Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 10 из 11«12891011»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Кровавый Разоритель (Книга, Аарон Дембски-Боуден, Повелители Ночи.)
Кровавый Разоритель
StriderVicДата: Четверг, 17.01.2013, 19:27 | Сообщение # 136



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


Когда она закрыла глаза, комната стала выглядеть еще хуже. Как иЭзмарельда, она видела слои вздутой зловредной порчи, которые незримо прилипли
ко всему вокруг. Море Душ плескалось о корпус корабля, однако зараза еще не
успела по-настоящему укорениться. Болезнь не гнездилась в железных костях, ее
принес экипаж.Несмотря на свою силу, машинный дух поначалу отпрянул от нее. Она состоном потянулась к запястью, покрутив вживленный клапан подключения и плотнее
зафиксировав кабель интерфейса."Ты не мой навигатор", - сказал он ей так же, как и «Завет»когда-то. Голос был более глубоким, но и более настороженным."Твой", - повторила она те же слова, которые говорила другомукораблю много месяцев назад. - "Мое имя Октавия. И я буду обращаться с
тобой более уважительно, чем любой другой навигатор, с которым ты
странствовал".Подозрительность. Недоверие. Намек на скрытые в психических ножнах когти."Почему?""Потому что так меня воспитал отец".- ПРЫГАЙ, - колыхнулся у нее в мыслях незваный голос. Колдун Рувен с«Завета». – ОКТАВИЯ. ПРЫГАЙ."Нам нужно отправляться", - сказала она «Эху»"Укажи мне путь".- ПОРА."Пора"."Пора". На границе армады Красных Корсаров два боевых корабля с рассчитаннойсинхронностью запустили свои двигатели. Оба поплыли вперед, набирая скорость.
Одинаковые корпуса двигались параллельно.Эскадры эсминцев были уже в пути. Приближались несколько другихкрейсеров, их капитаны намеревались заблокировать ускоряющиеся крупные корабли.Перед обоими древними ударными крейсерами разорвалась пустота, ибронированные носы пробились из одной реальности в другую. Закружились цвета,
которые вызывали воспоминания о мигрени и безумии. Двойная рана в реальности
разверзлась и поглотила оба корабля.Реальность восстановилась, и приближающиеся корабли содрогнулись. На ихмостиках сыпали проклятиями капитаны, обнаружившие, что их оружие теперь
наведено на пустое пространство. Вскоре после этого «Завет крови» вырвался из варпа, возникнув черезнесколько звездных систем , как и намеревался капитан.Благодаря глубинным течениям, которые вихрились вокруг Виламуса из-заприбывшего считанные часы назад крупного флота, на отслеживание их пути в варпе
ушла бы целая вечность. Возвышенный не видел причин для беспокойства.Оказавшись вдали от коронных вспышек, системы боевого корабля оживали,наливаясь энергией под приглушенные и облегченные вздохи экипажа.- Ауспик, есть.- Вокс, есть.Но Возвышенный практически не слушал. Существо поднялось с трона ивперило взгляд в черноту.- Где «Эхо проклятия»?
StriderVicДата: Четверг, 17.01.2013, 19:47 | Сообщение # 137



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


XXIIIПЕРЕДЫШКА
«Эхо проклятия» сбавило ход и легло в дрейф, инверсионные следыпревратились в туманные точки, теряющиеся в пустоте.Талос еще не садился на трон и не был уверен, что хочет этого. Вариэльбыл рад видеть его на командной палубе, насколько Вариэль вообще бывал
чему-либо рад.- Рассказывай, - произнес Талос. – Мы захватили корабль, не встретиввообще никакого сопротивления. Как тебе это удалось?- Я пытался выбросить Корсаров в космос, - признался апотекарий. – Когдаэто не сработало, то принял решение запереть их.- Где?- На ангарных палубах. Они пытались выбраться, зарядив основное орудиеосадного танка «Поборник» и сделав выстрел.Талос прокрутил пикт-трансляции с ангарных палуб. Две из них были пусты иобесточены. Две другие… Талос медленно перевел взгляд на бывшего Красного
Корсара.- Это объясняет дыры в корпусе, - сказал Сайрион, заглянув через плечоТалоса.- Думаю, их вокс ближнего радиуса работал, поскольку они одновременнопредприняли попытки в обоих ангарах. Результаты весьма похожи на то, чего можно
ожидать после выстрела из «Разрушителя» с ужасающе близкого расстояния.- Однако это сработало, - заметил Меркуциан.- Если ты имеешь в виду две пробоины в корпусе, то да – их затея имелапотрясающий успех. Если же подразумеваешь обстоятельство, что взрывы и
вызванные ими ударные волны прикончили почти четверть Корсаров, то итоги
несколько менее блистательны.Сайрион втянул воздух сквозь зубы. Из-за работы вокалайзера шлема этопрозвучало как механическое шипение гремучей змеи.- Ты хочешь сказать, что, пробив дыру в посадочной палубе, они двинулисьпо корпусу?- Да. Калеб вывел их наружу. Несомненно, он искал подходящую точку входа,чтобы, используя силовое оружие, прорубить себе дорогу обратно внутрь корабля.Талос тихо и мягко усмехнулся. - Значит, они были на внешней обшивке, когда мы совершили прыжок.- Практически наверняка. Я наблюдал, что произошло с несколькими, бывшимив радиусе досягаемости наружных пиктеров. Познавательное зрелище наблюдать за
тем, как в Море Душ растворяются доспехи, следом плоть, а затем и сами кости.
Большинство сорвалось с корпуса, как только по ним ударили первые волны. Однако
мне все же удалось поизучать нескольких, глядя, как их рвут в клочья потоки
жидкой психической энергии.Даже Сайрион вздрогнул.- Кровь Отца, Вариэль, - Талос покачал головой в шлеме. – Хладнокровноеубийство.Апотекарий выглядел задумчивым.- Я надеялся, что тебя впечатлит.- Так и есть, - признался Талос. – Жаль только, что я сам об этом неподумал. Пророк обратился к трем офицерам вокс-консоли. - Вызвать «Завет крови».Старший офицер откинул капюшон, словно решив, что традиционное багряноеодеяние раба Корсаров больше не годится, учитывая личность новых владельцев
корабля.- Повелитель, «Завета крови» нет в радиусе вызова.- Ауспик, - распорядился Талос. – Мы не могли прибыть раньше них, прыжокбыл слишком коротким.- Повелитель, на ауспике нет ни союзников, ни врагов. Мы в глубокойпустоте.- Просканировать еще раз. Предполагалось, что мы выйдем из варпа всистеме Регаса.Ауспик-мастер сверился с инфопланшетом. Спустя мгновение он передалрезультаты изысканий прямо на гололитический проекционный стол. Одинокая
золотистая руна, обозначавшая «Эхо», мигала в удалении от всех сколько-либо
важных объектов. Даже до ближайшей звезды были миллионы километров.- Повелитель, мы приблизительно в двух часах полного хода от Регаса.Все члены Первого Когтя одновременно выдохнули имя.- Октавия.
StriderVicДата: Четверг, 17.01.2013, 19:49 | Сообщение # 138



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


Содрогнувшись, она отключилась и обнаружила, что находится в месте, гдеей хотелось бы быть в последнюю очередь. Влажный воздух двигался в легких,
словно холодная маслянистая слизь. Он был насыщен пряным смрадом застарелой
болезни, который исходил от тела Эзмарельды и ее бассейна.Октавия вытерла глаза рукавами, все еще слегка дрожа от нетерпеливости«Эха». Когда она открылась духу машины, тот ответил тем же и рванулся вперед с
яростной энергией. Он напомнил ей лошадь, с которой дурно обходился прежний
хозяин и которой кажется, будто само бегство от него очистит кожу от
оставленных кнутом рубцов. «Эхо» понеслось вперед от легчайшего прикосновения
ее разума, движимое таким же отчаянием, словно удалившись от Мальстрема, оно
могло спастись от своего недавнего унизительного прошлого.Управлять им, словно горячим жеребцом, поначалу было сущим кошмаром. Онохотело бежать, не заботясь о направлении. Ей удалось повернуть легковозбудимую
кинетику более-менее в нужную сторону, но она подозревала, что они все же
сильно сбились с курса. Талоса это скорее всего, скорее всего, разочаровало, однако в этот моментона еще не могла заставить себя волноваться по этому поводу.Октавия повязала бандану. Так же как и она сама, как и все в комнате,повязка пахла то ли плохо, то ли ужасно. - Хозяйка.Пес подковылял к ней и тяжело уселся рядом. Она слышала в дрожащем дыханиималенького человечка неровный ритм биения его сердца. В вязком полумраке
комнаты он выглядел еще более бледным, старым и больным.- Я устал, - признался он, хотя она и не спрашивала об этом. – Бежал покораблю, чтобы не отстать от всех вас. Устал.- Спасибо, что остался со мной.- Не нужно благодарить. Я всегда буду рядом с вами.Она положила руку ему на бугристые плечи, наклонилась ближе и тихозаплакала в его рваный плащ.Он неловко обнял ее забинтованными руками.- Когда-то у меня была дочь, – тихо признался он. – По звуку, она былатакой же, как вы. Мягкая. Печальная. Сильная. Возможно, она и выглядела, как
вы. Я не знаю. Никогда вас по-настоящему не видел.Она шмыгнула носом.- Я выглядела и получше, - после паузы она слабо улыбнулась. – У меня черныеволосы. А у нее?Тонкие потрескавшиеся губы Пса растянулись в улыбке.- Она была с Нострамо. У всех нострамцев черные волосы.Она набрала воздуха, чтобы ответить, но он заставил ее умолкнуть быстрым:«Шшш».- Хозяйка, - произнес он. – Кто-то идет. Дверь открылась, и появился Септим. Позади него в глубине коридора стоялина страже Ксарл и Узас. Она услышала пощелкивание шлемов. Несомненно, они
спорили между собой. Похоже, Ксарл пытался на чем-то настоять, а Узас не
обращал на это внимания.- Судя по всему, мы промахнулись мимо цели, - казалось, слуга говоритнеохотно. – Талос хочет, чтобы ты приготовилась снова вести корабль.Она молча потянулась за кабелем подключения. Пока она полностью несоединится с кораблем, и ей не поставят личное кресло, придется делать так. Брекаш из Кровоточащих Глаз двигался по коридору, перемещаясь на двухногах, но останавливаясь каждые несколько шагов, чтобы втянуть носом грязный
воздух. Как и Первый Коготь, Кровоточащие Глаза совершили абордаж, почти не
найдя для себя развлечений и не встретив никакого сопротивления.Брекаш опять остановился, нюхая воздух слева.В стене что-то скреблось. Что-то с когтями.Брекаш издал через ротовую решетку вопросительный шум – не вполне речь ине вполне визг.В ответ раздался рев, приглушенный металлом. Что-то заперто в железнойкоже корабля? Грызун, быть может.Брекаш не знал, что ему следует делать. Он нерешительно и раздраженнопотянулся за цепным мечом, но не нажал активационную руну. За очередным
ворчанием последовали три глухих удара, словно с другой стороны по стене
постучали костяшками пальцев. В ответ он поскреб по стене коридора когтистой перчаткой, как будтопредупреждая обитавшего там мутировавшего паразита, кем бы тот ни был.- Люкориф, – произнес он по воксу. – Тут… в стене существо.
StriderVicДата: Четверг, 17.01.2013, 19:51 | Сообщение # 139



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


Патрулировавший грязные палубы «Эха» предводитель Кровоточащих Глазостановился.- Повтори, - передал он.Повтор от Брекаша пришел с искажением, и Люкориф позволил себе издать ввокс насмешливое карканье.- Брат, не лови тени…Брекаш издал серию коротких отрывистых воплей. Это был самый жалкий звук,какой Люкорифу доводилось слышать от собрата-раптора за всю его жизнь –
подражание призыву о помощи нострамского кондора.А затем с окончательным фарфоровым треском связь оборвалась.- Ловец Душ, - сказал в вокс предводитель рапторов, - на этом кораблечто-то на нас охотится.  Воин, называвший себя Калеб Валадан – помимо множества прочих титулов,заработанных на службе Тирану Бадаба – умер не славной смертью, которую всегда
предвидел для себя. Не было кучи мертвых врагов, стоя на которой можно было бы
истечь кровью. Не было одобрительных голосов почтенных братьев, которые
салютуют и чествуют победоносного павшего.Когда он лишился последних остатков человечности, у него даже не былооружия в руке, как будто он был беззубым стариком, умирающим на смертном одре,
а не чемпионом, за плечами которого были два века сражений. Умирая, Калеб познал две вещи. Первой была боль. Второй – огонь.Он был не в силах определить, где кончалось одно и начиналось другое, еслиэти два понятия вообще можно было отделить друг от друга, принимая во внимание,
что произошло. Однако именно они запомнились ему в первую очередь.Корабль вошел в варп.Он видел, как это произошло. Все они видели, как звезды завертелись насвоих местах, а корабль застонал до самой своей металлической сердцевины.
Несколько его воинов, словно моряки, которые бросают тонущее судно, соскочили с
киля, предпочтя смерть от холода в бескрайней пустоте попаданию в Море Душ. В одно мгновение он был прикреплен подошвами к обшивке корабля, держал вруке топор и врубался в покатое железо, чтобы проложить себе путь обратно
внутрь. А в следующее уже тонул и захлебывался жидким пламенем, задыхаясь, пока
оно разрушало его снаружи и испепеляло изнутри. За один удар сердца он умер дюжиной смертей и почувствовал каждую из них.Как и его братья. Когда расплавленная муть нахлынула на корабль и окуталавсех, он видел, как большинство сорвалось с корпуса. Воины, вместе с которыми
он служил на протяжении десятилетий, а то и веков, кружились, уносясь прочь в
бурлящее безумие варпа, растворяясь и крича. На пылающих костях некоторых
задержались вопящие призрачные фигуры, пока бушующие потоки не пожрали сами
души, уничтожив их , а затем унесли останки, чтобы растворить их в обрушивающихся
волнах. Он отказался сдаваться. Расплавленный океан вырвал у него из руки топор,затем содрал с тела доспех, но он не ослаблял хватку. Плоть сорвало с костей, а
кости отделило от души. Но он продолжал крепко держаться.Затем пришла тень, которая была столь огромной и темной, что заслонилавоющее колдовское свечение не-пространства.Калеб снова взглянул на звезды. Подлинные звезды, мигающие сферы далекихсолнц, которые блестели в ночи, и корпус корабля под ногами.Не мертв. Совсем не мертв. Облачен в керамит Корсаров, в руке топор.Но один. Абсолютно один на обшивке корабля, с оружием, но без братьев.Калеб рубил, рубил и рубил, погружаясь все глубже в корабль с каждымударом энергетического клинка секиры.В течение считанных минут он обнаружил первую добычу. Когда визгливыйкогтистый воин умер, Красный Корсар порубил тело раптора на прикрытые керамитом
куски и трясущимися пальцами загреб мясо себе в пасть.Мало. Слишком мало. Он все еще былголоден.Он что-то чуял. Что-то сладкое, но неопределенное. Им был окрашен воздухв коридорах корабля. Калеб задышал медленнее, смакуя аромат и практически
ощущая его вкус. Что-то, затронутое варпом, тошнотворно-приторное в своем
сопротивлении порче и обладающее самой редкой и сладкой кровью во всем
человеческом роде. Каждая капля красной жизненной влаги, выжатая из
раздавленного сердца, будет божественным нектаром.Красный Корсар помчался вперед, словно дикий зверь.
StriderVicДата: Четверг, 17.01.2013, 19:53 | Сообщение # 140



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


XIVВАНДРЕД 

Возвышенный бродил по мостику, сжимая и разжимая многосуставчатые лапы.Они то складывались в узловатые кулаки, то раскрывались, будто медленно
распускающиеся уродливые цветы.Атраментары – семеро оставшихся после гибели Враала на Крите – собралисьв стратегиуме, чтобы служить своему хозяину и господину, поскольку их хозяин и
господин пребывал в ярости.Один из терминаторов поднял двуручный молот, положив массивное навершиена плечо. Лепная поверхность наплечника изображала рычащую морду нострамского
льва. Из-за света, который отражался от молота, глаза зверя казались яркими и
золотистыми.- Пророк вас не предавал, повелитель.- Ты не можешь этого знать наверняка, Гарадон.Возвышенный продолжал прохаживаться, хотя и сгорбленной, звероподобнойпоходкой. От каждого шага по палубе расходилась вибрация. Экипажу становилось
все неуютнее. Военачальник редко покидал трон, если ему не требовалось отчитать
или уничтожить что-то, находившееся вне его досягаемости.- Мы не можем болтаться тут в неопределенности. Они нас выследят…Затравят… У Гурона есть сведущие в варпе маги, которые способны рассекать Море
Душ.Малек, чемпион Атраментаров, все это время занимался тем, что каждыенесколько минут активировал свои молниевые когти, раз за разом изучая их. Они
выскакивали из гнезд на тыльной стороне силовых кулаков лишь для того, чтобы
после краткого осмотра вновь со щелчком скользнуть назад.- У вас тоже есть сведущий в варпе маг, повелитель.Возвышенный плюнул на пол кислотой, отметая саму эту идею.- Рувен преуспел в трех ролях: чародея, предателя и никчемного кускакожи. Если я отдал настоящего провидца, навигатора и три дюжины Кровоточащих
Глаз, а взамен получил Рувена…Возвышенный снова сплюнул, и один из членов экипажа отскочил с траекториисмертоносного сгустка.-… тогда я лишусь спокойствия, - завершил демон. – А те, кто меняокружают, лишатся крови.- Сигнал ауспика, мой повелитель.По мостику раскатилось булькающее рычание Возвышенного.- Наконец-то возвращаются.- Второй сигнал ауспика, повелитель. И третий.Лишенные конечностей сервиторы, прикованные к сканерному столу,забормотали на бинарном канте, отслеживая приближающиеся корабли при помощи
встроенных в черепа когитаторов. Возвышенный прислушался к гулу стратегиума,
уже возвращаясь к своему трону.- Эсминцы типа «Кобра», - воскликнул ауспик-мастер. Демон облизнул пасть, словно выискивая застрявшие между зубов кусочкипищи. Длины языка существа хватало, чтобы слизывать с собственных глаз
стекловидные тела, что оно периодически и проделывало, чтобы прочистить их.
Вознесение в демоничество лишило глаза Возвышенного век. Он по ним не скучал.- Сопровождение? – спросил Малек. – Или авангард чего-то более крупного?- Узнаем, когда уничтожим их, - голос Возвышенного вновь наполнилсяуверенностью. Война в пустоте. Война в пустоте, которую можно выиграть. Одной
только добычи от победы над группой из трех «Кобр» хватит на солнечный год,
если корабли удастся сохранить относительно целыми. – Полный вперед. Поднять
щиты, открыть орудийные порты, активировать все лэнсы и батареи. Ответом на приказы существа стало хоровое «есть». Сам «Завет» послушнорванулся вперед, ярко и мощно вспыхнули двигатели, извергая в безмолвие
пространства струи прометиевого пламени. Корабль шел, как это бывало прежде, до
того, как десятилетия безжалостных походов и торопливых ремонтов превратили его
в развалину со славным прошлым. Благодаря бригадам Зеницы Ада и сырью с Ганга
Возвышенный получил именно то, что хотел: годы небытия и позора были наконец-то
забыты, на их месте вновь вспыхнуло пламя прежней злобы. Они вновь стали
охотниками. Пустотными охотниками.Плотское сердце демона забилось быстрее в неудобной клетке ребер.
StriderVicДата: Четверг, 17.01.2013, 20:03 | Сообщение # 141



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


[/l][l]На оккулусе три корабля увеличились до мельчайших деталей. Их борта,орудия и башни были окрашены в багряный цвет Тирана.- Не цельтесь в системы вооружения – без них добыча будет неполной. Когдаони запустят торпеды, перевести все на фронтальные щиты. Свернуть вправо, если
останется менее трети мощности. Когда мы рванемся к ведущему кораблю,
произвести прицельные выстрелы из лэнсов, чтобы пробить щиты, а затем
четвертной бортовой залп, когда мы будем рассекать их строй. В черных глазах демона блестело множество желаний, которые объединялалишь ярость. - Повелитель, новый сигнал ауспика. Крейсер укрупненного класса. И ещеодин, перед ним сильный варп-след. Нет, еще три. Очередная группа эсминцев –
сопровождение крейсера.- Это авангард, - Малек тихо выругался, но клыкастый шлем передал этожужжащим вздохом. – Нужно бежать, господин. «Завет» только-только переродился.
Выиграть бой, получив тяжелые повреждения – это совсем не победа. - Ты начинаешь говорить, как пророк, - Возвышенный злобно глядел наоккулус, не обращая на Малека внимания. – Шесть эсминцев и толстопузый крейсер?
Да мы могли бы разобраться с ними вслепую и остаться невредимыми. Однако я вижу
риск. Когда мы уничтожим три первых корабля, то будем сохранять безопасную
дистанцию, пока обстановка полностью не прояснится. Я не хочу сталкиваться с
армадой лоб в лоб.По командной палубе разнеслось еще несколько звонков ауспика.- Повелитель…- Говори, глупец.- Из варпа вышло еще девять кораблей. Три из них – крупные крейсеры.Группа из шести эсминцев типа «Иконоборец» движется полным ходом, чтобы обойти
нас с фланга. Омерзительная звериная ухмылка Возвышенного исчезла.- Все по боевым постам. Всем Когтям занять оборонительные позиции,готовиться отбивать абордаж. Сообщите «навигатору», что очень, очень скоро нам
потребуются его услуги.- Приближаются торпеды, повелитель.Возвышенный слизнул с клыков едкую слюну и произнес слова, которые большевсего ненавидел.- Приготовиться к удару.  На этот раз ее вырвало. Извергающиеся наружу влажные куски шлепались наповерхность запятнанной кровью воды и расплывались по ней.- Хватит, - выдохнула Октавия, не в силах говорить в полный голос. –Хватит. Пожалуйста, хватит, пока корабль не очистят.Пес вытер ей губы самым чистым краем своего плаща. По грязной комнатеразнесся исходящий из динамиков вокса голос Талоса.- Ты справилась, навигатор. Отдохни пока. - Глазам своим не верю.Сайрион произнес это благоговейным шепотом. Он медленно снял шлем, чтобынапрямую взглянуть на экран. - Глазам своим не верю.Талос не ответил. Оккулус сфокусировался на далеком сражении, следуя запылающей громадой, которая вертелась и дергалась в самом центре.«Завет крови» прорвался сквозь середину вражеского флота. Его щитырадужно мерцали, будто масло на воде. Раны на корпусе цвета полуночи
свидетельствовали о предшествующих пробоях щитов. В трещинах и разломах в броне
корабля горели следы от попаданий. Пока они наблюдали, «Завет» ускорился еще сильнее и в последнее мгновениенырнул вниз, чтобы проскользнуть под вражеским кораблем, который был почти
равен ему по размеру. Раздутый корабль тщетно попытался сменить курс, а более
обтекаемый ударный крейсер пролетел внизу, разворачиваясь и обращая к подбрюшью
противника батареи правого борта. Все пушки на боку «Завета» устроили настоящую
бурю на короткой дистанции, разделявшей два крейсера. Массированные потоки
плазмы и сосредоточенный лазерный огонь прошлись по килю корабля Корсаров. - Уничтожил, - тихо произнес Меркуциан. – Смотрите, братья. Уничтожил.«Завет» не остановился понаблюдать. Он рванулся прочь, его двигателипылали с неудержимой яростью. Оставшийся позади крейсер Корсаров качнулся,
треснул и разошелся вдоль подбрюшья. По всей длине корабля заполыхали взрывы,
словно это была расходящаяся по швам детская игрушка. Спустя несколько секунд
крейсер превратился в огненный шар, корабль сложился внутрь, и его башни
обрушились в пылающую сердцевину. Ударная волна от взрыва плазменного ядра
сотрясла ближайшие малые корабли, сбив их с курса.- Ауспик-мастер, сколько вражеских кораблей мы видим?- Двенадцать, повелитель. Судя по обломкам, четыре уже уничтожено.Талос уставился на «Завет», глядя, как тот горит.- Набрать скорость для атаки и открыть канал вокс-связи с «Заветом».
StriderVicДата: Четверг, 17.01.2013, 20:07 | Сообщение # 142



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


Возвышенный вел опасную игру. Сам по себе демон не был мастеромкорабельных сражений. Он инстинктивно был несравненным охотником, хищником и
убийцей, но не бойцом в пустоте.Командовать кораблем в пустотной войне означало до предела окунаться впоток поступающей информации. Выкрикиваемые числа и двоичные коды были
расстояниями до других кораблей, они касались прогнозируемых маневров каждого
корабля, а также тонкостей и особенностей оцениваемых перемещений всех объектов
в трехмерном пространстве. Возвышенный настроился на состояние нечеловеческой
концентрации, сделав то, что всегда делал в прошлом: потянулся вглубь разума,
который теперь принадлежал ему, и откинул в сторону притворяющуюся мертвой
человеческую сущность, чтобы открыть лежащие под ней соответствующие знания.Воспоминания. Воспоминания Вандреда. Не понимая эти сводящие с умазвездные пляски, Возвышенный мог усилием мысли содрать покров с мозга носителя
и ввинтиться в душу Повелителя Ночи. Когда он оказывался внутри, требовалось
всего лишь секундное сосредоточение, чтобы облечься воспоминаниями и
пониманием, как будто эти мысли всегда принадлежали демону.Вандред обладал множеством подобных знаний. При жизни он был несравненнымбойцом в пустоте. Именно благодаря этому он стал Десятым капитаном в месяцы,
последовавшие за гибелью Малхариона.Возвышенный обирал разум носителя так же настойчиво, как похищалматериальные блага Империума. Между этими двумя действиями не существовало
разницы. Сильный брал у слабого – таков был порядок вещей.Однако по мере того, как Вандред отдалялся все сильнее, слабеющая душачеловека забирала свои угасающие воспоминания к черте небытия.Поначалу это не тревожило Возвышенного. Вандред был помехой, однако егосознание все еще можно было грабить, когда вздумается. Сложности появились,
когда остаточная искра человека выработала в себе досадную способность хитрить.
Вандред начал умолкать, перестав издавать бесполезные и беззвучные призывы о
помощи к былым братьям. Он прятался от ищущих мыслей-побегов, которые
Возвышенный запускал в общий мозг. Зарывал вглубь наиболее ценные и полезные
воспоминания, храня и оберегая их с досадным упорством.Возвышенный терпел даже это. Он подозревал, что в материальном мозгеосталось достаточно следов Вандреда для снятия неглубоких воспоминаний, даже
если душа Повелителя Ночи сгинет навеки.Их полный ненависти и основанный на эксплуатации симбиоз, хоть ипостоянно слабея, работал уже больше века…… пока шестнадцать боевых кораблей Красных Корсаров не вырвались вреальное пространство и не навели орудия на «Завет крови». Возвышенный смотрел на меняющиеся и обновляющиеся данные гололитическогодисплея. Он был в состоянии понять, что видит, однако мерцающие рунические
изображения мало о чем ему говорили, и он не мог почти ничего предсказать. Без
покрова сознания Вандреда для Возвышенного почти не было смысла в бормотании
низшего вида, играх существ из плоти. Напасть. Уничтожить. Разграбить. Такие термины Возвышенный понимал. Онухватил основы войны в пустоте. Ему недоставало понимания логистики, стратегии
и тех уверенных изменений, которые вносились в любое сражение тактикой, знанием
и прогнозированием.Боевые корабли приблизились.Возвышенный потянулся в сознание носителя и ничего не обнаружил.Смертный экипаж мостика начал запрашивать распоряжения. Возвышенныйотгонял их раздраженным рычанием и обшаривал общий мозг. Ничего. Вообще никаких
воспоминаний. Вандред продолжал прятаться, или полностью сгинул.В материальной вселенной прошло несколько секунд, а в неподвластнойвремени душе демона гораздо больше, и, наконец, Возвышенный сжал лапой иссохшую
душу Вандреда. Повелитель Ночи почти не сопротивлялся, он был ослаблен и
разрушен, практически полностью исчезнув.Неважно. Возвышенный очистил личность от знаний и наложил на собственнуюсущность похищенное понимание. Двое поступали так - словно труп и падальщик -
множество раз, даже на Крите, когда атака «Завета» произвела впечатление на
самого Магистра Войны.И, как всегда, Вандред малыми дозами выдавал накопленные за свою жизньзнания, которые поглощал Возвышенный.Но этого было мало. Мигающие руны обрели смысл. Существо могло угадатьнаиболее вероятные действия вражеских кораблей, основываясь на их размерах,
вооружении и поддержке. Но этого было мало. Возвышенный начинал понимать. Все
анализы ситуации вели к одному и тому же результату.Он проиграет.
StriderVicДата: Четверг, 17.01.2013, 20:08 | Сообщение # 143



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


Возвышенного уничтожат здесь, вышвырнут обратно в сумятицу варпа, где емупридется пребывать в состоянии хаотичного ничто, пока о себе не заявит
очередная идеальная оболочка-носитель.Демон вцепился в угасающую душу, высасывая ее жизнь в панических поискахответов. Последние угли Вандреда откликнулись весельем. «Завет» не может выстоятьпротив шестнадцати кораблей. Сойтись в бою только с четырьмя крейсерами
означало бы гарантированное обоюдное уничтожение. Их сопровождение смещает равновесие
в пользу врага.Ложь.Возвышенный не умрет, не может умереть здесь.Чего ты от меня хочешь, демон? «Завет» - принц среди кораблей, рожденныйв великую эпоху. Однако он тоже уязвим. Ты десятилетиями разрушал его, и
полностью утратишь спустя считанные дни после возрождения.Запаниковав, Возвышенный игнорировал запросы экипажа мостика, шаря послучайно выбранным воспоминаниям в надежде найти что-нибудь, что можно было бы
использовать в качестве оружия для спасения собственного существования. Впервые
за столетие демон проявил слабость. На короткую ужасающую секунду он ощутил
улыбку Повелителя Ночи.Вандред ударил в полную силу всем, что скрывал. Память о братстве, овойнах под пылающими небесами, о поединках в пустоте, выигранных во имя
Легиона, за который он бы охотно умер. Полный спектр человеческих эмоций и
переживаний – от едва сохранившихся детских страхов до гордости убийцы от того,
как кровь струится по бледной плоти.Воспоминание за воспоминанием, впечатление за впечатлением вливались вобщий разум. И все они не принадлежали Возвышенному.Вандред закричал. Вопль начался у него в сознании…… и сорвался ревом с чудовищных челюстей. Первым на него обрушилось ощущение дыхания. Было больно. Легкие горели.На него нахлынуло чувство, будто его вытолкнули из утробы в яркий и холодный
мир. Он снова взревел, и на этот раз звук завершился смехом. Корабль трясся, уже получая повреждения. Корсары были хитрыми ублюдками.Они знали, как бить, и уже скоро вражеский огонь должен был вывести из строя
варп-двигатели «Завета». Если бы Вандред попытался бежать, он бы лишь ускорил
свою гибель, подставив готовую цель.Оставался другой, единственный вариант. Остаться. Сражаться.- Офицер артиллерии Джован, - прорычал он с улыбкой льва.Человек, к которому он обращался, вздрогнул.- Мой повелитель?Вандред указал на гололит, заставляя себя не отвлекаться на когтистыйкошмар, в который превратилась правая рука.- Начнем с вот того крейсера типа «Убийство», Джован. Готовь лэнсы. «Завет» пылал, но продолжал сражаться.Бортовые орудийные порты по всей длине корпуса превратились в грязныйчерный рубец. Две основные вентиляционные шахты ускорителей стали расплавленным
шлаком, что привело к возгораниям на палубе инженариума и бесчисленным жертвам
среди рабов-чернорабочих. Большей части зубчатых стен и скульптур уже просто не
существовало, их сорвало с корабельного хребта вражеским огнем. Такая же участь
постигла фрагменты кормового замка. На броне едва ли остался хотя бы квадратный
метр поверхности, которая не почернела, не получила отметин или не была
полностью уничтожена. Большая часть корабля была охвачена призрачным пламенем,
тянущимся в пустоту. Из пробитых в корпусе разломов в космос лилась вода и
вырывался воздух. Первая замерзала, превращаясь в потоки ледяных кристаллов, а
второй рассеивался, умирая в удушливой пустоте.Эсминец «Лахезис» лишился половины надстройки после взрыва реактора,рассеченного на части фронтальными лэнсами «Завета». Спустя полминуты ударный
крейсер пробился сквозь вертящиеся обломки фрегата, ударив потрескавшимся
тараном в уцелевшую секцию корпуса и отшвырнув ее в сторону, как будто
прихлопнул насекомое.Даже ковыляя на переломанных ногах и с горящей кожей, боевой корабльПовелителя Ночи вцеплялся в доступную добычу.Крейсер «Лабиринт», потерявший свой последний корабль поддержки, тяжелонырнул на замедляющийся «Завет». Он объединил залповый обстрел из плазменных
пушек с кинжальным огнем лэнсов, чтобы обрушить на корабль внизу ливень
разрушения. Слишком искалеченный, чтобы спастись, «Завет» развернулся,
используя скудную остаточную инерцию, и приготовился в последний раз злобно
ответить зарядом из лэнсов.«Лабиринт» снова выстрелил.И не попал.Весь залп, не нанеся вреда, плеснул по колышущимся щитам другого корабля,копии гибнущего «Завета» по размерам и смертоносной изящности. .
StriderVicДата: Четверг, 17.01.2013, 20:29 | Сообщение # 144



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


Незваный гость промчался между двумя кораблями, растолкав их в стороны.На обоих мостиках завыли тревожные сигналы сближения.Приняв на себя смертельный выстрел и дав тому растечься по щитам,новоприбывший хлестнул из бортовых лазерных батарей ответным опустошительным
градом. Щиты «Лабиринта» разорвало, и корабль резко накренился на правый борт,
отчаянно пытаясь избежать еще одного обстрела. На мостике «Завета» зазвенел голос, который исходил из свистящих ишипящих динамиков.- Говорит Талос из Восьмого Легиона, боевой корабль «Эхо проклятия».Испорченный вокс с треском донес ответ.- Весьма забавно. Однако тебе не следовало вступать в эту битву, пророк.Легиону нет смысла терять два корабля в эту ночь. Ксарл и Узас вслушивались в свежую дозу безумия, доносящегося из вокса.Кровоточащие Глаза - по крайней мере несколько из них – забивали эфир крайне
неприятными и пронзительными воплями.- Где вы? – уже не в первый раз спросил Ксарл. – Говорит Ксарл из ПервогоКогтя. Где вы?Визг снова смолк. Это повторялось уже несколько раз. Каждому приступуяростных орлиных криков предшествовал разговор об «охоте на тех, кто сам станет
охотниками» и «преследовании добычи со сломанной душой».Ксарл ненавидел рапторов.- Ненавижу этих тварей, - произнес он тоже не в первый раз. – Ненавижуто, как они говорят, как думают и как рассказывают, будто были первыми на
стенах Дворца Императора.Узас не ответил. Он тоже пытался слушать рапторов.- У них не ладится охота, - задумчиво сказал он.- Благодарю за перевод, брат, - Ксарл потянулся за переносным ауспиком ивдавил активационную руну. – Жди здесь. Скоро вернусь.Узас наклонил голову.- Талос приказал нам обоим оставаться тут.- Ты читаешь мне лекции о правильном реагировании на приказы? – Ксарлдемонстративно огляделся. – В тебя кто-то вселился, брат?Узас не ответил.- Скоро вернусь, - сказал Ксарл. – Хочу поучаствовать в охотеКровоточащих Глаз на… на что бы они там ни охотились. Судя по звукам, оно рвет
их на куски, и мне нравится такой расклад.- Я тоже хочу охотиться, - проворчал Узас с особенным недовольством. –Оставайся сам. Я поохочусь вместе с визгливыми идиотами.Ксарл покачал головой.- Не думаю.- Почему? – спросил Узас. – Почему я должен остаться, когда ты идешь?- Потому что даже в худшие дни я лучше всех владею клинком. А ты,напротив, носишься с топором и вопишь о богах, расправляясь с собственными
слугами. Вандред был одним из немногих оставшихся в живых на мостике «Завета».Пламя покрывало стены, словно вторая обшивка, и уже начинало пожирать тела
погибших при исполнении долга. Он частично ослеп от света, который испускало
обилие огня, и чуял в едком дыму последний выдох корабля.Несмотря на грубую мощь тела, ему было трудно вернуться на трон из-закровопотери из нескольких страшных и глубоких ран. Сама кровь мерзко пахла, она
капала из ран жирными и липкими сгустками, практически лишенными текучести.Оставшийся на командной палубе экипаж целиком состоял из сервиторов. Ихограниченные протоколы поведения удерживали их на посту независимо от влияния
внешних стимулов. Двое пылали, в буквальном смысле горели на своих постах:
металлические детали были опалены, а плоть почернела и кровоточила. Они вводили
команды стрельбы для орудий, которых уже не существовало.Вандред рухнул на трон, жидкость из ран начала сочиться на черное железо.Корабль снова содрогнулся. В стене с оккулусом что-то взорвалось, и наружу
ударил пар под давлением.- Талос.Голос пророка доносился обрывками, но даже это было почти чудом.- Я тебя слышу, - произнес он.Вандред сплюнул кровью. Было нелегко говорить из-за всех этих зубов.- «Завета» больше нет, брат. Они нас даже не берут на абордаж. Им нужнанаша смерть, и очень скоро это желание исполнится.Талос зарычал.- Беги. Мы прикроем твой отход. На этот раз двойной прыжок сработает,обещаю тебе.- Откуда это безумное стремление потерять оба корабля? «Завет» едва всостоянии ползти, не то что бежать. Побереги бесполезный героизм до того
момента, когда для него найдется благодарная аудитория, пророк. Быть может,
такая ночь еще наступит, но не сегодня. Беги ты. Я прикрою твой отход.- Как прикажешь.- Двигайся к этим координатам. Не вступай в бой, сдерживай врагавыстрелами лэнсов и готовься принимать выживших. Не атакуй. Понял?Пауза.- Тебя запомнят, Вандред.- Лучше бы не помнили, - он оборвал связь кровоточащей лапой ипереключился на внутрикорабельный вокс, гадая, сколько людей осталось в живых и
услышат его.- Говорит капитан. Немедленно ищите помощи на борту «Эха проклятия».Всем, всем…, - он судорожно вдохнул.- Покинуть корабль.
StriderVicДата: Пятница, 18.01.2013, 18:57 | Сообщение # 145



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


XXVПОТЕРИ 

Первыми из пылающего «Завета» хлынули хищные силуэты десантно-штурмовыхкораблей Легиона. Они выскакивали в пустоту, оставляя за двигателями полосы
кометных хвостов, мчась подальше от обреченного носителя.Талос наблюдал за их виражами и разворотами. Они корректировали курсы,направляюсь к прибежищу на «Эхе», и в этом эгоистичном полете не было ни
малейшего намека на порядок.- Ты только что унаследовал несколько Когтей, - заметил Меркуциан.Талос опознавал корабли по нарисованным на крыльях перьям. Он гадал,сумел ли Рувен выпросить себе место на одном из них.Далее последовали нагруженные припасами и беглецами машины гражданскихслуг. Их медленное перемещение не могло сравниться со стремительными бросками
транспортов Легиона. Единственным исключением был «Эпсилон К-41 Сигма Сигма
А:2», бронированный прямоугольный корабль Делтриана, ставший толще из-за
расширенного грузового трюма и ощетинившийся нелепой системой турелей, будто
мелкое млекопитающее, защищающееся при помощи шипов. «Эпсилон» устремился
впереди своих спутников, полыхая широкими соплами двигателей. Автоматические
орудия, которые покрывали корпус, будто наросты, сбивали все ракеты,
оказавшиеся в пределах досягаемости. Техноадепт спас больше жизней членов
экипажа, чем кто-либо из беглецов, сугубо в следствии побочного результата механической
эффективности своих действий.Все это время «Завет» продолжал медленно двигаться, производя последниезалпы по перегруппировывающемуся вражескому флоту. Корабли Красных Корсаров
отвечали огнем дальнобойных орудий, воспламеняя все новые палубы. Несколько
спасательных челноков слуг только-только успели покинуть «Завет», когда погибли
в огненной буре, продолжавшей рвать корабль-базу на части.Последними стали спасательные капсулы – самые мелкие, многочисленные и,несомненно, разобщенные. Они сыпались в космос, летя по случайным траекториям.
Слишком маленькие, чтобы привлечь внимание, однако слишком медленные, чтобы
устремиться в спокойное место.Как и приказал Вандред, «Эхо проклятия» отступало, выходя из боя ипринимая пропащие души в два рабочих пусковых ангара. Пророк встречал многочисленных беглецов на основной посадочной палубе.Сперва его озадачило полное отсутствие Атраментаров. Этот первый вопрос был
отметен вторым, из-за которого тревога Талоcа сменилась открытым гневом.Делтриан сошел по аппарели своего корабля, возглавляя парад сервиторов.Сотня лоботомированных рабов волокла на себе его оборудование. На
грузопогрузчиках с антигравитационными полозьями лежали составные части наиболее
крупных реликвий. Пророк был уверен, что видел на одной из транспортных
платформ руку дредноута, а на другой – медицинский амниотический цилиндр, в
котором плавало спящее тело принцепса титана, подаренное Делтриану Первым
Когтем. Несколько аугментированных слуг были приспособлены для подъемных задач.Они трудились небольшими командами, таща огромные массы аппаратуры среднего
массштаба. Две группы с жутковатым почтением в мертвых глазах несли окованные
железом гробы.Талос, прищурившись, наблюдал за второй группой и их ношей.Прежде, чем он смог перехватить техноадепта, дорогу ему преградил один избратьев.- Я выжил, Талос! – Рувен ликовал. – Какие еще требуются доказательствавмешательства руки судьбы? Мы оба должны жить и снова сражаться вместе.- Секунду, прошу тебя, - Талос прошел мимо и еще раз, более пристально,посмотрел на груз, который несли шестеро сервиторов Делтриана.- Ах ты вероломный ублюдок, - прошептал он. Находившийся на дальнем концепомещения Делтриан ничего не услышал. Техноадепт продолжал инвентаризацию
спасенного имущества.Вокс пророка с треском ожил, привлекая к себе внимание, но совершенно несмирив его гнева. Вспыхнула именная руна Ксарла.- Ксарл, ты не поверишь, что сделал Делтриан.- Сомневаюсь, что буду волноваться по этому поводу. Это более важно.Брат, Кровоточащие Глаза что-то здесь нашли. Оно уже убило восьмерых из них.- Что это?- Я почти не видел его, но думаю, что это один из Нерожденных. И при этомчертовски уродливый.
StriderVicДата: Пятница, 18.01.2013, 18:58 | Сообщение # 146



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


Когда Люкориф охотился, его не заботила сила тяжести. Хотя в ходепреследования на борту корабля раптор и не мог летать в большей части тесных
коридоров, ему было все равно, по чему ползти – по потолку, стенам или полу.
Суставчатые когти делали передвижение по любой поверхности одинаково простым.Вцепившись в потолок пустого помещения трапезной для слуг, он резко иагрессивно наклонял голову, выискивая внизу признаки движения.Он ничего не видел и не чуял крови. И то, и другое было непонятно.Раненое существо убежало в эту комнату, и Люкориф собрал стаи рапторов для
наблюдения за всеми тремя выходами. Он вошел внутрь в одиночестве, немедленно
взлетел к потолку и повис там.- Ничего не вижу, - передал он по воксу. – Ничего не слышу. Ничего нечую.- Невозможно, - отрезал в ответ Вораша.- Оно прячется, - проскрежетал Крайл.Люкориф пополз по потолку, задумчиво пощелкивая под нос. Плачущий лицевойщиток пристально следил за полом внизу. Калеб медленно привыкал к возможностям своего нового тела. Пантеонблагословил воскрешенную плоть физической живучестью, как и всех своих слуг,
однако при помощи секундной концентрации, усилия мысли, Корсар мог изменять
саму реальность.Ему было известно, что праведная жизнь будет сполна вознаграждена послесмерти, однако это не было простой одержимостью. Теперь он пребывал на грани
демоничества и обладал дарами, о которых не следовало знать смертным.Первое, чему он научился – усмирять мух. Те ворчали и гудели вездесущимоблаком, гнездясь в трещинах его керамита. Повелители Ночи выслеживали его по
звуку, пока он не научился сосредотачиваться на нем и, сконцентрировавшись,
делать сонм насекомых неслышимым.Потом его выслеживали по запаху. В броне вздувались вены, как будто самкерамит стал вторым слоем кожи. Они извивались в такт неравномерным ударам
сердца. Тело не могло сдержать сернистую вонь собственной крови, и от подкожных
органических кабелей исходил запах. Одному из рапторов удалось нанести ему
удар, располосовать шею взмахом когтя. Соприкоснувшись с воздухом, кровь начала
пузыриться, шипя и бурля, будто испаряющаяся кислота.Покинув тело, кровь просто бесследно сгорала, не в силах существовать безсвязи с материальной вселенной.Он благословил и поблагодарил раптора, прежде чем с улыбкой задушил его.Урок был усвоен. Калеб более не был существом из этого мира. Его силы были
противоестественны для смертного, но совершенно естественны для порожденного
варпом воплощения Пантеона. Теперь он повиновался законам иной реальности.Затем Калеб обучился самому полезному. Пытаясь скрыться от собирающихсяохотников, он сделал их слепыми к своему присутствию. В отличие от прочих
инстинктивных способностей, эта потребовала полного сосредоточения, распевания
имен Пантеона и деяний, которые он совершит в их славу, если они благословят
его возможностью добраться до настоящей добычи.И похоже, что так они и сделали. Калеб скользил сквозь стены корабля, неиздавая шума при соприкосновении подошв с полом, пока, наконец, не ощутил, что
его глаза, кончики пальцев и бьющееся сердце тянет за тайные нити в одном
направлении .Он позволил концентрации ослабнуть и возник посреди коридора глубоковнутри корабля. Коридор был темнее прочих, поскольку кто-то недавно расстрелял
светящиеся полосы над головой.Он обернулся, когда сзади раздался звук. Чрезвычайно хорошо известный емузвук. Цепной топор взревел, его зубья пожирали воздух. Узас сменил хват,взявшись за оружие обеими руками и готовясь разрубить тварь надвое, как только
ее мерзко выглядящее тело приблизится.- Отойди, - она рассмеялась над ним. У нее во рту гнездились мухи.- Защищайте навигатора, – произнес он. Септим и Марук отбежали запереборку и задраили ее.- Отойди, – снова сказало существо, двигаясь к нему. Он не послушался.Вместо этого Повелитель Ночи рубанул по воздуху, как будто разогревая мышцы.Узас ждал великолепного поединка. Его сознание было истерзано, однако онвсе равно предчувствовал битву, которую будет с гневной гордостью вспоминать
всю оставшуюся жизнь. Он не ожидал, что тварь настолько не волнует
бессмысленное насилие, что она отшвырнет его в сторону одним ударом и исчезнет.
Однако именно это и произошло.Лапа существа угодила ему в грудь и бросила в стену с такой силой, чтоосталась вмятина длиной два метра. Узас пробыл в сознании несколько секунд, за
которые он попытался подняться на ноги. Разбитый череп и вызванная этим тошнота
не дали ему даже такой возможности. Удар, способный вырубить воина Легионес
Астартес, убил бы смертного и проделал бы дыру в обшивке бронетранспортера. Все
еще разъяренный Узас отключился, даже не подумав вызвать по воксу подмогу.
StriderVicДата: Пятница, 18.01.2013, 19:00 | Сообщение # 147



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


Смертные услышали, как что-то тяжелое с глухим лязгом ударилось о стену.Затем появился запах, и сквозь закрытую переборку начал просачиваться желтый
дым.Октавия обошла бассейн по краю, сжимая в руке пистолет. Все остальныебыли вооружены и готовы, но не знали, к чему именно.- Куда ему стрелять? – спросил Марук.Сперва Септим не ответил, а затем просто пожал плечами.- В голову. Впрочем, это всего лишь предположение. - Узас его остановит, - произнесла Октавия. Но ее голос прозвучалнеискренне даже для нее самой. Казалось, она отчаянно пытается себя убедить. Ей
хотелось поверить в это, так как она уже видела, как Узас убивал ее
варп-призраков прежде, и что он сможет убить и этого, пока тот еще слаб.Однако это означало бы признаться в том, что во всем виновата она. Это онапритягивала неупокоенных мертвецов и наделяла их силой всякий раз, когда
открывала третий глаз. - «Завет» меня проклял, - сказала она. Фраза прозвучала сдавленнымшепотом. Никто не услышал. Все смотрели, как дым складывается во что-то
приблизительно похожее на человека.- Думаю, этот лязг означал, что Узас попытался и потерпел неудачу, -произнес Марук, пятясь назад. Он поднял лазерную винтовку. «Завет» превосходил любой корабль вражеского флота по размерам, скоростии мощи, однако он был один, окружен и смертельно ранен.Один из эсминцев попытался прорваться мимо, выйдя из боя с пылающейгромадой, чтобы погнаться за «Эхом проклятия». «Завет» отбил у них всех охоту к
подобным поступкам и защитил корабль-побратим, выбросив наружу собственное
варп-ядро. Эсминец вильнул прочь со всей доступной кораблю таких размеров
прытью, уходя по дуге от летящей машины.Ему почти удалось.«Завет» выстрелил из последних оборонительных кормовых орудий, подбивлетучее ядро двигателя и воспламенив его. От взрыва пустота озарилась
бело-лиловым огнем сферической ударной волны, которая накрыла своим гневом два
корабля. Первым был «Магнат» типа «Кобра», который оказался окутан ядерным
пламенем, сошел с курса и лишился трети экипажа, погибшего за следующие
несколько минут в борьбе с огнем, грозившем уничтожить весь корабль.Вторым кораблем стал сам «Завет». Сражаясь с вражеским флотом, он ещебольше отдалился от «Эха», однако из-за медленного хода не мог сравниться с
крейсерами Красных Корсаров. Те обстреливали его из дальнобойных орудий,
опережая слабые попытки атаковать.Не имея скорости для проведения самоубийственного тарана традиционнымиспособами, Вандред мог только схитрить.Взрыв выброшенного и уничтоженного варп-ядра «Завета» полностью окуталего собственную корму. Ударная волна обрушилась на «Завет», разнеся на куски
его заднюю половину и запустив уцелевшие останки корпуса вперед, будто
умирающую акулу на гребне волны.Флот Красных Корсаров развернулся, окружил, открыл огонь – всебезрезультатно. «Завет крови» врезался прямо в «Небеса Бадаба», протаранив борт
пытавшегося отвернуть крейсера и уничтожив оба корабля взрывом, который до
основания сотряс флот Корсаров и полностью сломал их строй. Все остальные
корабли пытались спастись, пока не произошел еще одного критический пробой
ядра. Единственными душами, которые услышали последние слова Вандреда, сталиеще остававшиеся в живых сервиторы командной палубы «Завета», хотя не факт, что
у этих несчастных вообще были души.На оккулусе увеличивалось изображение «Небес Бадаба», и Вандред, наконец,поддался желанию, которое целый век терзало его каждую минуту каждого часа,
каждую ночь каждого года. Все это время он бился лишь за то, чтобы просто
существовать. И вот теперь он расслабился.- Надеюсь, это больно, - произнес он и закрыл глаза.Тело дернулось. Глаза вновь открылись.Последними словами Возвышенного стал бессвязный крик, в котором не былоничего, кроме боли.
StriderVicДата: Пятница, 18.01.2013, 19:01 | Сообщение # 148



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


Существо обрело форму. Грубо говоря, это был один из Красных Корсаров.Все четверо открыли огонь, наполнив комнату трескучим «крак-крак-крак»лазерного оружия. Все лучи хлестали по броне Корсара, опаляя ее, однако от
этого было мало толку, только ливень горящих мух из каждой раны.Оружие Пса издавало при каждом выстреле более гортанное и злобное «бум,клик-чак». Каждый заряд дробовика на мгновение рассеивал мух и вгонял картечь в
мясистый керамит. От крови исходила вонь. Даже после целой жизни, проведенной
на «Завете», даже после нескольких часов в одном помещении с трупом Эзмарельды
– со смрадом крови существа ничего не могло сравниться. Марука стошнило, он
продолжал палить вслепую.Не испытывая проблем с движением по скользкой поверхности сырой палубы,Красный Корсар перешел на бег и дотянулся до бывшего станционного рабочего.
Существо схватило Марука за лодыжку, оторвало от пола, и он завопил, вдыхая
мух. Вися вниз головой, Марук продолжал стрелять сквозь насекомых. Все выстрелы
безрезультатно уходили в броню.- Не ты, - сказал Корсар. Он ударил Марука о стену, расколов ему голову,и отшвырнул обмякшее тело в бассейн с мерзкой жидкостью. – Не он.Псу пришлось перезаряжать оружие. Забинтованные руки трудилисьудивительно эффективно, заряжая патрон за патроном, пока он пятился, стараясь
не поскользнуться. Как только слуга с треском дослал патрон и поднял дробовик,
Корсар прыгнул на него.Пес не закричал, не забился и не наложил в штаны, как Марук. Он позволилсуществу поднять его и, оказавшись возле лица чудовища, скормил тому ствол
дробовика.Никаких вызывающих последних слов. Никаких издевок или отважного смеха.Пес стиснул зубы, пристально уставился незрячими глазами и вдавил спуск. Первый
выстрел разнес клыки твари в пыль и превратил ее язык в фарш. Второй вынес
содержимое пасти через заднюю стенку горла.Третьего выстрела не последовало. Корсар с резким влажным хрустом вогналсвой кулак в грудь Пса и отшвырнул тело в сторону с гораздо большей злобой, чем
Марука. Пес вообще не попал в воду, он перелетел через бассейн и врезался в
дальнюю стену с хрустом, от которого заболели уши, а затем рухнул на палубу
неподвижной бескостной грудой.Септим стоял рядом с Октавией. Они стреляли вместе, почти безрезультатно.- Твой глаз…- Не сработает, - выдохнула она.- Тогда беги.Она остановилась, едва не дрожа, с застывшим в глазах вопросом.- Беги, - снова прошептал он.Красный Корсар рванулся к Септиму. Тот попятился, продолжая стрелять, аОктавия потянулась к запертой переборке. Та открылась, как только ее коснулись
пальцы.- С дороги! – Узас оттолкнул ее, опрокинув на спину, и метнул свой топор. Он все еще чувствовал боль.Стрельба причиняла ему немногим больше боли, чем царапины на коже, однакопосле выстрелов дробовика маленького ублюдка он зашатался, утратив возможность
говорить и дрожа в непроходящей муке. Как и надлежало, это подпитало его злобу,
но, Кровь Пантеона, это было еще и больно.Топор с треском ударил ему в голову, причинив такую же резкуюпульсирующую боль. Секунду он рычал, а потом осознал, что клинок все еще
активирован. Застрявшие в черепе после удара зубья щелкнули раз, другой… и
начали перемалывать.Оказалось, что боль от разорванных в клочья горла и челюстей – ничто всравнении с ощущение металлических зубьев, которые пожирают череп изнутри и
измельчают мозг в пасту. Существо взревело, хотя из остатков его лица не донеслось ни звука.Голова напоминала расколотую яичную скорлупу, а горло представляло собой
кровоточащую мешанину истерзанного мяса и потеков крови. Озверевшая и
разъяренная тварь отвернулась от Септима, преследуя наибольшую угрозу - того,
кто причинил самую сильную боль. Чтобы добраться до Узаса, она помчалась вперед
и свалилась в бассейн с водой. Атака превратилась в судорожную переправу.Узас уже стрелял из болтера. Оружие грохотало и дергалось у него в руке,выплевывая в тело демона массореактивные заряды. Все они разрывались внутри
торса без особого эффекта. Тихий и глухой стук безрезультатно взрывающихся
болтов почти что обескураживал.Ксарл стоял рядом с братом, держа наготове двуручный цепной клинок.- Заканчивай, - сказал он.- Оно хочет навигатора, - Узас перезарядил оружие и прицелился, чтобы сноваоткрыть огонь. Ксарл ударил его бронированным локтем в лицевой щиток, и голова
дернулась назад. - Заканчивай, - снова прошипел второй Повелитель Ночи.Узас потряс головой, чтобы придти в себя, переводя взгляд с Ксарла наприближающегося демона. Он схватил Октавию за горло и поволок ее безо всякого
изящества и любезности, последовав за Ксарлом обратно в коридор.
StriderVicДата: Пятница, 18.01.2013, 19:03 | Сообщение # 149



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


У Калеба не осталось ничего, кроме ярости. Он выбрался из бассейна иметнулся в дверь…Его ждали. Твари, на которых он охотился, и которые теперь собрались вбольшую стаю. Они присели на палубе, цеплялись за стены, висели на потолке –
двадцать скошенных железных демонических масок. Из красных глаз каждой из них
текли нарисованные багряные и серебристые слезы.Существа трещали, рычали, шипели и плевались. Среди них стояли двоеПовелителей Ночи с болтерами в поднятых руках. Один из них держал за горло его
добычу, не обращая внимания, что та брыкается и извивается.У ее крови был божественный запах, однако он не мог на нейсконцентрироваться. Стая напряглась, двигаясь в зверином единстве. Его злоба
вытекала, словно гной из вскрытого нарыва. Как будто Пантеон бросил его, ощутив
бесполезность.Калеб попытался призвать все назад, снова обуздать злость, пресечь боль идать пищу мускулам.Позади опустилась переборка, закрыв его с рапторами. Красный Корсароглянулся через плечо и увидел закованного в броню вожака, который вцепился в
полоток и протянул одну лапу вниз, чтобы запереть дверь.- Я съем твои глаза, - посулил Люкориф.Рапторы прыгнули все как один.  Говорить было трудно, однако она старалась как могла.- Пес? – хрипло просипела она. – Пес, это я.Она перевернула слугу. Он никогда не отличался особой красотой, однакотеперь той осталось еще меньше. Октавия схватила дрожащую руку и крепко сжала
ее.- Устал, хозяйка, - его голос был таким же слабым, как и у нее. –Спасибо, что дали мне имя.- Пожалуйста, - у нее на глазах были слезы. Она плакала помутанту-еретику. Ох, видел бы ее сейчас отец. – Спасибо, что заботился обо мне.- Тут темно. Темно, как на Нострамо, - Пес облизнул разбитые губы. –Дождь, хозяйка, - тихо усмехнулся он.Октавия стерла свои слезы с покрытого шрамами сморщенного лица, но он былуже мертв.

XXVIПОСЛЕДСТВИЯ 

Узас повернулся к открывающейся двери. Он стоял в центре камеры, уставившисьв стену и думая о запахе крови, о том, как она ощущается на лице и пальцах
тонкой масляной пленкой, и о жгучем, вызывающем привыкание, тепле ее горькой
сладости на деснах и языке. В этом вкусе, в этом ощущении и в этом запахе
крылось имя бога. Бога, которого он ненавидел, но славил за обещание силы.- Я знал, что ты придешь, - сказал он стоящей в дверях фигуре. – ПослеВиламуса. После того, что ты сказал в крепости. Я знал, что ты придешь.Его брат вошел в маленькую комнату – аскетичное эхо принадлежавшей Узасупустой каюты на «Завете». В самом деле, чтобы воссоздать такое отсутствие
комфорта, особых усилий не потребовалось. Не хватало только горы черепов,
костей и старых свитков в углу.- Я его не убивал, - пробормотал Узас. – Это имеет значение?- Имело бы, будь это правдой.Узас ссутулился. Обвинение вызвало в нем злость, однако в эту ночь в егожилах не было подлинной ярости, не говоря уж о гневе. На этот раз он не трясся
и не проповедовал. В нем этого не было – какой смысл бунтовать против неизбежного?- Я не убивал Аркию, - сказал Узас, очень тщательно подбирая каждоеслово. – Говорю тебе в последний раз, Талос. Делай, что хочешь.- Аркия был последним в длинном, очень длинном списке. До него были Кзен,Гриллат и Фарик. А до них Ровейя. А до нее Джена, Керрин и Уливан. Ты прорубал
себе дорогу сквозь экипаж «Завета» больше века, и на тебе лежит вина за гибель
Третьего Когтя. Я не позволю тебе так поступать на «Эхе проклятия».Узас усмехнулся.- Я виноват в каждом убийстве, которое когда-либо случалось на освященныхпалубах «Завета», да?- В каждом? Нет. Однако на твоих руках кровь многих из них. Не отрицай.Он не отрицал. Отрицание в любом случае не поможет ему и не спасет.- Стало быть, суд надо мной закончен. Исполняй приговор.Узас опустил голову, чувствуя, как оба сердца забились сильнее. Вот… вотоно. Его череп покатится. Больше не будет боли. Никогда больше.Однако пророк не потянулся к оружию. Тишина заставила Узаса поднять глазав вялом и притупленном удивлении.- Тебя судили, - Талос говорил так же аккуратно, как Узас оправдывался, -и ты связан законом Легиона.
StriderVicДата: Пятница, 18.01.2013, 19:06 | Сообщение # 150



Магистр Ордена Ангелов Разорения


Сообщений: 1334
Награды: 4
[ 15 ]


Узас бесстрастно стоял, храня молчание.- Суд приговорил тебя. Ты окрасишь перчатки в красный цвет последнегообета грешника. Когда твой повелитель потребует твоей жизни, ты подставишь
горло под лезвие его клинка. Узас фыркнул, почти рассмеявшись. Эта традиция была редкостью даже в дниславы Восьмого Легиона, и он сомневался, что спустя столько осталось много
банд, где она практикуется. На Нострамо членов банд и семей, которые нарушили
данные клятвы, порой приговаривали к отсроченной казни, чтобы те смогли
отработать свои прегрешения очищающими поступками перед свершением последнего
правосудия. Традиция родного мира татуировать руки приговоренных просочилась в
Легион в виде более наглядного окрашивания перчаток. Руки, запятнанные красным
цветом греха, говорили миру, что ты живешь с чужого попущения и тебе больше
никогда нельзя верить.- Почему бы просто меня не казнить?- Потому что у тебя есть долг перед Легионом, который ты должен исполнитьперед тем, как тебе будет позволено умереть.Узас задумался настолько, насколько он вообще над чем-либо ещезадумывался. - Остальные хотели моей смерти, не так ли?- Да. Но остальные не командуют. А я - да. Решение принимал я.Узас посмотрел на брата. Спустя какое-то время он кивнул.- Слышу и повинуюсь. Я окрашу руки.Талос повернулся, чтобы уйти.- Встречаемся на мостике через час. Нужно решить последний вопрос.- Атраментары?- Нет. Думаю, они погибли вместе с «Заветом».- Звучит непохоже на Атраментаров, - заметил Узас.Талос пожал плечами и удалился.Дверь закрылась, и Узас снова остался в одиночестве. Он посмотрел на своируки, последний раз видя их облаченными в полночь. Чувство утраты было
достаточно реальным, чтобы вызвать у него дрожь.А затем он огляделся в секундном замешательстве, ломая голову, где найтикрасную краску. Она ударилась затылком о стену так сильно, что вздрогнула.- Извини, - прошептал Септим.Октавия заморгала, но глаза продолжали слезиться.- Идиот, - усмехнулась она. – А теперь отпусти меня.- Нет.Их одежда зашелестела, соприкоснувшись. Он ее поцеловал, очень слабо, егогубы едва прикоснулись к ее губам. У него был привкус масла, пота и греха. Она
опять улыбнулась.- Ты на вкус как еретик.- Я и есть еретик, - Септим придвинулся ближе. – Так же как и ты.- Но ты не умер, - она постучала по уголку рта. – В конце концов, вся этаерунда про Поцелуй Навигатора оказалась мифом. Он улыбнулся в ответ.- Просто не снимай повязку сегодня ночью. Не хочу умереть.В этот момент дверь открылась.В проеме стоял Талос, который качал головой. Громадный воин издалраздраженное ворчание.- Прекратите, - сказал он. – Немедленно идите на мостик.Она увидела, что за ним следуют несколько ее слуг. Не Пес. Безымянные.Те, которые ей не нравились. Она поникла в объятиях Септима, приложив голову к
его груди и слушая, как колотится сердце.Закрыть глаза было ошибкой. Она вновь увидела Эзмарельду. Это целиком иполностью убило в ней желание. Рувен вошел последним. Он поднял руку, приветствуя Первый Коготь, которыйв ожидании стоял вокруг гололитического стола широким полукругом.
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Кровавый Разоритель (Книга, Аарон Дембски-Боуден, Повелители Ночи.)
Страница 10 из 11«12891011»
Поиск: