Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 2«12
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Рассказы про Космодесант.
Рассказы про Космодесант.
ТерминаторДата: Четверг, 28.11.2013, 13:55 | Сообщение # 16



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


И вот теперь фералийцы пристально разглядывали Сергия, полагая, что охота действительно завершена. Было нелегко сохранять рабу Ордена жизнь на протяжении этих недель, выжимая его скудные запасы выносливости, чтобы держать темп хотя бы неофитов Приносящих Войну. Карий видел, что с каждым днем внутри Сергия нарастает чувство вины и осознание, что его слабость становится еще одним бременем для космодесантников. Когда настал миг жертвы, Сергий принял свою роль с благодарностью.
После финального нападения «снайпера» Карий оставил свидетельства того, что истребленные пограничники ранили своего убийцу. След иномировой крови привел фералийцев к телу Сергия и подготовленному Карием полю боя. Теперь оставалось только ждать, когда покажется командующий квадранта «Лазурь». Полковник служил офицером в фералийской ЧК, пока не перешел на службу в армию. Было очевидно, что после всех проблем, которые снайпер создал его войскам, полковник прибудет лично осмотреть мертвеца в естественных условиях, которые его аналитический ум сочтет местом преступления. Подобная реакция прогнозировалась психологическим портретом, разработанным когитаторами Ордена на основе данных разведки, выкачанных из фералийских передач. 
Как только тот прибудет, Карий постучит по бусинке вокса на горле. Они с Зосимом откроют огонь одновременно, уничтожив полковника мятежников жестоким перекрестным обстрелом. В это же время брат Домициан и остальное отделение начнут подрывать заряды, заложенные в узле связи пограничников. 
Лишившись связи и руководства, квадрант «Лазурь» погрузится в неразбериху. Возможно, порядок восстановится уже через несколько часов, однако у пограничников не будет этого времени. Без командования и связи разбросанные по пустыне защитные батареи не смогут вести скоординированную атаку, когда начнется спуск десантных капсул Приносящих Войну Императора. Как только космические десантники совершат высадку, участь Фералиса IV будет решена.
Мятежный мир очистят болтером и цепным мечом, вернув обратно в свет Империума. И все благодаря жертве человека, лишенного великой судьбы. 
Карий улыбнулся, заметив, что к Сергию приближается высокий офицер с фералийским драконопауком на кепи.
- За тебя, брат, - прошептал сержант, и его палец вдавил спуск.
ТерминаторДата: Понедельник, 02.12.2013, 20:17 | Сообщение # 17



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]



Он опускает магнокуляры. Увиденного было достаточно. Враг здесь, и Охота начнется до захода двух солнц. Его зовут Аджай-хан. Он родился в седле в мире просторных небес и открытых равнин. Хотя на протяжении последних семидесяти трех лет он не был по-настоящему человеком, но все еще помнит те времена.
Хан щурится из-за блеска низкого желтого солнца, отражающегося от снега. На нем нет шлема, как и всегда во время преследования. У его лица цвет дубленой кожи. Череп выбрит по бокам, но на макушке иссиня-черные волосы собраны в длинный хвост, который свисает до самой спины. Высокие скулы испорчены ритуальными шрамами. Зазубренные отметины напоминают разряды молнии, повторяя символы, вытравленные кислотой на белых пластинах доспеха. 
Могучий и крупный Аджай-хан стоит, расставив ноги, над тяжелым мотоциклом, выискивая врага с края лесистого обрыва. Леденящий кровь ветер колышет остроигольные сосны, вызывая у воина приятные ощущения от прикосновения к его коже.
Ветер неожиданно меняется. Это и спасает Белого Шрама.
Космодесантник чует новый, диковинный запах, который не может сразу распознать. Аромат напоминает незнакомую, но довольно приятную смесь специй. Он рядом. И он… чужой. 
Враг настиг воина.
Он резко оглядывается и видит одного из них. Близко. Существо приближается к нему под прикрытием обрыва. Оно стройное, почти тщедушное, взбирается при помощи всех четырех раскинутых конечностей, как насекомое. Доспех у него тусклый серо-зеленый и сегментированный, а шлем необычно вытянутый и заканчивается выступающими жвалами. Черные и бездушные линзы блестят.
Аджай-хан целится и стреляет. Болт-пистолет дергается. Раздается отчетливый двойной кашляющий звук – из ствола вылетает болт и запускает реактивный двигатель, устремляясь к цели. В тот же миг под космодесантником с ревом оживает машина, словно зверь, разъяренный тем, что потревожили его сон. 
Ксенос нечеловечески быстр. Он отпрыгивает в сторону, увернувшись от первого выстрела. Снаряд взрывается в укрытом снегом камне. Теперь космодесантник видит других ползущих врагов, напоминающих пауков. Время для уловок прошло – ксеносы выскакивают все разом и несутся к нему, с легкостью мчась по тонкому снежному насту. 
Аджай-хан разворачивает мотоцикл, подняв белую пыль, и делает еще два выстрела. Оба проходят мимо цели, но, по крайней мере, замедляют врага. Едва.
Вложив пистолет в кобуру, Белый Шрам дает газу. Машина устремляется вперед с хриплым ревом, словно конь с опущенными поводьями. Хан нажимает руны стрельбы, и спаренные болтеры рявкают. Выстрелы задевают самого ближнего ксеноса, скользящим попаданием отрывая руку. На снег брызжет кровь. Даже она пахнет неправильно. Шальные болты валят сосну, которая падает на землю с мучительным скрипом, и поднимают в воздух снег и куски льда.
Враги пытаются перехватить его, жужжат узкие цепные клинки, полыхают пистолеты. Из мандибул бьют вспышки света, и острая боль режет левый бок воина. У него нет ни времени, ни пространства, чтобы обнажить длинную глефу. Он направляет мотоцикл в одного из них, врезаясь с силой, ломающей кости. Чужой отлетает прочь и врезается в дерево. Он оседает с неестественно подогнутыми конечностями. Затем Аджай-хан низко пригибается в седле и добавляет еще мощности. Мотоцикл охотно ускоряется.
К космодесантнику устремляется цепной клинок, и он наклоняется в сторону. Меч отсекает кусок обтекателя. В воина попадают новые похожие на дротики разряды, кусая и жаля, но затем он отрывается и несется по лесу. Мелькают деревья. Он знает, что ранен, чувствует, как внутри доспеха течет кровь, но не ощущает боли. Только порывы ветра на лице, и он улыбается.
Среди деревьев есть другие, мчащиеся параллельно ему. Вопреки всякой логике они не отстают, преследуя его в тенях хвойных деревьев, словно стая хищников.
Так не должно было быть. Белые Шрамы – охотники. И им не предназначено быть добычей.
Аджай-хан, не снижая скорости, увлекает ксеносов за собой. Он наклоняется под низко висящими ветвями и скользит по покрытым льдом валунам размером с титанов «Пес войны».
Еще больше врагов присоединилось к охоте. Похожие на жала гравициклы мчатся за Белым Шрамом через лес, быстро приближаясь. На миг космодесантник чувствует приступ чувства, похожего на зависть или стремление обладать. Когда-то Орден мчался над землей. Теперь в Империуме сохраняется всего горстка гравициклов, и Аджа-хан вряд ли когда-нибудь увидит хоть один из них, не говоря о том, чтобы мчаться на войну в седле почтенного скакуна.
ТерминаторДата: Понедельник, 02.12.2013, 20:18 | Сообщение # 18



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Белый Шрам выбрасывает из головы случайную мысль и резко поворачивает направо. Влетает на скорости на засыпанный снегом гребень и взмывает в воздух. Воин встает в седле, сохраняя равновесие, пока двигатели визжат. Тяжело опускается на землю и разгоняет машину до предела. Он снова на открытой местности и наслаждается скоростью. Впереди линия деревьев, но враги быстры. И он не собирается убегать. Аджай-хан бьет по тормозам и резко выносит заднее колесо вперед, развернувшись лицом к преследователям. Время для бегства закончилось.
Почти стемнело, и тени вытянулись. Он отцепляет длинную глефу, ее тяжесть успокаивает.
Волна эльдар преодолевает гребень и устремляется к нему. Строй чужаков широко растягивается, чтобы окружить воина. Они считают, что отчаявшаяся добыча наконец осознала, что ей некуда бежать.
Ксеносы ошибаются.
Они на открытой местности, на полпути между космодесантником и гребнем, и только тогда осознают свою неосмотрительность. Но уже слишком поздно – чужие зашли слишком далеко, чтобы повернуть назад.
С оглушительным ревом из-за линии деревьев за спиной Аджай-хана появляются его братья. Это потрясающее зрелище – целый клин атакующих Белых Шрамов, пригнувшись в седлах мотоциклов и опустив лезвия глеф, несется в бой.
Двигатель мотоцикла Аджай-хана приветственно ревет, и воин резко ускоряется, опустив глефу. Братья выстраиваются вокруг него, позволяя возглавить острие клина.
Именно так должна вестись война – на скорости.
Аджай-хан хохочет, и его братья смеются вместе с ним, мчась за добычей.
ТерминаторДата: Среда, 15.01.2014, 07:52 | Сообщение # 19



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]



Главную палубу “Византийца” усеивали смердящие трупы зелёнокожих. Раньше это был военный корабль, господствовавший среди звёзд – огромный крейсер типа “Кастелян”. Теперь он превратился в обломки, стал частью скитальца, который плыл в космосе и кишел паразитами.
Такое поле битвы вряд ли можно назвать славным.
Тиамед хмурился, выдёргивая меч из разорванной болтами туши вожака, вытирая клинок об грубую орочью броню, чтобы избавится от крови и запаха.
– Это была грязная работа, братья, – заметил он Ворде и Маджелну.
– Да, зелёнокожие – отвратительные твари, – подтвердил Ворда, жестокий Храмовник, чинивший разорванную клятвенную цепь силового топора.
– Действительно подлые, – согласился Маджелн, хотя он и считал орков достойными противниками.
– Но не столь мерзкие, как вонь бесчестия от твоего поступка, Тиамед, – вклинился другой голос.
Три воина в изношенной чёрно-жёлтой броне медленно вышли на свет.
– Что ты сказал? – разъярённо спросил Храмовник, поворачиваясь к обвинителю.
Сервомоторы подошедших рычали и жужжали во время движения, но слышались и хрип и стаккато механизмов. Говоривший шагнул вперёд и слегка повернулся. Стало видно крылатую молнию на наплечнике.
– Злобные, – усмехнулся Маджелн не в силах скрыть отвращение. Он добил своего противника и встал рядом с Тиамедом. С силовой булавы на палубу угрожающе капала кровь убитых зелёнокожих. 
Ворда встал с другой стороны от Тиамеда, обнажив силовой топор.
Тиамед ничего не говоря выпрямился в полный рост и извлёк собственный клинок. Затем наклонился, крепко сжал один из клыков вожака и вырвал трофей из слюнявой пасти.
– О каком бесчестье ты говоришь? – рявкнул он, держа руку низко и ладонью вниз, призывая братьев не вмешиваться. – Быстро отвечай, Баллак, а то я ошибочно приму твои слова за вызов.
Чёрные Храмовники по своей природе были воинственными. Также как и Злобные Десантники, хотя причиной их ярости служил несколько иной источник. Это ничуть не способствовало дружеским отношениям. Точнее, способствовало прямо противоположному.
– Этот зверь был моим, – прорычал воин в жёлтой броне под одобрительное ворчание и кивки напарников, – как и честь прикончить его.
Тиамед шагнул вперёд. На нём не было шлема, лицо украшал чёрный крест, закрасивший глаза и нос, и ничуть не скрывавший злость и недоверие Храмовника.
– И всё же мой клинок пронзил его корявую шкуру и положил конец его жалкому существованию, и я с удовольствием поступлю также и с тобой, если ты не прекратишь упорствовать в оскорблении.
Ворда крепче сжал рукоять топора, скрип кожи был слышан даже несмотря на шум корабля на заднем плане.
– На его туше раны от моих болтов, Тиамед. Я бы не стал тратить боеприпасы только ради того, чтобы ошеломить тварь.
– В этом есть немалая доля правды, – прошептал Маджелн, но не настолько тихо, чтобы его не услышали. – Эти мусорщики тратят мало и жадны на объедки. Они – псы.
Баллак снова вышел вперёд.
– Мы – псы? – спросил он, заглотнув приманку Храмовника. – Хочешь увидеть, как мы кусаемся?
С тех пор как Храмовники и Злобные обнаружили присутствие друг друга на борту скитальца, отношения между ними были далеки от сердечных. Встреча оказалась довольно тёплой, но их подходы к ведению боевых действий коренным образом отличались, и, похоже, пришло время для столкновения.
Баллак стоял в центре главной палубы “Византийца”, которая сейчас выглядела как склеп зелёнокожих, созданный приготовившимися к бою шестью космическими десантниками. Он нажал на предохранитель покоящегося на бедре цепного меча. Адамантиевые зубья в два пальца шириной тускло мерцали в плохом освещении корабля.
Даже в полумраке плавающей в крови и грязи широкой палубы жест не остался незамеченным.
Тиамед понимающе кивнул. Он попытался сдержать улыбку, скрыв её в тени. Дело идёт о защите чести и достоинства Чёрных Храмовников перед лицом этих… пиратов, которые портили репутацию Адептус Астартес. Это не личная месть или расплата за пренебрежительные слова Злобных на скитальце. Тиамед пообещал себе, что постарается не наслаждаться происходящим слишком сильно.
ТерминаторДата: Среда, 15.01.2014, 07:52 | Сообщение # 20



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– Что ж, хорошо, – невозмутимо произнёс он.
Ворда быстро зашептал ему в ухо.
– Что ты делаешь? – прошипел он. – Не опускайся до их уровня.
Маджелн считал иначе:
– Убей его, брат, а мы прикончим остальных. Едва ли их можно называть космическими десантниками. Мы окажем Империуму услугу, избавившись от них.
Проигнорировав Братьев меча, Тиамед отстегнул плащ и снял пояс с оружием.
– Назови, за что сражаешься, – крикнул он Баллаку, которого обступили секунданты.
– За трофей в случае победы в поединке, – ответил Злобный, вытащив цепной меч и запустив зубья оружия. – Любой из тех, что я возьму с палубы.
– Согласен, – ответил Тиамед и передал красный плащ Ворде, чей пристальный взгляд сквозь шлем не остановил других Братьев меча.
Баллак медленно кивнул и отстегнул пояс. Клинок против клинка и больше ничего. На секунду он оглянулся и бросил остальное оружие в протянутые руки Нарлека, который свирепо уставился на него сквозь прорезь шлема.
– Ни один из твоих болтов не убил эту тварь, – прошептал он.
Баллак улыбнулся:
– Я говорю о большем призе.
Он снова повернулся и поединок начался.
Тиамед атаковал первым, нанеся жестокий рубящий удар и рассёк бы Злобного пополам, если бы тот не пригнулся в самый последний момент.
– Бой до смерти, так? – проревел Баллак Храмовнику, выпрямляясь во весь рост. Его лицо превратилось в маску чистого гнева.
– Да, до твоей! – огрызнулся Тиамед и сделал выпад.
Баллак не успел восстановить равновесие и парировал атаку только частично, зарычав от боли, когда клинок Храмовника вонзился в предплечье. Вонь быстро прижжённой плоти ударила в нос Злобному.
Шквал стремительных и сильных ударов заставил Баллака спешно перейти к обороне. Последний оказался таким мощным, что пришлось опуститься на колено. Тиамед пнул противника и отбросил на спину.
Злобный едва не выронил цепной меч и, поднимаясь, стремясь выиграть немного расстояния между собой и мстительным противником, нанёс неподготовленный удар с плеча, который Храмовник легко отразил.
– Нет предела трусости, Баллак? – прорычал предвкушавший победу Тиамед, разъярённый тем как низко пали Злобные Десантники с их собранными из разных комплектов доспехами, старыми клинками и наёмническим мировоззрением.
– Я не добивал полумёртвого орка и не требовал его голову, как и голову своего брата.
Храмовник уже наносил смертельный встречный удар, но молниеносно остановил его.
– Я не твой брат, ты – под… хррркк!
Тиамед резко застыл, атаку прервало полметра рычащего цепного лезвия в груди.
Продемонстрировав совершенное владение мечом, которое не шло ни в какое сравнение с прошлыми ошибками, Баллак развернулся и вонзил оружие разъярённому Храмовнику в бок. Второй удар, и Злобный молча насладился изумлением остальных Храмовников, которые вместо ожидаемой победы брата увидели, как он сплёвывает кровь на палубу.
Тиамед дёрнулся, собрав последние силы, и повернулся, впившись в Баллака надменным – и отчаянным – взглядом.
– Может я и выгляжу не лучшим образом, – сказал ему перед смертью Злобный Десантник, – но нельзя сказать то же самоё про моё владение мечом.
Он вырвал цепной клинок, и благородный Тиамед упал на колени, а потом рухнул лицом вниз. Из руки выпал прикованный цепью к запястью меч, его примеру последовал орочий клык.
Баллак посмотрел на оставшихся Храмовников, которые похоже собрались наброситься на него и убить, но были остановлены парой нацеленных болтеров.
– Нарлек и Сикар – превосходные стрелки, – заметил победитель, отшвырнув ногой подкатившийся клык.
– Ты и сейчас отказываешься от трофея, – рявкнул Ворда. – Мало крови пролилось, чтобы утолить бесчестье?
– Я не отказываюсь, – ответил Баллак, опускаясь на колено возле остывающего трупа Тиамеда и начав снимать броню. – Я просто выбрал тот, который будет полезен на поле боя, а не в зале славы. И всё же жаль, что пришлось повредить нагрудник. Их трудно найти целыми.
– Ублюдок! – выпалил Маджелн, рискуя получить очередь болтов в грудь, но Ворда успел его остановить, коснувшись рукой нагрудника.
ТерминаторДата: Среда, 15.01.2014, 07:59 | Сообщение # 21



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– Нет… – сказал он. – Нет, брат! – резко прошипел Храмовник, когда напарник не понял намёк. – Мы и так уже достаточно потеряли из-за их предательства. Оставь их – пусть копаются в мусоре.
Баллак встал, сняв наручи и поножи Тиамеда. Взял он и оба наплечника, передав части брони Нарлеку, пока Сикар держал Храмовников на прицеле.
– Запомни, – произнёс Ворда, – когда мы встретимся в следующий раз – а мы встретимся – не будет ни поединка, ни пощады.
– На твоём месте, Ворда, – ответил Баллак, поднимая взгляд от полураздетого трупа, – я бы не был столь сдержан.
– Я это делаю ради чести Тиамеда и принесённой им жертвы. Сдержанность здесь ни при чём.
Злобный пожал плечами.
– Что ж, подозреваю, что ради этого ты и умрёшь. Тело останется до вашего возвращения, а вот снаряжение и этот великолепный меч, – он поднял клинок одной рукой к свету, – нет.
Храмовники направились на свой корабль за апотекарием.
Злобные Десантники остались одни. Сикар потупил взгляд, а Нарлек прямо спросил:
– Ты всё спланировал с самого начала, ведь так?
– Я сказал, что мы не тратим зря боеприпасы, – произнёс Баллак, примеривая наручи к измятой броне. – И повторю, что потратил их не зря – награда вполне подходящая.
– Да, – согласился Нарлек, восхищаясь трофейными частями доспеха. – Прекрасная жатва.
Баллак поднялся и печально улыбнулся. Ворда не лгал. Храмовники жаждут кровавого возмездия. Только честь не позволяла им поддаться инстинктам.
– Нет, – ответил он, и улыбку сменила горечь. – Это – горький трофей, брат, и он стоит каждой капли их гнева. 
ТерминаторДата: Среда, 15.01.2014, 08:00 | Сообщение # 22



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- Вы идете на серьезный риск, капитан Вентрис, - адепт Комеда вглядывался в гололитический дисплей «Носорога». Его вишнево-красные линзы оптики мерцали, указывая на то, что адепт обрабатывает поступающую информацию.
- Риск незначителен, - ответил Уриил. – Мои бойцы знают Кодекс.
- Адепт Комеда очень на это надеется, - сказал Комеда. – Нассар и механикус будут сильно недовольны, если наши люди попадут в беду.
- Не будут.
- Адепт Комеда не разделяет вашу уверенность.
Уриил схватил за шиворот Комеду и оттащил от дисплея, что вызвало шквал бинарных импульсов раздражения из механического рта адепта.
- Учитывая, что обычно вы имеете дело со скитариями, я на этот раз прощу ваше оскорбительное недоверие к нам. Но засомневайтесь вы снова, и у вас будут проблемы.
- Извинение, - сказал техно-жрец. – Адепт Комеда не предполагал обиду.
- Значит будем считать, что урок заучен, - Уриил кивнул воинам, сидящим в десантном отделении «Носорога». Брут Киприан передернул затвор болтера и постучал оружием по своему аугментированному колену. Нарастающий гул наполнил отсек – Ливий Хандриан активировал катушки зажигания своей мелты. Воины кивнули в ответ Уриилу. Всё было запланировано согласно Кодексу и они оба знали свои роли. Слова были не нужны.
Уриил довольно долго не брался за командованием взводом, но сейчас было еще и странное ощущение без отсутствующих Клинков Калта. У Петрония Нерона и Древнего Пелия были другие роли в этой игре, а апотекарий Селен вернулся на Калт, чтобы участвовать в поимке последнего Рожденного Кровью в его глубоких пещерах.
В ухе Уриила пискнула вокс-бусина и раздался грубый резкий голос.
- Все первоочередные цели в поле зрения, - сказал Ториас Телион.
- По моей команде, - Уриил повернул колесо замка на командном люке бронетранспортера и толкнул его наружу. Грязные влажные миазмы атмосферы Сикоракса обрушились на них, наполнив отсек вонью земли и вулканической серы.
Уриил подтянул себя в люк и увидел впереди уродливое нагромождение башен, баррикад и титанических бурильных установок. За кучами бурового раствора сидело на корточках отделение Пазания – Смутьяны.
- Пазаний,- обратился к другу Вентрис. – Телион дал положительную идентификацию Фабрикатуса Убрика, Алексия Нассара и Казимира Нассара.
- Они живы? – спросил Пазаний. – Этим новым мечом я обязан Бруту. Телион уверен, что это именно они? Трудно быть уверенным в чем-то в этой проклятой грязи.
- Если старик сказал, что это они, то я не из тех, кто подвергает его слова сомнению.
- И то правда, - согласился Пазаний.
«Носорог» месил размокшую землю Сикоракса, пробиваясь к руинам буровой шахты. Её опоры глубоко утонули в грязи, а буровые вышки покосились или вовсе были повалены. Те немногие, что еще остались стоять, были наспех усилены специальными панелями и стальными опорами. Когда-то, до того, как грязь затопила здесь всё, это была временная станция Механикус, качавшая прометий из огромных залежей под литосферой планеты. Сейчас же это сооружение служило базой для орков.
Грубые глифы испоганили серебряную аквилу и символ Механикус, над главными воротами были водружены рога. Всё это в совокупности с поднимающимися в небо столбами нефтехимического дыма указывало на присутствие зеленокожих. Для орков было не свойственно так долго оставаться на одном месте после проведенного рейда, но, с другой стороны, им не каждый день удавалось захватить старшего фабрикатора планеты и высокопоставленных близнецов-губернаторов Сикоракса.
Как и сказал Уриил, орки догадались о ценности своих пленников и потому не убили их сразу. Подразделения скитариев и Обороны Ауксилии не могли подобраться ближе, опасаясь, что орки казнят заложников.
Но теперь здесь были Ультрамарины.
В ухе Уриила прозвенел сигнал, как только «Носорог» оказался в зоне действия оборонительных орудий орков. Броневик резко прибавил скорости, вздымая за собой большие брызги грязи.
ТерминаторДата: Среда, 15.01.2014, 08:00 | Сообщение # 23



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


На стенах форта расцвели вспышки - ракеты, оставляя за собой инверсионные следы, полетели к «Носорогу». Две из них явно пройдут мимо цели, еще одна зарылась в землю перед воротами, подняв фонтан грязи и камней, а вот четвертая, размалеванная под клыкастую пасть, виляла по траектории, вполне способной пересечься с путем броневика.
- Всем отделениям приготовиться, - бросил Уриил.
Удлиненный силуэт лендспидера «Шторм» вынырнул из токсичного дыма над фортом, и он увидел четыре вспышки – Древний Пелий и Ториас Телион сделали свои выстрелы. Снаряды, выпущенные из болтеров типа «Сталкер» заставили умолкнуть команды ракетометчиков, но один из них все же прошел мимо.
Уриил надавил на гашетку штурм-болтера, установленного на «Носороге», и начал поливать всё вокруг разрывными снарядами.
Попутно он направил болтер на приближающуюся по неустойчивой траектории ракету. Она взорвалась с глухим кашлем и бронебойная боеголовка сдетонировала в пятидесяти метрах от них.
Лендспидер заложил резкий вираж над базой орков; Телион и Пелий каждым выстрелом убивали орков. Им наперерез вылетели ракеты, но ни одна не настигла верткую летающую машину.
- Хадриан, - сказал Уриил, как только «Носорог» достиг плохо подогнанных ворот форта. Раскрылись двери десантного отсека и Ливий Хадриан ступил на подножку броневика. Он два раза выстрелил из своей мелты и ворота с грохотом исчезли во вспышке перегретого воздуха и испарившегося металла. От них остались лишь висящие на петлях куски оплавленного железа и «Носорог», скользя по грязи, ринулся на территорию бывшей бурильной станции.
Внутри повсюду валялись дохлые зеленокожие и все они, как заметил Уриил, были убиты точным выстрелом в голову. Фабрикатор Убрик и близнецы дома Нассар были привязаны к пропитанным нефтью крестам, их прежде нарядные одеяния были заляпаны кровью и грязью. Все трое были живы, а их истязатели лежали у их ног с дырами в макушке.
Два десятка зеленокожих остались на дозорных вышках и Уриил развернул штурм-болтер на тех, что были на восточной секции. Глухие взрывы разорвали орков на части. Далекое эхо болтерного огня донеслось с холмов – отряд Пазания вышел из укрытия.
Зеленокожие были ошеломлены.
Нападение прошло так внезапно и жестко, что они не знали, куда направить свои силы. Один из орков побежал к пленникам – это был огромный орк, в рогатом шлеме и чудовищными когтями на лапе. Лидер орков понимал, что краткие победы закончились, и собирался убить пленников.
От кружащего в воздухе спидера отделилась фигура в кобальтово-синей броне и приземлилась с грацией, казавшейся невозможной в такой грязи. Петроний Нерон встал и обнажил свой заново откованный меч одним плавным движением. Взмах на уровне плеча – и рогатый шлем вместе с головой аккуратно срезаны с шеи.
Уриил спрыгнул с «Носорога» и принял свой собственный болтер у Брита Киприана, который приканчивал немногих выживших орков выстрелами из своего пистолета. Лэндспидер спустился ниже и Телион с Пелием спрыгнули на землю. Затем два скаута Ультрамаринов стремительно подняли машину, заняв высокую позицию для обзора.
- Форт чист, - воксировал Телион, сканируя местность зрением охотника.
Уриил кивнул и стукнул кулаком по корпусу «Носорога».
Из десантного отделения машины появился адепт Комеда, его оптика щелкала, подстраивая фильтры под изменившийся уровень света. Восхищенный визг льстивого двоичного кода раздался из его ротового отверстия, когда он увидел фабрикатора Убрика.
- Адепт Комеда совершенно напрасно сомневался в вас, капитан Вентрис, это полностью удовлетворительный результат, - произнес Комеда. – Механикус должны отплатить вам благодарностью.
- Сикоракс часть Ультрамара, - ответил Уриил. – Ваши благодарности излишни.
- И, тем не менее, адепт Комеда предлагает её вам.
Клинки Калта выстроились вокруг Уриила, когда Комеда поспешил к фабрикатору и подразделения скитариев двинулись обезопасить участок.
- Что теперь, капитан? – спросил Древний Пелий.
- Теперь нам надо доставить эту знать домой в целости и сохранности.
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Рассказы про Космодесант.
Страница 2 из 2«12
Поиск: