Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 41234»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Плоть Кретации Энди Смайлли
Плоть Кретации Энди Смайлли
ТерминаторДата: Вторник, 02.04.2013, 08:03 | Сообщение # 1



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]



Прости.
Мы подвели тебя, брат.
Не стоило доводить до этого. Ты выстоял против тьмы, щит против ужасов, которые называют ее домом. Ты убивал и проливал кровь. Ты выжил там, где другие братья не смогли. Ты отдал все, пожертвовал всем, и теперь у тебя не осталось ничего, что стоило бы защищать от бушующего внутри неистовства.
Но ты все же мой брат, и не заслуживаешь такого. Не тебе нести бремя вины.
Мы – дети войны, крещеные пеплом победы. Мы – младшие сыновья нашего отца, и от этого еще более свирепы. Его боль полыхает в наших венах, ее не в силах ослабить застаревшая гордость и возложенный на нас долг. Мы – это он в самом чистом и разгневанном своем облике. Мы пытались затупить гнев о сами звезды, ведя крестовый поход не менее кровопролитный и беспощадный, чем все, что мы знали прежде. Мы безжалостно пускали галактике кровь. Мы сами истекали кровью, сражаясь до конца. Но мы не очистились, мы не отвечали за свои действия. Жажда побеждала.
Кретация могла стать нашим спасением.
Первая глава
Планетарная высадка

Тамир не попытался спасти Кесефа. Прижавшись к скале, он даже не бросил на юношу прощальный взгляд, когда тот пролетел мимо. Слабакам не место на Кретации. Кесефу лучше умереть, чем выжить и заразить племя порченой кровью. Тамир потянулся к следующему выступу и замер. Кесеф не кричал. Воин не дал услышать свою смерть Тамиру и остальной охотничьей группе. По крайней мере в этом была честь. Когда охота закончится, Тамир отправит Харута отыскать и сжечь тело Кесефа. Он не позволит земле поглотить дух юноши.
Не обращая внимания на сочащуюся из ладоней и ног кровь, Тамир поднял руку и принялся взбираться дальше. Вокруг него поднимались другие воины, с еще большей осторожностью карабкаясь на гору. Тамир знал, что многие сорвутся, прежде чем они доберутся до вершины. Ранодон выбрал себе логово в хорошем месте. Четырехкрылые звери гнездились на вершине горы, откладывая богатые питательными веществами яйца подальше от когтей вечно голодных хищников. Камень под руками был неровным, шероховатым, словно шкура рычащего баразавра. Он впивался в кожу и высасывал силы. Но Тамир знал, что подъем это только начало, худшее ждало их впереди. Раскинувшееся дальше плато опаляло жаром, подогреваемое огнем, который клокотал в недрах гор. Они должны бежать как можно быстрее или обгорят до костей. Тамир впился пальцами в трещину и подтянулся выше, защищенный змеящимися по всему телу, сросшимися шрамами. Солнца умерли и возродились много раз с тех пор, как Тамир впервые вышел на охоту, и он скучал по колющей боли юности, мучению, которое прибавляло прыти его конечностям. Сейчас Тамир не чувствовал почти ничего, кроме биения сердца.
Его внимание привлекло движение слева. Харут прекратил восхождение и показывал в небо за ними. Тамир проследил за взглядом следопыта, когда на него посыпался град горящих обломков. Он приник к склону и отвернулся от неба, позволив пламенному ливню хлестнуть по спине. В ноздри проник запах жженой кожи, заставив его поморщиться. Еще трое из его охотничьей группы сорвалось со скалы, их крики утонули в рычании огненной скалы, от которого задрожал весь утес. Тамир затрясся от паники. Если они прогневили гору, она извергнет свою ярость и смоет их со склонов волной пламени. Он бросил взгляд на вершину, но гора безмолвствовала, равнодушная к их присутствию. Тамир выругался из-за своей глупости. Они провели все требуемые ритуалы, вымазавшись керамической глиной с подножья холмов. Дух горы не мог почуять их. Огонь с небес вызвало что-то другое.
Тамир оглянулся на небо, когда вниз полетело несколько объятых пламенем камней, которые в ореоле огня и пыли рухнули в лес за следующим хребтом. Внутренности Тамира, сжавшиеся от ужаса узлом, послали в вены заряд адреналина. За тем хребтом находилась его деревня.
- Бакту! Бакту! – прокричал Тамир, приказывая охотничьей группе спускаться вниз так быстро, как они только осмеливались.
ТерминаторДата: Вторник, 02.04.2013, 08:03 | Сообщение # 2



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Деревня исчезла. Упавшие камни оставили огромные кратеры, стерев деревянные хижины с лица земли. Деревья мальаи попадали друг на друга, будто снесенные ураганным ветром. На плакучих листьях подрагивали языки пламени, пожирая то, что от них осталось. Тела людей из племени Тамира исчезли в густом дыму, который поднимался от темного пепла, укрывшего землю, а с ней и все следы жизни. Массивная челюсть Тамира не шевельнулась, его сердце оставалось столь же твердым, как мышцы, бугрившиеся на груди, словно камни.
Он не печалился о ком-то конкретно. Судьба не всегда бывала благосклонной, таким был естественный порядок вещей. Но из-за смерти женщин и детей солнцу придется не раз обойти небосвод, прежде чем племя сможет заменить павших в бою. Чтобы выжить, им придется набирать воинов из соседних племен. Это было только начало кровопролития, которое, без сомнений, вскоре последует.
Погруженный в груду развороченной земли в лучах солнца сиял громадный камень. Тамир бросился к нему, намереваясь отомстить. Он разобьет его и сделает из осколков себе дубину. Воин застыл, мышцы напряглись в ожидании, когда скала зашипела и выплюнула гейзеры пара. Секунду спустя участок внешнего слоя скользнул вниз, исчезнув в невидимом углублении. Несколько воинов Тамира отшагнули назад, но сам вождь остался стоять на месте и зарычал, когда наружу вывалился зверь с зеленой кожей.
Существо издало приглушенный рык и рухнуло на колени. Из раны в его боку текла густая кровь. Под плотью напряглись тугие мышцы, свидетельствующие о заключенной в них силе. Под дьявольскими красными глазками сверкнули кинжально-острые зубы.
Тамир обошел зверя. От него несло хуже, чем от выгребной ямы. Если бы он стоял прямо, то, вне всякого сомнения, оказался бы вдвое выше его, хотя и небольшим по сравнению с огромными животными, чьей крови уже изведало его копье. Харут и Кои шагнули ближе. В их движениях Тамир прочел стремление убить зверя и развел руками, чтобы их остановить. Эту деревню защищал он, и право убить принадлежало ему и только ему. Согласно хмыкнув, оба воина вернулись к остальным.
Зеленый зверь натужно дышал, словно пытался подняться. Зарычав, Тамир ударил копьем в руку зверя, пригвоздив ее к земле. Зеленокожий взревел от боли, из его пасти закапала слюна. Тамир рванулся вперед и отсек ему руку, заостренный камень с легкостью разрубил кость. Зверь подавился рыком, боль, которая заглушила голос, заставила его повалиться на спину. Из обрубка руки, смешиваясь с пеплом в густую жижу, вытекло столько крови, что обычный человек стал бы мертвенно-бледным.
На охоте подобное зрелище приводило охотничью группу Тамира в исступление, вызывая хор радостных криков и свиста, но сейчас воины хранили молчание. За убийство во имя мести не полагался трофей, оно не несло богатства, достойного своей цены.
Всматриваясь в каждый мучительный спазм на морде зверя, Тамир снял дубину с пояса. Он хотел запомнить это убийство.
Плюясь от ненависти, зеленокожий вырвал копье из руки, оставив на нем кусок мяса, и бросился к Тамиру.
Вождь предвидел движение, но размеры зверя придали ему скорости. Отскочив назад, Тамир избежал его клацнувших зубов, но угодил под мощный удар справа. Кулак зеленокожего врезался ему в лицо. Тамир с содроганием услышал хруст скулы, но боли не было. Зеленокожий продолжил атаку, ткнув обрубком руки ему в нос. Вождь закашлялся, когда рот наполнился кровью и вонью плоти чужака.
Сил зверю хватило ненадолго. Даже его кажущееся неукротимым тело не могло выдержать такой потери крови. Тамир поднырнул под очередной удар и, поднявшись, врезал существу дубиной по голове. Удар разорвал зеленокожему щеку. Он со стоном рухнул на землю, рядом с ним рассыпались пожелтевшие зубы. Тамир наступил на грудь зверю и принялся раз за разом бить его по голове, лишь сильнее распаляемый кровью, которая забрызгивала его тело. Вождь продолжал вбивать череп зверя в землю, пока его тело не перестало дергаться.
Тяжело и отрывисто дыша, Тамир поднялся на ноги. Его конечности были покрыты кровью существа, из-за чего грязь на коже приобрела темно-красный, жестокий цвет. Вождь выпрямился, облаченный в багрянец, и воздел оружие в небо.
- Рута, рута намуна, ар-а! – прокричал Тамир.
Сородичи повторили его клич. Они были разрывателями кожи, пожирателями плоти.

Смерть в пустоте нисколько не трогала Амита.
Магистр ордена Расчленителей посмотрел в оккулюс флагмана на россыпь мерцающих во мраке плазменных торпед, которые неслись к скитальцу орков. Корабль был обездвижен, разворочен бомбардировочными орудиями и бортовыми залпами. Хотя Амит и не видел ее, он знал, что перед торпедами летела эскадрилья «Громовых ястребов», расчищая дорогу для смертоносных зарядов – боевые корабли прореживали поле обломков, которое еще несколько часов назад было орочьим флотом. Лишь резкие вспышки турболазеров и пульсирующее мерцание огня лазерных пушек указывали на их текущее местоположение.
ТерминаторДата: Вторник, 02.04.2013, 08:04 | Сообщение # 3



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Это была не та битва, которую он жаждал. Его пульс был спокойным, кровь в венах холодной, сквозь тихое урчание энергетической брони не слышалось биение сердца. На борту звездолета он чувствовал себя ненужным. Сражения между флотами были обособленными… событиями, строго регламентированными, логическими процессами, которые бессчетные души выполняли по велению невидимых повелителей. Большая часть жертв в космосе была результатом последствий: сожженные плазменными выбросами, утонувшие в охладительной жидкости, затянутые в промозглые объятия пустоты; люди умирали едва ли не по воле случая. Амит почти не видел разницы между этим и тем, как люди гибли в мирное время. Они умирали в горящих домах, тонули в разлившихся реках, замерзали в холодные зимние ночи; люди гибли подобным образом задолго до того, как присоединились к своим межзвездным богам.
Амит отвернулся от оккулюса и оглядел сводчатый мостик. С далекого потолка, словно большие слезинки, свисали лампы, их багровый маслянистый свет изливался на пол. За щелкающими пультами, которые управляли системами «Виктуса» работали десятки сервов в серых мундирах, из-за бесчисленных ауспиков и экранов с текущими по ним данными их кожа казалась ярко-синей. Прошло много недель с тех пор, как они в последний раз покидали посты. Вьющиеся трубки с физраствором и стимуляторами подпитывали изможденных сервов и держали их разумы наготове, пока другие выносили за ними экскременты. Амит сомневался, что кто-то из них переживет следующую пару часов. Механические сервиторы шагали по металлической палубе, вокруг их измененной кожи клубился дым благовоний, пока они бормотали благословения обрывками машинного кода. Дергающиеся гололитические скопления в арочных вестибюлях отображали восемь ударных крейсеров, входящих в состав флота. На мостике царила почти полная тишина, звуки непрерывной деятельности заглушались фоновым гулом работающих двигателей флагмана.
- Попадание неизбежно, мой лорд, - просипел серв-тактик, когда торпеды врезались в орочий корабль, его голос охрип от девяноста часов непрерывного сражения.
Амит бесстрастно посмотрел сквозь оккулюс на противника, бросив на него последний взгляд, прежде чем его полностью не поглотил взрыв. Даже по орочьим меркам корабль был превращен во что-то неузнаваемое и неподдающееся описанию. Он был крупнее любого другого корабля, с которым Амиту приходилось прежде сталкиваться – сплошная масса камня и покореженного металла, казалось, столь бессистемная конструкция не давала ему никакого права на существование. Ракетные шахты, вентиляционные трубы, сенсорные антенны и орудийные установки торчали под всевозможными углами. Его корпус состоял из остовов тысяч кораблей. В некоторых Амит узнал имперские суда, другие принадлежали ксеносам, все они смешались воедино с той же непосредственной грубостью, с которой орки вели войну.
Амит рассматривал его прочные борта, когда торпеды попали в цель, и задался вопросом, какая же история таилась в этом дрейфующем мавзолее, на какие осколки прошлого он вот-вот навеки разлетится?

- Все вражеские контакты уничтожены, милорд.
Капитан Нета Пиа поднялась с командного трона и ухватилась за поручень. Погоня через всю Кориотисскую систему оказалась долгой, и она не вставала с кресла четырнадцать циклов. Она победно встала, из уважения к магистру ордена и чтобы заодно размять ноги. Нета посмотрела на Амита и ее пробрала дрожь. Она никогда не привыкнет к нему. Скорее бог, нежели человек, он был шире любой переборки, возвышался над ней почти вдвое, благодаря терминаторским доспехам, и на целую голову превосходил братьев-капитанов Баракиила и Исмериила, неподвижно стоявших по обе стороны от него. Древняя броня Амита была покрыта вмятинами и шрамами, как корпус «Виктуса», его глаза казались столь же древними, как звезды, между которыми он странствовал.
- Выжившие есть? – даже без шлема и металлического шипения вокс-решетки голос Амита походил на холостое рычание цепного меча.
- Сюрвейеры, сканирование широкого спектра, - сказала Нета. – Если хотя бы один из зеленокожих монстров выжил, я хочу знать об этом, - она резким тоном отдала приказ хору сервов сюрвейера и прислуживающим им сервиторам.
Лоботомизированные рабы вздрогнули, когда в их бинарные вены хлынул поток данных.
- Обработка, - как один произнесли они.
Нета вслушивалась в неестественный машинный говор, пока сюрвейеры собирали сведения. Она слышала, что на планетах не столь диких, как ее собственная, бормотание сервиторов считалось прекрасным – технокомпозиторы и машинные адепты собирали вместе сервиторов с различными функциями и логическими ядрами и дирижировали их несвязной речью, превращая ее в нечто похожее на искусство. Нета заскрежетала зубами. Запинающееся бормотание сервиторов только играло на нервах.
ТерминаторДата: Вторник, 02.04.2013, 08:04 | Сообщение # 4



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Ее внимание привлекла замигавшая на пульте руна.
- Судя по плазменным следам и остаточному тепловому излучению, несколько кораблей совершили посадку, милорд, - сказала капитан флота.
- Покажи мне, - Амит повернулся к тактическому гололиту, зависшему над командным помостом.
Система из семи миров. Неотмеченная на карте. Слова потекли по гололиту, когда планеты обрели фокус. Секунду спустя на трех планетах высветилось скопление пульсирующих сфер, отмечающих, где исчезли сигнатуры кораблей орков.
- Здесь, милорд, - с помощью субвокальной команды Нета резко усилила фокус четвертой планеты, и остальные миры исчезли на заднем фоне. – Большинство орков сбежало на эту планету.
Гололит вздрогнул, когда когитаторы корабля начали анализ планеты. Нета раздраженно цокнула, увидев, что относительно планетарной массы, населения, атмосферных условий, климата и минеральной плотности поступили лишь отрицательные ответы. – Сюрвейеры, мне нужно больше информации.
- Сожалею, капитан, но мир окутан электромагнитными бурями и густым облачным покровом. Ауспики не в состоянии просканировать его.
- Хитро, - Нета по-волчьи оскалилась. Она давно подозревала, что орки – не просто дикари-грабители. Выжившие пытались спрятаться под пологом загадочной четвертой планеты.
- Отозвать «Громовые ястребы», - раздался у нее из-за спины гулкий голос Амита. – Пусть рота соберется в ангаре.
Он собрался уходить.
- Милорд? – спросила Нета, когда трое бронированных гигантов двинулись к выходу из зала.
- Помоги брату-капитану Азазелю отловить остальных орков, капитан, - на ходу бросил Амит.
- Да, милорд, - Нета выпрямилась и приступила к обязанностям, вызывая кормчих и комм-офицеров, чтобы связаться с ударным крейсером Азазеля из флотилии Расчленителей.
- Капитан Нета… - Амит остановился у дверей и обернулся в ее сторону. – Вы хорошо сражались. Даже спустя столетие войны в вашей крови еще горит огонь. Если возьмете систему под контроль, я прослежу, чтобы картографы узнали ваше имя.
- Милорд, - Нета поклонилась. Когда легионы предателей превратили ее мир в выжженную скорлупу, верность Империуму укоренилась в глубине ее души. Когда Кровавые Ангелы освободили планету, она дала обет вечного служения. До этого момента все, чего она хотела от жизни, это убивать врагов человечества. Но быть увековеченной на звездной карте, чтобы ее помнили до тех пор, пока не остынут сами звезды… - Кровью Его, будет исполнено.

Исмериил подождал, пока дверь не закроется и замки не встанут на место. Лишь оказавшись наедине с Баракиилом и Амитом он, наконец, заговорил.
- Мой лорд.
Амит повернулся к нему и отметил, что красные сферы бионических глаз Исмериила все так же непроницаемы. Оптика светилась в слабом освещении коридора, отбрасывая багровые отблески на металлическую пластину, скрывавшую левую часть его лица.
- Говори, Исмериил.
- Разумен ли ваш план, лорд? Орки не выбрали бы четвертую планету только от отчаяния. Здесь может быть их логово, в котором обитает множество тварей, - продолжил Исмериил, словно не замечая растущее раздражение Амита. – Мы не знаем, что нас там может ждать. Дайте мне скаутов, позвольте должным образом разведать…
Амит шагнул в упор к Исмериилу.
- Ты считаешь меня трусом, брат-капитан? – другой Расчленитель открыл было рот, но Амит продолжил, прижавшись лбом ко лбу Исмериила. – Я не один из педантичных тактиков Жиллимана, - магистр ордена поднял багровую перчатку. Сервоприводы в адамантиевых сочленениях зарычали, когда он сжал пальцы в кулак. – Меня защищает кровь, а не теневой плащ диверсантов Коракса.
- Лорд, - Исмериил не отвел взгляда.
Амит ухмыльнулся решительности Исмериила. Если ордену судилось выстоять, ему понадобятся командиры вроде Исмериила, которые проведут его через кровавые времена. Но Амит был слишком пропитан насилием, чтобы измениться. Он не мог отрицать Кровь – ее зов все громче звучал у него в разуме.
ТерминаторДата: Вторник, 02.04.2013, 08:05 | Сообщение # 5



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- А что скажешь ты, Баракиил? – Амит обернулся к другому капитану.
- Меня не волнует, сотня или тысяча орков на этой планете. Мы уничтожим их, но можем послужить лучше, если продолжим крестовый поход в Саккарском секторе. Звездные Фантомы направили нам призыв о помощи, - Баракиил говорил спокойным голосом, его лицо не выдавало никаких эмоций. – Пусть здесь все зачистят ауксиларии. Нам есть где пролить достаточно крови.
- Нет, - ответил Амит, крепко стиснув челюсти, словно пытаясь сдержать растущий внутри гнев. – Ты ошибаешься.
«Ее никогда не бывает достаточно. Жажда побеждает», - закралась в его разум мысль. Это чувство он не мог – не хотел – озвучивать. Если он, сильнейший среди них, потеряет надежду, то… Амит зарычал.
- Оглянитесь, братья. Среди наших воинов растет беспокойство. Их гнев ощутим, словно палуба у нас под ногами. Слишком много времени прошло с тех пор, как наши клинки вкушали кровь. Мы атакуем.
- Звездные… - заговорил Баракиил.
- Мы не отчитываемся перед Звездными Фантомами, и у нас будет достаточно времени, чтобы очистить Саккару. Мы закончим начатое.
Баракиил склонил голову, его голос превратился в приглушенный рык.
- Как того пожелает Кровь.

Сотня избранных Императора. Сотня воинов в багрово-пепельных доспехах. Сотня ангелов смерти.
Амит стоял во главе воинов на палубе сбора, великан среди великанов. Он окинул их взглядом, запоминая каждого бойца, которого собирался вести на войну.
Между ровными рядами Расчленителей ходили сервы в угольно-черных робах, умащивая их доспехи смазочными и охранными маслами.
Стоящий слева от Амита Баракиил воздел ротное знамя, шестиметровый стяг, собранный внизу, где он касался пола. Прочная материя была порвана и обтрепана. Амит знал, что некоторые его кузены не одобрили бы столь печальное состояние знамени. Даже Кровавые Ангелы, их прародители, почитали свои штандарты как священные реликвии, обладавшие силой и тяжестью истории. Но Амит предпочитал, чтобы его стяги были покрыты грязью и кровью с поля брани. Каждое багровое пятно свидетельствовало о проявленной чести лучше любых витиеватых строчек на полотнище.
Чаша, ангел в одеяниях палача, капля крови в зазубренном круге… Амит бросил взгляд на украшавшие стяг несочетающиеся изображения, которые соединялись вместе неровными швами. Некогда одно знамя было тремя. Их сшили на Ваале, когда Расчленители только появились на свет. Три знамени, по одному для каждой роты, которые действовали под его непосредственным командованием, с Первой по Третью. Но война и Жажда опустошали роты, пока в них не осталось по горстке воинов. Тогда Амит объединил выживших в одну, его роту. У нее не было ни названия, ни номера. Она и была всем орденом, а ее знаменем стало слияние трех прежних штандартов.
Вне всяких сомнений, подобная непочтительность к предписаниям, изложенным в Кодексе Жиллимана, не понравилась бы примарху. Амит улыбнулся. Он искренне на это надеялся. То, что владыка Макрагга решил заковать в цепи легионы, было наивной иронией – он отсутствовал на единственно значимом сражении, и Амит не позволит, чтобы его воины страдали из-за провала Ультрадесантников.
- Кровью Его мы сотворены, - Амит ударил кулаком по нагруднику.
Собравшиеся Расчленители ответили на его слова, мощный грохот сотни воинских приветствий прокатился по палубе сбора, будто удар грома.
- Кровью Его мы защищены, - Амит опустился на колени, и рота последовала его примеру, сервоприводы в коленях заработали, словно поршни.
- Кровью Его мы победим, - Амит снял перчатку и провел ножом по ладони. Горячая кровь струйкой закапала в узкий желоб в металлической палубе. Остальные Расчленители пролили кровь вслед за магистром ордена.
Темная жидкость потекла через дренажные мембраны в Грааль Ортус, чашу возрождения. Грааль стоял в освященной комнате под палубой. После боя рота Амита выпьет из золоченой чаши, чтобы павшие воины могли и дальше жить в их венах.
Из рядов вышел капеллан Зофал и, раскачивая розарием, встал рядом с Амитом.
- Мы – воплощение мести, - капеллан начал Морипатрис, мессу рока. Его слова подействуют на тех Расчленителей, которые более не могли сдерживать свой гнев. Он поприветствует их в рядах Роты Смерти, где они, наконец, обретут покой.
Амит не сводил глаз с пола, пока Зофал проводил мессу, мысленно спрашивая себя, скольких воинов он лишится из-за зова Жажды. Его пульс участился, когда катехизис капеллана взбудоражил сердце убийцы, и на краткий миг Амит подумал, что на этот раз именно ему судилось облачиться в черные доспехи смерти.

Изрытые шрамами противовзрывные щиты и клыкастые люки распахнулись настежь, когда «Виктус» приготовился выпустить Амита и его воинов в пустоту. Громадные пусковые туннели представляли собой немногим больше, чем темные точки на фоне необъятного багрового корпуса боевой баржи.
ТерминаторДата: Вторник, 02.04.2013, 08:05 | Сообщение # 6



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Из «Виктуса» вырвалось семь кораблей, сполохи их двигателей затерялись среди тысяч эмиттеров и мигающих сенсоров, исследующих бронированное покрытие корабля-родителя: три «Громовых ястреба», приземистых танка, которые летали, казалось бы, вопреки своей угловатой конструкции, и четыре меньших, более хрупких «Грозовых орла». Все они, за исключением одного, были выкрашены в багрово-пепельные цвета. Корпус последнего «Грозового орла» был столь же черным, как окружающая его пустота, и в нем находились те, кого избрала Жажда.
Крыло боевых кораблей на полной скорости направлялось к четвертой планете. «Грозовые орлы» плотным строем прикрывали незащищенные фюзеляжи более крупных «Громовых ястребов», проносясь сквозь обломки флота орков. К резким вспышкам турболазеров добавилось мерцание лазерных пушек, когда боевые корабли начали прокладывать путь сквозь поле обломков. Пилоты легли на самый короткий курс к миру, сокрушая тупыми носами небольшие препятствия, по корпусам непрерывно колотили осколки и затвердевшая космическая пыль, оставляя на верхних броневых плитах свежие царапины.

Скаут Кассиил поморщился и потянулся к магнитной подвеске, внутренне напрягшись, когда вокруг него задрожал корпус «Ярости Ваала».
- Здесь нет подвески, парень, - сказал неофиту брат-сержант Асмодель. – Тренировка окончена. Пора стоять на своих двух.
Выговор заставил Хамиеда довольно хмыкнуть. Он сидел напротив Кассиила в «Громовом ястребе», водя зазубренным клинком по испещренному серебряными прожилками точильному камню. Это должно было стать последним заданием Хамиеда перед вступлением в ряды полноправных боевых братьев. Скаут-ветеран уже приобрел некоторую схожесть со своим прародителем. Его некогда темная кожа побледнела, глаза стали пронзительно-синими, столь часто встречаемые у братьев ордена, а коротко подстриженные волосы начинали светлеть. Хамиед бросил на Кассиила холодный взгляд, его глаза казались куда беспощаднее, чем сжатый в руке клинок.
Кассиил подавил рык, но заставил себя опустить взгляд. Из всех новоприобретенных даров привыкнуть к Жажде оказалось сложнее всего. Его пульс никогда не успокаивался, сердцебиение остальных громом отдавалась в ушах. Он представил, как бьет Асмоделя лицом о переборку и треск ломающейся кости, когда вгоняет локоть в череп сержанта.
«Пусть в груди твоей воцарится мир, и прибереги гнев для болтера».
В мыслях Кассиила, словно успокаивающий ветерок, пронеслись слова капитана Акрасиила. Магистр рекрутов произнес их после того, как оттащил его от глотки другого неофита Кровавых Ангелов. Те три минуты в дуэльных клетях стоили ему многих часов покаяния.
- Даже не знаю, - произнес Мелехк, указав на тяжелый болтер, который он держал. – Некоторое оружие полезнее другого.
Кассиил ухмыльнулся, обрадовавшись хоть какому-то отвлечению.
Мелехк куда лучше заботился о своем оружии, чем о плоти. После боя он всегда сначала проверял его и перезаряжал, и лишь затем позволял апотекарию осмотреть раны. Из-за этой привычки вся левая часть его лица превратилась в лоскутное одеяло из перешитой кожи, а на месте левого глаза тускло светилась бионика. Многие братья-скауты Мелехка предпочитали бесшумную точность снайперской винтовки, но существовало немного созданий, к которым он не смог бы подкрасться, задушить либо выпотрошить клинком. Когда приходило время огнестрельного оружия, Мелехк неизменно радовался грозному реву своего тяжелого болтера.
- Что скажешь, Изаил? – спросил массивный скаут у пятого и последнего члена отделения.
Изаил промолчал, погруженный в задумчивое молчание.
Кассиил заметил, как Мелехк прищурился. Он ненавидел Изаила всеми фибрами души. Двое скаутов состязались за место заместителя Асмоделя, которое пока занимал Хамиед, а с его скорым уходом вражда братьев только усилилась. Кассиил окинул их взглядом. Они отличались, как лед и пламя. Мелехк был широкоплечим и импульсивным, Изаил же отличался худощавым телосложением и расчетливостью. Во время последнего задания Мелехк сплотил запаниковавших Каритианских ополченцев и укрепил линию обороны. Изаил сделал то же самое чуть дальше в окопах, но если Мелехк говорил о долге и чести, возбудив в ополченцах пламенную ярость, то Изаил убивал людей до тех пор, пока они не поняли намек и не вернулись в строй.
ТерминаторДата: Вторник, 02.04.2013, 08:06 | Сообщение # 7



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Еще один пассажир «Громового ястреба» неподвижно стоял перед спусковой рампой. Пусть Григори последним взошел на борт боевого корабля, но покинет его первым. Его громадные плечи перекрыли в ширину весь транспортный отсек. Каждый зубец многометровых эвисцераторов, сжимаемых в руках, был вдвое крупнее человеческой головы, но воин словно не чувствовал их тяжести. Адамантиевый корпус Григори покрывали пергаментные свитки и строчки золотых письмен. Он был багровым монументом славы Ваала. Кассиил почтительно посмотрел на него. Сложно не чувствовать себя крошечным и незначительным в присутствии дредноута. Почитаемый герой ордена, Григори сражался вместе с Амитом на самой Терре и сразил десятки архиврагов в последние дни Великой войны.
- Думай о настоящем, неофит, - сказал Асмодель.
Несмотря на слова сержанта, мысленно Кассиил продолжал возвращаться к павшему космическому десантнику, чье генетическое семя вживили в его собственное тело. В каких великих войнах ему довелось участвовать? Сколько жизней он отнял? Какая судьба постигла его? Заслуживал ли он, Кассиил, владеть подобным наследием?

Пять минут до вхождения.
Обновленный статус багрянцем мигнул на ретинальном дисплее Манакеля, сидевшего в «Копье Сангвиния». Воин поерзал, чтобы приспособиться к слабому изменению в гуле, когда корабль приготовился к вхождению в атмосферу. Почти вот уже десять лет «Грозовой орел» нес в бой его вместе с собратьями-штурмовиками. Плавные изгибы боевого корабля стали для него такими же родными, как урчание силовых доспехов.
- Приготовиться, - голосовые связки Манакеля были разрублены орочьим ножом, и его слова хрипом донеслись из механического вокализера. Он почесал змеящийся по горлу шрам, злясь на мучительную пародию своего бывшего голоса, и магнитно закрепил шлем.
- Я – мщение Его, а Он – щит мой, - Манакель покрутил в руках цепной меч брата-сержанта Серафима и, следуя ритуалу, прижал острие его лезвия к палубе. Тот же орк, который лишил Манакеля голоса, убил Серафима, вырвав из его груди основное сердце. Так седьмое отделение перешло под его командование. – Мы принесем погибель врагам Его, как Он несет избавление душам нашим.
Пока братья повторяли за ним боевую литанию, Манакель чувствовал на плечах всю тяжесть ответственности, будто на грудь ему поставил ногу Титан. До сегодняшнего дня эти слова произносил Серафим, а его изуродованный голос был лишь грубым подобием почитаемого брата-сержанта.
Манакель был воином до мозга костей, но понимал, что Лаххель или Нанаил стали бы куда лучшими командирами. Он чувствовал на себе взгляды обоих космических десантников и не сомневался, что они также знали об этом.
- Как того пожелает кровь.
Манакель крепче сжал цепной меч Серафима, закончил ритуал и раздавил свои сомнения между перчаткой и навершием оружия. Он поведет так, как вели его самого, решительно настроенный почтить дух наставника или умереть. Скоро клинок Серафима вновь вкусит крови.

Две минуты.
Амит стиснул пальцы, заставив заискриться поверхность цепных кулаков. Каждая минута в «Громовом ястребе» казалась впустую растраченной вечностью, пока он бессильно стоял вместе с почетной гвардией – девятью сильнейшими воинами Расчленителей. Они были заключены в керамитовом корпусе «Мести», каждую секунду ожидая, что из-за сбоя систем или нападения упадут с небес к бесславной гибели.
- Вижу, вы так и не наведались к ремесленникам, лорд, - сказал Баракиил Амиту по закрытому каналу, указав на следы от пуль и царапины, которые покрывали доспехи магистра ордена.
- Доспехи пока работают, - безразлично ответил Амит. – Их не нужно чинить.
Баракиил промолчал. Тактические дредноутские доспехи были чем-то большим, нежели просто комплектом брони. Они были реликвией ордена, артефактом времен, когда человечество могло создавать чудеса техники. Судя по всему, ничего подобного больше не будет. Его выводило из себя то, что Амит не обслуживал их надлежащим образом.
- Как скажете.
Амит ощутил, как от тона Баракиила в нем поднялась волна гнева, но, по правде говоря, он был рад мимолетному отвлечению – после разговора они стали на секунду ближе к высадке. Оба его сердца сердца неугомонно колотились в груди, словно звери, натягивающие поводок. Ему отчаянно хотелось спустить их, позволить им биться с гулким темпом, который требовался только для боя. Амит заскрежетал зубами от нарастающего пульса, отметив, как счетчик задания в шлеме мигнул на нуле.
ТерминаторДата: Вторник, 02.04.2013, 08:06 | Сообщение # 8



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Вхождение в атмосферу.
- Кровь Предателя, - брату-пилоту Разиилу приходилось прилагать все силы, чтобы удержать «Грозовой орел» в воздухе, едва тот проник в атмосферу четвертой планеты. Мышцы рук молили о передышке, когда ураганные ветра начали вырывать у него управление. Они били по корпусу «Копья» и терзали крылья, угрожая сбить корабль с курса. «Грозовой орел» дрожал и дребезжал, как будто угодил под зенитный огонь. Бронестекло кабины заволокло пеленой угольно-черных облаков, скрыв от Разиила дальнейший путь. Несмотря на сенсорные модули «Грозового орла», авточувства доспехов и собственное усиленное зрение, пилот не видел дальше носа корабля. Пытаясь удержать текущую скорость и траекторию, Разиил открыл вокс-канал с ближайшим «Громовым ястребом».
- «Копье Сангвиния» вызывает «Ярость Ваала», мы в критическом положении. Прием, - в ухо завизжала статика. Он попытался снова и зарычал от очередного потока белого шума.
- Разиил, что, во имя Императора, происходит? У меня аварийная высадка проходила легче, - раздался по внутренней комм-связи голос Манакеля.
- Радуйтесь, что мы вообще держимся в воздухе, брат-сержант, - ответил Разиил. – Погода ухудшается с каждой секундой, авгурные сигналы неразборчивы. Мы летим вслепую.

Асмодель зарычал, когда над головой заорали сирены, резонируя от стен «Громового ястреба».
- Кассиил, выясни, в чем дело. Изаил, отключи сирену.
Изаил вырвал пучок кабелей из потолка и перерезал их ножом. Едва сирены умолкли, как опять стал слышен гул двигателей «Громового ястреба».
Кассиил взобрался по лесенке в верхний отсек. Прижав ладонь к биосканеру, он вошел в круглый люк, ведущий на летную палубу.
- Братья, почему вы не отвечаете на запросы Асмоделя?
- Мы тут немного заняты, неофит, - ответил Орифиил. Обычно спокойный голос второго пилота превратился в сжатый рык, пока он стоял, склонившись над панелью авгуров.
- Передай сержанту Асмоделю, чтобы готовился к бою, - Михаил, стрелок «Громового ястреба», посмотрел в окно. – Там что-то есть. Кровью своей чую.

На всех вокс-каналах рычала статика, и Амит ругнулся. Он не мог связаться ни с одним из кораблей атакующего крыла. Внешние пикт-камеры «Громового ястреба» передавали на дисплей шлема лишь темноту. Они летели в черной туче в одиночку и наугад.
Амит покачнулся, магнитные застежки на подошвах ботинок закрепили его на палубе, когда «Громовой ястреб» содрогнулся.
- Это не ветер, - заметил Баракиил.
- Согласен, - Амит открыл комм-канал с пилотом «Громового ястреба», едва по корпусу прокатился резонирующий удар. – Задкиил, отчет.
- Хвостовой стабилизатор поврежден, броня правого борта пошла трещинами.
- Причина?
- Неизвестный контакт, лорд, - Задкиил казался отвлеченным. – Анхело что-то заметил, но мы потеряли его в этом чертовом облаке. Наши авгуры слепы.
Амит зарычал, когда «Громовой ястреб» снова задрожал, и с потолка посыпался сноп искр.
- Чем бы оно ни было, убейте его, прежде чем оно разорвет нас.
- Простите, магистр ордена, но как мы можем сражаться с тем, чего не видим?
- Когда сомневаешься, брат, убивай всех.
- Магистр?
Амит собрался объяснить, но Баракиил схватил его за наплечник.
- Если мы откроем огонь, то рискуем попасть по своим же кораблям. Если не изменим курс, «Копье Сангвиния», «Ярость Ваала» и «Гнев смерти» окажутся в зоне поражения.
- Я понимаю это, но нас атакуют. Можно предположить, что остальные уничтожены или сбились с курса, - Амит стряхнул руку Баракиила. – Задкиил, увеличить скорость и угол спуска…
- Лорд, если мы врежемся в гору…
- Мы приземлимся немедленно или погибнем! – рявкнул Амит, когда «Громовой ястреб» снова тряхнуло.
Баракиил прикусил язык. Он доверится воле Крови.
- Анхело, - провоксировал он стрелку. – После следующего удара открыть огонь. Только тяжелые болтеры, - если другие корабли находились в радиусе поражения, если на то будет воля Императора, разрывные снаряды не нанесут им слишком большой урон. – Стрелять до тех пор, пока не сядем.
На дисплее Баракиила мигнула пара иконок.
- Кровь защищает.
ТерминаторДата: Вторник, 02.04.2013, 08:07 | Сообщение # 9



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Цель.
Цель потеряна.
Цель.
Цель по…
Манакель выключил вокс-канал, останавливая неуправляемую корректировку орудийного сервитора.
- Разиил, покинуть строй. Снижайся как можно быстрее.
Заговорил Лаххель.
- Если мы выйдем из строя, «Ярость Ваала» окажется без прикрытия. Нам нужно держаться стандартной скорости спуска и направления.
Манакель скрипнул зубами, когда очередной удар вжал его в подвеску.
- Мы не можем защитить самих себя, не говоря уже о «Смерти». Разиил, посади нас, - механический хрип Манакеля казался еще более мучительным из-за непрерывных встрясок боевого корабля. – Сейчас же.
- Вас понял, включаю…
Ответ Разиила утонул в резком шквале разрывов по борту «Копья».
- Разиил!
- Мы под огнем!
«Грозовой орел» яростно затрясся от еще одной очереди. На этот раз снаряды изрешетили корпус, оставив в стенке линию дыр, каждая из которых была размером с кулак. Манакель едва успел прикрыть голову, когда транспортный отсек наполнился металлическими осколками.
- Маневр уклонения, аварийное снижение.
- Если мы врежемся в другой корабль, нам конец, - сказал Лаххель. Его замечание прозвучало за секунду до того, как корпус прошил очередной поток снарядов.
- Нам конец, если это продолжится, - прорычал Манакель, и его взгляд упал на изодранные трупы Нанаила и Бархиила. Двое Расчленителей обмякли в подвесках с зияющими в груди осколочными ранениями.
Корпус «Грозового орла» завизжал, когда боевой корабль ушел в штопор.
- Разиил? – Манакель тщетно попробовал вызвать по воксу пилота. Выругавшись, он открыл идентификационные иконки отделения. Руны Нанила и Бархиила погасли, Разиила также – пилот погиб.
- Почивайте в мире, братья, - Манакель кратко помолился и открыл комм-канал отделения.
- Поднимайся, Люцифус, и опусти рампу.
Расчленитель, который ближе всех сидел к люку, отстегнул подвеску.
- Наверное, последняя очередь повредила сервоприводы, - голос Люцифуса звучал напряженно, и лишь тогда Манакель заметил, что керамит вокруг его ребер блестит от крови. – Ее заклинило.
- Отойди, - прорычал Манакель и вжал кнопку активации на цепном мече Серафима. На доспехи посыпались снопы янтарных искр, когда он вонзил его в замок и разрубил адамантиевыми зубьями запорные механизмы. Застонав от усилия, он подтянул колено до груди и ударил, выбив дверь и позволив переборке исчезнуть в бушующем снаружи урагане.
- Мы не можем туда прыгнуть, - Лаххель стоял у плеча Манакеля, но ему пришлось кричать, чтобы его услышали сквозь яростный ветер и рев двигателей «Грозового орла».
Манакель обернулся к отделению, выведенные на наплечниках символы ордена придали ему решимости.
- Там, где обычный человек застынет на месте, охваченный отчаянием, космический десантник должен действовать. Мы – сыны Сангвиния, и мы сражаемся до конца!
- До смерти! – разом прокричали воины Седьмого отделения, грохот кулаков по наплечникам прозвучал словно вызов хаосу, воцарившемуся в «Грозовом орле».
Один за другим они выскочили из падающего корабля, исчезая в облачном море.
- Кровь защищает, - Манакель ударил по шлему и ринулся прямиком в пекло.
ТерминаторДата: Вторник, 02.04.2013, 08:07 | Сообщение # 10



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Едва Манакель выпрыгнул из корабля, как его подхватил ветер и протащил под фюзеляжем «Грозового орла». На ретинальном дисплее вспыхнули предупредительные символы, когда он врезался в корпус и пролетел сквозь струю выхлопных газов, идущих из двигателя. Огонь лизнул его доспехи, испепелив пергаменты с литаниями и опалив багровые пластины брони. Скривившись и ничего перед собой не видя, Манакель ударился о крыло. Его отбросило от корабля. Космический десантник включил прыжковый ранец. Ничего.
- Будь ты проклят, Марс, - выругался Манакель, когда высотометр на дисплее шлема начал отсчитывать расстояние до земли.
Он попытался снова активировать прыжковый ранец. Двойные сопла кашлянули, выплюнули пламя, будто соревнуясь с ветрами, но запнулись и погасли. Манакель продолжал падать. На дисплее вспыхнула руна окончания, когда когитаторы доспехов предсказали ему гибель. Несмотря на керамитовую броню и ударопоглощающую мембрану силовых доспехов, едва ли он переживет падение. В Манакеле вспыхнул гнев, и с его губ сорвался звериный рев. Воины так не умирают.
- Кровь, даруй мне отмщение, - с этими словами Манакель закрыл глаза.

Тучи рассеялись без предупреждения. Яркие лучи света от крыльев кораблей Расчленителей пронзили ночное небо, озарив темные очертания громадных деревьев и черных горных вершин.
- Цель. Слава Императору. Вижу цель, - прокричал Анхело в вокс, как только заметил врага.
Раздался рев орудий – «Месть» с новой силой открыла огонь, к грохоту тяжелых болтеров присоединился треск лазерных пушек, когда «Громовой ястреб» взял противника на прицел.
Гудевшие от статики вокс-каналы ожили, и пилоты боевых кораблей начали координировать атаку. На дисплей шлема Амита потекли отчеты о многочисленных воздушных целях. Он отодвинул сообщения в угол и вызвал вид из внешних пикт-камер «Мести». Дисплей моргнул, а затем на правом глазу открылось тактическое окно, позволив ему увидеть нападавших.
Вокруг боевых кораблей Расчленителей кружились четырехкрылые существа, размерами не уступавшие «Грозовому орлу». Их тела и шеи покрывала чешуя, словно комплект сегментной брони. Широкие лбы птичьих лиц сужались к крючковатым клювам, и у существ были длинные, похоже на плети хвосты, которые заканчивались шарообразными костяными наростами. Ближайший зверь использовал такую природную булаву, чтобы колотить по бронестеклу кабины пилота «Мести». Из «Ярости Ваала» вырвался луч раскаленной добела энергии, оставив в груди существа широкую рану. Существо закружилось в воздухе, пока его не изрешетило очередью тяжелых болтеров «Гнева смерти».
Амит моргнул-щелкнул по нескольким пикт-камерам, прокрутив множество каналов, чтобы найти самую панорамную картину боя. Зверей осталось не больше десятка. Многие из них были ранены, их панцири треснулись под ливнем болтерных снарядов, но они продолжали бросаться на корабль Расчленителей, молотя клювами по стабилизаторам и крыльям. Амит восхищался их упорством, но сопротивление было тщетным. Теперь, когда авгуры прицеливания снова работали, Расчленителям понадобилось менее двух минут, чтобы перебить зверей. Охряного цвета туши обрушивались с небес, словно листья, или взрывались кровавым градом, когда стрелки Расчленителей брали их на прицел. Оставшаяся пара существ, преследуемая ракетами с «Ярости Ваала», набрала высоту и исчезла в облаках.
- Посади нас, - прорычал Амит, когда на дисплее погасла последняя иконка угрозы. Его кровь кипела, пульс громом отдавался в ушах. Быть так близко к врагу, но не иметь возможности убить его своими руками, было для него жестоким испытанием. – Сейчас!
- Там некуда приземляться, магистр, - Задкиил пожалел о своих словах, едва они сорвались с его губ.
- Тогда пусть Анхело расчистит место, - голос Амита превратился в угрожающий рев, рокот далекого грома перед бурей.
- Да, магистр ордена, - Задкиил не хотел напрасно тратить боеприпасы, но это все же лучше, чем открыто бросать вызов Амиту, учитывая настроение лорда.
«Месть» обратила орудия на виднеющуюся внизу землю, и чуть погодя огонь открыли также «Зазубренный ангел» и «Ярость Ваала». Три «Громовых ястреба» создали просеку, боевые орудия выворачивали торчащие скалы, пока продолжительные очереди тяжелых болтеров превращали деревья в дымку из щепок и измельченной листвы. Когда машины приземлялись, двигатели кораблей довершили начатое, испепелив то немного, что осталось.
ТерминаторДата: Вторник, 02.04.2013, 08:07 | Сообщение # 11



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Штурмовая рампа «Мести» уже наполовину опустилась, когда посадочные когти коснулись земли. Амит покинул боевой корабль пару секунд спустя, соскочив с края рампы на покрывавшую землю влажную жижу. Почетная гвардия последовала за ним, водя штурмовыми болтерами из стороны в сторону. Жужжащее пощелкивание штурмовых пушек Друала и Тилонаса состязалась с ревом «Гнева смерти» и «Испивающего кровь», пока шестиствольные орудия переходили на огневую скорость вращения. С неба нескончаемым потоком хлестал ливень.
Баракиил вышел вперед и направился к опушке, под громадным весом доспехов его ноги по щиколотку увязали в болоте. По дисплею шлема потекли тактические данные, пока авточувства доспехов анализировали все, на что он смотрел.
- Угроз нет. Зона безопасна.
- Что с остальными? – спросил Амит.
- Все корабли приземлились, за исключением «Копья Сангвиния», - Баракиил не сводил взгляда с леса, в последний раз просканировав местность, прежде чем вернуться в строй почетной гвардии возле «Громового ястреба».
- Уничтожен?
- С «Гнева смерти» заметили его падение.
- Выжившие?
- Неизвестно, лорд.
Амит зарычал и указал на окружающий их лес, задаваясь вопросом, какие опасности их там поджидают.
- Пусть Биеил со своим отделением выжжет деревья в радиусе десяти метров.
В бою Расчленитель был равен орку, но магистр ордена был без понятия относительно численности и расположения вражеских сил. Если зеленокожие нападут в достаточном количестве, Расчленителям грозило уничтожение. Важно расчистить территорию и создать огневой мешок, который позволит им проредить ряды орков, прежде чем встретить их кулаком и клинком.
- Я хочу установить оборонительный периметр за десять минут.
На дисплее Амита мигнула руна подтверждения, и Баракиил отправился выполнять приказ.
- Асмодель.
- Да, лорд, - голос сержанта по воксу прозвучал искаженными обрывками.
Амит остановился, всматриваясь в кромешный мрак ночного леса. Лабиринт деревьев и длинной травы уставился в ответ, их внушительные очертания озарялись вспышками молний, которые то и дело прочерчивали небо.
- Найди мне орков.
ТерминаторДата: Вторник, 02.04.2013, 08:08 | Сообщение # 12



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Многие погибли в тот первый день. Но намного меньше пало позже и еще меньше тех, кто умер впоследствии.
Мы спустились с небес, ангелы огня и смерти, ведомые жаждой мести. Но четвертая планета оказалась миром смерти, покрытым диким лесом, который кишел безжалостными животными и опасными растениями. Это была не прощающая ошибок земля, которая стремилась наказать всякого, кто осмелился ступить на нее. Мы назвали ее Кретацией, что на древнем песочном письме Ваала означало «Рождение гнева».
Как и мы, Кретация была непревзойденным убийцей. В самом ее воздухе витала жестокость. Ветры походили на удары грозного зверя, который стремился сбросить нас с небес; кислотные слезы туч, черных, словно призраки, разъедали багрянец нашей брони. Смерть поджидала на каждом шагу, оценивая нашу силу и испытывая решимость. Мы походили на ангелов из древней терранской легенды, которые угодили в ад.
Но, невзирая на все испытания, гнев Кретации еще не угас.

Вторая глава
Выживание

Асмодель поднял кулак и замер.
По лбу Кассиила градом катился пот, непрерывно скапывая с подбородка – скорость движения была крайне изнурительной. Скаут присел, стараясь отдышаться. Лесной воздух был влажным, наполненным незнакомыми запахами.
- В чем дело, брат? Мы идем слишком быстро? – в вокс-бусине Кассиила тихо затрещал голос Мелехка.
- Щенку следовало остаться в тренировочных клетях, - в отличие от Мелехка, в тоне Изаила не чувствовалось ни капли тепла.
Кассиил промолчал. Его кровь и так бурлила, и он не хотел потерять самообладание из-за язвительных слов Изаила. Он дождется окончания задания и только затем ответит на брошенный этим отбросом вызов. Скаут стиснул зубы и отвернулся. Хотя его от братьев отделяли не больше десяти шагов, Кассиил едва мог их разглядеть. Они двигались тактически рассредоточенным строем, основы которого были изложены в новом Кодексе Астартес, между ними находились тонкие высокие деревья, увитые ползучими лианами, и кустарники. Благодаря такому построению враг не мог наткнуться на все отделение сразу, и скауты могли быстро контратаковать. Каждый из скаутов являлся одновременно и потенциальной приманкой и подкреплением. Но Кассиил, даже не видя, знал, где находятся остальные. Обучение и инстинкты помогали здесь куда больше, чем глаза. Мелехк шел правее него, Изаил далеко слева и сзади, в то время как Хамиед находился справа, а Асмодель прямо впереди.
- Прекратить болтовню, - сказал по комму Асмодель. – Всем избавиться от запаха.
Кассиил опустился на колени и погрузил пальцы в землю. Зачерпнув пригоршню земли вперемешку с палой листвой, он втер ее в лицо и волосы. Следующую горсть он размазал по доспехам и оружию. Хотя ни один скаут не надругался бы над символами и не осквернил бы благословенную Кровью кожу землей этого дикарского мира, все понимали важность подобного действия. Чтобы содержать снаряжение в рабочем состоянии, сервы ордена регулярно смазывали его освященным елеем и очищающими маслами, но они имели характерный запах. Скаут должен полностью слиться с местностью. Кассиилу следовало стать неприметным, как насекомое, которое копошится в земле или лезет на дерево. В ином случае смерть не заставит себя ждать.
- Кровь… - по воксу раздалась брань Изаила, и секунду спустя болт-пистолет скаута гневно взревел.
Кассиил вскочил на ноги и направился к позиции брата прежде, чем успел прогреметь второй выстрел. Услышав крик Изаила, скаут прибавил скорости, невзирая на хлещущие по лицу длинные ветки. Кассиил добрался до скаута на секунду раньше Асмоделя.
Над сержантом, едва ли не вдвое превосходя его ростом, возвышалось громадное трехголовое растение. Его пасти цвета побуревшей ржавчины, похожей на отвалившиеся куски коры под ногами, сомкнулись на теле Изаила. Зазубренные ряды зубов-кинжалов пронзили его плоть и органы, позволив растению высасывать кровь из скаута.
- Императора ради, умолкни, - прорычал Асмодель и оборвал страдания Изаила выстрелом из болт-пистолета. Разрывной снаряд разнес голову скаута на куски.
Если бы не быстрое милосердие Асмоделя, Изаила ждало бы медленное, болезненное обескровливание. Кассиил выкрикнул и открыл огонь, разорвав стебель растения и заставив головы бессильно упасть на землю.
ТерминаторДата: Вторник, 02.04.2013, 08:08 | Сообщение # 13



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- Назад! – предупредил Мелехк.
Кассиил отпрыгнул.
Через секунду Мелехк, заглушая шум леса, принялся палить из тяжелого болтера по дюжине растений, которые появились вокруг поверженного собрата. На руках скаута вздулись могучие мышцы, принимая на себя отдачу оружия. Мелехк сосредоточил огонь на ближайшем растении и прицельной очередью разнес ему головы.
- Оттеснить их на десять шагов, - послышался приказ Асмоделя сквозь ритмичный грохот оружия Мелехка.
Кассиил зарычал и, достав нож, разрубил покрытую колючками лиану, которая метнулась к его горлу. Скаут поравнялся с Хамиедом и ухмыльнулся, когда болт-пистолет вздрогнул в руке и массореактивный снаряд превратил в кашу стебель еще одного растения. Переключившись на автоматический огонь, он повел оружием из стороны в сторону, чтобы прикрыть Хамиеда, когда ветеран-скаут стал активировать осколочную гранату.
- Ложись! – взревел Хамиед и метнул гранату в гущу растений.
Не переставая вести огонь, Кассиил упал на колено. Взрыв испепелил несколько растений и изрешетил остальных градом осколков и проволочными фрагментами. Кассиил поморщился, когда его окутала дымка спор, принявшихся жалить неприкрытое лицо. Из глаз брызнули слезы. Даже погибая, проклятые растения пытались прикончить его.
Асмодель поднял кулак.
- Прекратить огонь! Берегите боеприпасы.
Из-за бешено колотящегося сердца Кассиил едва расслышал голос сержанта. Остальные растения находились слишком далеко, чтобы представлять опасность, но это не имело значения. Его это совершенно не заботило. Он не собирался проявлять к ним ни пощады, ни снисхождения. Вложив нож обратно в ножны, Кассиил подобрал болт-пистолет Изаила. Он поднялся на ноги и тут же открыл автоматический огонь по зарослям враждебной растительности.
- Довольно! – взревел Асмодель и, схватив Кассиила за руку, отвел ствол оружия в землю. – Ты не можешь отомстить всему миру с парой болт-пистолетов.
Кассиил зарычал от злости, продолжая целиться другим оружием в сторону леса.
- Но Изаил, наш брат… мы должны…
- Мы ничего не должны! – Асмодель сплюнул, забрызгав лицо Кассиила слюной. – Ты зовешь Изаила братом, потому что делишь с ним Кровь. Но ты ничего не знаешь об узах братства, о боли, которая сковывает нас крепче керамита, - Асмодель ударил по нагруднику, а затем оттолкнул Кассиила резким ударом в грудь. – Когда ты прольешь кровь за орден, только чтобы увидеть, как те, ради которых ты страдал, в конечном итоге скатываются в безумие, тогда и будешь говорить мне о мести.
Кассиил опустил оружие, все еще дрожа от гнева.
- Я…
- Умолкни, - приказал Асмодель, не сводя глаз с Кассиила. – Мне не нужны ни твои извинения, ни оправдания. Мелехк, забери тело Изаила. Хамиед, прикрой с тыла. Убедись, что мы не привлечем к себе лишнего внимания, - Асмодель отвернулся от Кассиила и обратился ко всему отделению. – Выдвигаемся.

Боль привела Манакеля обратно в чувство. Такого страдания он прежде не испытывал, его тело как будто сохранило каждую рану, которую он когда-либо получал, и в один миг открыло их все. Он с трудом моргнул, чтобы прочистить глаза, и сосредоточился на потоке тактических данных и биометрических показаний, подрагивавших на ретинальном дисплее. Разозлившись, он попытался моргнуть-щелкнуть и убрать их, но бессмысленные символы никуда не делись. Когитаторы шлема получили повреждения. Он активировал вокс и поморщился, когда в ухе зашипела статика.
- Бесполезный кусок железа, - взревел Манакель, и, выплюнув неразборчивые проклятья, сорвал шлем с фиксаторов, и отбросил его.
Зарычав, воин поднялся на колени. Только тогда Манакель заметил, что все еще сжимает цепной меч Серафима. Он крепче схватился за рукоять, стараясь унять боль, которая охватила его.
ТерминаторДата: Вторник, 02.04.2013, 08:09 | Сообщение # 14



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- Похоже, я сдержу обещание, брат-сержант, - процедил Манакель сквозь наполненный слюной рот – побочный результат действия болеутоляющего, бионутриентов и адреналина, которыми его накачали доспехи. Он сплюнул слюну цвета желчи и чуть ослабил хватку на мече, когда коктейль лекарств начал действовать.
Другая его рука безвольно висела, его предплечье было сломано под тошнотворным углом. Воткнув меч Серафима в землю, он отсоединил наруч и перчатку, а затем взялся за поврежденную руку.
- Кровь, даруй мне силы.
Лицо Манакеля исказилось от боли, когда он резко вправил кость. На секунду боль в остальном теле померкла. Скривившись, он сжал пальцы. Если будет на то милость Сангвиния, рука вскоре начнет исцеляться.
Манакель со стоном поднялся на ноги. Сервоприводы эхом отозвались на его усилия, завизжав, когда он попытался встать. Без дисплея шлема воин не знал, насколько повреждены доспехи. Но как бы плохо все не обстояло, он должен справиться. Нажав кнопку отсоединения, Манакель позволил остаткам прыжкового ранца упасть на землю. Двойные цилиндрические сопла раскололись при падении, и он сомневался, что даже мастера-ремесленники ордена сумеют их починить. Достав упаковку керамитовой пасты из отделения на бедре, Манакель нанес вязкую жидкость поверх трещины в пластине на животе. Засохшее на воздухе вещество сохранит герметичность доспехов, пока космический десантник не сможет провести более серьезный ремонт.
Удовлетворившись тем, что его доспехи в приемлемом состоянии, Манакель принялся обследовать тело, сосредоточив внимание на многочисленных ощущениях, которые старались привлечь к себе внимание. Одно за другим он проанализировал их, попеременно напрягая мышцы там, где что-то казалось ему необычным, сверяясь с хранящимися у него в памяти принципами оказания первой помощи. Политравма третьей степени, несколько очагов боли и множественные повреждения… но его конечности остались целыми и находились в пределах боевой эффективности, следовательно, сейчас апотекарий ему не требовался.
Манакель испустил долгий вздох облегчения и посмотрел на луч света, пробивавшийся сквозь дыру в пологе листвы, которую он оставил при падении. Если выжил он, то, возможно, смогло и остальное отделение.
Выдернув меч Серафима из земли, Манакель стиснул рукоять двумя руками и приложил лезвие к груди. Он вырос на Аракелле, мире воинственных племен. Среди его народа ходила пословица: «Как мужчина находит путь к женщине, так оружие находит путь к войне». Эти древние слова были исполнены поэтичности. Использование клинка в качестве волшебной лозы казалось безумием, но иного выбора у него попросту не оставалось.
- Направь мой гнев… - Манакель уставился на оружие и провел им вокруг себя. Он прокусил губу и сплюнул на лезвие кровь. – Веди меня к мести.

Тамир следил за багровым великаном с дерева итамоп, скрытый пологом кинжально-острой листвы. Это был уже седьмой зверь, на которого он натолкнулся за последнюю пару часов. В отличие от остальных, этот был еще жив.
Он видел, как те падают с неба, словно капли крови, которые, несмотря на ветер, извергали пламя. Но звери быстро поняли, что жестоко ошиблись. Разъяренные ветра бросили их на землю и разметали по лесу, словно слабых детей племени, которых старейшины сбрасывали с утесов Илсе. Хотя не ветра были повинны в смерти остальных, по крайней мере не всех. Тамир нашел нескольких великанов разорванными на куски, их внутренности были разбросаны по земле, от конечностей остались мясистые ошметки. Каксароз наткнулся на них первым. На их багровых шкурах остались его следы. Тамир безошибочно узнал резцы хищника.
ТерминаторДата: Вторник, 02.04.2013, 08:09 | Сообщение # 15



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Багровые великаны отличались, хотя и выглядели не менее впечатляюще, от зеленокожих тварей, которые погубили его деревню. Тамир с благоговением наблюдал, как стоящий перед ним великан осмотрел красную шкуру, а затем снял свое лицо и отбросил его. Охотник подался ближе и поморщился, когда тот сел. Разозлившись на свою непонятливость, Тамир тихо проворчал и коснулся черепа гериоха, который защищал его голову. Великан носил шлем. Он хотел было подползти ближе, но шок приковал его к месту. Хотя у великана был широкий лоб и бледная кожа, под шлемом скрывался человек, такой же, как он сам.
Тамир скорее почувствовал, нежели услышал, как тревожно зашепталась сотня воинов, которая собралась рядом с ним в зарослях, пытаясь понять, на что же они смотрят. Тамир махнул рукой в сторону земли, приказав воинам замолчать и не шевелиться. После гибели деревни он собрал под свое знамя много племен, и еще больше с тех пор, как с неба упали багровые великаны. Слухи о появлении великанов разлетались, будто дождевая вода, из ртов всех, кто мог говорить, грозя утопить племена в страхе. Вождь Сабир говорил о духах воздуха, сотворенных из крови покойников, которые вернулись за живыми. Вождь Ра’д верил, что великанов породили горы. По его словам, они были созданиями огня и пепла, посланными, чтобы испытать людей на храбрость. Он с Сабиром находился по другую сторону зарослей, наблюдая за великаном вместе со своими охотничьими группами. Почтенный вождь Аббас заявил, что его дед прежде уже видел таких великанов, они происходили из племени великих чудищ, которые обитали за облаками, там, куда не долетали даже ранодоны. Аббас вместе с сотней воинов разбил лагерь в паре минут бега отсюда, готовый в случае необходимости присоединить свои копья.
Тамир раздраженно прищелкнул языком. Он понятия не имел, кем или чем были великаны, но не сомневался, что Сабир и Ра’д ошибаются. Духи воздуха не истекают кровью, а дитя гор не ввязывалось бы в драку с каксарозом, который дремал на склонах. Возможно, Аббас был прав, возможно, великаны на самом деле были чудищами, с которыми ему раньше не приходилось сражаться. Тамир подался вперед, желая увидеть, что великан сделает дальше.
Но великан вдруг взревел, Тамир на мгновение замер и потянулся к клинку. Заметив сломанную руку, вождь успокоил себя. Ему больно. Он подполз ближе, пристально следя, как великан схватился за раненую конечность и с хрустом вправил ее на место. Великан на секунду застыл, словно впав в транс. Тамир обратил внимание на массивный меч, торчащий из земли. Ужасное оружие было шире и длиннее его самого. Оно напомнило ему Клинок Бога, который хранился в пещере древностей. Он был высечен из зуба кергазавра, и поговаривали, что его изготовили сами творцы. Ни один воин не мог поднять его.
Глаза Тамира расширились, когда он увидел, как великан без труда вырвал меч. Он ухмыльнулся. В отличие от зеленокожих, этот зверь станет достойным противником.

Амит стоял на крыше «Мести» и всматривался в сумрак. Его командное отделение сидело внутри боевого корабля вокруг пульта данных, изучая тактический гололит. Но он хотел своими глазами проследить за ходом работ. Тщательно выверенные лучи света и пространственные сопоставления никогда не смогут изобразить мир по-настоящему. Ни один когитатор не смог бы вычислить преимущества местности. Амит потянулся и снял шлем. Его глаза были единственным фильтром, которому он полностью доверял.
Снаружи еще царила кромешная тьма, ночи на планете казались бесконечными, но ему потребовался лишь миг, чтобы привыкнуть к темноте. Ливень стих до легкой измороси, в воздух поднималась дымка. Амит чувствовал, как на веки оседает влага и собирается в морщинах на лбу. Воздух полнился густым едким запахом прометия и недавно детонировавших мелта-зарядов.
Он оглядел возведенный лагерь. Рота без устали трудилась, чтобы обезопасить зону высадки. «Громовые ястребы» и «Грозовые орлы» расположились, словно спицы гигантского колеса, носами в сторону леса, благодаря чему могли быть использованы в обороне. Боевые корабли обрыли окопами, которые протянулись в пятидесяти метрах перед ними. В угловых точках окопов разместили снятые с «Грозовых орлов» тяжелые болтеры, которые использовались теперь в качестве орудийных турелей. Еще дальше полыхали огненные ямы, созданные при помощи мелта-зарядов. За ними клубилась дымовая завеса, там сержант Агадон и его люди выжигали деревья, чтобы создать огневые мешки.
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Плоть Кретации Энди Смайлли
Страница 1 из 41234»
Поиск: