Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 121231112»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Гев Торп Потерянное Освобождение (Ересь Хоруса)
Гев Торп Потерянное Освобождение
ТерминаторДата: Суббота, 03.11.2012, 17:49 | Сообщение # 1



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]



ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Император, Повелитель человечества

Примархи
Корвус Коракс, примарх легиона Гвардии Ворона
Рогал Дорн, примарх легиона Имперских Кулаков
Альфарий/Омегон, примархи-близнецы Альфа-легиона
Гор, Магистр Войны, примарх Сынов Гора

Легион Гвардии Ворона

Бран Нев, командир Рапторов
Агапито Нев, командир Когтей
Соларо Ан, командир Ястребов
Алони Тев, командир Соколов
Ланкрато Нестил, сержант Когтей
Гадрейг Дор, сержант Когтей
Кереми Орт, боевой брат Когтей
Бальсар Куртури, боевой брат Когтей
Лукар Ферени, боевой брат Когтей
Марко Диз, боевой брат Когтей
Страдон Бинальт, технодесантник
Винсент Сиккс, главный апотекарий
Навар Хеф, послушник

Легионеры-предатели

«Альфарий», альфа-легионер
Эзекиль Абаддон, Первый капитан Сынов Гора
Эреб, Первый капеллан Несущих Слово
Фабий, апотекарий Детей Императора
Гастен Лутрис Арманитан, капитан Детей Императора

Имперские персонажи

Малкадор Сигиллит, Первый Лорд Терры
Марк Валерий, префект Имперской Армии, командир Когорты Тэриона
Нексин Орландриаз, генетор Механикум
Пелон, денщик Марка Валерия
Аркат Виндик Центурион, воин Легио Кустодес

Неимперские персонажи

Атитиртир, антедил, посланник Кабала
ТерминаторДата: Суббота, 03.11.2012, 17:50 | Сообщение # 2



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Мог ли Император даже помыслить о подобном? Был ли миг, когда он посмотрел на свое творение и задался вопросом, кто дал ему на это право? Сомневался ли он когда-либо в истинности своей цели или в методах, которые приходилось использовать в силу обстоятельств? Или же такие сомнения лишь слабость, присущая существам не столь возвышенным, как Повелитель человечества?
Я взглянул на творение рук своих и в равной мере познал отчаяние и надежду. Теперь я понимаю, что совершил ужасный поступок, но не могу заставить себя просить прощения. Даже после всего случившегося я до сих пор считаю, что действовал с самыми благими намерениями и во имя благороднейшей из целей. Это были темнейшие времена из всех, что мы знали. Даже если теперь может показаться, будто я действовал из эгоистичных побуждений, то в свое оправдание скажу, что нас окружали враги, с которыми нам не только не приходилось сталкиваться ранее, но даже помыслить не могли, что встретимся с ними в бою.
Все, что мы создали и ради чего сражались долгие годы, находилось на грани уничтожения. На кону стояла не просто слава былых дней, но само будущее галактики. Не живший в те времена не вправе судить тех, кто жил.
Я до сих пор не в состоянии понять мотивы тех, кто намеренно либо же по капризу судьбы стал нашим врагом, и еще меньше я испытываю к ним сочувствия. Но также понимаю, что причиной раздора стала не слабость или прихоть. Люди, обладающие властью, честолюбием и возможностями, выпестовали великие планы и сочли себя выше простых смертных.
Я всегда оставался верным высшей цели своего существования, но, должен признать, также страдал от понимания тщетности добродетельности, без сомнений, двигавшей всеми остальными, которых также станут судить грядущие поколения. Даже в прошлом мы совершали деяния, которые можно было счесть неоднозначными. Смысл не в том, что произошло, но в том, почему это произошло. Во тьме, в отчаянии мы совершили нечто, что можно оправдать лишь жестокой необходимостью.
Не судите меня.
Я выше вашего осуждения, хотя и не достоин прощения.

Найденный отрывок записи, автор неизвестен, около М31

Часть первая
Эхо Исствана

Первая глава
Былое величие Встреча братьев Новое назначение Брана

Последний раз, когда он был в Исстванской системе, его провожали совершенно иначе. Крепкий ветер трепал восемьсот ротных знамен, на черных полотнищах которых красовались золотые, серебряные и белые символы легиона. Среди мечей и щитов вились крылья и когти всевозможных форм и видов. Тысячи пар бронированных ботинок вытоптали пурпурный и темно-зеленый вереск, огромные участки лишайника истерлись под бессчетными шагами до темной земли и блеклого камня.
Долину Редарт заполонили неподвижные ряды легионеров Гвардии Ворона, в выси над ними парили «Грозовые птицы», «Громовые ястребы» и другие десантные корабли, темными силуэтами выделяясь на фоне сгущающихся сумерек. От горизонта до горизонта пролегли рваные фиолетовые облака, словно протянутые божественной дланью. Небо над армией было исчерчено инверсионными следами патрулирующих кораблей, двигающиеся еще выше точечки света выдавали присутствие судов на низкой орбите, которые, подобно медленно падающим звездам, пристально следили за церемонией.
В северном конце долины ожидали союзники Гвардии Ворона. Когорта Тэриона, облаченная в красно-золотую форму, выстроилась возле своих танков и транспортов в тени невообразимо огромных Титанов из Легио Викторум и Легио Адамантус.
Перед легионом застыла группа из полутысячи человек. Большинство из них носили начищенные до блеска темные панцирные доспехи и капюшоны, которые сейчас были опущены, открыв на всеобщее обозрение коротко остриженные головы и лица, украшенные затейливыми татуировками. В красных линзах прицеливания солдат отражался закат, их орудия-алебарды подняты в воинском приветствии. Закованная в покрытые серебряной финифтью доспехи, впереди находилась избранная гвардия, которая окружила горстку сановников в вычурных одеяниях и мантиях с золотыми галунами и тяжелыми эполетами.
ТерминаторДата: Суббота, 03.11.2012, 17:50 | Сообщение # 3



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


По команде одного из старейшин солдаты и командиры как один преклонили колени и опустили головы перед огромной фигурой, которая медленно приближалась со стороны ожидающей Гвардии Ворона. Он не был обычным человеком. Он был примархом. Лорд Коракс, командующий Гвардии Ворона возвышался над своими сверхчеловеческими воинами, на его темных, словно сама ночь, доспехах вились гравировки башен, воронов, а также ровных строчек текстов. Он был без шлема, поэтому все могли увидеть его бледную кожу и прямые черные волосы, ниспадавшие до воротника богато украшенного нагрудника. За спиной примарха крепился летный ранец с черными крыльями, металлические перья которых издавали во время ходьбы резкий свист. Темные глаза взирали на делегацию с торжественной гордостью.
Движением когтистой перчатки Коракс приказал исстванцам подняться.
- Вы преклонили колени побежденными врагами. Теперь же встаньте жителями Империума, - объявил примарх. Его голос легко разносился ветром, разметавшим волосы по тонкому лицу. – Мы воевали друг с другом, но Имперская Правда восторжествовала, и вы поклялись принять ее учение. Согласившись с волей Императора, вы показали себя разумными и цивилизованными людьми, достойными партнерами для множества иных миров, к которым вы присоединитесь в составе Империума Человека. Не как завоеванные, не как покоренные, но как свободные люди, узревшие свет Имперской Правды и теперь с распростертыми объятиями ожидающие благ, которые она вам принесет.
Коракс обернулся к своему легиону и повысил голос, чтобы его услышали в самых дальних уголках долины.
- Мы сражались упорно и отважно, и теперь очередной мир выведен из сумрака предрассудков и раздора к свету ясности и единства Императора, - сказал он воинам. – С почтением к павшим и с уважением к стоящим здесь я объявляю Исстванскую систему приведенной к согласию!
Из восьмидесяти тысяч вокалайзеров закованных в доспехи воинов раздался оглушительный рев одобрения, поддержанный радостными криками сотен тысяч тэрионских солдат, и все это утонуло в торжествующем вое сирен Титанов.

Почти пятнадцать лет спустя Коракс вернулся сюда вместе с братьями-примархами, чтобы подавить восстание Гора, но в зоне высадки его союзники показали свой истинный облик. Подняв оружие против Железных Рук, Саламандр и Кораксовой Гвардии Ворона, предатели практически полностью уничтожили верные Императору войска, когда те десантировались на планету.
Кораксу чудом удалось вырваться из предательской ловушки. Примарх вместе с остатками своего легиона атаковал и отступал, гонимый по холмам и горам пятью легионами. Но теперь Гвардии Ворона пришлось остановиться, чтобы встретиться, наконец, лицом к лицу с разъяренными преследователями.
В первой войне на Исстване Гвардия Ворона одержала великую победу. Эта же окончилась сокрушительным поражением. Заключительный этап последней кампании Коракса в Исстванской системе завершался под аккомпанемент совершенно иных звуков, нежели когда-то.
К Гвардии Ворона понеслись первые ракеты «Вихрей». Легионеры Коракса не стали прятаться в укрытиях, гордо поднявшись во весь рост после столь многих дней молниеносных атак и безысходных отступлений. Снаряды разорвались среди отделений, сразив десятки воинов. Коракс стоял под обстрелом, словно в оке бури. Его офицеры смотрели на своего примарха и черпали силы в его отваге перед лицом Пожирателей Миров.
Загнанный на продуваемый ветрами горный склон, легион оставался непоколебимым. За вершиной начинались бескрайние солончаки, из-за которых Коракс и решил принять здесь последний бой. Перед примархом стягивались все силы Пожирателей Миров - ведомого яростью легиона Ангрона. Сам он стоял впереди своего воинства, ревя от желания пролить кровь брата. Вот синее море, замаранное пятнами крови, хлынуло из долины, намереваясь смыть Гвардию Ворона. Доведенные до бешенства невральными имплантатами и ввергнутые в боевую ярость нечеловеческим коктейлем стимуляторов воины-берсерки Пожирателей Миров ринулись по склону горы, их танки и артиллерия открыли заградительный огонь – каждый воин выл от желания исполнить данную примарху клятву крови.
Когда склоны сотряслись от взрывов ракет «Вихрей», разорвавшихся среди легионеров фонтанами пламени, Коракс оглянулся и заметил еще три прочертивших небо инверсионных следа, но они вели не в ту сторону.
Они направлялись в тыл Гвардии Ворона.
Коракс увидел, как из густых облаков вырвались ширококрылые корабли, на лету выпуская ракеты. Несущихся в атаку роты Пожирателей Миров накрыло волной взрывов. В сердце приближающейся армии расцветали разрывы, омывая пологие склоны горящим прометием. Пока Коракс пораженно взирал на происходящее, на землю обрушились яркие плазменные импульсы с орбиты, оставляя в легионе Ангрона огромные просеки.
ТерминаторДата: Суббота, 03.11.2012, 17:51 | Сообщение # 4



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Черные десантные корабли, украшенные символом Гвардии Ворона, с оглушительным ревом приземлялись на столбах пламени. Легионеры бросились в стороны, чтобы освободить место для посадки. Едва крупные гидравлические шасси коснулись земли, как с лязгом упали рампы и распахнулись широкие двери.
Поначалу легионеры с неверием следили за кораблями. Кто-то предупреждающе воскликнул, думая, что враги перекрасили собственные машины, чтобы сбить воинов с толку. В ухе Коракса затрещал вокс. Заговорил незнакомый ему голос.
- Лорд Коракс!
- На связи, - осторожно ответил он, не отрывая взгляд от Пожирателей Миров, которые пришли в себя после неожиданного удара и готовились возобновить атаку.
- Это префект Имперской Армии Валерий, исполняющий приказ командора Брана, мой лорд, - голос человека был напряжен, слова звучали резко и отрывисто, словно отчаянные вдохи утопающего. – Эвакуируйтесь как можно быстрее, у нас узкое временное окно для отступления.
Коракс попытался понять, о чем говорит этот человек. Он сосредоточился на детали – командор Бран. Но капитан Гвардии Ворона остался командовать обороной Освобождения, родного мира легиона, и Коракс не мог взять в толк, что Бран делает на Исстване. Стремительно оценив ситуацию, Коракс осознал, что оставленная в гарнизоне часть Гвардии Ворона прибыла сюда, чтобы эвакуировать выживших после бойни.
Примарх без промедления связался с Агапито, одним из своих командоров.
- Агапито, полная эвакуация. Поднимай всех на борт и уходи на орбиту.
Командор кивнул и принялся быстро отдавать приказы по вокс-сети, организовывая отступление Гвардии Ворона. Легионеры слаженно начали эвакуацию, и по мере заполнения отсеков десантные корабли поднимались в клубах дыма, направляясь обратно к судам на орбите. Пока Коракс наблюдал, как они исчезают в облаках, на позиции Гвардии Ворона вновь посыпались снаряды и ракеты. Взрыв слева заставил его слегка пошатнуться.
Не обращая внимания на дрожащую землю, Коракс перевел взгляд на склон, по которому к ним мчались Пожиратели Миров во главе со своим лидером. Примарх в какой-то момент смирился с тем, что ему придется умереть от рук обезумевшего брата. Ему казалась достойной гибель от клинков Ангрона, и всегда оставалась крошечная – ничтожно малая – вероятность, что Кораксу удастся сразить Пожирателя Миров и избавить галактику еще от одного предателя.
Миг спустя рядом с ним появился командор Алони. Как и у остальных Гвардейцев Ворона, его иссеченные и растрескавшиеся доспехи состояли из смешанных пластин и частей, снятых с павших врагов. В ходе боев он потерял шлем, но так и не нашел ему замену. На обветренном, морщинистом лице командора читалась смесь удивления и тревоги.
- Последний транспорт, лорд!
Оторвав взгляд от Ангрона, Коракс заметил в паре метров «Грозовую птицу» с опущенной штурмовой рампой. Примарх Гвардии Ворона сделал глубокий вдох и напомнил себе о доктринах, которым он обучал своих воинов, доктринах, на которых строил свою жизнь.
Атаковать, отступить, снова атаковать.
Сейчас они не просто отступали. Их разгромили. Кораксу претило покидать Исстван с таким позором. Он вновь посмотрел на десантный корабль, а после перевел взгляд на Пожирателей Миров. Их разделяла всего пара сотен метров. От рук предателей погибло больше семидесяти пяти тысяч воинов его легиона, многих убили легионеры-берсерки, которые сейчас неслись к ним. Бежать казалось примарху бесчестным по отношению к павшим боевым братьям, но полагать, что он может исправить свершившееся зло, будет непростительной гордыней.
Атаковать, отступить, снова атаковать.
Усмирив гнев, Коракс проследовал за Алони по рампе, его ботинки зазвенели о металл. Когда рампа начала подниматься, он бросил последний взгляд на армию Пожирателей Миров. Берсерки разочаровано выли, словно упустившие добычу гончие.
- Мы выжили, лорд, - Алони, казалось, все еще не мог поверить в случившееся. – Девяносто восемь дней!
Кораксу совершенно не хотелось радоваться. Он взглянул на Алони и остальных легионеров, сидевших на длинных скамьях транспортного отсека.
- Я прибыл на Исстван с восьмьюдесятью тысячами воинов, - напомнил примарх. – А покидаю менее чем с тремя.
От его слов веселое настроение остальных тут же улетучилось, и в десантном отсеке воцарилось мрачное молчание, нарушаемое лишь ревом корабля. Коракс стоял у иллюминатора, под его ногами безостановочно дрожала палуба. Примарх смотрел на исчезающие вдали Ургалльские холмы, но видел перед собой тысячи павших воинов, которых они оставили непогребенными.
ТерминаторДата: Суббота, 03.11.2012, 17:51 | Сообщение # 5



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- Что нам делать дальше? – спросил Агапито.
- Как обычно, - голос Коракса обрел силу, его слова добавляли уверенности и воинам, и ему самому. – Мы отступим, восстановим силы и продолжим сражаться. Гвардия Ворона не в последний раз встретилась с предателями. Это поражение, но еще не конец. Мы еще вернемся.
Пелена облаков скрыла Исстван-5 от взора примарха, и он больше не думал о погибших.

Кораксу было невыносимо смотреть на мрачные лица своих воинов, поэтому он покинул их, чтобы на краткий миг обрести спокойствие в проходе, ведущем к кабине пилотов. Оставшись наедине с собой, он обдумал случившееся.
За последние сто дней он дважды смотрел в лицо смерти, и оба раза ему удалось выжить. Коракса не страшила гибель в бою – подобная угроза была обыденностью для любого легионера или примарха. Он находился в нескольких шагах от смерти, ближе, чем считал возможным.
Коракс пригнулся, чтобы не удариться о потолок, прислонился спиной к стене, вытянул и уперся ногами в противоположную сторону прохода. Затем снял шлем и бессмысленно уставился на помятую решетку лицевой части, прежде чем уставшие пальцы выронили его. Он заметил на своих доспехах множество царапин и трещин, искусные гравировки покрылись вмятинами от болтерных снарядов, вычурные рисунки исчезли от лазерных выстрелов и взрывов ракет. Под слоями пластстали и керамита ныли раны. Коракс чувствовал запах собственной крови, запекшейся на десятке тяжелых ранений.
Благодаря острому слуху примарх улавливал слабый треск приемника в брошенном шлеме, его подсознание впитывало поток информации, пока разум витал где-то далеко. Опасность еще не миновала. Он знал, что следовало связаться с Браном и выяснить обстановку, но пока не мог заставить себя сделать это. Судя по вокс-сообщениям, где-то неподалеку находилась боевая баржа Пожирателей Миров. Послушав еще пару секунд о позиции и курсе предателей, Коракс понял, что ранее корабль Пожирателей Миров шел на сближение, но теперь медленно удаляется от флотилии Гвардии Ворона. Примарх счел угрозу минимальной и погрузился в воспоминания о недавних событиях.
Опасность следовала за ним по пятам, сколько он себя помнил, а война была его призванием. Коракс никогда не боялся смерти и даже против сильнейших врагов Императора сражался с твердой верой в победу. Девяносто восемь дней разрушили эту уверенность. Девяносто восемь дней он находился на шаг впереди своих преследователей. Сто дней на него вели охоту его братья-примархи. Девяносто восемь дней постоянного движения, атак и отступлений, контрударов и уклонений.
Он вздрогнул, вспомнив начало этого часа испытаний, когда предатели явили истинное лицо и Коракс едва не погиб от рук своего брата, Конрада Керза, которого называли Ночным Призраком. Коракс знал, что его считали одним из лучших бойцов Императора, и он никогда не считал Керза равным себе. Примарх Повелителей Ночи был недисциплинированным, подверженным как случайным вспышкам гениальности, так и моментам эмоциональной слепоты, которые Коракс мог использовать со смертоносной эффективностью. Но в тот момент в Ночном Призраке присутствовало нечто, что встревожило примарха Гвардии Ворона: аура, которая проникла в саму душу Коракса и нашла там слабину. Ненависть Керза шокировала Коракса, она внесла свою лепту в опустошенность, которую он ощущал после предательства Гора и своих братьев-примархов, но это не оправдывало его бегство.
Страх. Столкнувшись со своим безумным братом, он на мгновение познал страх, и теперь, находясь в безопасности полета, Коракс понял, что испытал подлинный ужас, когда заглянул в глаза Ночному Призраку.
Они были созданы из одного материала, Коракс и Керз, существа, которые выросли в тенях и страхе.
Керз жил на погруженных во мрак улицах и переулках Нострамо Квинтус; детство Коракса прошло в туннелях и подземельях тюремной луны Ликей. Керз и Коракс обитали на мирах, подчиненных воле злодеев, где слабые и беззащитные тяжело трудились до самой смерти ради власти и удовольствия других.
ТерминаторДата: Воскресенье, 04.11.2012, 16:28 | Сообщение # 6



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


И тогда, осознав неимоверную злобу Ночного Призрака, Коракс понял, как близко он сам находился от того, чтобы превратиться в существо, которое хотело убить его. Их жизни представляли собой две стороны одной медали. Коракс оказался среди образованных людей, обладающих добрыми сердцами. Керзу же так не повезло, и в конечном итоге он превратился в воплощение мести и ужаса.
Керз заставил Коракса увидеть себя таким, каким он мог стать, если бы другие не привили ему культуру и принципы чести. В этот момент не страх перед Керзом обезоружил Коракса, но ужас перед самим собой, и вместо того, чтобы уничтожить объект своих страхов, он, к своему стыду, сбежал.
Теперь, оказавшись в проходе ревущего и содрогающегося десантного корабля, Коракс презирал себя за тот миг трусости. Ему следовало остаться и сразиться, следовало убить Ночного Призрака, а после и жалкого Лоргара из Несущих Слово, лишив повстанцев двух примархов, хотя бы и ценой собственной жизни. Возможно, именно поэтому он так жаждал погибнуть от рук Ангрона, отдать себя на заклание Пожирателю Миров, чтобы только избавиться от стыда проявленной слабости.
Дверь в кабину пилотов с шипением открылась, и Коракс тут же выпрямился, насколько позволял потолок, вновь превратившись в примарха Гвардии Ворона, повелителя Освобождения и лорда легионеров-астартес. Второй пилот вздрогнул, увидев Коракса прямо за дверью, на его молодом лице читалось удивление.
Примарх улыбнулся, чтобы немного успокоить юношу.
- В чем дело? – осведомился Коракс.
- Простите, лорд, вы не отвечали по воксу. Командор Бран на связи.
- Хорошо, - одобрительно кивнув, ответил Коракс. – Сейчас с ним переговорю.
Когда второй пилот нырнул обратно в кабину, Коракс взглянул ему за спину, в иллюминатор. Впереди росла в размерах боевая баржа командора Брана, темным пятном выделяясь на фоне звезд. «Мститель», который Коракс в последний раз видел на орбите Освобождения, теперь прибыл к Исствану, и, несмотря ни на что, вид корабля приободрил его.
Из дорсальной части «Мстителя» вырастали турели бомбардировочных орудий, которые нацелились на лежащий внизу мир. Затем показались орудийные батареи, палубы массивных ракетных установок и орудий, походивших на оскаленные клыки гончей. Пилот направился к яркому свету посадочных палуб, десантный корабль сменил курс, из-за чего на приподнятом носу боевой баржи завиднелся символ Гвардии Ворона.
За боевой баржей просматривались точки света, куда ярче звезд – плазменные двигатели других кораблей. Когда эвакуация подошла к концу, крошечные десантные корабли и шаттлы устремились к черным судам. Флотилия уже разворачивалась, приготовившись исчезнуть в космосе вместе со спасенными легионерами.
Коракс вновь улыбнулся, в этот раз от облегчения. Он не понимал, каким образом Бран здесь оказался, но тем не менее был рад этому. Смерть от рук Ангрона стала бы достойным концом, но, поразмыслив над этим еще раз, Коракс был рад тому, что выжил, дабы сражаться и дальше.

Бран стоял на посадочной палубе, наблюдая за приземлением десантных кораблей. Из первых транспортников уже высаживались пассажиры. По рампам устало сходили выжившие Гвардейцы Ворона.
Они представляли собою ужасное зрелище. Большинство были ранены. Их доспехи походили на лоскутные одеяла – тут сверкнул серебром наплечник Железных Воинов, там мелькнул красный нагрудник Несущих Слово. Броня была потрескавшейся и разбитой, покрытой кровью и грязью, и на каждом лице, в которое смотрел Бран, были видны следы безмерной усталости. Последние выжившие в резне у зоны высадки невидяще брели по посадочной палубе, приветствуемые улыбками и радостными возгласами воинов Брана.
К ним тут же заторопились сервы с подносами, заставленными едой и напитками, которые легионеры принялись поглощать с волчьим аппетитом, насыщая сверхчеловеческие организмы, до предела истощенные длительной партизанской войной. С них сняли наплечники и забрали на ремонт оружие, в то время как апотекарии, технодесантники и их помощники занялись уходом за ранеными и устранением поломок.
Хотя события, которые привели к возвращению выживших, были из ряда вон выходящими, доктрина легиона оставалась неизменной. Битва, в которой они победили, проиграли или просто выжили, осталась в прошлом, а их вскоре ждало следующее сражение. Воин, не готовый к бою, - не воин. Пусть они измождены, у них закончились боеприпасы, доспехи иссечены, а боевой дух как никогда низок - Гвардия Ворона находилась в зоне боевых действий, поэтому легионеры перевооружились и позволили технодесантникам и апотекариям оказать им помощь, дабы в случае необходимости они оказались в состоянии сражаться.
ТерминаторДата: Воскресенье, 04.11.2012, 16:29 | Сообщение # 7



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Сквозь толпу легионеров с лязгом и шипением двигались получеловеческие сервиторы, неся ящики с боеприпасами, коробки с гранатами и запасные части для силовых доспехов. Другие сервиторы - сгорбленные существа с кранами вместо рук и гусеницами на месте ног - прогрохотали к десантным кораблям, чтобы подвесить бомбы и ракеты с поддонов на тележках, прицепленных к их металлическим позвоночникам.
Приземлился последний шаттл. Командор тут же оказался рядом с ним, как только начала опускаться рампа. Первый вышедший космический десантник едва держался на ногах, его доспехи представляли собой мешанину красок и голого керамита. От первоначального комплекта брони у него остался лишь левый наплечник с символом легиона. Он снял шлем и бросил его на палубу.
- Агапито! – рассмеялся Бран и хлопнул по груди своего родного брата. – Я знал, что ты выживешь. Слишком упрямый, чтобы дать чему-то подобному прикончить себя.
Бран пристально посмотрел на брата. От правой щеки до горла тянулся новый шрам, но, несмотря на это, перед ним было тоже лицо, которое он знал всю жизнь. В ответ Агапито лишь слабо улыбнулся и одарил Брана теплым взглядом темно-карих глаз. Затем взял его за затылок и притянул к себе. Проявляя чувства уважения и братства, они коснулись лбами.
- Вижу, тебе не терпелось влезть в неприятности, Бран.
Отступив от Агапито, командор увидел, как по рампе спускается Коракс. Примарх возвышался над остальными легионерами-астартес, на черных доспехах было столько же вмятин и выбоин, как и у воинов под его началом.
- Я отслеживал ваши передачи, - произнес Коракс. – Почему враг передумал атаковать?
- Не могу знать, лорд Коракс, - ответил Бран. – Возможно, они поняли, что атаковать сразу три корабля будет не лучшей идеей.
- Где они сейчас? – спросил примарх.
- Отступили на сто тысяч километров, - сказал командор. – Не похоже, что они попытаются вновь напасть на нас.
- Странно, - задумчиво произнес Коракс. Он покачал головой, словно отгоняя мысль. – Прикажи остальному флоту держать курс на Освобождение.
- Слушаюсь, лорд Коракс, - сказал Бран, прижав кулак к груди. – А куда направимся мы?
- На Терру, - ответил примарх. – Мне нужно поговорить с Императором.
Бран и Агапито переглянулись, но ничего не сказали, и Коракс сразу же покинул посадочную палубу. Бран вновь посмотрел на брата и заметил, как Агапито со странным выражением оглядывает палубу, подмечая каждую деталь, но не в силах остановиться на чем-либо одном.
- Расслабься, брат, - сказал Бран, похлопав Агапито по руке. – Здесь нет врагов. Ты в безопасности.
Агапито безучастно взглянул на Брана и неуверенно кивнул. Придя, наконец, в себя, Агапито улыбнулся и взял Брана за руку в ответ.
- Да, это так, - ответил Агапито. – Я думал, что уже никогда больше не увижу корабль Гвардии Ворона изнутри.
Вдруг трижды прозвучала сирена, ее пронзительный вой оборвал ход мыслей Брана.
- Стратегиум вызывает командора Брана, - объявил голос по общему каналу связи. – Предупреждение о сближении. Вражеские корабли изменили курс и направляются к нашей позиции. Предположительный перехват через пять часов.
- Приготовиться активировать отражающие щиты, - ответил он в вокс-бусинку. Бран бросил взгляд на Агапито, выдавив из себя ободряющую улыбку: – Похоже, мы пока не совсем в безопасности.

«Мститель» попрощался с двумя остальными кораблями флотилии, и, покинув орбиту, троица направилась в разные стороны, чтобы запутать и рассеять энергетические следы своих двигателей. Прежде чем войти в варп и отправиться обратно к Освобождению, родному миру легиона, «Триумф» и «Доблесть Ворона» должны были достичь внешних границ системы. Коракс приказал «Мстителю» идти к Исствану-4, чтобы сбить с толку преследователей и в надежде соединиться с небольшим флотом тэрионских кораблей, которых Бран послал сюда несколькими днями ранее, с целью направить предателей по ложному следу.
Надежды на то, что корабли Имперской Армии могли уцелеть, почти не было. За тэрионцами отправилась армада Пожирателей Миров и множество других кораблей. Сейчас, когда легион Гвардии Ворона вместе со своим флотом был практически уничтожен, на счету был каждый корабль и солдат, а поэтому, взвесив все за и против, Коракс решил, что сможет пожертвовать парой дней ради поиска тэрионцев.
Бран также настаивал на том, что у Гвардии Ворона есть обязательства перед союзниками, и по крайней мере она должна попробовать соединиться с ними. Не считая того, что тэрионцы могли стать ценными силами, весть о том, что Император не бросает своих воинов, стала бы не менее важным фактором, особенно учитывая произошедшие на Исстване ужасные события. Тем не менее Коракс объяснил командорам, что «Мститель» слишком ценен, чтобы рисковать им без веской причины, а потому поиски не затянутся. Если появится риск быть обнаруженными, боевая баржа немедленно свернет операцию и направится к точке варп-перехода.
ТерминаторДата: Воскресенье, 04.11.2012, 16:29 | Сообщение # 8



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Едва корабли оказались вне пределов досягаемости наземного огня, были активированы отражающие щиты. Новшество с планеты Киавар, на орбите которой вращалась родная луна Гвардии Ворона, отражающие щиты представляли собой модификацию пустотных щитов, защищавших большинство имперских военных кораблей и зданий.
Пустотный щит работал на энергии самого варпа, смещая снаряды и высокоэнергетические лучи. Отражающий щит изменял модуляцию варп-ядер, которые подпитывали пустотные щиты, регулируя их на куда большую устойчивость и обращая вовнутрь так, чтобы материя и энергия, вырабатываемая кораблем, направлялись в другую сторону. Щит смещал все виды излучения кораблей Гвардии Ворона, тем самым делая их невидимыми для сканирующего оборудования.
Технология отражающих щитов прекрасно подходила стилю ведения войны Коракса, позволяя его кораблям скрытно приближаться к целям, наносить стремительные и решительные удары, после чего отступать. Из-за низкого энергопотребления режим невидимости можно было поддерживать почти бесконечно. Но, с другой стороны, у них был серьезный недостаток. Используя генераторы пустотных щитов для создания отражающих щитов, корабли тем самым оказывались беззащитными перед атаками, и им требовалось время, чтобы перейти в другой режим. На это уходило несколько минут, и все это время у корабля не было ни обволакивающего поля, ни энергетической защиты, поэтому «Мстителю» пришлось как можно быстрее покинуть орбиту.
Для авгуров и сканирующих устройств на базах и флотах предателей по всей Исстванской системе троица кораблей Гвардии Ворона будто испарилась среди звезд. Обычный глаз мог уловить мерцание, когда отражающие щиты активировались и начали отражать излучение корпусов, но затем вся энергия подобного рода стала глушиться - и корабли стали невидимы.
Еще одним недостатком отражающих щитов, преодолеть который Коракс старался уже многие годы, был низкий уровень энергии, который они могли скрыть. Реакторам следовало работать лишь в половину мощности, чтобы не вырабатывать слишком много энергии, что в свою очередь приводило к снижению скорости и сенсорных возможностей корабля. Поэтому с Исствана-5 отбыл уже медленный и полуслепой «Мститель», который, обогнув планету, вышел на заданный курс.
Корабль не направился прямиком к Исствану-4, поскольку доктрина легиона гласила, что приближаться к цели всегда следовало непрямым путем. Вместо этого он двигался обходным, зигзагообразным курсом, используя временно-дистанционную формулу, выведенную Кораксом для максимизации заглушающего эффекта отражающих щитов, чтобы сбить с толку преследователей или сенсоры, если им каким-то чудом удастся обнаружить корабль. Когда дело доходило до маневренного и незаметного передвижения, Коракс предпочитал не рисковать понапрасну.
Пройдет пару дней, прежде чем Исстван-4 окажется в пределах досягаемости ослабленного сенсора «Мстителя», и Коракс решил использовать это время для реорганизации остатков своего легиона.
Вместе с ротами Брана у него под началом осталось немногим меньше четырех тысяч легионеров различных званий и специализаций. Большинство из них примарх перевел в «Когти», тактические роты под командованием Агапито. Выживших из штурмовых взводов с несколькими заключенными в дредноуты ветеранами он объединил в «Соколы», которых возглавил Алони Тев. Наконец горстку мотоциклетных отделений, экипажей уцелевших «Лэнд спидеров» и воздушных кораблей Коракс свел под командование капитана Соларо Ана, назвав их «Ястребами».
Спустя два дня после отбытия с Исствана-5 Коракс созвал на совет своих четырех командоров и представил план реорганизации и назначений после того, как легион вновь соберется на Освобождении.
Они встретились в покоях Брана, которые отдали в распоряжение примарху, как только он поднялся на борт. Главная комната выглядела аскетически, у выкрашенных в блекло-синий цвет пластсталевых стен располагались стойки для оружия и доспехов. Обычно на них хранилось созданное мастерами легиона вооружение командора, но сейчас они пустовали – каждому легионеру следовало быть готовым к бою, поэтому воины даже спали в доспехах, сжимая в руках болтеры.
ТерминаторДата: Воскресенье, 04.11.2012, 16:30 | Сообщение # 9



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


На полу был вырезан герб Гвардии Ворона – геральдическая птица с распростертыми крыльями и выпущенными когтями, окруженная цепью. На символе стоял стол из блестящего, похожего на бронзу, металла, также отмеченный круглым знаком легиона, с вокс-устройствами и дисплеями для десятка присутствующих. Сейчас экраны были безжизненными, клавиатуры и передатчики отключены – каждый сохраненный ватт энергии мог означать разницу между удачным побегом и обнаружением.
Коракс стоял лицом к двойным дверям, которые отделяли покои от стратегиума, подавшись вперед и упираясь кулаками в стол. Агапито и Алони стояли по правую от него руку, Бран и Соларо – по левую. Бран и Агапито были родными братьями и походили друг на друга как две капли воды – волевые челюсти, тяжелые брови и прямые скулы. Они родились в тюрьме, и даже многочисленные аугментации и операции, превратившие их в легионеров, не сумели полностью убрать землистый оттенок пористой кожи. У Агапито появился новый шрам, но о том, что ему пришлось пережить во время резни в зоне высадки, красноречивее всего говорили тревожные взгляды, которые он иногда бросал по сторонам.
Соларо был самым молодым из них. Когда Коракс освободил Ликей от тирании властителей Киавара, он был еще ребенком. Как и примарх, Соларо выделялся бледной кожей, острым носом и тонкими губами; вокруг командора словно витала аура постоянного движения. Даже слушая Коракса, он не переставал барабанить пальцами по краю стола.
Алони был самым старшим из их четверки и обладал совершенно другими чертами. Рожденный на пыльных равнинах Азиатики на Терре, он имел кожу несколько темнее, нежели у остальных, и узкие глаза, как ни у одного ребенка с Ликея. На его обритой голове красовалось множество золотых штифтов.
- Какова будет моя роль, лорд Коракс? – спросил Бран, когда понял, что не получил назначения.
- Ты станешь Командиром рекрутов, - сообщил ему примарх.
- Рекрутов? – Бран не мог скрыть своего разочарования. – Если бы не жребий, то на Исстване с вами был бы я, а Алони или Агапито остались бы вместе с гарнизоном на Освобождении. Мне бы хотелось получить боевое назначение, мой лорд.
- Ты его и получил, - ответил примарх и, наклонившись поближе, положил руку на наплечник командора. – Гор и его союзники-предатели вряд ли позволят нам спокойно набирать рекрутов.
- Со всем уважением, лорд, но мне не хочется возглавлять отделения скаутов, - сказал Бран.
Ему претило пререкаться с примархом, и он опасался, что им, вероятно, двигала гордыня, но даже спустя всего пару дней после эвакуации Бран стал замечать различия между теми, кто побывал на Исстване-5 и теми, кто там не был. Когда-то легион объединял общий опыт, но теперь казалось, будто резня и последующее спасение переросли в более крепкие узы. Брану хотелось доказать, что он не хуже своих братьев, и мысль о том, чтобы вновь отправиться на Освобождение уже для набора рекрутов, неизмеримо печалила его.
- Возможно, я мог бы стать капитаном вашей гвардии, - продолжил Бран. – Аренди ведь погиб в зоне высадки, а вы так и не назначили его преемника.
Со стороны других командоров раздались тихие смешки над шуткой, которую Бран не понял. Его раздражало, что между ним и товарищами выросла невидимая стена.
- Я не нуждаюсь в почетной гвардии, - мягко произнес Коракс. Примарх выпрямился во весь рост и пристально взглянул на Брана. Командор ожидал упрека, но вместо этого Коракс слабо улыбнулся.
- Я возлагаю на тебя величайшую честь, Бран, - сказал примарх. – В качестве награды за спасение я поручаю тебе восстановление легиона. Это важнейшая задача, которую можно доверить только тебе. В твоих руках находится будущее Гвардии Ворона.
Какое-то время Бран обдумывал слова Коракса, которые вселили в него уверенность. Он перевел взгляд на остальных командоров и увидел, что они согласно кивают.
- Конечно, я принимаю эту честь, лорд, - произнес Бран, склонив голову. – Но все же…, - тихо пробормотал он. – Возиться со скаутами?
- Скаутов больше не будет, - сказал примарх, явно услышав шепот Брана. – Уцелевшие отделения войдут в состав разведывательных сил Соларо. Каждый, кто близок к полной инициации, получит черный панцирь и будет отправлен в Когти. Твоим рекрутам с самого начала придется учиться воевать как настоящим бойцам. У нас нет времени для тщательной подготовки.
Настроение Брана еще больше поднялось, доставшаяся роль теперь вовсе не казалась ему плохой. После они перешли на обсуждение других тем, вроде необходимости пополнения численности воинов, а также запасов оружия и снаряжения. Для оценки того, насколько затупились когти Гвардии Ворона, предстояло провести полную опись доспехов, вооружения, транспорта и кораблей.
- Что с остальным флотом? – осведомился Соларо и вопросительно посмотрел на Брана. – Есть шанс, что наши корабли уцелели?
ТерминаторДата: Воскресенье, 04.11.2012, 16:30 | Сообщение # 10



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- Маловероятно, - ответил Бран. – Возможно, нескольким из них удалось уйти, но я не верю в это. Мы не засекли никаких передач, хотя ко времени нашего прибытия корабли Гвардии Ворона, скорее всего, ни с кем не выходили на связь.
- «Тень Императора» определенно уничтожена, - сказал Коракс, подразумевая свой флагман, - вместе с флотилией эскортных кораблей. Когда предатели открыли огонь, я получил сигналы об атаке и бедствии. Они оборвались спустя пару минут, слишком быстро, чтобы поднять отражающие щиты, а против такого количества врагов они были единственной защитой.
После упоминания о предательстве Гора и присоединившихся к нему легионов в комнате воцарилось напряженное молчание. Бран заметил, как Агапито бессознательно сгорбился, его взгляд вновь стал блуждать где-то вдали. Соларо сжал кулаки на столе, а Алони опустил голову и закрыл глаза.
- Павшие будут отомщены.
Коракс произнес эти слова шепотом, но в них звучала такая сила, что командор ни на миг не усомнился в их искренности.
Тяжелую атмосферу в комнате рассеял звонок. Коракс нажал на кнопку, и двери разошлись в стороны. За ними стоял человек в белом кителе и черных рейтузах, сжимающий в руке цифровой планшет. Для уменьшения расхода энергии пришлось отключить даже внутренние вокс-частоты «Мстителя», поэтому несколько сервов и членов команды стали посыльными, чтобы передавать приказы и сообщения по боевой барже.
- Простите за вторжение, лорд и повелители, но диспетчер Эфрения сообщает, что мы вошли в пределы сканирования Исствана-4, - доложил посыльный.
- Отлично, - произнес Коракс. – Передай Эфрении, чтобы она направила двадцать процентов реакторной мощности с двигателей на сканирующее оборудование. Я вскоре к ней присоединюсь.
Серв поклонился и покинул комнату.
- Нужно рассказать Марку, - сказал Бран.
- Марку? – переспросил Коракс.
- Префект Валерий, - пояснил командор, - старший офицер тэрионцев. Это его корабли и людей я отправил к Исствану-4.
Бран не упомянул, что это странные сны Валерия в итоге заставили его отправиться к Исствану, невзирая на приказ примарха охранять Освобождение. Брана беспокоили эти сны, и он был настроен обсудить их с примархом лично, но пока не представилось подходящей возможности.
- Как скажешь, - ответил Коракс, указав командорам на двери. – Сообщите префекту, что мы можем выделить семь часов на поиски его кораблей, не больше. Кроме того, я приглашаю его присоединиться ко мне в стратегиуме на время операции.
Бран кивнул и первым вышел из комнаты. В прилегающем коридоре ожидали двое юнцов и девушка, одетые в простые мундиры и рейтузы. Бран жестом приказал подойти одному из них.
- Передай сообщение префекту Валерию, спроси его… - Бран остановился. – Забудь, я сам с ним встречусь. Свободен.
Командор развернулся и торопливо зашагал по коридору, пока остальные лишь вышли из покоев. Ему следовало как можно скорее рассказать лорду Кораксу о снах, но лучше, если Валерий пока не станет распространяться. Когда они уберутся подальше от Исствана и ситуация стабилизируется, им двоим придется поднять эту щекотливую тему.

Вторая глава
Вызов примарха Красться под отражением Кабал указывает путь

- В чем дело? – спросил Марк, услышав, как денщик Пелон назвал его имя.
Префект лежал на койке с небольшим трактатом по флотской тактике, и хотя с тех пор, как Коракс поднялся на борт корабля, Валерий перечитал последнюю страницу по меньшей мере десяток раз, он не понял оттуда ни единого слова. Ему пока не довелось увидеть примарха, о чем он немного сожалел, но также испытывал от этого немалое облегчение.
- Вас хочет видеть командор Бран, господин, - сообщил Пелон. Юноша зашел из главной комнаты, скрытый тенью стоявшего позади него легионера.
Марк тут же вскочил с койки и заправил рубашку в брюки. Он наспех пригладил волосы, когда Пелон отступил в сторону и жестом пригласил Брана войти.
- Командор, какая честь, - коротко кивнув, сказал Марк. – Я думал, у вас есть более важные дела.
- Есть, - с серьезным выражением лица ответил Бран и бросил взгляд на Пелона.
- Пожалуйста, оставь нас, Пелон, - сказал Марк. – Думаю, тебе стоит наведаться в офицерский камбуз и разузнать насчет обеда.
Пелон кивнул и вышел из спальни. Бран молчал до тех пор, пока за денщиком с шипением не закрылись двери.
ТерминаторДата: Воскресенье, 04.11.2012, 16:30 | Сообщение # 11



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- Лорд Коракс дал семь часов на поиски твоего флота, - сказал командор. – Не больше.
- Боюсь, это пустая трата времени, - вздохнул Марк. Он сел обратно на низкую койку и жестом предложил Брану присоединиться к нему. В ответ командор отрицательно покачал головой и нахмурился.
- Примарх также пригласил тебя в стратегиум.
- Правда? – улыбнулся префект. – Очень признателен. Мне очень бы хотелось поздравить лорда Коракса с возвращением.
- Сны, Марк, они прекратились? – Бран возвышался над офицером, скрестив руки на массивной груди.
- Да, к счастью, прекратились, - ответил Марк. – Вороны больше не взывают ко мне, пламя в моих кошмарах погасло.
- Это хорошо, - произнес Бран, на его лице читалось облегченье. Он опустился на колено, чтобы посмотреть Марку в лицо. – Было бы неразумно отвлекать лорда Коракса лишними проблемами.
- Лишними проблемами? Не уверен, что понимаю вас, командор.
- Когда увидишь примарха, ничего не рассказывай о своих снах.
- Что ж, я и не собирался болтать перед всем стратегиумом, если вы об этом, - обиделся Марк. – Я понимаю, что это щекотливый вопрос.
- Более чем, Марк, - зло посмотрел на него Бран. – Эти сны могут быть чем-то неестественным. Обычному человеку ненормально знать, что происходит на расстоянии во многие световые годы.
- Конечно, ненормально, - согласился Марк. – Человеку несвойственно видеть такие сны, но лорда Коракса также нельзя назвать обычным.
- Ты все еще считаешь, что эти сны ниспослал тебе примарх? Что он каким-то образом сумел предупредить тебя об опасности, в которой оказался?
Валерий несколько смутился от укоризненного тона Брана.
- Несомненно, - сказал префект, поднимаясь с койки. – Не знаю, возможно, в результате кондиционирования ваши разумы стали имунны к его сообщениям. Уверен, когда придет время, лорд Коракс сможет положиться на нас.
- Не ставь меня в неудобное положение, Марк, только не перед примархом, - сказал Бран, выдав причину своего беспокойства. – Он пока не знает, почему мы покинули Освобождение, и лучше не углубляться в подробности.
- Как скажете, командор, - сказал Марк и поднял руку, обеспокоенный напряжением, сквозившим в голосе Брана. – Я не буду поднимать этот вопрос, если вы или лорд Коракс не попросите.
- Что насчет слуги?
- Кого?
- Парня, который только что ушел. Он не проболтается?
- А, Пелон. Ему можно полностью доверять. Его семья поколениями служила дворянству Тэриона. Верность у него в генах, как светлые волосы или приплюснутый нос. Он прислуживает префекту Когорты Тэриона и знает свое место, а также то, что ему следует быть осмотрительным.
- Надеюсь на это, - сказал Бран. – Тебе же лучше, если не будут ходить разные слухи. Из-за предательства Гора и легионов все стали очень подозрительными. Твои сны довольно ненормальные, поэтому о них лучше не распространяться.
- Понимаю, - произнес Марк, хотя на самом деле это было не так. Такого странного взгляда, как у командора, префект раньше не видел у легионеров. Не будь это так глупо, Марк принял бы его за страх.
- Не следует заставлять ждать лорда Коракса, - сказал Марк и, обойдя Брана, снял со стены мундир. Надев его и поправив галуны с эполетами, он кивнул на двери. – Только после вас, командор.

В стратегиуме царила тишина, нарушаемая лишь фоновым гулом пультов управления и механическим треском инфолентовых принтеров. Коракс стоял позади командного трона – кресло было слишком маленьким для него – в то время как командоры стояли позади него на верхнем ярусе, с которого открывался вид на весь стратегиум. Марк Валерий был возле Брана, смотря вниз на стратегиум, совсем крошечный в сравнении с легионерами.
Оставаться в Исстванской системе дольше необходимого было рискованно, не менее опасно, чем приближаться к Исствану-4, где собиралась армада Гора. Но несмотря на угрозу обнаружения, Коракс понимал, что за свое спасение он должен был благодарить солдат Тэриона, и поэтому ему следовало хотя бы попытаться найти выживших. Надежда была призрачной – а если на чистоту, то ее не было вовсе – но сейчас Кораксу казалось как никогда важным отдать дань уважения тэрионцам.
«Мститель» подкрадывался к Исствану-4 на минимальной мощности, для сканеров вражеского флота он казался не более чем пятном фоновой радиации. Но Коракс осмелился подойти так близко, не только чтобы уважить память тэрионцев. Любая информация, которую ему удалось бы собрать относительно возможностей и численности предателей, могла сыграть важную роль как для грядущей войны, так и увеличить собственные шансы покинуть Исстван живым.
Возле него находились десятки кораблей, возможно даже сотни. Они принадлежали Сынам Гора, Несущим Слово, Пожирателям Миров, Железным Воинам и другим легионам, которые по непонятным для Коракса причинам восстали против Императора.
ТерминаторДата: Воскресенье, 04.11.2012, 16:31 | Сообщение # 12



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Он не видел подобного зрелища со времен первого посещения системы, когда корабли Гвардии Ворона, тэрионцев, представителей Механикум и других сил, включенных в состав Великого крестового похода, привели Исстван к согласию. Его сюда послал Гор еще до обретения титула Магистра Войны. Тогда это прозвучало как запрос, даже как приглашение, но для Коракса слова Гора были словно приказ самого Императора.
Примарх Гвардии Ворона никогда не был особо дружен с Гором. Тот всегда казался ему слишком вызывающим, готовым без повода демонстрировать силу во время завоеваний. Коракс же предпочитал большую сдержанность в своих действиях, стараясь приводить миры к согласию с минимумом суеты и позерства.
Но как бы мало ни нравился ему Гор, Коракс все же восхищался им. Его поражало то, с какой легкостью Магистр Войны заводил дружбу с подчиненными, и знал, что Гор во множестве кампаний показал себя выдающимся полководцем. Он был одарен редкой способностью видеть как общую картину, так и подмечать детали, в чем сам Коракс не мог с ним сравниться.
В физическом плане Гор и Коракс были ровней друг другу в поединках и рукопашной. Подобные спарринги не создали между ними крепких уз, как с другими примархами, но Коракс никогда даже не думал о том, что однажды ему придется сразиться с Гором по-настоящему.
Он всегда был рад предоставить Магистру Войны Гвардию Ворона, внезапно атакуя тех, кто отказывался от согласия, сражаясь в тылу врага, нападая на корабли, как обычный пират, пока Гор со своим легионом – который тогда еще звался Лунными Волками – добывали славу молниеносными десантными атаками и в грандиозных сражениях.
Коракс позволял Гору получать все лавры, сам он в них не нуждался. Император не раз говорил с ним об этом. Повелитель человечества знал цену Кораксу, и хотя ему не пели дифирамбов, Спасителю Освобождению этого было вполне достаточно.
Теперь же, особенно если смотреть сквозь призму предательства, порывистость Гора казалась тщеславием, а его экстравагантность – жаждой разжигать войну. Магистр Войны впал в самовозвеличение, и при падении утащил в пропасть следом за собой многих генетических братьев Коракса.
- Поступил доклад по шестому квадранту, лорд, - объявила диспетчер Настури Эфрения, нарушив ход мыслей Коракса. Она была низкорослой стареющей женщиной, рожденной на Освобождении. Кожа Эфрении была морщинистой, седые волосы уже истончились, но ее глаза с прежней остротой и проницательностью изучали скопление экранов у главного пульта управления сканерами, над которым она склонилась. Под ее кожей вились трубки, слабо пульсируя в такт текущих по ним жизнеобеспечивающих жидкостей. По обе стороны ее шеи и вдоль пальцев тускло заблестели аугметические скобы, когда она вводила на клавиатуре требуемые протоколы.
Диспетчер стратегиума носила обычные серые штаны, заправленные в низкие ботинки, отворот ее черного кителя с широким воротником украшала рубиновая брошь в форме герба легиона, указывая на ее звание. Лицо женщины оставалось непроницаемым, пока она изучала последние результаты сканирования и поиска передач.
Она всегда была хладнокровной, даже в детстве.

Света почти не было. Сквозь трещину в скальной породе пробивался тоненький лучик, которого было достаточно для того, чтобы различить очертания предметов вокруг. Позади мальчика находилось что-то наполовину погребенное среди камней, расколотое и искореженное от неимоверной силы удара, по неровному полу было разбросано битое стекло.
Свет отражался от тысячи восьмидесяти шести осколков.
Он задался вопросом, имело ли это значение, и решил, что нет. Значение имело то, что воздух был пригоден для дыхания, в пределах допустимой нормы, а гравитация немного меньше… меньше чего? Что означает «стандартной земной»? Он пока не мог сосредоточиться, но понимал, что такое гравитация, и при необходимости смог бы расписать множество длинных уравнений по вычислению ее силы и эффекта, но это была лишь крошечная частичка массы информации, которая была небрежно рассыпана у него в голове, словно стеклянные осколки на полу.
Воздух был перенасыщен азотом.
Откуда ему это известно? Он сделал еще один глубокий вдох, но пришел к тому же заключению. Он просто знал об этом, как и о повышенной концентрации углекислого газа. Оба эти факта кружились у него в голове, пока он не сопоставил их, и на поверхность не всплыл вывод.
Искусственная атмосфера.
Это заключение не было окончательным, но казалось верным, особенно учитывая иные климатические факторы, с которыми столкнулось его тело после пробуждения в этом темном месте. Рядом определенно работал генератор. Он чувствовал электромагнитные возмущения, испускаемые его контурами.
ТерминаторДата: Воскресенье, 04.11.2012, 16:32 | Сообщение # 13



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Источник света стробировался на определенной волне, резонирующей с контурами генератора. Благодаря этому он догадался, что электричество для освещения вырабатывалось генератором, и это подтверждалось также анализом спектра света, падающего на улучшенную сетчатку его глаз.
Это было довольно тревожно.
Он совершенно не помнил это место. В действительности ему вспоминалось лишь приятное тепло, приглушенное фоновое жужжание и щелчки, а также тусклый свет, пробивающийся сквозь жидкость. Совсем не это холодное, сухое, темное место.
И голоса, беспокойные, сумасшедшие голоса, обволакивающие границу памяти. Он не помнил, о чем шел разговор, но после него осталось лишь странное чувство неприятия и недоверия.
Уровень влажности также был довольно высоким. В сочетании с низкой температурой, он был вынужден заключить, что находится недалеко ото льда. Он заметил, что его дыхание оставляет в мерцающих лучах облачка пара. Он вспомнил о слухе и удивился, что не обратил на него внимания раньше.
Поблизости раздавались звуки – звуки, которые не казались искусственными и напоминали ему о регулярных осмотрах, пока он рос и учился. Человеческие звуки.
Голоса.
Он понимал сущность языка и знал семь тысяч шестьсот сорок один язык, диалект, жаргон и наречие со всех уголков Старой Империи. Он не понимал, почему знает их, но попытался определить, к какому из языков принадлежали доносящиеся слова. У них был пан-саннамический акцент, но отрывистое звучание. Ему не удалось распознать точную субветвь наречия, но это не помешало выработать понятное восприятие.
Вскоре он смог разобрать, о чем шла беседа, и стал слушать.
- По меньшей мере четыреста покойников.
- На четыреста голодных ртов меньше, - произнес другой голос. – Вот как они считают.
- Эти дуговые буры не годятся для ледовых работ, - отозвался еще один. – Подобного следовало ожидать.
- Прекратить трепаться и за работу! – выругался новый голос, наполненный мнимой властностью. Он ощутил за горячностью дрожь, тень страха, таящегося в подсознании говорившего.
Затем раздался пронзительный визг, и в крошечную щель ворвался мерцающий красный свет, в то время как скальная порода начала вибрировать чуть сильнее.
Он ждал, настороженный, но заинтригованный.
Лазерный бур неизвестного ему дизайна подбирался все ближе. Наконец камень раскололся, и в полость хлынул свет. Он мгновенно оценил открывшееся зрелище. Группка людей, одетых в поношенные синие спецовки – семеро мужчин и три женщины – управляла лазером, пятеро направляли его рабочую часть, в то время как остальные находились в гусеничной тележке позади. Их возраст было невозможно определить, его стерли явные признаки голодания и тяжкого труда. Морщинистая обветренная кожа, растрескавшиеся губы и впалые глаза делали людей намного старше, чем они были.
С рабочими также был ребенок. Девочка, цепляющаяся за ногу одной из женщин в тягловой тележке, толкавшей бур. У крохи были длинные светлые волосы и узкое личико с пухлыми губками и ярко-голубыми глазами. Она казалась маленькой и хрупкой, словно сосулька. Как и все остальные, девочка была покрыта каменной пылью, но стерла ее со лба тыльной стороной ладони, открыв болезненно-бледную кожу.
Все они как один прекратили работать и пораженно смотрели на него. Он быстро пришел к выводу, что рабочие не рассчитывали найти его, и задался вопросом, почему его присутствие здесь было неожиданностью. Это был еще один волнующий его вопрос.
- Чего встали? – из-за рудной тележки вышел еще один мужчина, более крупного телосложения и упитаннее, чем остальные. Он носил темно-синие штаны и куртку, покрытые легким слоем пыли. Обут в прочные ботинки, на носках и пятках оббитые металлом. Лицо было скрыто тонированным визором шлема, в руке держал плеть, рукоять которой была достаточно тяжелой, чтобы играть роль дубинки. Человек резко остановился, также увидев то, что находилось в только что открытом кармане залежи.
– Какого…?
Одетые в спецовки с инструментами взрослые начали о чем-то перешептываться между собой, слишком быстро, чтобы он мог понять их. Человек с плетью, с мнимой властностью в голосе протолкнулся вперед. Маленькая девочка спрыгнула с тележки и зашла в полость кармана.
- Назад, - приказал мужчина в форме и схватил девчушку за волосы, чтобы оттащить от бреши.
Он решил, что ему не нравится человек с плетью. Крик девочки был наполнен болью и страхом, врывался в его мысли, будто раскаленный нож, которым касаются обнаженного нерва.
ТерминаторДата: Воскресенье, 04.11.2012, 16:32 | Сообщение # 14



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Он встал и пошел к людям, которые отшатнулись от него, все еще перешептываясь и бормоча от страха. Человек, причинивший вред девочке, стоял на месте, оттолкнул малышку в сторону. Страж метнулся вперед, чтобы схватить его, но двигался так медленно, что уйти от вытянутой руки было проще некуда. Мальчик ловко увернулся от стража, обеими руками ухватил его за запястье и с легкостью сломал, вызвав у мужчины болезненный вой.
Злобный человек попятился с безвольно повисшей рукой, замахнувшись плетью в другой. Увенчанный шипами конец ринулся вперед, но мальчик с легкостью уклонился и схватил его в кулак. Человек истерично засмеялся и дернул плеть, чтобы свалить его. Мальчик устоял, расставил шире ноги и дернул оружие на себя, тем самым вывихнув стражу руку. Так и не разжав хватку, страж взлетел в воздух и рухнул на землю перед другими людьми.
Подойдя ближе, мальчик заметил в глазах рабочих смесь удивления, ужаса и надежды. Несмотря на текущие по замызганному лицу слезы, маленькая девочка улыбнулась ему. Ему вдруг захотелось порадовать ее, подарить ей что-нибудь и заверить в том, что все будет хорошо.
- Как тебя зовут? – спросила она. – Меня зовут Настури. Настури Эфрения.
Он схватил облеченную в шлем голову стража, резко оторвал ее и протянул девочке, которая рассмеялась, хотя взрослые закричали от паники. А затем увидел свое отражение в визоре и понял причину их тревоги.
Он был обнажен и одет в тело мальчика, не старше Эфрении. Его снежно-белая кожа была заляпана кровью, забрызганное багрянцем лицо окаймлено копной угольно-черных волос, глаза были совершенно черными, темнее ночи.
Он принялся искать ответ на вопрос девочки, с нагих рук капала кровь. Лишь один из них казался подходящим, всплывший из глубин эмбрионной памяти.
- Девятнадцатый, - произнес он. – Я – номер девятнадцатый.

- Ничего не обнаружено, лорд, - доложила Эфрения. - Слабое фоновое эхо на тэрионских частотах, минимум пятидневной давности.
- Враги? – спросил Коракс, стиснув спинку командного трона.
- Обнаружено еще шесть кораблей – предположительно фрегаты, лорд, - добавила женщина. – Два ударных крейсера и один боевой. Насколько мы можем определить, все используют протоколы Несущих Слово. Они направляются в сторону границ системы.
- Оставаться здесь слишком опасно, - отозвался с галереи Агапито. – У Исствана-4 находится тридцать восемь кораблей.
- Тэрионцы погибли, - сказал Соларо.
- Увы, но это так, - с печальным лицом прошептал Валерий. Он бросил взгляд на Брана, а затем перевел его на примарха. – Надеюсь, об их жертве не забудут. Как только мы вернемся на Освобождение, я составлю список имен и званий.
- Не сомневайся, они будут почтены, - заверил префекта Коракс. Темные глаза примарха блестели от света экранов на стенах и пультах управления стратегиума. – Их жертва не будет забыта. Они будут отомщены.
- Примите мою благодарность, лорд Коракс, - произнес Валерий с глубоким поклоном.
Из громкоговорителя раздался приглушенный звук.
- Скачок энергии в реакторе, лорд, - сказала Эфрения.
- Уменьшить сканирующий сигнал до навигационного, - быстро ответил примарх. – Здесь мы больше ничего не найдем. Держать курс к ближайшей точке перехода, схема уклонения три.
Слуги в черных и белых одеяниях без лишних слов заторопились к пультам управления, и пару минут спустя сигнал тревоги стих.
- Зафиксировано авгурное сканирование, лорд, - быстро, но спокойно произнесла Эфрения. – Три фрегата изменили курс, направляются к точке перед нами. Сканирование указывает на увеличение количества принимаемых и передаваемых сообщений.
- Предатели заметили наше исчезновение, - сказал Коракс. Примарх подошел к диспетчеру и взглянул на экраны. – Придерживаться намеченного курса. Состояние отражающих щитов?
Прежде чем ответить, Эфрения сверилась с субэкраном.
ТерминаторДата: Воскресенье, 04.11.2012, 16:33 | Сообщение # 15



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- Маскировка на девяносто девять и три десятых процента, лорд, - ответила он. – Сбавить ход?
Коракс быстро произвел в уме необходимые вычисления, учитывая радиус действия вражеских сканеров и время, необходимое, чтобы уйти отсюда.
- Без изменений, - приказал он. – Большая скорость послужит нам лучше полной маскировки. Когда мы окажемся в двухстах тысячах километрах от врага, увеличить скорость на двадцать процентов. Мы должны прибыть к точке перехода через семь дней.
Примарх вновь сверился с дисплеями и набросал в уме расположение вражеского флота. Корабли быстро сворачивали блокаду внутренних планет, осознав, что Коракс направится внутрь системы, а не напрямик из гравитационного колодца звезды. Примарх Гвардии Ворона напомнил себе, что предателями командовал Гор, один из величайших стратегов Империума.
Его братья-изменники прекрасно знали, на что способна Гвардия Ворона, многое почерпнув из анализа его предыдущих кампаний. Они будут вести себя осторожно и ничего не принимать за само собой разумеющееся. Возможно, Гвардии Ворона удалось выбраться из ловушки на Исстване-5, но пока легион находился далеко не в безопасности.

В темном зале возле стратегиума «Мстительного Духа» шло совещание. Огромное помещение было достаточно большим, чтобы вместить несколько десятков человек, свет единственной лампы в центре потолка едва достигал дальних уголков увешанных знаменами стен. В другом конце зала, под вышитым багровым стягом с изображением золотого Ока Гора красным светом мигала пара инфостанций. Пол представлял собой пластсталевую решетку, отполированную бессчетными ботинками до тускло-серого цвета.
Как только за Альфарием закрылась дверь, глаза примарха мгновенно адаптировались к сумраку. В похожем на пещеру зале находилось еще три человека. Альфарий удивился – он ожидал, что на встречу явятся его братья-примархи. Сделав шаг вперед, он осознал, что попал не на военный совет, но на импровизированный допрос. Возможно, даже на суд.
От этой мысли примарху стало неуютно, и Альфарий принялся разглядывать остальных присутствующих с каменным, как он надеялся, выражением лица. Примарх Альфа-легиона осознавал, что испытывает терпение Магистра Войны, но даже представить не мог, на что тот был способен в своем логове.
Гор, Магистр Войны, примарх Лунных Волков – Сынов Гора, поправил себя Альфарий –сложив руки на коленях, восседал на широком троне с высокой спинкой, облаченный в тяжелые черно-пурпурные одеяния. Его лицо было скрыто тенями, глаза подернуты пеленой тьмы, лишь в их глубине таился блеск. Даже сидящий Магистр Войны приковывал к себе всеобщее внимание. Альфарий провел с Гором много времени – как в часы верности Императору, так и после – и никогда ранее не чувствовал от него такой угрозы по отношению к себе. В этот раз все было иначе. Гор казался громаднее, чем обычно.
Альфарий был самым меньшим из примархов, но не позволял этому влиять на свою уверенность. Теперь при одном взгляде на Магистра Войны и на то, как ткань одеяний обтягивает его похожие на древесные стволы руки, Альфарий понял, что товарищ-примарх мог без особых усилий сокрушить и разорвать его на части.
Несомненно, их отношения изменились. Когда-то примархи считали себя братьями, ровней. Когда Гор стал Магистром Войны, его начали почитать как первого среди равных. Но сейчас, при одном взгляде на Гора у Альфария отпали всякие сомнения, что тот считает себя повелителем, лордом, которому все должны были клясться в верности. Магистр Войны более не требовал от остальных примархов верности, он считал ее за данность.
Он также не мог ошибиться относительно роли, которую Магистр Войны играл на этой встрече. Он был судьей. Гор не сводил глаз с Альфария, пока тот шел к центру комнаты. Сумрак, размытые очертания на границе зрения – лишь грубые уловки, говорил себе Альфарий, способные впечатлить только простых людей. Но несмотря на это, примарх Альфа-легиона ощутил холодное прикосновение неуверенности.
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Гев Торп Потерянное Освобождение (Ересь Хоруса)
Страница 1 из 121231112»
Поиск: