Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 8 из 9«126789»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Стив Лайонс Ходячие Мертвецы
Стив Лайонс Ходячие Мертвецы
ТерминаторДата: Вторник, 02.04.2013, 07:45 | Сообщение # 106



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Другие были настроены более агрессивно, или, возможно, ярость затмила их разум, и на солдат посыпался град обломков кирпичей и бутылок с нефтью, но они лишь бесполезно разбивались о шлемы и броню. Криговский гвардеец, сидевший в башне переднего «Кентавра», выпустил очередь из тяжелого стаббера над головами бунтовщиков, требуя их внимания. Некоторые из них не вняли предупреждению, или, возможно, не сочли его серьезным, и приготовились сопротивляться надвигавшемуся на них джаггернауту Корпуса Смерти. Несколько человек бросились к «Кентавру», попытались залезть на него, но солдаты быстро сбросили их на землю.

Один упал прямо под гусеницы «Кентавра» и был сразу раздавлен, но Гюнтер не испытывал к нему никакого сочувствия. Он мог бы простить этих людей за невежество их прежней жизни, но знать о некронах и реагировать так? Многие из них были мужчинами призывного возраста. Они могли бы сражаться. Но вместо этого их низкий эгоистичный страх за свои жизни подрывал военные усилия Империума, оскорблял Императора и был угрозой всему, что Он создавал. Многие бунтовщики несли плакаты с лозунгами в поддержку бывшего губернатора Хенрика и призывами сопротивляться криговским «захватчикам». Гюнтер не помнил, чтобы Хенрик был так популярен при жизни.

Буйство толпы немного утихло, страх и сомнения заставили замолчать злые голоса. Сержант СПО с громкоговорителем воспользовался этой возможностью, и приказал всем гражданам разойтись со скайвэя. Это была операция СПО, единственное отделение гвардейцев Корпуса Смерти было представлено экипажами «Кентавров». Знакомый образец: Гюнтер слышал, что люди Иеронимус Тета были скорее готовы прислушаться к своим соотечественникам, тогда как присутствие чужих солдат вызывало еще большую враждебность. Лично он послал бы Всадников Смерти выкосить всю эту толпу, так даже не пришлось бы тратить боеприпасы.

Гюнтер и его товарищи врезались в толпу, демонстрируя оружие, но не желая, чтобы возникла необходимость его использовать. Позади них угрожающе маячили два «Кентавра». Костлявый молодой человек набросился на солдата справа от Гюнтера, пытаясь отобрать у него лазган, но оказался наколот на штык. Бунтовщики, казалось, начали понимать, что их ждет, и множество импровизированного оружия было брошено на землю, множество дрожащих рук поднялось вверх. Однако толпа расходилась медленно, потому что все были зажаты на тесном скайвэе. Внезапно в толпе впереди Гюнтера произошел всплеск активности, и группа мятежников, прорвавшись через кордон полиции, устремилась на боковую улицу.

Именно на такой случай несколько минут назад третий «Кентавр», направляемый полицейскими, в сопровождении двух отделений солдат СПО, направился к ближайшему тяжелому лифту. Сейчас он, должно быть, устроит сбежавшим неприятный сюрприз – и действительно, через секунду Гюнтер услышал грохот его стаббера, и с удовлетворением подумал, что это послужит бунтовщикам уроком.

Он пролез через разбитое окно продовольственного магазина и увидел, что несколько пожилых мужчин разожгли там костер, а один из них набивал коробку продуктами, которые ему удалось там раздобыть. Глядя в ствол лазгана Гюнтера, старый вор побледнел и взмолился:

– Это для моей жены и детей. Из-за этих беспорядков шахты закрыли, и я не могу честно зарабатывать.

Когда он увидел, что Гюнтера не тронула его мольба, его лицо потемнело, и он прорычал:

– Я имею право на это! Всю жизнь я работал ради Императора, и что получил? Он бросил нас здесь умирать!

Он был отвратителен Гюнтеру, был настоящим олицетворением зря потраченной жизни. Гюнтер нажал спуск, прожег дыру в голове вора, бесстрастно глядя, как безжизненное тело падает на землю. На секунду он подумал, не допустил ли ошибку, не позволил ли эмоциям влиять на свое суждение. Потом он увидел выражения на лицах остальных мародеров, пятившихся к окну, услышал их хнычущие, умоляющие извинения и обещания всегда хранить верность Императору, и понял, что слух о его единственном выстреле распространится и станет суровым уроком для всякого, кто об этом услышит.

Он не зря потратил боеприпасы.

ПОЛУГУСЕНИЧНЫЙ транспортер, выехавший встречать возвращавшийся конвой, остановился рядом на обочине. Молодой майор с тонким лицом поговорил с сержантом, потом обратился к другому сержанту, который, в свою очередь, указал ему на Гюнтера.
ТерминаторДата: Вторник, 02.04.2013, 07:46 | Сообщение # 107



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– Солдат Сорисон? – спросил майор, и Гюнтер, на секунду растерянно моргнув, подтвердил, что так точно, это он. К нему так давно не обращались по имени, что он почти забыл, как его зовут.

Он не знал, почему опять выбрали его. Он и не спрашивал. Его привезли в космопорт и привели в кабинет, который когда-то занимал Хенрик, а сейчас – полковник Браун. Поднявшись из-за стола, Браун встретил Гюнтера рукопожатием и замечанием насчет холодной погоды, словно приветствуя старого друга. Он предложил смущенному солдату сесть и посмотрел на него с улыбкой, вероятно, предназначенной, чтобы ободрить Гюнтера, но явно натянутой.

– Я слышал, вы только что вернулись из Телониус-сити, – сказал Браун.

– Да, сэр, – сказал Гюнтер. – Мы подавили беспорядки там.

– Это хорошо, – прошептал Браун, обращаясь больше к себе. – Хорошие новости. До сих пор нам было трудно проводить призыв в Телониус-сити, но, возможно, теперь…

Рядом с полковником стояли два лейтенанта СПО, а майор, который привел Гюнтера, присел у двери. Это было не такое многочисленное собрание, как то, на котором Гюнтер присутствовал в этом кабинете в последний раз, и самым заметным было отсутствие криговского полковника-186 с его офицерами – не считая, конечно, Хенрика. И все же было ясно, что происходит что-то важное, если только Браун расскажет, что именно.

Комиссар Костеллин стоял у окна, опираясь на подоконник. Его левая рука была в перевязке, и выглядел он так, словно за эти три недели постарел на десять лет.

Браун прочистил горло и разгладил усы.

– Как вы могли сделать вывод из последних событий, – начал он, – мы готовы перейти к решающей фазе этой войны. Мы отбили все атаки некронов, окружили их, и теперь мы – точнее, криговские офицеры и я – разрабатываем планы наступления с целью окончательного их разгрома.

– Вам, вероятно, так же известно, – добавил лейтенант, – что со времени… несчастных событий несколько недель назад, не было замечено никакой активности противника.

– Вы имеете в виду, – тихо сказал Костеллин, – с тех пор, как некроны истребили тысячи гражданских, которых мы заперли в городе вместе с ними?

– Э… ну да.

– Очевидно, – сказал Браун, – они прячутся в этой своей гробнице и зализывают раны. Следовательно, нашей задачей является уничтожить эту гробницу вместе с некронами внутри. К сожалению, ее структура и внутреннее устройство остаются тайной для нас, так как наша попытка в самом начале кампании направить разведгруппу внутрь пирамиды окончилась неудачей. Тем не менее, мы – точнее, наши техножрецы и технопровидцы – полагают, что нескольких атомных подрывных зарядов будет достаточно, чтобы уничтожить ее.

Гюнтер начал понимать, к чему идет дело. Костеллин высказал это за него:

– Нам нужен человек, чтобы доставить эти заряды.

– Человек, который не будет участвовать в бою, – сказал лейтенант, – а должен лишь ждать, пока не будет зачищен вход в гробницу. В этот момент под прикрытием остальных солдат отделения он должен доставить заряды внутрь пирамиды.

Полковник Браун добавил:

– Мы – точнее, полковник-186 – помним о вашем опыте работы в руднике, солдат Сорисон, и вашем неоценимом содействии успеху предыдущего…

Гюнтер услышал достаточно. Он, конечно, мог бы сказать, что атомные заряды раньше были для него всего лишь цифрой в документах, и он никогда их даже не касался, но это определенно было не то, что хотели от него услышать.

– Я хотел бы вызваться добровольцем на это задание, сэр, – сказал он, и был вознагражден явным выражением облегчения на лице командира.

Очевидно, раньше Брауну никогда не приходилось посылать солдат на верную смерть.

– Надеюсь, вы понимаете, что от вас ожидается, – сказал Костеллин. – Эти заряды невозможно подорвать дистанционно или поставить на замедленное действие. То и другое может дать некронам возможность обезвредить заряды. Вы должны будете пожертвовать своей жизнью, солдат Сорисон, как и остальные девять бойцов вашего отделения.

– Когда отправляться, сэр? – спросил Гюнтер.
ТерминаторДата: Вторник, 02.04.2013, 07:46 | Сообщение # 108



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Полковник Браун открыл ящик стола.

– У меня есть кое-что для вас, Сорисон, – сказал он. – В признание вашей… вашей самоотверженности. Я знаю, вы еще не так долго успели прослужить в СПО, но тот срок, что успели, вы служили с отличием, и после тех потерь, которые мы понесли… я так понимаю, в вашем отделении на данный момент нет сержанта.

Он достал из ящика пару сержантских нашивок. Гюнтер взял их и поблагодарил полковника. И не имело значения, что он не чувствовал себя готовым носить их. Это была воля Императора.

– Я знаю, это немного, – сказал Браун. – Если бы это зависело от меня… Я обсуждал вопрос с Департаменто Муниторум, и надеюсь… Хоть мы и не Имперская Гвардия, но за прошедшие месяцы мы сражались в одном строю с ними, жили и умирали вместе с ними, принося жертвы не меньшие, чем они, даже большие, и я не вижу причин, чтобы… Думаю, при данных обстоятельствах вполне можно рассчитывать на Железную Аквилу.

«Он так и не понял», подумал Гюнтер.

ОНИ пробивали путь в Иеронимус-сити.

Четыре «Кентавра» с бульдозерными отвалами выполняли самую трудную часть этой задачи. Но оставалось много работы и для солдат с лопатами и тачками, следивших, чтобы курганы развалин не осыпались и не похоронили их всех. Тонкий слой снега, выпавший ночью, делал их работу еще более рискованной. Гюнтер, проспав положенные шесть часов – он привык закрывать уши, отключать мозг и использовать любую возможность для отдыха – вернулся к исполнению своих обязанностей.

Из-за его сержантских нашивок товарищи теперь смотрели на него по-другому. Сначала ему это очень не нравилось, особенно то, что они, казалось, ожидали, что теперь он будет думать за них. Он предпочитал анонимность, которой обладал, будучи рядовым. Но вскоре он понял, что в действительности изменилось очень немногое. Принимали решения и отдавали приказы по-прежнему офицеры, а Гюнтер только должен был следить, чтобы эти приказы выполнялись, чтобы все солдаты понимали и исполняли свои обязанности.

После полудня гвардейцы и солдаты СПО построились, чтобы выслушать новые приказы полковника-186, который приехал со своей обычной свитой из криговских офицеров, и немногочисленными офицерами СПО, среди которых был и Браун. В воздухе повисло почти осязаемое чувство ожидания, когда полковник-186 объявил, что их работа почти закончена.

– Мы войдем в город на рассвете, – сказал он, – одновременно с другими нашими полками с севера, востока и юга, и начнем продвижение к гробнице некронов, где состоится последний бой этой войны – и будет одержана победа.

Потом он описал в общих чертах план по уничтожению некронской гробницы, и сообщил, что честь нанести этот удар выпала отделению СПО, но не сказал какому. Он говорил об отделении Гюнтера, но назвал его «сержант №1419», и почти никто не понял, о ком идет речь. Многие солдаты встревоженно смотрели друг на друга, или пытались разглядеть цифры на жетонах своих сержантов, чтобы убедиться, что не они будут мучениками, предназначенными в жертву. Они тоже не понимали.

– Почему это должно быть отделение СПО? – услышал Гюнтер, как жаловался один солдат, когда они вернулись к работе и криговские офицеры ушли. – Почему этот безлицый ублюдок не пошлет в гробницу своих?

Гюнтер резко напомнил ему, что он говорит о старшем офицере, представляющем самого Императора, и солдат нахмурился, но замолчал.

Однако он был лишь одним из многих недовольных. Гюнтер слышал, как солдаты роптали за его спиной:

– … думают, что их жизни более ценны, чем наши, но они даже…

– … Браун должен, наконец, показать им, что мы не будем терпеть все их прихоти. Хенрик не позволил бы…

– …что будет с остальными, со всем нами, хотел бы я знать. Когда атомные заряды взорвутся…

– … и противогазы для защиты от радиации, а у нас даже…
ТерминаторДата: Вторник, 02.04.2013, 07:46 | Сообщение # 109



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Гюнтер утешал себя мыслью, что большинство недовольных – лишь недавно призванные новобранцы. Их подготовка была еще более сокращенной, чем у Гюнтера, и никто из них еще не был в настоящем бою. Они просто не видели некронов.

Через сорок минут к Гюнтеру подошел один солдат из его отделения: парень 16-17 лет с песочного цвета волосами и веснушчатым лицом.

– Сержант, там некоторые думают… – нерешительно начал он, – солдаты, которые должны будут… отделение, которое пошлют в гробницу… Сержант, это будет наше отделение?

– Да, солдат, наше, – сказал Гюнтер, и лицо мальчишки посерело.

Через час криговский вахмистр сообщил Гюнтеру, что один из его солдат пытался дезертировать и был расстрелян. Гюнтер чувствовал стыд и злость на себя. Он должен был предвидеть, что такое возможно, и попытаться предотвратить.

К тому времени, когда лейтенант Харкер, взводный командир Гюнтера, приказал его отделению построиться отдельно от остальных, уже не осталось никого, кто бы не догадывался, что лейтенант собирается им сказать. Харкер говорил о великой чести, выпавшей этим десяти солдатам – теперь девяти, поправился он. Он говорил, что их подвиг завтра сделает их героями, а потом, к удивлению Гюнтера, лейтенант предложил каждому из солдат выбор – перевестись в другое отделение, если они хотят.

Трое солдат нерешительно выразили желание перевестись, видимо, подозревая сначала, что это какая-то ловушка. Гюнтер был разочарован ими, но испытал гордость за пятерых оставшихся – и воодушевился от того, что, когда слух об этом распространился, не оказалось недостатка в добровольцах, чтобы заменить их.

Хотя это был не тот способ, которым Гюнтер справился бы с ситуацией, но он должен был признаться себе, что это способ эффективный. У него снова было девять человек, и всем им он мог доверять. Они исполнят свой долг, погибнут, чтобы он смог доставить заряды, потому что они все думали так же, как и он.

Они верили в то, что дело их правое, и кроме этого им не нужно было никакой мотивации, ни повышений, ни медалей. Было достаточно знать, что их самопожертвование действительно важно для победы, и в этом смысле они были счастливее, чем люди, которых они заменили. Те, скорее всего, все равно умрут завтра – но умрут далеко не столь славно, и в страхе.

Для Гюнтера и его людей теперь не существовало страха, потому что они точно знали свое будущее. Они были уже мертвы – ходячие мертвецы, все до одного. Но они знали как и ради чего отданы их жизни.

ГЛАВА 23

КОСТЕЛЛИН собирал вещи.

ОН не хотел оставлять это на сервиторов, не хотел доверять им вещи, важные для него. Впрочем, таких вещей было немного. Гололитические снимки его четверых внуков на их выпускных парадах. Его первый солдатский жетон. Старый, потрескавшийся инфопланшет, в котором хранились дорогие ему воспоминания об одном четырехлетнем периоде его жизни. Он аккуратно завернул их в запасную форму и уложил в чемодан.

Комната казалась опустевшей, какой она была, когда Костеллин впервые вошел в нее почти два месяца назад. Было странно, что за столь недолгое время она успела стать его комнатой, его домом. Он не будет скучать по Иеронимус Тета, когда покинет ее, но маленькая частица его останется в этой комнате, как оставалась она во многих других комнатах на многих других мирах до этого.

Открыв нижний ящик стола, он с изумлением увидел, что оттуда на него смотрят окуляры криговского противогаза. Он забыл, что спрятал туда противогаз и маску-череп, забыл, что взял их с собой, когда возвращался из города. Тогда он вернулся к тайнику за своим мечом и фуражкой, поднял доски, под которыми они были спрятаны, и застыл под взглядом глаз мертвеца.

Он вспомнил свое обещание погибшему гренадеру.

Он должен был оставить маску там. Было ошибкой раненому нести лишнюю тяжесть. Тем не менее, Костеллин взял ее. Напоминание о смерти. Он становился все более похож на гвардейцев, с которыми служил. «Еще одна причина, почему настало время уйти».

– Я слышал, вы покидаете нас.

В дверях стоял полковник-186. Костеллин был удивлен, увидев его, и испытал чувство вины. Он должен был сообщить эту новость лично. Но Костеллин прогнал это чувство, сказав себе, что полковнику в любом случае все равно.
ТерминаторДата: Вторник, 02.04.2013, 07:47 | Сообщение # 110



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– Да, когда эта кампания закончится, – кивнул комиссар. – Я получил назначение в Королевский Валидийский полк.

– Мне жаль расставаться с вами, – сказал полковник. «Да неужели?», мрачно подумал Костеллин. – Ваша служба с нами была долгой и славной, в особенности то задание, которые вы выполнили в захваченном некронами городе…

– Я не могу приписать эту заслугу себе, – сказал Костеллин. – Это один из ваших солдат спланировал и выполнил атаку на генераторум. А я всего лишь выжил.

– Я надеюсь… – сказал полковник с необычной сдержанностью. – Я надеюсь, это не потому, что я сказал…

Костеллин покачал головой.

– Я знаю, у нас были разногласия, но нет, полковник, мой перевод никак не связан с этим. Вы исполняли свои обязанности так, как считали наилучшим образом, эффективно и разумно, и таким образом, оказались более чем достойны высоких стандартов, установленных вашими предшественниками.

– Однако вы выразили несогласие с решением моих начальников атаковать силы некронов.

– Да. Я думал… Я не знаю, полковник. Когда я увидел, чего смогли мы – вы – добиться здесь… Два месяца назад я не смог бы в это поверить, но мы все-таки заставили некронов отступить. Мы бьем их, мы действительно их побеждаем!

– И вы пересмотрели ваше мнение?

– Думаю, если завтра все пройдет по плану, если гробница некронов будет уничтожена, а этот мир спасен, тогда значение этой победы для Империума… И все же… я не могу не думать о ее цене. Я не знаю, полковник. Я просто не знаю, и, возможно, в этом и проблема. Возможно, я уже слишком стар, и слишком многое видел.

– Может быть, – сказал полковник, – что после завтрашнего боя 186-й пехотный полк Корпуса Смерти Крига перестанет существовать. Наши потери таковы, что, возможно, оставшихся солдат направят в другие полки Крига на этой планете. Я был бы горд знать, что наша жертва была не напрасной, что о ней не забудут.

– А долг Крига перед Императором? Он будет тогда уплачен?

Полковник не ответил на это. Костеллин и не ожидал, что он ответит. Вместо этого полковник заметил:

– Вы больше не носите руку на повязке.

– Квартирмейстер сказал, что поврежденный нерв вылечен. Правое плечо немного стянуто, но, кроме этого все…

– Тогда завтра вы будете сражаться вместе с нами?

– Конечно. Самое меньшее, что я могу сделать, прежде чем приму новый пост – исполнить до конца свой долг на этом.

Полковник одобрительно кивнул и сказал Костеллину, что в таком случае они увидятся завтра. Он четко повернулся и ушел, и комиссар некоторое время размышлял в одиночестве, прежде чем снова открыть ящик стола.

Он закрыл его ногой, почему-то смутившись, когда пришел полковник. Теперь он собирался сделать то, что должен был сделать три недели назад. Взяв маску и противогаз, он вышел в космопорт и передал их первому попавшемуся квартирмейстеру.

– Найдите им достойное применение, – сказал Костеллин. – Последний солдат, который носил эту маску, погиб как герой.

У ПОЛКОВНИКА был заготовлен еще один сюрприз.

Холодным предрассветным утром, обращаясь к солдатам, он достал из своей шинели небольшой прозрачный куб из какого-то желтоватого материала. Внутри куба был виден некий предмет белого цвета и неровной формы, в длину больше, чем в ширину, заостренный к концу, как маленький примитивный нож.

– То, что нам предстоит сегодня, настолько важно, настолько велика вера наших генералов в этот недостойный полк, что они смогли получить для нас вот этот… – голос полковника преисполнился благоговения, -… этот фрагмент кости черепа полковника Юртена.

По рядам криговских гвардейцев прокатился приглушенный шепот – самая человеческая реакция, которую Костеллин когда-либо замечал с их стороны.

– Я не могу помыслить, что есть иной человек, более достойный нести эту реликвию, – сказал полковник, – осенять ее священным светом нашу скромную службу, чем наш комиссар.

Совершенно не ожидавший такого Костеллин почтительно принял куб. Он держал реликвию в ладонях, любуясь ею, и, хотя в душе был не слишком впечатлен – он думал, сколько еще таких реликвий могло быть быстро изготовлено, если остальные три полка на Иеронимус Тета тоже получили их – но он чувствовал, как ее присутствие тронуло этих непоколебимых людей, как подняло их дух, и знал, что уже одно лишь это делало этот маленький куб воистину драгоценной вещью.
ТерминаторДата: Вторник, 02.04.2013, 07:47 | Сообщение # 111



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Он не знал что сказать, но все ждали, что он что-то скажет. И Костеллин, прочистив горло, вспомнил, чему его учили, казалось, целую вечность назад, и начал речь, которая вначале хотя и была сдержанной, но вскоре стала более уверенной и пылкой, и, в конце концов, оказалась, по собственному мнению комиссара, самой лучшей, самой вдохновляющей речью за всю его многолетнюю службу.

Потом над развалинами города взошло громадное красное солнце, и время слов закончилось. Полковник-186 отдал приказ выступать, и воздух наполнился ревом заводившихся моторов и дымом выхлопных газов.

Три огромных бронированных «Горгоны» шли в авангарде, каждая из них везла целый взвод в своем открытом десантном отделении. Эти грохочущие гиганты, весившие более двухсот тонн каждый, крошили обломки зданий под массивными гусеницами, пробивая путь своими бронированными носами не только для себя, но и для машин, двигавшихся за ними.

Конечно, для всех солдат транспорта не хватило, и между «Кентаврами» и буксировавшими тяжелые орудия «Троянцами» двигались колонны пехоты, состоявшие примерно на одну половину из гвардейцев Корпуса Смерти, на другую – из солдат СПО. Их форма была грязной и рваной, и многие из них были ранены. Из тех, что сражались три недели назад, осталось не больше половины, а завтра их останется еще меньше, но они шли в бой с гордостью, подняв головы.

Костеллин ехал в «Кентавре» вместе с полковником-186 и его командным отделением, и из-за закрытых люков не видел, что происходит снаружи. Он следил за наступлением армии по сообщениям вокс-сети, но чувствовал себя отделенным от нее, сидя в тесном, душном и шумном «Кентавре». Согласно данным тактического сканирования, они двигались самым кратким путем к центру города, и пока все было спокойно.

Вдруг «Кентавр» встряхнуло взрывом. Полковник сразу бросился к воксу, требуя доложить обстановку, и доклады посыпались немедленно:

– … дорога заминирована, сэр. Похоже, в развалинах спрятаны подрывные заряды…

– … они проехали прямо по…

– … тяжело раненых нет, сэр, весь удар пришелся на нос, но двигатели…

– … никаких признаков противника…

– … вероятно, заряды для взрывных работ в шахтах, но чтобы взрыв был такой силы…

– … техножрец проверяет повреждения, сэр, но я думаю, мы потеряли «Горгону»…

После этого продвигались с большей осторожностью, послав отделение пехоты вперед на разведку. Конечно, если остальные заряды заложены так же глубоко как и первый, разведчики скорее всего не смогут их обнаружить; но все же если в этом мертвом городе прячется кто-то живой, они могут его обнаружить. И вскоре они действительно обнаружили.

– Впереди противник, сэр. Мы застали их врасплох, атаковали прежде чем они нас увидели. Четверых убили, но остальные рассеялись по укрытиям.

– Сколько их, вахмистр? – спросил полковник.

– Неизвестно, сэр. Они в основном прятались в зданиях. Как минимум восемь, но может быть и больше.

– Что за противник? – спросил Костеллин. – Некроны?

– Нет, сэр, люди.

– Тогда почему вы решили… Они стреляли в вас?

– Сэр, наши приказы…

– Они как-то угрожали вам?

Полковник вмешался:

– Вахмистр, прижать их огнем, но не атаковать. Всем подразделениям оставаться на занимаемых позициях и ждать дальнейших приказов.

Костеллину он сказал:

– Не думаю, что эти подрывные заряды тут установили некроны.

– Согласен, – сказал комиссар. – Это не их стиль. Скорее всего, это работа одного из тех предательских культов, о которых мы слышали. Но даже так…

– Три недели назад, – сказал полковник, – некроны очистили город от всех людей, которых смогли обнаружить. Следует предположить, что все выжившие…

– … замерзли, голодны и напуганы, – возразил Костеллин. – И сомневаюсь, что стреляя в них, мы как-то исправим ситуацию. Вы не слишком цените людей, полковник? Стоит напомнить вам, что без солдат СПО этой планеты, без их верности…

– Что вы предлагаете? – спросил полковник.
ТерминаторДата: Вторник, 02.04.2013, 07:48 | Сообщение # 112



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– Я пойду туда, – сказал Костеллин, – и попытаюсь поговорить с ними.

ОН выбрался из люка и спрыгнул на землю, несколько колючих снежинок упали на его лицо. Полковник вышел из «Кентавра» за ним, и вместе они оглядели колонну машин с работавшими вхолостую моторами.

– Я изучал карты, – сказал Костеллин. – Дороги к северу и югу от этой непроходимы. Есть обходные пути, но нам придется вернуться далеко назад, чтобы повернуть на них.

– Они выбрали отличное место для засады, – проворчал полковник.

– Да, если это действительно засада. Все же я думаю…

– Наиболее целесообразным способом обезвредить ее будет артиллерийский обстрел тех башен.

– Рискуя обрушить их и заблокировать и эту дорогу? И если вы правы, и эти люди действительно готовили засаду? Вы можете гарантировать, что несколько неприцельно брошенных снарядов ликвидируют эту угрозу? Мы везем с собой атомные бомбы, полковник. Единственный выживший, удачно размещенный подрывной заряд, и весь полк вознесется к Императору в сиянии славы на несколько часов раньше, чем запланировано.

– Тогда пошлем вперед «Горгоны».

– Я удивляюсь вам. Вы готовы потерять еще одну «Горгону» на минном поле, и на этот раз, вероятно, вместе с солдатами, чем рискнуть одной жизнью?

– Противник использовал много подрывных зарядов. Полагаю, их у предателей осталось не так много. Ваш план предполагает меньшие жертвы, чем мой, но его шансы на успех ничтожны…

– Я не согласен с такой оценкой, – сказал Костеллин. – И так как рискнуть придется только моей жизнью, думаю, я имею на это право. Я пойду к этим людям, полковник. Даже если они стали поклоняться некронам, то лишь от отчаяния. Я могу дать надежду! По крайней мере, я смогу выманить их, оценить, какими силами и средствами они располагают.

Полковник секунду обдумывал это, потом согласно кивнул. Связавшись с разведчиками впереди, он предупредил их, что комиссар идет туда, и они должны держаться на расстоянии, но прикрывать его насколько возможно.

Костеллин шел мимо ожидавших солдат, мимо «Кентавров» и «Горгон», его уверенность несколько уменьшилась, когда он оказался в одиночестве, лишь иногда в развалинах мелькали гвардейцы в масках, занимая позиции в дверном проеме или залегая за порогом.

Он держал руки поднятыми, глядя вперед, и шел, пока краем глаза не увидел движение, мелькнувшее в окне первого этажа. Здесь он остановился, громко назвав свое имя и звание, и объявил, что пришел поговорить.

Еще прежде чем замолкло эхо его слов, он услышал в окне характерный щелчок аккумулятора, заряженного в лазган, и женский голос:

– Мой муж держит тебя на прицеле. Брось оружие – все, что у тебя есть.

Он сделал как было приказано. Потом ему велели отойти на десять шагов назад и ждать. Дверь открылась и выскочила невысокая темная фигура. Человек подобрал плазменный пистолет Костеллина, но цепной меч поднять не смог, и решил оставить его. Пистолет он неумело направил на Костеллина и жестом приказал зайти в дверь. У двери лежало тело молодой женщины, и Костеллин, проходя мимо, взглянул на нее и убедился к своему огорчению, что помочь ей уже ничем нельзя.

По шаткой лестнице он поднялся в большое открытое помещение, судя по грязным одеялам, кишевшим блохами, и зловонию, здесь была ночлежка мутантов. В ее темных углах прятались шесть человек.

Его встретила супружеская пара, мужчина, бородатый и лысеющий, держал в руках лазган. Молодой человек, который привел его сюда, спрятался за ними, все еще держа в руках пистолет Костеллина.

– Ты из Империума, – сказала женщина, с подозрением глядя на аквилу на фуражке комиссара. – Почему мы должны верить тебе?

– Я могу вывести вас из города, – ответил Костеллин.

– А с этой планеты?

– С милостью Императора в этом не будет необходимости. Со мной армия, готовая сражаться с захватчиками. Мы сможем…

– Не слушайте его, – прошипел мужчина. – Это всего лишь слова. Где был Император, когда пришли эти чудовища? Почему его армия не защитила нас?

– Я знаю, вам кажется, что вас бросили, но…
ТерминаторДата: Вторник, 02.04.2013, 07:48 | Сообщение # 113



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– Нас заперли в этом аду, – сказала женщина. – Оставили на растерзание! – она расплакалась. – Мы думали, что никогда больше…

– Атака застала нас всех врасплох, – сказал Костеллин. – Мы делали все, что могли. Но теперь мы побеждаем. О вас не забыли.

– Так долго нам пришлось… жрецы говорили…

– Я знаю, что они вам говорили, но теперь вы видите, что они ошибались. Да, вы жили в аду, но есть мир за пределами этого города, и люди, которые помнят о вас.

Раздался выстрел, лазерный луч с шипением прошел мимо его уха, и чей-то голос проревел:

– Лжец!

Костеллин обернулся и увидел, что в комнату вошел невысокий коренастый человек. Он носил белые одеяния священника, но они были осквернены и обгорели, краска на священных рунах размазалась.

– Мариг, – прошептала женщина. – Мы думали, ты… ты…

Пришелец шагнул вперед и обвиняюще указал на Костеллина.

– Этот человек вам лжет! Он обещает свободу, а тем временем его солдаты убивают нас.

– Нет, – сказал Костеллин, – этого не может…

– Они застрелили четверых наших братьев. Они и меня пытались убить, но моя вера в Железных Богов спасла меня!

Костеллин почувствовал, как при этих словах его палец дергается, словно нажимая спуск. В других обстоятельствах он немедленно казнил бы этого еретика на месте.

– Их слишком много, Мариг, – умоляюще сказал бородатый, – а у нас только два ствола… то есть, теперь три. Может быть, мы…?

Его жена закончила мысль:

– Может быть, мы сдадимся, воззовем к их милосердию? Они знают, через что нам пришлось пройти, они должны понять…

– Их Император не поймет ничего. Ему чуждо милосердие. Разве вы не видите? Я знаю, как они поступят. Они убьют нас, чтобы не позволить раскрыть те истины, которые мы узнали.

– А сколько ваших убили некроны? – спросил Костеллин. Его слова были адресованы жрецу, но предназначены для остальных. Мариг был безумцем. Однако он не был глупцом. Протянув руку к человеку, приведшему сюда Костеллина, он забрал у него плазменный пистолет, дав взамен свой лазган. Осмотрев незнакомое оружие, жрец улыбнулся, но его улыбка превратилась в хищный оскал, когда он навел пистолет на Костеллина.

– Наш бог говорил ясно, хотя лишь немногим дано было понять. Он предупредил, что сопротивление вызовет Его гнев, и так оно и случилось. Однако, сражаясь с Его врагами, отправляя их на Его суд, мы можем показать Ему…

Костеллин, бросившись вперед, попытался схватить пистолет. Его пальцы почти ухватились за рукоятку, но Мариг отскочил слишком быстро, случайно при этом выстрелив. Другие беженцы бросились в укрытия, а Костеллин, проклиная свои замедлившиеся от старости рефлексы, оттолкнул жреца и бросился бежать. Перепрыгнув перила лестницы, он приземлился на шаткую ступеньку и едва не слетел по лестнице вниз головой. Когда Костеллин спустился на первый этаж, над его головой с шипением пролетел второй плазменный заряд, который, разорвавшись, обжег и на некоторое время ослепил его. Костеллин слышал тяжелые шаги бегущего по лестнице безумного жреца.

Ослепленный вспышкой мини-сверхновой, Костеллин на ощупь нашел дверь. Спотыкаясь, он вышел на дорогу и нащупал свой брошенный цепной меч. Он подобрал его, и в этот момент его зрение наконец прояснилось, нажал руну активации, меч скрежетнул, но не завелся.

Мариг схватил его сзади, выкручивая руку, пока Костеллин не выронил меч, и снова приставил пистолет к голове комиссара.

– Назад! – завопил жрец. – Назад!

Костеллин увидел силуэты гвардейцев Корпуса Смерти, бегущих вперед, видел отблески на их лазганах.

– Я насчитал девятерых, – сказал он в вокс-микрофон. – Но в других зданиях могут быть еще. Их главарь – жрец. Убейте его, и остальные разбегутся или сдадутся. У них на всех только два лазгана, и, насколько я понял, нет подрывных зарядов.
ТерминаторДата: Вторник, 02.04.2013, 07:49 | Сообщение # 114



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– Ваш офицер у нас! – закричал Мариг. – еще шаг вперед, и я убью его! Клянусь Железными Богами, я так и сделаю! Назад! Оставьте нас, если вы цените его жизнь!

Он явно не знал, что такое Корпус Смерти Крига.

КОСТЕЛЛИН не почувствовал попадания лазерного выстрела, который убил его.

Он вообще ничего не почувствовал. Просто он упал и не мог подняться, словно его придавила какая-то невидимая тяжесть.

Он слышал топот солдатских ботинок рядом со своей головой, слышал рев двигателей приближавшихся «Горгон», но не слышал выстрелов. Он был прав: после смерти жреца – труп Марига лежал на дороге рядом с ним – его последователи бежали, не приняв боя. Армия Крига могла двигаться дальше.

Перед глазами Костеллина возникла противогазная маска.

– Полковник? – прошептал он.

Маска наклонилась ближе, ее хозяин опустился на колени рядом с комиссаром, и Костеллин разглядел на его наплечниках знаки различия квартирмейстера.

– Скажите мне худшее, – прохрипел он, пытаясь отогнать парализующий страх. – Вы сможете помочь мне? Я выживу?

Квартирмейстер покачал головой.

ОН стал обыскивать шинель комиссара, зачем – Костеллин не мог догадаться, пока криговец не извлек из его кармана то, что искал – святую реликвию, куб с фрагментом кости. Квартирмейстер взял его с должным почтением, и спрятал в свою шинель, и лишь после этого обратил внимание на человека.

Его лицо, скрытое противогазом, было похоже на череп, словно он был предвестником самой смерти. Это было последнее, что видели в жизни многие люди Крига. Костеллин никогда не думал, что и он, встречая смерть, увидит то же самое, не думал, что он может оказаться на их месте.

В молодости он думал, что погибнет в бою. К старости он уже надеялся на более спокойную смерть. Но никогда ему не приходило в голову, что его могут застрелить собственные солдаты. Ему было почти смешно при мысли о том, какой нелепой была его смерть.

– Да упокоится с миром твоя душа, – сказал квартирмейстер. – И знай же, что твоя жертва угодна Императору. Твоя жизнь была достойной.

Потом он рукой в перчатке закрыл глаза комиссару.

Последнее, что почувствовал Костеллин, прежде чем провалился во тьму – как квартирмейстер забирает цепной меч из его руки.

ГЛАВА 24

НА ПУТИ в город не было замечено разведчиков некронов, их скиммеры не летали над армией Крига. Но все же некроны были готовы и ждали атаки, развернувшись в боевой порядок перед своей гробницей, их численность увеличилась еще больше, как и ожидали генералы Корпуса Смерти.

Чего генералы не ожидали – того, что армия некронов превзойдет в численности их собственную, по крайней мере, этот полк. Один из офицеров СПО не удержался от ругательства на открытом вокс-канале, когда увидел, насколько противник сильнее.

Сначала некроны сосредоточили огонь на оставшихся «Горгонах». Попадания гаусс-пушек рвали броню, тяжелые стабберы изрыгали в ответ ливень пуль. «Горгоны» продержались достаточно долго, чтобы выгрузить солдат, двинувшихся вперед, ведя огонь из хеллганов. Как и до этого, вурдалаки выкопались из развалин в самом центре строя Корпуса Смерти, и, как и до этого, Корпус Смерти был готов к их нападению. Однако на этот раз главной целью когтей-клинков вурдалаков стали гренадеры с мелтаганами, трое солдат было освежевано в первую же минуту.

Гюнтер слышал обо всем этом по вокс-сети, пытаясь разобраться в массе беспорядочных сообщений, чтобы выстроить в голове картину боя. Его «Кентавр» был оборудован перископом на месте рядом с водителем, но пока от перископа было немного толку – они были слишком далеко от боя. Гюнтер видел громаду некронской пирамиды, но отсюда он не мог разглядеть, где в ней находятся ворота.

Стрелок их «Кентавра», криговский гвардеец, имел лучший обзор из своей башни, и его сообщения о ситуации на поле боя были куда более ценными. Справа от Гюнтера водитель, бывший фермер, больше привыкший водить тракторы, чем танки, сжимал штурвал так, что пальцы побелели. Четыре солдата его отделения – остальные пять ехали в другой машине – были почти так же напряжены. Они не отводили глаз от своего сержанта и смертельного груза, пристегнутого к его груди.
ТерминаторДата: Вторник, 02.04.2013, 07:49 | Сообщение # 115



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Подрывные заряды выглядели не слишком впечатляюще: четыре стержня, каждый обмотан черно-желтой лентой с предупреждениями и рисунками в виде черепов, но Гюнтер помнил, какую осторожность он требовал соблюдать, когда, будучи управляющим рудником, обеспечивал транспорт для них. Он тогда определенно спал крепче от того факта, что атомные заряды перевозились на ничем не выделявшимся грузовике, по скайвэям нижних уровней, далеко от его дома.

Он санкционировал их использование только один раз, чтобы взорвать слишком твердое дно рудника, выработка на котором уже почти год была ниже нормы. До сего дня в тот рудник нельзя было войти без защитного костюма – или туда приходилось посылать сервиторов.

Никто из офицеров не сопровождал его в Телониус-сити, где ему выдали заряды со склада. Пожилой бывший шахтер поднял крышку освинцованного ящика, и при первом взгляде на его содержимое Гюнтер невольно отшатнулся. Когда заряды были пристегнуты к нему, он боялся идти, боялся сидеть, боялся сделать любое движение, чтобы случайно не взорвать их.

Гюнтер приказал водителю пробиваться вперед. Сейчас, когда вурдалаки уже начали свою атаку, и их положение было известно, это, вероятно, было достижимо. Когда криговский стрелок сообщил, что к ним направляются скиммеры некронов, на секунду Гюнтеру показалось, что его сердце остановилось, но некроны были перехвачены отделением всадников смерти.

Криговский стрелок несколько раз просил разрешения открыть огонь из стаббера. Однако было важно, чтобы «Кентавр» Гюнтера не привлекал к себе внимания противника. Задачей всего полка было отвлечь некронов от отделения Гюнтера и от входа в пирамиду. Пока они этого не сделают, Гюнтер может лишь беспомощно сидеть и наблюдать.

Он моргнул, снова глядя в перископ, и увидел некронских призраков, как размытые пятна, набросившихся на взвод гренадеров. Призраков встретил огонь хеллганов, сразив нескольких из них. Он слышал в наушнике знакомый голос полковника-186, обещавшего подкрепления. Похоже, что 42-й и 103-й полки встретили лишь символическое сопротивление к северу и югу от гробницы, и главные силы этих полков направлялись сейчас сюда. 81-й полк к востоку, почти в трех километрах отсюда, действовал по-другому, выдвинув вперед тяжелую артиллерию для обстрела стены пирамиды.

Гюнтер сообщил эти новости своим людям, у которых не было комм-наушников. Один из новобранцев предположил, что Корпусу Смерти сейчас стоило бы перейти к обороне, сдерживая некронов, пока не подойдут другие полки. Гюнтер возразил, что солдат еще не сталкивался с некронами и не видел, что против их дальнобойных гаусс-пушек, пробивающих броню, единственной возможной обороной может быть только энергичная атака.

Они ждали.

ПОДКРЕПЛЕНИЯ подошли, но они не изменили ход боя настолько решительно, как надеялся Гюнтер. Оба полка прибыли одновременно, взяв осажденных некронов в клещи, уничтожив десятки врагов прежде чем те даже успели начать защищаться, и все же…

И все же Гюнтеру, наблюдавшему в перископ, казалось, что между ним и его целью по-прежнему столько же некронов, сколько было с самого начала.

Он должен проникнуть в эту гробницу. В ней был источник силы некронов. Когда гробница будет уничтожена, они не смогут самовосстанавливаться, не смогут телепортироваться из безнадежного боя, чтобы появиться где-то еще. По крайней мере, так было в теории.

42-й полк вел тяжелый бой, 103-й отступал, заманивая некронов к югу. Гюнтеру не нужно было слышать приказ полковника в наушнике, чтобы понять, что пора снова выдвигаться вперед и обходить пирамиду к северу.

Внезапно «Кентавр» встряхнуло взрывом, водитель нажал педаль тормоза, из вокс-сообщений стало ясно, что прямым попаданием уничтожен «Кентавр» в двадцати метрах от них. Гюнтер нервно глотнул и согласился, что пока лучше подождать, оставаясь на месте.

При взгляде в перископ казалось, что гробница совсем близко, но картина боя перед ней давала более реалистичное чувство масштаба и расстояния, которое Гюнтеру предстояло пройти. Из башни стрелок сообщил, что видит вход в гробницу, и Гюнтер, повернув перископ в указанном направлении, тоже разглядел его, увидел исходящий из него зеленый свет. Но на их пути было все еще много некронов, слишком много, поэтому они ждали.

Еще один рывок вперед, снова бесконечное ожидание, и Гюнтер решился.
ТерминаторДата: Вторник, 02.04.2013, 07:49 | Сообщение # 116



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Фаланга некронов впереди вдруг исчезла, судя по вокс-сообщениям они телепортировались к дальней стороне пирамиды, чтобы отразить наступление там. Путь впереди был свободнее, чем когда-либо с самого начала боя, а «Кентавр» был так же уязвим для вражеского оружия, как любой пехотинец. Следовательно, его отделению было больше шансов добраться до входа пешком, представляя для пушек врага десять маленьких целей, чем две больших. Кроме того, передвигаясь пешком, они могли следовать в таком порядке, чтобы их сержант – ходячая бомба – был наименее заметной из этих десяти целей. Поэтому Гюнтер отдал приказ покинуть машину, и по воксу передал тот же приказ старшему солдату во втором «Кентавре».

Поле боя было столь же пугающим и хаотичным, как и в первый раз. Разве ему не говорили, что после первого боя будет легче? Он подавил в себе, казалось, вернувшееся, чувство страха и неуверенности. Это было недостойно его. Теперь Гюнтер был опытным солдатом, командиром отделения, и в этом бою все надеялись на него. Но все же он не мог перестать чувствовать себя открытым и уязвимым, даже больше, чем в первом бою. Это из-за подрывных зарядов.

«Кентавр», взревев мотором, рванулся дальше, его стрелок усиленно наверстывал упущенное. Гюнтер укрылся за широким корпусом «Медузы», остальные солдаты его отделения собрались вокруг него. Сквозь дым разрывов он видел зеленый свет, сиявший из входа в гробницу, и в том дыму сражались солдаты, но, к своему ужасу, Гюнтер не мог разглядеть кто из них некроны, а кто – гвардейцы Крига.

Надо было подойти ближе. Гюнтер жестом отдал приказ своим людям – он не надеялся, что они расслышат его голос – и они, пригибаясь, бросились вперед за наступающим взводом, потом укрылись за кучей развалин. Они пробыли на открытом пространстве лишь секунды, но этого оказалось достаточно, чтобы призрак выпотрошил одного неудачливого солдата. Когда клинки некрона вспороли ему горло, второй солдат остановился и едва не повернул назад, но Гюнтер схватил его за руку и потащил вперед. Он ничего не мог сделать, чтобы помочь товарищу, никто из них не мог. В отделении только трое солдат были вооружены – по мнению полковника, лазганы были слишком ценны, а отделению Гюнтера в любом случае предстояло погибнуть.

Выглянув из развалин, он увидел зеленое сияние ближе, чем предполагал, и заметил, что путь впереди чист. Он уже почти отдал приказ, почти бросился вперед, и вдруг в клубах дыма возник силуэт танка некронов – гробницы в миниатюре, из его люков струилось то же самое ужасное зеленое сияние.

Его пушки изрыгнули зеленые молнии, и Гюнтер бросился на землю, сверху его осыпало вихрем обломков, куча развалин, служившая им укрытием, уменьшилась почти наполовину. Спустя минуту, Гюнтер осмелился поднять голову, и увидел, что танк некронов скользит прочь. Отделение гвардейцев Крига набросилось на танк, и, хотя большая часть солдат была уничтожена зелеными лучами, двое успели подскочить к нему, и запрыгнули в люк. Через секунду танк взорвался, уничтоженный, насколько мог судить Гюнтер, взрывом противотанковых гранат изнутри. Гвардейцы, конечно, погибли, но их смерть не была напрасной. Они сделали то, что пытался сделать Гюнтер, хотя и в меньшем масштабе, но они показали, что такое возможно.

Теперь он видел вход в гробницу, и знал, что, чем дольше он будет ждать, тем больше его товарищей погибнет, но было невозможно выбрать лучший момент, уследить за течением боя, а Гюнтер не мог позволить себе совершить ошибку. С каждой проходившей секундой он все больше беспокоился, все больше боялся, что уже упустил свой шанс.

Решение было принято за него.

Он не знал, где был сейчас полковник, но, вероятно, командир находился на наблюдательном пункте с хорошим обзором, потому что его голос снова раздался в наушнике Гюнтера, приказывая идти вперед. И Гюнтер пошел.

Он бросился прямо в этот ад, не сводя глаз с входа в гробницу, и поклявшись себе, что его ничто не остановит. Он не остановился, когда земля взорвалась в метре справа от него, убив двух солдат его отделения и осыпав его осколками камней. Он не остановился, когда третий солдат, окончательно потеряв храбрость, упал на колени с поднятыми руками, и через секунду его голова взорвалась – с чьей стороны стреляли, Гюнтер не знал.

Он не остановился, когда первые некроны разгадали его план и обратили свое оружие на него. Гвардейцы Корпуса Смерти, закрыв его своими рядами, приняли на себя мощь огня гаусс-пушек, и Гюнтеру оставалось почти полпути до цели. Сейчас он видел только сиявший зеленым светом вход в гробницу, и слышал только голос полковника в наушнике, приказывавший бежать быстрее, еще быстрее.
ТерминаторДата: Вторник, 02.04.2013, 07:50 | Сообщение # 117



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– Как только ты окажешься внутри пирамиды, – инструктировал Гюнтера перед боем командующий СПО полковник Браун, – не теряй времени даром. Помни, мы не знаем, что там внутри, и одно-единственное попадание из гаусс-пушки может испепелить тебя и заряды, даже не заставив их сдетонировать. Это значит… – он неловко отвел глаза, – Это значит, если у тебя будет возможность… Чем глубже ты проникнешь в гробницу, тем больший ущерб сможешь нанести, когда… И чем больше стен окажется между тобой и… в общем, тем больше это защитит нас от взрыва и радиации.

В зеленом свете входа что-то появилось. Тысячи темных точек, двигавшихся по поверхности. Гюнтер сначала подумал, что это дым, потом – что его подводят глаза.

А потом из гробницы вырвался рой металлических насекомых и бросился на него.

Они облепили его, царапая, кусая. Гюнтер пытался пробиться сквозь них, но масса их маленьких тел отталкивала его. Одного из его солдат уже свалили с ног. Насекомое ползло по атомным зарядам, и Гюнтер отчаянным движением сбросил его. Из наушника звучал голос полковника, отстраненный и механический, заглушаемый шуршанием панцирей насекомых. Они вырвали наушник из уха Гюнтера, и он теперь не знал, что ему приказывает полковник – идти дальше или отступать.

Последнее казалось единственным разумным решением.

Развернувшись, он увидел еще одну груду обломков, и отчаянным жестом указал на нее, хотя не знал, видит ли его сейчас хоть кто-то из еще не убитых солдат его отделения. Он побежал, подпрыгнул, и когда его ноги оторвались от земли, его ударило взрывной волной и забросило дальше, чем он собирался прыгать. Он едва успел обхватить руками подрывные заряды, защищая их, и тяжело упал на живот.

Восстановив дыхание, он оглянулся. Рой насекомых исчез. Осталось лишь несколько бесцельно кружившихся существ, остальных испарило взрывом мортирного снаряда. Выстрел был удачным, но безумно рискованным. Два из четырех зарядов оторвались, свисая с избитого тела Гюнтера. Было просто чудом, что заряды остались невредимы.

В живых остались трое из его солдат. Их лица были изранены, с них текла кровь. До входа в гробницу оставалось менее двухсот метров, но некроны простреливали пространство перед ним, пытаясь прижать гвардейцев огнем. Криговцы отчаянно пытались подавить огонь противника, отвлечь его на себя там, где нельзя было подавить, дать Гюнтеру еще один шанс, и он ждал.

СВЕТ во входе снова ярко вспыхнул, и на этот раз гробница извергла целый легион некронов-пехотинцев. Гюнтер в ужасе наблюдал, как воздух наполнили зеленые молнии, и взвод криговских гвардейцев во мгновение был скошен, как колосья. Секунду назад еще казалось, что его товарищи наступают. Сейчас их линия фронта рушилась, и некроны уже приближались к позиции Гюнтера.

Он должен был отступить, но мысль об отступлении теперь, когда он подобрался так близко, была ему невыносима. Он снова вставил наушник в ухо, но криговский полковник ничего ему не говорил. Даже сейчас Гюнтер ждал, ждал своего шанса, ждал, когда откроется хоть какая-то возможность. Вдруг один солдат, потянув его за рукав, указал дрожащим пальцем на пирамиду, и Гюнтер посмотрел на вход.

Из гробницы появился еще один некрон, более величественный, чем остальные, на голову выше, чем самые высокие из них, облаченный в синюю мантию, с увенчанным двумя зубцами посохом в руках. Гюнтер такого еще не видел. Он лишь слышал о гигантских гололитических изображениях, паривших в небе над Иеронимус-сити два месяца назад. Но слышал он достаточно, чтобы узнать то существо с изображений, узнать, что он прячется меньше чем в двухстах метрах от командующего вражеской армией.

Лорд некронов воздел к небу свои скелетоподобные руки, и Гюнтер увидел в его левой руке большую черную сферу. В глубинах сферы что-то сверкнуло зеленым, и Гюнтер ощутил в воздухе привкус металла, почувствовал, как волосы на затылке встали дыбом. Его кожу защипало, воздух, казалось, был наполнен электричеством, как перед сильнейшей бурей.

И некроны начали подниматься – десятками, сотнями, даже те, которые еще несколько минут назад лежали разорванными на куски, даже сожженные огнем мелтаганов. Но некроны не должны восстанавливаться после попаданий мелтаганов… разве нет?
ТерминаторДата: Вторник, 02.04.2013, 07:50 | Сообщение # 118



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Что-то сдвинулось, поползло под руками Гюнтера, и он в ужасе отдернул их, когда поток жидкого металла, соединяясь с другими потоками, начал сливаться в фигуру некрона-призрака, сразу же взлетевшего в воздух. Для одного из солдат это оказалось слишком, и он побежал, в ужасе крича, но его трусость спасла остальных: он отвлек на себя внимание призрака, который бросился за ним, не заметив остальных солдат, которых из десяти теперь осталось всего трое.

Вурдалаки, восставшие из мертвых, выбрались из-под корпуса «Медузы», и атаковали ее своим когтями. Это казалось невозможным, но там, где они наносили удар, броня словно плавилась и распадалась. Гюнтер едва мог осознать то, что он видел. Так не должно было быть. Предполагалось, что некроны истощили свои силы, лишены энергии генераторумов, и прячутся в гробнице. Но вместо этого они наступали, сражаясь новым, более смертоносным оружием, и их численность продолжала расти. Сейчас на поле боя их было столько же – нет, больше, – чем в самом начале.

Гробница была слишком хорошо защищена, и товарищи Гюнтера начали отступать, они были слишком заняты, пытаясь защитить себя от некронов, чтобы даже подумать о том, как изменить ситуацию. Лорд некронов поднял посох, из его зубцов вырвались три огромных зеленых вспышки, испепелившие трех всадников смерти Крига. По обеим сторонам от лорда в воротах гробницы зловеще маячили два огромных механических паука, и Гюнтер понял, что бой проигран, еще до того как голос полковника в наушнике подтвердил это.

Но все же, когда пришел приказ отступить, он внутренне воспротивился ему. Он был так близко… Он подумал даже, где был Император, когда Он так нужен, хотя немедленно устыдился этой богохульной мысли, и спросил себя: «Что если я все же сделаю это, взорву заряды сейчас? Я все еще могу повредить гробницу, и, что более важно, я могу убить лорда некронов, а если мои товарищи при этом погибнут вместе со мной, разве они не поймут? Разве не согласятся, что это достойная смерть?»

Он почти сделал это. Его рука уже взяла детонатор. Но потом он подумал, что, может быть, стоит сначала спросить полковника, запросить его разрешения, и тут Гюнтер понял, что сказал бы полковник. Он сказал бы, что половина некронов и, скорее всего, их лорд, переживут атомный взрыв и поднимутся снова, а солдаты Крига погибнут безвозвратно. Слишком дорогая цена.

Гюнтер ничего не мог сделать.

ОТСТУПЛЕНИЕ было трудным и стоило больших потерь, как и ожидалось. Гренадеры израсходовали боеприпасы для мелтаганов, прикрывая огнем отступающих гвардейцев. Некроны не ослабляли давление, хотя Гюнтер заметил, что их огонь в основном направлен на артиллерийские орудия и технику – они пытались лишить противника возможности организовать еще одно подобное наступление.

Он ускользнул из развалин, когда счел, что это было наименее опасно, два последних выживших солдата его отделения шли за ним. Их задание было отменено, но заряды, пристегнутые к груди Гюнтера, все равно надо было беречь. Оба последних солдата погибли, защищая его, и Гюнтер в одиночестве, предельно усталый и опустошенный, вышел, наконец, за пределы дальности пушек некронов и присоединился к колонне отступающих солдат.

Даже в поражении Корпус Смерти Крига сохранял свою железную дисциплину, отступая в полном порядке, в отличие от окончательно павших духом солдат СПО. Здесь все еще были тысячи солдат, но Гюнтер понял, что эти несколько тысяч – все, что осталось от трех полков. Двое гвардейцев из 103-го подтвердили, что им приказано отступать к космопорту, а не на прежние позиции к югу. Тот же приказ был отдан и 42-му, и 81-му полкам, которые отступали к востоку, собираясь обойти город и тоже следовать к космопорту.

– Кто же тогда останется охранять периметр города? – спросил Гюнтер. Но он боялся, что уже знает ответ на этот вопрос.

Он нашел полковника-186, шагавшего пешком вместе с нижними чинами. Вероятно, он потерял свой транспорт, или скорее, судя по болт-пистолету в руке и хромоте, направил его принять более активное участие в бою.

– Простите, сэр, – сказал Гюнтер. – Я пытался. Просто не было возможности, но в следующий раз… Дайте мне еще один шанс, и я не сомневаюсь, что смогу…

Полковник посмотрел на него, словно не узнавая.

– Сержант 1419, сэр. Я… я несу подрывные заряды.

Полковник посмотрел на заряды на груди Гюнтера, и подозвал квартирмейстера.
ТерминаторДата: Вторник, 02.04.2013, 07:51 | Сообщение # 119



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– Снять подрывные заряды, – сказал он. – И убедиться, что они в сохранности.

Квартирмейстер достал нож и начал срезать ремни и слои клейкой ленты. Полковник пошел дальше, даже не взглянув на Гюнтера, который чувствовал себя ничтожным и бесполезным.

– Я не знаю, что делать, – признался он квартирмейстеру, срезавшему первый заряд и осторожно уложившему его в бронированный ящик.

– Нам приказано отступать, – сказал квартирмейстер.

– Я знаю. Знаю, но… – Гюнтер снова не знал, что сказать. С ним давно такого не было. Он даже не чувствовал себя больше солдатом.- Просто я никогда не думал… Я думал, сегодня все закончится. Думал, что Корпус Смерти Крига всегда сражается до конца. Что же нам теперь делать? Как мы будем сражаться с некронами?

– Мы не будем, – квартирмейстер срезал последний заряд и, опустившись на колени рядом с ящиком, закрыл его на несколько замков и передал сервитору.

– Эта война окончена, – прямо сказал он Гюнтеру. – Некроны победили.

ГЛАВА 25

ДЕНЬ начинался, похожий на все другие дни. Арикс проснулась от солнечного света, проникавшего сквозь плохо закрытые ставни. Арикс резко села, оглядываясь в поисках монстров, которых она видела во сне. Скелетоподобные руки, тянувшиеся к ней… Комната, последняя в длинном ряду подобных ей, была пуста, но остальные детали кошмара слишком реальны. Арикс была почти разочарована.

Она знала, что сон однажды станет реальностью, и ожидание этого стало для нее медленной пыткой. Во сне она ощутила облегчение, когда металлические руки прикоснулись к ней.

Но сегодня что-то было не так, как всегда: отдаленные звуки снаружи, снизу. Прислушавшись, Арикс услышала топот множества ботинок, рев моторов. Слишком шумно для Железных Богов. Соскользнув с кровати, она осторожно подошла к окну, заглянув в щель между ставнями и рамой, и увидела самое прекрасное зрелище в своей жизни.

Армия, несомненно, направлявшаяся на войну. Имперская Гвардия под знаменем с белым крылатым черепом на черном фоне. За пехотой двигалась колонна осадных орудий. Она встряхнула спящего Тилара и восхищенно рассказала ему чудесные новости. Император все-таки не оставил их.

Дядя Хенрик не бросил ее.

Она уже собиралась выбежать на улицу, но Тилар посоветовал проявить осторожность. Солдаты уйдут задолго до того, как Арикс и Тилар спустятся к ним. Когда они одевались, руки Арикс так дрожали, что Тилару пришлось помочь ей застегнуть подобранную среди чужих вещей блузку. Они доели последнюю пищевую пасту. Они пытались сберечь ее до конца, отсрочить день, когда им придется снова выйти наружу. Обнявшись, чтобы придать друг другу смелости, они открыли дверь.

Они поднимались на этот уровень несколько дней, но чтобы спуститься обратно на поверхность понадобилось лишь несколько минут. Улицы были уже пусты, как и ожидал Тилар. Однако с востока доносились звуки яростного боя, что показалось Арикс обнадеживающим.

– Что будем делать? – спросила она. – Подождем, пока они вернутся?

– Может быть, – сказал Тилар, – нам и не придется ждать. Если солдаты вошли в город тем путем…

– Мы можем пойти по их следам, – поняла Арикс, – можем выйти из города!

Но едва она произнесла эти слова, как сразу усомнилась в них. Казалось невозможным, после всего, через что они прошли, после всех рухнувших надежд, что выйти будет так легко. Она всю дорогу ожидала, что что-то пойдет не так, что монстры выскочат из засады, или что это всего лишь сон, и сейчас она проснется в той грязной убогой комнате, и наступит день, похожий на все другие.

Чего она не ожидала, так это попасть под огонь лазганов, когда они с Тиларом подошли к одной из уцелевших внешних башен, пробираясь сквозь курганы развалин, и Арикс снова ощутила слабую надежду.

Они укрылись за дверным проемом, Арикс почувствовала запах жженых волос, и испугалась, что это, возможно ее волосы.

– Лазганы, – прошептала она Тилару. – у тех монстров нет лазганов.
ТерминаторДата: Вторник, 02.04.2013, 07:51 | Сообщение # 120



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– Наверное, культисты, – ответил он. – Выжившие из шайки Амарета или какой-то другой секты.

– Кажется, – сказала Арикс, – я заметила красную и фиолетовую форму. Я думаю, это СПО, Тилар. Они наверное подумали, что… что это мы культисты.

Тилар высунулся из-за укрытия, пытаясь рассмотреть, и лазерный луч едва не срезал его нос.

– Не стреляйте! – закричал он. – Не стреляйте! Мы не те, за кого вы нас приняли. Мы на вашей стороне! Слава Императору!

– Я не могу вас пропустить! – раздался в ответ нервный голос. – Возвращайтесь обратно!

– Нет, вы не можете поступить так! – закричала Арикс. – Не можете заставить нас… Нас похитили, хотели убить, едва не принесли в жертву, и мы просто хотим… Пожалуйста, выпустите нас отсюда!

– Со мной племянница губернатора! – добавил Тилар.

На секунду наступила тишина, и голос неуверенно спросил:

– Леди Хенрик? Это действительно вы?

После этого переговоры продвигались быстро. Обладатель голоса, лейтенант Смитт, утверждал, что виделся с Арикс на нескольких приемах у губернатора, и ей пришлось притвориться, что она помнит его, и, к счастью, она смогла вспомнить один из этих приемов в достаточных деталях, чтобы убедить лейтенанта, что это действительно она. Они с Тиларом осторожно вышли из укрытия и увидели ожидавшее их отделение СПО. У большинства солдат даже не было оружия, и многие из них были еще подростками. Смитт, напротив, оказался седым стариком, и ходил, опираясь на трость. Он объяснил, что давно был в отставке, но после нападения ксеносов снова вернулся на службу, чтобы помочь в защите родного мира, насколько это в его силах.

Он показал им дорогу в космопорт, извинившись, что не может предоставить им транспорт. Тилар сказал, что все в порядке, они привыкли ходить пешком. Смитт смотрел на Арикс со слезами на глазах, повторяя, что это просто чудо, что они не ожидали найти ее живой. Но она лишь потом узнала, почему были эти слезы.

Тилар взял ее за руку, и они вместе пошли по дороге. Наконец, они вышли из разрушенного города в мир, который почти забыли. Этот день, не похожий ни на какой другой, Арикс запомнит навсегда.

ОНИ сидели в теплой столовой в космопорту, почти в одиночестве, только за столиком в углу сидел раненый солдат. Они держали в руках горячие напитки, первые за два месяца, но у Арикс не было аппетита.

– Это… это все не так, как… – сказала она, запинаясь, – Я по-другому представляла себе этот момент. Даже когда все было совсем безнадежно, и я думала, что никогда не выберусь, все-таки я всегда…

Тилар, потянувшись через стол, взял ее руки в свои.

– Я тоже. Я думал, что там, за пределами города, все… все будет нормально. Как раньше.

Ее узнали на склоне холма у космопорта. Беженцы окружили ее, пытаясь прикоснуться к ней. Большинство из них, вероятно, раньше даже не знали ее имени, но сейчас они говорили, что ее возвращение из мертвых было знамением Императора, добрым предзнаменованием для исхода войны. Она содрогалась от их прикосновений. Как она могла быть их спасительницей, когда сама так отчаянно нуждалась в спасении?

На их устах было одно имя, и от них Арикс узнала то, что старый Смитт не решился ей сказать.

– Он должен был улететь на спасательном корабле, – горько сказала она, – пока у него была такая возможность. Наверное, он оставался только ради меня, а я даже…

– Ты же не думаешь, – осторожно сказал Тилар, – что он действительно мог сделать то, о чем они говорят?

– Дядя Хенрик не был предателем! – яростно сказала она. – У него, наверное, была какая-то причина отправить то сообщение, и в любом случае, доказательством служат только слова этого криговского полковника. – Арикс тяжело вздохнула, вцепившись пальцами в свои спутанные волосы. – Просто я думала, что из всех людей хотя бы он… Я потеряла все, и видит Император, я не думала, что смогу увидеть его снова, но я всегда надеялась… я думала, что с ним все будет хорошо.

– Мы можем расспросить людей. Можем узнать о… Гюнтере, так его зовут?

Арикс покачала головой.
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Стив Лайонс Ходячие Мертвецы
Страница 8 из 9«126789»
Поиск: