглубь. У легионеров автоматически активировались фонари доспехов. Оглянувшись по сторонам, Бранн оценил размеры помещения, стены которого находились от них самое меньшее в тридцати метрах. — Мы хотели, чтобы груз прибыл в нетронутом состоянии.
— Груз? — переспросил Бранн.
На его вопрос тут же был получен ответ, стоило свету упасть на фигуру в нескольких метрах впереди. Он резко остановился, застигнутый врасплох.
Подошли остальные легионеры, и в свете фонарей возникло несколько рядов доспехов. Голый металл и керамит, тускло-серый и серебряный — цвета брони. Куда бы командор ни повернул голову, отовсюду на него смотрели безжизненные личины. В комнате находилось около двух десятков доспехов, закрепленных на стойках, которые были приварены к полу.
— «Марк-шесть», — сказал Нориц. — Последняя модель с Марса.
Бранн промолчал и подошел к ближайшему ряду пустых доспехов. Они показались ему смутно знакомыми, на первый взгляд они мало чем отличались от доспеха «Марк-IV», который носил он сам. При ближайшем осмотре командор Гвардии Ворона заметил незначительные отличия в форме пластин и пайки, утолщенные гибкие сочленения, укрепленные поножи, прикрывающие колени. Самым заметным новшеством оказался усиленный штифтами левый наплечник и форма шлема.
— Боюсь, они все еще нуждаются в отладке, — заметил Нориц. — Лорд Дорн пожелал, чтобы их доставили вам как можно быстрее. Они изготовлены мастерами, опытные образцы серии. Вы станете первым легионом в Империуме, у которого появится «Марк-шесть».
— Благородный жест, — ответил Бранн. Он провел рукой по покрытому заклепками наплечнику. — Мы два года проводили боевые испытания их прототипов во время кампании в Скалландском секторе. Вижу, они решили проблему с брюшным покрытием, о котором мы докладывали.
— Большинство улучшений, предложенных вашим легионом, были успешно внедрены, — с легкой завистью сказал Нориц. — Защита у него не лучше, чем у четвертой модели, но внутренние системы более совершенны. Внешние кабели, которые вы видите, дублируются запасной проводкой в броне, не ослабляя при этом защиты и не добавляя дополнительного веса. Авточувства также улучшены. В частности, слуховые и обонятельные датчики куда более чувствительны. Без сомнения, вы будете рады узнать, что маскировочные свойства этих доспехов намного превосходят любой другой тип.
Бранн кивнул.
— Вы называете их «Марк-шесть». А что случилось с «Марком-пять»?
Нориц указал на легионеров Гвардии Ворона.
— Массовое их производство на Марсе еще не началось, поэтому эти доспехи единственные из доступных. На другом нашем корабле находится тысяча пятьсот комплектов, не считая тех, что стоят здесь. Из-за отсутствия надежных линий снабжения с легионами Механикум обозначили все нестандартные или временные типы доспехов как «Марк-пять». Из-за острого дефицита запасных частей к «Марку-четыре» информация о многих импровизациях, сделанных вашим армориумом после резни в зоне высадки, была передана другим легионам. Ваши легионеры уже имеют Марк-пять, командор.
— Но почему мы? — спросил Бранн. — Я благодарен вам за это, но вы преодолели дальний путь, чтобы оказать подобную помощь.
ТерминаторДата: Понедельник, 29.07.2013, 17:09 | Сообщение # 128



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Это в знак признания ваших заслуг в испытании доспехов, а также потому, что вы нуждаетесь в них сильнее всех. Вам оказана большая честь. «Марк-шесть» уже известен как доспехи «Корвус».
Бранн рассмеялся и пальцем указал на коническую личину шлема.
— Это потому, что мы Гвардия Ворона, а у этих доспехов есть клюв? — сказал он. — Сомнительная честь!
— Они названы в честь вашего лорда и в знак благодарности за вашу помощь при тестировании прототипов, — произнес Нориц, обращаясь ко всем Гвардейцам Ворона. — Лорд Коракс настаивает на том, чтобы Гвардия Ворона навязала Хорусу бой. Лорд Дорн послал эти дары вашему легиону в знак поддержки и помощи в вашем начинании.
— Ты считаешь, что мы их не заслуживаем? — спросил Бранн, уловив настрой капитана. — По твоему мнению, им бы нашли лучшее применение Имперские Кулаки на Терре?
— Наоборот, — сказал Нориц. — Если бы я поставил свои желания превыше долга, то, так же как и вы, напал бы на мятежников. Но мне приказано доставить груз и вернуться к легиону.
После замечания капитана воцарилась тишина. Он жестом приказал группе возвращаться в лифт. Бранн удивленно размышлял над словами Имперского Кулака. Позади них закрылись двери лифта, и кабина вновь наполнилась воздухом. Вздрогнув, лифт пошел вверх.
— Наверное, попасть на Освобождение оказалось непросто, — начал Бранн. — Учитывая варп-штормы и прочее.
— Навигация все еще остается опасной, это так, — согласился Нориц. — По правде говоря, флот седьмого легиона, который Дорн ранее отправил на…
— Значит, вам предстоит долгий путь обратно.
— Так и есть, командор. Чувствую, вы на что-то намекаете, но пока не пойму, на что именно.
— Сколько у тебя с собой легионеров? — спросил Бранн, взглянув на отделение Имперских Кулаков.
— Сто пятьдесят, — ответил Нориц. — Не пойму, как это повлияет на продолжительность нашего путешествия.
— Сколько, по твоему мнению, Имперских Кулаков защищает Терру?
— Когда я покинул систему, во дворце базировалось около сорока тысяч воинов, — произнес Нориц. Он хмыкнул. — Похоже, я понял вас, командор. Сто пятьдесят легионеров стали бы хорошим подспорьем к паре тысяч ваших воинов.
— Я бы сказал, что мы нуждаемся в вас больше, чем лорд Дорн на данный момент, — сказал Бранн. — Со связью у нас и так проблемы. За исключением нескольких коротких сообщений мы почти ничего не слышали о Терре с самого начала штормов. Как бы ни старались астропаты, они не могут пробиться сквозь помехи. Ты не сможешь подтвердить изменение приказов от командования своего легиона.
— Знаю, вы считаете Имперских Кулаков упрямыми, командор, но мы не испытываем отвращения к инициативе, — сказал Нориц, протянув руку. — Если лорд Коракс согласен, я с радостью перейду под начало Гвардии Ворона.
Бранн взглянул на протянутую руку и крепко пожал ее.
— Рад, что ты согласился, капитан, — произнес Бранн. — К счастью для тебя, ты перейдешь под командование Агапито, а не мое.
— Несмотря на наши прежние расхождения во взглядах и личные отношения, командор Бранн, мне бы не составило труда служить под вашим началом. Невзирая на ужасные обстоятельства, вы спасли лорда Коракса и остатки своего легиона с Исстваана. Такое достойно всяческого уважения и похвал. Командор, вы — Герой Империума.
— Я? — рассмеялся Бранн. Вместе с ним засмеялись другие легионеры, как Гвардейцы Ворона, так и Имперские Кулаки. Командору казалось, будто на Исстваане он всех подвел. Важнейшая битва в истории легиона, а он пропустил ее. Он со своими людьми оказался отделенным от остальных воинов и от уз, которые связывали воедино весь легион, терранцев и рожденных на Освобождении. То, что Нориц столь высоко отозвался о нем, заставило Бранна впервые посмотреть на себя с другой стороны. — Если я уже стал Героем Империума, то следует придумать какой-то новый титул для того, кто убьет Хоруса.
— Им станет Русс, — произнес воин из почетной стражи Гвардии Ворона. — Просто дайте ему время. Когда вмешаются Космические Волки, все быстро закончится.
— Может, первыми до него доберемся мы, — раздался голос второго легионера.
— Сангвиний, — сказал Нориц, заставив всех умолкнуть. — Сыны Фенриса сейчас далеко — вероятно, до сих пор разбираются с последствиями гибели Просперо. Как бы я ни уважал ваш энтузиазм, Гвардии Ворона не сравниться силой с Лунными Волками. Нет, когда Кровавые Ангелы узнают об измене, Сангвиния ничто не удержит. Лорд Дорн зовет его Ангелом Смерти, и я не могу представить, что Фулгрим, Пертурабо, Лоргар либо кто-то еще захочет оказаться между Хорусом и местью Ангела. Им будет Сангвиний, попомните мои слова.
Бранн потянулся к поясу и снял с него кольцо с двумя огромными ключами. Потускневшие, исцарапанные и погнутые — ключам по меньшей мере было несколько десятков лет.
ТерминаторДата: Понедельник, 29.07.2013, 17:09 | Сообщение # 129



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Я взял их с первого стражника, которого убил во время освободительной войны, — произнес Бранн. — Если Сангвиний уничтожит Хоруса, они твои.
— Пари? — спросил Нориц.
— Назовем это так, — сказал Бранн. — Что поставишь?
Нориц посмотрел на своих легионеров, услышав от них слова ободрения.
— Хорошо, — согласился Нориц. Он снял золотой щиток с правого наплечника и показал Бранну. На нем было выгравировано одно-единственное слово: «Нарандия». — Моя первая боевая награда, полученная за убийство вожака орков. Если Русс доберется до Хоруса первым, она твоя.
Жест был встречен похлопываниями и возгласами одобрения Гвардейцев Ворона.
— Я буду приглядывать за тобой, чтобы ты прожил достаточно долго и смог вручить мне свою блестящую медальку, — довольно сказал Бранн.
— А я за вами, командор, — ответил Нориц, хлопнув по нагруднику Бранна. — Всегда мечтал заполучить связку ржавых ключей.
Возвращая ключи обратно в сумку, Бранн искренне надеялся, что один из них окажется прав. Но если Хорус достигнет Терры, все значительно усложнится.

Агапито медленно барабанил пальцами по металлическому столу. Он не сводил глаз с лога связи, разгневанный одной-единственной выделенной строчкой данных.
Кто-то взломал его личный шифр и поставил дело под угрозу. Он догадывался, кто это мог быть, и уже сузил круг подозреваемых до нескольких человек, легионеров, которые привлекли его внимание своим странным поведением. Но у него не имелось веских доказательств, которыми можно было бы обосновать подозрения, а только неопределенность, изводившая его.
Бранн внимательно следил за каждым его действием, и Агапито казалось, будто его загнали в ловушку. Пока брат не догадывался, о чем именно нужно спрашивать, но его расспросы привлекали ненужное внимание. Бранн следовал за ним неотступно, выискивая малейшую зацепку. Его неосторожное расследование могло случайным образом все раскрыть, чего ни в коем случае нельзя было допустить. Не раньше, чем у Агапито появится возможность сделать ход.
Вокс-вызов прервал ход его мыслей. Он выключил дисплей и активировал приемник.
— Командор Агапито, мне нужно кое-что с вами обсудить.
Он узнал голос кустодия Арката. После прибытия на Освобождение большую часть времени Кустодес держались обособленно, разместившись на срединных уровнях Шпиля Воронов, где некогда обитали теперь уже уничтоженные роты. Временами они ходили с проверками в армориум, доки и другие охраняемые территории. Естественно, подобное доставляло мало удовольствия, но Коракс согласился предоставить кустодиям свободный доступ по всему Освобождению, невзирая на протесты Агапито. Единственное, чего удалось добиться командору, это запрета для Кустодес посещать Впадину Воронов. Примарх оберегал генотех и его секреты так же рьяно, как когда-то своих последователей во времена восстания.
— Я у себя, кустодий, — сказал Агапито. — Можем поговорить здесь.
— Хорошо, командор, уже иду.
Агапито почувствовал любопытство, думая о том, что станет темой их разговора. Для Кустодес стражи было нехарактерно общаться с легионом подобным образом. Он задался вопросом, был ли тут замешан Бранн, и у него вновь испортилось настроение. По крайней мере, проект генотеха и новых рекрутов оказался успешным. Вскоре у Бранна не останется времени для других забот. Как командор рекрутов, он будет безвылазно находиться во Впадине Воронов.

Тренировка казалась бессмысленной, но Альфарий не хотел привлекать внимания, показывая это. Он пригнулся, немного развел руки и стал медленно обходить рекрута. Шагнув влево, он краем глаза заметил Коракса и Бранна, наблюдавших за тем, как они с Каддианом примеряются друг к другу.
Недавно аугментированный Каддиан выглядел соответственно: был выше, но не настолько широкоплечим, как Альфарий, с мускулистыми руками и решительным взором. Он мог обладать физическими качествами легионера, но не мастерством и опытом. Альфарий заметил, что Гвардейцы Ворона любили пари, поэтому поспорил с сержантом Дором, что победит Каддиана за две минуты. На кон они поставили десять дней ухода за доспехами. Альфарий размял пальцы, на секунду представив, как сержант начищает его доспехи.
ТерминаторДата: Понедельник, 29.07.2013, 17:11 | Сообщение # 130



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


На воинах были лишь свободные черные штаны, поэтому Альфарий не мог ни за что ухватиться, чтобы сделать бросок. Альфа-Легионер рванулся, пытаясь сцапать Каддиана за запястье, но рекрут в долю секунды оказался на два шага дальше, и Альфарий промахнулся. Лицо рекрута выражало полную сосредоточенность, взгляд метался между руками, ногами и лицом Альфария, пытаясь предугадать следующее движение.
Альфарий вновь начал двигаться по кругу, спиной ощущая ожидающие взгляды остального отделения. Все молчали, в зале царила полная тишина, не считая шлепков босых ног бойцов.
Каддиан сделал шаг в сторону и ударил ногой, пытаясь сбить Альфария. Тот успел подпрыгнуть, одновременно сместив вес, чтобы толкнуть противника плечом. Приземлившись, он снова оттолкнулся ногами, но, вместо того чтобы врезаться в Каддиана, лишь прошил воздух. Удар ногой в спину заставил Альфария пробежать по инерции еще пару шагов.
Когда он развернулся, ему пришлось тут же поднять руки и блокировать серию нацеленных в голову ударов. Альфарий в ответ попытался врезать Каддиану ногой в живот, но тот ловко увернулся, и удар лишь скользнул по бедру рекрута. Каддиан потерял равновесие, и, желая развить успех, Альфарий вновь попытался схватить его. Он вцепился в левую руку рекрута и тут же провернул ее, стараясь повалить противника на пол.
С невиданной прежде Альфарием гибкостью и силой Каддиан выгнулся дугой и потянул схваченную руку вверх, оторвав противника от земли. Затем Каддиан стремительно упал на пол, перевернулся и бросил Альфария через спину, заставив легионера разжать хватку, чтобы превратить падение в кувырок.
От последовавшего удара Альфарий растянулся на полу и был атакован так быстро, что не успел увидеть, когда Каддиан успел подняться. Легионер откатился вправо и вскочил на ноги. И как раз вовремя, чтобы его подбородок встретился с носком ноги Каддиана.
Рухнув на рокрит, Альфарий еще и хорошенько приложился головой. Он тут же откатился в сторону, когда нога рекрута опустилась туда, где только что находилось горло Альфария. Почти мгновенно Каддиан ударил его другой ногой по ребрам, выбив из легких легионера весь воздух.
Следующий удар Альфарий предвидел и вывернулся так, чтобы обеими руками схватить Каддиана за ногу, прежде чем рекрут успеет врезать ему в живот. Вскакивая на ноги, Альфа-Легионер одновременно дернул вверх, пытаясь повалить Каддиана на пол.
Точно рассчитав время, Каддиан воспользовался захватом Альфария в качестве опоры, рванувшись вверх и врезав ему коленом в грудь. Альфарий рухнул на землю, но не разжал хватку. Отпустив одну руку, легионер заехал Каддиану в бок, но в ответ рекрут ударил его локтем в скулу. Наконец, вырвав ногу из хватки, Каддиан развернулся и уселся на горло Альфария, прижав его к полу. Задыхаясь, Альфарий встретился взглядом с противником и увидел в его глазах ярость. Рекрут размахнулся, целясь Альфарию в лицо.
— Хватит! — сквозь грохочущую в ушах кровь расслышал он приказ командора Бранна.
Каддиан с легкостью вскочил на ноги и отступил в сторону. В голове Альфария звенело. Пару мгновений потолок то пропадал во тьме, то вновь приобретал четкие очертания, прежде чем боль не поутихла.
К нему подошел сержант Дор и протянул руку, чтобы помочь подняться. Раздраженный Альфарий проигнорировал ее и встал самостоятельно. Он бросил злобный взгляд на Каддиана, который ответил ему вежливой улыбкой. Позади него ухмылялись остальные восемь рекрутов.
Все еще приходя в себя после поражения, Альфарий вернулся к своему отделению, стараясь не обращать внимания на самодовольный взгляд Дора. На очередной поединок вызвали еще одного рекрута и легионера.
Альфарий встал неподалеку от Бранна и Коракса, поэтому смог подслушать, о чем они говорят.
— Реакция и сила выше, чем у взрослого легионера, — сказал Бранн. — В жизни не видел ничего подобного.
— Но это хорошо только для поединка без доспехов и оружия, — ответил Коракс. — Их преимущества станут не такими явными, когда им выдадут силовые доспехи.
— Я размышлял над этим, лорд, — произнес Бранн, не отрывая взгляда от сражающихся воинов. — Новые доспехи шестой модели… они намного превосходят все, что есть у нас, за исключением нескольких доспехов ручной работы у офицеров, но и те находятся в плачевном состоянии. Мы не сможем дать новым бойцам опыт и мастерство ветеранов, но новые доспехи с их более совершенными системами намного бы упростили задачу.
ТерминаторДата: Понедельник, 29.07.2013, 17:11 | Сообщение # 131



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Я подумал о том же, — произнес примарх. — Это не просто рекруты, они — начало чего-то нового для легиона. Я уже приказал Сикксу организовать еще сто имплантаций. Если все пойдет по плану, то через пятьдесят дней у тебя будет укомплектованный боевой отряд. Похоже, титул командора рекрутов не в полной мере отражает твою роль.
Бранн взглянул на своего лидера.
— Когда вы давали мне титул, то сказали, что это и будет боевое соединение, лорд.
— Им нужно имя, — сказал Коракс. Мы не можем продолжать звать их рекрутами, но не будет правильным, если их поглотят Когти Агапито.
— У меня есть предложение, — сказал Бранн.
— Так поделись им, командор.
— У нас есть Когти, Ястребы и Соколы, лорд. Думаю, мы должны стать Рапторами.
— Рапторами? — Коракс улыбнулся и положил огромную руку на плечо Бранна. — Да, прекрасно подойдет. Быстрые охотники. Теперь ты — командор Рапторов. Я извещу Агапито, Соларо и Алони.
Легионер, который сражался с Раптором, с рыком растянулся лицом на полу с заломленной за спину рукой. Раптор обхватил его шею и потянул на себя, выдавив из легионера болезненный рев.
— Хватит! — крикнул Бранн.
«Рапторы, — подумал Альфарий, осматривая ряд воинов, которые радостно закивали товарищу, когда тот вернулся в строй. — Если Коракс не ошибается и Рапторы через пятьдесят дней будут готовы к бою, Омегона следует известить об этом». До сих пор Альфарий не подал ни единого доклада, но из-за таких новостей стоило рискнуть. Что бы ни задумал примарх Альфа-Легиона, ему придется действовать быстро, если он не хочет позволить Гвардии Ворона возродиться.
Казалось, Коракса полностью удовлетворило увиденное. Альфарий наблюдал, как он направился к выходу. Прежде чем открыть огромные двери, примарх остановился и задумчиво оглянулся. Он нахмурился, но это было проявление не гнева, а беспокойства. Это продлилось лишь пару секунд, и Альфарию оставалось только догадываться, о чем же думал примарх, наблюдая за юными Рапторами.

Визор стражника треснул, засыпав хозяину глаза осколками армированного транспекса. Человек с криком отшатнулся — и Корвус одним ударом пробил ему грудь, оборвав его вопли. Позади него раздался грохот автоматического оружия, и он почувствовал острую боль в спине. Бросив взгляд через плечо, Корвус увидел трех человек на сторожевом посту, выдвинутой оборонительной позиции, которая прикрывала подступ из Второго крыла к автомобильной стоянке. Огонь усилился, и по бледной коже Корвуса захлестал очередной ливень пуль, которые плющились и падали на пол вокруг него.
Лидер повстанцев нагнулся и выхватил из рук мертвого стража винтовку. Предохранитель для его пальца был слишком мал, поэтому Корвус без раздумий вырвал его. Оружие на самом деле было крупнокалиберным, но в его руках оно казалось детской игрушкой. Корвус обернулся и прицелился в первого человека на заставе, которая находилась приблизительно в двухстах метрах, поэтому он чуть приподнял ствол, приняв во внимание слабую мощность винтовочных пуль. Орудие из заставы вновь выплюнуло очередь — и изрытая следами пуль стена позади Корвуса рассыпалась градом обломков, задевших его левую руку.
Он нажал на спусковой крючок.
Стрелявший человек рухнул на свое оружие, в его левой щеке прямо под визором было пробито отверстие. Палец спазматически сжался, и орудие, крутанувшись на станке, выпустило очередь в пол.
Корвус вновь выстрелил, и следующая пуля угодила в горло заряжающему, который оказался открыт из-за того, что орудие развернулось. Третий человек обернулся и бросился наутек. Едва ли не сразу его сбила с ног пуля, которая попала ему между лопаток и расколола позвоночник.
— Держи, — сказал Корвус, заметив, как возле него пробежала безоружная Дельфа, и протянул ей винтовку. Лидер повстанцев кивнул в сторону тела. — У него на поясе есть запасные магазины.
Первая волна почти достигла ворот. Стражи закрылись изнутри, думая, будто находятся в безопасности за тремя слоями стали и феррокрита. Тут они заблуждались.
ТерминаторДата: Понедельник, 29.07.2013, 17:11 | Сообщение # 132



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Корвус взял с пояса радиопередатчик.
— Константин, открой запор.
— Да, Коракс, — раздался ответ.
Корвус просил последователей называть его по имени, но все больше и больше людей начинали обращаться к нему, используя почетное обращение. Если повстанцы действительно считали его спасителем, то Корвус решительно настроился доказать, что это так, и не подвести их ожиданий.
Увидев брошенный дробовик, Корвус тут же поднял его. Бой грозил стать жестоким и кровавым. Он выхватил из-за пояса нож — по правде говоря, это был парадный меч полковника службы безопасности — и быстро опередил толпу, которая текла по широкому коридору к воротам. Если повстанцам удастся захватить ангар, то они завладеют техникой, способной перемещаться в безвоздушном пространстве. Из-за своего стратегического преимущества ангар стал одной из приоритетных целей Корвуса.
— Разблокировка через пять секунд, Коракс, — доложил Константин.
— Вперед! — воскликнул лидер партизан, дробовиком указав на ворота.
Корвус остановился всего в десятке шагов от ровной поверхности ворот. Если заряды, установленные им во время последней вылазки, обнаружили, он будет выглядеть очень глупо.
Сквозь металл донесся слабый треск взрывов. За пару секунд Коракс оказался у рычага затворного механизма. Тело человека, опустившего его, лежало у ног повстанцев. Если все прошло по плану, то замок должен быть открыт. Корвус с легкостью дернул рычаг вверх. В этот момент он понял, что оказался прав.
Взревели сирены, замигало аварийное освещение, ворота начали подниматься.
— Оружие к бою! — заорал Корвус, перекрикивая оглушающий грохот огромных механизмов.
Ворота успели подняться всего на полметра, когда с другой стороны ударил град пуль, разрывая колени и ноги повстанцев. Человек двадцать разом рухнули на пол, крича от боли и держась за оторванные конечности. Остальные заключенные бросились врассыпную, чтобы избежать той же участи.
Взгляд Корвуса упал на Ленсу. Девушка лежала на боку, левая ступня висела на одних лишь сухожилиях. Ее глаза встретились с взглядом Корвуса, и она замерла. Девушка перестала кричать и слабо улыбнулась.
В следующую секунду в нее угодило еще несколько пуль, сорвав половину лица и оставив на теле глубокие раны.
Корвус с ревом бросился на пол и перекатился под поднимающейся дверью. Он вскочил на ноги перед двумя солдатами, стоявшими за тяжелым стаббером, лафет-тренога которого была опущена на всю возможную длину. Дробовик Корвуса изрыгнул заряд, в клочья разорвав бронежилет ближайшего стража. Второй потянулся к кобуре и выхватил пистолет, пока Корвус вгонял в патронник следующий патрон.
Стражник в отчаянии принялся жать на спусковой крючок, но пули просто отскакивали от груди Корвуса. Наконец пистолет несколько раз подряд пусто щелкнул, и на лице человека проступил ужас. Внезапно его руку и плечо прошила очередь, и страж в брызгах крови кубарем покатился по полу.
Второй стабберный расчет разворачивал свое оружие на лидера повстанцев. Бросив дробовик, Корвус взял стаббер и ногой сбил треногу. Он перекинул патронную ленту через руку и прицелился в оставшихся стражников. На них Корвус израсходовал три короткие очереди, он стрелял осторожно, чтобы не повредить другой тяжелый стаббер.
Врата поднялись еще на полтора метра, под ними пролазило все больше повстанцев. Корвус послал Бранна, Агапито и Стракена за вторым тяжелым стаббером.
— Вперед! — закричал Корвус. — Вперед!
Глава тринадцатая

НАДЕЖДА КОРАКСА

ГИДРА КОНТАКТ-ДВА

ПУТЬ К ПОБЕДЕ
ТерминаторДата: Понедельник, 29.07.2013, 17:12 | Сообщение # 133



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Очередь, извивающаяся вдоль одной стены коридора и возвращающаяся обратно вдоль другой, сделала шаг вперед. Навар Хеф заглянул в открытую дверь слева, чтобы узнать о происходящем. Рекруты — пока им не позволяли называть себя Рапторами — строились перед командором Бранном. Возле командора стоял сержант Нестил с коробкой, накрытой черной материей. Каждый рекрут по очереди опускал руку в коробку и доставал шестигранную гайку. Некоторые оказывались черного цвета, другие — белого.
Те, кто вынимал белую гайку, вздыхали и отходили в сторону. Счастливчики, которым выпала черная — каждый третий рекрут, — направлялись в комнату. Это были те, кому в скором времени предстояло пройти трансформацию.
Навар видел, как новые Рапторы тренируются в зале. Они были воодушевлены даже больше, чем легионеры, которых Навару приходилось видеть в своей жизни. Он помнил каждого парня из первой девятки, когда они были еще мальчиками — всего пару недель назад. Теперь они тренировались вместе с легионерами, а также учились обращаться с болтерами и тяжелым вооружением.
Так близко! Если Навар вытащит черную гайку, то войдет в следующую группу рекрутов, которым предстоит стать Рапторами. Ожидание было мучительным, очередь еле ползла, мелкими шагами отступая от двери, а затем возвращаясь обратно. Когда Навар добрался до конца коридора, к двойным дверям, которые вели в столовую, он осознал, как близко от него конец очереди. За ним оставалось не больше двадцати рекрутов.
Его руки дрожали от возбуждения, во рту пересохло.
Между Наваром и командором Бранном стояли всего пятеро рекрутов. Первый из них достал белую гайку — неудача. Оставалось еще четыре. Рекрут, который шагнул вперед — светловолосый парень по имени Моло, на несколько лет старше Навара, — был командиром его отделения. Навар затаил дыхание, когда Моло засунул руку в коробку, зажмурив один глаз, словно боясь увидеть то, что ему выпало.
Черная гайка.
— Повезло тебе, Моло, — прошептал Навар, и тот в ответ подмигнул ему.
— На этом все, — сказал Бранн, выйдя в коридор.
— Командор? — спросил Навар, и все внутри у него сжалось от разочарования.
— Это была следующая сотня, — объяснил Бранн. — Возвращайтесь в спальни и готовьтесь к тренировке в час Убывания.
Бранн зашел обратно в комнату и закрыл за собой дверь, оставив поникших рекрутов одних. Навар чувствовал себя так, словно ему только что зарядили между ног, и ноющий тугой узел в нижней части живота говорил о том же. Он не вошел в первую девятку. И не станет одним из второй сотни.
— Не переживай, — сказал Каол, похлопав Навара по плечу. — Пусть мы и не первые, но Рапторами мы все равно будем. Неделю можно и подождать.
Неделя казалась Навару вечностью.

Примыкавшая к командному залу личная комната управления Коракса представляла собой квадратное помещение десяти метров в поперечнике, все стены которого были заставлены экранами и аналитическими устройствами. Технический персонал и жужжащие сервиторы занимались работой у пультов, сопоставляя потоки данных вращающихся звездных карт и постоянно изменяющихся информационных сводок.
Бранн, Агапито, Соларо и Алони сидели за стеклянным столом в центре комнаты, возле них стоял Коракс, сжимая в руке портативный терминал. В углу, отдельно от остальных, безмолвно сидел Аркат, которого примарх пригласил сюда исключительно из вежливости. Бранн только что закончил читать доклад по трансформации второй группы Рапторов. Во время операции умерли двое. Как и после первой волны, результат имплантации был ошеломляющим.
— Сиккс говорит, что создал генетическое семя еще для двух тысяч человек, хотя во Впадине Воронов одновременно мы можем проводить имплантацию всего двум с половиной сотням рекрутов. Он просит, чтобы мы перенесли всю работу в Шпиль Воронов.
ТерминаторДата: Понедельник, 29.07.2013, 17:12 | Сообщение # 134



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Пока это невозможно, — ответил Коракс. — Что с новыми доспехами?
— Испытания почти завершены, — сказал Бранн. — Рапторы быстро учатся использовать усовершенствованные системы. У меня подготовлены пять тысяч доспехов в цветах легиона. Осталось завершить формирование отделений, прежде чем передать в армориум необходимую символику.
— Я набросал список потенциальных кандидатов в сержанты, — произнес Агапито, активировав сенсорный экран перед собой. — Пусть Рапторы и хорошо подготовлены, но им нужно выделить кого-нибудь из Когтей для обучения премудростям командования.
— Согласен, — подтвердил Коракс. Он взглянул на список. — Хорошие воины, я оставлю окончательное решение за вами. Соларо, что с бронетехникой?
— Могло быть и лучше, — ответил командор. — Со времени нашего возвращения армориум получил три партии с Киавара, в основном «Рино», но нам катастрофически не хватает тяжелой бронетехники. Надеюсь, вы не собираетесь дать Хорусу танковое сражение.
— Мы будем атаковать пехотой, — произнес Коракс. Взмахом руки он вывел на стол изображение звездной карты, отображавшей сектор вокруг Освобождения. Красный круг выделил звезду почти на краю экрана и увеличил ее.
— Нарсис? — спросил Алони. — Это наша цель?
— Мы собрали данные нескольких отчетов навигаторов, которые были поблизости, — рассказал Коракс. — Варп-штормы еще бушуют, но турбулентность вокруг Нарсисской системы почти стихла. Учитывая близость планеты к нескольким мирам-кузницам, а также к ресурсам Аграпы, Чопикса и Спартуса, полагаю, повстанцы смогут использовать Нарсис как плацдарм для атаки сектора.
— Идеальная крепость, — вспомнил Бранн. — Дети Императора привели Нарсис к Согласию и возвели на нем Идеальную Цитадель.
— Типичное высокомерие Фулгрима, — бросил Алони. — Идеальных крепостей не существует. Но тем не менее нам не хватит тяжелой бронетехники для осады.
— Как и времени, — согласился Коракс. — У меня есть план по захвату Идеальной Цитадели, но дело не в этом. Мне нужно знать, готовы ли Рапторы к бою.
— Теоретически — да, — подтвердил Бранн. — Но их пока не испытали в настоящем бою. Учения и стрельбы — это одно. Пламя войны — совсем другое. Мне бы очень не хотелось, чтобы их перестреляли в первом же бою за Идеальную Цитадель.
— А как насчет Круциакса? — спросил Соларо. Он перевел изображение на другую звездную систему, гораздо ближе к Освобождению. — Небольшая лунная база в мертвой системе. Построена Несущими Слово, — вероятно, станция слежения. Мы можем проверить Рапторов и заодно перекрыть один из разведывательных каналов предателей в секторе.
Бранн, почесав подбородок, взглянул на изображение. Коракс кивнул.
— Как быстро? — спросил примарх.
— Скольких бы вам хотелось проверить? — сказал Бранн.
— Первых пять сотен, — ответил Коракс. — Настоящая битва, а не тренировочная схватка. Ожидаю, что Рапторы будут сражаться независимо от Когтей, Соколов и Ястребов. Они — наше передовое ударное подразделение.
— Десять дней на завершение процесса имплантации, еще десять на подготовку и вооружение, — подсчитал Бранн. — Неизвестно, за сколько мы туда доберемся: по меньшей мере пятнадцать дней, учитывая состояние варпа.
— Хорошо, — сказал Коракс. — Ты поведешь Рапторов в рейд на Круциакс. Я буду вас сопровождать, чтобы лично наблюдать за их действиями. Что тебе еще нужно подготовить?
— Только сержантов, — ответил Бранн, бросив взгляд на Агапито. — А так мы готовы.
— Я подберу новых командиров и через два дня отправлю их во Впадину Воронов, — предложил Агапито.
— Вам потребуется разведка, — сказал Соларо. — Если нужно, я могу выделить свои отделения.
— Мы будем полагаться на орбитальные данные, — ответил Коракс. — Это лишь небольшая стычка. Группировка отправится на «Мстителе», чтобы не рисковать потерей всей флотилии в варпе. Мы ударим по Несущим Слово, уничтожим станцию и отступим. Только и всего.
— Понял, лорд, — сказал Бранн.
— Уверены? — спросил Коракс, по очереди взглянув на командоров. — Наша главная цель — Нарсис. Я хочу быть готовым к полномасштабной атаке гарнизона Детей Императора через пятьдесят дней. Мы как можно скорее должны нанести ответный удар по предателям.
— А Император одобрил ваши планы? — вдруг спросил Аркат, поднимаясь с кресла. — На какую поддержку вы рассчитываете?
ТерминаторДата: Понедельник, 29.07.2013, 17:12 | Сообщение # 135



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Мы не можем установить контакт с Террой, — сказал примарх. — Император даровал нам право действовать самостоятельно, позволив забрать генотех из хранилища. На другие войска надеяться не стоит. Будет только Гвардия Ворона. Не знаю, как обстоят дела у остальных легионов, поэтому мы должны полагаться только на себя.
— Мои кустодии будут сопровождать вас на Нарсис, — сказал Аркат. — По возможности мы доставим пленных Детей Императора на Терру.
— Это уже другой вопрос, — произнес Коракс. — Главная наша задача состоит в том, чтобы уничтожить Идеальную Цитадель и ее гарнизон. Если Нарсис перейдет в руки верных Императору войск, это значительно ослабит наших врагов.
— Это ваше право как командира, примарх, — сказал Аркат. — Но помните, пусть сейчас вы сражаетесь в одиночку, другие также ведут войну.
— Я не забываю о них, — произнес Коракс. — Именно ради них Гвардия Ворона и лезет в пасть зверя.

Кислотное облако сократило видимость до ста метров и уже начало растворять краску на доспехах Альфария. Он осторожно шел вперед, обходя лужицы едкой жидкости. Все в зоне радиационного заражения имело красноватый оттенок, тени разрушенных зданий впереди казались черными пятнами на фоне багрового неба.
Писк радиационного датчика был настойчивым, но спокойным, достаточно низким, чтобы доспехи не начали закачивать в кровь нейтрализующие препараты. Рециркулируемый воздух, которым он дышал, был немного затхлым, но еще вполне пригодным для дыхания, несмотря на запах антисептиков.
Поставив ногу на изъеденные ржавчиной обломки рельсовой дороги, Альфарий бросил взгляд вправо, где с оружием наготове продвигалось его отделение. План в уголке его глаза показывал, что они находились в семистах пятидесяти метрах от маяка Впадины Воронов, а до границы патрулирования осталось пятьсот метров.
Обогнув расплавленную кучу шлака, некогда бывшую вагонеточным составом, отделение быстрым шагом пересекло погрузочную площадку. Немрон шел чуть впереди остальных, в одной руке сжимая болтер, в другой — ауспик. Периодически легионер повторял, что контакта не обнаружено.
Патрулирование было стандартной процедурой проверки периметра, но после успеха с набором Рапторов Альфарий увидел новый смысл в приказах командора Бранна. Они были плохим предзнаменованием, указывающим на то, что руководство Гвардии Ворона могло узнать о готовящемся мятеже Омегона. Зону патрулирования увеличили на пятьсот метров, охватив теперь и окраины заброшенного транспортного узла.
Через сто метров, когда отделение стало спускаться в провал, образованный обрушением подземных туннелей и переходов, облако сгустилось еще больше. Осторожно шагая по разбитому феррокриту, Альфарий вдруг что-то почувствовал. У основания черепа появилось слабое, но настойчивое давление, угнездившееся в выемке в позвоночнике, откуда когда-то изъяли прогеноидные железы.
Он сразу понял, в чем дело, и резко вдохнул. Микроскопический имплантат, встроенный ему в хребет, зафиксировал чрезвычайную передачу. Где-то в радиусе сотни метров находился передатчик Альфа-Легиона.
— Двигаться вправо, дистанция пятьдесят метров, — приказал Альфарий, направив отделение по другому маршруту. — Немрон, просканировать здание в семидесяти метрах справа.
Альфарий продолжал идти в прежнем направлении, удаляясь от остальных легионеров. Подергивание в шее становилось все более настойчивым. Посмотрев в сторону воинов, он заметил лишь едва различимые тени в губительном тумане и решил, что они тоже уже не видят его.
Он замер и сосредоточился на сигнале. Шагнув влево, Альфарий почувствовал незначительное ускорение темпа. Легионер осмотрелся и заметил неподалеку опору линии электропередач, поваленную и смятую, словно она была сделана из мокрой бумаги. Еще раз оглянувшись и уверившись, что за ним никто не следит, он направился к опоре. Тиканье в черепе становилось все быстрее и быстрее.
Альфарий поспешно осмотрел мусор у основания поваленного столба, но не заметил ничего необычного. Хорошо, что глазу здесь не за что было зацепиться. Значит, чтобы использовать узловую станцию, ему не понадобится сперва искать ее. Опустившись на колени, он открыл панель на правом наруче и отключил датчик отделения.
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Гев Торп Потерянное Освобождение (Ересь Хоруса)
Страница 9 из 12«12789101112»
Поиск: