Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 9 из 10«1278910»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Саймон Спуриэр Повелитель Ночи
Саймон Спуриэр Повелитель Ночи
ТерминаторДата: Среда, 21.08.2013, 19:54 | Сообщение # 121



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Я должен был убедиться, что это не подделка. Воры, укравшие ее, особого доверия не заслуживали, я мог положиться лишь на... интерес губернатора к обладанию всеми редкими и ценными вещами. Но даже он не имел средств для определения подлинности этого артефакта. Я знал, вы сразу ощутите тварь, если мне доставили оригинал.
Мита в смятении посмотрела на инквизитора. Неужели его двуличность зашла так далеко? И Каустус так безжалостно ее использовал?
— Это... о Бог-Император, я не понима...
— Конечно, я не мог дать вам подобраться слишком близко к предмету. Я уже решил, что вы пойдете другим путем. Простой выстрел микродротиком в руку. Элементарно.
Тяни время, Мита. Не дай позвать стражу. Задури ему голову.
А потом стреляй ублюдку прямо в лицо.
— Я почти погибла! В видении... Я не смогла вернуться к своему телу...
— Да, очень интересно, — презрительно бросил Каустус. — А теперь бросьте оружие на пол, дознаватель. А потом отшвырните его ногой в сторону.
Как же протянуть время? Мита изо всех сил стара лась найти нужный возмущенный тон, но отчаяние близкого поражения давило все сильнее.
— Я больше не ваш дознаватель!
— Ха! Очень точно сказано. Оружие. Немедленно!
Мита начала наклоняться, исполняя приказание, и медленно положила пистолет на пол. Потом мысленно потянулась к инквизитору, исследуя его слабости. Но нет, мозг Каустуса был, как всегда, неприступен, защищенный всеми ментальными техниками, которые разработаны в Ордо. Она ничего не могла сделать, только подчиняться.
Мита пнула оружие, и девушка медленно повернулась к хозяину-предателю.
Каустус выступил из украшенного фресками проема, связывающего комнату губернатора с галереей. За ним стояли шесть стрелковых сервиторов: преторианские чудовища, закованные в полированную бронзу, стилизованную под человеческую мускулатуру, поводящие безликими головами с шевелящимися щупальцами сенсоров. В поднятых руках виднелись мощные оружейные спарки. На Миту сразу смотрели болтеры, мелтаганы и огнеметы. Это была внушительная демонстрация силы — на ментальном фоне абсолютно чистая и неподконтрольная.
— Это все ради меня? — пробормотала ошеломленная Мита.
— Ха! Нет, конечно. — Каустус постучал по своему клыку и нахмурился. — Мы ожидали кое-кого повыше ростом. Но, видимо, его задержали дела. Думаю, именно вас надо поблагодарить за эту отсрочку.
— Вы имеете в виду, о...
Мита застонала.
Части мозаики полностью встали на свои места — все загадочные фрагменты головоломки слились воедино. Повелитель Ночи должен был подняться в лифте, если бы его не атаковали у Врат Махариуса. Он стоял бы сейчас на месте Миты, разглядывая свою драгоценность, которую так долго разыскивал.
Каустус и стрелковые сервиторы ждали не Миту. Они ждали Повелителя Ночи.
Они давно ждали его.
Каустус сохранял Повелителя Ночи живым, несмотря на все усилия псайкера. Он оставил след из слухов и информации, словно плеснул кровью в воду. От Ледниковых Крыс к Гашеному и далее к губернатору — шаг за шагом. Тонкая паутина из намеков и подсказок для преследуемого чудовища.
Инквизитор вел его сюда. В эту галерею. К этому постаменту.
К украденной драгоценности.
— Вы ждали его, чтобы он открыл контейнер, правильно? — прошептала девушка, потрясенная масштабами хитрой схемы и паутиной лжи, в которой она запуталась. — Вы смогли украсть контейнер, но не смогли открыть... И тогда вы стали его ждать... Для этого необходимо было поддерживать чудовище. Заставить думать, что оно делает успехи, тогда оно пришло бы к вам совершенно одно. Прямо в западню.
— Неплохо, — ухмыльнулся Каустус— И все заключения вы сделали сами, не пользуясь моим мозгом.
Инквизитор поднял руки, залитые кровью, и помахал ими, словно пытаясь отряхнуться.
— Вот по этой причине губернатор не смог к нам присоединиться, между прочим. Я ведь не имел права допустить, чтобы вы причинили... вред его маленькому мозгу, не так ли?
Мита потянулась мысленно к мосту, соединяющему галерею с покоями губернатора, и увидела там скорченную фигурку в богатых одеждах, истекающую кровью.
Каустус пожал плечами:
— Он слишком многое успел понять за последнее время.
Миту затошнило, по горлу пробежали спазмы, она с трудом сглотнула, на глазах выступили горькие слезы. Такая двуличность! Такое изощренное коварство!
— Почему? — прорычала она, чувствуя, как краска бросилась в лицо. — Ради чего все это? У вас была сила остановить чудовище! Вы легко могли его убить! Что может быть настолько важным, чтобы позволить... нарушить все права улья?
Несколько секунд инквизитор казался неуверенным. Он нахмурился и помрачнел, закрыв глаза и задумавшись. На миг эмоции Каустуса прорвались сквозь барьер, и Мита, успевшая к ним прикоснуться, испытала его прямо-таки детское замешательство.
ТерминаторДата: Среда, 21.08.2013, 19:54 | Сообщение # 122



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Я, — прошептал он, — запутался...
А затем ментальная защита вновь окрепла, глаза инквизитора угрожающе вспыхнули, а челюсти с играющими желваками сжались. Он махнул сервиторам. Те, подчиняясь без голосовых команд, мигом схватили Миту и, несмотря на протесты и крики, потащили девушку из галереи к прозрачному мосту.
Каустус пропустил их вперед и двинулся следом, закрывая двери.
— Вы все же хотели знать почему? — внезапно крикнул он, засовывая руку под мантию.
Мита медленно кивнула, без всяких мыслей в голове.
Рука инквизитора появилась вновь, в ней был собственный пистолет девушки, теперь нацеленный ей в голову. Мита сжалась, мир вокруг стремительно завертелся.
— Это вопрос, которым вы сможете насладиться в могиле, — прошипел Каустус, прицеливаясь.
А затем...
Миту накрыла внезапная вспышка недавно закончившегося фурор арканума.
Стальной орел, поднимается от подножия металлической горы, взмахивая крыльями, он летит к самому высокому пику, грозно раскрывая клюв и выпуская когти. Он пришел забрать то, что ему принадлежит.
— О нет... — прошептала девушка, забыв об инквизиторе.
Прибыл Повелитель Ночи.

Зо Сахаал

Шаттл врезался в башню с такой силой, что небеса содрогнулись.
Кокпит смялся, как бумага. Бронзовые циферблаты лопнули, бортовые панели выгнулись, из них высыпались кишки информационных кабелей. Не имеющие конечностей сервиторы и примитивные когитаторы завопили от ужаса, проявляя последние крохи человечности, когда их вырвало из креплений и размазало по механизмам, которыми они были призваны управлять. Трещали и вспыхивали маленькими созвездиями искры электрических разрядов, срываясь с оголенных медных проводов, змеящихся среди битого стекла.
При всех своих малых размерах и внешней непрочности, судно повторяло форму множества других кораблей, построенных в Империуме: конический корпус, расширяющийся в форме молота на корме и имеющий клювовидный нос. Именно его орлиный нос пробил обшивку башни. Судно, изрыгая пламя, на полном ходу глубоко вонзилось в нее, как дротик в тело жертвы.
Вселенная взревела. Окружающий мир задрожал.
В середине корабля, прямо за сложившимся в гармошку мостиком, Сахаал отстегнул себя от креплений и осмотрелся. В каюту врывался дым, где-то, не переставая, завывал сигнал тревоги, но Повелитель Ночи не получил никаких повреждений. Как и предполагалось, острый нос шаттла позволил ему, как снаряду, пробить стены улья. Основные повреждения ожидались спереди корабля и почти никак не должны были отразиться на кормовых помещениях. Даже Чианни, лежащая связанной рядом с ним, получила только царапины и ушибы. Сейчас жрица была без сознания, еще не придя в себя после столкновения.
Пилот был точно мертв, в этом нет сомнений. От его тела осталась лишь пара кусков, которые торчали между схлопнувшимися искореженными переборками кокпита. Бедняга был расплющен, как муха. Остальные части пилота сейчас тонким слоем покрывали стены и потолок, напомнив Сахаалу сок, выдавленный из перезрелого фрукта.
Повелитель Ночи лишь пожал плечами. Смерть человека его не беспокоила. Он достиг своей цели.
Это была идея Чианни.
Поскольку большинство префектов сейчас были задействованы на территории Семьи Теней, проникнуть в космопорт, в котором Сахаал уже был, снова оказалось до смешного просто. Теперь там было мало паломников — действовал закон ограниченного передвижения в улье, поэтому Сахаал прошел через номинальную охрану входа, как одержимое животное. Он думал о плане Чианни, поэтому после резни лишь недоуменно посмотрел на тела виндикторов и сервиторов, лежащие на терракрите взлетного поля.
Сосредоточиться на гневе. Вот что послужит ключом.
Наслаждаясь резней, он потерял след цели.
Только один шаттл был готов к старту. Сахаал и Чианни незаметно проникли в него, пробираясь внутри на голос пилота, крывшего на чем свет стоит непонятно почему включившуюся сирену безопасности и невозможность выйти на связь с орбитальным торговцем, с которым он был уполномочен встретиться.
ТерминаторДата: Среда, 21.08.2013, 19:54 | Сообщение # 123



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Почему нет этой проклятой варпом... — шипел он сервитору, как раз когда когти Сахаала укололи его в шею.
Сейчас он находил мало слов для убеждения, поэтому разговор повела Чианни. Повелитель Ночи настолько рвался действовать, что не мог даже четко сформулировать мысль, — он лишь прижимал клинки к горлу пилота, когда того требовали реплики жрицы. Голос и нож — вот прекрасные контрапункты его искусства.
Нож более чистая среда, чем язык.
Пусть кромка лезвия станет пером.
Дайте ей резать, и резать, и резать. Вечно.
«Терпение, — успокаивал он себя. — Ты знаешь, где она. Ты знаешь, у кого она».
Ждать осталось недолго...
Они взлетели сквозь дым и мрак, встретив удары метели, вечно кружившей над планетой. Двигатели завывали, свистел рассекаемый воздух — корабль казался хрупкой игрушкой в лапах бури.
Сахаал стоял посредине мостика, наблюдая за скорчившимся пилотом незащищенными шлемом глазами, которые подозрительно суживались от каждого движения человека.
Даже когда Чианни вырвала у него рулевое управление, чтобы направить судно на самый высокий пик улья, пилот не понял, какой самоубийственный трюк они задумали.
— Там, — объявила с поклоном жрица, указывая на вторую башню, возвышавшуюся рядом с центральным шпилем, между которыми был перекинут узкий прозрачный мостик. — Именно там находится главная сокровищница.
— Откуда ты знаешь? — нетерпеливо прошипел Сахаал, шевеля пальцами. На этот раз ошибки не будет. Больше никаких промахов.
Чианни обиделась, как будто раздраженная, что Повелитель Ночи все еще ей не доверяет.
— Коллекция губернатора известна всем. Спросите любого в улье.
Сахаал глянул на съежившегося пилота. Если этот человек вообще сейчас имел склонность не соглашаться, он хорошо скрыл свои чувства, подтверждая правоту жрицы.
Сахаал одобряюще кивнул обвинителю:
— Действуй.
Чианни заклинила рулевое управление, посадив пилота обратно в кресло. Осознание происходящего отняло у человека последние крохи храбрости. Даже когда стены улья начали закрывать все небо, огромный город навис со всех сторон, а до столкновения остались считаные секунды, пилот так и не смог закричать.
Сахаал расстроился. Ничто так не успокаивало его, как крики ужаса.
Повелитель Ночи прекрасно перенес удар и теперь, когда дым от поврежденных механизмов становился все гуще, а в огромные бреши проникал уличный свет, он мог размяться и выпустить когти.
Он ее чувствовал.
Он видел Корону Нокс, как кормчий видит путеводный свет маяка.
О повелитель! Я ее ощущаю! Она совсем рядом!
Сахаал помнил, как очнулся на «Крадущейся тьме», наполовину не соображая, как покромсал на куски воров среди обломков корабля, сгорая от единственной мысли — она похищена! Целую вечность пробыл он, заключенный в сердце варпа, в темнице, которую выстроили вокруг него ненавистные эльдары. Только близость Короны дала ему силы пережить все это.
Он пришел забрать не вещь, но часть самого себя. Странная связь, мучившая его душу, протянувшая невидимый шнур между ним и артефактом. Недели назад, когда Корону похитили, Сахаал уже пробудился с пониманием потери, словно некий звук, слышанный им всю жизнь — с которым он свыкся и не обращал внимания, — вдруг неожиданно прервался.
И что сейчас?
ТерминаторДата: Среда, 21.08.2013, 19:55 | Сообщение # 124



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Посреди другого разрушенного корабля он карабкался через искореженные палубы, испытывая голод, который могли утолить лишь кровопролитие и правосудие. Сейчас он близок к цели.
Сахаал оставил Чианни лежать без сознания. Теперь жрица не стоила внимания, когда так давно искомое находится на расстоянии вытянутой руки.
С внешней обшивки шаттла открывалась удивительная картина — рана, причиненная кораблем, оказалась смертельно опасной для здания улья. Во всех направлениях разбегались трещины, скалившиеся погнутыми стальными листами. Расплавленный металл расплескался и застыл невообразимыми потеками. Множество перебитых кабелей болталось вокруг шаттла, как щупальца анемонов. В рану жадно залетал снег, внутри уже намело первые сугробы. Лампы мерцали, иногда выключаясь, иногда вспыхивая невообразимо ярко от перепадов напряжения.
Незаметно выбираясь из задымленных помещений корабля, Сахаал отметил, как трудно определить, где заканчивается погибший шаттл и начинается здание улья. Он сделал шаг с разорванной переборки, пробившей внешнюю обшивку, и уже оказался рядом с обугленными гобеленами и золотыми колоннами.
Словно испытывая отвращение к пятну грязи и заражения, дворец спрятал собственное великолепие и недружелюбно встречал агрессора.
Сахаал поспешил мимо разрушенных плит и разбитых мозаик, его сердца напряженно стучали, настроенные на магнетизм Короны. Шаттл разрушил три этажа башни, вскрыв их гигантским консервным ножом. Теперь Повелитель Ночи мог заглянуть во множество комнат, словно в поперечном разрезе, поражаясь ужасной ране и одновременно нетронутому содержимому.
Он не сомневался, где хранится его драгоценность. Верхний из трех разрушенных этажей занимали складские помещения, серьезно пострадавшие и почти лишенные света. Обугленные тела бездействующих сервиторов валялись радом с кабинами подзарядки. Языки вывалились изо ртов, мертвые глаза запали в глазницах. На втором этаже располагались личные покои губернатора, вычурно украшенные и забитые предметами роскоши. В центре этажа разместилась королевская кровать, несколько крылатых дронов-херувимов висело, зацепившись, на ее балдахине, как летучие мыши. Сюда хлестало горящее топливо из шаттла, поэтому гобелены потрескались от жара, позолота стекла застывшими струйками, а роскошные ковры превратились в тлеющие кучи мусора. Но третий этаж...
Бесконечная галерея богатства и чванливого самодовольства лишь слегка пострадала при падении корабля. Ее стены были немного повреждены, словно приглашая Повелителя Ночи войти. И там, среди груд бесполезных сокровищ, Сахаала звала Корона Ночи — ласкала его слух, обещая ему все блага Вселенной.
Сахаал, как ящерица, заполз в рукотворные пещеры, карабкаясь по стене с точностью рептилии, останавливаясь и прислушиваясь после каждого шага. Его несколько расстраивало, что нигде не было заметно признаков вора. Что может быть лучше, чем застать преступника в его тайном убежище и принести ему пламень правосудия! С каким удовольствием он искупается в крови ублюдка.
Нет... нет, теперь он полностью управляет свой душой. Шепот Хаоса исчез и более над ним не властен. Ущерб, нанесенный гордости, в конечном счете ничего не значит. Корона скоро будет его.
Сахаал нашел ее в центре комнаты выставленную напоказ, как обыкновенный экспонат в либриуме, и его два сердца едва не выскочили из груди от радости.
Контейнер никто не открывал.
Эмблема его Легиона — крылатый череп — осталась запечатанной, никто не проник внутрь защитного кокона. Сахаал протянул трясущиеся руки, словно опасаясь, что его драгоценность может задрожать и растаять в воздухе, как призрак. Ощупав контейнер и убедившись в его целости, Повелитель Ночи вздохнул с облегчением.
Нажав на нужные части криптопечати — тут и тут, — он поместил пальцы на глаза черепа и дважды повернул.
— Ультио, — сказал Сахаал, закрыв глаза.
«Ультио эт тимор». Месть и страх.
В коробке что-то хрустнуло. Она задребезжала, и бусинки, правильно сцепившись, получили звуковое подтверждение кода. Древний механизм, спавший сто столетий, медленно просыпался, в глазах черепа открылись крошечные диафрагмы, вспыхнув красным светом.
Печать треснула.
Контейнер открылся.
Зо Сахаал, Мастер Когтя, наследник трона Легиона Повелителей Ночи, избранник Конрада Керза, вынул из пыльных внутренностей кокона Корону Нокс.
Она действительно была похожа на корону царей. Простой и ровный круг льдистого металла, сверкающий с неимоверной силой. С одной стороны обруча устремлялись вверх тонкие зазубренные зубцы, чернеющие по краям, словно сабельные клинки, опущенные в нефть.
ТерминаторДата: Среда, 21.08.2013, 19:55 | Сообщение # 125



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Но самым ошеломляющим в короне был огромный драгоценный камень, который должен был сверкать на лбу владельца. Прекрасная рубиновая слеза, сверкающая чистейшими гранями. Не добытая из недр земли, а словно выращенная и выпестованная в кристаллическом саду богов. И несмотря на мрачное освещение галереи и огромную тень Сахаала, падающую на нее, она сверкала. Сияла внутренним светом. Горела пламенем по всему видимому спектру, ослепляя Повелителя Ночи, даже если он отводил взгляд.
Было в ней нечто нематериальное, такое, чего никогда не найдешь в обычной драгоценности; оно погружало Сахаала в ощущение веры и несокрушимости. Он расправил плечи, и по его мрачному лицу из полночных глаз скатилась одинокая слеза.
— Аве Доминус Нокс, — прошептал Сахаал, осторожно лаская корону, потом поднял ее над собой и поднес к голове.
Его разум раздзоился. В его несуществующем мире спокойствия корона опускалась на чело законного владельца.
Он вел братьев вперед во имя Ночного Охотника. Он парил в небесах Терры, потрясая их орлиным криком. Он кромсал старческое горло Императора, заливая его кровью стены дворца.
Он мстил Отцу Предательства. Он был Повелителем Ночи.
Во тьме прозвучал выстрел, и мечты разлетелись под давлением мрачной реальности. Сахаал искоса глянул на нарушителей спокойствия из-под своей сияющей Короны.
Шесть стрелковых сервиторов. Голодные и пустые зрачки стволов, нацеленных на него. Болтеры. Мелтаганы. Фламеры. В центре — человек со смеющимися глазами и с орочьими клыками в углах тонкого рта. Он был закован в массивную силовую броню, но перемещался неуклюже, как будто из-за отсутствия аугметики. Не космодесантник, всего лишь копия. Подделка.
Буква «I» на его воротнике говорила Сахаалу обо всем.
— Инквизитор, — сплюнул Повелитель Ночи.
— По имени Каустус, — усмехнулся тот. — К вашим услугам.
Человек держал маленький пистолет у головы худенькой девушки — грязное тряпье, спутанные волосы и испуганные глаза. В них читалось желание любым способом избавиться от клыкастого глупца. Сахаал узнал ее. Они уже встречались дважды, и каждый раз она пыталась его уничтожить.
Ведьма.
На миг Повелитель Ночи забеспокоился. Гадина-псайкер была его врагом, он не сомневался в этом. Почему же она пленница инквизитора? Неужели в этой игре есть еще одна сторона?
Враг моего врага не мой друг?
Повелитель Ночи успокоился. Греясь в тихом счастье Короны, сложно было ощущать что-либо, кроме незыблемого равновесия и полного превосходства.
— Сними артефакт, — велел инквизитор, захватывая ведьму за шею и направляя пистолет на Сахаала. — Сними и отойди подальше.
Это, конечно, было смехотворное предложение. Сахаал растянул губы в улыбке и приготовился ко всему.
— Никогда! — прорычал он.
Инквизитор пожал плечами, демонстрируя полное спокойствие:
— Как пожелаешь.
Сервиторы рванулись вперед с пугающей скоростью.
Четверо разошлись по разным сторонам, заходя с флангов, — бронзовые пятна с мельтешащими ногами и устрашающе неподвижно нацеленным оружием. Оптические щупальца сканировали Сахаала — сервиторы явно хотели зайти ему за спину. Сами их движения говорили о необычайной эффективности — слитные и скользящие, не похожие на рывки и дерганья более примитивных моделей.
Не просто кадавр-машины, а приведенные в полную боевую готовность человеческие тела, укрепленные металлом и оттого обладающие невообразимой силой.
Сахаал сразу понял, что его берут в кольцо. Он не мог этого допустить. А в то время двое оставшихся сервиторов приняли стойку для стрельбы, присев и активировав оружие. Загремели выстрелы, и мир наполнился светом и грохотом.
Они были быстры, эти игрушечные солдатики. Быстро думали и быстро целились.
Но Сахаал был быстрее.
Охотник не мог допустить, чтобы на него охотились.
ТерминаторДата: Среда, 21.08.2013, 19:55 | Сообщение # 126



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Сахаал подпрыгнул в воздух, пропустив очереди снарядов и языки пламени под собой. Он должен был быть сосредоточенным.
Сервиторы были сильны, быстры и точны, но они все равно оставались оружием, не идущим с ним ни в какое сравнение. Сахаал не мог заставить себя бояться машин.
Он мог использовать когти.
Зо Сахаал, Мастер Когтя, раздери их варп! Он — первый из Хищников!
Эти недоумки не читали летописей!
Поток мелты плеснул на плечо Сахаала, но слишком медленно — Повелитель Ночи изящно уклонился.
За его спиной покои губернатора превращались в поле боя — струи мелты превращали роскошные стены в кипящий шлак.
В зияющий проем рванулись разряды снега и льда, детектор движения Сахаала доложил о появлении дроидов безопасности, а через миг все помещение заполнили лучи лазеров и рокот автоматического оружия.
Сахаал крутился и вертелся, птичьими пируэтами проносясь в дыму и снежной круговерти. Он приземлился за спинами пары сервиторов и ударом когтей разрубил первую не защищенную броней голову, наслаждаясь фонтанами тугой крови. Второй сервитор резко развернулся передней частью туловища, но когда его фламер изрыгнул реактивную струю, Сахаал уже подныривал механизму под руку, вскрывая его грудину мощным ударом.
Повелитель Ночи осознавал, что оказался в западне — многоходовая комбинация инквизитора, ведущая к тому, чтобы он открыл контейнер у него на глазах. Если это так — ужасная мысль, — мог ли клыкастый негодяй рискнуть и разместить как наживку настоящую драгоценность? Это очень нелогичный шаг!
Но, видимо, инквизитор не был знаком с логикой как с наукой.
Однако среди команд, отданных сервиторам, точно не было указаний беречь Корону Нокс от повреждений. Заряды болтеров обрушились на броню Сахаала, откалывая куски керамита от наплечников и раскидывая их по сторонам. Искры рикошетов заплясали по грудным пластинам и ногам, сверкая во тьме. Обломки уникальных украшений губернатора и священных предметов полетели во всех направлениях.
Минуя Сахаала, разливалась липкая река фламерного пламени, обдавая дымом и покрывая копотью броню. Даже тут надо было соблюдать осторожность — все передвижения рядом с драгоценностями отслеживал безучастный дрон с потолка. Пару раз Повелитель Ночи приблизился к ценностям на опасное расстояние, и безжалостные лазерные лучи немедленно пробили броню и задели его лицо в нескольких местах.
Четверо сервиторов прекратили обходные маневры и собрались плечом к плечу.
Сахаал продолжал беспрерывно перемещаться, прыгая в воздух и припадая к земле при малейшей опасности оказаться под перекрестным огнем.
Скоро, подсказывал опыт Сахаала, схема действий сервиторов послужит причиной их гибели. При всей своей огневой мощи и силе, они не более чем механические игрушки, повинующиеся простым командам (или обновленным приказам). Их простота делала их прогнозируемыми. Как только Повелитель Ночи рассчитает нужный алгоритм и подберется ближе, он победит.
Но он не может рисковать Короной, а «тупые и примитивные», собравшись в кучу, образуют огненную и смертоносную зону поражения, которую невозможно будет преодолеть.
Сахаал все-таки стал преследуемой жертвой. Он задумался о бегстве, понимая, кто находится в центре строя сервиторов.
Струя мелты, от которой успешно увернулся Повелитель Ночи, спалила замешкавшийся череп-дрон. Но вторая прожгла броню плеча и пробила сквозное отверстие, испаряя плоть и мускулы. Сахаал взревел и, сосредоточившись, отключил центры боли от нервной системы, вытягивая раненую руку, чтобы предотвратить уплотнения, пока его нечеловеческая кровь затянет рану.
Как ни велики были его силы, настала пора отступать.
Но как?
И тут, призраком, прорвавшимся в реальность, прибыло решение вопроса. Маленьким, уязвимым призраком, покрытым татуировками и в изодранной одежде.
Она бежала к нему. Чианни.
Она выбралась из разрушенного шаттла и нашла Сахаала.
ТерминаторДата: Среда, 21.08.2013, 19:55 | Сообщение # 127



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Примитивные умы сервиторов не расценивали ее как угрозу. Она не была упомянута в списке целей или агрессивных сил, поэтому механизмы полностью игнорировали жрицу.
Инстинкты Сахаала восстали против придуманного плана — целая жизнь была прожита под знаком подозрений и паранойи, поэтому само понятие доверия почти отсутствовало у Повелителя Ночи. Но он упрямо отогнал опасения, приняв окончательное решение.
Другого пути все равно нет.
Чианни была рабой, которой можно доверять. Она никогда не покидала его. Жрица оказалась настолько слепо преданной, что смогла пробраться через огонь боевых действий, лишь бы быть рядом с хозяином.
Он с болью доверял ей свои тайны. Теперь пора ей вступить в игру.
С ней Корона Нокс будет в безопасности, по крайней мере, пока он не прикончит эти новенькие механизмы и не обретет свободу.
— М-милорд? — проверещала Чианни, так как воздух ревел от осколков, пронизавших дым и пламень.
Болтерная очередь выбила крошку из плит у ног Сахаала, и он отскочил, одновременно срывая Корону с головы и пихая в руки обвинителя.
— Беги! — заревел он. — Не задавай вопросов, проклятие! Не позволяй к ней никому прикоснуться! Беги же!
Жрица мышью юркнула в сторону, а Сахаал, оказавшись необремененным, издал такой вопль ужасной радости, что волосы на его затылке встали дыбом. Взмахнув когтями, он сделал скачок.
Теперь Сахаал шагнул бы сквозь болтерные очереди всей Галактики. Он нырнул бы в океан огня. Он вознесся бы в залитые потоками мелты небеса — и все ради того, чтобы добраться до ублюдков, которые посмели встать у него на пути. Он вырежет глаза инквизитора, один за другим и будет носить, как трофеи, на поясе.
Когда ему не надо было беречь священное наследие, Сахаал мог сделать ВСЕ.
Он мог...
Пушки сервиторов смолкли.
Мир, казалось, начал дышать снова. Сахаал припал к плитам и зашипел, вдыхая едкий дым, мешающий его чувствам. Рана на плече полностью затянулась, но ниже блокады Повелитель Ночи еще ощущал сильную боль, которая могла вызвать шок. Сахаал тряхнул головой, отстраняясь пока от заботы о физическом теле, и огляделся.
Сервиторы отступали, наверняка унося своего хозяина — инквизитора, словно уже успешно выполнили задачу. Щупальца оптики развевались за ними хвостами.
Ледяное подозрение охватило Сахаала, он быстро оглядел помещение галереи, борясь со змеей страха, заползшей в живот.
Чианни.
Она должна была успеть убежать. Она должна сохранить Корону в безопасности.
Где она?
Паника охватила Повелителя Ночи, бисеринки пота выступили на бледном лбу. Обвинитель стояла там, где он оставил ее, Корона была зажата в ее кулаке, невидящие глаза смотрели в клубы дыма.
— Беги! — проревел Сахаал так, что оба сердца запульсировали в ушах. — Беги!
Время остановилось.
Инквизитор вышел из дымного тумана и ласково положил руку на плечо Чианни. Разум Сахаала перевернулся.
— Спасибо, Дисимулус, — проговорил инквизитор, забирая Корону Нокс из податливой руки. — Ну вот и все.
Чианни моргнула:
— Благодарю, милорд.
В один миг ее голос изменился, становясь низким басом, а лицо задергалось, стремительно меняясь. Даже Сахаал вздрогнул.
Кожа бывшей жрицы бугрилась, мускулы растягивались. Весь ее облик тек, как резина на огне. Даже глаза становились другими. Когда «она» заговорила вновь, голос бывшего обвинителя стал голосом мужчины.
ТерминаторДата: Среда, 21.08.2013, 19:56 | Сообщение # 128



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Она... теперь он.
— А моя доза, милорд? — спросил этот новый человек. Инквизитор Каустус кивнул, потом встретился взглядом с Сахаалом и подмигнул. Затем он сунул руку в карман и вытащил небольшой кожаный мешочек, который протянул «Чианни».
— Полиморф, — ухмыльнулся инквизитор. — Как же ты мог доверять наркоману, а, Повелитель Ночи?
Мир Сахаала рушился. Сражение в Стальном Лесу. Чианни была ранена, но не погибла... Нет, погибла! Она должна была умереть, чтобы этот... эта изменяющаяся пакость смогла занять ее место и отправиться в ржавые пещеры.
Еще одно предательство. Еще одна причина никогда не доверять ни единой живой душе.
У Сахаала нет ничего. Он не может ни на кого положиться. Все; что у него осталось, — это гнев. Генетический подарок повелителя — сосредоточенность боли и безумия.
Дисимулус торопился уйти, сжимая свою проклятую плату. Сахаал указал когтем на сердце Каустуса, глаза Повелителя Ночи затлели столетней ненавистью.
— Ты умрешь, — бросил он и прыгнул. Прыжковые ранцы могуче взревели за его плечами. И тут все изменилось.
Когда Сахаал в одном мгновении от цели, когда он уже почти вонзил когти в самодовольное лицо инквизитора, когда его Корона готова была вновь оказаться в его власти...
Сверкнул свет. Рванулся поток воздуха. На Повелителя Ночи обрушились странные измерения, никогда не виденные человеческим глазом, корчащиеся одно в другом. В ноздри ударило озоном. Космодесантник захрипел — свет разрушал его мир.
Но Сахаал упрямо тянулся когтями к желанной цели, которая размывалась перед его полуослепшими глазами в бесформенное пятно.
Странные фигуры затанцевали из внезапно открывшегося портала. Гибкие тела и яркие цвета, высокие прически и колышущиеся плюмажи пронеслись пред взором Повелителя Ночи со скоростью мысли. И среди них явился закутанный в мантию принц, рунный полубог, чьи ветвистые рога сияли электрическим огнем, а посох сочился безудержной властью...
Сахаал узнал его.
Колдун...
Его посох вспыхивал всеми цветами радуги, потрескивающее гаусс-пламя окутывало его, распространяя псионический ужас.
Сахаал еще успел подумать:
«Они прибыли закончить то, что начали много столетий назад.
Пришли забрать то, что не могли украсть тогда. Ублюдки ксеносы.
Эльдары пришли забрать Корону Нокс!»
Каустус с учтивым поклоном повернулся к мерцающему лидеру, держа Корону на вытянутых руках. Иглы сомнения и страха поразили разум Сахаала, скручивая спазмом мышцы и сбивая дыхание.
Он рухнул на пол и больше ничего не чувствовал.

Мита Эшин

Все происходило слишком быстро.
Признание инквизитора, визит Повелителя Ночи, явление Короны... Оружие, которым тыкал ее в бок прежний хозяин, словно она бездушный кусок мяса.
Мита видела все.
Что-то изменилось в кошмарном космодесантнике. Его вид больше не нагонял отвратительный страх, его появление не заставляло Миту задыхаться от скверны и грязи. Вокруг больше не роились, защищая его, чирикающие твари, невидимые и злорадные, — проклятые варпом создания Темных Богов, создававшие вокруг него непроницаемый щит, живую броню, через которую псайкер и не надеялась проникнуть.
ТерминаторДата: Среда, 21.08.2013, 19:56 | Сообщение # 129



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Мита удивилась: как Повелитель Ночи сумел избежать хищников Разлома? Как смог очистить душу от инфекции, которая медленно пожирала его?
Неужели теперь он равен ей — такой же заложник в грязной игре обмана и манипуляций?
В любом случае, как ему ни удалось очиститься, один эффект был достигнут — раньше Мита при приближении к его разуму испытывала чувство, будто проглотила пригоршню угольев, а теперь могла свободно исследовать. Только сейчас псайкер видела истинного Повелителя Ночи.
И эти ощущения были слишком сильными для нее.
Необычайная печаль, бездна одиночества, пропасти подозрения, вины и паранойи. Душа Повелителя Ночи была истерзана и опустошена.
Боль. Гнев. Амбиции. Страдание. Изоляция. Горечь.
Словно собственная душа Миты, только увеличенная в миллиард раз.
Девушка ощутила его кратковременную радость в момент обретения Короны. Она испытала его горечь, когда победа ускользнула меж пальцев. Разрывалась на части от сомнений и возносилась на гребень триумфа, когда Сахаал вручал Корону помощнице...
Помощницу Мита сразу признала — странная душа без центра, без четкого эго. Она уже ее встречала однажды.
Появление Дисимулоса удивило Миту, хотя она разделила ужас Повелителя Ночи. А потом вкусила вместе с ним отвращение и страх последующих событий...
При своем появлении эльдары создали варп-шторм, столь мощный и сконцентрированный, что Мита рухнула на колени, зажимая кровоточащие уши. Каустус оставил ее на попечение сервиторов — без всякого сомнения, игрушек убитого губернатора. И пока астральный водоворот сотрясал тело девушки, пушки механизмов невозмутимо отслеживали ее судорожные подергивания.
Ей было плевать. Сервиторы были жалкими декорациями по сравнению с тем, что явилось из дыма и пламени центра галереи.
Каустус, какой же ты ублюдок. Ты заключил сделку с дьяволом...
Будучи членом Ордо Ксенос, Мита знала больше простых людей о ксенонапасти по имени эльдары. Они были древней расой и превосходили людей в технологии, а их тела якобы были идентичными человеческим и потому близкими для понимания. Был, правда, один нюанс — они думали по-другому. Их жизни подчинялись тщательно выбранным призваниям: и этот путь нельзя было изменить до самой смерти.
Человечество путешествовало в варпе, как семена деревьев, разносимые ветром, применяя лишь самую элементарную навигацию. Для людей варп был опасным океаном, в который отваживались выходить лишь самые безрассудные.
Эльдары управляли варпом. Они жили и старели наравне со звездами. Они сражались как призраки. Там, где огромные неуклюжие массы Империума ощущали примитивные чувства и говорили жалкими языками, эльдары обменивались яркими мыслями. Уровень их астральных и псионических сил был таков, что Мита казалась рядом с ними грудным ребенком. Примитивным животным, едва способным исполнить пару команд и при этом не забыть, что нужно дышать.
Мита была ребенком рядом с полубогами, а на задворках мозга, там, куда не проник страх от присутствия ксеносов, там, где она не мучилась от боли и гнева, исходивших от Повелителя Ночи, псайкер задалась вопросом:
Неужели и обо мне так думают простые люди? Из-за этого они так меня ненавидят?
Но даже если Мита знала об эльдарах чуть больше, чем простые смертные, они все равно оставались для нее тайной за семью печатями, как и для любого человека. Когда девушка обучалась в Либриум Ксенос на Сафаур-Инкисе, она прочла много трудов, посвященных этой расе: эльдары всегда действовали без видимого повода, случайные и абстрактные, заканчивающие некую древнюю игру по только им известным правилам, которых людям не постигнуть. Вот все, что ей было известно: эльдары управляли будущим, водоворотом шансов и случаев, которые рождались в варпе, как пена в бушующем океане.
Каустус каким-то образом знал, что Корона Нокс прибудет на Эквиксус.
Ему предсказали...
ТерминаторДата: Среда, 21.08.2013, 19:57 | Сообщение # 130



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Он был в союзе с ксеносами с самого начала...
Эльдаров было восемь, хотя трудно было быть в этом уверенной — они передвигались, как жидкий свет, никогда не оставаясь в покое. Мите показалось, что она может разглядеть их оружие — зажатые в длинных руках плоские метатели, похожие на плоды экзотического растения. Эльдары заскользили из портала, созданного, как догадалась Мита, с помощью их знаменитой технологии, именуемой «Паутиной»,— путей, проложенных в варпе, плавающих там, как невообразимо сложная и хрупкая сеть, несомая ветром.
Доспехи лидера сверкали миллионами синих и желтых гравировок, несметным количеством рун и пылающих символов. А над их головами псионический взгляд Миты различил нечто похожее на сияющие люминесцентные лампы.
Лидер эльдаров ударил Повелителя Ночи один раз, ослепительная вспышка проскочила между рогами его шлема и космодесантником. Находясь параллельно в разуме Сахаала, Мита тут же испытала такой же шок и едва не отключилась.
Словно в другом мире, эльдары собрались вокруг инквизитора Каустуса. Где-то в невыразимой дали клыкастый человек протягивал колдуну руки, которые крепко сжимали Корону Нокс, а рогатый ксенос потянулся, собираясь принять ее.
Мите казалось, что она видит сон, который немедленно растает при пробуждении, и вокруг окажется лишь чернильная темнота. Она с трудом понимала происходящее.
Псайкер была в разуме Повелителя Ночи, когда эльдар ударил, Космодесантник был сбит с ног, его разум отключился, чувства расплылись. Сила колдуна бросила его на пол, а поскольку Мита была рядом, ее затянуло внутрь души Сахаала.

Мита оказалась в мире, отличавшемся от всего, что она видела прежде. Мрачные фиолетовые небеса, в которых тучи клубились в водоворотах, сходясь и расходясь наперекор слабому ветру. Лица, состоящие из газообразных субстанций, превращающиеся в такие формы, которых Мита совершенно не желала видеть.
Сама земля казалось твердой — песок и пористые скалы, которые, вопреки логике, были мягкими на ощупь. Воздух насыщался электричеством, которое начало пощелкивать в волосах Миты, наполняя голову звуками приближающейся бури.
Здесь ничто не казалось реальным.
Отдаленные горы задрожали, как миражи, хребты извивались, как ожившие корни, исчезая и появляясь по собственной прихоти.
Где она?
Несколько ужасных моментов Мита думала, что очутилась в родном мире демона. Она слышала об этих местах: странные планеты, где законы физики почти не действовали, где каждая молекула жила по собственным законам и управлялась Хаосом. В Инквизиции ходили страшные слухи о таких мирах, а поскольку Мита видела изломанные пейзажи, эфирные ущелья и внезапно появляющиеся реки, текущие из ниоткуда в никуда... она начала подозревать самое худшее.
Но нет... Это не царство Хаоса. Чем больше девушка приглядывалась к воющим небесам и сверхъестественным потокам света и тьмы, чем больше изучала сцены на глади луж и пробовала на вкус кипящий воздух, тем ясней ей представлялась правда. Она начинала понимать, куда ее занесло. Она узнала аромат этого места.
Мита вздохнула и внимательно посмотрела на свою руку, концентрируясь на изменениях, фокусируя силу псайкера.
— Меч, — произнесла она.
Сверкающая сабля появилась в ладони девушки. Мита понимающе кивнула и выкинула оружие. Оно растворилось в воздухе раньше, чем коснулось песка.
Псайкер нашла Повелителя Ночи там, где, она была уверена, он и будет. На плато, окруженном круговой цепью острых пиков, Сахаал сидел на верхушке камня. Его руки были прикованы цепями к скале, оковы змеились между лодыжками и запястьями, опутывая Повелителя Ночи с головы до ног. На нем не было шлема и брони. Когти были вырваны.
Мита впервые смогла ясно увидеть Сахаала, без всяких помех. Кожа космодесантника была столь бледной, что казалась прозрачной, под ней ясно просматривались синие вены, четко виднелась различная аугметика, выделялся каждый шрам, каждый след былых ран. На плечах и груди мерцали слои черного металла, который уходил глубоко в тело, сливаясь с тугими мускулами и костями.
Мита никогда в жизни не видела столько шрамов, Самым удивительным было лицо Повелителя Ночи. Девушка ожидала самодовольной недоброжелательности. Необузданного и нераскаявшегося зла. Горящих красным огнем глаз — демонического облика, который излучал скверну открыто, как гноящаяся рана. Вместо этого ее встретил пристальный взгляд взволнованого ребенка. Лицо Сахаала было человеческим — болезненным и изможденным, возможно покрытым слишком многими морщинами от бесконечных лет гнева и хмурых взглядов.
Но его глаза были глазами младенца. Древние и одновременно полные замешательства. Это были глаза юноши, которому никогда не позволяли состариться, которого выхватили из жизни людей в юном возрасте и никогда не позволяли вернуться.
— Где она? — спросил измученный человек.
ТерминаторДата: Среда, 21.08.2013, 19:59 | Сообщение # 131



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Если его разум и был поврежден после удара колдуна эльдаров, никаких признаков этого не наблюдалось.
Мите казалось, Сахаал просто в шоке — монотонный голос, немигающие глаза.
Он вызывал жалость.
— Это ваш разум, — ответила девушка, не в силах найти в себе ненависть. — Сон, если хотите. Вас поймали и заключили сюда как в ловушку.
— А ты?
Она пожала плечами:
— Я не знаю. Возможно, я тоже в ловушке.
Сахаал рассматривал ее. При всем сюрреализме ситуации, обнаружив себя скованный и лишенным брони, Повелитель Ночи хранил замечательное хладнокровие.
— Это сделали эльдары?
— В некотором смысле — да... Они заставили вас самого все проделать.
Сахаал кивнул, совсем не удивленный.
— Да. Они так уже делали некогда... Только не с моим разумом.
— Неужели? — Мита нахмурилась. Повелитель Ночи посмотрел сквозь нее.
— Вначале, — сказал он, — ассасин убила моего повелителя. Она похитила драгоценность, поэтому мне пришлось последовать за ней. Понимаешь? Я забрал ее назад, но тут явились эльдары.
— Драгоценность? Вы имеете в виду Корону Нокс?
— Корона, да... Они постарались ее украсть, но я их опередил. Я не дал им наложить на нее лапы, понимаешь, ведьма? Тогда они заманили в ловушку меня. Мой корабль. Мы оказались в глубоком варпе.
— А что такое Корона Нокс? — Мита выпалила вопрос, который мучил ее ужасно давно.
Впервые с того момента, как Мита очутилась в этом нереальном мире, лицо Сахаала посуровело, глаза сузились, пронзая ее. Он смотрел на девушку так, словно ее невежество глубоко оскорбило его.
— Ты не знаешь?
Мита вновь пожала плечами:
— Ну... она похожа на настоящую корону.
— Ха! Похожа на корону — и только? — Сахаал тряхнул головой, сверкнув черными глазами. — Нет, маленькая ведьма, это не просто корона. Она была создана Ночным Охотником из адамантия, добытого из ядра Ностромо, его родного мира. Он носил Корону всю жизнь, она защищала его в минуты, когда он кричал от безумия и ужаса. Она приглушала шепот варпа... Корона Нокс — это все, что осталось от моего повелителя, ведьма. Она наполнена его божественной сущностью, запечатанной в том драгоценном камне. Это совсем не простая корона... Это наследие Ночного Охотника, которое он передал мне в день смерти.
Мита начала понимать, но не могла поверить.
— Но... Конрад Керз был убит тысячелетия назад...
Сахаал нахмурился:
— Десять тысячелетий. Сто столетий. Я был слишком долго заключен в тюрьму.
Псайкер увидела правду его слов. Она уселась на песок перед древним разбитым существом.
Он ненавидел уже целую вечность.
Как дознаватель, Мита понимала, что должна любой ценой уничтожить этот пережиток Великой Ереси. Сахаал сейчас был полностью в ее власти — голый и беззащитный, здесь, в царстве псионической материи, пойманный в ловушку собственного разума, будто вывернутый наизнанку. Она могла его раздавить, как слизняка. Мита представила, как формирует оружие в руке, и немедленно ощутила холодное прикосновение, набирающее тяжесть.
ТерминаторДата: Среда, 21.08.2013, 19:59 | Сообщение # 132



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Но его глаза...
Такие одинокие. Такие ранимые.
— Кто ты? — спросил он, путая ее мысли. — Кому ты служишь?
Мита сглотнула и спрятала оружие за спиной:
— Я Мита Эшин, дознаватель Священной Императорской Инквизиции.
— Ты служишь этому... Каустусу? Который украл мое наследие?
— Да, но... так было раньше. Больше не служу.
— Он уволил тебя, да? Выкинул!
— Все не так просто...
— Все всегда просто. — Сахаал отвел взгляд. — По крайней мере, для нас.
— О чем вы говорите?
— Ты знаешь, маленькая ведьма. Маленький мутант. Маленькая мерзость.
Мита дернулась, очищая разум.
— Ты не заставишь меня впасть в ярость, предатель, — бросила она.
Повелитель Ночи попробовал пожать плечами, но цепи не позволили ему этого. Тогда он вновь посмотрел ей в глаза.
— Я не ищу твоего гнева, — спокойно сказал он. — Только твоего понимания. Потому спрошу снова: кому ты служишь?
— Я уже отвечала. Я служу Империуму.
— Но они ненавидят тебя.
— Только не Император! Аве Император! Император любит всех, кто восхваляет Его!
— Ха! И ты действительно в это веришь? Слова уже сформировались в голове Миты, словно она автомат: конечно, она верит этому! Конечно, Император любит ее! Но в глубине души эти догмы звенели пустотой, простые цепочки слов, за которыми ничего не стояло. Разбитая внезапной внутренней сумятицей, псайкер подняла оружие и направила его в грудь Повелителя Ночи.
— Мне нельзя было слушать предателя, — пробормотала она.
Но дрожь в голосе выдала ее с головой.
О моча и дерьмо варпа, ей действительно надо было все услышать. Все, что скажет ей эта тварь.
Но почему? Почему она чувствует такую обязанностъ?
Может, таким способам Мита испытывает свою веру?
Или наслаждается тем, что есть еще создания, мучащиеся теми же вопросами...
Измученная тварь не выказала страха при виде оружия.
— Значит, — изогнул бровь Сахаал, — тебя любит единственное существо из бесчисленных миллиардов? И этого достаточно?
— Более чем достаточно! Если бы вы понимали это, никогда не отвернулись бы от Его света!
Сахаал улыбнулся удивительно теплой улыбкой, которая почти никогда не посещала его ледяного лица.
— А может быть Император без Империи?
— Нет, но...
— Именно. Они взаимосвязаны. Один миллиард миллиардов душ презирает тебя. А единственная душа, как ты заявляешь, любит. Тебе не кажется, что это грустная пропорция?
— Без любви Императора нет ничего. «Вакуус Император дилиго илик нускуам».
Мита опустилась до того, что начала как попугай повторять школьные уроки. Улыбка Повелителя Ночи говорила о том, что он все понял.
— Некогда я зубрил то же самое, — произнес Сахаал, выделяя голосом слово «некогда».
ТерминаторДата: Среда, 21.08.2013, 20:00 | Сообщение # 133



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Мита повертела оружие в руках, придумывая осуждающие слова.
— Избавьте меня от ваших попыток осквернить меня. Моя вера сильнее стали.
Сахаал наклонился к ней, его глаза были полны искреннего любопытства.
— Почему ты сражаешься со мной, если мы одно и то же?
— Я отличаюсь от вас!
Гнев окутал Миту, разодрав в клочки последнюю гордость. Одна мысль, что она может иметь нечто общее с этим... этим дьяволом... Прежде чем она успела подумать, ее пальцы нажали на спусковой крючок.
Выстрел ударил скованную фигуру в бок, разрывая странную плоть, испаряя ее в небо, но в этом искаженном царстве из раны хлестнул свет, а не кровь.
Повелитель Ночи не подал признаков боли,
— Конечно, отличаешься, — прошипел он, выдавая муку голосом. Его глаза мгновенно утратили всю ребяческую трогательность. Они хитро и жестоко мерцали. — Ты, — нечистое порождение, служащее его имени. Тебя ненавидят. Они боятся и ненавидят тебя, но не забывают использовать...
— Нет, нет!
— Да, используют, но лишь пока ты нужна, понимаешь ли ты это? А что будет потом, маленькая ведьма? Думаешь, тебя поблагодарят?
— Это... вы ошибаетесь... не совсем так...
— Единственное различие между нами, девочка, заключается в том, что ты все еще носишь рабский хомут, а мой повелитель научил меня быть свободным!
Мита почти взревела — невидимый яд, который пролил Сахаал, начал душить ее, разъедая пленку уверенности.
— Свободным?! — выпалила девушка. — Вы получили свободу, повернувшись к Хаосу! Вы нашли спасение в Ереси, раздери вас варп! Это не свобода — это безумие!
Какое спокойствие на его лице! Какая древняя печаль!
— Ты не права, дитя. Мы никогда не были рабами Темных Сил. Мы сражались под знаменем ненависти, а не скверны,
— Ненависти? А что вы ненавидели? Вы сбились с пути по собственному выбору, предатель. Вас никто не заставлял!
В глазах Сахаала впервые зажглись живые эмоции. Это истинное чувство, внезапно поняла Мита. Оно поднималось из глубины души и вылетало из ноздрей при каждом выдохе, как стая саранчи, — такая же ненависть, как и недавнее презрение.
— Мы ненавидим вашего проклятого Императора. Вашего сморщенного бога.
— Я убью вас! Еще одно грязное слово — и я с удовольствием...
— Ты же спросила, что я ненавижу? Я ненавижу единственное существо, которое говорит о гордости и чести, заставляет сыновей любить отца, которое улыбается и выцарапывает каждый акт поклонения, а затем изворачивается, как больная собака, и вцепляется зубами в спину собственному сыну!
— Заткнитесь! Заткнитесь, разрази вас проклятие!
— Я ненавижу существо столь больное, настолько уверенное в собственном величии, столь извращенное собственной славой, что оно отвечает на величайшие жертвоприношения предательством!
Мита билась в сетях голоса Повелителя Ночи, изо всех сил пытаясь избавиться от замешательства, все больше захватывающего ее.
— Жертва? Ваш повелитель пожертвовал только собственной душой!
Глаза Сахаала скучающе ее осмотрели.
— Он пожертвовал своей человечностью, дитя.
Его голос вдруг стал настолько меланхоличен и печален, что Мита обнаружила, как весь ее гнев улетучивается словно дым. Оружие заплясало в пальцах, на глаза навернулись слезы.
— Ч-что?
— Он стал чудовищем. Он создал нас, его Повелителей Ночи, какими мы ему представлялись. Мы должны нести ужас и ненависть, добиваясь повиновения через страх. Он отказался от всей чистоты, забыл о человечестве, которое никогда не приняло бы его... ради которого он рисковал безумием и проклятием. Все ради того, чтобы принести порядок и закон в Империум отца.
— Он отдал душу тьме и...
ТерминаторДата: Среда, 21.08.2013, 20:01 | Сообщение # 134



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Ты меня не слушаешь. Тебя там не было. Я же говорю тебе, маленькая ведьма: он пожертвовал душой по воле Императора. Он стал ручным чудовищем, служащим необходимости Империума. И как ему отплатили? Его посадили на цепь. Оскорбили перед братьями. А потом? Даровали поцелуй ассасина.
— Он зашел слишком далеко! История не лжет! Произвол Ночного Охотника, знаменитое...
— Произвол? Мы исполняли приказ! Мы делали лишь то, что нам говорили! Слушай меня, дитя, — этот так называемый произвол Ночного Охотника был санкционирован!
— Не может быть... — Перед глазами Миты плыли огни. — Нет, нет... Император никогда не одобрил бы...
— Ему нужен был порядок там, куда его могла принести лишь необузданность. Император вызвал Ночного Охотника и отдал приказ, который ему очень хотелось отдать. А затем сделал из нас козлов отпущения. Он закричал о произволе, а Империум вторил ему.
— Вы не правы, вы не правы, вы не правы...
— Мой повелитель жаждал лишь уважения и гордости отца. А все, что он получил, было презрением. Ничего удивительного, что он присоединился к толпам еретиков. Ничего удивительного, что Конрад Керз воевал вместе с ними, ощущая, что лишь они могли ослабить власть отца. Но он ошибся.
— Нет, нет, нет, нет, нет...
— Посмотри на меня, дитя. Смотри на меня!
Голова Миты выполнила команду сама собой, несмотря на бормотание, льющееся изо рта. Слишком много нового. Слишком много надо осмыслить. Слишком много для одного разума, чтобы понять
— Мой повелитель был убит ассасином, ты это знаешь?
Девушка напрягла память, где хранились те давние уроки истории, которые казались ей нереальными мифами.
— Д-да... ее послали, чтобы убить злодея... Когда Ересь была пресечена... Другие Легионы бежали в замешательстве... Но не Повелители Ночи. Верховный Лорд Терры решил, что, если они убьют Керза, Легион распадется сам собой...
— Половина правды. Половина лжи.
— Я не понимаю...
— Ты знаешь, какие были последние слова Ночного Охотника, обращенные ко мне? Знаешь, что он сказал, сидя на троне и ожидая ассасина?
— Н-нет...
— Он сказал: «О, как могучие падут».
— Почему?
— Он наконец понял то, чего никто еще не осознавал. Его отец, его великий Император, его Божественный Создатель оказался так же порочен и беспощаден, как и сам Ночной Охотник. О, как могучие падут... Увидь, как божественность низринет себя, избавляясь от чудовища, которого сама создала.
Один вопрос стучался и пытался быть услышанным в сердце Миты, тонущей в море сомнений.
— Низринет себя? Послал убийцу? Это после всего содеянного Конрадом Керзом? После ужасов Ереси? А что еще оставалось делать Императору?
На мгновение, казалось, сомнения отступили. Мита ощутила, как отыграла одно очко, нанесла первый ответный удар.
Повелитель Ночи оставался непоколебим:
— Что ему было делать? Ничего, если, как ты говоришь, ассасина послали в отместку за Ересь Хоруса. — Он снова наклонился вперед, насколько позволяли цепи, и его черные глаза, обведенные болезненными кругами, казалось, выпили душу из псайкера. — Но дело в том, дитя, что ассасин, убившая Ночного Охотника, не была первой, кто пришел за его жизнью...
— Что-о?!
— Да, она была последней в длинной цепочке. В долгой очереди убийц, от которых избавлялся Керз. Настолько длинной, что бесконечные попытки его убийства исчерпали желание Ночного Охотника принимать ответные меры. Он слишком много перенес, понимаешь? Он был Охотником! Он был первым и самым могущественным! Он управлял тенями! Он царил в ночи! А потом Император отменил свое официальное разрешение, в самом конце Большого Крестового Похода, еще до начала Ереси. Керза призвали к его повелителю и оскорбили перед всеми братьями, заставив оправдываться. И что, он предал честь Императора? Сказал правду, пытаясь обелить себя? Показал всей семье двуличность отца? Нет, он был верен — он выслушал все обвинения с безграничным терпением.
— Я помню историю... — Древние тексты всплыли в памяти Миты вместе с залами пыльных библиотек. — Он напал на собрата-примарха, Рогала Дорна. Так он проявил свою верность, Повелитель Ночи?
ТерминаторДата: Среда, 21.08.2013, 20:02 | Сообщение # 135



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Напыщенность Дорна всегда выводила его из себя. Мало ему было несправедливых упреков отца, так еще терпеть насмешки неосведомленного глупца? Конечно, он проявил характер... Кто бы не поступил на его месте так же?
Мита открыла рот, готовя насмешку, но остановилась. Это печальное существо перед ней не заслуживало издевательств.
— И что было дальше? — выдохнула, сдержавшись, она.
— Моего повелителя посадили под домашний арест. Он проводил время в медитации, беседовал со своей гвардией.
— И?..
— Одно такое совещание было прервано черным дьяволом. Убийцей. Ребенком. Понимаешь меня? Его послали убить Ночного Охотника. Послали заставить его успокоиться навсегда. Кто еще мог послать его? Кто, как не ваш святой и справедливый Император? А главное, помни, ведьма, — это случилось до того, как Хорус отвернулся от света и начал Ересь!
— Это... это просто невозможно.
— Нападению помешали, и мой повелитель рассердился. Только тогда он познал, истинное «правосудие» отца. Он прервал совещание, чтобы собрать силы и составить план ответных действий. Керз был в ярости из-за покушения на свою жизнь. Оно стало первым среди многих до и после Ереси. Достигнув Тсагуалсы, Ночной Охотник прекратил бегство. Он выстроил дворец, который, как он знал, послужит ему мавзолеем, и стал ждать гадину, которая придет за его головой и украдет Корону. — Сахаал чуть пошевелился. — Вот так, дитя. Как видишь, Конрад Керз был убит вовсе не за участие в Ереси. Он был убит не за произвол или неподчинение. Нет... его убил отец, который больше не смог придумать, как его можно использовать. Превративший его в ненавистное всем чудовище. Использовавший его как пугало для многочисченных врагов. Император забрал у него все человеческое, а затем отплатил за жертву предательством. — Повелитель Ночи вздохнул. — Теперь ответь мне, маленькая ведьма, ты все еще думаешь, что тебя не используют? Все еще мечтаешь о некой... награде за верную службу? Все еще считаешь, что тебе лишь кажется, что все ненавидят мутанта-псайкера ? Все еще уверена, что Император тебя любит?
Если бы в этом нереальном мире у Миты было тело из плоти, ее бы сейчас вырвало кровью, настолько велика была сила отвращения, охватившего ее. Недоверие боролось с уверенностью, сомнения клубились в душе огромной грозовой тучей.
Словно судно, которое всегда считалось непотопляемым, вдруг треснуло по всему корпусу и начало стремительно тонуть. Каждый клочок веры, который Мита Эшин черпала в Императоре, сейчас таял и разрушался.
Она посмотрела на Повелителя Ночи заплаканными глазами и выстрелила.
Цепи, сковывающие Зо Сахаала, лопнули и загремели по камням.
Он улыбнулся дикой улыбкой и начал вырываться из тюрьмы разума, торопясь заявить права на то, что принадлежало лишь ему.

ЧАСТЬ ПЯТАЯ
КОРОНА НОКС
Мы пришли за тобой!
Боевой клич Повелителей Ночи

Зо Сахаал

Пробуждение нельзя было назвать нежным. Сахаал вырвался из трясины сна, этой псионической ловушки, которую колдун воздвиг вокруг него. Теперь Повелитель Ночи был до краев заполнен гневом, и каждый мускул его тела стонал от ненависти.
Он ощущал руки, управляющие скольжением клинков, которые сверкнули перед ним россыпью мечей. Он чувствовал, как вены вздуваются на шее. Он почуял когти на ногах, механические крючья, встроенные в носок каждого ботинка и царапающие плиты пола, на котором он валялся без сознания... Повелитель Ночи резко вскочил. Без сознательных мыслей, лишь по прихоти ярости. Сахаал ощутил струю горячего воздуха, когда его прыжковые ранцы пробудились к жизни, и головокружение, когда он с максимальным ускорением устремился в воздух. В крови бушевал гормональный шторм, делающую плоть гибкой, как сталь, но сейчас он не противился этому. Впервые Сахаал приветствовал его, текущий огненной струей по венам, словно создающий второй слой брони.
Он открыл рот и издал вопль-плач баньши.
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Саймон Спуриэр Повелитель Ночи
Страница 9 из 10«1278910»
Поиск: