Саймон Спуриэр Повелитель Ночи - Страница 10 - Форум
Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 10 из 10«128910
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Саймон Спуриэр Повелитель Ночи
Саймон Спуриэр Повелитель Ночи
ТерминаторДата: Среда, 21.08.2013, 20:02 | Сообщение # 136



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Кровь ксеносов брызнула на когти Сахаала еще до того, как разум сорвал всю пелену дремотного плена. Эльдары не ожидали его возрождения — это было совершенно ясно. Он напал на них, как лев, прежде чем даже они, наделенные молниеносной реакцией и невозможным изяществом, сумели среагировать.
Первого эльдара Повелитель Ночи распотрошил с высокомерной непринужденностью, развернувшись и перекатившись через раненое плечо, а затем прыгнул вновь.
Второй ксенос еще только схватился за оружие, когда когти на руках Сахаала выпустили ему кишки, распоров тщедушную грудь. Когти на ногах между тем вцепились в эльдарскую плоть и вырвали глаза из орбит — изнутри черепа словно выросли кровавые кусты. Он отбросил безжизненное тело и прыгнул вперед, покрытый липкой, слегка флюоресцирующей жидкостью.
Где-то на периферии чувств Повелитель Ночи засек клыкастого инквизитора, все еще сжимающего Корону Нокс. Сахаал немедленно изменил траекторию прыжка, направляясь к оторопевшей фигуре, едва сдержав жаркое желание продолжить резню.
Вдалеке, в окружении бдительных стрелковых сервиторов, он разглядел беспомощную ведьму, тоже поднимающуюся с пола. Мелькнула мысль: как долго продолжался их разговор и сколько прошло времени в реальном мире? Ему казалось, беседа с юной ведьмой длилась целую жизнь, а прошло всего не более двух-трех секунд.
Колдун еще не успел дотронуться изящными пальцами до рогатой короны.
Не бывать этому!
Едва пронеслась эта мысль, как сам имеющий рога злодей пируэтом отскочил в сторону, вздымая посох. Сахаал напрягся, готовясь засечь вспышку и уйти в сторону от астрального огня неимоверной силы, когда стена чудовищной боли, подобной которой он никогда прежде не испытывал, обрушилась на него.
Удар был точен — пользуясь тем, что Повелитель Ночи бросился в сторону лорда-колдуна, один из ксеносов вскинул метатель и выпустил вращающийся сюрикен прямо в дыру на плече, не защищенную броней.
Рука мгновенно полностью онемела.
Взвыв, изо всех сил стараясь сдержать боль, ощущая, как расползается омертвение по конечности, Сахаал закрутился в воздухе и рухнул на пол, придерживая раненую руку здоровой. В таком положении, испытывая невыносимую боль, Повелитель Ночи был плохо подготовлен к новой искусной атаке колдуна.
Молния вновь ударила. Мощный поток гаусс-силы из увенчанного лезвием посоха прошил плоть и кровь, погрузив острые зубы в ткани мозга. И вновь всколыхнулись сомнения. Рванулись печаль и неуверенность, зовущая заключить себя в темницу разума.
Голос звал Сахаала из спиральной черноты.
Он успокаивал и ласкал, уговаривая сдаться.
Не на этот раз, дерьмо варпа.
Сахаал уже ученый. Сейчас его разум нельзя так просто обмануть, он отбрасывал прочь все незваные сомнения, и мускулы не прекращали ему подчиняться. Сейчас он был во власти гнева такой силы и чистоты, что все махинации колдуна разбивались от одного прикосновения к ним. Даже все псионическое влияние мира не остановит его. Сахаал превратился в сгусток фосфоресцирующей ненависти, жаждущей лишь резни.
Он ударил, как атакующий ястреб, пройдя через беспомощную теперь псионическую стену, гудящую и потрескивающую вокруг брони космодесантника. Когти здоровой руки Сахаала пробили рогатый шлем ксеноса сверху вниз с чавкающим, утробным звуком. Мозги и кости черепа разлетелись в стороны мелкой шрапнелью, а тонкое тело жертвы забилось на когтях Повелителя Ночи, фонтанируя кровью.
Оставшихся в живых эльдаров словно ударили электрической плетью. Не говоря ни слова, не обменявшись даже взглядами, не сделав ни единого выстрела, они размазались в пространстве, превратившись в единое слившееся пятно, рванулись к порталу, откуда недавно вышли. Крутящийся варп проглотил их, схлопнувшись в булавочную точку, которая бешено вращалась.
Потом растворилась и она.
Сахаал упал на колени и стряхнул труп колдуна с когтей — его начала накрывать волна истощения. Он чувствовал себя сражающимся с вечностью, он уже не помнил времени, которое провел без боли и насилия. Рана на плече продолжала кровоточить, коагуляции мешал осколок металла ксеносов, засевший глубоко в теле. От каждого движения в плоть будто впивались кинжалы.
Повелитель Ночи уже понимал, что эту руку ему больше не использовать никогда.
Медленно двигая глазами, стоически перенося муки, Зо Сахаал нашел взглядом вора.
Ублюдка.
Инквизитора Айпокра Каустуса.
ТерминаторДата: Среда, 21.08.2013, 20:03 | Сообщение # 137



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Сервиторы! — завизжал клыкастый человек, медленно отступая, прижимая Корону к животу, как ребенок, у которого хотят отобрать любимую игрушку. — Защитите меня! Защитите!
В углу комнаты бронзовые сервиторы завертели головами, воспринимая новые команды, и дружно повернули увешанные оружием руки в сторону Повелителя Ночи.
Ведьма осталась стоять одна, совершенно огорошенная, когда боевые механизмы потеряли к ней всякий интерес.
— Убейте его! — вновь завопил Каустус, тыча пальцем в Сахаала. — И держите его подальше от меня!
Инквизитор бросился бежать к выходу, по-прежнему прижимая Корону Нокс к себе.
Сахаал вздохнул. Как он мог подумать, что все будет легко? Он грустно проводил взглядом свою священную драгоценность, словно в жестокой шутке вновь ускользающую от него.
Сервиторы приближались. Кажется, день насилия далек от окончания.
И тут улей встряхнуло до основания.
Задрожал весь огромный адамантиевый массив — все заскрипело и застонало, когда в древнем металле расцвели первые огненные кратеры. Будто вулканы пробудились на улицах города. Небо расцвело падающим огнем, каждая голова в улье удивленно задралась, рассматривая потолок.
И лишь в разрушенной галерее на самой верхушке центрального дворца космодесантник Легиона Повелителей Ночи — однорукий калека — улыбнулся окровавленным ртом.
Зо Сахаал медленно встал перед идущими в атаку машинами, которые все ускоряли шаг.
— Они здесь, — прошипел он, ни к кому конкретно не обращаясь. — Они пришли!

Мита Эшин

Мита бросилась на инквизитора Каустуса мстительным метеором.
Она не отдавала себе отчета в том, о чем думает. За последние дни ее мозг был непрерывным полем боя: взорванным, перепаханным артиллерией и изрытым траншеями. Разоренная земля, на которой сражались суверенитеты.
Если следовать дальше этой аналогии, то откровения Повелителя Ночи были циклонными боеголовками, ракетами экстерминатус, уничтожившими все отстроенные логические здания Миты.
Теперь на месте поля боя была пустошь.
Император предал собственного сына, проявив невероятную двуличность. Как ей теперь подставлять вторую щеку при каждом презрительном замечании, каждой мерзкой шутке? Когда на улице ей в лицо крикнут: «Эй, мутант!» — как быть, не находя больше спасения в любви Императора?
Как жить с подозрением, что она всего лишь ручное чудовище, которого натравливают на неугодных, а когда пропадет нужда — выкинут на свалку?
Ответ был один — очевидно, не могла. Но каков тогда ее удел?
Пустота. Ничего конкретного. Пустошь после поя боя.
Как только сервиторы губернатора перестали обращать внимание на Миту, а улей сотрясся от чудовищных ударов, у девушки осталась лишь одна зацепка.
Каустус.
Ублюдок Каустус!
Все это по твоей вине!
Инквизитор попробовал проскочить мимо нее, нежно прижимая Корону к себе дрожащими пальцами. Но факт того, что ее игнорировали, привел Миту в дикое бешенство. Она для него никто! Существо настолько низкоэффективное, что инквизитор лишь мельком глянул на нее, когда девушка заступила ему дорогу.
Издав яростный вопль, она кинулась на Каустуса.
Отлетая от его энергетической брони с острым хрустом сломанного ребра в груди, моргая от внезапной боли, Мита мельком увидела в клубах дыма и порывах метели Повелителя Ночи, уворачивающего от сервиторов. В этом виде Сахаал показался ей пляшущим дервишем — богом клинков и полета, танцующим между трассами выстрелов и пластающий податливый металл противников.
Мите стало немного интересно: придет ли он на помощь, если она закричит?
Примет ли помощь, если она предложит?
Улей стонал снова и снова, облака пыли и смога вздымались из развороченных потолков, когда колоссальные силы сотрясали город. Вздрагивающий пол заставил Каустуса споткнуться на бегу. Мита использовала выпавший шанс без раздумий. Собрав все остатки внутренней силы, опустошив все запасы, про которые она знала, псайкер выбросила псионический импульс.
Она не могла проникнуть в разум Каустуса. Но никто не мешал ей сокрушить его тело.
Сила атаки удивила саму Миту. Инквизитора подбросило до потолка, словно под ноги ему прилетела граната, а в воздух полетели клочки разорванных одеяний. Корона Нокс выпала из ослабевшей руки человека и покатилась по полу, пачкаясь в эльдарской крови. Под обрывками плаща девушка увидела, что расколоты и пластины брони инквизитора, — длинные трещины змеились по груди и бедрам, словно Каустус попал под удар гигантского молота.
«Это мой удар? — не верила Мита. — Это результат моего отрицания веры?»
ТерминаторДата: Среда, 21.08.2013, 20:03 | Сообщение # 138



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Освобожденная от ритуалов и молитв, избавленная от бесполезной преданности; правда была столь же сияющая, как сам варп.
Не Император дает мне силу! Наставники лгали!
Она принадлежит только мне!
Мита в один момент подскочила к лежащему Каустусу и врезала ему кулаком по носу. Раздался хруст. Мита била снова и снова, вымещая тот водоворот расстройства и негодования, который бушевал в ее душе все последние недели.
— Ублюдок! — шипела псайкер между ударами, еле переводя дыхание. — Проклятый варпом пустоголовый ублюдок!
Каустус пришел в себя быстрее, чем она ожидала.
Ошеломленный или нет, залитый кровью из дюжины трещин в броне, он все еще оставался инквизитором Ордо Ксенос. Его броня создавалась для ангелов Адептус Астартес. Мите следовало знать, что он не может быть так легко повержен.
— Глупая девчонка! — взревел Каустус, отшвыривая ее. — Где она?! Где она?!
Инквизитор уселся и закрутил головой в поисках Короны Нокс. Увидев обруч, уже покрывшийся инеем, он рванулся за ним, издав победный вопль и забыв о псайкере.
Девушка была готова. Она точно знала, что нужно делать.
Одно заключительное усилие. Один короткий вздох и попытка собрать крохи силы. Одно финальное воздействие анимус мортис.
Корона Нокс дернулась и отползла в сторону от цепких пальцев инквизитора.
— Варп тебя раздери! — заорал Каустус, пытаясь схватить артефакт. — Отдай ее мне!
Еще несколько сантиметров... Еще чуточку...
Клац!
Корона перелетела на постамент для сокровищ, упав на древний информационный атавизм — книгу в кожаном переплете. Вокруг него яростно горело кольцо прометиезого огня.
— Ах так! — заревел Каустус, одним прыжком достигая постамента и хватая корону. — Моя!
— Не твоя, глупый ублюдок! — улыбнулась Мита через силу.
Сервитор безопасности под сводчатым куполом мигнул фасетчатыми глазами. Крупнокалиберные стволы хищно дернулись и открыли беглый огонь.
От Каустуса полетели куски, словно от гнилого арбуза.
Взвился дымок. Мита смотрела на ошметки, оставшиеся от бывшего хозяина, со смешанными чувствами — триумф победы сочетался в них с позором. Рядом в дыму и пламени взревел Повелитель Ночи, и один из сервиторов рухнул как подкошенный. Мита не видела, но услышала.
Каустус доживал последние секунды.
— У-умная... — ухмыльнулся он сквозь кровь, пенящуюся в уголках губ и заливающую клыки. Он вздрогнул, когда судорога боли скрутила то, что осталось от его тела. — Умная уловка...
Мита кивнула, нахмурившись. Нечто странное случилось с разумом инквизитора — словно облако перестало закрывать солнце. Псайкер внезапно обнаружила возможность проникнуть в сознание Каустуса, свободно скользить по поверхности его эмоций и боли... Но раз могла она, мог ведь и кто-то еще!
Внезапно ее осенило.
— Эльдары, — прошептала она. — Они управляли вами с самого начала...
— Д-да... Они пришли... до того, как я нанял вас... Хакх-х... Проникли в мой мозг... Голоса... О Бог-Император...
— Но почему? Разрази их варп, Каустус, почему?
— Х-х... кто знает... И-иногда их контроль слабел... я мог ясно думать... слышать их шепот... Но я ничего не смог узнать...
Мита помнила странные моменты неуверенности, когда разум инквизитора словно рвался на свободу и бился в странных конвульсиях. Она полагала, что он безумен. Если бы с самого начала знать правду...
ТерминаторДата: Среда, 21.08.2013, 20:03 | Сообщение # 139



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Каустус был марионеткой, всеми силами пытавшейся разорвать нити.
— Именно поэтому вы сохранили мне жизнь, — понимающе сказала Мита. Новый взрыв сотряс улей, качнув огромную массу льда и металла. Псайкера сейчас это не касалось — не более чем фоновый шум. — И поэтому все прощали мне...
Инквизитор изо всех сил пытался заговорить, но кровь текла все сильнее.
— Я... д-думал... думал, смогу их о-одолеть... голоса, о Император, спаси меня... я думал смогу выстоять... я... ошибался... но иногда я мог... одурачить их... чтобы ты могла помочь... я и принял тебя в с-свиту... Они хотели... т-твоей смерти... но я знал... только ты сможешь... о-освободить меня...
Глаза Каустуса остекленели.
Корона выпала из мертвой руки и закатилась в лужу крови. Мита подошла и подняла драгоценный артефакт, разглядывая его вблизи. Такая простая вещь. Такая маленькая.
А затем мир стал жемчужно-белым.
Невероятный свет залил комнаты галерей, стена рядом с псайкером лопнула мокрой бумагой, превращенная в ошметки стальными лезвиями. Порывы вьюги ворвались внутрь — и с ними пришла волна такой муки, что Мита кричала до тех пор, пока не отказало пересохшее горло.
Боль залила всю Вселенную. Вопли миллионов баньши парализовывали все чувства, а облака, нет, целые миры тьмы концентрировались вокруг. Варп ворвался в реальность топором палача, и каждый существующий огонек был проглочен, каждая радостная мысль — уничтожена, каждый момент экстаза — проглочен и испепелен.
В проеме на месте бывшей стены стоял гигант. Он свернул изодранные кожистые крылья, которые скользили между реальностью и эфиром, распространяя пламя, дым и пепел, и медленно зашагал по лужам крови. От его шагов возникало гулкое эхо.
Это была не просто реальность.
Это была более чем реальность.
Это был Хаос, принявший форму.
Сквозь псионическую пытку, которая слепила Миту, сквозь вопли тварей Хаоса, врывающиеся ей в уши, через клубки тьмы, заманивающие душу в ловушку, она увидела, как из снежной круговерти появляется Повелитель Ночи Зо Сахаал, хромая и утирая кровь с дюжины ран на лице.
Он смерил взглядом ужасное видение, пятнающее реальность одним своим присутствием.
— Ты опоздал, Ацербус, — прорычал Сахаал. — И я едва узнал тебя.

Зо Сахаал

Он опоздал.
Сахаал понял это в тот момент, когда его древний брат проник в галерею, словно жадный корень сорняка. Здесь не было места для концентрации. Никакой надежды обрести наследие повелителя. Никакой надежды обрести контроль над существом, которое полностью предалось Хаосу.
Принц-демон, который некогда был Критом Ацербусом, застыл в тени, перемещаясь, несмотря на неподвижность, а бывшие в прошлом человеческими глаза ослепительно сверкали, глядя на Сахаала.
— А ты меньше, чем я помню, — произнес демон удивленно. Его голос состоял из криков и эха замученных душ, согласованных и слитных. От этих звуков голова Сахаала немедленно разболелась, и его едва не вырвало.
Существо излучало фон отчаяния, как огонь распространяет высокую температуру. Сахаал ощущал, как его чувство триумфа блекнет и он все больше погружается в минор поражения.
Это был, вне всяких сомнений, Криг Ацербус. Но изменившийся почти до неузнаваемости. Остались лишь некие намеки — вроде выражения глаз, которые можно было вспомнить. Сахаалу он всегда казался грубым и жестоким, но теперь его внешность просто перестроилась, отображая внутреннее естество.
Ацербус стал массивным. Там, где некогда была броня, теперь бугрилась железная плоть, материя варпа, корчащаяся и извивающаяся, обросшая злыми рунами. Он больше не принадлежал реальности. Он пребывал в каждом измерении, призрачно мерцая, проявлялся, а затем исчезал в легкой дымке. Ацербус горел имматериальными энергиями, вспыхивающими то светом, то тьмой. От него распространялись гнилостные выделения, словно пар от кузнечных мехов, а щупальца теней высовывались из позвоночника. Когда Криг поворачивался, тени взмахивали за его спиной крыльями стервятника. Их, казалось, совершенно не пугает льющийся свет. Было полное ощущение, что настала вечная ночь и утро не придет никогда.
Когти Ацербуса высекли искры из пола: они были сделаны не из плоти или металла, а из грубой бездонной тьмы.
От них воздух начинал кровоточить.
ТерминаторДата: Среда, 21.08.2013, 20:04 | Сообщение # 140



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Где, — выдохнул Сахаал, отталкивая душащие отчаянием силы варпа, решительно приказывая себе быть храбрым, — мой Легион?
Тварь искривила бледное лицо, ухмыльнувшись безгубыми челюстями, и ткнула дымящимся когтем в проем в стене.
Сахаал прихромал к разорванному металлу, как старик, — ран оказалось больше, чем он рассчитывал, и Повелитель Ночи вздрагивал при каждом движении, а омертвевшая рука бесполезно колотилась по боку.
Небеса Эквиксуса были в огне.
Орбитальная бомбардировка была лишь первым шагом. Огромные раскаленные слезы падали из облаков на полной скорости, чтобы вызвать слезы горя на лицах горожан. Немногие защитные сооружения, до которых не добралась Семья Теней, уничтожались одно за другим. Огромные опухоли взрывов вздымались то тут, то там, улей, казалось, вздрагивал до самого ядра планеты. Уже погибли тысячи и тысячи людей.
За бомбардировкой придут Хищники, и, видя их головокружительный спуск, Сахаал потерял всякую надежду. Это не те проворные воины, которых он создал. Они больше не являлись штурмовыми командами, что он обучил и сформировал целую вечность назад и о которых среди других Легионов ходили легенды. Это не те Хищники, которых знал Сахаал.
На город падали демоны-стервятники, ревущие вместе с цепными мечами и палящие из пистолетов, не успев приземлиться. Они кричали, кудахтали и вопили, а их искривленная броня мерцала безобразным светом, словно жар тлеющих углей. Вместо древних шлемов — ужасные маски смерти, оснащенные длинными орлиными клювами. Хищники парили над ульем, как стервятники в ожидании падали, а когда все дружно спикировали, небеса наполнились завыванием и непередаваемым шипением тех неестественных сил, что поддерживали их.
«Они стали чумой», — понял Сахаал, наблюдая, как Хищники один за другим исчезают в ранах на поверхности улья. Он рухнул на колени, не веря собственным глазам.
За ними последовали простые воины — дождь из посадочных модулей и штурмовых кораблей вырвался из низких туч, ударяясь о поверхность улья с грохотом молотов, бьющих по наковальне. При вспышках молний и разрывах боеприпасов Сахаал смог бросить взгляд на шеренгу своих так называемых братьев.
Синие и бронзовые вихри. Без изящества и грации. Взбешенные. Неконтролируемые. Полностью отдавшиеся Хаосу.
Повелители Ночи спускались на Эквиксус как кровавый дождь. Вой истребляемого населения заглушал даже бесконечный рев метели.
О мой повелитель... Что они наделали?
Кем стали?
Поражение тлеющей головешкой разъедало глаза. Оно нахлынуло приливной волной, взрывом сверхновой, захлестывая и сжигая заживо, давило на плечи Сахаала массой всей Галактики. Он ощущал в теле вес каждой кости, медленно превращался в прах, мечтая, чтобы кровеносные сосуды лопнули все разом и плоть разлетелась на атомы. Он опоздал.
Сахаал спросил себя, знал ли он об этом раньше. Возможно, знал всегда — с самого момента пробуждения на «Крадущейся тьме». Слишком долгое время он провел в плену. Слишком много прошло столетий без его лидерства и влияния. Повелитель выбрал его наследником, чтобы принести попавшему в опасность Легиону концентрацию силы, не дать шепчущим голосам, обещающим силу и власть, победить.
Сахаал был выбран как избавитель, могущий предложить умеренность и выстоять в противостоянии Легиона и скверны. А он не смог исполнить клятву.
Сто столетий без власти и управления — срок достаточный, чтобы сдаться.
Лорд-демон Ацербус зашипел за его спиной, восхищенный устроенной внизу резней. Вой поднимался к небесам, как жертвенный дым, — крики умирающих мужчин, стоны замученных женщин, слезы детей...
— Все без цели... — прошептал Сахаал, глядя на огонь. — Где смысл всего происходящего? У вас нет более достойных противников, чем женщины и дети?
— Каждая цель достойна, — выдохнул лорд-демон. От его голоса исходили волны отчаяния. — А смысл... Маленький Мастер Когтя, разве ты не помнишь уроки нашего повелителя? Цель — страх. Бесконечный страх.
Сахаал повернулся к громадной мерзости со слезами на глазах. Демон протянул когти к бестелесной груди и, закрыв глаза, поднял лицо, словно наслаждаясь прекрасным ароматом.
— Ты чувствуешь? — прошептал он. — Ощущаешь страх этого мира? Как он... мм... пьянит...
Сахаал ощутил лишь глубокое отвращение.
— Ты смеешь читать мне нотации об уроках Ночного Охотника?! — зарычал он, охваченный гневом, сумевшим вылупиться из скорлупы позора и поражения. — Ты смеешь это делать, когда вы отвернулись от его мудрости? Страх, глупец, — это оружие, но не цель!
ТерминаторДата: Среда, 21.08.2013, 20:04 | Сообщение # 141



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Демон замурлыкал от восхищения:
— Ах, справедливый маленький Сахаал. Как я без тебя тосковал!..
— Посмотри на себя! Посмотри, во что ты превратился! Вы плюнули на ваше наследие и при этом не испытываете ни капли стыда?
— Наследие повелителя живет, маленький Сахаал. — Тварь клацнула сведенными когтями. — Оно живет во мне и процветает!
Болтер Сахаала оказался в руке раньше, чем он о нем подумал.
— Ты не имеешь права звать себя Повелителем Ночи! — крикнул он, нажимая на спуск.
Укус Тьмы выплюнул заряды, как яростный дракон. С каждым взрывом Сахаал видел повелителя, слышал его успокаивающие слова. С каждым снарядом он шептал имя Ночного Охотника.
А потом дым растаял, и он увидел, что лишь поцарапал кожу чудовища. Сквозь буран и сгустившиеся тени грозно горели его глаза. Прежде чем Сахаал даже заметил удар, огромный кулак вылетел из дыма и ударил его с неимоверной силой. Броня не выдержала и треснула.
Сахаал пролетел всю комнату на спине.
— Ты... — Ацербус в мгновение ока оказался рядом, со скоростью, невообразимой для такого огромного существа. Он прижал Сахаала невидимыми путами варп-материи, с искренним интересом тыча в рану на его плече. — Ты должен проявлять уважение к своему повелителю.
Все тело Сахаала горело. Каждая рана и каждое напоминание о когтях демона становилось вселенской мукой, сжигающей разум. Ацербус пожирал его страх и тихо напевал себе под нос.
— Ты никогда не будешь моим повелителем, — прохрипел Сахаал яростно, и Ацербус поднял голову. Из его глазниц сочился дым.
— Ты столь глуп... Ты никогда не был наследником. Ты был просто хранителем.
— Не надо лжи, ублюдок! Дай мне подняться! Сражайся со мной!
— Ха... Ты никогда не размышлял, маленький Сахаал, над тем, для чего все это затеял Конрад Керз?
— Как ты смеешь произносить его имя?!.
— Он видел собственную смерть. Проникал в будущее. Ты же знаешь, как это мучило его всю жизнь.
— И что из этого следует?
— Ты действительно полагаешь, глупый маленький Сахаал, что он не предвидел твоего исчезновения? Думаешь, Керз не знал, что ты пропадешь из Галактики на десять тысяч лет? И неужели ты не задавал себе вопрос: почему он пошел на это?
— Я... Я...
Сахаал закрыл глаза. Мир вокруг дрожал. Такого не могло быть. Охотник не мог предвидеть всего!
Голос Ацербуса отравленной иглой впрыскивал токсины в его разум.
— Он все знал, — шипел лорд-демон. — Он понимал собственную душу лучше, чем кто-либо другой. Он понял, какой выбор стоит перед ним!
— Но он выбрал меня... Выбрал меня!
— Он выбрал меня, Сахаал. В нем всегда жило два человека. Один был справедливым... — демон с отвращением сплюнул, — зато другой... мм... другой ощутил поцелуй Хаоса! Один старался держаться центра и фокусировать энергию, а другой пожирал страх...
— И он выбрал первого, раздери тебя проклятие! Он отверг Хаос и выбрал меня!
— Нет! — Когти впились в плечо Сахаала, пронзая нервы жидким пламенем. Голос Ацербуса давил, уничтожая все очаги сопротивления. — Он одурачил тебя. В Ночном Охотнике победила темная сторона. Он предвидел судьбу Короны и завещал ее тебе. Он заставил тебя броситься в погоню, как легавого пса, обреченного на века сна. Таким образом Керз отослал тебя... мешавшего его планам. Его видение Легиона заключалось в одном — сеять страх его именем. Легион пожрет страх гибнущего Империума. Охотник понимал, что ты никогда с ним не согласишься, и решил тебя усыпить...
Тварь наклонилась так близко, что ее смрадные зубы почти коснулись щеки Сахаала. Горячее дыхание раздирало органы обоняния.
ТерминаторДата: Среда, 21.08.2013, 20:04 | Сообщение # 142



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Он осудил тебя, маленький Сахаал. Посадил в клетку.
— Нет! Ты лжешь! Он мог просто убить меня!
— И оставить Корону без охраны? Оставить ее убийце? Подумай, Сахаал!
— Но он рассказал мне все... Санкционированный геноцид! Предательство Императора! Убийца перед Ересью Хоруса!
— Ложь! Шепот Хаоса, который он вливал тебе в уши. Возможно... Ха, он и сам мог верить в то, что говорит!
Мозг Сахаала поглощал сам себя. Невозможно поверить. Он не может позволить себе сомневаться. Допустить даже тень подозрения, что Ацербус говорит правду. Иначе все, во что он верил всю жизнь и чего пытался достигнуть, превратится в ложь.
Лорд-демон не прав. Это было самым главным.
— Ты лжешь, дерьмо варпа! — прорычал Сахаал, плюя в тварь. — Корона моя! Он отдал ее мне!
— Ах да... корона. Я был ее лишен достаточно долго. Думаю, она мне пригодится! — Когти чудовища еще глубже зарылись в рану Сахаала. — Где она?
Рядом с ухом Сахаала раздался другой голос:
— Она прямо тут, ублюдок. Ведьма.
Мита Эшин — человек, освободивший Сахаала.
Она стояла, залитая кровью, сочащейся из глазниц, шатаясь от мерзкого псионического фона, исходящего от демона. В руке у нее кругом тьмы сверкала Корона. Псайкер уже шагнула за грань безумия и смерти — именно эти ясные признаки помешали Сахаалу немедленно и навечно проклясть девушку, желающую отдать драгоценность лорду-демону.
Во второй руке Мита держала мелтаган — выломанный, без сомнений, из конечностей убитого сервитора.
Она улыбалась.
Струя мелты ударила Ацербуса в грудь, и он, взвыв, покатился по полу, словно пораженный упавшим метеором. Невидимые щупальца, державшие Сахаала, исчезли, теперь они мельтешили вокруг бьющейся твари. Демон-лорд ревел так, что улей готов был рухнуть, стены отражали многоголосое ужасное эхо. Чистая материя варпа мерцала и распадалась, смешиваясь с воздухом, становясь зыбким эфиром, не успев коснуться пола.
Сахаал вскочил на ноги и подбежал к агонизирующему Ацербусу. У него не было сил говорить, разум его был сокрушен утратой всех надежд на спасение, и даже истины, которым Повелитель Ночи верил всю жизнь, были омрачены.
— Корона! — проревел он ведьме. — Дай мне Корону!
Но Ацербус не умирал. Он метнулся, как ворон, с пола, отбросив Сахаала в сторону ударом угольно-черных когтей. Длинные шлейфы дымных теней обвивали его руки и лодыжки. Крылья распахнулись плащом вечной ночи. Мелтаган Миты хрустнул в его ладони.
Она кричала, кричала — и никак не могла остановиться.
Лорд-демон лизнул широким языком щеку девушки.
— Мм... — замяукал он в опьянении. — Ее страх такой... изысканный...
Сахаал прыгнул на брата с бессловесным воем, нанося удар когтями, рубя сквозь псевдореальные щупальца дыма и тьмы. Ацербус вывернулся, возвышаясь над Зо, сверкая созвездиями звезд на фоне тьмы, удивленный атакой воина-калеки.
Коготь встретился с когтем с тонким звоном. Несколько долгих секунд оба рубили и кромсали, отражая удары, рассекшие бы человека пополам. Сахаал обнаружил себя уворачивающимся от страшных ударов и длинных выпадов, прыгающим в бритвенно-острой сети, сплетенной когтями демона.
Ацербус играл с ним.
Пусть играет.
Сахаал с рычанием изменил тактику. Извернувшись всем телом, так что вскрылись все старые раны, а ребра затрещали, он бросился прочь, направляясь к Мите. На спину обрушился шквал ударов, обжегших новой болью, но это уже не имело значения.
Только Корона.
ТерминаторДата: Среда, 21.08.2013, 20:05 | Сообщение # 143



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Сахаал отсек от ведьмы кипящие щупальца, держащие ее на месте и пьющие кровь из ее тела. Взвалив Миту на плечо здоровой рукой, он бросился к пролому в стене, за которым бушевали и выли бураны Эквиксуса.
Лед и снег омыли Сахаала, охладив пылающий мозг.
Где-то позади лорд-демон осознал случившееся и взвыл, поняв, что добыча ускользает. Сахаал согнул ноги и, активировав аварийный запас энергии, сделал гигантский скачок в пустоту.
Пусть его поглотит шторм. Пусть окутает лед.
Пусть его признает и примет тьма.
У него была ведьма. Ведьма держала Корону Нокс. Больше ничто не имеет значения.
Лорд-демон с ревом соткался за его плечами из дымного пламени, полыхая глазами, полными ненависти, и схватил ведьму за руку.
Тонкая рука Миты не выдержала и оторвалась от плеча.
Корона Нокс закувыркалась, выпав из слабеющих пальцев, сверкнула отраженным светом умирающего мира и пропала. Тьма, огонь и лед улья поглотили ее.
Ведьма кричала, фонтан крови бил из страшной раны. Лорд-демон Криг Ацербус ревел так громко, что все окна галереи лопнули сверкающими брызгами.
А Зо Сахаал, Мастер Когтя, наследник трона Легиона Повелителей Тьмы, швырнувший себя в пустоту, включил прыжковые ранцы, чьи реактивные струи прорезали снежную тьму, и с ведьмой на плече, кричащей от боли, ринулся в пропасть за своим наследием.
Он не сдастся.
Корона Нокс принадлежит только ему. Он принесет месть Ночного Охотника на голову тех, кто встанет у него на пути.
Придет день — и он убьет Крига Ацербуса. И снова возглавит Легион.
Однажды он спустится с небес Святой Терры и вонзит свои копи в бастионы Дворца.
Однажды он свершит именем своего повелителя месть над Императором-Предателем.
Аве Доминус Нокс!

ЭПИЛОГ

Протокол: Конгресиум Ксенос
Автор: инквизитор Палинус
Для: Тарит-
Манеус-
Пиррас-
Дж'хо-
Ссылка: INQ5*23-33
Тема: Исчезновение Каустуса

Инцидент на Эквиксусе

Милорды,
Я побывал на Эквиксусе, и, полагаю, память об этом событии будет преследовать меня до самой смерти. Как вы помните, несколько недель назад я был послан расследовать исчезновение инквизитора Айпокра Каустуса.
Он не обременял себя посылкой отчетов в Ордо в течения почти полных трех лет. Пока эта пауза не стала вызывать подозрение, особенно учитывая тайный характер его расследований. До того Каустус со всем прилежанием относился к отчетам, что усилило опасения внутри нашей организации. Потому я твердо вознамерился разыскать инквизитора.
ТерминаторДата: Среда, 21.08.2013, 20:05 | Сообщение # 144



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Милорды, я не буду утомлять вас перечислением подробностей своего путешествия. Уместно лишь вспомнить о последнем этапе.
Я отправился на борту «Первигилиум окулус» по местам последних зафиксированных следов Каустуса. Но в мире-крепости Сафаур-Инкисе я ничего не обнаружил. И тут, по счастливому совпадению, мне встретилась комиссия чиновников Муниторума. у которой мне удалось разузнать, что инквизитор Каустус посещал искусственный мир эльдаров — Лианден. Кроме того, после он все же был и на Сафаур-Инкисе, где принял в свиту дознавателя — женщину по фамилии Эшин.
Оттуда след тянулся в мир-улей Эквиксус. Здесь расследование принесло свои плоды. Невозможно заявить с долей уверенности, зачем Каустус и его свита отправились сюда (хотя, учитывая повышенную активность тауистов в этой зоне, легко догадаться). Но можно заявить с точностью лишь одно: инквизитор Каустус погиб на Эквиксусе.
За месяц до моего прибытия на эту планету Легион Хаоса Повелители Ночи спускался на поверхность — по собственный причинам — и за один день устроил немыслимую резню. Я провел две недели среди пустоши, которая осталась там как свидетельство их ярости. Мне не удалось обнаружить цели атаки Предателей.
Ни одной.
Милорды, явная чудовищность резни на Эквиксусе, кажется мне, не приоткрывает завесу над расследованием Каустуса. Конечно, этот инквизитор погиб — мой магос биологис идентифицировал его труп по сохранившимся генам незадолго до нашего отбытия.
Но есть одна логическая нестыковка.
Телеметрия на борту «Первигилиум окулус» зафиксировала следы флотилии больших кораблей, и особенно «Ваститас виктрис» (давно разыскиваемого как предполагаемый флагман командующего Повелителей Ночи). Эта флотилия собралась около искусственного мира Лианден именно тогда, когда его посещал инквизитор Каустус (когитатор матрицес выдает 93,2% вероятности, что флотилия хотела напасть на искусственный мир).
Но нападения не произошло. По странной причине Повелители Ночи обратили внимание на Экеиксус, тем самым избавив эльдаров от набега.
Было бы недобросовестно не упомянуть, что Каустус в некотором роде смог предотвратить геноцид на Эквиксусе. Повелители Ночи имеют репутацию импульсивных, неуправляемых воинов, но маловероятно, чтобы присутствие одного инквизитора заставило их изменить планы. Тем не менее любопытное совпадение — Каустус присутствовал в каждом месте действия, которое отступники осматривали для возможного нападения. Совпадение, несущие выгоды только эльдарам.
Приложили ли они руку? Они, безусловно, ожидали нападения на свой хрупкий искусственный мир, возможно увидев это в прошлом. Может быть, потом они решили перенаправить его? Милорды, боюсь, мы этого никогда не узнаем.
Каустус мертв. Эквиксус превращен в кладбище. Более нечего сказать.
На Службе Святого Императора Человечества — инквизитор Палинус, Ордо Ксенос.

ПРИЛОЖЕНИЕ
Милорды, простите мне этот маленький постскриптум. Я уже хотел отправить вышеизложенный текст, когда вскрылись новые обстоятельства. В двух днях полета от системы Эквиксус есть мир-колония Байх'Рус.
Мы пролетали мимо, готовясь к варп-прыжку, и моя команда обменялась кодами опознания с древним клипером, отвечающим за орбитальную безопасность этой планеты. При получении кода Инквизиции капитан клипера усомнился в его подлинности, громко выразив недоумение столь мощным присутствием Инквизиции в этой области. Озадаченный, я попросил его пояснить, что он подразумевает.
Выяснилось, что неделю назад другое судно сбросило рядом с Байх'Русом маленький шаттл, прежде зарегистрированный в торговом космопорте Эквиксуса. Тогда его пилот-женщина тоже продиктовала код опознания Инквизиции, только ниже рангом, чем мой собственный. Капитан клипера приказал своим астропатам произвести «подсчет голов» на борту, выяснив псионическим путем число членов команды. Они выполнили приказание.
Незадолго до своей смерти (как изящно выразился капитан, «орали и вопили так, словно им мочи в мозг налили») астропаты доложили — на борту шаттла мужчина и женщина.
Явилось ли это событие частью загадки смерти инквизитора Каустуса, я определить не могу, но чувствую необходимость донести этот любопытный инцидент до вашего внимания. Мне кажется, тайна Эквиксуса еще долго не раскроет нам свои секреты.

Палинус
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Саймон Спуриэр Повелитель Ночи
Страница 10 из 10«128910
Поиск: