Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 6 из 9«12456789»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Стив Лайонс Ходячие Мертвецы
Стив Лайонс Ходячие Мертвецы
ТерминаторДата: Суббота, 23.03.2013, 10:53 | Сообщение # 76



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Здесь был обнаружен вход в старый рудник, пространство вокруг него расчистили от развалин. «Термит», доставленный с войскового транспорта, уже был спущен в туннель – для этой работы потребовался целый взвод гвардейцев и собранная на месте система блоков. Конечно, «Термит» мог и сам пробурить себе путь, но это неминуемо вызвало бы обрушение туннеля за ним.

Костеллин прибыл за час до начала операции, но один взвод гренадеров был уже здесь, а второй уже подъезжал с колонной «Кентавров». Костеллин привез с собой техножреца по имени Ломакс, тощего человека с бесцветными глазами, ощетинившегося таким множеством механодендритов, что он был похож на гигантского металлического паука. Ломакс был здесь по двум причинам, и первая, но не главная из них, заключалась в том, что Костеллин не слишком надеялся, что древний «Термит» не подведет его.

Он приказал солдатам построиться и произнес краткую вдохновляющую речь. Сотня масок-черепов бесстрастно смотрела на него. Он знал, что гренадеры Крига – элита из элиты, вероятно, лучшие солдаты, которыми ему приходилось командовать, но в полках Крига давно говорилось, что, когда гвардейца переводят в ряды гренадеров, это потому, что он жил слишком долго. Смертность в отделениях гренадеров была очень высока даже для Корпуса Смерти, и их маски-черепа, которые они носили поверх противогазов, были символом того, что они приняли и считают за честь предстоящее им мученичество.

Когда речь была закончена, гренадеры по двое начали спускаться в туннель по тросу. Когда внизу оказалось достаточно солдат для охраны туннеля, Костеллин приказал двум членам экипажа «Термита» присоединиться к ним и осмотреть машину, пока остальные спускаются.

Наконец, настала его очередь, и, хотя гвардеец почтительно предложил спустить его на блоке, Костеллин последовал примеру своих солдат и начал спускаться по тросу на руках. Он пожалел о своем тщеславии, когда уже немолодые мышцы рук с трудом держали его вес. Однако он справился и спрыгнул в кабину лифта, двери которого были выломаны. Переведя дыхание, он вышел из лифта в холодную пещеру с высоким потолку, освещенную лишь слабым светом солдатских фонарей.

Костеллин включил и свой фонарь, и в его свете взглянул на инфопланшет, ориентируясь по карте. Он увидел туннель, по которому они должны были следовать, и послал вперед двух разведчиков, сперва убедившись, что их комм-линки исправны. Когда двигатель «Термита» хрипло взревел, Костеллин выругался сквозь зубы; если где-то здесь в рудниках были некроны, они уже могли направиться сюда.

«Термиту» понадобилось несколько попыток, чтобы войти в туннель, прежде чем он смог начать продвигаться вперед. Он двигался медленно, со скоростью шага, давя гусеницами обвалившиеся камни, так что у последних оставшихся наверху гренадеров было достаточно времени, чтобы спуститься в туннель и догнать машину. Им пришлось идти позади «Термита», потому что, за исключением некоторых мест, где туннель ненадолго расширялся, не было пространства, чтобы обойти машину. Костеллин подумал, что это может стать проблемой для разведчиков, если они наткнутся на противника. Если же противник зайдет с тыла, это станет проблемой для всех остальных.

Он смотрел на карту, по воксу указывая направления. К счастью, туннели в рудниках чаще разветвлялись, чем поворачивали, и «Термиту» только один раз пришлось использовать свой тяжелый бур, установленный на крыше, чтобы расширить туннель. Однако, менее чем через полтора часа пути туннель резко свернул к северу, уводя их в сторону от маршрута.

– Вот, – указал Костеллин, сверившись с картой, – прямо здесь. Мы должны пробурить стену под углом 15 или 35 градусов к направлению туннеля – наш картограф тут не вполне уверен. Думаю, сначала стоит попытаться пробурить под углом15 градусов и около десяти градусов вниз. Если через 500 метров не попадем в другой туннель, возвращаемся и пробуем другое направление.

Бур «Термита» начал вращаться, его основание поднялось на ржавой гидравлике, и когда бур воткнулся в стену, его разрывающий уши визг заставил Костеллина вздрогнуть.

На этот раз им повезло. Лишь спустя несколько минут после того, как корма «Термита» исчезла в пробуренной стене, его экипаж доложил, что они нашли новый туннель. К сожалению, «Термит» вошел в туннель сверху, и поэтому им пришлось отвести машину немного назад и еще больше опустить бур. В результате получился туннель большего размера, чем планировалось, и, конечно, он обрушился сразу за «Термитом».
ТерминаторДата: Суббота, 23.03.2013, 10:53 | Сообщение # 77



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Костеллин отступил подальше от густой тучи пыли. Гренадеры в масках, однако, немедленно приступили к работе, следуя приказам своих вахмистров – одно отделение достало шанцевый инструмент, другое начало собирать подпорки с боковых туннелей. Слишком далеко копать не пришлось, так как большая часть туннеля была все еще проходима, хотя чтобы пройти, приходилось пробираться по кучам камней или протискиваться в узкие щели между ними. Но даже так понадобилось более часа работы, чтобы первый солдат, наконец, вышел в туннель другого рудника, где их ждал «Термит».

И тогда начались настоящие проблемы.

Карта второго рудника была безнадежно неточной, заставляя их ходить кругами. Костеллин проверял каждый туннель с компасом, измерял его длину шагами и делал пометки на карте в инфопланшете, но было невозможно сказать точно, какую из стен надо бурить следующей. Его первый выбор оказался неправильным, и, так как они теперь находились близко к территории некронов, Костеллин жалел, что пришлось зря включать бур, работавший с оглушительным ревом.

Вторая стена, однако, поддалась с неожиданной скоростью, и короткий прямой туннель, пробуренный «Термитом», продержался достаточно долго, чтобы все успели пройти в третий и, судя по карте, последний рудник. «Термит» был им больше не нужен, и Костеллин с облегчением приказал выключить двигатель машины, но прошла почти целая минута, пока грохочущее эхо в туннелях затихло.

Предстояла следующая задача, главным образом для которой Костеллин и взял с собой техножреца. Ломакс выступил вперед, присел у кормы «Термита», и открыл кормовое отделение. Согнув пальцы, он запустил их в таинственные механизмы машины, произнося литании и молитвы Богу-Императору в его ипостаси Бога-Машины. Костеллин и не надеялся понять тайные ритуалы техножреца, но все равно наблюдал, пока Ломакс не отошел от «Термита», вынув из машины заржавевшую серую коробку, опутанную проводами, которую он с почтением держал серво-рукой на некотором расстоянии от себя.

Они пошли дальше, и на этот раз карта достаточно быстро привела их в большую пещеру, подобную той, в которую они спустились в первый раз. В центре пещеры безмолвно стояли шесть кабин с лифтами, и Костеллин, указав на них Ломаксу, спросил, возможно ли включить их. Техножрец ответил, что располагая достаточным временем, он сможет подключить источник энергии «Термита» к их механизмам.

Тем временем по предложению Костеллина гренадеры развернули одеяла и расположились на пару часов сна, не снимая масок, хотя каждый взвод выставил отделение из десяти часовых. Костеллин взглянул на хронометр. После всех их злоключений они все же укладывались в запланированное время, успевая начать атаку на генераторум точно перед рассветом.

Сам Костеллин не спал. Время отдыха он использовал для того, чтобы помолиться Императору, и, принести, как он полагал, последнее покаяние.

Обряды техножреца завершились успехом. С металлическим лязгом и запахом озона, осветившись ярко-синим светом, лифты включились. Здесь были только четыре платформы, но через несколько минут и остальные две опустились в решетчатые кабины. Костеллин почувствовал облегчение. Если бы шахты лифтов были блокированы, его отряд там бы и погиб.

К этому времени все гренадеры уже были на ногах и паковали свои одеяла. Костеллин направил в лифты три отделения с лейтенантом из роты «Гамма», приказав им подняться на поверхность. Спустя двадцать минут лейтенант подтвердил по воксу, что вход в рудник чист, поблизости нет никаких признаков некронов, и он посылает лифты назад за остальными.

Его прервал полковник-186, связавшись с Костеллином на командирском канале. Он приказал доложить обстановку, что Костеллин и сделал, после чего полковник сообщил, что у них наверху происходят важные события.

– Некроны собирают силы для наступления, – сказал полковник, – даже большие, чем те, что они задействовали на севере. По данным сканирования, они направляются к нам.

– Именно когда вы подошли к западному генераторуму, – прошептал Костеллин. – Хенрик был прав.

– Это хорошие новости, комиссар. Это значит, что генераторумы действительно важны для некронов. Вы сослужите службу Императору, выполнив задание.

– Вероятно, они решили пожертвовать южным генераторумом, но не разделять свои силы, рискуя потерять оба. Но, полковник, сколько их…?

– Я запросил подкрепления из трех других полков, но, конечно, у них тоже недостаточно сил, и им тоже нужно удерживать свои участки фронта.

– 42-й полк едва смог остановить наступление некронов на прошлой неделе. Если их армия с тех пор пополнила свою численность, тогда… 1800 человек, полковник. Мы потеряли 1800 человек убитыми.
ТерминаторДата: Суббота, 23.03.2013, 10:54 | Сообщение # 78



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– Но эти потери позволили нам узнать многое о способностях некронов. Генералы произвели расчеты, Костеллин. Они говорят, что мы можем победить, даже если численность войск некронов увеличится. Мы загоним этих монстров обратно в землю, из которой они вылезли.

Костеллин вздохнул.

– Молюсь, чтобы вы оказались правы, – сказал он. – Да поможет вам Император.

– И вам, – сказал полковник.

Костеллин повернулся, чтобы передать «хорошие новости» своей команде, открыв вокс-канал, чтобы могли слышать и те, кто уже поднялся на поверхность. Он подчеркнул тот факт, что теперь, когда армия некронов направляется на запад, силы противника, наконец действительно отвлечены.

– У нас есть шанс, – сказал он, – нанести сокрушительный удар…

Он не успел договорить. Силуэты, словно появившиеся из кошмаров, возникли в свете солдатских фонарей, и Костеллин, развернувшись, увидел, что монстры уже позади него, появляясь из стен пещеры. «Словно призраки», подумал он, и сразу же понял, с чем столкнулся, вспомнив описание тех наполовину призрачных существ, которые атаковали 42-й полк.

Они были гораздо более чудовищными, ужасающими во плоти – точнее, в металле – чем комиссар мог даже вообразить. Они набрасывались на гренадеров, их длинные свисавшие позвоночники хлестали, извергая смертоносные электрические разряды, но когда гренадеры стреляли в ответ, их выстрелы безвредно проходили сквозь полупрозрачные силуэты призраков.

Костеллин взял в одну руку плазменный пистолет, чтобы не позволить чудовищам подойти ближе, а в другую цепной меч, чтобы сражаться с ними, когда они все-таки неизбежно подойдут, используя свои уникальные способности. Его успокаивала вибрация цепного меча в руке и жужжание его зубьев, похожее на гул разъяренного роя катачанских кровавых ос.

– Помните инструктаж, – приказал он по воксу. – Эти твари могут становиться нематериальными по своему желанию. Дождитесь, когда они атакуют, и стреляйте по ним, когда они полностью материальны.

Призрак набросился на вахмистра, протягивая длинные руки к его лицу. Пальцы-клинки вонзились в маску, из глаз хлынули потоки крови, но отделение вахмистра, следуя приказу Костеллина, именно в этот момент открыло огонь из хеллганов по твари. Некрон вздрагивал с каждым попаданием, но держался, пока наконец один выстрел – Костеллин хотел бы знать, какой, хотел бы знать слабые места этого монстра, если они вообще были – свалил его на землю, призрак свернулся и замер.

Еще один призрак летел на Костеллина, и комиссар встретил его зарядом раскаленной плазмы, которая безвредно прошла сквозь фигуру некрона. Костеллин ожидал этого, и нанес удар цепным мечом в тот момент, когда некрон добрался до него, снеся металлический череп монстра с плеч. Следующая атака обрушилась сзади, и Костеллин не успел развернуться и привести меч в изготовку к бою; он успел только отпрыгнуть, когда призрак проплыл над ним, и поднял пистолет, увидев, что некрон развернулся для второго захода. Гренадер опередил его, и призрак исчез во вспышке выстрела мелтагана. Волна раскаленного воздуха обожгла лицо Костеллина, в нос ударил запах опаленных волос.

Все это было бесполезно. Этих чудовищ было слишком много, не меньше тридцати, и их способность становиться нематериальными давала им явное преимущество над более многочисленными гренадерами. Хуже того, убитые некроны вновь поднимались.

Костеллин, временно оказавшись вне досягаемости противника, несколько раз выстрелил, пытаясь поддержать огнем своих людей, но, хотя он целился хорошо, по крайней мере два из трех его выстрелов прошли сквозь призраков, не причинив вреда, а гренадеры падали один за другим, оглушенные электрическими ударами хвостов, или выпотрошенные металлическими пальцами-клинками.

В комм-линке Костеллина раздался голос второго оставшегося криговского лейтенанта. Даже он понимал, что ситуация безнадежная, и предложил поднять на вернувшихся лифтах еще тридцать человек, чтобы они смогли продолжить выполнение задания.

– Вы должны пойти с ними, – сказал лейтенант. – Я останусь здесь и попытаюсь выиграть для вас как можно больше времени.

Он был прав, и Костеллин сам пришел к тому же заключению. Но все же он медлил секунду, прежде чем одобрить самопожертвование лейтенанта, потому что все-таки он был человеком.

К шуму боя добавился новый звук: шуршащий, словно миллион листьев, гонимых сильным ветром. Внезапно из туннелей в стенах пещеры вырвались неисчислимые орды летающих металлических насекомых, каждое из которых было по размеру больше, чем кисть руки Костеллина.
ТерминаторДата: Суббота, 23.03.2013, 10:54 | Сообщение # 79



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Нельзя было терять время. Лейтенант приказал ближайшим гренадерам идти в лифты, и Костеллин тоже направился к одному из лифтов. Его пистолет продолжал стрелять, и взрывы плазмы вырывали огромные бреши в роях насекомых, но их место занимали новые и новые твари, потоком изливавшиеся из туннелей. Мелтаганы гренадеров – те немногие, что у них были – действовали с почти такой же эффективностью, тогда как хеллганы, хотя и уничтожали те цели, по которым попадали, но их узкие лучи могли уничтожить не больше двух-трех насекомых за один выстрел.

Еще один солдат упал, на него набросились шесть насекомых. Костеллин подумал, что они удушат его, но когда насекомые снова взлетели, он заметил, что их жертва истекает кровью от сотни узких порезов.

Некронские призраки, конечно, могли с легкостью пройти сквозь рой насекомых. Они убивали жертву за жертвой, еще до того, как те могли отреагировать. Кабина лифта была полна, на платформе рядом с Костеллином стояли четыре гренадера, продолжая отстреливаться, и комиссар, выключив цепной меч, спрятал его в ножны. Рой насекомых метнулся к нему, словно некий разум заметил, что он пытается сбежать, а дверь лифта, скрипя и лязгая, закрывалась слишком медленно. Но все же она успела закрыться как раз в тот момент, когда первое насекомое врезалось в нее с силой удара кувалды. Они цеплялись за металлическую решетку, тщетно вытягивая когтистые лапы, но тела насекомых были слишком широкими, чтобы пролезть сквозь решетку. Призраки, конечно, не испытывали таких трудностей.

Платформа содрогнулась и начала подниматься, оставляя скребущихся насекомых внизу, и, справа от Костеллина начал подниматься и второй лифт. Но повернувшись налево, Костеллин с ужасом увидел, как два призрака с легкостью проникли в третий лифт и выпотрошили находившихся там пятерых солдат, которые из-за тесноты даже не могли поднять хеллганы, чтобы отстреливаться.

Костеллин увидел и Ломакса, отчаянно стучавшего в закрытую дверь четвертого лифта, пытавшегося выломать ее, хотя платформа за дверью была уже набита солдатами до предела и поднималась вверх. Некроны набросились на техножреца со всех сторон, но когда они добрались до него, лифт Костеллина уже уехал далеко вверх, и это, несомненно, избавило комиссара от еще одного ужасного зрелища, которое могло бы добавиться к его кошмарам.

Он все еще не был в безопасности.

Костеллин приказал гренадерам отойти к краям платформы. Места было очень мало, но они все-таки смогли освободить небольшое пространство в центре платформы, куда Костеллин приказал им навести оружие. Прошла минута, и комиссар уже начал думать, что эта предосторожность не была необходимой. Вдруг призрак с воем ворвался в лифт через пол, и четыре хеллгана выстрелили – плазменный пистолет Костеллина сжег бы ноги всем присутствующим – и мерзкая тварь умерла, потом снова вскочила, но второй залп уложил ее навсегда.

Прошли еще полторы минуты, череп мертвого некрона придавил ногу Костеллина, заставив его содрогнуться. Больше противников не появлялось, и комиссар уже начал думать, что они пережили самое худшее.

Вдруг платформа, лязгнув, остановилась, синие фонари на ее краях погасли.

– Святой Трон! – произнес Костеллин. – Они, должно быть, уничтожили источник энергии от «Термита». Мы здесь в ловушке!

– Мы можем подняться, сэр, – сказал гренадер, указав на четыре ржавых, но крепких цепи, на которых висела платформа. Костеллина не слишком устраивала такая перспектива, и он попытался связаться по воксу с лейтенантом на поверхности, надеясь, что там должна быть ручная лебедка для аварийных случаев. Но никто не отвечал, и, переключившись на общий канал, Костеллин услышал лишь треск помех. Разочарованно он выдернул наушник из уха. Кроме всего прочего они теперь лишились и вокс-связи.

– Ладно, – устало сказал он. – Будем подниматься, и нам лучше поспешить. Мы не знаем, сколько еще наши товарищи смогут продержаться там, внизу. И в любой момент на нас могут наброситься новые твари. Хуже того, они могу доложить своим главным силам. Возможно, пока я говорю, целая армия некронов направляется к выходу из этой шахты, и если они придут туда раньше, чем мы… – не было необходимости говорить о последствиях.

Два гренадера уже полезли по цепям вверх, упираясь ногами в стену шахты, их фонари, прикрепленные к штыкам хеллганов, казались светлячками во тьме. Через секунду за ними последовали еще двое солдат, и на платформе остался один Костеллин.
ТерминаторДата: Суббота, 23.03.2013, 10:54 | Сообщение # 80



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Он взялся за цепь, его перчатки стали скользкими от смазки. Он не знал, насколько высоко идет эта шахта, не знал, сможет ли он выбраться из нее, не имея силы молодых солдат, но что ему еще оставалось кроме как попытаться?

Он начал подниматься.

ГЛАВА 17

ЕЩЕ один день, такой же, как и остальные. Еще двенадцать часов труда в развалинах, пытаясь не думать. Единственным изменением было то, что рабочие смены были укорочены, чтобы уделить время богослужению, которое Амарет проводил трижды в день – на рассвете, в полдень и на закате. К третьему дню Арикс если не совсем привыкла к церковным службам, то, по крайней мере, притерпелась. Она была рада, что они предоставляют хоть какую-то передышку от работы, а в здании храма теплее, чем на улице. Иногда она думала, делает ли это ее грешницей.

Во время первой службы двое человек вскочили и начали протестовать, и Арикс позавидовала их смелости… пока Амарет не приказал вывести их вперед, достал лазерный пистолет и отправил их «на милость Железных Богов». С тех пор никаких протестов не было.

Колокола храма начали звонить, и Арикс отложила лопату и присоединилась к колонне других рабов, которых вели в храм. Она не сразу заметила, что утро уже позднее. Взглядом она искала Тилара, и ее желудок скрутило от испуга, когда она его не нашла. Что если он тоже забыл о времени и еще не вернулся?

Что если Амарет сегодня решит отвести ее к пирамиде?

– Он боится, – шепнул ей Тилар прошлой ночью. – Амарет боится, что когда он придет к богам, они отвергнут его или хуже… Он жаждет их одобрения, но, чтобы получить его, он должен рискнуть всем, что у него есть, в том числе и жизнью.

– Тогда, может быть, он не пойдет к ним? – прошептала Арикс. – Может быть, он не решится?

– Он пойдет, – мрачно ответил Тилар. – Его положение слишком ненадежно, он жаждет власти и статуса, который могут, как он думает, дать Железные Боги. Он знает, чем рискует, и поэтому медлит, но скоро он решится.

Этим утром он оставил Арикс работать в одиночестве, и она выругала себя за то, что так скучает по нему. За это недолгое время он стал так важен для нее. Ее путь к спасению, ее надежда. Но у них не было выбора. Тилар должен был готовить планы побега, и он не мог это делать, оставаясь рядом с ней. За ней слишком бдительно наблюдали.

Она устало прошла в храм, теперь даже не обращая внимания на нарисованный череп над воротами. Паства заполнила только передние скамьи, но по сравнению с вчерашней службой людей было больше. Амарет произвел в жрецы несколько надсмотрщиков, назначив на их место благонадежных рабов. Он послал своих новых жрецов «нести слово», и они возвращались, приводя многочисленных благодарных беженцев.

Арикс повернула голову, пытаясь найти Тилара в толпе, но не нашла его.

– Я думаю, надсмотрщики теряют бдительность, – сказал он прошлой ночью, – и некоторые из них только недавно были повышены из рабов, и слишком наслаждаются возможностью господствовать над нами, но кроме этого ничего не делают. Кроме того, они обязаны всюду ходить за тобой, куда бы ты ни пошла. Думаю, если выберу подходящее время, то смогу ускользнуть.

«Возможно, именно это он и сделал», подумала Арикс. Возможно, он сбежал, и, несмотря на все свои самые лучшие намерения, убедился в тщетности попыток вернуться за ней, и решил спасать себя. Она не могла его винить.

Многие рабы начали раскрашивать лица, подражая жрецам. Самым популярным рисунком был символ солнца на лбу. Казалось, что с каждым новым днем Арикс все глубже проваливалась в пропасть безумия, и боялась, что у нее ненадолго хватит сил держаться.

Она краем уха слушала очередную проповедь Амарета, сидела, вставала, становилась на колени вместе со всеми, и все это время по обеим сторонам от нее стояли два надсмотрщика. Она притворялась, что повторяет слова новой, еретической молитвы, но отказывалась их произносить. Когда паства склоняла головы в молитве Железным Богам, Арикс про себя молилась Императору. Каждый день она поминала в молитвах Гюнтера, но теперь молилась и о Тиларе. Она просила Императора спасти его, где бы он ни был.

Сейчас ей пора бы знать, каким будет Его ответ.
ТерминаторДата: Суббота, 23.03.2013, 10:55 | Сообщение # 81



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Служба закончилась и паства начала расходиться, когда появились двое надсмотрщиков, проталкивавшихся сквозь толпу. Они тащили еще одного человека, его ноги волочились по земле, лицо представляло собой массу синяков. Его явно избили.

– Мы нашли его, лорд Амарет, – радостно воскликнул один из надсмотрщиков. – Мы нашли беглеца, еретика!

– Я верен Богу-Императору человечества, – огрызнулся пленник. – Это не я здесь еретик.

Конечно, это был Тилар, и Арикс в ужасе закрыла рот рукой, видя, как надсмотрщики тащат его вдоль нефа мимо рядов скамей. Ее ноги ослабели, и она попыталась сесть, но надсмотрщики снова вздернули ее на ноги.

– Его зовут Тилар, мой лорд. Его не было на работе этим утром, мы нашли его около Главного Храма.

Тилара подтащили к Амарету и заставили встать на колени. Выражение лица главы культа не было видно за маской-черепом, и, когда он заговорил, его размеренный голос был также лишен эмоций.

– Ты пытался отвергнуть богов, – объявил он, и Арикс не могла сказать, разочарован он, разгневан или, напротив, вероятно, рад этой возможности продемонстрировать свою новообретенную власть. – Разве не учили они через меня, что делать это означает навлечь их возмездие на всех нас?

– Твои «боги» – зло, – сплюнул Тилар. – Не имеет значения, что ты делаешь, как бы ты ни пытался их умилостивить. Они уничтожат тебя, как уничтожают все, к чему прикасаются.

– Это было последнее богохульство, которое ты произнес, – сказал Амарет с тем же неизменным спокойствием, и Арикс едва не задохнулась от рыданий, когда он достал из-под своих риз лазерный пистолет.

– Не думаю, – ответил Тилар, – потому что, видишь ли, «лорд» Амарет, ты не единственный, кто находил мертвых солдат в этих развалинах. Ты не единственный, кто может забирать их оружие. Мне пришлось пройти почти до самой пирамиды ксеносов, чтобы найти это, но, думаю, оно того стоило.

Рабы, которые уже начали расходиться, вернулись, и подошли ближе, чтобы посмотреть, что сделают с еретиком. Теперь в их толпе начал распространяться шепот ужаса, и они начали отступать назад. Тилар встал на ноги, и надсмотрщики не помешали ему, и даже сам Амарет вдруг потерял свое спокойствие.

Тилар держал что-то, и наконец Арикс разглядела, что именно: красный яйцеобразный предмет с черным рисунком в виде черепа и костей.

– Это, – сказал Тилар, – противотанковая граната. Она создана для пробивания брони танков, так что взрыв ее будет куда мощнее, чем у осколочной. Если я сейчас выдерну чеку, уж поверьте, никто из нас не уцелеет, и меньше всего шансов у тебя, самозваный верховный жрец.

– Железные боги защитят меня, – сказал Амарет, но в его голосе не было прежней уверенности.

– Чего… чего ты хочешь? – запинаясь, произнес один из надсмотрщиков.

– Чего я хочу, – сказал Тилар, – больше чем чего бы то ни было – сделать это прямо сейчас, положить конец этому безумному культу. Я хочу обрушить эту крышу на ваши головы, и с радостью пожертвовал бы жизнью ради этого, но я не буду, потому что эта церковь была храмом Императора, и я верю, будет им снова.

Говоря это, он зашел за спину Амарету и схватил его одной рукой за горло.

– Поэтому мы с верховным жрецом сейчас выйдем отсюда, а также пусть с нами идет любой из этих людей, этих рабов, кто хочет уйти, кто хочет быть свободным.

– А что потом? – оскалился Амарет. – Ты говоришь о свободе, но люди вроде нас никогда не были свободны. У нас были только разные повелители.

– Вы не должны его слушать, – обратился Тилар к толпе. – Амарет заявляет, что говорит от имени богов, но сейчас пора бы вам уже знать, что он говорит только за себя.

– Выйди из храма, если хочешь, – сказал Амарет, его уверенность вернулась, его угрожающий голос, хоть и негромкий, был слышен в каждом углу. – Сразись с богами, если веришь, что их можно победить. Испытай их гнев, если не боишься.
ТерминаторДата: Суббота, 23.03.2013, 10:55 | Сообщение # 82



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Наступила тишина, долгая ужасная тишина, в которой Арикс мучительно чувствовала отчаянное стремление к свободе и страх этих забитых, угнетенных людей, и она тоже испытывала эти противоположные чувства. Ее ноги стали тяжелыми, как пласкрит, казалось, приросли к полу. Ей было нужно, чтобы кто-то другой сделал первое движение, но никто не мог преодолеть страх. Ей хотелось закричать им «Чего вы ждете? Это ваш шанс!».

Потом Тилар потянулся к ней, и Арикс почувствовала, что вновь свободна.

Когда она бросилась к нему, надсмотрщик встал на ее пути, но увидел угрозу в глазах Тилара и отошел.

– Мы уходим, – сказал Тилар, – и берем Амарета с собой. Как только мы отойдем подальше и убедимся, что никто нас не преследует, я отпущу его, даю слово. Но если кто-то пойдет за нами, если хоть один человек выйдет из здания…

Они втроем направились к выходу, Тилар толкал перед собой Амарета, другой рукой держа чеку гранаты, Арикс шла за ними, боясь, что кто-то может разгадать их блеф, и еще больше пугаясь от мысли, что Тилар, возможно, не блефует. Если кто-то и собирался помешать им, этого не позволил сам верховный жрец.

– Делайте как он говорит, – приказал Амарет. – Боги позаботятся о них. Им некуда бежать.

– Нам и не нужно бежать, – усмехнулся Тилар. – Достаточно спрятаться и подождать, пока победоносные армии Императора уничтожат твоих так называемых «богов».

Они были уже снаружи, и надсмотрщики и жрецы столпились в дверях церкви, но не переходили порог, и Арикс начала надеяться, что, может быть, у них все-таки получится выбраться, что этот отчаянный план может сработать.

Но вдруг, пытаясь удержать заложника, Тилар поскользнулся на мраморных ступеньках, и Амарет воспользовался моментом. Он вырвался из захвата Тилара и схватил его за руку, пытаясь вырвать гранату. Она выпала из руки, и покатилась по мощеному двору, подпрыгнув раз, другой, третий, четвертый. И только когда она закатилась в узкую сточную канаву, Арикс снова смогла думать и двигаться.

Тилар, сражаясь с Амаретом, крикнул ей, чтобы она подобрала гранату. Арикс побежала за ней, но надсмотрщики были уже рядом, и она зарыдала от разочарования, когда они набросились на нее и повалили. Она ударилась о пласкрит, ее рука лишь несколько сантиметров не дотянулась до гранаты. Арикс, напрягаясь изо всех сил, потянулась плечом, рукой, пальцами, но гранату уже подобрали надсмотрщики. Тем временем Тилара не было видно за целой толпой надсмотрщиков, набросившихся на него. Амарет с достоинством вышел из толпы, поправляя череп-маску.

Так они потерпели неудачу. Все было кончено.

Арикс попыталась подняться, но ей удалось только встать на колени. Вокруг собралась злорадствующая толпа. Надсмотрщики заломили Арикс руки за спину и надели на нее полицейские наручники. Ее подвели к Тилару, тоже в наручниках, и толпа взвыла, требуя крови их обоих, но когда сквозь толпу к ним подошел Амарет, наступила тишина. Он остановился перед пленниками и приказал принести пистолет, который он уронил в храме. Подошел испуганный надсмотрщик с осколочной гранатой, и спросил, что с ней делать. Амарет, вздрогнув, приказал ему обезвредить ее где-нибудь подальше отсюда, и отмахнулся от возражений надсмотрщика, что он не знает, как это сделать.

– Делайте со мной что хотите, – сказал Тилар, – но я умоляю вас, если в вас осталась хоть капля сочувствия, пощадите Арикс. Она не виновата в том, что я делал, она пошла со мной только потому… потому, что мы помолвлены.

Когда Арикс услышала это, у нее дрогнуло сердце. Она понимала, что это ложь, чтобы спасти ее, но чувствовала, что предает Гюнтера, соглашаясь с этим.

– Тебе не стоит об этом беспокоиться, – сказал Амарет, и, хотя Арикс не видела его лицо, в его голосе явно слышалось самодовольство. – Девушка не умрет, по крайней мере, не сейчас и не от моей руки. Когда я связывался с Железными Богами всего лишь час назад, они вполне ясно объявили свою волю относительно леди Хенрик.

Услужливый жрец подбежал к Амарету и протянул ему пистолет, который тот снова направил в голову Тилару. Тилар закрыл глаза, ожидая смерти, но вдруг Амарет опустил оружие.

– Вы помолвлены? – повторил Амарет. – Тогда мы дважды благословлены, боги послали нам двух членов выродившейся семьи нашего бывшего губернатора. Я отдам вас Железным Богам, их воля решит вашу судьбу.

Его слова как будто подчеркнул грохот взрыва, раздавшегося где-то за зданием схолы. Похоже, тот надсмотрщик действительно не умел обезвреживать гранаты. Но Арикс была слишком погружена в себя, слишком ошеломлена, чтобы хоть как-то отреагировать на взрыв. Ложь Тилара позволила им выиграть время и остаться вместе, и за это Арикс была благодарна. Но она не могла заглушить в себе страх, что, скоро они, возможно, пожалеют о том, что им не досталось быстрой смерти.
ТерминаторДата: Суббота, 23.03.2013, 10:56 | Сообщение # 83



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


АМАРЕТ вызвал грузовик СПО, что само по себе было доказательством его растущего влияния. Арикс и Тилара в наручниках погрузили в кузов и окружили со всех сторон два десятка жрецов в зеленых мантиях. «Великий Храм» был недалеко – Тилар этим утром ходил пешком туда и обратно – но Амарет теперь хотел путешествовать с хоть каким-то подобием шика.

Арикс впервые увидела черную пирамиду на той стороне скайвэя, огромное каменное сооружение заполняло все пространство между двумя одинокими башнями, и казалось, что пирамида высасывает весь свет, всю надежду из этого мира.

Даже Амарет не мог заставить лифты работать без электроэнергии, поэтому пришлось долго спускаться пешком по лестнице. Несколько раз Арикс спотыкалась, из-за скованных за спиной рук ей было трудно сохранять равновесие, и один раз она своим падением повалила четырех жрецов, как костяшки домино. Каждый раз, когда это происходило, они бешено ругались и угрожали ей, или злорадствовали насчет того, какая судьба ждет ее во власти Железных Богов. Тилар каждый раз защищал Арикс, но ей не хватало духу сказать что-то самой в свою защиту.

Они шли по покрытым грязью улицам подулья, и Арикс вспомнила, как когда-то не так давно она, перегнувшись через перила скайвэя, с замиранием сердца смотрела вниз на этот странный и чужой мир. Тогда она мечтала о том, чтобы увидеть эти улицы вблизи, но никогда не думала, что попадет сюда вот так. Она видела глаза мутантов, глядевшие на нее из темных переулков, но мутанты боялись подходить ближе. Возможно, им внушали страх маска-череп и скипетр Амарета. Казалось, они тоже понимали, кто теперь их повелители.

Они увидели много мутантов и нескольких людей, работавших в развалинах, как рабы наверху. Арикс не знала, жалеть их или презирать. Пока Арикс размышляла над этим, она чуть не столкнулась с существом из кошмаров.

В ужасе она отпрянула от него, затаив дыхание. Раньше она видела таких монстров только издалека. Бесстрастный металлический череп повернулся к ней, в его глазницах сиял зеленый свет, и Арикс почувствовала, как ее душа замерла при виде воплощения самой смерти. Она попыталась отойти подальше, но жрецы Амарета не позволили ей. Однако существо, очевидно, не нашло в ней ничего интересного, оно отвернулось и пошло дальше, жрецы раболепно расступились перед ним.

– Последний шанс вернуться назад, Амарет, – прошептал Тилар, когда они приблизились к своей цели. В зеленом свете, изливавшемся из внутренностей пирамиды, двигались другие металлические кадавры, некоторые катили тележки с обломками, их работа проходила в жуткой тишине, невозможно было понять, с какой целью они трудились.

– Думаешь, они поблагодарят тебя за то, что ты привел нас? – продолжал Тилар. – Думаешь, они похлопают тебя по спине и сделают своей любимой зверюшкой? Ты не более чем надоедливая помеха для них, Амарет, ты насекомое, которое жужжит у них над головой, и если они вообще обратят на тебя внимание, то лишь затем, чтобы прихлопнуть тебя.

Верховный жрец упорно продолжал идти вперед, но на этот раз ни он, ни его приспешники никак не ответили на слова Тилара, возможно, потому, что им нечего было возразить.

Амарет остановился перед небольшой группой металлических кадавров, и жрецы, столпившись за ним, вытолкнули вперед Арикс и Тилара.

Амарет ждал, пока его заметят. Когда этого не произошло, когда двое Железных Богов отошли от группы и прошли мимо, даже не взглянув на него, он нетерпеливо прочистил горло. Его боги не замечали его, и Амарет с манерными жестами начал заранее заготовленную речь.

– О мои боги, – произнес он, – я Амарет, ваш верховный жрец. Я уверен, вы знаете меня…

Его голос был более тихим и заметно менее уверенным, чем обычно. Но все же он привлек внимание монстров. Некоторые из них молча повернулись и посмотрели на него, и Амарет вздрогнул под взглядом их пустых глазниц, сияющих зеленым светом. Словно внезапно осознав свое ничтожество, он снял маску, открыв болезненно-желтоватое лицо, его черные волосы прилипли к голове от пота, вызванного страхом.
ТерминаторДата: Суббота, 23.03.2013, 10:56 | Сообщение # 84



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– Я… я принес вам жертву, – сказал он. – Эти люди… эта женщина и этот мужчина, они родственники нашего… бывшего губернатора этого мира. Он… его зовут Хенрик, он ценит их жизни. Я думал, вы могли бы…

Он замолчал, приведенный в замешательство безразличием его богов. Оглянувшись через плечо, он увидел, что жрецы внимательно наблюдают за ним, и, как поняла Арикс, все более заметное выражение разочарования на их лицах подстегнуло его.

– Мы хотим, чтобы вы знали, – сказал он, – что мы слышали ваш голос, и те люди, которые ведут войну против вас, люди вроде губернатора Хенрика, они не имеют с нами ничего общего. Мы приветствуем вас в этом мире, и мы готовы служить вам.

Он опустился на колени, и другие жрецы сделали то же самое. Арикс едва не последовала их примеру, боясь привлечь к себе внимание чудовищ, но Тилар рядом с ней стоял прямо.

Железные Боги отвернулись, не обращая никакого внимания, оставив самозваного верховного жреца и его последователей коленопреклоненными перед пустотой. Через секунду Амарет решился встать с колен, остальные жрецы тоже нерешительно поднялись. Он был явно потрясен, но еще не готов оставить свои безумные мечты о власти.

Он схватил Арикс за руку, направив лазерный пистолет ей в лицо, и толкнул ее вперед, к входу в пирамиду.

– Нет! – закричала она. – Нет!

Но жрецы снова стали толкать ее дубинками в спину, заставляя идти вперед.

Когда перед ней оказались ворота, сиявший в них зеленый свет ослепил ее, и ей пришлось отвести глаза. Ей так хотелось взять за руку Тилара, снова опереться на его силу, но из-за наручников это было невозможно.

– Помни, – прошептал ей Тилар. – Воля Императора сохранила тебе жизнь. Мы должны продолжать сражаться за Него.

Внезапно Железные Боги обернулись, словно в первый раз заметив присутствие чужаков, подошли и окружили их. Когда один кадавр преградил Амарету путь в пирамиду, верховный жрец в отчаянии взмолился:

– Но вы не можете… вы не слышали, что я сказал? Я ваш верховный жрец. Я создал церковь в вашу честь и вот теперь предлагаю вам средства, чтобы победить ваших врагов. Почему вы не хотите признать меня?

Монстры не двигались. Амарет смотрел на них еще секунду, потом, согнувшись, попытался пройти мимо них – и четыре кадавра подняли свои огромные пушки и испарили его в ослепительных лучах изумрудного света.

Там, где стоял Амарет, теперь над землей лишь клубилось облачко пара. Арикс не почувствовала радости от гибели врага и подтверждения того, что Тилар был прав. Она лишь почувствовала тошноту.

Половина из остальных жрецов снова рухнули на колени, вопя в ужасе, не понимая, почему их боги обернулись против них, и что сделать, чтобы умилостивить их. Остальные бросились бежать. Железные Боги сначала расстреляли бегущих, убив четверых за долю секунды. Потом они обратили внимание на тех, кто стоял на коленях, и начали уничтожать и их.

Арикс хотела бежать за жрецами, но Тилар остановил ее. Она поняла, куда он ее ведет, и в страхе закричала, но другого выхода не было. Сейчас на них еще не обратили внимания, но через секунду это изменится, а спрятаться больше было негде – поблизости не было никакого укрытия.

Поэтому Арикс глубоко вздохнула, закрыла глаза и доверила своему спутнику вести ее – и, когда они пересекли порог черной пирамиды, Великого Храма Железных Богов, Арикс почувствовала, как леденящий холод пронизывает ее, а ужасный зеленый свет проникает даже сквозь закрытые веки.
ТерминаторДата: Суббота, 23.03.2013, 11:09 | Сообщение # 85



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


ГЛАВА 18

НАЧАЛСЯ дождь. Тяжелые ледяные капли воды стучали по щекам Гюнтера Сорисона и стекали за воротник. Он стоял здесь вместе с остальными солдатами своего взвода. Чтобы лучше сосредоточиться, он упражнялся в прицеливании, целясь из лазгана в участки огромной груды обломков впереди. Он был готов исполнять свой долг.

Этим утром ему выдали лазган: криговский вариант образца «Люциус», более мощный, чем модель СПО, но, как следствие этого, и быстрее потребляющий энергию. Гюнтера предупредили, что каждого из трех выданных ему аккумуляторов хватит лишь на 25 выстрелов. Однако сейчас Гюнтер больше думал о том, чтобы прочувствовать оружие, пока еще не представилось возможности из него пострелять.

Лазган, как ему внушали, был передан во временное пользование от 103-го полка Крига, и, ожидалось, что оружие будет возвращено.

– Когда вы поймете, что пришло время умереть, – говорил им квартирмейстер, – когда будете смотреть прямо в дуло гаусс-пушки, последнее, что вы должны сделать – спасти оружие, отбросив его как можно дальше.

Транспорта на всех не хватало, поэтому почти две тысячи солдат двигались пешим маршем от холма, на котором располагался космопорт, по дороге к городу. Вдоль их пути стояли толпы беженцев, некоторые кричали, подбадривая солдат, другие плакали почти в истерике, и все возлагали свои надежды на этих неопытных людей в плохо сидевшей военной форме.

Гюнтер слышал ворчание некоторых солдат, что им не дали отдохнуть и подготовиться. Но сам он в эту ночь спал крепко и без сновидений, и был настолько готов к бою, насколько возможно. А время отдыха для него стало бы временем ненужных раздумий.

Западная окраина города была блокирована огромными горами развалин, достигавшими той же высоты, какой когда-то были стены. Перед ними было расчищено большое пространство, на котором все это утро собирались солдаты. Гюнтер восхищался четкостью гвардейцев Корпуса Смерти, прибывших с севера и юга, их дисциплина заставляла испытывать стыд за СПО. Он решил не думать над тем, почему так много солдат СПО поставлено в первые ряды.

Не так он представлял себе этот день. Когда Гюнтер только начинал проходить боевую подготовку, он воображал себе дерзкую операцию, в которой спасал Арикс из лап некронов, прежде чем они успевали сделать пару выстрелов. С тех пор как диверсионная группа комиссара Костеллина отправилась на задание без него и вокс-связь с ней была потеряна, Гюнтеру пришлось умерить свои ожидания.

Ему говорили, что имперские войска превосходят противника в численности, поэтому если он сможет убить хотя бы одного некрона, то уже сделает вклад в победу. Казалось, от него требовалось не так уж много. С лазганом «Люциус» в руках, Гюнтер чувствовал, что способен на большее.

Пара флаеров кружилась в воздухе, держась на приличном расстоянии от пушек некронов. Вдруг они развернулись и направились обратно к космопорту, и лейтенант СПО, стоявший позади Гюнтера, закричал:

– Взвод М, началось! Они здесь. Первый ряд, на колени!

То же приказ раздался слева и справа, и три сотни солдат опустились на колени, подняв оружие. Гюнтер тоже поднял лазган, хотя перед ним было четыре ряда солдат, и он знал, что не сразу сможет увидеть цель.

– Помните, чему вас учили, – говорил лейтенант. – Удерживайте позицию любой ценой. Кто может, переключите оружие на огонь очередями и выпускайте по этим кадаврам все, что у вас есть. Когда некрон падает, продолжайте стрелять по нему. Я получил сообщение от губернатора-генерала: он благодарен нам за те жертвы, которые мы приносим, и призывает благословение Бога-Императора на нас всех.

Почти сразу после того, как он закончил говорить, гора развалин задрожала от нескольких мощных взрывов с другой ее стороны. Из-за рядов имперской пехоты открыли огонь тяжелые орудия Корпуса Смерти, снаряды «Сотрясателей» пролетали над рассыпавшимися баррикадами обломков в надежде найти за ними цели.

Противник не стал ждать, пока его расстреляют. Некронские призраки летели вперед, проходя прямо сквозь камни и залпы лазерного огня двух первых рядов СПО. Солдаты знали об этих монстрах, были подготовлены к встрече с ними, насколько это было возможно. Но все же встретить их в реальности для многих солдат оказалось слишком, и новобранцы и ветераны пытались бежать, но из-за плотных рядов позади них бежать было некуда. Слева от Гюнтера значительная часть взвода N была сбита с ног в давке, устроенной этими трусами.
ТерминаторДата: Суббота, 23.03.2013, 11:09 | Сообщение # 86



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Услышав выстрелы лазганов позади, Гюнтер оглянулся и увидел, что покрытые содранной кожей вурдалаки оказались уже в самом центре строя Корпуса Смерти. Гвардейцы, конечно, ожидали этого, и их огонь разрывал некронов, прежде чем те успевали пустить в ход когти-клинки. Гюнтер вспомнил свою первую встречу с этими вурдалаками ночью в мертвом городе, казалось, так давно, в другой жизни. Он вспомнил, как боялся их тогда, но сейчас он чувствовал только ненависть.

Обстановка впереди не внушала уверенности. Дезертиры были остановлены сержантами, или просто поняли, что бежать некуда, и остается только защищаться. Воздух шипел от лазерных лучей, но некроны-призраки с легкостью проходили сквозь эту стену огня, и когда в одного все-таки попали, казалось, это совсем не причинило ему вреда.

К счастью, гренадеры Корпуса Смерти были на снайперских позициях, кучи развалин позволяли им стрелять с высоты над головами солдат. Их мелтаганы с шипением выстрелили, и, хотя некоторые призраки без вреда прошли сквозь огонь, многие были уничтожены. Но уцелевшие неумолимо рвались вперед, прорубая себе путь сквозь ряды солдат, и, прежде чем Гюнтер понял это, ряд перед ним опустился на колени, и пришло время ему принять участие в бою.

Криговский лазган не имел режима стрельбы очередями. «Одного меткого выстрела из него будет достаточно», говорил квартирмейстер. «Нет необходимости зря тратить боеприпасы». Конечно, он считал само собой разумеющимся, что стрелять будет хорошо подготовленный стрелок, ибо первые два выстрела Гюнтера прошли безнадежно мимо. Третий был уже ближе к цели, четвертый и пятый еще ближе, но Гюнтер терял драгоценные секунды. Некрон оказался прямо перед ним, и Гюнтер подумал, что сейчас монстр набросится на него, но призрак атаковал солдата, который стоял перед Гюнтером и стрелял, опустившись на одно колено.

Солдат ударил лазганом, пытаясь отбросить призрака, и некрон рванулся в сторону, но успел забрать лицо своей жертвы. Солдат схватился руками за лицо, но тут же отдернул их и рухнул на спину, столкнувшись с Гюнтером. На одну ужасную секунду их взгляды встретились. Глаза солдата были полны абсолютного ужаса, белые на фоне кровавой массы обнаженных мышц и сухожилий. Чувствуя всплеск ярости, Гюнтер сделал несколько выстрелов вслед призраку.

Последние два выстрела попали точно в цель, и Гюнтер едва не заплакал от разочарования, когда они прошли сквозь призрака, не причинив вреда.

Лейтенант снова прокричал приказ, и Гюнтер с ошеломленным удивлением понял, что это приказ его ряду – теперь переднему – опуститься на колени. Его время почти вышло, а он все еще не убил ни одного врага – на большее он теперь и не надеялся. Он отбросил свои мысли о солдатах, которые погибли, не достигнув этой цели, боялся думать о том, что это может значить для исхода войны.

Полк Гюнтера этим утром выслушал две речи. Одну произнес полковник Браун в присутствии губернатора-генерала. Это была волнующая речь о чести, славе и верности Императору. Но перед ним криговские инструкторы произнесли речь о смерти, и уже тогда Гюнтер знал, какая речь была более честной.

Призрак бросился к нему, и Гюнтер сосредоточился на том, чтобы прицелиться, ждал, пока чудовищная тварь заполнит прицел, не позволяя страху заставить его спешить. Один меткий выстрел. Он попал прямо в глазницу, погасив сиявший в ней зеленый свет, некрон беспомощно завертелся и упал. Первая кровь Гюнтера, хотя о чудовищах, не имевших крови, так можно было сказать лишь метафорически. Его первый бесспорно убитый враг.

Он едва не вскочил на ноги и не закричал от радости. Он мог бы умереть с улыбкой на лице, если бы чья-то рука не схватила его за лодыжку. Он остановился и посмотрел вниз, в умоляющие глаза солдата с освежеванным лицом, все еще живого, хотя он, должно быть, испытывал сейчас невыносимую боль. Часть прежнего Гюнтера, все оставшееся в нем сочувствие пробудилось внутри него, и он был готов дать несчастному то, чего тот так хотел – быструю смерть от выстрела в голову, но голос криговского инструктора в голове выругал его за то, что он упускает из виду врага и хочет зря потратить боеприпасы.

По крайней мере, в первом случае призрачный голос был прав.
ТерминаторДата: Суббота, 23.03.2013, 11:10 | Сообщение # 87



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Середина огромной баррикады из развалин рухнула, и верхняя часть обрушилась в образовавшуюся брешь. Лавина каменных обломков поползла к Гюнтеру, хороня под собой его мертвых товарищей и угрожая тем же самым ему.

Следующее, что он помнил – он полз на животе, его голова болела, но он не знал почему. Он попытался подняться, и на тыльную сторону его руки упал комок полузапекшейся крови. Он подумал, что его, вероятно, ранило осколком камня, и на секунду он потерял сознание. Из всех способов умереть, какие он ожидал сегодня… «Только не так», подумал он. Он поднялся на колени, но снова упал, когда воздух над его головой расцветился огнем.

Он осторожно поднял голову, вглядываясь сквозь пелену дождя, и увидел их. В первый раз он видел, с чем именно столкнулись имперские войска на Иеронимус Тета.

Конечно, скелетоподобных пехотинцев некронов Гюнтер видел и раньше, и даже в небольших количествах они были страшным противником. Но теперь на него шли сотни, тысячи их, и от зрелища их одинаковых бесстрастных лиц-черепов, сердце застыло в его груди. Их длинноствольные пушки извергали зеленые молнии в ряды имперских солдат; там, куда попадали эти молнии, люди превращались в пепел. Но пехотинцы некронов были еще не самым худшим.

Позади их рядов шагали еще более высокие фигуры с огромными двуствольными пушками, изрыгавшими лучи изумрудного цвета над головами пехотинцев – а фланги пехоты прикрывали некроны, почти так же изуродованные, как и призраки, нижние половины их тел были удалены, а верхние приварены к тяжело бронированным летающим скиммерам. Вместо правых рук у них были огромные гаусс-пушки, вместо правой половины черепа – ауспексы наведения.

Завершали эту кошмарную армию танки некронов. Инструкторы Гюнтера говорили о них, о разрушениях, которые они могут причинить. Они были пирамидальной формы, сделанные из темно-зеленого металла – техно-колдовского металла, как слышал Гюнтер, способного, как и сами некроны, восстанавливаться после самых тяжелых повреждений. На их бортах сияли золотом нечестивые символы, в их бронированных башнях горел зеленый свет. Их многочисленное оружие, к счастью, пока молчало, но Гюнтер инстинктивно понимал, что лучше ему быть где-то подальше отсюда, прежде чем эти пушки подойдут на дистанцию выстрела.

Но сейчас он был в ловушке между когтями призраков позади и зелеными молниями пехотинцев некронов впереди, и на секунду Гюнтер потерял всякую надежду. Некронов невозможно будет остановить.

Он недооценил Корпус Смерти Крига.

Гвардейцы Крига – большинство из них – были вооружены так же, как Гюнтер и многие его товарищи. Разница была в том, что они знали, как использовать свое оружие с максимальной эффективностью. Они действовали с безупречной согласованностью, каждое отделение гвардейцев сосредотачивало огонь на одном противнике, пока тот не падал. Огонь тяжелой артиллерии Корпуса Смерти тоже стал более действенным. Сейчас некроны были слишком близко для «Сотрясателей», но не столь дальнобойные «Медузы» более чем исправляли эту ситуацию, каждым снарядом, который они выпускали, уничтожая целые группы наступающих ксеносов.

Что-то ударило в землю, наполовину зарывшись, рядом с Гюнтером. Через секунду, когда его окатило раскаленными осколками металла, Гюнтер понял, что это был не снаряд, как он боялся, а череп некрона. С отвращением он выбрался из-под останков твари, но тут же увидел, как металлические обломки монстра ползут по развалинам, снова собираясь вместе. В глазах черепа некрона горел зеленый свет, и Гюнтер вспомнил про свой лазган. Он ткнул стволом в правый глаз некрона и нажал спуск.

Его второй убитый враг произвел на него меньше впечатления, чем первый. Несколько мучительно долгих секунд Гюнтер не мог оторвать взгляд от металлического черепа, боясь, что как только он отвернется, глаза снова зажгутся зеленым светом. В голове начало проясняться, достаточно, чтобы он удивился, почему он еще не мертв. Должно быть, некроны не обратили на него внимания, пока он лежал на земле, но он знал, что это не продлится долго, особенно если он снова начнет по ним стрелять.

Он отполз назад на локтях, укрывшись за небольшой кучей развалин. Это могло дать ему некоторое укрытие от некронов впереди. Те же, что позади, как он надеялся, будут слишком заняты, чтобы оглядываться. Он расчистил небольшое пространство в груде развалин, чтобы установить лазган и прицелиться.
ТерминаторДата: Суббота, 23.03.2013, 11:10 | Сообщение # 88



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Гвардейцы Крига атаковали некронских пехотинцев в штыки, один на один, лишая их возможности вести огонь. Это неизменно означало смерть храброго гвардейца, если не от рук выбранного им противника, то от когтей оставшихся призраков, все еще круживших по полю боя. Но на место каждого убитого гвардейца немедленно становился другой, а некроны, осыпаемые огнем лазганов и мелт, и лишенные возможности отстреливаться, погибали все чаще и чаще.

Вступил в бой первый из некронских танков, зеленые молнии вырвались из его башенных орудий, пробив огромные бреши в имперской обороне. «Медузы» обратили свой огонь на него, и вскоре серия прямых попаданий разорвала летающий дредноут. Он рухнул на землю, из пробоин в его темно-зеленой броне шел дым, но другие машины, подобные ему, приближались к полю боя.

Гюнтер стрелял, целясь в пехотинцев некронов, потому что знал, что огонь его лазгана может быть действителен против них. Он считал выстрелы, пока не насчитал двадцать пять, потом заменил аккумулятор лазгана и продолжал стрелять. Он добился нескольких попаданий, но только один некрон упал – и через несколько секунд поднялся снова. Внезапно, группа некронов, которую он обстреливал, была уничтожена снарядом «Медузы», и Гюнтер подумал, есть ли польза от его участия в бою, какой вклад он может внести в общее дело. Но он уже знал, как ответили бы на этот вопрос солдаты Корпуса Смерти.

Они, подобно стихии, волна за волной, накатывались на врага, как на каменный утес. Каждый из них, жертвуя жизнью, выигрывал не более нескольких секунд, чтобы «Медузы» могли перезарядиться, и все же солдаты в масках-черепах продолжали идти вперед, подтачивая этот утес.

Некроны и сами умели использовать тактику. Гюнтер понял, что они сосредоточили усилия на одном участке криговской линии обороны, и вот, внезапно, они прорвались. Десятки гаусс-пушек выстрелили залпом, окутав одну «Медузу» полем сияющей энергии, и – невероятно – содрали броню с каркаса, словно это была всего лишь плоть на костях. Сразу же еще два танка некронов врезались в ряды Корпуса Смерти, их многочисленные орудия изрыгали страшные молнии, убивавшие по пять человек сразу. Пока имперские войска были приведены в замешательство и пытались перегруппироваться, некроны-скиммеры с флангов пролетели прямо над головами солдат и уничтожили вторую «Медузу».

Вдруг Гюнтер услышал позади новый звук – грохот копыт – и во мгновение ход боя снова изменился.

Всадники смерти Крига атаковали с двух направлений и обошли некронов с флангов, ошеломив их скоростью своего появления. Их «охотничьи копья» были снаряжены кумулятивными зарядами, достаточно мощными, чтобы разорвать на куски некрона-пехотинца. Некроны отреагировали, открыв огонь по скакунам всадников, не зная, что это не обычные лошади. Эти животные, как и сами солдаты Корпуса Смерти, были выращены в подземных городах-ульях Крига, их биология была модифицирована, чтобы позволить им выживать в смертельных условиях его поверхности. Им была имплантирована подкожная броня и система инъекции химических препаратов, позволявших скакунам оставаться неутомимыми, агрессивными и способными переносить самую сильную боль.

Конечно, это не могло защитить их от зеленых молний гаусс-пушек, но они атаковали так яростно и стремительно, что лишь немногие некроны успели навести на них свое оружие, прежде чем были сбиты с ног и растоптаны мощными копытами. Опытные всадники наводили свои копья и стреляли из лазерных пистолетов с необычайной точностью, несмотря на то, что их кони брыкались и становились на дыбы. Их лица в противогазных масках бесстрастно глядели из-под шлемов, казалось, что они правят своими скакунами без всяких усилий, и они с гордостью несли свои вымпелы с эмблемой в виде черепа.

Получив некоторую передышку, «Медузы» снова открыли огонь, и еще два танка некронов рухнули на землю в пламени. Снайперы с мелтаганами уничтожили большую часть оставшихся призраков и сбили несколько скиммеров, и даже Гюнтер сумел убить еще одного некрона-пехотинца, который уже навел свою пушку на криговского ротмистра. Квартирмейстеры вышли на поле боя, чтобы собрать снаряжение погибших, и даже некоторые из гвардейцев, получивших тяжелейшие раны, поднимались – подобно некронам – чтобы сражаться снова.

Криговский взвод связал боем небольшую группу некронских пехотинцев, но, пока Гюнтер целился в них, некроны вдруг все исчезли. «Что это?», подумал он. «Неужели все, наконец, закончилось?»
ТерминаторДата: Суббота, 23.03.2013, 11:11 | Сообщение # 89



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Но его чувства говорили ему, что это еще не конец. В поисках новых целей, оглядывая поле боя, он увидел некронский танк, извергающий из своего чрева подкрепления – поток сверкающих металлом пехотинцев. «Это новые некроны или восстановленные старые?»

В любом случае, до конца боя было еще далеко.

Лазган Гюнтера израсходовал третий аккумулятор. В такой ситуации, согласно приказам, следовало найти квартирмейстера и запросить новые боеприпасы, но совсем рядом лежал труп солдата СПО – Гюнтер понял, что это был их сержант – а квартирмейстер бы сюда не добрался. Труп был изуродован когтями призрака, но все еще сжимал в руках лазган. Чтобы добраться до него, Гюнтеру пришлось бы покинуть укрытие, но что еще оставалось делать?

В любом случае, он должен умереть сегодня.

За прошедшие недели ему говорили это столько раз, что он уже не помнил. Он думал, что смирился с этим, но сейчас, среди адского грохота и зловония смерти поля боя, он, лишь пешка в столкновении разрушительных сил, понял, что вовсе с этим не смирился. Часть его все еще цеплялась за образ войны, создаваемый кинохроникой, надеясь все превозмочь и вернуться в космопорт со славой. В конце концов, он был одним из лучших новобранцев.

Сейчас он видел, что на такой войне, как эта, никакая тренировка не может гарантировать выживание, ни даже сколько-нибудь улучшить шансы на него. Выживание зависело не умения отслеживать гаусс-лучи или уворачиваться от взрывов, потому что человек просто не мог ничего этого делать. Выживание зависело от вероятности оказаться в правильном месте, не чуть-чуть впереди, справа или слева, не на месте того, кто рядом с тобой. Это был вопрос случая, лишь слепого случая и воли Императора, и, придя к пониманию этого, Гюнтер почувствовал, что окончательно избавился от последних остатков страха.

Он умрет, если не сегодня, то завтра или через неделю. Скорее всего, это случится за долю секунды, и он даже не увидит, кто его убийца. И все, что может иметь значение для него – что он успеет совершить за это время.

Он больше не мог вспомнить лицо Арикс. Он делал все это ради нее, только ради нее, но в какой-то момент, даже не осознавая этого, он оставил всякую надежду на то, что они снова будут вместе. «Так будет лучше», подумал Гюнтер. Человек, которого она знала – человек, которого она любила, и который любил ее – этот человек умер. Возможно, однажды она услышит его имя, может быть, даже, посетит его могилу – если у него будет могила – и с нежностью вспомнит то короткое время, когда они были вместе.

Возможно, ей скажут, что Гюнтер сражался за нее, погиб ради нее.

Если так, тогда он хотел, чтобы она гордилась им. Оценив обстановку насколько возможно, он бросился к трупу сержанта, упал на землю рядом с ним и схватил его лазган. Потом, словно подражая гвардейцам Корпуса Смерти, с которыми он сейчас чувствовал куда большее родство, чем когда-либо мог подумать, он бросился на врага.

Да, Гюнтер Сорисон должен был умереть сегодня.

Но он еще не умер.

ГЛАВА 19

К ТОМУ времени, когда Хенрик нашел полковника-186, губернатор-генерал, несмотря на холод, успел вспотеть. Он проскочил по лестнице, с каждым шагом перепрыгивая через три ступеньки, и бежал по терминалу космопорта, пока не заболело в груди. Он протолкался через толпу беженцев на холме. Они стояли под ледяным дождем и все смотрели на восток, и Хенрик проследил за их взглядами.

Он не был здесь уже больше недели. За это время его город был разрушен куда сильнее, чем он мог представить, от Иеронимус-сити остался лишь скелет. Очертания разрушенных башен на фоне неба освещали вспышки огня и затягивали клубы дыма, и Хенрик понял, что опоздал.

Полковник-186 стоял на броне полугусеничного транспортера и смотрел на город в магнокуляры. Он не отреагировал на настоятельное требование губернатора-генерала, заявившего, что им надо поговорить, но Хенрик все равно заговорил с ним. От волнения его речь была не слишком обдуманной, но ему удалось привлечь внимание полковника.

– Вы согласились, – ответил полковник, не опуская магнокуляры, – точнее, вы настаивали, чтобы СПО приняли максимальное участие в боевых действиях.

– Да, участие, – сказал Хенрик, – но не так! Не…
ТерминаторДата: Суббота, 23.03.2013, 11:11 | Сообщение # 90



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– Детали вы оставили на усмотрение моих ротных командиров.

– Пушечное мясо! – выпалил Хенрик. – Вы использовали моих людей как пушечное мясо, вы поставили их впереди, чтобы их всех вырезали! Я слышал донесения, и это… это была бойня!

– Они солдаты, генерал Хенрик. Они знали, чего следует ожидать.

– Но они… большинство их всего лишь… У них было только три недели на подготовку! Даже самые опытные среди них никогда не сталкивались с чем-либо подобным, и у них недостаточно оружия…

Полковник повернулся и посмотрел на Хенрик равнодушным взглядом сквозь линзы противогаза.

– Именно поэтому, – сказал он, – их боевая эффективность ограничена.

– Вы имеете в виду, что они расходный материал, – с горечью сказал Хенрик.

– Если вам угодно так сказать. Вы можете гордиться своими людьми, генерал Хенрик. Мои офицеры доложили, что они до конца исполнили свой долг. Они задержали продвижение некронов почти на минуту дольше, чем мы ожидали. Неплохо, учитывая их подготовку.

– Вы говорите о них так, словно они всего лишь… Проклятье, они были живыми людьми, со своей жизнью, работой, семьями… Оглянитесь вокруг, полковник. Посмотрите на лица вокруг вас, все эти люди молятся за кого-то, кого они знают, кого они любят… Лишь одна из ваших… ваших цифр значит все для них, и я… как я объясню им, что многие из их братьев, отцов, сынов не вернутся назад?

Он вспомнил сообщения о смерти его собственных сыновей. Три отдельных сообщения с разницей в восемнадцать месяцев, и Хенрик не забыл ни слова из них.

Полковник равнодушно сказал:

– Жители вашего мира стали слабыми. Они забыли о своем долге перед Императором.

Это было для Хенрика как удар в лицо, и он не выдержал.

– Я должен был знать, что вы не поймете! Вы неспособны на человеческие чувства, вы боитесь даже открыть свои лица! О ком вы заботитесь, полковник? Кто будет сожалеть о вашей смерти?

Криговский офицер молча отвернулся и снова поднял магнокуляры, чем еще больше разозлил Хенрика.

– Я с вами говорю, полковник! – прорычал он, – и на этот раз вы будете меня слушать! Хоть мы и служим в разных войсках, но технически я старше вас по званию. Я узнавал, мне известно, что вы командуете полком всего ничего, тогда как я…

– Вы предпочли бы, чтобы погибли мои гвардейцы?

Этот неожиданный вопрос застал Хенрика врасплох.

– Вы предпочли бы, чтобы мы пожертвовали ими, оставив защиту этого мира на ваших плохо вооруженных и плохо обученных новобранцев? Потому что это, генерал Хенрик, граничит с изменой.

– Конечно, я не… я не хотел… Их жизни так же ценны для меня, как и прочие… Я просто думал, что ваши люди более подготовлены, чем мои…

– Если вы хотите увидеть кровь Крига, Хенрик, вам нужно лишь подождать еще немного. Мы погибаем, пока вы тут говорите.

– Я знаю, полковник, и я сожалею, я не собирался…

Хенрик все еще бормотал, запинаясь, свои извинения, когда полковник резко повернул магнокуляры, чтобы взглянуть на северную окраину города. Он больше не слушал Хенрика. В его ухе был наушник комм-линка, и по нему, несомненно, только что сообщили плохие новости.

– Что случилось? – спросил Хенрик.- Что-то не так?

– Пауки, – мрачно сказал полковник. – Танки некронов выпустили механических пауков. Они разрывают на куски наших гвардейцев.

– Это подтверждает наши опасения, – сказал Хенрик. – Армия некронов увеличивается. И, похоже, что каждый раз, когда мы встречаемся с ними на поле боя, они посылают в бой новых, еще более сильных тварей. Полковник, мы полагали, что превосходим их в численности, но что если…?

– Мы сражаемся, – сказал полковник. Он замолчал, снова прислушиваясь к наушнику. – «Медузы» обстреливают пауков, пытаются найти их слабые места. Один из них только что… мне докладывают, он еще двигается после попадания снаряда. Они живучи! Но… подождите, он ранен. Мне докладывают, что паук ранен.
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Стив Лайонс Ходячие Мертвецы
Страница 6 из 9«12456789»
Поиск: