Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 10 из 12«1289101112»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Гев Торп Потерянное Освобождение (Ересь Хоруса)
Гев Торп Потерянное Освобождение
ТерминаторДата: Понедельник, 29.07.2013, 17:13 | Сообщение # 136



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Сержант, теряем ваш сигнал, — немедленно доложил Галлид, вокс-канал шипел от сильных помех.
— Все в порядке, радиационный карман, — спокойно ответил Альфарий. — Продолжайте проверку, я сейчас к вам присоединюсь.
С этим словами он активировал приемник-передатчик ближнего радиуса действия — небольшую антенну, торчавшую из тыльной части перчатки.
— Код «Эффрит», омега-девять-гидра, — раздался приглушенный электроникой голос приемоответчика. — Контакт-два. Докладывайте. Действие незамедлительное. Готовьтесь к получению приказов.
— Код «Эффрит», гидра-девять-омега, — произнес Альфарий. — Контакт-два, понял вас. Обозначение нового подразделения — «Рапторы». Генотех очень стабильный. До первой операции Рапторов двадцать три дня. Цели пока ничего не угрожает, но уже составлен план увеличения. Жду приказов.
Громкий треск несказанно удивил Альфария, поскольку с ним установили соединение.
— Контакт-два, говорит Эффрит. Подтвердите статус развития Рапторов.
— Эффрит, Гидра Контакт-два. Масштаб имплантации возрос. Полный технологический прогресс неизбежен. Превращение врага в военную угрозу в пределах семидесяти дней. Приказы?
Наступила продолжительная пауза, затем раздался треск ответа. Альфарию стало интересно, ожидал ли его повелитель подобные новости.
— Доклад принят, Контакт-два. Приказываю оставаться на месте.
Связь с шипением прервалась, и Альфарий вернул передатчик обратно. Ответ немного встревожил его. Несмотря на многослойное искажение, Альфарию в голосе Омегона послышалось колебание, словно он удивился такому повороту событий.
Альфарий пока мало что мог сделать, и приказ оставаться на месте означал, что ему следовало не предпринимать попыток завладеть генотехом, не вмешиваться и не препятствовать процессу набора. Он надеялся, что у его примарха есть план, который тот был готов воплотить в жизнь. Если нет, то Гвардейцы Ворона вскоре полностью восстановят свой легион.

— Посадка через пять… четыре… три… два… одну.
«Громовой ястреб» ощутимо содрогнулся, вздымая вокруг себя фонтаны щебня и песка. Бранн уже поднял раму крепления и направился к штурмовой рампе. Остальные тридцать Рапторов быстро построились позади него, их недавно выкрашенные доспехи блестели в боевом освещении отсека, болтеры сверкали свежей смазкой.
— Второй удар повредил восточную оборонительную турель, поэтому можете выгружаться, — сообщил пилот.
Рампа боевого корабля быстро опустилась, и в отсек хлынул резкий синий свет. Авточувства Бранна отфильтровали яркое сияние, когда командор спрыгнул на продуваемую ветрами дюну.
— Стандартное построение, Коррон — левый фланг, Нал — правый, — отрывисто приказал Бранн.
Рапторы быстро развернулись веером, их доспехи казались темными пятнами на фоне светло-серой пустыни. По одному отделению выдвинулось на фланги, еще одно направилось за Бранном. Перед ними под скалистым утесом притаилась станция слежения, ее плоская крыша была утыкана тарелками и сенсорными антеннами.
Над головами легионеров просвистели три ракеты, взорвавшись на западной оконечности станции, слева от Бранна. Во все стороны разлетелись обломки рокрита, падая на засыпанный песком двор.
— Брешь пробита, третье подразделение — вперед, второе — оказывать огневую поддержку, — отдал приказ командор.
Ветер постоянно перемещал пласты песка, из-за чего идти следовало с предельной осторожностью. Вздымая серые клубы, тяжелые легионеры хлынули вперед, целясь в приземистое здание. Сверху донесся рев плазменных двигателей, и над ними пролетел еще один «Громовой ястреб», ведущий огонь из лазерных пушек по надежно защищенным ставнями окнам в южной части станции. Когда десантно-штурмовой корабль Бранна взлетел, чтобы прикрыть легионеров, поднятый им песчаный вихрь моментально скрыл из виду Рапторов.
ТерминаторДата: Понедельник, 29.07.2013, 17:13 | Сообщение # 137



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Цели на пятнадцать градусов, третье окно! — взревел Бранн, заметив бронированные фигуры в одном из разбитых окон.
Секунду спустя из здания открыли болтерный огонь по отделению сержанта Нала. Воины Коррона начали стрелять в ответ, осыпав станцию градом болтерных снарядов и плазменных выстрелов. Бранн дал команду сопровождавшему его отделению открыть прикрывающий огонь, пока Нал со своими легионерами мчался к защитникам.
— Отвлеките их! — отдал команду Бранн, поднимая комби-болтер.
Два ствола одновременно полыхнули, поливая снарядами оконный проем и покореженную раму. Грохот болтеров усилился, к нему присоединился громогласный рев роторной автопушки Кавина. Тяжелые орудийные снаряды принялись вырывать целые куски пласткрита из стены.
Внезапно Бранн осознал, что сейчас он в первый раз стреляет в других легионеров-Астартес. Как и Рапторы, он не сражался на Исстваане, поэтому с гордостью разделил этот момент со своими рекрутами. Командор задался вопросом: насколько же все продумал Коракс, когда поставил его во главе Рапторов? Тот, кто не прошел резню в зоне высадки и последующее спасение, испытывал трудности в общении с легионерами, которые были на Исстваане. Но между ним и его новыми бойцами такие различия отсутствовали.
Эта атака не просто демонстрировала способности Рапторов, но была шансом доказать Агапито и остальному легиону, что он готов вести войну с предателями, как любой другой воин, видевший гибель своих братьев на Исстваане-V.
— Судя по тепловому сканированию, враг сосредоточился для отражения атаки с юга. — Коракс говорил медленно и спокойно. Примарх решил не участвовать в операции, предпочитая следить за ходом боя со «Мстителя» на орбите крупнейшей луны Круциакса. Сам газовый гигант виднелся сейчас лишь как огромное кроваво-красное полукружие за иззубренной горной грядой позади станции слежения.
— Удерживать позицию, оттягивать весь огонь на себя! — приказал Бранн.
Его группировка совершила посадку на самом видном месте и атаковала первой, но их штурм был лишь отвлекающим маневром с целью завлечь Несущих Слово в одну часть здания. Тем временем с противоположной стороны, с невидимых защитникам вершин утесов, к ним приближалась вторая группа.
В правую руку Бранна угодил болтерный снаряд. Осколки керамита забарабанили по груди и визору шлема. Командор заметил в двухстах пятидесяти метрах открытую дверь, из которой вели фланговый огонь по трем его отделениям облаченные в красные доспехи Несущие Слово. Один из легионеров Нала рухнул в песок. Еще один упал секундой позже, его развороченный ранец засверкал энергетическими дугами.
Перехватив оружие в левую руку, командор сделал десяток выстрелов в дверной проем. Кавин развернул автопушку даже раньше, чем Бранн успел выкрикнуть приказ. Снаряды забили по скрывавшемуся за дверью отделению, сразив одного Несущего Слово и заставив других нырнуть обратно в укрытие.
Бранн взглянул на вторичный экран хронометра: до основной атаки оставалось двадцать две секунды.
— Усилить огонь! Отвлеките их! — прокричал он.
Рапторам предстояло доказать, что они соответствуют стандартам Гвардии Ворона. Собственно, как и самому командору.

Вершину эскарпа усеивали камни, но они нисколько не мешали легионерам, быстрыми прыжками несущимся по склону. Отделение сержанта Дора входило в состав гарнизона Впадины Ворона, поэтому его временно прикрепили к Рапторам на почетных основаниях. Так вышло, что Альфарий сейчас спускался к аванпосту Несущих Слово вместе с другими Гвардейцами Ворона.
Он испытывал странное чувство, почти такое же удивительное, как когда примарх приказал им открыть огонь в зоне высадки. Им сообщили, что они поддержат брошенный Хорусом вызов Императору, но Альфарию все равно казалось непривычным стрелять в воинов другого легиона. Но нет, тогда это не шокировало его, наоборот, он почувствовал себя освобожденным. Десятилетия в тени великих свершений других легионов взрастили в нем обиду, о которой он даже не подозревал, до тех пор пока впервые не нажал пусковой крючок.
ТерминаторДата: Понедельник, 29.07.2013, 17:13 | Сообщение # 138



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Тогда его поглотила жажда мести, но сейчас Альфарий мыслил вполне прагматично. Несущие Слово вещали о своей верности столь громко, проводили свои литургии и давали обеты с такой гордостью, что, наверное, именно их мятеж стал наиболее неожиданным и недостойным истинных легионеров. Альфарий всегда считал, что они слишком уж ревностно заявляли о своей преданности имперской цели, и, когда они присоединились к Хорусу, он нисколько не удивился.
Несущие Слово считались союзниками Альфа-Легиона, как и другие легионы, которые объединились, чтобы уничтожить войска Императора, но это не означало, что Альфарию должны были нравиться напыщенные фанатики-предатели. Он с легкостью мог представить, как они воздают хвалу Хорусу, так же как когда-то кричали о праведности Императора. Из всех легионов, которые принимали участие в резне, именно Несущих Слово Альфарий считал самыми большими лицемерами.
— Приготовиться к спуску, — произнес сержант Дор.
Они приближались к краю обрыва. Сквозь песчаную бурю неслись двести Рапторов и двадцать бывших Когтей.
Рапторы представляли собой странное зрелище из-за похожих на клювы личин и новых доспехов, придававших им сходство с хищными птицами. Альфарий уже достал чертежи доспехов шестой модели и только ждал возможности передать их Омегону. Не исключено, что его находка была не такой уж значительной, принимая во внимание то, как глубоко Хорус проник в ряды Механикум, но, какой частью этой информации Воитель соблаговолит поделиться с Альфа-Легионом, оставалось под большим вопросом.
Отделение справа от Альфария первым достигло края утеса. Не останавливаясь, легионеры нырнули в песчаную бурю. Альфарий затаил дыхание и рванулся следом за ними в разреженный воздух. Крыша здания лежала в двадцати трех метрах под ними, что не представляло собой значительной проблемы для полностью бронированного легионера даже при обычной силе тяжести, а луна Круциакса имела лишь две трети стандартной терранской гравитации.
Альфарий приземлился на покрытую выбоинами рокритовую крышу, подняв облака пыли. Псевдомускульные фибросвязки доспехов сжались, по правой линзе шлема потекли системные сводки.
— Мелты! — крикнул Дор, снимая с пояса заряд.
Альфарий последовал примеру сержанта и закрепил мелта-бомбу на крыше, установив таймер на три секунды.
Альфа-Легионер отбежал на полдесятка шагов и, приготовив болтер, в другую руку взял осколочную гранату. Полыхнув белым пламенем, мелта-заряд проплавил в роккрите метровую дыру. Долю секунды спустя взорвалась бомба Дора, расширив проем. Рапторы вокруг них поступали аналогично, вскрывая бреши по всей крыше. Недолго думая, Альфарий забросил в пробоину гранату и, услышав, как она взорвалась, перехватил болтер в обе руки и прыгнул следом.
От удара плитка у него под ногами пошла трещинами. Пыль стояла столбом, пол усеивали куски рокрита, хрустевшие при каждом шаге. Единственным источником света служил проем над головой, из которого внутрь прорывался резкий синий свет. Оглянувшись, Альфарий понял, что попал в короткий коридор, с обеих сторон заканчивающийся арочными дверьми. Он сделал шаг вперед, целясь перед собой, и позади него приземлился сержант Дор. Альфарий повел болтером вправо, когда чуть поодаль распахнулась дверь, но расслабил палец, узнав в сумраке характерный силуэт Раптора.
Впереди послышался лай болтеров, заставив Альфария действовать. Пока остальное отделение спускалось за ним, он с Дором направился к арке, из ближайшей боковой комнаты к ним вышли еще пять Рапторов.
Внезапно в дверях появилась фигура. В кружащейся пыли было невозможно отличить друга от врага, и Альфарий просто прицелился в него. Воин сделал к ним пару шагов, и в просвете блеснули багровые доспехи. В легионере было нечто странное, какая-то сгорбленность, сильно встревожившая Альфария.
Дор открыл огонь первым, а спустя секунду к нему присоединились и Рапторы. Несущий Слово отшатнулся из проема, во все стороны полетели куски доспехов.
— Вперед! — закричал Дор, срываясь на бег. — Зачистить помещение!
Альфарий последовал за сержантом через дверь, крепче сжав палец на спусковом крючке. Едва переступив порог, он направил оружие влево, на пару легионеров, присевших у расколотого подоконника. Первым же выстрелом Альфарий пробил ранец ближайшему воину. Затем он прицелился чуть выше и попал в вычурный шлем другого Несущего Слово.
Или, по крайней мере, так вначале показалось Альфарию.
ТерминаторДата: Понедельник, 29.07.2013, 17:14 | Сообщение # 139



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Легионер повалился на бок, из треснувшего черепа хлынула кровь. То, что Альфарий поначалу принял за богато украшенный шлем, на самом деле оказалось деформированной головой. Изо лба Несущего Слово торчал небольшой рог, клыки выступали вниз к подбородку. Кожа его была цвета бронзы, а кровь, текущая из дыры в черепе, — черной и густой.
Альфарий, выругавшись от отвращения, выстрелил еще раз — и уродливая голова Несущего Слово разлетелась на куски. Второй Несущий Слово развернулся и выстрелил Альфа-Легионеру в живот, разворотив проходивший там кабель и искусственные мышечные связки, из которых выплеснулась струя белой жизнеобеспечивающей жидкости.
Мимо Альфария промчался один из Рапторов, на ходу ведя огонь из болтера, и на груди Несущего Слово расцвело несколько кровавых кратеров. Предатель схватил свой болтер как дубинку, но Раптор стремительно отразил удар собственным оружием, а затем несколько раз локтем ударил по шлему врага. С такой же ошеломляющей быстротой Раптор сделал подсечку и еще одним ударом в голову свалил предателя на пол.
Поставив ногу на грудь Несущего Слово, Гвардеец Ворона принялся всаживать в него болт за болтом, из-за чего поножи Раптора покрылись брызгами крови.
— Не останавливаться! — приказал Дор, махнув в сторону закрытой двери в дальнем конце комнаты.
Оглянувшись, Альфарий увидел, что Гвардейцы Ворона пока не понесли потерь. Всего он насчитал пять погибших предателей, у одного воина были такие же звериные, искаженные черты лица, как у того, которого он убил ранее.
— Не стоит задумываться, — заметил Дор, угадав мысли Альфария. — Импульсное сканирование показало, что двумя уровнями ниже находится реактор, почти под нами. Поищем лестницу.
Но Альфарий не мог не задуматься над увиденным. Слухи ходили уже давно. Скорее не слухи, а солдатские байки. Бывало, что потерянные корабли выходили из варпа с экипажем, полностью извращенным некой ужасной силой. Каждый легионер, который провел в варпе определенное время, мог поведать историю о странном сне или гнетущем чувстве. Иногда в первые секунды после пробуждения во время варп-путешествия Альфарий видел ужасающие вещи, а командование легиона никогда прямо не отрицало, что в варпе кто-то обитает. Уродливые лица двух Несущих Слово напомнили Альфарию те смутные видения, и он задался вопросом, что же происходит с легионерами Астартес, которые примкнули к Хорусу.
Следующий коридор привел их в обеденный зал, который протянулся по всей ширине здания, почти на семьдесят метров в длину. Когда они подошли, перестрелка была в самом разгаре. Воздух полнился летящими снарядами, яркими следами прометия и плазменных разрывов, отражающимися от стальных столов и стеллажей. Рев болтеров и звон попаданий оглушал. Несущие Слово занимали позиции за перевернутыми столами перед кухней в дальнем конце зала и перестреливались с двумя отделениями Рапторов, зажатыми у двойных дверей напротив Альфария.
Град выстрелов приветствовал сержанта Дора, когда тот ворвался в комнату, паля из болтера в автоматическом режиме. Перевернув один из столов, сержант укрылся за ним; вокруг него во все стороны разлетались куски металла, на доспехах расцветали вспышки от болтерных попаданий.
Рапторы без колебаний ворвались в зал. Первого сшибло с ног плазменным сгустком, который прожег его нагрудник и испепелил внутренности. Братья тут же отомстили за павшего, изрешетив стрелка Несущих Слово; его доспехи и стеклянный шкаф позади разорвало шквалом выстрелов.
— Третье отделение, обход с фланга! — выкрикнул приказ один из Рапторов, который подскочил к столу с гранатой в руке. Он забросил гранату за стойку, отделявшую зал от кухни. Оттуда вырвались языки пламени, вызвав цепь вторичных взрывов из-за развороченной электропроводки.
Облаченные в черное Рапторы, не открывая огня, ринулись с обеих сторон зала. Очереди Несущих Слово скосили еще двух легионеров, но остальные продолжали бежать, не обращая внимания на потери.
— Не тормози, старик! — рассмеялся один из Рапторов, промчавшись мимо сержанта Дора.
ТерминаторДата: Понедельник, 29.07.2013, 17:15 | Сообщение # 140



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Наглый ублюдок! — прорычал Дор и, перескочив через упавший стол, тут же начал стрелять из болтера. — Огневая поддержка!
Альфарий боком пробрался в зал и разрядил пять выстрелов в Несущего Слово с плазмаганом, расположившегося за тележкой, заставленной кувшинами для воды. Сосуды разлетелись осколками и брызгами, Несущий Слово нырнул обратно в укрытие, на свежей красной краске доспехов было заметно несколько отметин от прямых попаданий. Остальная часть отделения бросилась вглубь зала и заняла огневые позиции, болтерные снаряды заколотили по металлической стойке и столам, за которыми укрывались предатели.
Обнажив боевые ножи, Рапторы атаковали Несущих Слово, сосредоточившихся в дальнем конце зала. Альфарий увидел, как одного из легионеров разорвало слаженным вражеским огнем за миг до того, как его собрат по отделению перескочил стойку и метким выстрелом попал в визор Несущего Слово. Раптор взмахнул ножом и перерезал глотку предателю, когда его левый наплечник раскололся в буре керамитовых осколков от болтерного снаряда.
Несущие Слово не ожидали от Рапторов такой скорости и ярости. Легионеры в черных доспехах хлынули между стеллажами и шкафами кухни, разя предателей болтерами и ножами.
По команде Дора отделение рванулось вперед, готовое прикрыть Рапторов в случае, если их оттеснят. Но в этом не было нужды. Альфарий видел, как три Раптора забили болтерами Несущего Слово. Еще одного предателя бросили на оголенную взрывом гранаты проводку — и по его дергающемуся телу заструились искры и электрические разряды.
Последний раз Альфарий видел нечто подобное во время атаки Пожирателей Миров на Саламандр в зоне высадки. Это было безжалостное побоище, он даже не представлял, что подобное возможно. Сражение в обеденном зале было куда менее масштабным, но смертоносная эффективность Рапторов впечатляла не меньше.
Он вообразил бьющихся перед ним сверхлюдей в цветах Альфа-Легиона, разрывающих Ультрамаринов или Темных Ангелов. Они сражались с неудержимостью и яростью в сочетании с необычайной скоростью и меткостью. И это были всего лишь рекруты. Альфарий представил, как Альфа десантируется на Терру с пятьюдесятью тысячами подобных воинов, закаленных в битвах, наделенных хитростью и умениями, которым их обучил примарх.
Такую силу уважал бы даже Хорус. Внезапно Альфарий понял, насколько важным стало его задание и почему он пока не получил приказ уничтожить генотех. Ему предстояло не избавить вселенную от Гвардии Ворона — от него требовалось усилить Альфа-Легион.
Наконец, когда в стальных стенах отзвенело эхо предсмертного крика последнего Несущего Слово, в зале воцарилась тишина. Альфарий двинулся к двери впереди, пока Рапторы проверяли, все ли предатели мертвы, вонзая ножи им в шеи.
— Новый приказ! — рявкнул Дор. — Реактор заминировали. Мы уходим. «Громовые ястребы» эвакуируют нас в точках семь-шестьдесят и семь-девяносто. У нас одна минута. Выдвигаемся!
— И это все? — вырвалось у Альфария. — Так быстро?
— Ударить и отступить, ты же знаешь правила, — ответил сержант. — Нам поставили задание уничтожить станцию. Через пятьдесят секунд мы его выполним.
Рапторам не нужно было повторять дважды. Отделения слаженно отступали из кухни через обеденный зал. Альфарий двинулся следом, все еще оглядываясь по сторонам в ожидании контратаки.
— Враг уничтожен? — спросил он.
— Будет, когда взорвется реактор, — рассмеялся Дор. — У нас мало времени.
Они бросились по коридору, через который прошли раньше, и выскочили в выбитые окна. Поток легионеров в черных доспехах хлынул в песчаную бурю и исчез из виду. Альфарий невольно позавидовал Гвардейцам Ворона, наблюдая за тем, с какой скоростью они растворялись в пыли, — так же быстро, как и появились из нее. Шагая по дюнам, Альфарий оглянулся, песчаная буря уже скрыла здание. Локатор зафиксировал впереди сигнал снижающегося «Громового ястреба». Десантно-штурмовой корабль с открытой рампой приземлился на дюну, подняв еще больше песка.
Едва Альфарий достиг рампы, как земля у него под ногами заходила ходуном. Взойдя на борт корабля, он оглянулся и увидел, как в мглистом мареве вспухает красный шар пламени. Пару секунд спустя их захлестнул мощный порыв ветра, сыпанув песком в открытый отсек «Громового ястреба».
— Мы загружены под завязку, — объявил пилот по внутренней связи. — Очистить рампу.
Дор выскочил из пылевого облака и, схватив Альфария за руку, забрался в отсек.
— Задание окончено, — объявил Коракс по основному вокс-каналу. — Победа за нами. Гвардия Ворона доказала, что врагам больше не стоит ее игнорировать. Рапторы продемонстрировали свою ценность и впервые заслужили боевую славу. Борьба против Хоруса началась.
Когда «Громовой ястреб» стал резко набирать высоту, Альфарий сел в кресло и опустил раму фиксатора. Бой продлился не более десяти минут — десять минут, которые могли изменить ход всей войны.
ТерминаторДата: Понедельник, 29.07.2013, 17:15 | Сообщение # 141



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Во Впадине Воронов царило ликование, когда из последнего челнока «Мстителя» выгружались воины. Даже гибель четырнадцати бойцов не смогла испортить настроение рекрутам Гвардии Ворона, хотя Бранн был несколько опечален. Список потерь был куда длиннее, чем он считал приемлемым, учитывая то, что в основном наступлении принимало участие четыреста легионеров против всего лишь немногим более пятидесяти Несущих Слово. Впрочем, на самом деле командора тревожило совсем другое. Коракс едва обмолвился об операции и после краткой победной речи на все оставшееся время путешествия в варпе уединился в комнате управления Бранна, так и не дав командору возможности озвучить свои сомнения.
Пока Рапторы расходились по спальням, Бранн и Коракс отправились обратно в Шпиль Воронов сообщить о выполнении задания остальным членам командования легиона. Когда они зашли в комнату для инструктажей, командоры уже ждали их. Вокруг все еще кипела бурная деятельность, персонал легиона собирал всю доступную информацию о Нарсисе и Идеальной Цитадели. Соларо, Агапито и Алони сидели за столом, словно гигантские статуи посреди беспокойного моря людей.
— Аванпост на Круциаксе уничтожен, — объявил Коракс, войдя в комнату. — Рапторы, пусть и оказались немного бесхитростны с тактической точки зрения, проявили себя даже лучше, чем ожидалось, и победа символизирует возрождение Гвардии Ворона.
— Стопроцентный успех? — спросил Соларо.
Вместо ответа Коракс посмотрел на Бранна.
— Я бы так не сказал, — произнес командор Рапторов, встретив взгляд примарха. — Мы понесли неоправданные потери.
— Со временем они научатся, — сказал Коракс. — Их ретивость поубавится.
— Они безрассудные, а не ретивые, — сказал Бранн, садясь за стол. — Хотя любой бой — это риск, они много раз шли на него, когда не было такой необходимости, что стоило не только ценных жизней, но и потенциально угрожало успеху задания.
— Если мы бросим их на Идеальную Цитадель в подобном состоянии, их быстро вырежут, — сказал Агапито. — Мы изучили о ней всю доступную в архивах информацию, и картина вырисовывается не самая радужная. Скорее всего, с тех пор как Дети Императора вступили в союз с Хорусом, они еще больше укрепили Нарсис. Там не место для необдуманных действий.
— Рапторы станут только частью наших сил, — произнес Коракс, нахмурившись от раздражения. — Вы слишком строго судите их за слабую дисциплину во время первого боя. Они знали, что их проверяют, и хотели проявить себя. Помню, как вы с Бранном в детстве пытались поразить меня своей храбростью.
— Верно подмечено, лорд, — отозвался Агапито. На секунду показалось, что он искренне раскаивается, но затем командор покачал головой. — Но есть ощутимая разница между двумя маленькими узниками и несколькими ротами транслюдей, бронированных и вооруженных лучшим из всего доступного. Им следовало поразить нас решимостью и дисциплиной, а не фанатизмом. Внимание к долг…
— Ты считаешь, что они не готовы? — перебил его Коракс. — Ты похож сейчас на одного из капелланов Несущих Слово, голословно вещающих о долге и дисциплине. Мы вступили в войну, которая решит судьбу Империума! Я ожидаю, что каждый мой воин будет вести себя достойно и пойдет на все ради победы.
На пару секунд в комнате воцарилась неловкая тишина, Коракс отвернулся, сжав зубы от гнева. Когда он вновь взглянул на командоров, то уже сумел взять себя в руки.
— Рапторы научатся дисциплине, — произнес он. — Со временем, когда их станет больше, мы распределим их по всему легиону, как ранее простых рекрутов, и ветераны помогут укрепить их дух. Не забывайте, что какую-то сотню дней назад все они были детьми. На вашу трансформацию ушли годы, за это время в вас вбивали терпение и дисциплину. Бранн, если тебя это так беспокоит, то приложи дополнительные усилия, чтобы обучить своих воинов всему необходимому, потому что у нас нет в запасе нескольких лет для проверки их навыков и выковывания боевого духа.
— Так точно, лорд, как пожелаете, — произнес Бранн. — Еще несколько вылазок в радиационные пустоши немного успокоят их.
— Когда мы выдвигаемся на Нарсис, лорд? — спросил Соларо. — Даже учитывая Рапторов, мы можем собрать максимум пять тысяч легионеров.
— Я собираюсь штурмовать Идеальную Цитадель с вдвое большим количеством, — сказал Коракс. — Сиккс и Орландриаз получили распоряжение увеличить масштаб имплантации.
ТерминаторДата: Понедельник, 29.07.2013, 17:16 | Сообщение # 142



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Еще пять тысяч Рапторов? — едва ли не с ужасом спросил Агапито. — Но у нас осталось всего пятьсот новициатов, пригодных для имплантации. Где нам взять новых рекрутов?
— На Освобождении и Киаваре, — ответил Коракс. — Как я уже говорил, новое генетическое семя позволит нам с одинаковым успехом набирать более молодых и менее пригодных кандидатов.
— Простите за непочтительность, лорд, но это бессмысленно, — сказал Агапито. — Буквально только что мы обсуждали незрелость Рапторов, которые несколько лет обучались и изучали традиции легиона. Брать неопытных детей, чтобы превратить в суперсолдат, кажется несколько опрометчивым решением.
— У нас нет другого выбора, — произнес Коракс, больше не гневаясь на критику Агапито. — Я понимаю твои опасения и сам обдумывал их во время обратного пути с Круциакса, но из-за предательства Хоруса мы оказались в коридоре, из которого есть лишь один выход. Или мы начнем создавать больше Рапторов и увеличим набор рекрутов, или придется забыть об ответном ударе по войскам Хоруса. Пока перед нами стоит простой вопрос цифр, и они говорят не в нашу пользу.
— Я бы хотел заявить о своем несогласии, — высказался Агапито.
Командор посмотрел на Коракса, а затем демонстративно перевел взгляд на Бранна, на его лице читалось раздражение, граничащее с отчаянием.
Бранн понимал позицию брата, но он лично видел, на что способны Рапторы, даже неопытные. Пять тысяч подобных воинов были бы невероятно мощным оружием. Кроме того, это также был вопрос лояльности примарху. Странное поведение Агапито после Исстваана дало Бранну повод сомневаться в искренности мотивов, которыми руководствовался его брат, возражая против плана Коракса. Возможно, он боялся, что Когти утратят былую честь и престиж. Скорее всего, Агапито задевало то, что примарх явно отдавал предпочтение Рапторам — в доспехах и оружии — в обход их.
И у него была еще одна причина согласиться с примархом, куда более личная. Боевые действия на Круциаксе не стерли сомнений, которые Бранн испытывал, не попав на Исстваан. Они доказали лишь то, что ему, более чем кому-либо другому, следовало искупить свою вину в глазах Гвардейцев Ворона, которые там сражались. Огромное число Рапторов превратит его в ключевого командора на Нарсисе, что даст ему возможность проявить себя куда лучше, чем во время обычного рейда на отдаленный аванпост.
— Необходимо, — произнес Бранн, — дать возможность стать Гвардейцем Ворона всем, кто пожелает. Мы вели войну ради того, чтобы освободить жителей этой звездной системы. Гвардия Ворона вела Великий крестовый поход в сотнях миров, дабы принести такую же свободу остальным людям. Теперь им пришло время ответить на наш зов и отплатить нам за наши старания.
— Вы не объявите о всеобщем призыве? — спросил Соларо.
— Нет, — ответил Коракс. — Так я не поступлю. Не думаю, что мы будем испытывать нехватку в добровольцах.
— Новости об этом далеко разлетятся, — сказал Агапито, крепко вцепившись в край стола. — До сих пор нам удавалось держать в тайне наши планы, а также то, что мы восстанавливаем силы. Если вы начнете набирать рекрутов в таких масштабах, новости вскоре дойдут до предателей, и они незамедлительно отправят армию, против которой нам будет не выстоять. Неожиданность — наше лучшее оружие, но после громких заявлений мы его лишимся.
— Для врага будет слишком поздно, — произнес Коракс. — Мы ударим так быстро, что у них не останется времени на подготовку. Имплантацию оставшихся во Впадине Воронов рекрутов стоит начать со всей возможной поспешностью. Бранн организует массовый прием добровольцев, а мы проведем последние приготовления для атаки на Нарсис.
— Что насчет оружия и доспехов? — поинтересовался Соларо. — Сейчас мы создаем Рапторов быстрее, чем доспехи шестой модели.
— Мануфакторумы Киавара уже начали изготавливать продукцию на основе привезенных капитаном Норицем шаблонов, — ответил примарх. — Что касается оружия, наши арсеналы рассчитаны на восемьдесят тысяч человек. Пара тысяч болтеров не проблема, невзирая на потери, понесенные на Исстваане.
— Транспортировка? — спросил Алони, вздохнув как человек, который понял, что уже проиграл битву. — «Мститель» и уцелевшие корабли не смогут принять на борт так много воинов.
— Возьмем все доступные транспорты, — сказал Коракс. — Нам сгодятся любые корабли, которые могут запускать «Громовые ястребы» и «Грозовые птицы». Какие бы проблемы вы ни предвидели в будущем, мы их решим. Гвардия Ворона будет готова атаковать Нарсис через двадцать пять дней. Я прождал достаточно и дольше не собираюсь. Мы уже начали контратаку, теперь пришло время осознать это и нанести такой удар, который заставит их понервничать.
— Так точно, лорд, — сказал Агапито, его ответ подхватили другие командоры. — Будет так, как вы прикажете.
ТерминаторДата: Понедельник, 29.07.2013, 17:16 | Сообщение # 143



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Засев в облученных руинах, которые окружали Впадину Воронов, Омегон следил за укрепленным зданием через оптические умножители. Контакт-три, доложивший с Освобождения, предупредил о росте активности на базе Рапторов. Судя по количеству транспортов и шаттлов, курсировавших в последние несколько дней, Коракс с головой погрузился в исполнение своих замыслов. Механикум и слуги Гвардии Ворона в противорадиационных костюмах пристраивали к комплексу сборные здания, в результате чего Впадина Воронов увеличилась почти вдвое.
Омегон раздумывал над возможными вариантами действий, но ни один из них его не устраивал. Наиболее очевидным было приказать оперативникам уничтожить генетический проект уже сейчас, прежде чем количество Рапторов увеличится еще больше. Но примарху это казалось едва ли не поражением, учитывая, насколько близко он подобрался к заветному трофею.
Вскоре повстанцы окажутся готовы атаковать Впадину Воронов армией из нескольких тысяч человек. Еще пятьдесят Альфа-Легионеров были всего в трех днях пути на борту «Беты», которая скрывалась среди пылевых облаков за Киаваром. Им предстояло возглавить штурм. Сейчас главная проблема состояла в том, чтобы точно выбрать время. Если он выступит слишком рано, пока повстанцы не успели полностью подготовиться, его воинов перебьют безо всякого толка. Если он атакует слишком поздно, то не справится с возросшим числом Рапторов.
Единственная надежда состояла в быстром и решительном захвате генотеха, а затем уничтожении всего остального. Но чтобы его план увенчался успехом, ему понадобится еще десять дней.
Хруст камней под ногами заставил Омегона резко развернуться с болтером наготове. Среди обломков внизу пробиралась худая, закутанная в мантию фигура — магос Унитракс. Омегона немного встревожило, что техножрец не нуждался в защите от радиации и загрязнения. Приглядевшись, он заметил, что зеленоватое лицо Унитракса было наполовину сгнившим, плоть под капюшоном удерживалась лишь с помощью металлических имплантатов.
— У меня есть для вас решение, — произнес магос. С этими словами он пошарил иссохшей рукой в мантии и извлек из складок небольшой контейнер размером с гранату. — Генетический вирус, изготовленный на основе полученной от ваших оперативников информации. Если один из ваших агентов смешает его с генетическим шаблоном, который использует Гвардия Ворона, то значительно приостановит их прогресс.
Омегон присел, под его весом захрустел мусор. Взяв контейнер из рук Унитракса, он внимательно его осмотрел. Тот тихо гудел в миниатюрном стазисном поле, но во всем остальном походил на обычную флягу, которыми пользовались Гвардейцы Ворона.
— И как он действует? — спросил примарх. — Зараженное генетическое семя для нас бесполезно.
— Как действует? — переспросил магос. Он неловко кашлянул и отвел взгляд. — Точные последствия пока неизвестны, но они определенно серьезные. Когда генотех попадет в наши руки, удалить вирус из генетических нитей будет довольно легко.
— Очевидный ход, который к тому же вызовет у Коракса подозрения, — сказал Омегон, перебрасывая контейнер из руки в руку. — Он уже и так значительно усилил охрану Впадины Воронов. Я не могу допустить, чтобы они вообще закрыли доступ к зданию.
— В первую очередь они станут подозревать самих себя, — произнес Унитракс. — Вирус мутирует изнутри и будет выглядеть как непредвиденный побочный эффект процесса имплантации. Если только они не станут целенаправленно искать вирусную инфекцию, то не обнаружат ничего, что нельзя было бы объяснить случайной, но вполне допустимой мутацией генетического материала.
— Я подумаю над этим, — сказал Омегон. — Что нужно сделать моему агенту?
Унитракс достал крошечный кристаллический осколок, размером не больше ногтя.
— В инфочипе содержатся необходимые инструкции, — сказал магос. — Передайте его своему оперативнику вместе с вирусным контейнером, он сможет получить к нему доступ через любой терминал во Впадине Воронов. Также прикажите ему уничтожить кристалл и контейнер сразу после завершения задания.
— Естественно, он уничтожит его, мы же не дилетанты, — произнес Омегон. Он бросил еще один взгляд на контейнер и потянулся за инфочипом, после чего закинул их в поясную сумку и надежно застегнул ее. — Как дела у Ордена Дракона? Они будут готовы действовать по моей команде?
— Мы готовы, — ответил Унитракс. — Мы установили контакт со сторонниками в правящей верхушке Киавара. Когда ваши гильдейские отбросы выступят, мы приступим к выполнению нашей части договора.
— Гильдии следует еще немного подбодрить, и они сделают все, что я им прикажу, — произнес Омегон. Примарх посмотрел через искореженное окно на силуэт Впадины Воронов и положил руку на сумку с генетическим вирусом.
Контакт в Гвардии Ворона обязательно получит его. Ждать осталось недолго.
ТерминаторДата: Понедельник, 29.07.2013, 17:17 | Сообщение # 144



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Глава четырнадцатая

ДИВЕРСИЯ

РОЖДЕНИЕ ЛЕГИОНЕРА

ОТРАВЛЕННОЕ СЕМЯ

По коридорам Впадины Воронов разнесся вой сирен. Альфарий как раз находился во временном армориуме, обучая уходу за доспехами несколько отделений Рапторов.
— Угроза нападения, всем собраться в главном зале! — резко крикнул он, поднимая со скамьи шлем.
— Это часть тренировок, сержант? — спросил один из Рапторов, когда они строем стали выходить из комнаты.
— Нет, все по-настоящему, — ответил Альфарий, зная, что на сегодняшний день ничего подобного не планировалось. Угроза нападения могла означать только реальную опасность для Впадины Воронов, и ему точно была известна ее причина.
Пока остальные воины подтягивались в точку сбора, Альфарий свернул в казармы своего отделения. Они пустовали, его легионеры уже отреагировали на призыв к оружию. Альфа-Легионер присел возле своей кровати и достал из-под нее видавшую виды металлическую коробку. Бросив быстрый взгляд на дверь, он поднял крышку и принялся рыться в содержимом — там были запасные болтерные магазины, смазка, краска, небольшие детали доспехов, пара клыков и другие трофеи воина, роль которого он играл, а также несколько фляг и коробок. Наконец его доспехи зафиксировали слабую дрожь стазисного поля контейнера, в котором находился генетический вирус. Спрятав его в поясе, Альфарий закрыл коробку и ногой задвинул ее обратно под кровать.
Он запомнил инструкции, как ввести вирус в генетический шаблон, после чего уничтожил инфокристалл в крематории Впадины Воронов. Сорвавшись на бег, он прокрутил в памяти нужные данные и снял с пояса болтер, когда добрался до главного зала. Стоявший на помосте Бранн одарил опоздавшего Альфария хмурым взглядом. Альфа-Легионер поднял руку, извиняясь, и присоединился к своему отделению.
— Как я сказал, — продолжил Бранн, — сенсоры периметра обнаружили значительное неопознанное движение в секторах три и пять. Патруль уже отправлен. Командам армориума занять оборонительные турели. Отделениям с первого по четвертое — погрузиться в «Рино» армориума для быстрого ответного удара. Отделениям с пятого по двенадцатое — зачистить остальной периметр. Всем, кого я не назвал, направиться к воротам Дельта и Гамма и приготовиться к контратаке.
Бранн замер и склонил голову набок, из его передатчика донеслось тихое жужжание связи. Командор кивнул.
— Патруль-один, вас понял, — сказал он, взглянув на собравшихся Рапторов. — Подтверждено присутствие по крайней мере сотни антиимперских боевиков. Похоже, они собираются для атаки у главного железнодорожного депо и у руин счетного дома. Ждите дальнейших приказов. Вы — воины Гвардии Ворона. Сражайтесь за Императора и Коракса!
— За Императора и Коракса! — воскликнул Альфарий вместе с остальными и ударил кулаком по нагруднику.
Омегон идеально выбрал время для отвлекающего удара. Альфарий со своим отделением проводил занятия в армориуме и отвечал за оборонительные турели и защиту Впадины Воронов. Он приказал воинам приступить к выполнению возложенных на них обязанностей, пока остальные Рапторы направлялись на позиции.
— Диэта, проверь новые здания, — приказал он одному из своих легионеров. — Среди рабочих могли быть диссиденты. Кто знает, какой подарок они нам оставили.
— Мы провели тщательную проверку всех зданий сразу после их ухода, сержант, — возразил Диэта, явно не желая браться за такое трудоемкое и ненужное на первый взгляд дело.
— Возьми с собой Калдена, — сказал Альфарий, ткнув пальцем в другого легионера.
— Я же должен охранять лазарет! — произнес Диэта.
— Я присмотрю за ним, идите уже, — отрезал Альфарий. Двое Гвардейцев Ворона быстро отдали честь и побежали к выходу.
Альфарий направился к генохранилищу, расположенному в медицинском крыле. Прибыв на место, он обнаружил на кроватях нескольких новициатов, не старше десяти стандартных терранских лет, за ними присматривали Винсент Сиккс и магос Орландриаз. Возле них стояло несколько помощников с подносами, заставленными фиалами и разнообразными хирургическими инструментами.
— Нужно очистить помещение, — сказал Альфарий.
— Исключено, — возразил Сиккс. — Этим мальчикам только что ввели антиген для имплантации. Их нельзя перемещать, нужно успеть ввести им генетическое семя, пока не наступил клеточный шок.
— Ну, если это так важно, — произнес Альфарий, поняв, что апотекарий с техножрецом будут слишком заняты операцией, чтобы обращать на него внимание. — У вас достаточно генетического семени?
ТерминаторДата: Понедельник, 29.07.2013, 17:17 | Сообщение # 145



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Да, — ответил Сиккс. — У нас все подготовлено.
— Хорошо, тогда я запру остальное в центральном хранилище, — сказал Альфарий.
— У тебя нет права доступа, — заметил Сиккс. — Я схожу с тобой. Орландриаз может начать и без меня.
Предложение ошеломило Альфария, и ему пришлось быстро искать выход из положения.
— После блокировки комплекса коды изменятся, — сказал он, нацепив на себя маску бесстрастия. — Никакого риска для протоколов безопасности, поэтому не вижу смысла отвлекать тебя от столь важного процесса.
— Он прав, — произнес Орландриаз. — Не думаю, что комплексу грозит серьезная опасность. Не стоит зря терять время.
Сиккс кивнул и снял с шеи цепочку, на которой висел двухконечный цифровой шип. Апотекарий бросил цепочку Альфарию, и тот с легкостью поймал ее.
— Проверь, чтобы внутри не осталось моих помощников, когда будешь закрывать, — сказал апотекарий, отвернувшись к ближайшей кровати. — Код командного переопределения — пета-орфей-ипсилон.
— Благодарю, — ответил Альфарий и быстрым шагом направился в сторону камеры. Перед ним распахнулась герметичная дверь, открыв путь во внутренние покои.
Он быстро сориентировался благодаря имевшемуся у него описанию и отыскал запечатанную стазисную камеру, в которой должен был находиться генетический шаблон. Он вставил цифровой ключ в замок на двери и произнес код переключения. Запоры с громким щелчком задвинулись в пазы, закрыв ему путь к трофею.
Альфарий быстро снял с пояса взломщик паролей — хитроумное устройство из специального комплекта, который он хранил с момента внедрения. Вставив цифровой ключ Сиккса в один из портов считывателя, он запустил определитель кода и вскоре считал все последовательности, содержавшиеся в металлическом устройстве.
Крошечный считыватель данных на взломщике кодов показал все, что ему требовалось знать, и Альфарий поднес цифровой ключ к стазисному хранилищу. Вставив ключ, он активировал гололитический дисплей. Альфарий посмотрел на считыватель и ввел нужную последовательность. Из комнаты раздалось шипение выходящего воздуха, и пара поршней со скрипом распахнула перед ним дверь.
Внутри, посреди извивающихся кабелей, находился цилиндр высотой в половину его роста, вокруг которого клубились облака сверхохлажденного воздуха. И вновь цифровой ключ открыл замок на цилиндре-хранилище. В нем замерцал свет, явив Альфарию гласситовую капсулу размером не больше болтерного снаряда, зависшую в воздухе между двумя суспензорными устройствами. Внутри в суспензии бледно-синей жидкости плавала спираль генетического материала, едва различимая даже для глаз Альфария.
Пару секунд он просто завороженно смотрел на нее, поражаясь, как в чем-то настолько крошечном могла таиться такая невероятная мощь. Жизнь, высшая трансчеловеческая жизнь содержалась в этой частичке материала размером с молекулу. Перед ним парила возможность создавать целые легионы неудержимых воинов. Все, что ему требовалось сделать, — бросить эту гласситовую капсулу на пол, и Гвардии Ворона придет конец. Но у его примарха был куда более грандиозный план. Эта секретная формула могла превратить Альфа-Легион в неодолимую силу. Поглощенный этими мыслями, Альфарий понял, что за выбор стоит перед ним. То, что он сейчас сделает, может решить исход войны Хоруса с Императором, определить судьбу всей Галактики.
Заслужил ли Хорус подобный дар? Чем таким мог обидеть его Император, что для отмщения Воителю потребовалась эта война? Альфарий понимал, что в восстании были замешаны куда более могущественные силы, но ни одна из них сейчас не обладала такой властью, как он.
Он тихо рассмеялся, завороженный грандиозными возможностями. Примарх дал ему понять, что судьба Альфа-Легиона была связана с Хорусом — на благо самому легиону и всему человечеству. Альфарий осознавал, что примарх никогда бы не сказал подобного, если бы не знал наверняка, что так оно и есть.
Отбросив размышления, Альфарий достал капсулу из суспензорного поля и поискал взглядом генокодер, как указывалось в инструкции. Он стоял на одном из рабочих столов — огромное устройство с несколькими приемными отверстиями размером с генетическую капсулу, соединенное с анализаторами.
Альфарий включил генокодер и поместил шаблон в один из разъемов. Введя последовательность команд, он активировал кодирующий механизм. Когда устройство с урчанием стало оживать, Альфарий взял контейнер с вирусом и открыл его. Внутри лежал почти идентичный гласситовый фиал. В нем, постоянно меняя цвета, безумно искажаясь и скользя по внутренней стенке фиала, бешено извивалась газообразная смесь, которая словно пыталась вырваться на свободу. Почему-то ему вспомнилось описание варпа, которое он слышал от навигаторов: «непостоянный и беспокойный».
Подавив отвращение, он вставил вирус в другую нишу-приемник и опустил крышку.
ТерминаторДата: Понедельник, 29.07.2013, 17:18 | Сообщение # 146



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Его пальцы застучали по клавиатуре, и вскоре генетический шаблон и вирус смешались в кодирующей машине. Альфарий замер, ощутив дрожь, которая сотрясла Впадину Воронов, — оборонительные турели открыли огонь. Времени осталось мало. Сиккс или один из орудийных расчетов вскоре заметят его длительное отсутствие, либо примарх сможет отразить атаку, и режим изоляции отменят.
Он торопливо ввел нужную последовательность и подождал еще пару секунд, пока устройство гудело в глубинах генокодера. Наконец сигнал объявил о завершении работы, и фиал с шипением выдвинулся наружу.
Альфарий вернул генетический шаблон обратно в стазисную камеру, после чего закрыл контейнер. С помощью взломщика кодов он зашел в информационные логи и стер все свидетельства своего вмешательства. Это было не настолько безопасно, как полное стирание, но у него не оставалось времени для подобных предосторожностей. Учитывая масштабы имплантаций, для обнаружения аномалии понадобится глубокое сканирование, во время которого все операции придется остановить. Такой поворот событий был маловероятным, поскольку Коракс хотел, как можно скорее создать побольше Рапторов.
Вернув все на положенные места, Альфарий вышел из комнаты. Сиккс и техножрец как раз оперировали одного из пациентов. Не привлекая к себе внимания, Альфарий оставил цифровой ключ на полке и выскользнул за дверь.
Оказавшись в коридоре, он бегом направился к третьей турели, где ему следовало командовать огнем орудия.

Хрип автолегкого и отрывистый перестук измерительных игл звучали странно успокаивающе. Навар Хеф чувствовал себя отделенным от тела — состояние, вызванное коктейлем препаратов и гипнотическим внушением. Он метался между бодрствованием и неглубоким сном, едва осознавая, что происходит вокруг, в мимолетных мгновениях ясности он убеждался, что Винсент Сиккс и его помощники всегда находились рядом, все время следя за его самочувствием.
Навар испытывал боль, но благодаря похожему на транс состоянию она ютилась в крошечной частичке разума, никак не влияя на ход его мыслей. Хефу казалось, будто его тело пылает изнутри и снаружи, но в то же время его разум оставался холодным как лед.
Органы смещались и увеличивались, кости утолщались и удлинялись, клетки дублировались и мутировали. Ему снилось, будто он — тенемоль, висящая в коконе на помосте одного из тюремных крыльев. Тело Навара изменялось, став наполовину твердой субстанцией, из юноши он превращался в трансчеловеческое существо, легионера Астартес.
Время текло незаметно. Иногда Навар испытывал приливы энергии или состояние агонии, временами чувствовал, как конечности или внутренности проходят процесс имплантации. Ощущения ограничивались лишь его разумом, само тело оставалось скованно параличом, не дававшим ему кричать или смеяться. Свисавшие на проводах лампы темнели и становились невыносимо яркими, их свет пробивался даже сквозь закрытые веки. Он задавался вопросом: отмечали они ход дней и ночей или это его тело так реагировало на внутренние изменения?
Сильнее других чувств он испытывал радость, неизменное восторженное ощущение становления настоящим собой.
Оставленный наедине со своими мыслями, будущий Раптор представлял, каким станет в конечном итоге. Он почти не ощущал стремительного увеличения веса, не чувствовал, как грудь, руки и ноги покрывались мышцами. В какой-то момент Навар понял, что его сердцебиение обрело иной ритм, знакомая пульсация в горле сопровождалась теперь вторичным биением, учащенным, но более слабым. Он вдохнул и попробовал воздух на вкус. Запах пота и антисептика, озона и начищенного металла оседал на его языке и улучшенных ольфакторных рецепторах.
Даже его мозг изменялся. Словно на расстоянии он наблюдал, как в сером веществе формируются новые строения и извилины. Постепенно до него дошло, что в его организме не осталось наркотиков. Его тело поддерживалось взаимодействием недавно появившегося каталептического узла и стазис-мембраны.
Именно тогда он понял, что процесс завершился. Навар с усилием заставил себя очнуться от полудремы, мысли и чувства тут же прояснились. Окружающая обстановка сразу наполнилась жизнью — он услышал шорох ног обслуживающего персонала, вой сервиторов магоса Орландриаза, почувствовал запахи крови и адреналина, увидел мерцание света.
Он сел, внезапно осознав, что ужасно голоден. Несмотря на то что ему вводили внутривенно белки и питательные вещества, тело израсходовало все запасы жира, подпитывая процесс роста.
ТерминаторДата: Понедельник, 29.07.2013, 17:18 | Сообщение # 147



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Навар усмехнулся, поняв, что его ноги достают до края кровати. Когда он ложился на нее пару дней назад, они едва достигали двух третей длины простыни. Хеф поднял руку и сжал пальцы в гигантский кулак, под затвердевшей кожей перекатились костяшки. Он напряг мышцы руки и поразился их силе, ему вдруг захотелось раздавить что-нибудь в своей хватке.
— Тебе следует пройти в реабилитационную, — произнесла санитарка, у которой все, кроме глаз, было скрыто под капюшоном и маской. Навар заметил серые крапинки в синеве ее радужки, каждый тончайший капилляр в белках. В ее зрачках он увидел собственное отражение — обнаженный великан, лежащий на окровавленных простынях. Ее дыхание пахло карумалом — сахаросодержащей смесью, которую добавляли в пищу Гвардейцы Ворона и их сервы для кратковременной подпитки активной деятельности. Мешки под глазами и морщины красноречиво говорили об усталости.
— Пожалуйста, следуй за мной в реабилитационную, — повторила она, взяв Навара за руку. Навару показалось, что она едва не пробормотала слова, хотя нормальный человек услышал бы обычный голос.
Он свесил ноги с кровати и встал. Навар на миг опять испытал наслаждение, возвышаясь над женщиной. Она оказалась поглощенной его тенью, и Навара охватило чувство превосходства. Но санитарку это ничуть не смутило, ведь за последние дни ей пришлось иметь дело с десятками Рапторов. Она без лишних слов развернулась и направилась к двойным стеклянным дверям. Навар слышал ее мягкую поступь и шорох халата так ясно, словно она была в тяжелых ботинках и пластинчатых доспехах.
В горло Навару что-то попало, и он закашлялся. Санитарка указала на металлическое ведро, висевшее на крюке рядом с дверью. От него ужасно воняло.
— Тебе нужно удалить из легких омертвелую ткань, — сказала она.
Навар выплюнул в ведро плотный ком, после чего сделал глубокий вдох и убедился, что все в порядке. Женщина распахнула двери, за которыми оказались ряды скамеек с лежащей на них одеждой. Несколько десятков Рапторов уже плескались в длинных желобах, смывая с себя сгустки крови и застарелый пот.
Некоторые оборачивались и ухмылялись Навару, и тот улыбался в ответ. Если он правильно понял, через пару дней они станут его боевыми братьями, повзрослевшими и готовыми к бою.
— Спасибо, — сказал он женщине-санитару и присоединился к остальным Рапторам.

Пустой топливный бак прогнулся от удара Омегона, оглушительный звон разнесся по заброшенному грузовому терминалу Наирхаба, притаившемуся посреди радиационных пустошей Киавара. Взревев, Омегон посмотрел на небо, виднеющееся сквозь прорехи в металлической крыше, — в красную высь, затянутую облаками, уткнулись остовы кранов, с которых свисали цепи от лесов и помостов, словно лианы в промышленных джунглях. Вытащив кулак в латной перчатке из рваной дыры, проделанной им в бочке, примарх Альфа-Легиона направил убийственный взгляд на магоса Унитракса.
— Как ты можешь это объяснить? — гневно спросил Омегон. Он положил ладонь на эфес цепного меча, пальцы другой руки сжались на рукояти болтера, закрепленного на поясе. — Еще одна группа Рапторов без проблем прошла трансформацию, и пока ни единого признака твоего вируса.
— Наверное, ваш оперативник допустил ошибку, когда пытался ввести его в генетический шаблон, — ответил Унитракс, посмотрев на примарха спокойным, холодным взглядом. — Возможно, он нарушил целостность вирусного кода.
— Он в точности следовал твоим инструкциям, — ответил Омегон. — Вины моего оперативника здесь нет.
— Вирусный агент приведет к мутации генетического семени, если процедура была выполнена правильно, — стоял на своем магос.
— Это неприемлемо, — произнес Омегон, пытаясь успокоиться, чтобы вновь обрести ясность мышления. В том, кого следует винить, он разберется позже. Сейчас ему необходимо было придумать новый план, и желательно поскорее. — Возможно, вирус еще неактивен? Какую блокировку ты внедрил в него, чтобы не дать ему выйти из-под контроля и не стать заразным?
— Вирус самый обычный, сам по себе безвредный, — сказал Унитракс. Он пожал плечами, и из-под одеяний показалась третья, механическая рука, подражая жесту органических конечностей. — Он — лишь переносчик, в котором содержится вредоносный элемент.
— И что это за вредоносный элемент? — спросил Омегон. — Ему требуется время для активации?
— Он основан на варпе. Частичка имматериального, которая приобрела устойчивую форму, — тихо ответил магос.
— Варп-технология? Она же крайне нестабильна, — резко отозвался Омегон. — Почему ты использовал именно ее?
— Не столько варп-технология, сколько нечто более изначальное, примарх, — произнес Унитракс. — Вирусный агент основан на видоизмененной крови демона.
ТерминаторДата: Понедельник, 29.07.2013, 17:19 | Сообщение # 148



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Что? — взревел Омегон, схватив техножреца за мантию. — Ты подверг моего оперативника порче Хаоса?
— Синтетическое соединение использует минимальное ее количество, — спокойно ответил Унитракс, нисколько не испугавшись гнева примарха. — У демонов нет крови как таковой, это просто эвфемизм. В ней содержится толика демонической силы, но одно ее присутствие уже является мощным мутагеном. Если вирус правильно смешать с генетическим шаблоном, произойдет порча.
— Что ж, похоже, это не сработало, — заметил Омегон.
Отпустив магоса, он принялся мерить шагами пол, а затем резко замер, почувствовав раздражение из-за подобного проявления беспокойства. Наконец примарх принял решение и уставился на Унитракса тяжелым взглядом.
— Орден Дракона готов к действиям? — спросил он.
— Только прикажите, — ответил магос.
— Хорошо, — сказал Омегон. — Мы оттягивали достаточно долго — пришло время начать заключительный этап проекта. Я организую небольшое столкновение для наших друзей из Гвардии Ворона, а ты тем временем начнешь переворот. Внимание Коракса будет сосредоточено на Впадине Воронов, и он не заметит твоих приготовлений, пока не окажется слишком поздно.
— Отлично, примарх, — согласился магос. — Если от вас не поступит иных распоряжений, мы свергнем храмовый совет через три дня.
— Хорошо, — произнес Омегон. — Корабли седьмого и девятнадцатого легионов все еще стоят на высокой орбите возле Ликея. Я незаметно выведу «Бету» на ближнюю орбиту и высажу своих воинов, если ты сможешь обеспечить защиту и секретность согласованного места высадки.
— Доки Звездопада принадлежат Ордену Дракона. Вашим войскам ничего не грозит.
Омегон взмахом руки отпустил магоса, сразу позабыв о нем. Гильдии не выступят, пока не получат явственную поддержку Хоруса, а для этого требовалось, чтобы Орден Дракона восстал против Механикум. Поэтому сейчас Омегону придется найти небольшое войско, чтобы привлечь внимание Коракса и вынудить его усилить защиту Впадины Воронов, — вот меры, которые ему потребуется предпринять для прикрытия действий своих легионеров.
У него имелась на примете идеальная кандидатура, чья верность была нерушимой с первых дней революции, человек, который без колебаний жертвовал жизнями последователей ради спасения своей шкуры. Омегон смонтировал устройство защищенной связи и отправил сигнал. Спустя пару минут соединение было установлено.
— Приветствую, советник Эффрит. Арманд Элоки на связи.

Химические облака были плотнее всего, что когда-либо видел Альфарий. Он уже начал подумывать, что повстанцы могут создавать и контролировать их. По его мнению, густой ядовитый газ совсем не случайно окутал Впадину Воронов всего за пару часов до атаки.
Вместе с остальным отделением он стоял на восточном укреплении, отслеживая цели. Радиационные осадки создавали помехи в работе авточувств, независимо от того, какую часть спектра он использовал. Иногда то один, то другой воин отделения выпускал в густые облака несколько болтерных снарядов — по завихрениям, которые могли быть вызваны передвижением врагов, или по более темным участкам тумана.
Справа от Альфария четвертая турель непрерывным потоком извергала снаряды из макропушки, дальние здания расцветали взрывами, которые воспламеняли газовые полости и оставляли в грудах обломков воронки пятидесяти метров в диаметре. Из вспомогательных укреплений доносился рев тяжелых болтеров и пулеметов, бесполезно прошивавших очередями непроглядный туман.
ТерминаторДата: Понедельник, 29.07.2013, 17:20 | Сообщение # 149



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Воздушная поддержка недоступна, — раздался по вокс-сети голос командора Бранна.
Это Альфария нисколько не удивило. Без «Громовых ястребов» и «Грозовых птиц» Гвардейцам Ворона придется патрулировать пешком либо в «Рино», что сделает их уязвимыми для любой неожиданной атаки. Для легиона, который по праву гордился своей стратегической гибкостью и мобильностью, Впадина Воронов оказалась ловушкой.
Перегнувшись через парапет, Альфарий разглядел груды тел, которые остались после первой волны, — десятки изувеченных трупов, сраженных залпами Гвардейцев Ворона. Если Омегон организовал это нападение, чтобы захватить Впадину Воронов, оно было чрезвычайно слабым. Альфарий просто не мог поверить, что длительная подготовка примарха могла увенчаться чем-то настолько бесцельным, хотя, с другой стороны, ему не поступало никаких инструкций. Все, что Альфарий мог делать, это стоять на стене и играть роль верного легионера Гвардии Ворона. Поступить иначе попросту означало выдать свою тайну.
— Южные ворота открываются, прикройте колонну, — произнес Бранн.
По приказу сержанта Дора Альфарий вместе с отделением приблизились к четвертой турели, чтобы иметь возможность простреливать слепые пятна под высокой башней. Вокруг ничего не наблюдалось — ни единой цели, по которой можно было открыть огонь. Где-то вдалеке проносились лазерные лучи, энергетические разряды, после которых в ядовитом тумане оставались пламенеющие следы. Повстанцы явно не прекратили атаки.
— Оставайтесь начеку, — приказал сержант Дор. — Они что-то замышляют. Будьте готовы.

Навар Хеф сидел во втором «Рино» колонны на узкой скамье, сжимая в руках болтер. Транспорт дико трясло на неровной поверхности радиационных полей, но благодаря доспехам он почти не ощущал качки.
— Быстрое развертывание, тридцать секунд! — резко крикнул сержант Кальд. — Проверить оружие!
Навар быстро осмотрел болтер и гранаты, затем расстегнул застежку на ножнах боевого ножа и бросил беглый взгляд на магнитные фиксаторы запасных магазинов на поясе и бедрах. Все было в порядке, как тогда, когда он садился в транспорт.
— Приготовиться!
Кальд и остальные девять Рапторов поднялись и повернулись к заднему люку. Толчки «Рино» стали продолжительнее, но гиростабилизаторы в доспехах шестой модели «Корвус» помогали Навару сохранять равновесие. БТР стремительно затормозил, и Навар невольно сделал шаг назад.
Вдоль люка взорвались шарнирные болты, и рампа упала на землю. Навар выбежал четвертым и сразу свернул вправо вместе с тремя другими воинами отделения. Едва ли не мгновенно он заметил движение в дверях поваленного здания впереди и без колебаний открыл огонь. Болтерный снаряд нашел свою цель — из проема в брызгах крови вылетела оторванная рука, обмотанная похожими на бинты одеждами.
— Враг в двадцати пяти метрах, второй сектор, — на выдохе доложил Навар.
Отделение тут же перестроилось и открыло плотный огонь по разрушенному зданию, снаряды оставляли инверсионные следы в ярко-красных миазмах и дыры размером с кулак в рокритовых стенах.
— Отставить! — приказал Кальд. — Первое звено, выдвигаемся. Второе звено — защита с фланга.
Навар был во втором звене, поэтому остался на месте и продолжил наблюдать за территорией справа от себя. Сержант повел свою группу из пяти человек к руинам, черные доспехи легионеров растворились в густой дымке.
Они почти исчезли из виду, находясь не более чем в двадцати метрах от ближайшей разрушенной стены, когда сумрак пронзил свет. С лестничного пролета, который вел в подвал, вырвалась молния и заискрилась на Рапторе-ведущем. Его тело взорвалось вместе с доспехами, забросав кровавыми ошметками костей и керамита остальных легионеров. Во время тренировок Навару никогда не рассказывали ни о чем подобном.
— Клянусь Императором, это же штурмовая пушка! — воскликнул Кальд. — Массированный огонь! Уничтожить здание!
Переключив болтер в автоматический режим, Навар опустошил остаток магазина в сторону врага, треск разрывов был едва различим на фоне ураганного огня, которым легионеры накрыли лестницу. Позади Навара начала стрелять турель «Рино» на дистанционном управлении, разрывая все вокруг огнем из комбиболтера. Вставив новый магазин, Навар ощутил, как оба сердца перешли на боевой ритм, накачивая тело адреналином, и, когда нервная система начала реагировать в ответ, ему показалось, будто время вокруг замедлилось.
ТерминаторДата: Понедельник, 29.07.2013, 17:20 | Сообщение # 150



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


На миг его авточувства приглушились. Когда зрение восстановилось, Хеф заметил, как огненный след плазмы пронзил туман. Ракета, выпущенная из «Рино», прошла всего в метре от него, вызвав перегрузку систем доспехов. Она разорвалась над укрытием боевиков, накрыв лестницу и стену огненно-белым прометием.
— Отходим к «Рино», — приказал сержант Кальд спокойно и уверенно. Ведущая группа начала отступать, когда прометий постепенно стал превращать рокрит в груду горящего шлака. — Командор Бранн, столкнулись с гильдтеховым оружием. Возможно, у нас проблема.
Возвращаясь обратно, один из выживших Рапторов первого звена внезапно пошатнулся. Сперва Навар подумал, будто тот просто оступился, но затем Раптор рухнул на колени, его начало дико трясти, болтер выпал из рук. Навар не видел, чтобы по ним кто-то открыл огонь, и первым делом подумал, что это очередной неизвестный гильдтех, о котором сержант их не предупредил. Стоило ему задуматься о подобном, как Навар услышал по вокс-каналу отделения рычание и, обернувшись, увидел, как другой Раптор, справа от него, упал на одно колено и его голова начала безумно дергаться вперед и назад.
У Навара стиснуло грудь. Это напомнило ему страх, который он испытывал до трансформации, хотя сейчас никакого ужаса он не чувствовал. Внезапно жгучая боль пронзила позвоночник — и из горла Навара вырвался болезненный вскрик. Он пытался бороться с желанием упасть; казалось, будто ему кто-то раздробил ноги и тазовую кость.
— Хеф? Ластар? Девор? — Навар не узнавал голос, в нем ощущалась паника, которой он никогда не ожидал услышать от Гвардейца Ворона.
Раптор осознал, что стоит на коленях, и, подняв глаза, увидел склонившегося над ним Кальда. Сержант резко оглянулся по сторонам. Грудь Навара сжало еще одной волной агонии, мышцы начало крутить, и Раптор упал на спину. Он не сумел подавить рвущийся из него вопль. Внутри шлема была кровь.
— В «Рино»! Все в «Рино»! — закричал Кальд.
Сержант схватил Навара за руку и поволок его в бронетранспортер.
— Я могу… сам!.. — взревел Навар, с трудом поднимаясь на ноги.
Пошатнувшись, он сделал всего пару шагов и свалился на рампу. От удара его охватила новая вспышка боли.
— Штаб, штаб! — Голос Кальда по воксу был почти не слышен из-за пульсирующей в ушах Навара крови. — Требуется срочная эвакуация. Все Рапторы вышли из строя. Повторяю, все Рапторы непригодны к дальнейшим действиям.
— Знаю, — раздался напряженный ответ Бранна. — Подобное происходит в большинстве отделений. Помощь не придет. Доставь их во Впадину Воронов как можно быстрее.
Навар почувствовал, как его заносят в «Рино», и разглядел отметки сержантского шлема. Его бросили на пол поверх другого Раптора — судя по обозначениям на наплечнике, это был Деваллия. Навар смотрел, как тот принялся срывать с себя шлем. Через пару секунд застежки треснули, и, стянув шлем, Раптор яростно отбросил его в сторону.
Навар уставился в нечеловеческие глаза, почти полностью покрасневшие от прилива крови за исключением зрачков, которые превратились в черные точки. Его охватил ужас, когда он заметил, как под стремительно чернеющей кожей легионера пульсируют вены и мышцы. Деваллия заорал, и из десен во рту высунулся второй ряд заостренных зубов. На нагрудник закапала едкая слюна, шипя и прожигая керамит.
Бронетранспортер задрожал, оживая, и Навар перекатился на спину. Теперь он посмотрел на сержанта Кальда, сидевшего у открытой рампы; тот, положив руку на шлем, непонимающе качал головой.
— Сержант… — Слова давались ему с трудом, — казалось, рот стал слишком мал для разбухшего языка. Он протянул к Кальду руку и заметил прорвавшие кончики перчаток длинные когти. — Сержант? Что со мной?
Какое-то время Кальд просто смотрел на него, не зная, что ответить. Затем он придвинулся ближе и сжал в ладонях его деформированную руку.
— Будь сильным, боец, — произнес Кальд. — Помни, кто ты. Ты — Гвардеец Ворона.
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Гев Торп Потерянное Освобождение (Ересь Хоруса)
Страница 10 из 12«1289101112»
Поиск: