Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 5 из 10«1234567910»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Саймон Спуриэр Повелитель Ночи
Саймон Спуриэр Повелитель Ночи
ТерминаторДата: Вторник, 20.08.2013, 20:16 | Сообщение # 61



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Сахаал не беспокоился о чистке своей брони. Ранее его бы раздели и выкупали рабы, а теперь на теле начали появляться нагноения. Конечно, он мог потребовать от племени подобных услуг, но, честно говоря, не желал заботиться о чистоте в этом месте. В этой анархии, в глубинах депрессии, захватившей его, соблюдать концентрацию казалось наиболее правильным решением. Страшные щупальца неудачи вновь замаячили в его сознании, из тьмы проступили острые зубы безнадежности.
Как ему точно узнать, удалась ли задумка с астропатом? Как теперь найти Корону? С помощью Гашеного? Пахвулти? Или, может быть, вести поиски в одиночку?
Сможет ли он продолжить свой Крестовый Поход мести?
Такие мысли отнимали у Сахаала все силы, наполняя тело задумчивой ленью. Намного легче было сгорать в пламени ненависти к себе, заполняя разум виной и упреками, чем размышлять о будущих действиях.
Что он еще может сделать?
Он был, он знал, он все видел.
Его изукрашенный шлем теперь был забрызган кровью. Жидкости тела астропата покрывали его с головы до ног, причудливо засохнув на извивах и бороздах его брони, — сейчас Сахаал напоминал ржавеющего стального гиганта.
Разведчики вернулись один за другим, переправившись через болото на самодельных плотах, отбрасывая щупальца, если те подбирались слишком близко. Остальная часть племени подтянулась поближе, надеясь услышать подробности о происходящем в мире наверху. С каждым новым известием росло беспокойство, то тут, то там раздавались возмущенные возгласы. Люди Семьи Теней не скрывали недовольства, которое ясно читалось в их глазах, в их нарочито громком разговоре, и Сахаал мрачно смотрел на них из глубин своего шлема.
Насколько далеко отважатся спуститься префекты?
Как далеко зайдет резня?
Разве они и так мало вынесли под руководством их жестокого господина?
Чувство вины и позора накладывается на страх поражения. Сахаалу не хотелось бы оказаться в их положении.
Разведчики рассказывали о смерти, крови и ужасе. О целых поселках, сожженных заживо, забитых насмерть и брошенных под гусеницы боевых машин людях. О префектах с электрическими щитами, которые безжалостно окружают и не дают пощады никому, разбивая головы и круша кости.
Один рассказал о публичном доме, который виндикторы подожгли, а потом с наслаждением расстреливали вопящих женщин, спасающихся от огня.
Каждый из разведчиков наблюдал, как заключались союзы между недавними противниками, — дружба, рождающаяся в момент общей опасности, как дрались и падали под ударами виндикторов мужчины и женщины, стоящие плечом к плечу, а раньше ненавидевшие друг друга.
Каждый видел, как ребенок бросил камень в колонну префектов, а в ответ сгорела деревня.
Каждый видел, как применялись боевые газы, когда невинные люди возмущались против поджога их домов.
Каждый видел, как кровь залила мостовые широкой рекой...
А один из разведчиков смог подсмотреть, как виндикторы перегруппировались и, посовещавшись, решили наконец вернуться на верхние уровни улья — уставшие проливать кровь и полностью опустошенные.
При последнем известии Семья Теней вздрогнула от облегчения, не веря в такое счастье, и возблагодарила Бога-Императора. Когда разведчик закончил доклад и отступил из круга света перед троном, Сахаал поднялся и, сойдя с платформы, обратился к толпе. Возможность была слишком хорошей, чтоб ее игнорировать.
— Видите? — возвестил он, щелкая когтями. — Теперь вы видите? Смотрите, как развращен улей! Как сами префекты жаждут убийств и крови! Это инфекция, я говорил вам!
По стоящим людям пробежала дрожь, словно бриз зашумел в кронах осенних деревьев.
— Они будут уничтожать невинных, поэтому только нам, нам одним, истинно верующим, будет даровано спасение! Мы остались одни! Видите ли вы это?!
И да, они столь мощно и яростно начали восхвалять его, забыв все страхи и потери, что Зо Сахаал еще раз убедился — его обожают без всяких задних мыслей.
Но когда он спросил разведчиков, есть ли следы остальных частей Гашеного, древний ужас немедленно вновь вернулся в глаза людей, а обожание исчезло, уступив место страху.
Никто из разведчиков не смог ничего обнаружить.
ТерминаторДата: Среда, 21.08.2013, 19:22 | Сообщение # 62



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Толпа несколько долгих минут стояла в тишине, а когда убедилась, что вспышки ярости лорда не будет и все останутся на этот раз целыми, вздохнула с облегчением, и каждый занялся своим делом — кто отправился охотиться, кто занялся готовкой.
Покой и тишина опустились на болотистое озеро. Сахаал уселся на трон и погрузился в размышления, а рядом в кресле волновалась Чианни, дрожа и бросая тревожные взгляды на повелителя. Он не смог долго выносить ее затаенное волнение.
— Что тревожит тебя, сестра? — неохотно спросил Сахаал. — Мы спасены, все в порядке. Поясни.
Чианни принялась быстро подыскивать слова, которые не вызовут ярости у повелителя и не нанесут никому вреда.
— Префекты, милорд... Их гнев столь яростен... Они должны вас очень сильно ненавидеть...
Сахаал вздохнул, ощущая ее потаенное любопытство, но ожидая услышать более коварную ложь или фальшивые уверения в преданности имени Императора. Ложь, которая обеспечила ему верность Семьи Теней, становилась хомутом на шее, стягиваясь все туже при каждом новом слове.
— Так всегда было, — как можно более успокаивающим тоном сказал Сахаал. — Несправедливые всегда ненавидели справедливых. Их ненависть ко мне не сильнее моего отвращения к ним.
По крайней мере, это было правдой. Он был справедливым. Это вам не «великолепный» Император, который так безжалостно предал его повелителя. Если бы не они, кто бы поклонялся слабаку, трусу и предателю?
Но мало было просто ответить на все вопросы Чианни.
— Милорд, — испуганно сказала она, сцепляя пальцы для храбрости, — как мы можем победить перед лицом... такой мощи?
— Концентрируясь, — ответил Сахаал и вдруг осознал, что отвечает больше себе, чем ей. — И твердо веря.
Повелитель Ночи повернулся, чтобы посмотреть на Чианни сверху вниз, одновременно слыша слова своего повелителя, эхом отражающиеся в бездне времен: «Сомнения порождают страх, дитя. А страх — это наше оружие, а не наш порок».
— Но...
— Мы сражаемся за наши идеалы. Отдаем делу каждую унцию плоти, каждую бусинку пота, каждую кровавую слезу. И хотя мы можем погибнуть в борьбе, мы сделаем это на благочестивой стороне.
Прекрасные слова. Побуждающие слова. Он ощутил, как пламя зажглось в груди.
— И... наши задачи, милорд? С чем нам предстоит столкнуться?.. — Чианни смотрела на него голодными глазами. — Каковы они?
— Я уже говорил. Найти части Гашеного.
— Но, милорд... — Во взгляде жрицы вновь зажглось опасное желание, граничащее с безрассудством, узнать все любой ценой. Опасения Сахаала усилились. — Я хочу спросить зачем...
Какой-то миг Повелитель Ночи рассматривал вопрос: не стоит ли ее немедленно уничтожить. Я должен рассердиться? — размышлял он. — Неужели мне придется переносить столько любопытства в столь жалком теле, как у этой женщины? Может, разорвать ее на части?
Его когти уже скользили из ножен. Сознательно он не вызывал их.
Но тогда... тогда...
Жрица была очень важна, с ее потерей немедленно пошатнется и вся власть над племенем, да еще в такой критический момент. Сахаал был очень силен и могуществен, но дипломат из него плохой, он не умеет прислушиваться к желаниям и воле своего народа. Его дипломатия носит знак ужаса и резни, а не слов и убеждений.
Чианни по-прежнему ему необходима.
Тогда, может быть, провести маленькую демонстрацию?
Небольшой, но болезненный выговор научит ее сдерживать любопытство, а заодно и покажет всему племени, что планы лорда никого из них не касаются. И Сахаал не допустит, чтоб какие-то дикари в них вмешивались.
Чианни заметила когти и, задохнувшись, замерла, слишком поздно осознав ошибку.
Да, да, преподай ей урок. Пусть прольет кровь. Один маленький надрез...
Этот голос выпрыгнул из недр подсознания Сахаала, и, сосредоточившись на нем, Повелитель Ночи понял, что это именно этот голос отдал команду выдвинуть когти, тот же голос, который завладел им, когда он убивал астропата, тот же голос, который обволакивал его застилающим глаза кровавым туманом с самого прибытия в этот разрушенный мир.
Режь ее! Режь ее, идиот!
ТерминаторДата: Среда, 21.08.2013, 19:23 | Сообщение # 63



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Неужели он и впрямь ненормален? Он поддается тому же безумию — странной смеси великолепия и горечи, — которое поглотило его повелителя? Сахаал уже давно никому не доверял. Значит ли это, что он теперь не может доверять и самому себе?
Он зарычал в тишине шлема и утопил странный голос в волнах разума, отдавая приказ убрать когти, ощущая себя при этом совершеннейшим глупцом. Жрица плавала перед глазами Сахаала. В Чианни было столько чистоты и преданного желания помочь, что эта страсть, как родниковая вода, омыла грязь с его души, и Повелитель Ночи нарушил тишину, неожиданно для себя заговорив:
— Почему, спрашиваешь ты... С их помощью я могу найти нечто, украденное у меня. Мое наследство.
— Наследство... Нечто, что поможет вам? Нечто, что поможет нам?
Сахаал улыбнулся, хотя, конечно, она не могла этого увидеть.
— Да. Нечто, что поможет мне.
— Извините меня, милорд, это... оружие?
Он с облегчением откинулся на спинку трона и облизнул губы — ее вопросы больше не раздражали. Сахаал пришел в прекрасное расположение духа и мог наконец поговорить о таких вещах. Он мог оставить вакуум одиночества и на несколько мгновений, пусть даже кратких, вспомнить красоту прошлого. Какой от этого вред? Чем могло помешать ему это жалкое и нетерпеливое существо? Пусть Чианни узнает правду — или хотя бы некоторую часть правды, — которая во много раз усилит ее верность. Не будет никакого вреда, если он на время покинет тени.
— Кого ты знаешь из примархов, — начал Сахаал, — кого знаешь из сыновей Императора?
Круглые глаза Чианни были ответом, которого он ожидал. Он демонстративно не обратил на это внимания и продолжал:
— Их было двадцать. Двадцать младенцев-воинов, двадцать детей-богов. Возможно, они появились на свет точно так же, как человеческие дети. Возможно, он вылепил их, как гениальный скульптор. Или просто пожелал, чтобы они ожили, — кто знает? Известно лишь, что они были рассеяны меж звезд, как семена при посеве разбрасывают на пашне. Они росли и мужали без отца, и каждый становился отражением своего мира, сформированный людьми, принявшими его. Доброта и жестокость незнакомцев.
Сахаал сделал паузу, на миг представив белоснежное дитя, мчащееся через грозовые небеса, черными глазами осматривающее облака и ветер, прежде чем быть проглоченным — полностью и мгновенно — подступившей тьмой.
Был тот, кто улетел дальше и пал глубже, чем остальные. Он очутился в мире без дневного света, где жестокости было больше, чем сострадания, а честь дешево ценилась среди воров и убийц. Это дитя — дикарь — никогда не было воспитано человеком. Никто никогда не преподавал ему уроков милосердия, приемная мать не прогоняла от него ночные кошмары. Единственный из всех рассеянных примархов, всех потерянных малышей, он так и не познал неправильности своего права. Правосудия несправедливости.
Конечно, со временем верования других примархов изменились. Ведь если задуматься — что есть «правильно», а что «неправильно»? Это всего лишь вопрос точки зрения. Каждый из детей рос и понимал смысл справедливости, осознавал, кого надо наказать, а кого — поощрить. На них влияла этика их учителей или братьев по оружию.
И в конечном счете все познали важное обстоятельство: «правильно» — это то, что они сказали, а «неправильно» — то, что они решили покарать.
— Это были только дети, жрица, но одновременно и боги, которых будут любить и которым будут поклоняться.
Чианни вздрогнула, а потом решилась, отбросив мучивший ее страх, задать еще один прямой вопрос:
— А дикое дитя? Что стало с ним?
Сахаал улыбнулся, чувствуя, как тепло разливается внутри. Ах, мой повелитель...
— У него не было наставников. Никто не приютил его, он остался диким и независимым. Никто не кормил его — так он первым делом научился охотиться и содержать себя сам. Никто не успокаивал его, когда он мучился от кошмаров во сне и странных видений,— ему пришлось самому продираться сквозь них и познавать науку расшифровки видений.
Никто не обучал его азам правосудия, и он сделал то, чего ни один ребенок не делал никогда ни до, ни после него, — выучился всему самостоятельно. Видел грубость и жестокость — и познал их. Видел, как все злоупотребляют силой, а мир и плодородие уступают место ужасу и насилию. И ты знаешь, что он понял?
— Н-нет, милорд...
— Он понял, что правосудие и есть сила. Понял, что, если хочешь победить хищников, крадущихся во тьме, надо стать самым сильным хищником из всех. Он понял, что, если желаешь наказать убийцу, у тебя есть только один путь — стать самым искусным убийцей. Понял, что, если желаешь принести в мир равенство и порядок, необходимо выследить всю грязь, которая стоит на пути, и использовать против нее ее же оружие. И есть только одно оружие. Более сильное, чем любое другое. Более острое, чем любой клинок. — Сахаал склонился к Чианни, ее пепельное лицо отражалось в темно-красных окнах его глаз. — Это оружие — страх, дитя.
ТерминаторДата: Среда, 21.08.2013, 19:24 | Сообщение # 64



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Чианни сглотнула, не смея отвести взор от Повелителя Ночи.
Сахаал продолжал, теперь его голос снизился до шепота:
— Воры и головорезы, насильники и убийцы держали в руках мир, они подчинили его себе, поскольку каждый мужчина и каждая женщина боится их. Вот поэтому дикий воин стал единственной силой, которая могла их остановить. Злу предстояло начать бояться самому. Вот так он стал Ночным Охотником.
Он преподавал правосудие через ужас. Он привел тот мир к спокойствию и процветанию, уничтожив насилие и анархию. Сделал это в одиночку, скрываясь в тенях, но для пользы всех. Ею звали Конрад Керз — и он был моим повелителем.
Сахаал выпрямился и продолжат наблюдать за жрицей. Чианни боролась с собой, но разве можно победить любопытство? Скоро она задаст новый вопрос — это как наркотик, притупляющий чувство страха ради новой порции.
— Ваш повелитель... — выдохнула она. — Что с ним случилось?
— Его нашел отец. Император прибыл к нему и обнял. Они отправились на звезды, чтобы возглавит ьсамый могущественный Крестовый Поход из всех бывших ранее.
— 3-значит... он еще жив? Он не погиб? Ледяная картина предстала перед внутренним взором Сахаала — сцена, которую он видел во сне миллион раз, сцена, которая ранила его каждый раз еще глубже прежнего.
Бледное лицо — в ожидании убийцы. Бездонные черные глаза, смотрящие с тоской на тени корчащейся комнаты. Стены зала из плоти и ковры из частей тел колеблются под ногами... Гадина совсем рядом...
Сахаал был там. Он видел ее, прячущуюся в тенях, как играющий ребенок, заставляющую его клятву истекать слезами но щекам. Он не вмешался. Он не остановил ее. Он мог только наблюдать — и ничего более. Это-то и мучило Сахаала больше всего, сжигая внутренности холодным огнем, который нельзя было загасить.
Она подходит ближе, испуганная окружающим интерьером и очарованная обнаженной формой цели. Он ждет ее. Он предвидел этот момент. Она бросается к нему и удивляется. Она ожидала увидеть стражу. Она ожидала сопротивления. Вместо этого Охотник улыбается и подзывает ее ближе, начиная говорить...
О, клянусь тьмой, его голос...
Какие слова мести произнес он, какие чувства разбитого сердца излил?
Он непрерывно улыбается, даже когда чувства берут верх и слезы текут по его бледным, щекам. Он приветствует ее. Он нежен. Он спокоен.
«Смерть ничто по сравнению с оправданием, — заканчивает он, выпрямившись на своем могущественном троне. — Теперь делай свою работу — и покончим с этим».
И ее руки поднимаются, вещь в пальцах яростно сверкает желто-зеленой вспышкой и...
И...
Сахаал взглянул на жрицу сквозь воду, выступившую на глазах, собрался с силами.
— Нет, — произнес он. — Он мертв. Предан тем, кто должен был любить его.
Слова произвели на Чианни едва ли не смертельный эффект. Она пошатнулась на кресле и с хрипом вцепилась ногтями в лицо. Слезы градом катились между пальцами, изо рта полились слюна и пена.
Сахаала не удивила подобная реакция. Для него, ветерана Ереси Хоруса, мысль, что боги и ангелы Империума могут изменять и способны на предательство, была ненова. Но он находился среди простых людей, таких как эта женщина, — для них Сахаал не просто живое существо. Для них он — легенда. Ничего удивительного, что у них мозги съехали набекрень. Чианни, низко склонившись, извергала содержимое желудка — не каждый день тебе сообщают, что твои боги так же страдают и имеют недостатки, как и любое другое существо во Вселенной.
— Приведи себя в порядок! — рыкнул Сахаал, утомленный конвульсиями жрицы. — Тебя ведь интересовало наследство моего повелителя, а не причины его гибели.
Чианни не сразу смогла прийти в себя; она медленно выровняла дыхание, потом пригладила спутанные волосы.
— Из... ви... ните, милорд, — прохрипела женщина, Утирая лицо, — я... и понятия не имела...
— Он мертв, — нетерпеливо повторил Сахаал, спеша возвратиться к истории. Он сам не заметил, насколько сильно разволновался. Словно тысячелетия сна накапливались гноем в душе, клубились миазмами отравленного газа, распирая грудь, и больше он не мог их сдерживать. Простой разговор о прошлом, быстрый пересказ воспоминаний сорвал этот невидимый клапан разума и выплеснул скопившийся яд огромным невидимым облаком. — Мертв — и больше не будем к этому возвращаться. Повелитель смог предвидеть свою смерть и был рад этому, ибо он сумел подготовиться. Он назвал имя наследника и завещал свое величайшее сокровище. Этим наследником являлся и являюсь я.
— В таком с-случае... это сокровище...
ТерминаторДата: Среда, 21.08.2013, 19:24 | Сообщение # 65



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Это вещь, которую я ищу в вашем мире. — Сахаал сжал челюсти. — Ее украли прежде, чем я смог заявить на нее право.
Голова Охотника, со спокойным выражением лица покатилась по полу. На ней нет крови.
Убийца видит полный успех своей ужасной миссии и, возможно, делает паузу, чтобы насладиться моментом. Несомненно, она размышляет над непринужденностью своей победы, удивляясь ее легкости.
Хотя, вероятно, она хочет сделать еще кое-что... Она наклоняется к телу и дергает мертвые конечности. Крадет кольцо и серебряный клинок, хранившийся в ножнах из плоти у его плеча. А затем горбится, внимательно осматривая корчащийся пол, выискивая нечто..
Выпрямляется, держа найденное в руке. Она нашла ее, сорвавшуюся с примарха в момент гибели, и забирает.
Приз.
Корона Нокс.
В тенях Сахаал замер с открытым ртом. Его повелитель не предвидел этого.
А затем она ушла — быстрая, как кобра. И только тогда — лишь тогда! — гнев смог преодолеть внезапное горе, и, сжав зубы, заливаясь горячими слезами, замерзающими на щеках, Сахаал рванулся из своего тайника, начав преследование.
— У-украли?
— Да. Это сделал убийца моего повелителя. Я должен был предвидеть, что враги постараются завладеть ею...
— Он тут? Тот, кого вы преследуете? Этот Гашеный и есть... тот, кто убил вашего повелителя?
— Нет. Нет, это все произошло... много лет назад. Теперь она мертва.
— Она?
Убийца. Ассасин.
У Чианни был вид пловца, затерянного в океане и потерявшего из виду берег.
— Тогда... милорд, почему наследие здесь?
Сахаал колебался. Правду сказать, детали последующих событий были не совсем ясны и для него самого, подробности сливались в ярких вспышках света и никакое количество умственных усилий не помогало пролить ясность. Он знал, как все началось, — в огне и крови на борту корабля убийцы, когда его кулаки и когти противостояли проклятой гадине. Он вырвал корону из ее цепких пальцев и бросился на «Крадущуюся тьму».
Сахаал помнил и то, как все закончилось, — как он упал в туманы Эквиксуса, пришел в себя во внутренностях разбитого корабля. Помнил, что его приз украли.
А между этими событиями? Сто столетий. Свет. Цвет. Танцующие стройные фигуры с удлиненными глазами, рифленые шлемы и яркие драгоценности... Все скользит на грани реальности и варпа, тянущегося к нему.
Атака.
Полет.
Ловушка.
Тюрьма.
Эльдары.
— Оно попало сюда... окольными тропами, — сказал Сахаал, встряхиваясь, чтобы избавиться от воспоминаний. — Сначала к Ледниковым Крысам, потом к Гашеному. А оттуда... — Повелитель Ночи вздохнул, ощущая новый прилив депрессии, которая подавляла в нем все, даже радость от такого искреннего разговора — Я не знаю, куда оно отправилось потом.
Чианни не отрываясь смотрела на него, тишина, повисшая в подулье, могла поспорить с вакуумом.

Сахаал погрузился в глубокий сон, высвобождающий циркадные ритмы психосознания и расслабляющий каталептический узел позвоночника способный свободно пульсировать между обоими полушариями мозга.
ТерминаторДата: Среда, 21.08.2013, 19:24 | Сообщение # 66



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Вещий сон, наполненный видениями.
Сахаал видел ледяной свет пустоты прыжка и ослепительную вспышку, когда «Крадущаяся тьма» догнала транспорт убийцы. Видел вспышки разрывов мелты во мраке, когда атакующий «Смертельный Коготь» вонзился в мягкое и податливое железо.
Видел атаку и видел резню. Помнил, что его хищники сделали с кораблем этой гадины. Видел ее глаза, огромные и испуганные, когда отрезал ее запястье, — филигранная работа, в ореоле крови и масла, своеобразная арендная плата за сокровище. Он вновь обрел Корону Нокс. Помнил, как занес коготь для смертельного удара: сладостно-горькая расплата за смерть повелителя. А потом...
Крики в передатчике. Голос его сержанта, низкий и гневный: — Боевой корабль! Эльдары, Мастер Когтя! Ксеногенные ублюдки!
Они пришли, как кровавый меч, падающий с неба, ломая мрачные световые стены варпа, словно камни, беспечно прыгающие над водой. Как пауки, скользящие по сети вечности.
Чужие.
Сахаал видел лорда-чародея. Танцующий дьявол в рогатом шлеме и с серебряным посохом, в сине-золотой броне и роскошной одежде. Воин-колдун, застывший у него на пути, с мечом, по которому пробегало пламя.
Он видел себя вырвавшимся из водоворота, оставившим убийцу съежившимся — каждая клетка его тела стремилась к Короне.
Они тоже хотели ее. Они прибыли ее забрать в момент его триумфа.
Они не должны были ее получить.
Сахаал помнил, как шел один на «Крадущуюся тьму». Он не обращал внимания на крики своих братьев. Вот он уже на борту, закрепляет свой приз в шкатулке, запечатывает ее, чтобы уберечь от чужих рук.
На мгновение он позволил себе наслаждаться триумфом.
А затем варп распахнул свою пасть — широко, насколько ему смогли приказать руки чужих, и пузырь, созданный из ничего, сомкнулся вокруг его корабля. «Крадущаяся тьма» задрожала, как огромный зверь, оступившийся в озеро липкой смолы, медленно погружаясь вглубь, сантиметр за сантиметром, и издала дикий вопль, когда поняла, что ей уже не выбраться.
Корабль оказался в пузыре безвременья, заключенный туда силой ксено-чаропевцев, вырванный из варпа. Как игрушечная модель, засунутая в пустую бутылку, чье горлышко запечатано воском, брошенную дрейфовать в океане.
Эльдары не могли попасть к нему. Он не мог сбежать.
Сахаал помнил себя в гневе и ярости, которые длились месяцами. Видел, как его вассалы прячутся кто где может, спасаясь от него. Он уступил безумию.
А затем, очень медленно — буквально час за часом, — он смирялся. Смирялся со своей участью. Смирялся с невозможностью побега. Осознав все происшедшее, Зо Сахаал погрузил себя в транс...
Повелитель Ночи пробудился в лагере Семьи Теней, ощущая горечь потери и тяжесть утраты.
Вокруг кипело странное оживление.
Он нашел Чианни на берегу, смотрящей на беспокойные воды болота и выкрикивающей приказы и проклятия флотилии лодок, приближающихся к лагерю.
Когда Сахаал бесшумно возник за ее спиной, Чианни едва не подавилась своими выкриками, а несколько лодочников, бросивших взгляд на берег, перевернули свои утлые суденышки.
— Что все это означает? — прошипел Сахаал, игнорируя панику.
Вокруг находились тысячи людей. В убогих убежищах, укрытых брезентом, стоящие на берегу с промасленными факелами, бормочущие на ржавых балках, кутающиеся в одежды цветов своих банд. Куда ни кинь взгляд — болото просто кишело людьми.
Сахаал подошел как раз к тому моменту, когда с севера приближалась еще одна толпа. Он спрятал лагерь своих послушников среди путаницы вентилей и труб, среди бесконечных обломков и вод болотистого, вечно пустынного озера.
Теперь же вся округа оказалась заполненной людьми, которых было так много, что они забивали собой коридоры, как сточные воды — переполненные дренажные трубы. Все брели к остову гигантского механизма, как паломники к святыне.
Сахаал посмотрел на юг — там, как он знал, среди массивных грибов и светящихся зарослей существовал второй путь наверх. Туннель, столь крутой и изломанный, что по нему можно было пробираться лишь поодиночке. Это был его путь спасения, аварийный выход на случай неожиданной атаки или угрозы поражения. Теперь он был рад увидеть, что его тайна пока в безопасности: о туннеле вроде бы никому не было известно.
Удовлетворенный, Повелитель Ночи вернулся к беженцам.
Они брели согнувшись, со склоненными головами и страшными ранами. Сзади напирали бесконечные ряды таких же, как они, с мрачными лицами и печальными глазами, наполненными слезами. Раньше они плевали в лицо друг друга и бились до последнего в кровавой вражде, теперь плелись рядом, даже не думая затевать потасовку. Непримиримые прежде тотемы ныне виднелись вместе. Всех объединило общее горе, страх смерти и неожиданное и вынужденное бегство.
Они искали новое прибежище, нового повелителя, и, чуя нечто в глубинах сердец, беженцы клубились вокруг Сахаала, как грозовые облака.
ТерминаторДата: Среда, 21.08.2013, 19:27 | Сообщение # 67



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Кто они? — Сахаал еще тешил себя надеждой, что ошибся в умозаключениях.
— П-просто люди, милорд. Со всего подулья. Префекты разрушили половину поселков... Им просто некуда идти...
— Чего они хотят?
Чианни прикусила губу — она знала, что ее ответ не понравится лорду.
— Они услышали о вас... — прошептала жрица. — Они думают... что вы легенда, но... им известно, что Семья Теней ускользнула нетронутой. Мы имеем репутацию... слепых фанатиков, милорд. Они боялись нас многие десятилетия, пока мы жили бок о бок с ними. Теперь мы имеем силу, а они разбиты. Это приводит их в неистовство. Они не знают, из-за чего на них обрушилась ярость вендикторов. Они гибнут. Смотрите, какие они жалкие. И вот тут они поняли, что их путь был ошибочным.
— Я не спрашивал, кто они, жрица. Я спросил, чего они хотят.
Сахаал уже знал ответ.
Когда Чианни начала говорить, губы ее задрожали:
— Убежища, милорд. Они пришли просить убежища.

Мита Эшин

Долго скрываться от инквизитора Мите не удалось. Едва она проходила мимо новых зданий, как слышала щебет очередного торопящегося к ней сервитора, угодливо протягивающего наушники передатчика. Через некоторое время девушке это надоело, а список возможных оправданий подходил к концу.
Ей было известно, что такое поведение, кроме как детским, назвать трудно, но рой мрачных сомнений вместе с ужасной усталостью и истощением застилали разум дознавателя и препятствовали четкому мышлению. Кроме того, она никого не просила погружать ее в наркотический сон, поэтому бродила среди шумных улиц Каспсила, как ищущий освобождения призрак.
Проповедники бесновались на своих помостах, потрясая священными писаниями, сверкая глазами, наполненными огнем и благочестием. Вокруг них собирались группы людей, и Мита чувствовала коктейли их мыслей: тлеющие угли фанатика и прохладная суетность толпы («Я верую!» — кричали их умы, но кандалы сомнений, позора и греха держали крепко). Вот мелькнула строгая сосредоточенность внедренного агента виндикторов, стремительные идеи карманников и прочих преступников, перепутанные от страха и отвращения мысли проституток.
Мита торопливо проходила мимо, стремясь найти хоть маленькую чистую мысль, хоть маленький островок благочестия среди этого океана мрака.
На одном из перекрестков стайка мальчишек собралась вокруг поста народного ополчения, где сержант соловьем разливался перед рекрутами, обещая славу и приключения. Когда Мита проходила мимо, парни засвистели и заулюлюкали ей вслед, но даже это не могло вывести девушку из мрачной сосредоточенности.
Вопрос, который терзал Миту, был столь же безбрежен и непознаваем, как сама Вселенная, но, сконцентрировавшись и сжав его до маленькой точки, дознаватель смогла выразить его одним словом.
Почему?
Шагая через подвесной мост, Мита остановилась, молча разглядывая головы казненных преступников, насаженные на каждую балясину пролета. Глаза и языки мертвецов жадно пожирали разноцветные жуки и летучие мыши-альбиносы.
За ее спиной шушукались. Мысли толпы были невыносимы, они ранили разум, как сверхзвуковые иглы. Мита неосознанно стремилась уйти от них подальше, все ближе подходя к центру Каспсила — огромным зданиям-кубам, доминирующим над окрестностями, разительно контрастирующими с тьмой провала подулья.
Почему инквизитор ничего не предпринимает?
Почему он держит меня одной рукой и одновременно отдает команду к действию другим?
Почему сначала он требует моего присутствия, а затем накачивает наркотиками? Почему потом лжет что этого не делал?
Почему у него происходят такие странные перепады настроения?
Почему он проводит день за днем, не покидая покоев губернатора?
Разве можно — и это при такой героической репутации — назвать его действия отважными? Доверяет ли Каустус ей или нет, но, кажется, даже простая возможность нахождения здесь космодесантника Хаоса должна подстегнуть инквизитора к действиям. А он смеется и издевается, делая вид, что проблемы вовсе не существует. Ею займутся, видите ли! Кто займется?!
Один помощник. Закутанный плащом притворщик, кем бы он ни являлся.
А если он потерпит неудачу? А что, если его планам... прости Император мои сомнения... Что, если планам инквизитора вообще нельзя доверять? Что, если ему самому нельзя доверять?
ТерминаторДата: Среда, 21.08.2013, 19:27 | Сообщение # 68



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Мита задохнулась от этой мысли, замерев в тени дубильной фабрики, наблюдая, как сервиторы-машины — обезьяноподобные чудища с руками как у погрузчиков, с торсами, увитыми толстыми змеями сервомускулов, загружали огромные кипы сырья с транспортера. Мерзкий смоляной дым и запах горелого мяса вызвали приступ тошноты, и Мита вновь поспешила прочь.
Да можно ли где-нибудь спокойно подумать в этом проклятом улье?
Что ей нужно делать? Мите стоило воздержаться от процесса исчерпывающего рассмотрения, какое рекомендует туториа? Она была слаба, лишена поддержки и доверия, ее саму подозревали, а она доверилась инстинктам, которые при ее ранге нельзя реализовать?
Откуда у нее эта паранойя?
Мита обошла вокруг гигантского здания, обеспокоенная еще больше, чем прежде. Когда грабитель выскользнул из темного переулка, покрытого сосульками и инеем, размахивая блестящим лезвием ножа, она оказалась ему почти рада: можно было отвлечься от забот и расслабиться, защищаясь от примитивного насилия.
Человек приближался с усмешкой, выводя клинком гипнотические узоры, отвлекая ее внимание. Это было просто насмешкой — у парня нет и задатков псайкера, поэтому, когда второй сообщник, прятавшийся позади Миты, решил напасть, явно считая ее полностью поглощенной видом сверкающего ножа, его ждал приготовленный ответ. Четкий удар ногой в голову — и через секунду раздался хруст костей лица и влажный треск разрываемой плоти.
Псионический импульс удивления и боли оказался очень приятным.
Первый грабитель, видя неудачу сообщника, кинулся с ножом уже всерьез, но Мита легко увернулась, посылая кулак в солнечное сплетение человека и тем самым выбивая из него остатки дыхания.
Перекатившись в сторону, чтобы избежать любого случайного удара, Мита была на ногах, когда грабитель еще не успел полностью прийти в себя. Вообразив клыкастое лицо Каустуса, Мита изогнулась и нанесла двойной удар локтем, наблюдая, как широкая струя крови плеснула из глазницы.
Дознаватель вернулась к первому нападавшему, стоящему на коленях и утиравшему кровь с лица. Он, видимо, хотел показаться более беспомощным, чем был на самом деле, потому что нож бросил четко и сильно.
Мита действовала так, как ее учили, не рассуждая, – ее мозг выпустил ненаправленный импульс псионической энергии, отбивший крутящийся клинок со снопом синих искр.
Грабители все же оказались не так глупы. Увидев, какого типа им попалась жертва, они испуганно завизжали: «Ведьма!» — и, хромая, бросились бежать, причитая на ходу.
Мита пришла в ярость из-за краткости разминки. Она даже не вспотела.
Инстинкт.
Ее спас инстинкт. Теперь, как и тогда...
Но теперь Мите было видно небольшое отличие. Понимание накрыло ее как некое пророческое крещение и ослабило смятение и страхи.
Прислушивалась ли она к чувствам разума или действовала по зову сердца, применяла ли скучные построения логики или доверялась страстям инстинктов, но результат оказался один и тот же.
Мита больше совершенно не доверяла своему лорду.

Когда наконец сообщение было прочитано ею, это оказалось короткое, заранее записанное послание. Инквизитор смотрел на нее, искаженный линзой вьюспекса, и указывал закованным в броню пальцем.
— Оставайтесь там, где находитесь, дознаватель, — произнес Каустус. — Не позвольте начаться новым атакам на подулье. Вам понятно? Больше никаких неудач. Оставайтесь в Каспсиле, я послал лучшего друга помочь вам.
Изображение свернулось в спираль и исчезло. Мита лениво зевнула. Ей страшно надоело беспокоиться о чем-либо.

Она плохо спала той ночью.
Ородай и префекты возвратились из подземной экспедиции грязные, но с дикими улыбками. Они пока были довольны, что железная пята Префектус Виндиктайр сокрушила пламя восстания в самом сердце подулья. Мита рискнула спросить командующего, видел ли он лично Повелителя Ночи. Убили ли они предателя?
Но людей лишь раздражало ее присутствие, они были уверены в своих действиях, что нетрудно было выяснить, коснувшись поверхности их мыслей.
Никто не видел чудовище, прячущееся в тени. О, Ородай внушил себе, будто его и не существовало, а цель нападения виндикторов была лишь в отмщении за резню в космопорте да в предотвращении дальнейшего вторжения на его территорию. Командующий начал искренне верить сам себе, но когда он приказывал Мите убираться из его офиса, в его сознании были мысли о том, что он одурачил себя, что экспедиция не привела ни к чему, если не ухудшила ситуацию, а излишек насилия на нижних уровнях оказался абсолютно бесполезен.
Мита ушла от него только после того, как Ородай поклялся не совершать новых вылазок и отвел одну из спальных комнат виндикторов лишь для дознавателя и Винта. Девушка более ядовито, чем обычно, ответила на слабоумное бормотание гиганта и провалилась в легкий сон под сдерживаемое сопение Винта.
ТерминаторДата: Среда, 21.08.2013, 19:29 | Сообщение # 69



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Во сне ей виделись уголья — или глаза, — горящие по краям ее видения. Мита видела большую акулу с лезвиями вместо плавников, скользящую в черной воде и уплывающую прочь, не заметив ее. Потому воды были пустыми, лишь легкие призрачные потоки кружились в водоворотах варпа, проплывал косяк рыб, была школа, посадочный модуль, рой, проявившийся из ниоткуда, рыбы, кальмары, черно-серебряные орлы, то нападающие, то азартно играющие в восходящих потоках небытия.
Голос сказал: «Ищите меня, мои братья...»
И во тьме, куда никогда не забирался луч света, нечто слышало зов. Кое-что обратило внимание и прислушалось чутким ухом, затем повернулось и издало крик, ушедший еще более глубоко. Там ожидал еще один слушатель.
Снова и снова повторялся крик, переходя из уха в ухо, пересекая пустоту варпа, пока не достиг непосредственно орлов. Один за другим они сложили крылья, втянули стальные когти и помчались к свету.
К жемчужно-белому острову. Планете. Ледяному миру, чье лицо не обласкано солнечными лучами.
К Эквиксусу.
Мита пробудилась рано утром со старой неуверенностью — сколько из увиденного ночью можно отнести к ее фантазиям? Какова доля сна, а какова — предсказания?
Потом ей уже не удалось заснуть.

На следующий день Мита неслась вперед, крепко держа за руль импеллера, а за ее спиной растянулся огромный плюмаж пепла, как хвост гигантского пыльного петуха. Она решила не поддаваться неуверенности и, отбросив сомнения, начать действовать.
Как она себе представляла, различие между наблюдением и действием в данном вопросе лежало очень глубоко. Ей явно запретили баловаться со вторым. Но в приказах Каустуса ничего не было сказано о первом.
В каждом городе, а особенно в каждом улье, как знала Мита, есть определенная ниша. Иногда заполненная естественным путем. Иногда за нее боролись и торговались те, кто ощущал склонность занять ее. Но и тогда ее занимал более ловкий и умный победитель. Такие личности были очень редкими. Безжалостными. Скрупулезными. И главное — они были очень умными.
Сначала она задавала осторожные вопросы. Мита рассмотрела Каспсил как социальную мозаику и изо всех сил постаралась приблизиться к личностям крупного калибра — интендантам гильдий, торговым королям портовых районов, владелицам Шлюхограда и сержантам-рекрутам маленького Флота Ультима, чьи заведения были повсюду. Мита рассчитывала получить у них важную информацию с большей вероятностью, чем у простых людей.
Ей не пришлось слишком глубоко копаться в умах. В разуме каждого, будь то рабочий или богач, Мита столкнулась с существованием торговца информацией, шпиона-наблюдателя. Но эти данные были крепкими, как ледяная скала. Никто не смел произнести его имя, что лишний раз убедило Миту в монополии этого человека.
Не важно, как его зовут. Не важно, где он находится. Мите удалось зацепиться за информацию в разуме одного пьяного наемника, сидевшего в салуне, что находился в предместьях Каспсила. Он показался дознавателю хорошей копилкой ответов — в его грязной работе не обойтись без сделок с информационным торговцем, если не постоянных, то хотя бы временных.
Мита погрузила в податливый мозг наемника астральные щупальца, ни капельки не беспокоясь о его безопасности. Наоборот, ей нравились тревожные крики его собутыльников. Особенностями ее мутации были отвращение и отторжение, способностью ужасать Мита не обладала.
До сих пор.
Одно дело было считывать поверхностную информацию разума, другое — охотиться за конкретными деталями, что суть гораздо более разрушительный режим для сознания.
Наемник остался лежать с уничтоженным мозгом, из его ушей и глаз сочилась кровь. Теперь собственные цели Миты перевешивали все.
(Как это ощущает Каустус? — подумала она. — Безнаказанность? Бесконечную власть?)
Вот поэтому Мита сейчас мчалась, перемалывая колесами пепел дюн и грязь дорог, направляясь к дому загадочного торговца, расположенному глубоко в рабочей зоне восточных бельэтажей.
Винт ехал первым, его инстинкты и защитные реакции были гораздо выше, чем у нее. Когда он сворачивал в сторону, избегая скрытой щели, или бросал импеллер на другую полосу движения, не обращая внимания на кавалькаду мотоциклов и трамвайных вагонеток, Мита без раздумий следовала за гигантом. Мимо так и мелькали разноцветными жуками транспортные сервиторы, чьи туловища были вживлены в рулевое управление. Позволив Винту быть первым, Мита проявила завидный прагматизм — если появится глупец, осмелившийся устроить засаду, основной удар придется в гиганта.
Практичность даже в близости — основа основ команд Инквизиции.
ТерминаторДата: Среда, 21.08.2013, 19:30 | Сообщение # 70



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Они въехали в Уоррен по изогнутым рукам подвесных мостов и контрольно-пропускных пунктов, у которых виднелись очереди нетерпеливых гражданских. В таких местах Мита вела себя одинаково, показывая крестообразный значок Инквизиции в виде буквы «I» на своем ожерелье, а потом сносила неторопливые действия ополченцев с ледяным спокойствием. Не стоит гнать волну и оповещать всех о своем появлении — если этот торговец так искусен, как о нем говорят, он все равно узнает об их прибытии по своим каналам.
Уоррен был сотовым городом древней архитектуры: шестиугольные блоки громоздились на шестиугольные блоки, сливаясь в серой многоугольной гармонии, оставляя ощущения сцепленных шестеренок древней машины. Здесь жили рабочие — миллиарды безымянных обитателей гигантского муравейника.
Фабричное мясо, осужденное на пожизненную работу, но все равно благодарное за это Императору. Безропотные массы просыпались, работали и снова засыпали — каждый день, каждый год, каждое столетие. Термиты безбрежного термитника, где каждый уникален, как песчинка на пляже.
Винт и Мита проскочили мимо дренажной штольни у основания огромного здания, исписанного религиозными изречениями, столь же яркими, как и сохранившиеся воспоминания о них в мозгу наемника. Только на близком расстоянии становились заметны небольшие отличия, вызванные ходом времени, и мелкие детали, не сохранившиеся в памяти человека.
Не сушилось вывешенное из крошечных окон белье. Никаких теней не падало от соседних зданий. Не было проповедников, изливающих пламенные речи на глазеющую толпу. Не было слуг с длинными шестами и бесчисленными глазами, зорко следящих за каждым посетителем.
Конечно, это было просто предупреждением.
За вами наблюдают.
Они оставили импеллеры у центрального входа. Мита сразу смогла ощутить, не расширяя псионического сознания, как холодный интеллект заинтересовался ими. Через несметное множество глаз сервиторов, через сотни камер, секретных и явных, — отовсюду полились ровные волны интереса разума, пробудившегося от скуки.
Это действительно продавец информации. Если верить чувствам и эмоциям, как сетчатка глаза реагирует на свет, так астральное поле набухало тяжелыми и жадными амбициями.
Мита вошла, чуть задержавшись, следом за Винтом.
Это спасло ей жизнь.

Конечно, он использовал боевых сервиторов.
Умно.
Лишенные эмоций, испытывающие недостаток самых обычных чувств, сервиторы были невидимыми для астрального поля псайкера, как любой бездушный механизм.
Они выскочили из проемов между дверьми и специальных ниш в приемной с тонким свистом гидравлики. Четыре высокие лоснящиеся модели, испещренные хирургическими шрамами, четыре ветхих гомункула, двигающиеся со смертельной грацией.
Двое обрывками человеческой плоти, скрепленной мотками проводов, выхватили из пластмассовых кобур громоздкое оружие. Автопушки многоствольные и ничем не украшенные, сверкнули в их киберметаллических лапах.
Вторая пара поспешила вперед, обратные сочленения птичьих лап сделали походку сервиторов шатающейся, словно конечности рептилии скрестили с телами зомби. У каждого на месте левого запястья мерцало силовое лезвие с утопленными в плоть поглотительными катушками и трехразрядный энергетический кулак — на месте правой руки.
Первые для расстрела любого нарушителя. И еще парочка для ближнего боя и окончательной расправы. Мило.
Автопушки с ревом открыли огонь. Мита дернулась в сторону, повинуясь инстинкту, но вместе с тем осознавая, что движение бесполезно, — даже край огненной бури не мог к ней прикоснуться. Заряды застучали по груди Винта, как камни по стальному баку, разрывая одежду и вырывая из тела фонтанчики крови. Подобная встреча привела великана в ярость.
Он расправил свои гигантские, с тройными сочленениями, руки и яростно заревел как дикий зверь. Огромные кулаки сжались, пули с визгом рикошетили от стальных суставов.
Ошметки плоти мутанта полетели на Миту, и сначала она замерла на месте, сжавшись, а потом припала к полу, потянувшись к кобуре на поясе. Проклятый варп, она ведь была дознавателем Ордо Ксенос! Сейчас она покажет этому торговцу и его механическим друзьям. Мита прибыла сюда в полной готовности. Ее болтер был выхвачен и взведен раньше, чем глаза нашли цель. Как белка, девушка скользнула между ног Винта, вытянув руки с оружием вперед. Сквозь полы его одежды, теперь разорванной и окровавленной, она мельком увидела ближайшего к ней вооруженного дрона, его широко распахнутые глаза в металлических углублениях черепа которые лишали его последних признаков принадлежности к человеческому роду. Один миг был потрачен на прицеливание, окружающий мир размазался и замер, Мита сфокусировалась на цели, затем потянула спуск и открыла огонь.
ТерминаторДата: Среда, 21.08.2013, 19:30 | Сообщение # 71



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Сервитор дернулся назад, схватившись за плечо, потом закрутился волчком, а когда его настиг третий заряд, точно в центр лба, — рухнул навзничь.
Теперь второй. Боеголовки болтера взорвались одна за другой, заставив тело сервитора исполнить танец марионетки, а потом главный взрыв превратил боевую машину в облако разлетающихся деталей и кусков плоти.
Возвышавшийся живым щитом над Митой Винт быстро терял силы. Его рев становился все слабее, прерываясь мучительными стонами, с него обильными струйками текла кровь, пропитывая одежду. Мита прилагала все силы, чтобы оставаться под прикрытием гиганта и отомстить за его добровольную жертву.
Внезапно нечто метнулось слева — один из боевых сервиторов ближнего боя шел в атаку. Услышав треск электричества, Мита увидела, что на нее направлен единственный рыбий глаз линзы, укрепленной на невыразительном, иссеченном швами лице. Нападение сервитора было столь же грубым, сколь и эффективным, — горизонтальный удар потрескивающим широким лезвием, перед тем как сверху должен обрушился энергетический кулак.
Комбинация, от которой невозможно уклониться.
Мита отпрянула назад, издав мысленный крик, — она поняла, что уже мертва.
Винт спас ее снова С глухим рычанием гигант схватил сервитора за голову и, пока клинок бесполезно вгрызался в металлическую руку, впечатал дрона в стену. Мита добила механизм, послав очередь из болтера в упор, с удовольствием наблюдая, как заряды пробивают в сер-виторе дыры, из которых вырывается сноп искр и валит дым.
Это усилие оказалось непосильным для полуразрушенного тела Винта: он был уже весь в крови, из глаз текли слезы, массивные руки несколько раз сжались, потом гигант покачнулся и с резким шипением рухнул на пол.
— Н-не смог... не смог спасти Миту, — с искренним сожалением пробормотал Винт, — так жаль...
— О бедный Винт, — прошептала дознаватель. А затем Мита осталась одна.
Словно в замедленном движении сна, второй боевой сервитор тенью выпрыгнул из клубов дыма, вырывая ее болтер и сминая оружие в лепешку энергетическим кулаком.
Потом сервитор прижал клинок к шее Миты и защебетал.
— Вот дерьмо! — вырвалось у девушки.
— Я бы не хотел доводить вас до такого состояния, дорогая, — произнес поразивший ее голос. — Впрочем, мне кажется, вы, наоборот, в весьма хорошем состоянии. Хет-хет-хет.
Любопытный голос, казалось, исходил непосредственно от сервитора, вернее из динамика, вмонтированного над рваным ухом. Но, елейный и ехидный, он не мог принадлежать бездушному боевому механизму. Кто-то говорил издалека, используя сервитора как удаленный рот.
— Вы, наверное, торговец информацией, — произнесла Мита, чувствуя себя смешной.
— Хет-хет-хет... — Голос казался безумным, скрежещущий звук смеха терзал уши. — Очень хорошо, да, просто очень хорошо! А вы наверняка ведьма инквизитора, да? Да? Наслышан о вас, премного наслышан. Хет-хет-хет... Вы повредили зрение одного из моих бедных агентов, невинного ягненка...
— Грабители? Они работали на вас?
— Хет-хет-хет... Приходится платить, чтобы узнать максимум возможного о незнакомцах в моем городе.
— Узнать? Да они хотели меня прикончить!
— Да... Хет-хет-хет... Таким образом я узнал, что с помощью кретинов вас не убить. Вот поэтому мои металлические друзья присутствуют здесь.
Сервитор ударил себя в грудь с громким лязгом на манер гориллы. Как марионетка, чьи нити дернула раздраженная рука хозяина.
За его спиной Винт тяжело пошевелился и застонал, наблюдая за происходящим слезящимися глазами. Он все же не умер. Все же.
— Кто вы? — обвиняющим тоном спросила Мита. Лезвие глубже надавило на кожу шеи.
— Это, моя дорогая, та информация, которая в вашем положении недоступна. — Сервитор перевел глаз вниз, на истекающего кровью гиганта. — Не сейчас, когда ваш домашний огрин никак не может подняться на ноги. Хет-хет-хет.
ТерминаторДата: Среда, 21.08.2013, 19:30 | Сообщение # 72



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Винт напрягся.
Тревожный звонок прозвучал в сознании Миты.
— Как... как вы его назвали? — произнесла она, группируясь.
— Разве вы не слышали? Он огри...
Что-то промелькнуло между глаз дознавателя.
Скрежет металла и звуки раздираемой плоти продолжались некоторое время, даже когда Винт наступил на передатчик сервитора и несущиеся оттуда проклятия умолкли.
— Он не любит, когда его так называют, —пробормотала в тишине Мита.
Она пришла, чтобы найти торговца.

Зо Сахаал

Они пришли обрести убежище. Подулье оправится от ран, уковыляв, как хромая лиса, в темноту. Если раньше люди презирали Семью Теней и их религиозные обряды, высмеивали за фанатизм, то теперь все изменилось. Теперь все увидели их силу, крепость и защиту.
Не осталось ни одной семьи, не затронутой погромом префектов, поэтому без разговоров и без официальных соглашений люди собрали нехитрые пожитки, самое ценное и необходимое, после чего отправились в глубину, туда, где извивающаяся дорога петляла среди развалин, закончив путь на берегах ржавого заболоченного озера.
В самом сердце владений Сахаала. Они пришли, ища убежища, — бывшие правители и воины, преступники и воры. Герои и злодеи.
На второй день после нападения виндикторов, когда поток беженцев сначала стал струйкой, а потом и вовсе закончился, Сахаал сидел на своем троне и обозревал море голов, кипящее вокруг него. Он вдыхал их аромат, наслаждался страхом, опустошенностью и унынием, улыбаясь про себя.
Он может их использовать.
— Что за обман творится здесь?
— Будьте прокляты, Семья Теней! Я не собираюсь сражаться за... Назад! Прочь! Еще один! Вот, и тебе!
А агрессия расползалась по всей территории Семьи Теней, в кругу факелов — блеск оружия и около дюжины странных — и разъяренных — фигур. Они прибыли по доброй воле. Расстроенные потерей былого прибежища, стыдясь повсеместного массового бегства, они все равно оставались гордой знатью. И как только они сошли на берег с построенных на скорую руку барж, ступили на ржаво-коричневую землю былых врагов, они сразу оказались окруженными стрелками Семьи Теней. Поэтому ответную реакцию сложно было назвать дружеской или покорной.
— Заткните свои уродливые рты, клянусь духом Лягушки!
— Опустите оружие, Семья Ублюдков! И так далее.
Обвинитель Чианни приказала отвести новоприбывших под конвоем в секретное место, а сама наблюдала за происходящим, стоя на возвышении среди обломков. Сахаал видел, какие разительные перемены произошли в ней за столь короткий срок, и одобрял их. Первый раз он увидел Чианни еще помощником обвинителя, свидетелем случайного убийства своего начальника чудовищем из ночных кошмаров. А теперь? Теперь она была представителем божественного сословия, не меньше. Повелитель Ночи приказал, чтобы она привела к нему новых гостей именем Императора, и жрица отправилась исполнять повеление без единой жалобы. В незнакомых Сахаалу водах политики и дипломатии Чианни была его самым ценным инструментом.
— Эй, жрица! Тебе лучше не смотреть на мою пушку, или я...
ТерминаторДата: Среда, 21.08.2013, 19:31 | Сообщение # 73



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Проклятие! Кровавая Семья! Дерьмо Теней! Воины игнорировали оскорбления, как и положено сторонникам истинной веры, и продолжали неторопливо подталкивать беженцев к огромной темной трубе, где теперь стоял трон из костей и ужасных трофеев, пополняемых с каждым днем. Трон был пуст, его владелец наблюдал за посетителями из укрытия, смакуя их будущий страх.
Начиная с самых первых беженцев, все люди старались держаться на расстоянии от центра острова, где постоянно находились закутанные в черное воины Семьи Теней. Как мыши перед логовом тигра — благодарные за его присутствие, но слишком напуганные, чтоб приближаться к хищнику, беженцы не подходили к своим защитникам близко, начав выстраивать привычное феодальное общество в миниатюре на дальних берегах острова. Шпионы Семьи Теней неотрывно наблюдали за ними, донося все подробности Сахаалу, который внимательно следил за новыми доминионами и делал предварительные вычисления.
Повелитель Ночи находил весь этот процесс естественным. В мире, что расположен над этими мрачными пустошами, до того как пришли префекты и изменили его, все аспекты жизни регулировались организованными преступными группировками. А среди аристократии бандитов существовала иерархия не менее сложная, чем среди расово чистой знати Стиплтауна. Число преступников не поддавалось учету, не знали окончания бесконечные войны и стычки, ересь и предательство, которые невозможно описать в хрониках. Но одно можно было сказать точно: над всем конченым сбродом выделялось семь домов — большие племена воинов и преступников.
Ныне им пришлось проглотить гордость и бросить свои земли перед яростью виндикторов, сбежав в тихие переходы логовища Семьи Теней. И вот теперь все семь возникли в миниатюре, рассеянные на мертвых берегах озера Сахаала.
Первые — Кетцай, выводок ловких воинов, чьи безвкусные яркие одежды, украшенные перьями, мелькали среди беженцев на северном берегу. Их тотемы возвышались над потрепанными палатками, на них был изображен катроч с отрубленными конечностями и вырванными клыками.
Вторые поселились на востоке, высокие дикари-воины Клана Атла, покрытые ритуальными шрамами с головы до ног, любившие наживлять на ногти отравленные шипы, имитируя лапы огромных медведей. Их гортанные команды, когда они требовали еды или питья у забитых беженцев, над которыми Атла решили «властвовать», далеко разносились по острову с раздражающих многих частотой.
За ними, не подпуская к себе никого, брезгуя натыканными палатками беженцев, встали тихие альбиносы Бледных Степей. От их вигвамов немедленно донеслись запахи странных трав, сжигаемых в жаровнях, навевающие сон ароматы смешались с запахами болота. Их сутулые тела — столь хилые внешне — противоречили жестким боевым традициям альбиносов. Сахаал, глядя на них, вспомнил белокожих людей с Ностромо Квинтуса, древнего дома его повелителя.
Расположившиеся на юге беженцы оказались кураторами Дома Магритха — бесполыми воинами с длинными конечностями и крупными чертами лица. Их изящные руки крепко сжимали длинные винтовки, а татуированные тела были преднамеренно голыми, чтобы каждый мог увидеть их гермафродитизм.
На южных мелководьях, где осели самые слабые из беженцев, выкинутые с сухой земли броуновским движением на общей стоянке, властвовали дикари-шаманы Принцессы-Лягушки, жившие в промасленных жилищах. Они верили, что раздутые амфибии на их прежних землях были новым перевоплощением имперских святых, через которых можно связаться с самим Императором. Шаманы Принцессы-Лягушки одевались в недубленую кожу, тщательно пучили глаза и требовали от остальных особых неприятных податей. В их число входили волосы с головы ребенка, плевки старика и тому подобные вещи, необходимые для проведения ритуалов.
И наконец, на западе оказались надменные стражи Штак Чай. Их повелитель важно шел среди толпы, требуя уважения и налогов в равной пропорции. Простые одежды Штак Чай маскировали мускулистые тела, доведенные до крепости дуба десятилетиями тренировок в боевых искусствах. Их упражнения на рассвете привлекли внимание и заслужили высокую оценку Сахаала.
Седьмым «благородным домом», которого не было в этих ржавых пещерах, были ублюдки Ледниковые Крысы — пираты, стертые с лица улья в мгновение ока.
Перед тем как обратиться в бегство, все эти волчьи стаи управляли подульем железом и кровью, и горе тем, кто не успевал вовремя заплатить налоги или оказался в зоне территориальных притязаний одной из банд.
И вот теперь все оказались правителями узких кусков берега, пытаясь установить власть над лишним метром. Они напоминали поток лавы — очень грозный и сильный, но который непременно остановится и остынет. Банды больше не уважали в подулье. Они существовали веками, «крышуя» торговлю и улаживая возникающие разногласия, но теперь, когда бронированный кулак виндикторов нанес смертельный удар прямо в незащищенный живот, банды терпели неудачу.
ТерминаторДата: Среда, 21.08.2013, 19:31 | Сообщение # 74



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Они сбились с истинного пути. Пришли к племени Сахаала с мольбами о помощи и убежище, но теперь — о, дерзость и злоба! — взялись за старое. Начали формировать боевые структуры, возвышаясь над простыми, лишенными собственности беженцами. Требовали принесения клятвы верности и богатств от тех, кому нечего было отдать.
Сахаал не мог этого выносить. В этих ржавеющих развалинах была только одна власть и один авторитет. Повелителю Ночи никто не бросил вызова и не победил его, не важно, знали о нем или нет.
Поэтому он через разведчиков отправил приглашение в каждый лагерь, требуя от всех вступить в контакт с обвинителем Чианни. О, как пыжились главы Домов, стараясь сохранить лицо или неуместную гордость, — но никто не отказался от встречи. Глава каждого дома вместе со своим лучшим воином призывался к тем, чьим гостеприимством они воспользовались.
Это было договором.
Это было приманкой.
Их привели к центру острова под конвоем, конечно, как недавних принцев, и теперь... теперь они рычали, как животные в клетке, огрызаясь на каждый тычок лазгана, затыкающего рот или толкающего в спину.
О, как могучие падут...
Слова Ночного Охотника прошелестели в сознании Сахаала.
— ...требуем, чтобы нам все объяснили, клянусь мочой варпа!
— ...будут неприятные последствия! Штак Чай не допустят...
— ...убьем! Покрошим на полоски всех и каждого!
А затем раздался новый голос, ровный и спокойный, пресекший все возражения, как бритва, заставив рты изумленно захлопнуться.
— Тише, — пророкотал он поверх голов. — Умолкните и склонитесь перед вашим новым господином.
Сахаал бесшумно спрыгнул из темноты, которая укрывала потолок искусственной пещеры, — черно-синяя броня и красные, горящие дьявольским светом глаза. Он смахнул с трона черную накидку и, встряхнув ее, очистив от хлопьев ржавчины, облачился в нее, как в похоронный саван.
Разум людей оказался переполнен ужасом, едва они осознали, что стоящий перед ними демон — живой. Он не мог быть реальным. Словно тварь из кошмаров, ужасный и мерзкий паук, нашедший способ вырваться из сна и стать явью. Возвышаясь над лидерами группировок полуразличимым вурдалаком, скрытым тьмой и тканью, Сахаал дунул в дыхательный аппарат — получилась точная копия демонского вздоха. Для полного эффекта Повелитель Ночи склонил голову и выдвинул когти, заставив некоторых из людей вздрогнуть.
Они пришли в себя внезапно. Многие закричали.
Некоторые пробовали убежать. Другие упали на колени.
Все наверняка слышали слухи. Им говорили, мол, безумцы из Семьи Теней, что вечно пеклись о собственной святости, сторонились других жителей подулья, проповедуя нездоровый культ смерти, посвященный чистоте Императора, завели себе нового хозяина. Почти все усмехались и пожимали плечами, обеспокоенные насущными проблемами.
Многие слышали и последние слухи о том, что происходит в подулье. О некоем темном существе, бродящем в ночи и убивающем всех без сожаления. Слышали о немыслимых кровавых злодеяниях, об обезображенных телах без глаз и пальцев. Все ужасы и мерзости люди отметали как праздные байки, придуманные, чтобы пугать детей.
Теперь они пожалели о своем легкомыслии.
— Пусть лидеры приблизятся, — прошипел Сахаал.
Ни один не был готов повиноваться, «благородные» еще не до конца переварили новую информацию, недоуменно переглядываясь с собственными телохранителями.
Сахаал зашипел вновь и, махнув Чианни, щелкнул когтями: он знал — жрица все поймет правильно. По знаку обвинителя воины Семьи Теней резво кинулись к толпе, разделяя лидеров и сопровождавших их воинов, не скупясь на пинки, удары дубинками и зуботычины. Пара минут — и главари оказались одни перед Сахаалом. Шесть жалких свиней, опасающихся, что сейчас с них срежут сало.
— Вы пришли сюда, — начал Повелитель Ночи, пристально глядя на людей и указывая в сторону болот, — в страхе. Вы бежали от своих врагов, как паразиты, и пришли сюда. В мои руки. Ко мне.
Сахаал шагнул вперед, и свет упал на сегмент его доспехов.
— Вы пришли ко мне в поисках убежища — незваные, нежеланные, — но разве я вам отказал? Нет. Я разрешил вам остаться. Я позволил вам ползать по моей земле, подобно змеям в траве... И как вы мне отплатили за доброту?
ТерминаторДата: Среда, 21.08.2013, 19:31 | Сообщение # 75



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Еще один шаг — и свет факелов заиграл на когтях, глаза засверкали ярче. «Благородные» съежились.
— Вы пришли и поклонились мне? Принесли клятву верности новому повелителю, непосредственному воину Императора? Принесли мне дань? Нет. Вы не сделали ничего. Вы ждали, пока вас призовут.
Еще один шаг — и сплоченная группка лидеров раскололась. Белая голова лидера Бледного Дома склонилась, и он рухнул на колени. Закутанная в перья жрица Кетцай лихорадочно хваталась за оружие, которое давно отобрали. Священник Лягушки развернулся и попробовал юркнуть в сторону, дико вращая глазами, но только уткнулся в грудь воина Семьи Теней.
Сахаал не обратил на это никакого внимания.
— Улей ушел от света Императора и направляется в ад, как ребенок, бегущий следом за матерью. Вы ожидали найти у Семьи Теней комфорт и защиту... Но по какой цене? Никакой! Вы ничего не предложили взамен!
Голос Повелителя Ночи резонировал под сводами и давил мощью звука.
— Более я не допущу непочтительности. Если вы остаетесь и населяете мои земли своими волчьими стаями, то делаете это только по моему желанию.
Сахаал наклонился, рубиновые глаза оказались совсем рядом с лидерами банд, сверкая рубиновым пламенем.
— Вы гости Святых Воинов. — Из его дыхательного аппарата вновь вылетели клубы пара. — Потому вы должны разделить с ними их бремя.
Повелитель Ночи резко распрямился, свистнув накидкой, и простер руки к воинам Семьи Теней, со свистом втягивая когти в бронированные кулаки.
— Кто из вас принимает мой закон? — спросил он. — Кто вкусит божественного вдохновения и присоединится к моему Крестовому Походу? Кто из вас передаст свой дом на милость Императора?
Один за другим лидеры приходили в себя, облизывали пересохшие губы и, подавляя дрожь в коленках, подходили по очереди целовать руку твари.
— Хорошо, — сказал Сахаал, когда они закончили, и посмотрел на ожидающих воинов Семьи Теней и шестерых лучших из бандитских домов, стоящих между ними с выпученными глазами. Они свидетельствовали присягу своих лордов, а по их виду Сахаал определил еще одну важную вещь: они поступили бы так же.
Повелитель Ночи пристально разглядывал своих новых рабов, потом украдкой глянул на Чианни и без удивления заметил презрение на лице жрицы. Она провела всю жизнь, воюя с этими бандами, побеждая, когда на то была милость Императора, и обороняясь от хищнических нападений, когда не везло. Чианни полностью повиновалась Сахаалу, она была готова беспрекословно отдать жизнь по первой команде.
И все же он был приятно удивлен поведением Чианни.
— Знаете ли вы,— грозно спросил Сахаал, — о львах?
Все молча и изумленно посмотрели на него.
— Это большие хищники с древней Терры, — объяснил Сахаал, — прайд особей, мирно живущих друг с другом и верных самому сильному.
Теперь он сделал паузу, наслаждаясь драматическим эффектом.
— А знаете, что делал новый вождь прайда, когда приходил на смену старому? Он не мог допустить разлад внутри, не мог положиться на тех, кто может в будущем составить ему конкуренцию.
Все продолжали молчать.
— Знаете, что он делал, уважаемые благородные вожди?
Некоторые чуть дрогнули, вероятно, они знали.
— Он убивал всех детенышей!
Сахаал убил всех шестерых двумя взмахами когтей.
Лучшие воины, ставшие свидетелями передачи власти, теперь были отпущены на все четыре стороны, с единственным обязательством рассказать подробно обо всем происшедшем. Пусть знают все жители подулья.
Теперь вы — часть Семьи Теней. Приготовьтесь к войне.

— Обвинитель?
— Как ты посмел нарушить священный сон нашего хозяина?
Голоса проступали сквозь дремоту Сахаала, словно жужжание насекомых, они мешали его полуактивному сознанию сконцентрироваться.
— С-случилось непредвиденное, обвинитель, — запинаясь, заторопился человек, испуганно пригнувшись, когда Сахаал возник за плечами Чианни. — Мы... мы думали, хозяин захочет узнать...
Они даже имя мое боятся произнести...
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Саймон Спуриэр Повелитель Ночи
Страница 5 из 10«1234567910»
Поиск: