Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 3 из 12«123451112»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Гев Торп Потерянное Освобождение (Ересь Хоруса)
Гев Торп Потерянное Освобождение
ТерминаторДата: Воскресенье, 04.11.2012, 16:38 | Сообщение # 31



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Не важно. Усилием воли Коракс отбросил сомнения. Пришло время проявить те лидерские качества, ради которых он был создан. Именно в такие моменты, а не в пылу боя, где физические способности могли качнуть чаши весов, проявлялась его настоящая ценность. Он был примархом Гвардии Ворона, и именно к нему легионеры обратятся за наставлением и поддержкой. Многие из них видели тяжелые времена, но ничто из этого не могло сравниться с катаклизмом, который навлек Гор. Некоторые выжили в Объединительных войнах, другие были ветеранами Ликейского восстания. Все они были воинами, в сердцах которых ярко пылала честь легиона.
- На Исстване нам нанесли поражение, - начал Коракс, его слова транслировались по всему кораблю. – Это неприятное чувство, но я хочу, чтобы вы запомнили его. Впустите его в сердца и лелейте это ощущение. Пусть оно течет по вашим сосудам и придает силы мышцам. Никогда не забывайте, что означает поражение.
Он остановился, позволив другому чувству заменить боль и отчаяние.
- Не поддавайтесь отчаянию. Мы – легионеры-астартес. Мы – Гвардия Ворона. Мы окровавлены, но живы. Давите скорбь злостью, пока у вас не появится новая цель. Те, кого мы когда-то называли братьями…
Коракс вновь остановился, слова застревали у него в горле. Он посмотрел на Агапито, затем на Брана, Соларо и, наконец, на Алони. Глаза его командиров горели от эмоций, челюсти сжаты от едва сдерживаемой ярости. Примарх зарычал, высвобождая наружу чувства, которые держал в себе со времени побега с Исствана.
- Те, кого мы когда-то называли братьями, отныне наши враги. Они предали нас, но что еще хуже, они предали Императора. Для нас они мертвы, и мы не окажем им чести увидеть нашу скорбь. Злость – вот все, что у нас есть для них. Злость, подобной которой мы не испытывали прежде. Всего пару месяцев назад мы низвергали свою ярость во имя Просвещения. Мы несли в галактику войну во имя Имперской Правды. Эти дни миновали. Предательство тех, кого мы ныне зовем врагами, положило конец Великому крестовому походу.
- Ненавидьте их! Ненавидьте их, как ни одного врага прежде. Хулите воздух, которым они дышат, и к земле, по которой они ходят. Нет никого более низкого, нежели предатель, и никого, более достойного вашего презрения. Ненавидьте их!
В груди Коракса вспыхнула боль. Из-за волнения открылись старые раны, и по телу примарха потекла кровь. Обычный человек давно бы умер после таких ран, но примарх переносил боль без видимых признаков мучения, стоически загоняя агонию в глубины разума.
Руки Коракса задрожали, и ему пришлось прерваться, чтобы привести в порядок мысли.
- Они пытались убить нас, истребить Гвардию Ворона и стереть память о нас со страниц истории. Но предатели совершили одну ошибку: они упустили нас. Нас согнули, но не сломали, мы ранены, но не повержены. Я клянусь своими обетами Императору и преданностью вам в том, что мы отомстим изменникам! Они заплатят за свою ошибку кровью и смертью, и пока последний из них не падет от нашей руки, не знать нам ни радости, ни покоя. Мы настигнем их везде, где бы они ни прятались, как это умеет лишь Гвардия Ворона.
Поклянитесь вместе со мной, дети мои, следовать за мной везде, куда бы ни привел нас путь. Поклянитесь не давать пощады предателям. Поклянитесь убивать их без капли жалости. Поклянитесь вырезать раковую опухоль, которую Гор взрастил в сердце Империума. Поклянитесь вновь принести Имперскую Правду в галактику. Поклянитесь, что более мы не познаем поражения!

Глубоко в трюме «Мстителя» Альфарий слушал примарха и поневоле испытывал волнение. Подобный вызов был благородным. Бессмысленным, но благородным.

Четвертая глава
Путешествие к Солнцу Скудная пища Путь перекрыт

Предстояло сделать еще многое. Пока действовал режим затемнения, воины и члены команды «Мстителя» могли направить усилия на консолидацию сил. Поспешное перевооружение и реорганизация после Исствана уступили место обдуманным действиям. Временные отделения были расформированы и преобразованы, легионеров повышали до сержантов, а сержантам давали более высокие звания.
ТерминаторДата: Воскресенье, 04.11.2012, 16:38 | Сообщение # 32



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Одними из наиболее загруженных работой была горстка уцелевших легионеров из арсенала. Гвардия Ворона лишилась большей части снаряжения во время продолжительных ударов и отступлений на Исстване-5, и теперь технодесантникам предстояло распределить, починить и пополнить запасы экипировки заново созданных отделений. В трюмах «Мстителя» хранился значительный запас снаряжения, но новых силовых доспехов и оружия не хватало для всех двух с половиной тысяч легионеров на борту. Многим воинам требовалась полная замена доспехов или же отдельных частей, поэтому Страдон Бинальт вместе с остальными технодесантниками проводил большую часть времени, работая с оружием и доспехами, которые Гвардейцы Ворона забрали у побежденных врагов.
Его жизнь превратилась в бесконечный поток работы, каждый час бодрствования был наполнен треском электросварки, запахами краски, визгом пневмоключей и жаром керамитовых печей.
Бинальт необычайно заинтересовался новым снаряжением, кое- что было ему очень знакомо, иное же обладало совершенно иным дизайном, поскольку легионы снабжались десятками миров-кузниц со всего Империума. Он на скорую руку чинил комплекты доспехов Марк-4, которые носили большинство его товарищей, снимая части с устаревших комплектов Марк-2 и Марк-3 Несущих Слово, Железных Воинов и Пожирателей Миров. Но работа не была безупречной, все заплатки и временные детали ставились лишь для того, чтобы продержаться хотя бы пару сражений, если по пути к Терре «Мститель» столкнется с врагами.
На борту боевой баржи не осталось почти ничего, с чем можно было бы работать, поэтому приходилось выходить из положения. Большая часть бронетехники легиона была уничтожена или брошена на Ургалльском плато, а на складах хранилось множество теперь уже невостребованных запасных частей для танков и транспортеров. Бинальт с остальными технодесантниками придумали способ увеличить прочность созданных ими доспехов с помощью штифтов молекулярного крепления, которые обычно использовались для навешивания броневых и аблятивных плит на «Носороги» и «Хищники». Из-за этого комплекты приобрели необычный вид, на наплечниках располагались ряды огромных заклепок, походивших на узлы или волдыри. Другие же детали от техники, вроде кабелей трансмиссий, сервомеханизмов и даже запасных звеньев гусениц, использовались для доспехов нового дизайна как сменные части.
Постепенно легионеры вновь стали походить на Гвардейцев Ворона. Поножи, нагрудники, наплечники и наручи цветов всех легионов, с которыми им приходилось сражаться на Исстване, были перекрашены в черный цвет Гвардии Ворона, любовно украшены гербом легиона. Каждый мазок кисти или распыление пульверизатором стирали цвета прежних друзей и нынешних врагов, заменяя символы предателей собственными, легион как будто очищался от былых воспоминаний.
Свободного времени у Бинальта почти не оставалось, а в кратких перерывах он занимался другим, более личным, проектом. Технодесантник закрывался в маленькой комнатушке между двумя орудийными башнями правого борта, в небольшом шумном отсеке, вибрировавшем от щелканья автопогрузчиков и гудевшем от беготни команды во время постоянных тренировок.
В ней умещался лишь небольшой рабочий стол да пару полок – стула у Бинальта не было, поэтому ему приходилось все время стоять. Технодесантник окинул взглядом огромную кучу сломанных частей на столе и задумался, с чего стоит начать. Под механизмами и пучками проводов и кабелей лежали куски расколотого керамита и покореженного металла. Он заметил серводвигатель, привод и мышцеобразные фибросвязки, все системы, необходимые для создания комплекта силовых доспехов, но в непонятном ему порядке.
Он восхищался красотой творения и одновременно изумлялся мастерству проектировки и дизайна, просматривавшемуся сквозь россыпь шестеренок и силовых реле.
Бинальт начал с сортировки всех деталей, разделив их на отдельные кучи по форме и применению, отложив в сторону те, назначения которых он пока не понял. День за днем, иногда забегая всего на несколько минут, пока остальные с радостью использовали свободное время для отдыха, технодесантник все больше понимал, что перед ним находится. Наедине со своими мыслями, дополняя свои неоднозначные после произошедших событий чувства рациональным изучением, Бинальт размышлял над природой пугающего проекта, за который он взялся, разделив его на несколько достижимых целей. Занятие странным образом успокаивало технодесантника, ограждало от суматохи, царящей в легионе, и воспоминаний об Исстване – идеальная и изолированная сфера, внутри которой он мог работать с предсказуемым результатом, и где все находилось под его контролем.
ТерминаторДата: Воскресенье, 04.11.2012, 16:39 | Сообщение # 33



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Закончит он еще нескоро – возможно, даже не доживет до окончания – но Бинальт был решительно настроен во что бы то ни стало доделать это чудесное изобретение. Если ему удастся завершить его, мир станет прежним, а его существование вновь обретет смысл.

На борту легионерам практически нечем было заняться, кроме как тренироваться, есть и отдыхать. «Мститель» покинул Исстван семьдесят дней назад, но варп-штормы существенно замедляли продвижение. Альфарий постоянно находился со своим отделением, с каждым днем узнавая все больше о них и о персоне, роль которой он играл.
До него дошли слухи, будто они направлялись не на Освобождение, а на Терру. Сама мысль об этом в равной степени интриговала, захватывала и тревожила его. Ему никогда прежде не приходилось бывать на Старой Земле, хотя он давно мечтал туда попасть. Еще до того, как легион близнецов-примархов перешел на сторону Гора, Альфарий часто расспрашивал старших альфа-легионеров о месте рождения человечества. Со времен начала Великого крестового похода они больше не возвращались на Терру, и едва ли кто-то из них искренне верил, что еще когда-либо увидит великолепие Имперского Дворца.
Альфарий понимал, что присягнул на верность другой стороне, но мысль о том, чтобы оказаться возле Императора, до сих пор захватывала его, ее можно было сравнить лишь с удовлетворением, испытанным, когда настоящий Альфарий избрал его для задания. Примарх вызвал его для разговора и объяснил причину измены легиона. Император, возможно, и сам того не желая, предал своих сынов и легионы, покинув их. После чего Великий крестовый поход остановился. Примарх не мог объяснить, почему это случилось, но был уверен, что Гор вернет человечество обратно на путь Имперской Правды.
Альфарию стало интересно, увидит ли он Императора хотя бы краешком глаза, но тут же обеспокоился, ведь если он окажется в его присутствии, двойственную натуру альфа-легионера, вероятнее всего, раскроют. Ведь человека, столь одаренного, как Повелитель человечества, не обманешь измененным лицом и чужим именем?
Более того, личина Альфария родилась на Терре. А что, если другие рожденные на Терре – после резни их осталось совсем немного – заметят изъян в его маскировке, что если его неведение заметят остальные терране?
Сейчас у него не было времени волноваться относительно будущего, ведь ему следовало постоянно оставаться настороже и придерживаться присвоенного облика. В какой-то мере Альфарию повезло – его личина не отличалась болтливостью, а это значило, что он был немногословен. Благодаря апотекариям и впитанному омофагией материалу его голосовые связки и рот изменились, чтобы больше соответствовать легионеру, облик которого он принял, но для острого слуха космического десантника даже незначительное отличие могло возбудить подозрения.
Самой лучшей защитой, как для него, так и всех, кому также удалось внедриться в Гвардию Ворона, служила невероятность того, что совершил Альфа-легион. С какой стати Гвардейцам Ворона подозревать, будто враги взяли себе лица павших воинов? Это была поразительная махинация примарха, которая красноречивее всяких слов свидетельствовала о его гениальности. Если у какого-то легионера появятся сомнения насчет истинной природы Альфария, его обвинят в паранойе. Это и звучало настолько невероятно, что любые подозрения без веских доказательств, скорее всего, даже не примут во внимание.
Альфарий был решительно настроен на то, чтобы не предоставить подобных доказательств, тренируясь, обедая и отдыхая вместе со своим приемным легионом. Он с гордостью отдавал на восстановление свои доспехи, вместе со своими братьями по оружию обещал отомстить врагам и клялся в верности Императору и лорду Кораксу, пока они наносили новые символы.
Несколько раз Альфарий находился в шаге от провала. Каждый день он узнавал что-то новое – повадки, обороты речи, протоколы легиона, которые позволяли ему лучше сливаться с коллективом, но процесс не всегда шел гладко.
ТерминаторДата: Воскресенье, 04.11.2012, 16:39 | Сообщение # 34



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Последний подобный случай произошел во время тренировки по рукопашному бою. Рота собралась в одном из ангаров, среди неподвижных «Громовых ястребов» и «Грозовых птиц» - из-за огромного количества воинов залов «Мстителя», специально предназначенных для тренировок, для всех не хватало.
Сержант Дор собрал отделение и произнес вдохновляющую речь.
- Мы должны научиться биться с новыми врагами, - начал он. – Десятилетиями мы оттачивали свои навыки против дикарей и слабых противников, сталкивались со странными неприятелями, вроде исстванских Дев Битвы и нинтурнианских Дьявольских Клинков. Но теперь перед нами стоит совершенно другая задача. Нам предстоит сражаться с другими космическими десантниками.
На словах все звучало просто, но при упоминании ситуации, в которой они оказались, легионеры сразу вспомнили о том, как сильно изменилась галактика. Со стороны воинов послышался недовольный ропот, но Альфарий промолчал, не желая выдавать свои мысли по этому поводу.
- Мы тренируемся друг с другом каждый день, - заметил Лукар. – В чем разница?
- Раньше мы не пытались убить друг друга, - ответил сержант.
Воины отделения разбились на пары, вооруженные лишь боевыми ножами с мономолекулярными лезвиями. Альфарию выпало сразиться с Лукаром. Начали они по команде сержанта, делая выпады и парируя, стараясь отыскать слабые места в доспехах противника, целясь в гибкие сочленения, усиленные глазные линзы и щели между пластинами брони.
Вокруг них, сверкая ножами, сражались остальные пары. Лукар бился наравне с Альфарием, не уступая ему в скорости и силе. Клинки со скрежетом сталкивались друг с другом, принимались на наплечники или сбивались предплечьями, ни один из воинов не мог найти брешь в защите другого.
Именно тогда Альфарий допустил ошибку.
Занеся нож для удара сверху, он резко упал на колено, когда клинок Лукара взметнулся вверх, чтобы блокировать атаку. Едва соперник открылся, Альфарий сменил хватку на ноже и нанес удар, метя в уязвимое сочленение между верхней бедренной броней и пахом.
Лукар замер, острие ножа застыло всего в паре миллиметров от брони.
- Твоя взяла, - объявил Лукар, а затем сделал шаг назад и покачал головой. В его голосе звучало удивление: - Где ты этому научился?
Альфарий замялся, внезапно поняв, что этот прием был частью тренировки Альфа-легиона, который отсутствовал в доктрине Гвардии Ворона.
- Я увидел, как предатель использует его в зоне высадки, - быстро нашелся Альфарий. – Один из Несущих Слово убил этим приемом нашего брата из Саламандр.
Остальное отделение прекратило тренироваться и теперь смотрело на Альфария с Лукаром. Ему совершенно не нравилось находиться в центре всеобщего внимания. Он поднялся и вложил нож обратно в ножны, когда к нему подошел сержант Дор, склонив набок скрытую под шлемом голову.
- Что это? – спросил сержант. – Используем тактику предателей?
- Она показалась мне эффективной, - ответил Альфарий, сохраняя спокойствие.
- Внимание всем, - сказал Дор, жестом приказав всем подойти ближе. – Покажешь нам еще раз?
Альфарий повторил прием, продемонстрировав удар снизу собравшимся легионерам. Среди воинов раздалось одобрительное перешептывание, и Дор благодарно хлопнул его по груди.
- Вот что мы должны делать, - произнес сержант. Какое-то мгновение его красные глазные линзы, казалось, пристально изучали Альфария, а затем Дор продолжил, посмотрев на отделение. – Нам нужно учиться у врагов, приспосабливаться к тому, как они сражаются. Любое новшество, любое преимущество, которым вы располагаете, обязательно поделитесь им с остальными, ладно?
- Так точно, сержант, - ответил Альфарий.
Хотя его и не раскрыли, в тот же день Альфарий понял, что сделал. Однажды Гвардеец Ворона сможет воспользоваться этим приемом против Альфа-легионера или защититься от него и выйти победителем. Цель Альфария была учиться у Гвардии Ворона, а не усиливать ее. Ситуация становилась сложнее, чем он себе представлял, предстояло учитывать все больше обстоятельств.
ТерминаторДата: Воскресенье, 04.11.2012, 16:39 | Сообщение # 35



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Альфарий сосредоточился на действительно важном. Он был актером, который играл свою роль, с каждым днем сильнее вживаясь в образ. В глубине души он помнил, что верен Альфа-легиону, и не чувствовал вины за ложь тем, кого некогда называл соратниками. Они не виноваты, что выбрали неверную сторону в грядущей войне. Альфарий не чувствовал презрения или жалости к Гвардейцам Ворона, он испытывал лишь слабую печаль из-за того, что никогда вновь не сможет искренне назвать легионеров вокруг себя братьями. Их имена слетали с его уст так же легко, как лживые заявления о верности и мести, но он не был одним из них. Как и весь Альфа-легион, его избрали ради высшей цели, которая, по словам близнецов-примархов, значила куда больше преданности Императору или Гору, ибо касалась судьбы самой галактики.
И как в случае со всеми, кто не желал видеть высшей истины, Гвардия Ворона являлась расходным материалом. Она сыграет свою роль и будет уничтожена, а Альфарий вернется в свой легион, чтобы вновь сражаться рядом с настоящими боевыми братьями. Именно на этой мысли, на этой цели сосредотачивался Альфарий, пока, лежа на койке, обдумывал неизвестную задачу в будущем. Он альфа-легионер и поэтому не ждал, что его похвалят или выделят среди прочих воинов – подобная жажда славы не числилась среди традиций легиона. Он выполнит свою задачу, удовлетворится тем, что все сделано, и, получив похвалу близнецов-примархов, вновь станет одним из многих.

Стоя в галерее, которая выходила на одну из импровизированных жилых палуб, некогда бывшей стрельбищем, Коракс наблюдал, как несколько рот Гвардии Ворона ели корабельные пайки. Воины стояли за длинными раскладными столами – стулья были еще одним дефицитным предметом на борту – и усердно поглощали синтетическое мясо и высушенный соевый хлеб. Пища была хоть и безвкусной, но богатой белками и углеводами, необходимыми легионерам для поддержания жизнедеятельности. Вода, обогащенная пищевыми добавками, подавалась в грубых кружках, изготовленных сервами в мастерских на нижних палубах.
- Что у нас с припасами? – поинтересовался примарх. Он знал ответ, но хотел убедиться, что командоры контролируют ситуацию.
- Пока можно не волноваться, лорд, - ответил Агапито. Бран и Соларо завершали квартет, Алони же остался присматривать за стратегиумом. – «Мститель» готовили к трехлетнему рейсу, а этого более чем достаточно для нынешних потребностей.
- Навигаторы докладывают о тех же проблемах, что и раньше, - добавил Бран. – Мы достигнем Солнечной системы по меньшей мере через сорок дней. Они просят разрешения, чтобы мы вновь вышли в реальное пространство для подтверждения местоположения.
- Они идут наугад, - вздохнул Коракс. – Гигантские варп-штормы почти затмили Астрономикан. Мы выходили из варпа уже трижды, и каждый раз отклонялись от намеченного курса по крайней мере на пять световых лет.
- Думаете, эти варп-штормы дело рук предателей? – спросил Агапито. – А такое возможно?
- Кто знает, - ответил Коракс. Ему было известно куда больше о странных течениях варпа, нежели его командорам, и он небезосновательно считал, что Гор мог заполучить в распоряжение некую технологию или силу, которая позволяла управлять сотрясающей имматериум бурей. О природе силы, намеки на которую он получил от Императора и братьев-примархов, не стоило распространяться. – Возможно, эта буря мешает нашим врагам так же, как и нам, но это только предположение.
ТерминаторДата: Воскресенье, 04.11.2012, 16:39 | Сообщение # 36



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- Позвольте узнать, лорд, почему мы направляемся к Терре? – спросил Бран. – Я не могу понять мотивов Магистра Войны, судя по предательству на Исстване, он хочет как можно быстрее расправиться со всеми своими противниками. Может, стоило вначале укрепить Освобождение?
- Гор может этого ожидать, - сказал Коракс и отвернулся от балюстрады, чтобы посмотреть на командоров. Внизу раздался шум, когда легионеры отобедали и принялись собирать пустые тарелки. – Это достаточно веская причина, чтобы не лететь туда. Тем более, у меня есть важное дело на Терре.
Слова примарха повисли в воздухе, пока Агапито не понял, что следующий вопрос ждали от него.
- Не желаете ли поведать об этом деле, лорд?
- Мне нужно поговорить с Императором, - ответил Коракс. – Кто знает, достигли ли Имперского Дворца вести об измене Гора?
- Уверен, Император достаточно силен, чтобы узнать о постигшей его владения трагедии, - произнес Бран.
- Варп-штормы могут не только препятствовать путешествиям, - сказал Коракс. Примарх взглянул на своих командоров и заметил на их лицах замешательство. – Навигаторы, астропаты и даже сам Император связаны с варпом. Все они черпают силы из его энергии, поэтому штормы могут блокировать всевидящий взор Императора и ослеплять навигаторов на пути к Терре.
- Думаете, Гор вскоре атакует Императора? – спросил Соларо. – Он планирует напасть на Терру?
- Безусловно, - сказал Коракс. – Он отвернулся от Имперской Правды и теперь должен либо убить Императора, либо погибнуть сам. Действия Магистра Войны ведут нас к неизбежному столкновению, и иного выхода быть уже не может.
Какое-то время после слов примарха командоры задумчиво молчали. Коракс понимал своих подчиненных. Масштаб сотворенного Гором было тяжело осознать.
- Похоже, Исстван был не лучшей затеей Гора, - произнес, наконец, Бран. – Даже благодаря поддержке стольких легионов и удару, который он нанес нам в зоне высадки, ему не одолеть весь Империум.
- Нам стоит предполагать худшее, - встрял Соларо прежде, чем Коракс успел ответить. – Если другие легионы, которым мы некогда доверяли собственные жизни, пошли на предательство, то мы также не можем больше верить в лояльность Механикум и Имперской Армии.
- Тут ты прав, - согласился Коракс. – Мы понятия не имеем, скольких успели завербовать повстанцы.
Он прервался. Гора и остальных заговорщиков едва ли можно было назвать «повстанцами».
- Предатели долго планировали свои действия. Гор способен на щедрые жесты, демонстрацию могущества, но он не действует без должной подготовки. Будьте уверены, он никогда не начнет действовать, если не будет готов, а это значит, что сейчас Гор увидел наилучший шанс одержать быструю победу.
- И остановить его, конечно, придется нам, - произнес Бран, его губы гневно сжались.
- Конечно, - ответил Коракс, тонко улыбнувшись. – Разрушать Империум не в интересах наших врагов. Они хотят свергнуть Императора и стать властителями галактики. Вот почему они должны действовать стремительно, уничтожив Императора и всех его сторонников прежде, чем весь Империум окажется втянутым в войну. Не важно, какими войсками командует Гор, я согласен с Браном. Предателям не победить в затяжной войне.
Легионеры внизу начали строиться, когда из дверей в дальнем конце зала вошли новые воины. Десятки сервов принялись очищать столы и нести горы свежих пайков для новоприбывших. Коракс взглянул вниз и случайно встретился взглядом с одним из Гвардейцев Ворона. Воин выглядел понуро и мрачно, что совсем не понравилось примарху.
- Сержант Нестил, - окликнул его Коракс, и командир отделения застыл на мгновение, будто жертва, заметившая отблеск нацеленного на нее оружия.
- Лорд Коракс? – ответил Нестил. – Чем могу служить?
- Почему такой хмурый, сержант? – непринужденным голосом спросил Коракс. – Не нравится еда?
- Вынужден признаться, бывало и лучше, лорд, - произнес сержант.
- Подозреваю, Гор сидит сейчас на целой куче гроксовых стейков, сержант. Как только Император даст разрешение, мы тут же избавим его от них.
Со стороны собравшихся легионеров раздался смех, пусть несколько жидкий, но куда лучше той обреченности, которую Коракс ощущал в них прежде.
- Так точно, лорд, а еще не сомневаюсь, что у Фулгрима при желании тоже найдется пара-тройка побрякушек, которые мы с радостью отберем, - ответил сержант Нестил, чем заработал еще один взрыв смеха.
- Будь уверен, Ланкрато, будь уверен, - произнес Коракс, смеясь вместе с остальными над убогой шуткой.
Примарх взмахнул рукой и вновь вернулся к своим командорам. Его улыбка тут же погасла.
- Мы не должны позволять ранам Исствана гноиться. Силы легиона истощены, но более тяжелый урон нанесен нашему боевому духу, - сказал он. – От того, сумеем ли мы быстро восстановиться, зависит само наше выживание.
ТерминаторДата: Воскресенье, 04.11.2012, 16:40 | Сообщение # 37



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- Мы будем сражаться до последнего, - твердо сказал Соларо.
- Да, - согласился Коракс. Следующие его слова должны были придать отваги как ему, так и соратникам. – Но лучше, если мы вынудим это сделать войска Гора. Нам необходима победа, что-то, что восстановило бы нашу честь и репутацию. Если мы спрячемся на Освобождении, то отдадим инициативу врагам. Мы так не воюем. Нам следует собрать все силы, которые только возможно, и атаковать предателей. Мы должны доказать себе и всем остальным, что враги также уязвимы и что атаку на Терру можно предотвратить. Нам нанесли тяжелое поражение, но мы не можем бежать вечно. Чем раньше Гвардия Ворона нанесет ответный удар, тем быстрее посеет сомнения среди изменников, и их альянс даст трещину.
- Вы так уверены, что они легко рассорятся между собой, лорд? – спросил Агапито. Коракс нетерпеливо зашагал по галерее. Большие арочные окна с правой стороны были закрыты ставнями из рифленой стали, которые защищали от вида варпа, но примарх чувствовал его присутствие, словно гнетущую атмосферу, напряжение, от которого нельзя скрыться. От одной мысли, что Гор каким-то образом мог всем этим управлять, ему становилось неуютно.
- Легко? Нет, - ответил Коракс на вопрос Агапито, – но все же у них случится разногласие. Даже под стягом Императора мои братья все равно находили причины для ссор. Пусть некоторые сейчас прислушиваются к Гору, но каждый хочет обрести в этом восстании личную выгоду. Когда станет ясно, что своих целей им не достигнуть без значительных усилий, их решимость иссякнет, и их союз даст трещину.
- Будем надеяться, у нас все получится, - сказал Агапито.
Коракс посмотрел на командора суровым взглядом, остановившись возле узких дверей в конце галереи. Агапито слегка поник под беспощадным взором примарха.
- У нас нет места для надежды, - бросил Коракс. – Мы планируем и действуем. Надежда лишь для мечтателей и поэтов. У нас есть сила воли и оружие, и мы сами будем вершить свою судьбу.

Когда Коракс ушел, Бран, Агапито и Соларо направились обратно в общие покои.
- Почему ты упомянул о надежде, брат? – резко спросил Бран. – Разве ты не помнишь, что эти самые слова он произносил у Врат Сорок Два?
- Это был лишь речевой оборот, брат, - сказал Агапито, явно захваченный врасплох. – Конечно, я помню Врата Сорок Два. Как можно забыть ту резню?
- В дальнейшем старайся выбирать выражения, - отрезал Бран. – Кораксу пока не нужно лишних беспокойств.
По выражению Агапито было видно, что ему хотелось возразить, но затем он склонил голову, принимая упрек.
- Как скажешь, брат, - произнес он. – В дальнейшем постараюсь выбирать выражения.

Рассматривая почти опустевшие банки в ящичке, Пелон размышлял, насколько ему еще удастся растянуть остаток специй и зелени. Префект ничего не говорил по поводу незамысловатой стряпни, которой потчевал его Пелон в последнее время – для такого рода жалоб у него было слишком высокое происхождение и значительный военный опыт – но денщика грызла совесть, что аристократу Тэриона приходится питаться той же едой, что и обычному серву.
Он старался изо всех сил, чтобы хоть немного украсить пустые комнаты Валерия, разложив привезенные префектом на борт корабля вещи на узких полках и рядом со столом. На стене висели сменная форма и парадные регалии Валерия, а также его силовой меч с золоченой рукоятью, хотя своим внешним видом они лишь подчеркивали серые неокрашенные переборки вместо того, чтобы отводить от них взгляд.
Пелону удалось раздобыть на корабельном складе кисточки и пару банок краски, и хотя на все покои их не хватило, этого оказалось вполне достаточно, чтобы придать немного живости мебели и простоватым жестяным тарелкам и кружкам, которые он взял на камбузе. Казалось, Гвардия Ворона более всего ценила собственный аскетизм, как решил денщик, предпочитая суровые условия родного Освобождения всем благам, которые должны были появиться с согласием. Ему даже в голову не могло прийти, что он станет скучать по бесконечным коридорам старых шахт или по пустынным пейзажам за окнами, но оказавшись на борту «Мстителя», Пелон вспоминал о проведенном на запыленной луне времени, как об относительно уютном.
Он услышал, как с шипением открылись внешние двери, и прекратил суетиться вокруг маленького столика, на котором расставлял ужин для префекта. Валерий вошел в гостиную, без лишних слов сел за стол и быстро окинул взглядом аккуратно нарезанные протеиновые плитки, приправленные чемиррхом и орталом. Префект поднял грубую металлическую кружку, краешек которой Пелон заботливо украсил ровной красной линией, но замер, так и не сделав глоток. Он опустил кружку и, наконец, посмотрел на денщика.
ТерминаторДата: Воскресенье, 04.11.2012, 16:40 | Сообщение # 38



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- Как же я скучаю по вину, - вздохнул Валерий. – Графинчик мастиллианского красного, стаканчик игристого наринитского да хотя бы то пойло, что варганит в Хедде-Сигнис Первый трибун Натор.
Пелон промолчал. От него требовалось не говорить, а внимать. На Освобождении он несколько раз переступал эту черту, и это обернулось ему только проблемами. Учитывая то, что сейчас творилось – а ему немало удалось подслушать из разговоров Гвардейцев Ворона и членов команды о случившемся на Исстване – больше всего ему хотелось оказаться в безопасности и просто обслуживать префекта.
- Но не стоит ворчать, Пелон, - сказал Валерий так, словно только что сетовал слуга, а не он сам. – Судя по последним расчетам, до Солнечной системы осталось всего двенадцать дней. Хотя, учитывая их прежние «успехи», не удивлюсь, если навигаторам потребуется в два раза больше времени. Как же это захватывающе, не правда ли? Терра, Пелон! Разве это не замечательно?
Пелон не знал, следовало ли ему отвечать. Иногда ему было сложно понять, когда префекту требовался слушатель, а когда господин беседовал с ним. Валерий молчал и выжидающе смотрел на него, поэтому Пелон понял, что от него ждут ответа.
- Никогда бы не подумал, что увижу ее, господин, - почтительно произнес Пелон. Действительно, его чрезвычайно волновала грядущая остановка в сердце Империума. Без сомнения, их встретят всевозможные сановники, и Пелону казалось невообразимым, если Валерий будет выглядеть, словно какой-то голодранец-офицер из профессиональных полков, но, к сожалению, моющих средств и принадлежностей для починки формы у него уже почти не оставалось. – Я едва могу поверить в такую честь.
- Тут ты прав, - согласился Валерий, воткнув вилку в синтекашу, которой Пелон затейливо придал форму цветка с крошечными лепестками. Проголодавшийся префект за пару секунд разрушил творение, на приготовление которого у Пелона ушел целый час. – На Тэрионе даже не всем лордам-командорам выпадала такая честь.
- Похоже, у вас сегодня хорошее настроение, господин, - отважился высказаться Пелон и присел на краешек кровати.
- Я встречался с Кораксом и командорами Гвардии Ворона, Пелон, - сказал Валерий, пережевывая пищу. – Боюсь, мы остановимся там ненадолго. Как только появится возможность, я отправляюсь обратно на Тэрион для набора войск. Учитывая уровень потерь легиона и то, что я остался без солдат, решили, что мне нужно собрать новую когорту, чтобы сражаться вместе с лордом Кораксом против предателей.
- Хорошо, что они доверили вам подобную обязанность, господин, - произнес Пелон, но тут же пожалел о сказанном, когда Валерий аккуратно положил нож с вилкой на полупустую тарелку и, нахмурившись, обернулся к денщику.
- И с чего бы им мне не доверять?
- Я не имел в виду лично вас, господин, - торопливо сказал Пелон. – Просто доверие в последнее время большая редкость. Даже на меня экипаж бросает подозрительные взгляды, когда я хожу по делам. Хорошо, что в подобные времена примарх верит в преданность Тэриона.
- Да, ты прав, - согласился Валерий и вновь принялся за еду. С трудом пережевывая жесткое искусственное филе грокса, он улыбнулся и промычал. - Это очень важная обязанность. Нам понадобятся все мужчины и женщины, которые могут держать лазган. Это будет словно основание после согласия. Да нет, даже больше!
Префект доел ужин, запил его рециркулируемой водой и встал из-за стола.
- Темные времена, Пелон, но разве великие моменты в истории не восходят из тьмы? – спросил он, сбросив ботинки и повалившись в койку. – Никто не помнит о тех, кто жил в часы радости и достатка.
- Действительно, господин, - ответил Пелон, собирая тарелки и кружку. Уже у самой двери он остановился. – Я вам не понадоблюсь в ближайший час, господин? Мне нужно наведаться в прачечную.
- Думаю, я проживу без тебя час, - устало бросил Валерий. Пелон оглянулся через плечо и увидел, что префект уже лежит с закрытыми глазами, его грудь медленно поднималась и опускалась. – В следующий раз добавь больше соли, - постепенно засыпая, пробормотал префект.
- Как скажете, господин, - с удовлетворенной улыбкой сказал себе Пелон и прикрыл дверь.

Через сто тридцать три дня после отбытия с Исствана, «Мститель» достиг Солнечной системы, сердца Империума, места рождения человечества.
ТерминаторДата: Воскресенье, 04.11.2012, 16:40 | Сообщение # 39



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


По приказу Коракса сразу по прибытию корабль поднял пустотные щиты – было бы неразумно приближаться без какой-либо защиты, а отражающие щиты могли вызвать ненужные подозрения.
В стратегиум хлынули доклады с сенсоров, в общих чертах обрисовав хаос, который творился в звездной системе. Между лунными базами и Террой двигались десятки военных, грузовых и транспортных кораблей, лавируя между слоями минных полей, орбитальными оборонительными платформами и внешнесистемными тяжелыми мониторами. Постоянно подходили новые суда – не проходило и часа, чтобы из варпа не появлялись по крайней мере два-три корабля.
Империум полнился слухами. Варп-шторма, так замедлившие Гвардию Ворона, оборвали также астротелепатическую связь. Даже при благоприятных условиях требовалось множество недель, а то и месяцев, чтобы сообщения из дальних уголков Империума достигли Терры. А если добавить к этому мощь варп-урагана, то мог уйти не один месяц, прежде чем некоторые системы даже узнают о предательстве Магистра Войны.
Коракс чувствовал, что это только начало. Десятки кораблей превратятся в сотни, возможно, в тысячи. На стороне Гора был эффект неожиданности, но левиафан, звавшийся Империумом, начал просыпаться, чтобы противостоять этой новой угрозе. В распоряжении Императора находились громадные, но громоздкие ресурсы, если собрать их воедино, они станут непреодолимой силой. В этом примарх не сомневался. Гор мог надеяться только на быструю победу, и Коракс сделает все возможное, чтобы подобного не случилось.
После обычной задержки, связанной с перенастройкой сканеров и средств связи выяснилось, что их уже долго и настойчиво вызывает «Гневный Авангард», ударный крейсер легиона Имперских Кулаков. Капитан Нориц грозил им всевозможными карами, если они не идентифицируют себя.
Судя по словам Нориза, здесь не сильно радовались незваным гостям.
- Говорит «Мститель», боевая баржа Гвардии Ворона, - ответил Бран, пока Коракс молча стоял рядом. – Мы следуем на Терру, у нас на борту лорд Коракс. Пожалуйста, обеспечьте нам свободный проход.
Ответа Имперских Кулаков пришлось подождать. Несмотря на то, что они разговаривали, используя обычную аудиосвязь, между сообщением и ответом наблюдалась существенная временная задержка, свидетельствовавшая, что «Гневный Авангард» находился в нескольких сотнях тысяч километров.
- Дальнейший проход закрыт. Отключите щиты и приготовьтесь принять абордажную партию. Неподчинение будет расценено как акт агрессии, и вы будете уничтожены.
Коракс усмехнулся, но Бран был не в настроении, чтобы спорить с капитаном Имперских Кулаков.
- Следи за языком, капитан! Лорду Кораксу необходимо встретиться с Императором. Если тебе что-то не нравится, то пусть Рогал Дорн сам поднимется на борт, чтобы обсудить это. Если ты закончил оскорблять моего примарха, обеспечь нам сопровождение, чтобы добраться до Терры без дальнейших проволочек.
- Я не имею права пропустить вас, есть у вас на борту примарх или нет, - прозвучал напряженный ответ Норица. – Все несанкционированные корабли должны подвергаться проверке. Если вы не заметили, слово легионера уже ничего не значит. Мы высадимся, а если вы будете против, то уничтожим ваш корабль.
Бран стиснул зубы от гнева и потянулся к кнопке передачи, но Коракс не позволил ему этого сделать. Примарх аккуратно отодвинул командора в сторону и склонился над аппаратом связи.
- Капитан Нориц, ваша приверженность долгу и приказам достойна восхищения, - сказал примарх, в его глубоком голосе ощущалось веселье. – Я буду рад приветствовать на борту делегацию легиона своего брата, но прошу обойтись без угроз. На этой боевой барже находится несколько тысяч легионеров, а к вашему ударному крейсеру приписано всего пятьдесят воинов.
Вновь наступила тишина, но в этот раз она длилась дольше предыдущей паузы.
- Пожалуйста, назовите себя.
ТерминаторДата: Воскресенье, 04.11.2012, 16:41 | Сообщение # 40



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Вздохнув, Коракс окинул взглядом собравшихся вокруг него легионеров и активировал тумблер передачи.
- Я – лорд Корвус Коракс, примарх Гвардии Ворона, Спаситель Освобождения, командующий 27-ой и 376-ой экспедициями, исполняющий обязанности маршала Когорты Тэриона и прославленный завоеватель тысячи миров. Если поднимешься на борт, я покажу еще парочку своих достоинств.
Какое-то время по каналу раздавалось лишь шипение статики, пока Нориц не сформулировал подходящий ответ.
- Я возглавлю абордажную партию, лорд Коракс. Пожалуйста, за это время опустите щиты.
Коракс кивнул техникам у пульта управления защитой и отступил от панели связи.
- Веди себя хорошо, он просто выполняет свой долг, - сказал примарх Брану. – Чем быстрее он закончит, тем скорее мы отправимся дальше.
- Слушаюсь, но ему ведь необязательно быть таким уж непреклонным, не находите? – спросил командор.
- Он же Имперский Кулак, - ответил Коракс. – Это у него в крови.
Хотя примарх старался говорить непринужденно, он был осторожен. Коракс знал, что на борту «Мстителя» не было ничего, что могло вызвать проблемы, но испытывал инстинктивное отвращение к пристальному вниманию. Он подавил мрачные предчувствия и приказал Брану встретить капитана Норица.

В небольшой камере раздавался тихий скрежет стамески, тайком вынесенной из забоя. Реквай сидел в углу и обтесывал кусок шлака, постепенно придавая форму своему последнему творению. Заложив руки за голову, Корвус с закрытыми глазами лежал на тонком матрасе и слушал старика. После его обнаружения миновало всего два года, на протяжении которых он скрывался в тюремных блоках, за это время тело выросло до размеров двенадцатилетнего мальчика. Реквай был последним в череде заключенных диссидентов и протестующих против строя интеллигентов, которые узнали о существовании Корвуса и согласились обучить странного ребенка всему, что знали про общество, политику и историю.
Обо всем этом Корвус не имел ни малейшего понятия. Его технические познания были огромными и включали в себя величайшие научные достижения человечества. Корвус мог распознать молекулярную структуру стен, двери и кровати. Он знал все о биологических процессах, вызывающих рост катаракт на глазах у Реквая. Старик отклонил искреннее предложение Корвуса убрать их хирургическим путем, мотивировав отказ тем, что это вызовет у стражей подозрения.
Но, несмотря на невероятный объем познаний, Корвус почти ничего не знал о людях. Казалось, будто его обучение завершилось прежде, чем ему поведали этот урок, лишив знаний о тонкостях человеческой природы, чистым листом, ждущим, пока на него запишут нужную информацию. Он понимал, что очень наивен в этом отношении, и его первый наставник Манрус Колсаис быстро исчерпал собственные знания человеческой натуры. Так началось тайное обучение Корвуса в недрах тюрьмы-шахты, которая, как он узнал, называлась Ликей.
- Так пришел конец третьей Фацианской династии, - рассказывал Реквай. Вокруг старого рассказчика в воздухе плавала каменная крошка, оседая, она оставляла на уложенном плиткой полу серый слой пыли. Руки продолжали орудовать стамеской, казалось, независимо от белесых глаз, прикованных к точке возле тусклой светосферы в потолке. – История Первых поселений началась с узурпации Неортана Чандрапакса. Среди колонистов даже проводились специальные лотереи, так велико было желание оставить задымленные города и загрязненные моря Киавара. В определенном смысле, это было первый раз за семь столетий, что хоть как-то напоминало демократию. Невзирая на социальное положение, каждая семья имела равный шанс войти в состав экипажа строящихся челнов-ковчегов. Естественно, правящая верхушка была не совсем уж глупой, и офицерами могли быть только особы знатного происхождения. Главами новых колоний предстояло стать представителям старых родов, сеть Коллегии никуда не делась, а рабочий класс эксплуатировался точно также, как и прежде.
- Кто-то идет, - сказал Корвус, услышав сквозь стены характерный стук ботинок и шум открывшихся в дальнем конце коридора дверей. – Внезапная проверка!
- Быстро, парень, ты знаешь, что делать, - сказал Реквай, с поразительной энергией вскочив на ноги.
Корвус скатился с койки, пока Реквай ногой разметывал следы своего увлечения. Старик засунул стамеску и кусок шлака в карман, пришитый к нижней части матраса, а Корвус отодвинул старое жестяное ведро, которое служило уборной. Он услышал лязг замков, и мгновением позже запоры на дверях камер поднялись с ржавым визгом. Их дверь распахнулась наружу, открыв ярко освещенный коридор, и грохот ботинок зазвучал уже явственнее.
ТерминаторДата: Воскресенье, 04.11.2012, 16:41 | Сообщение # 41



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- Мне не нужно прятаться, - Корвус замер, так и не отодвинув плиту, под которой скрывался лаз, выдолбленный им в каменной породе под тюремным блоком. – Я слышу только шестерых. Я легко с ними разберусь.
- Ох, уверен, что разберешься, - насупился Реквай. – Но где шесть, там и шесть тысяч. Думаешь, ты справишься с ними всеми?
- Могу попробовать, - парировал Корвус.
- Пока нет, парень, - сказал Реквай. – Пока не поймешь, ради чего стоит бороться. Я уже говорил, что ты обладаешь даром, но он может стать проклятьем. Если ты убьешь человека, то лишь по веским причинам. Это должно что-то значить.
Корвус вздохнул и скользнул в темное пространство под полом. Задвинув плиту обратно, он принялся шарить во тьме в поисках спичек и огарка свечи. На самом деле мальчик не нуждался в них – сквозь щели вокруг плиты проникало достаточно света, чтобы он прекрасно видел – но Реквай дал их, чтобы Корвус чувствовал себя уютнее, и поэтому он чувствовал, что обязан ими пользоваться.
Наконец свеча зажглась, ее свет отразился от резных работ Реквая, которые Корвус аккуратно выставил на узкой полке вдоль лаза. Здесь можно было увидеть самых разных зверей и птиц, некоторые представляли собой законченные творения, другие же были лишь в виде головы или морды. Они казались гротескными пародиями на существ, изображения которых хранились в голове Корвуса, но Реквай заверил его, что они существовали на самом деле – мутировавшие создания, которые обитали в слизевых заводях, кислотных гротах и бескрайних ферментных топях Киавара.
Корвуса необычайно интересовал этот мир. Пару раз ему приходилось видеть его сквозь армоплексовые окна транспортных галерей, он походил на красно-синий глаз, злобно взирающий на Ликей. Манрус объяснил ему, что Ликей был луной-тюрьмой, которая вращалась вокруг Киавара. Первых заключенных сослали сюда многие столетия назад за выступления против коронации Четвертой Династии. Позже здесь открыли залежи полезных ископаемых, и власти начали обвинять в инакомыслии и отправлять на пожизненную каторгу все большее количество людей.
Корвус понимал смысл сказанного, даже когда Манрус облекал слова в недвусмысленные выражения, будто заключение из политических мотивов было аморальным. Устранение противников казалось Корвусу вполне логичным шагом, особенно если их можно было приставить к полезной работе. Но вот чего он не мог взять в толк, так это осуждение целых семей. При желании Корвус смог бы оправдать заключение первых подстрекателей и демагогов, ведь они распространяли антиправительственные взгляды. И в то же время он не мог понять затянувшегося интернирования тех, кто родился и вырос в шахтах.
Жители Ликея больше не считались заключенными, они превратились в колонистов, жизнь которых протекала в душной искусственной атмосфере энергетических куполов и шахт. Ведь ребенка нельзя обвинить в мятеже?
Манрус осторожно объяснил ему, что Ликей был тюрьмой лишь по названию. На самом деле он стал планетой рабов, которые должны были обеспечивать ресурсами гигантские мануфактории лежащего под ними мира. Это рассердило Корвуса, в особенности после того, как Манрус поведал ему, что всю прибыль от производства получает пара сотен членов техногильдий, потомков древних Коллегий. Манрус считал такое положение дел в корне несправедливым, и Корвус не мог не согласиться с ним.
Он услышал, как стражи наверху приказали заключенным выйти в коридор. Все это время Корвус полз по узкому туннелю, попутно восхищаясь мастерством, с которым были вырезаны статуэтки. Каждое перышко, чешуйка или волос были детализированы, выточены стамеской из неподатливого шлака.
Пламя свечи тревожно затрепетало, когда кто-то прошел по ложной плите. Сверху донесся странный глухой звук, и Корвус замер, осознав, что не заложил плиту до конца. Между стражами послышались удивленные переговоры, а затем послышались еще два удара по плите.
Корвус задул свечу и отполз в дальний угол укрытия, в трех метрах от проема. А затем в узкую щель между плитами со скрежетом пролез нож.
Сгруппировавшись, Корвус стиснул кулаки и оскалился, готовый прикончить первого, кто сюда сунется. Его не должны найти. Каждый его наставник не уставал твердить: его не должны найти. Он был аномалией, существом, которое находилось за гранью понимания киаварцев. Если его найдут, то немедленно заберут с собой.
Корвус вовсе не хотел, что его увели. Здесь у него были друзья. Друзья вроде Эфрении, Манруса и Реквая.
Плита поднялась, и по стенам туннеля заскользил луч фонарика.
- Что у нас тут? – спросил один из стражей, просунув голову в проем.
Корвус сильнее вжался в шероховатую скальную стену, сузив глаза. Луч двинулся к нему, но остановился, едва добравшись до полки со статуэтками.
- Похоже, Реквая опять потянуло на резьбу, - произнес страж. Корвус не обнаружил особой злобы в голосе человека.
ТерминаторДата: Воскресенье, 04.11.2012, 16:41 | Сообщение # 42



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- Оставь, - донесся голос сверху. – Она не опасна. Тем более, если доложим, нам же больше возни с бумагами достанется.
- Даже не знаю, - произнес сидевший возле проема страж. – Она же запрещена, если ее найдет кто-то другой, нас поставят на штрафные смены или чего похуже.
- Дай взгляну.
Страж отодвинулся, вместо его облеченной в шлем головы возникла другая, в этот раз с серебряной полосой на носу, которая обозначала капрала крыла. Он просунул внутрь фонарь, и луч света упал прямо на Корвуса.
Мальчик напряг каждый мускул своего тела, готовый прыгнуть и оторвать капралу голову, если тот попытается поднять тревогу.
К немалому удивлению Корвуса, капрал ничего не сказал. Он еще раз посветил по стенам, луч дважды прошел по мальчику, а затем встал.
- Ты прав, - произнес капрал крыла. – Можно и не докладывать. Пусть сдаст инструмент, ведь им можно пользоваться как оружием.
Плита со стуком опустилась на место, заставив Корвуса вздрогнуть. Тяжело дыша, он сжался во тьме, не в силах понять, почему его не обнаружили.
Наконец звук шагов стал удаляться, и дверь с лязгом закрылась. Затем по плите раздался тихий скрежет.
- Ты еще там, парень?
Рассмеявшись от облегчения, Корвус добрался до плиты и поднял ее вверх, радуясь растерянному бородатому лицу Реквая.
- Пока – да, - ответил Корвус.
- Я уже думал, они тебя наверняка найдут, - сказал Реквай, помогая Корвусу вылезти из проема, хотя мальчик совершенно не нуждался в помощи. – Клянусь, они глядели прямо вниз.
- Ага, - ответил Корвус. – Но они не видели меня. Как это возможно?
Реквай покачал головой и рухнул на матрас, пока Корвус вставлял плиту обратно на место, в этот раз убедившись, что она вошла плотно.
- С тобой часто происходит невозможное, - произнес старый узник. – Возможно ли, чтобы ребенка нашли под многокилометровым ледником? Возможно ли, чтобы он оторвал голову взрослому мужчине? Возможно ли, чтобы он рос в пять раз быстрее других детей? Когда дело касается тебя, многое становится возможным.
- Они смотрели прямо на меня, но не видели… - Корвус уже представил себе в воображении безграничные возможности. Как будет чудесно без проблем путешествовать по крыльям, переходить из одного блока в другой незамеченным. Где-то в глубине себя, на уровне инстинктов, он знал, что способен на подобное. Как и остальными дарами, которыми он владел, этой способностью можно было пользоваться в любое время, но Корвус пока не был уверен с какой целью.
- Хорошо, что стражи не отобрали твои статуэтки, - сказал Корвус, вернувшись в настоящее.
- Да уж, черт меня дери, - ответил Реквай. – Прежде чем уйти, капрал врезал дубинкой мне в живот. Они все ублюдки, парень, никогда не забывай об этом.
- Не забуду, - пообещал Корвус. – Они все ублюдки. Не волнуйся, Реквай, однажды мы отомстим.
Старик улыбнулся и подался вперед, жестом указав Корвусу сесть рядом с ним. Он приобнял мальчика за плечи.
- Так и будет, парень, - произнес узник. – Еще пару лет, поэтому будь терпеливым. Еще пару лет, и ты будешь готов. Не сомневаюсь, ты заставишь ублюдков заплатить за все.
Корвус улыбнулся.

Сдержав слово, Коракс встретил Имперских Кулаков в сопровождении старших офицеров и ротных капитанов. Нориц прибыл со всеми подчиненными ему легионерами, которые спустились по рампам «Грозовых птиц» на посадочную палубу и выстроились почетным караулом.
Нориз вышел последним, увенчанный гребнем шлем лежал на сгибе локтя, с плеч ниспадала длинная багровая мантия. Кораксу подумалось, что капитан был слишком молод для своего звания, его голову покрывали короткие светлые кудри, голубые глаза первым делом остановились на примархе. Капитан тяжело сглотнул и продолжил смотреть на Коракса.
- Что-то не так, капитан? – спросил примарх
ТерминаторДата: Воскресенье, 04.11.2012, 16:41 | Сообщение # 43



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- Нет, вовсе нет, - словно опомнившись, быстро сказал Нориц. – Мы думали… мы не ожидали увидеть Гвардейцев Ворона, а тем более вас, примарх.
- И почему же?
Капитану стало еще более неловко.
- Мы получили весть, будто вы все погибли, - тихо сказал он. – Гвардия Ворона, Саламандры и Железные Руки… Нам, точнее командованию легиона, сообщили, что с Исствана никто не выбрался.
- Как видишь, это не так, - произнес Коракс. – Гвардия Ворона продолжает служить Императору.
Капитан ничего не ответил. Коракс понял, что сейчас у Норица крутилось в голове только одно объяснение: Гвардия Ворона заключила союз с Гором.
- Твои подозрения понятны, капитан, - сказал примарх. – Когда столь немногим удалось выжить после подобного предательства, сложно поверить, будто это случилось без тайного сговора. Я постараюсь развеять твои сомнения. В каких бы доказательствах ты бы ни нуждался, мы обеспечим их.
- Примите мои извинения за вынужденную проверку, примарх, - отведя взгляд, произнес Нориц. – У меня приказ проверять все корабли, которые без разрешения входят в квадрант.
- Гвардия Ворона окажет полное содействие, - ответил Коракс. – Мы отлично понимаем важность обеспечения безопасности, особенно в подобные времена. Что от нас требуется?
Нориц пробежался взглядом по выстроившимся в ряд офицерам Гвардии Ворона: покрытые шрамами лица смотрели на него с недоброжелательностью, граничащей с открытой враждебностью. Капитан перевел взгляд обратно на более дружелюбного Коракса.
- Нам приказано провести полный досмотр корабля и команды, примарх, - он оглянулся на своих легионеров. – Если это возможно, мы разделимся на десять групп. Назначьте нам связного, чтобы мы могли сообщать вам обо всех подробностях проверки.
- Я не хочу проволочек, капитан, - сказал Коракс. – Мне нужно увидеться с Императором.
- Уверен, при вашем содействии мы сделаем все тщательно и эффективно, примарх, - ответил Нориц. – Это займет не больше пары дней.
- Отлично, - сказал Коракс, хотя подобная задержка раздражала его. Он указал на Брана. - Командор Бран - капитан этого корабля, все вопросы можете обсуждать с ним. Он выделит офицеров для оказания помощи вашей проверки. Для ваших людей будут открыты все трюмы, палубы, склады, оружейные хранилища и казармы. Мой легион будет готов для досмотра.
- Благодарю вас, примарх, - ответил Нориц. Казалось, капитан хотел что-то добавить, но решил промолчать. Коракс чувствовал, будто Нориц хотел проявить нечто больше, чем простую благодарность – возможно, симпатию. – Мы начнем проверку немедленно.

Пятая глава
Проверка и заключение Прибытие на Терру Малкадор

Альфарий вместе с другими воинами из его роты стоял навытяжку в одном из основных грузовых отсеков. Всем отделениям и членам команды «Мстителя» поступил приказ приготовиться к проверке. Ряды Гвардейцев Ворона в полных доспехах и с оружием заполонили взлетные отсеки, складские помещения, орудийные палубы и кают-компании.
Альфа-легионер терпеливо ждал, пока офицер Имперских Кулаков, представленный как капитан Нориц, медленно ходил между рядами воинов, проверяя каждого легионера по очереди. Время от времени он задавал вопросы, пытаясь найти доказательства измены Гвардии Ворона.
- Они считают, что мятежники просто явились бы сюда и попросили встречи с Императором? – пробормотал Дорил слева от него.
- Может они думают, что мы здесь собираем для Гора информацию, - ответил Ордин, стоявший справа от Альфария. – Уверен, они не знают, кто друг, а кто враг.
- С одной боевой баржей сюда посмели бы сунуться лишь вконец обнаглевшие предатели, - сказал Дорил. – Если бы Гор решил действовать подобным образом, мы бы разобрались с ним меньше чем за год. Не знаю, почему примарх допускает это.
- Потому что ему нечего скрывать, - встрял Альфарий. – Сейчас каждый легион находится под подозрением, поэтому никто – и в первую очередь Дорн – не примет ничью верность как данность.
- Если этот высокомерный выскочка хочет увидеть доказательства моей верности, то у меня на левой руке остался шрам от цепного топора Пожирателя Миров, - прорычал Ордин.
ТерминаторДата: Воскресенье, 04.11.2012, 16:42 | Сообщение # 44



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- Тихо! – оборвал их сержант Дор.
Они замолчали, едва Нориц приблизился к ним. Когда капитан подошел к нему и остановился напротив, Альфарий оставался спокойным. Его шлем висел на поясе, так что лицо оставалось открытым, но в нем не было ничего, способного выдать истинное обличье Альфа-легионера. Он бесстрастно встретил изучающий взгляд Имперского Кулака.
Вопросов не последовало. Нориц пошел дальше. Альфарий подавил желание облегченно вздохнуть, понимая, насколько напряженным он был все это время.
Вскоре прозвучал приказ разойтись, и рота разбилась на отделения.
- И что дальше, сержант? – спросил Ордин, когда они строем покинули зал.
- Дальше – Имперский дворец, - ухмыльнулся Дор.

Несмотря на то, что ему не удалось найти и намека на предательство, капитан Нориц настоял, чтобы контингент Имперских Кулаков оставался на борту «Мстителя», пока боевая баржа не достигнет Терры. Не желая создавать новых проблем, Коракс согласился, отрядив Брана ему в помощники. В качестве капитана корабля в его обязанности входило разместить новоприбывших, и Бран сделал все возможное, чтобы казаться, если не откровенно дружественным, то хотя бы предупредительным и радушным. Нориц даже не пытался облегчить ему задачу – он был суровым воином, по большей части немногословным, и к тому же он так и не оставил всех подозрений касательно легиона Коракса.
Путь от точки перехода к Терре занял одиннадцать дней. За это время Нориц был приглашен к примарху, чтобы сообщить ему и командному совету текущие сведения о Горе и узнать про ситуацию на Исстване.
Они собрались в командной комнате возле стратегиума. Коракс предпочел стоять, тогда как остальные уселись за стол. Как символ доброй воли Нориц привез немного провизии с ударного крейсера, прежде чем отправить его на дальнейшее патрулирование. На столе были расставлены несколько бутылок вина, тарелки с мясом и кубки со свежевыжатым соком. Бран был бы благодарен за подобный жест, если бы Нориц сделал это в знак искренней дружбы с легионерами, а не потому, что считал подобный дар своей обязанностью. Но, несмотря на это, Бран и остальные командоры без колебаний и с аппетитом принялись за еду.
- Вам стоит знать, что я не посвящен в наиболее секретные разведданные, - начал Нориц и бросил неуверенный взгляд на Коракса, который стоял немного поодаль, возвышаясь над воинами, будто темная статуя.
- Просто расскажи, что знаешь, - произнес примарх.
- Как и следовало ожидать, у нас мало подробностей, - протянул Имперский Кулак. Он продолжал ходить вокруг да около либо действительно из-за недостатка информации, либо из-за нежелания ей делиться. – Часть нашего легиона послали на Исстван, от них до сих пор нет известий. Остальные находятся на Терре или разбираются с возникшей на Марсе проблемой.
- Какой еще проблемой? – спросил Соларо. – Что происходит на Марсе?
- Мятеж, который едва не перерос в гражданскую войну, - с кислым выражением лица ответил капитан. – Похоже, у Гора есть союзники среди Механикум, как и в легионах астартес и Имперской Армии.
- На Марсе идут бои? – голос Агапито выдавал его недоверие. – Но ведь предатели на расстоянии удара от Терры!
- Я ожидал подобного, - заметил Коракс, наклоняясь вперед, чтобы взять бутылку. Примарх осторожно плеснул в хрустальный бокал красного вина, который казался крошечным в руках Коракса, когда он поднес его к губам. – Гор не сможет начать войну против Империума без поддержки техножрецов. То, что восстание дошло до самого Марса, очень тревожные новости, и все же это не открытие.
Коракс пригубил напиток и кивнул Норицу, чтобы тот продолжал. Капитан прокашлялся и посмотрел на собравшихся командоров.
- Если ты нам не доверяешь, то Гор нанес куда более сильный удар, чем я опасался, - произнес Коракс, поняв чувства Норица. – Твое нежелание говорить начинает меня утомлять, капитан. Скажи, мы здесь напрасно теряем время?
- Мы сосредоточили усилия на укреплении Терры и защите Солнечной системы, - сказал Нориц, также налив себе вина. Он посмотрел на Коракса и командоров пристальным взглядом, а затем медленно кивнул. – Предателей на Марсе удалось изолировать, их измена дестабилизировала положение, но не настолько, чтобы нанести серьезный урон. Пока верные механикум проводят чистку в своих рядах, они не в силах обеспечить нас всем необходимым для войны.
ТерминаторДата: Воскресенье, 04.11.2012, 16:42 | Сообщение # 45



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- Это все очень занятно, но примарха интересует, что с остальными легионами, которые сражались на Исстване. Кто еще противостоит Гору? – задал вопрос Агапито.
- Я надеялся, вы об этом расскажете, - признался Нориц. – Из системы поступили разрозненные сообщения и прибыли несколько кораблей с выжившими, на этом все. Нам точно неизвестно, что произошло там на самом деле. Как я уже говорил, мы слышали, будто Гвардию Ворона уничтожили.
- Хотя последняя весть оказалась ложью, пока нам следует предполагать, что Саламандр и Железных Рук истребили, - произнес Коракс. – Ферруса Мануса убили, это я видел собственными глазами, о Вулкане же вообще ничего не было слышно. Вероятно, их легионы вырезали вместе с ними. Что насчет остальных верных войск? Насколько глубоко предательство укоренилось в Имперской Армии? Есть известия от Жиллимана, Джонсона или Хана?
- Я этого не знаю, - пожал плечами Нориц. – Командование ничего мне не сообщало, вам придется говорить об этом лично с лордом Дорном.
- А что же делает Император? – спросил Алони. – Он ведь должен возглавить войну против Гора.
Лицо Норица исказилось от неподдельной боли.
- Ничего конкретного мы не знаем, - сказал капитан, отставив бокал. – Лорда Дорна назначили командовать обороной Солнечной системы и укреплением Имперского дворца. Малкадор занимает пост регента Терры, с разрешения Императора правя вместе с нашим примархом. Говорят, Император полностью поглощен собственным делом, которое принесет ему победу над предателями, хотя понятия не имею, что это может значить.
Командоры Гвардии Ворона пораженно и неодобрительно забормотали между собой.
- Тихо, - подойдя к столу, приказал Коракс и бросил строгий взгляд на легионеров: – Если Император занят чем-то, чего мы не знаем, то нам следует верить, что это самый верный путь к победе. Вы считаете, что ему следует выйти из Имперского дворца с мечом в руке и одним махом сразить всех предателей? Он создал нас, дабы быть его воинами, и мы принесем ему победу.
После дальнейших расспросов выяснилось, что за исключением принимаемых оборонительных мер, Нориц знал немного. Джагатай-хан и его Белые Шрамы предположительно двигались к Терре, отозванные с Чондакса самим Дорном, но от них уже долгое время не было никаких вестей. Про Первый Легион, Темных Ангелов, под командованием Льва Эль’Джонсона также ничего не было слышно, они, вероятно, еще даже не знали о предательстве Гора. Леман Русс и Космические Волки были отрезаны от внешнего мира, отправленные Императором много месяцев назад покончить с Тысячью Сынами и их колдовством. Ультрадесант, крупнейший из легионов, Гор еще до резни отправил в другой конец галактики, и маловероятно, что они в ближайшее время смогут чем-то помочь. Сейчас можно было полностью рассчитывать только на Гвардию Ворона и Имперских Кулаков.
Совет окончился ничем, но по тем обрывкам информации, которыми снабдил их Нориц, складывалась далеко не радужная картина. Как и подозревал Коракс, варп-штормы оказались огромными, возможно, они охватили всю галактику. В регионе вокруг Исствана определенно бушевала мощная буря, препятствовавшая навигации и связи.
Становилось все более очевидно, что варп-разрыв являлся частью стратегии Гора. Последний раз, когда варп-штормы бушевали с подобной яростью, человеческие миры оказались в изоляции, что привело к началу Древней Ночи и распаду предыдущей человеческой империи. Лишенные возможности объединиться, скоординировать действия или доказать верность Императору, разобщенные миры Империума станут легкой добычей для предателей. Если Гор сумеет захватить Терру, то станет новым объединителем человечества и таким образом одним ударом разрушит правление Императора.

Приготовления к обороне Терры стали еще более явственны, когда «Мститель» направился вглубь системы. Солнечный боевой флот, крупнейшая армада во всем Империуме, собирал силы. Десятки военных кораблей блокировали Марс, сотни – занимали позиции на орбитах других планет, направив сенсоры в сторону границ системы в ожидании прибытия флота Гора.
Каналы связи были перегружены, частоты страт-сетей, которые использовали легионеры-астартес и Имперская Армия, иногда были забиты данными до такой степени, что на передачу единственного сообщения уходили многие часы. Над этой суматохой явственно царила аура отчаяния, словно варп в любой момент мог извергнуть сотни кораблей предателей.
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Гев Торп Потерянное Освобождение (Ересь Хоруса)
Страница 3 из 12«123451112»
Поиск: