Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 5 из 8«12345678»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Гэв Торп Ангелы Тьмы
Гэв Торп Ангелы Тьмы
ТерминаторДата: Вторник, 20.08.2013, 19:07 | Сообщение # 61



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


На второй день Борей собрал братьев для последней молитвы.

Во мраке рождена мечта
Добыть свет праведной войной.
Рвение — меч, а броня наша — вера,
Боги войны отправляются в бой.

Клинки Императора, людям защита,
Для битвы рожденные, в ней и умрем.
Убийцы злодеев, слабым — опора,
Бьемся, пока продолжаем дышать.

Мы не отступим и не сдадимся,
Ярость святая толкает вперед.
Мира не будет, пока еретик
Или последний чужак не умрет.

Сердцем окрепни, встречая погибель,
Радость в душе зажигает она.
Не ждите отсрочки, не будет прощенья,
Пусть продолжается эта война.

Подготовленные телесно и очищенные духовно, Темные Ангелы с нетерпением ожидали, когда «Клинок Калибана» приблизится к точке перехвата. «Тор 15» двигался туда же со стороны внутренних планет системы, так как обнаружил чужое судно на обратном пути. Чуть позднее полудня авгуры скоростного ударного корабля сообщили, что до источника энергии рукой подать.
«Тор 15» первым столкнулся с «Сан Карте» и завязал с ним бой на расстоянии. Капитан Джаэл Стэр попросил о поддержке как раз в тот момент, когда Борей заступил на мостик. Капеллан при помощи главного экрана с минуту наблюдал за сражением. На пушечной палубе корабля ренегатов сверкали лазеры; сталкиваясь с пустотными щитами защитной системы судна, они превращались в прерывистые вспышки синего цвета. Ракеты, отправленные в ответ, перечеркнули звездное небо, но прошли мимо «Сан Карте». Пиратское судно, сближаясь с имперским кораблем, в течение нескольких минут имело возможность пройти за кормой противника и поразить его двигатели. «Тор 15» проигрывал по всем фронтам.
— Они чересчур хорошо вооружены для торгового судна, — раздался трескучий голос Стэра.
Борей прекрасно знал, на что способен вражеский корабль, он слышал об этом от Астеляна, который сам оснастил «Сан Карте» и разграбил на нем многие конвои. «Тор 15» оказался скверно подготовленным, и командование им оставляло желать лучшего. Убедившись в этом, Борей приказал включить плазменные реакторы на полную мощность, чтобы покрыть оставшееся расстояние как можно быстрее. Остальным Темным Ангелам он велел собраться в погрузочном отсеке. План капеллана состоял в том, чтобы вывести из строя двигатели «Сан Карте», а затем нанести короткий удар по командной палубе корабля. Захватить контроль, отключить систему жизнеобеспечения, уничтожить всех внутри корабля. Такой способ позволял провести абордаж с минимальными потерями и, что еще более важно, окажись Падшие на борту, с ними не столкнулся бы никто, кроме самого капеллана и других космодесантников. Сто лет назад Борей поклялся, что даже ценой жизни будет защищать мрачную тайну ордена. Теперь остальные, подобно ему, пойдут на все, чтобы не разгласить сведения о Падших. Это был позор Темных Ангелов, и только они сами могли искупить его.
ТерминаторДата: Вторник, 20.08.2013, 19:08 | Сообщение # 62



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Вам следует лишь убедиться, что их отступление полностью блокировано, — ответил Борей Стэру. Он посмотрел на тактический дисплей, размещенный на главном щите, и добавил: — В самом скором времени мы выйдем на дистанцию атаки.
— Очень хорошо, лорд Борей, мы будем вести бой так долго, как сумеем, — отозвался Стэр. — Можно поразить двигатели противника, а потом попытаться ворваться к ним на борт.
— Нет! — Борей взревел так, что люди на мостике замерли в ужасе. — Мои приказы ясны, вы не полезете на борт «Сан Карте».
— Нас тут на куски порвут, — запротестовал Стэр. — Сократить дистанцию и пойти на абордаж — наш единственный шанс.
Борей уже начал передавать ответный сигнал, как вдруг обнаружил, что «Тор 15» прервал связь.
— Продолжай сигналить капитану Стэру, чтобы не приближался к «Сан Карте», — приказал капеллан офицеру связи. — Скажи ему, что в противном случае мы будем вынуждены вмешаться.
Сен Назиил отошел от пульта управления оружием и передал информационный планшет Борею, тот глянул на тактические данные и улыбнулся старому офицеру. Показания датчиков «Клинка Калибана» в сочетании с потоком данных из технических отчетов «Тора 15» говорили об одном: оружейные системы «Сан Карте» расположены только вдоль бортов. За время боя корабль еще ни разу не открывал огонь с носовой части. Такое положение вещей полностью устраивало Борея: можно было начать фронтальную атаку и выпустить абордажный бот, не рискуя попасть под шквал огня. Конечно, план основывался на допущениях и, случись ошибка, оказался бы очень опасным, но Борей не видел другого способа овладеть вражеским судном, не вступая в затяжной бой.
— Захват корабля является главной целью, — сказал он Назиилу. — «Сан Карте» не должен бежать, тарань его, если понадобится.
Орудийный офицер доложил, что огневая дистанция почти достигнута.
— Играйте боевую тревогу! — крикнул Борей, и сирены взвыли, загоняя экипаж на боевые позиции. Мостик загудел, охваченный бурной деятельностью, пока приказы передавались по всем помещениям корабля.
— Довести скорость до боевого режима, снизить питание пустотных щитов, — приказал Назиил после кивка Борея.
— Зарядить торпедные аппараты номер два и четыре, навести на цель.
— Торпеды нацелены.
— Щиты на девяноста процентах мощности.
— Двигатели на пятидесяти процентах тяги, управление переведено с навигаторской на штурвал.
— Питание пушечных батарей включено, экипажи на месте.
— Поврежденные двери запечатаны, пожары ликвидированы.
— Переключить дисплей в режим улучшенного изображения, — продолжил Назиил.
Тактический дисплей моргнул, вновь ожил, часть картины сменилась видом на «Сан Карте».
Это был элегантный корабль, тонкий в поперечном сечении, с двумя комплектами плазменных двигателей по обе стороны корпуса. Металлическая обшивка блестела сотнями желтых огней, когда лазерные импульсы вырывались из судовых орудий, укрытых в его утробе. Синее и фиолетовое мерцание переливалось вокруг кормы, пока щиты «Сан Карте» поглощали выстрелы с «Тора 15».
ТерминаторДата: Вторник, 20.08.2013, 19:08 | Сообщение # 63



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Лорд Борей, «Тор Пятнадцать» сближается с целью, это выглядит, как если бы они готовили абордажную атаку, — сообщил один из офицеров службы наблюдения.
Борей подошел к консоли и ткнул в руну на передатчике.
— «Тор Пятнадцать», — вызвал он. — Прекратить попытки проникнуть на борт, или мне придется открыть по вам огонь.
Прошло несколько секунд, прежде чем появился ответ.
— Покусай тебя Император, мужик! — донеслось из динамиков проклятие Стэра. — Это же несерьезно, мы на одной стороне.
— Управление торпедами, прицел по траектории вектора один-пять-шесть, — передал Борей орудийному офицеру.
— Подтверждаю, новая траектория один-пять-шесть. — Ответ офицера через минуту появился на панели.
— Запуск торпеды, — приказал Борей, бросив взгляд на Назиила.
— Вы уверены, мой лорд? — спросил Назиил, проверяя свой тактический дисплей. — По этой траектории мы обстреляем «Тор Пятнадцать».
— Запуск торпеды! — взревел Борей так, что Назиил и другие офицеры вздрогнули. — Еще хоть раз оспорьте мой приказ, и я прикажу техножрецам понаделать из вас сервиторов!
— Да, мой лорд, — неуверенно отозвался Назиил. — Запуск торпеды, целевой вектор один-пять-шесть.
— Торпеды пошли! — передал орудийный офицер.
Борей снова активировал руну связи.
— «Тор Пятнадцать», сбросьте скорость на тридцать процентов и измените курс на сорок градусов по левому борту, — проговорил он, бросив сердитый взгляд на Назиила. — Невыполнение этого требования приведет к столкновению с нашими торпедами.
— Вы нацелили торпеды на нас? — раздался на связи хриплый голос Стэра. — На чьей вы стороне, разрази вас Император?!
— Повторяю, измените курс на сорок градусов по левому борту и сбросьте скорость на тридцать процентов. Прекратите сближение, и будете в безопасности.
Капеллан-дознаватель оглянулся на офицера службы наблюдения. Тот пристально следил за развитием событий в прицел.
— «Тор Пятнадцать» сбросил скорость, — подтвердил он то, что Борей и так уже заметил на своей тактической панели. — Он меняет курс и все круче ложится на левый борт.
— Хорошо, — хмыкнул Борей. — Подготовьте к запуску абордажный бот и включите питание батарей правого борта. Я хочу обстрелять носовую часть цели продольным огнем, как только мы приблизимся.
— Подтвердите цель, пожалуйста, — со значением попросил Назиил.
— «Сан Карте», — ответил Борей с угрюмым видом. — Еще одно такое замечание, Назиил, и я казню тебя за неповиновение. Все понятно?
— Простите меня, лорд Борей. — Назиил склонил голову. — Я никогда раньше не стрелял по союзным кораблям.
— Я тоже, — помедлив, отозвался капеллан. — Просигналь в стыковочный отсек, пусть подготовятся к моему прибытию. Назиил, я надеюсь, теперь ты выполнишь любой приказ, чтобы удержать «Тор Пятнадцать» от абордажной атаки. Если их отряды высадятся на «Сан Карте», они будут уничтожены вместе с вражеским экипажем.
— Мне очень жаль, лорд Борей. — Назиил вытер пот, заливавший глаза. — Теперь я все понял. Мы удержим «Тор Пятнадцать» от сближения.
— Хорошо.
Борей шагнул к двери. Он поднял свой шлем, который лежал возле нее, и прикрепил его к поясу.
— Кое-что еще, мой лорд, — сказал Назиил ему вслед.
Борей молча обернулся, на его лице появилось вопросительное выражение.
— Пусть хранит вас Император, пусть он направит вашу руку.
— Спасибо, Назиил, — ответил Борей через мгновение. — Да защитит тебя и других благословение Императора, пока я не вернусь. Сохрани для меня корабль, Назиил.
— Да, лорд Борей, сохраню, — пообещал Назиил с улыбкой и поклоном.

Издавая рев и сильно вибрируя, абордажный бот вырвался из корпуса «Клинка Калибана». Являясь модифицированной десантной капсулой, он походил на бронированную каплю с растопыренными как когти амортизаторами у основания и кольцом размещенных на корпусе и способных прорезать даже самую толстую броню вражеского корабля плазменных горелок. Малые маневровые двигатели бота время от времени создавали вспышки по всей его длине, в то время как Гефест держал курс на перехват «Сан Карте». Удовлетворенный тем, что траектория правильная, технодесантник отстегнул ремни фиксации и встал. Несмотря на невесомость, ботинки на магнитной подошве прижимали его ноги к корпусу бота. Когда Гефест с глухим стуком опустился вниз, пролетев мимо Борея, капеллан дал сигнал остальным выдвигаться.
— Время до столкновения? — спросил он, проверяя экран хронометра.
— Приблизительно двадцать семь терранских минут, брат Борей, — отозвался Гефест.
— Показать обратный отсчет, двадцать семь минут, — приказал Борей системе своей брони; уходящие минуты и секунды тут же замелькали в левой нижней части поля зрения.
ТерминаторДата: Вторник, 20.08.2013, 19:09 | Сообщение # 64



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


За полчаса в космическом сражении может многое случиться, но капеллан доверился высокой скорости и малым размерам абордажного бота, которые позволяли подобраться прямо к цели. Авгуры и сканеры большого корабля обладали большой мощностью, их создавали, чтобы заглядывать в глубины космоса. Однако такой небольшой объект, как абордажный бот, едва ли регистрировался сканерами противника в непосредственной близости от них самих. Даже будучи замеченным, он выглядел как небольшой блуждающий астероид или фрагмент обломков.
— Проверить оружие, — приказал Борей.
Он проверил и активировал свой крозиус, а другой рукой снял с предохранителя болт-пистолет. Потом пересчитал прикрепленное к поясу снаряжение, хотя делал это раза три, пока Темные Ангелы готовились к бою.
Кроме крозиуса, который генерировал защитное поле, и болт-пистолета у Борея были запасные пятнадцатизарядные обоймы в количестве пяти штук, четыре осколочные гранаты, две мелта-бомбы, пять противопехотных мин, ауспик, боевой нож с мономолекулярной кромкой, запасные блоки питания — один для крозиуса, а второй для генератора конверсионного поля розариуса.
Боевые братья Завл и Тамиил вооружились табельными болтерами и боевыми ножами, а также обычным набором гранат и мин. Дамас носил массивный силовой кулак на правой руке в дополнение к болт-пистолету и цепному мечу, который висел на поясе рядом с ножом. Гефест имел при себе здоровенный силовой топор и плазменный пистолет; это оружие технодесантник изготовил собственными руками. У Нестора имелся болт-пистолет и цепной меч. Когда апотекарий проверил мотор оружия, кабину наполнило хриплое жужжание вращающихся лезвий. Удовлетворенный результатом проверки, Борей склонил голову, и остальные последовали его примеру.
— Что дает нам цель? — речитативом спросил капеллан.
— Война! — ответили все остальные.
— Какова цель войны?
— Победа над врагами Императора!
— Кто такие враги Императора?
— Еретик, чужак, мутант.
— Что значит быть врагом Императора?
— Это значит быть проклятым.
— Кто орудие проклятия Императора?
— Мы, космодесантники, ангелы смерти!
— Что значит быть космодесантником?
— Быть чистым, сильным, не ведать ни жалости, ни милосердия, ни угрызений совести.
— Что значит быть чистым?
— Не знать страха, ни разу не дрогнуть в бою.
— Что значит быть сильным?
— Бороться, когда другие бегут. Стоять насмерть, зная, что смерть несет последнюю награду.
— Какова последняя награда?
— Служба Императору.
— Кому мы служим?
— Мы служим Императору и Льву, а через них — человечеству.
— Что значит быть Темным Ангелом?
— Это означает первенство, это честь быть сыном Льва.
— Что такое наш поиск?
— Он нужен, чтобы смыть наш позор, предав смерти тех, кто отвернулся от Льва.
— Что значит победить?
— Воссоздать разрушенное, чтобы снова заслужить доверие Императора!
— Какова судьба Падших, за которыми мы охотимся?
— Воздаяние и смерть!
Последняя фраза речитатива отозвалась рычанием по комм-связи, ее громовые звуки были наполнены гневом и ненавистью. На мгновение наступило молчание. Борей взял из сумки на поясе небольшой пузырек. Он шел вдоль строя космодесантников и кропил склоненные головы воинов, покрытые шлемами.
— Благословенной водой Калибана я посвящаю ваши души Императору и Льву, — нараспев повторял Борей, выполняя этот ритуал. — Да будут чистыми ум, тело и душа. Как течет пролитая вода, пусть так же прольется кровь наших врагов. Как вода высыхает, так пусть ожесточатся ваши сердца и не узнают страха. Мы, Темные Ангелы, избранные Императором, святые рыцари Калибана. Кровь Льва течет в наших жилах. Его сила бьется в наших сердцах. Его дух живет в нас.
— Славься, Лев! — повторили Темные Ангелы хором, выпрямляясь.
ТерминаторДата: Вторник, 20.08.2013, 19:09 | Сообщение # 65



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


С Бореем во главе они переместились к выходу в нижней части бота. Обратный отсчет показывал, что до столкновения осталось чуть менее десяти минут. На своем планшете капеллан мог отчетливо видеть «Сан Карте». Это судно долгие годы преследовало Борея в кошмарах, но сегодня оно впервые стало реальностью. Заградительный огонь мощных лазеров «Клинка Калибана» пронзил верхнюю часть вражеского корабля. Волнообразный энергетический выброс фиолетового и зеленого цветов сигнализировал о перегрузке щитов, следующий залп врезался уже в сам корпус судна, наружу изверглись потоки горячего воздуха и беспорядочное скопище обломков.
— Лорд Борей! — комм вдруг с треском ожил, голос Сена Назиила прозвучал настойчиво. — Мы обнаружили активность в нижней носовой части «Сан Карте». Я полагаю, что там есть батареи, и они собираются открыть огонь.
— Сближайтесь с ними, готовьтесь к тарану, привлеките их внимание огнем! Запустите торпеды, они нас замаскируют!
Несмотря на опасную для абордажного бота ситуацию, Борей не мог не восхититься хитростью капитана «Сан Карте». В бою с «Тором 15» тот много раз имел возможность открыть огонь из носовых батарей и быстро закончить схватку, но вместо этого затягивал дуэль, заманивая «Клинок Калибана» на уязвимую позицию. Такое притворство было рискованным, но противник не сомневался, что дождется подходящей цели. Шансы пушки поймать в прицел маленький и быстрый абордажный бот были крайне малы, однако имелась вероятность случайно попасть в Темных Ангелов.
— Гефест, вернись в кресло пилота и направь нас вверх, я хочу подняться выше линии огня батареи, — приказал Борей, пристально наблюдая за обстановкой сквозь бронированный иллюминатор.
Пока технодесантник карабкался обратно к пульту управления и при помощи ускорителей уводил бот с линии огня «Сан Карте», аугментические глаза капеллана проследили, как светящийся след ракетного залпа тает ниже абордажного бота.
Именно в этот миг противоабордажные турели пиратского судна открыли огонь. Пучки лазерных лучей устремились вперед с шести оборонительных огневых позиций, разбросанных вдоль носа. Слишком мало, чтобы причинить беспокойство звездолету, но вполне достаточно по мощности, чтобы прямым попаданием разнести бот в клочья. Мерцающие синим пучки энергии окружили абордажный бот со всех сторон, шлем Борея автоматически опустил защитные фильтры, прикрывая линзы глаз от ослепительно яркого света.
Капеллан снова проверил отсчет. Две минуты до столкновения.
— Просканируй, здесь могут оказаться командные отсеки, — приказал он Гефесту.
Теперь «Сан Карте» казался Борею сплошной массой турелей, бронированной обшивки и галерей наблюдения. Одна из этих галерей, возможно, служила мостиком, и капеллан собирался нанести удар как можно ближе к нервному центру корабля. Успех плана зависел от этого быстрого, решающего удара. Даже в ближнем бою, с учетом значительного превосходства своей брони и оружия, Темные Ангелы не могли противостоять всему экипажу судна. Следовало в считаные минуты захватить мостик и отключить систему жизнеобеспечения, в противном случае космодесантники оказались бы пойманными в ловушку и убитыми. Или того хуже. Борей с самого начала понимал, что может попасть в плен. Эта мысль вызывала отвращение, и он решил, что скорее покончит с собой, чем попадет в руки приспешников Лютера.
— Я обнаружил узел связи, — сообщил Гефест, прерывая тем самым меланхолические размышления Борея. — Система управления заблокирована.
Под ударом лазерного луча корпус дрогнул, бронезащита бота частично расплавилась. Через мгновение последовал еще один удар, который вызвал короткое замыкание, свет погас и прогремел взрыв.
— Режим ужаса! — рявкнул Борей доспехам, и его собственное зрение мгновенно исчезло, замененное искусственным при помощи сложной системы линз и мощного излучения.
ТерминаторДата: Вторник, 20.08.2013, 19:09 | Сообщение # 66



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Будет столкновение, — предупредил он, посмотрев в иллюминатор.
Корпус «Сан Карте» рвался ему навстречу. Обратная тяга двигателей в последний момент чуть замедлила скорость сближения.
Последовал сокрушительный удар, и абордажный бот врезался в цель. Сервоприводы и искусственные мышцы в доспехах капеллана взвыли, заскрипели, пытаясь удержать тело в вертикальном положении, абляционная носовая часть бота оказалась раздавленной, стыковочные зажимы, вырвавшись наружу, вгрызлись в металл вражеского корабля и подтянули бот вплотную к «Сан Карте». Плазменные резаки ожили, вспыхнули белым огнем, в секунды прожгли керамит и металл, прежде чем пневматический таран одним ударом пробил вспоротый отсек неприятельского судна, оставив круглое отверстие с неровными краями в броне метровой толщины. Борей нажал на кнопку, и абордажный трап с лязгом опустился.
Ураганный огонь лазерного оружия моментально заполнил проход. Луч ударил в шлем капеллана, заставив его запрокинуть голову. Болтер Завла наполнил уши ревом и перекрыл визг лазганов. Быстро опомнившись, Борей спрыгнул с трапа и наткнулся на окровавленные трупы четырех врагов. Все они валялись в проходе, на металлической решетке пола, насквозь продырявленные разрывными болтами. Другие противники, присев за столбами и опорами, неистово поливали огнем атакующих космодесантников.
Завл и Гефест прикрывали Борея с флангов, пока он наводил болт-пистолет на ближнюю цель, ею был человек в шлеме с забралом, который остановился, чтобы перезарядить лазган. Перекрестье прицела возникло перед глазами капеллана, переданное с болт-пистолета на визор. Как только цвет перекрестья сменился на красный, Борей плавно нажал на спусковой крючок, и через мгновение, оставив за собой огненную вспышку, болт пошел в цель. Он легко пробил толстый жилет человека, боеголовка, отреагировав на массу, взорвалась, разворотив грудь. Капеллан и другие атакующие теперь неуклонно продвигались вперед по коридору, каждый их шаг сопровождался ревом болтерных и пистолетных выстрелов, воплями умирающих людей.
— Вперед, за Императора! — взревел Борей.
— Воздаяние и смерть! — вторил ему Завл, его болтер выбросил пустую обойму, Темный Ангел вставил новую, плавным движением вытащив ее из-за пояса, тем временем лазерный огонь без вреда поливал его силовую броню.
Лучи лазеров много раз ударяли и по Борею, опалили краску на левом наплечнике, прожгли левую перчатку, не причинив вреда, отразились от формованных пластин защиты, которые прикрывали бедро и пах. Мерцающий шар синей плазмы, исторгнутый пистолетом Гефеста, прошел сквозь стойку с левой стороны и сжег человека, скорчившегося позади нее, дымящуюся руку и голову расшвыряло по палубе. Через двадцать метров показалась развилка коридора, один проход вел прямо, другой — налево. Оставив за спиной три десятка мертвых тел, космодесантники продолжили неудержимо наступать на укрепленную позицию. Борей отстрелил ноги матросу, который попытался бежать, крик человека эхом отозвался в наушниках капеллана-дознавателя. Внезапно наступила тишина, последние враги отступили и скрылись из виду.
— Оценить обстановку, — приказал Борей, его пистолет нацелился на левый коридор. Завл и Тамиил двинулись вперед под прикрытием.
— На входе чисто, хвала Льву! — подтвердил Завл.
— Мы должны взять ориентир на мостик, — сказал Борей, убрал пистолет и передал свой ауспик Гефесту.
Технодесантник активировал устройство и медленно повернул его по дуге сначала влево-вправо, а потом вверх-вниз. Вихри помех на экране соединились в образ окружающего пространства, и границы видимости расширились примерно до пятидесяти метров.
ТерминаторДата: Вторник, 20.08.2013, 19:10 | Сообщение # 67



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— У меня тут множественные признаки жизни впереди и справа, — сообщил Гефест, возвращая ауспик. — Обнаружены электрические сети, кажется, в тридцати метрах отсюда, в комнате справа есть терминал. Найден нексус связи, на той же самой позиции.
— Завл, Нестор, обезопасьте эту точку, — приказал Борей и забрал протянутый технодесантником ауспик.
От тридцати до сорока человек из экипажа находились дальше за углом и в помещении слева.
— Будьте готовы к контратаке, — добавил капеллан. — Остальные за мной. Захватить и удерживать комнату с терминалом.
Космодесантники быстро выдвинулись вперед, они уже достигли герметично запертой двери, когда позади загремели болтеры.
— Враг атакует, неся тяжелые потери, — передал Нестор. — Помощь не требуется.
Гефест склонился над клавиатурой рядом с дверью комнаты, чтобы изучить ее. В этот самый момент более двадцати людей из экипажа «Сан Карте» появились из-за угла. Пули застучали о переборки, лучи лазеров ярко вспыхивали, пронизывая коридор. Тамиил открыл ответный огонь сразу же, его болтер стрелял в полуавтоматическом режиме, оставляя кровавые воронки в торсах первой линии атакующих, валил людей с ног, швырял их на идущих следом. Пока враги карабкались по завалу мертвых тел, Борей левой рукой вел огонь из болтера, в слабо защищенных людях болты пробивали отверстия размером с кулак. Последние уцелевшие слишком поздно поняли свою ошибку, они повернулись и попытались удрать, однако их безжизненные тела тут же повалились на груду мертвецов.
— Они включили систему безопасности, область заблокирована, — сообщил Гефест.
— А я могу попробовать? — поинтересовался Дамас, поднимая силовой кулак, который лучился синим светом из-за переполнявшей его энергии.
— Разрешаю. — Борей кивнул и снова перенес свое внимание на ауспик.
Вокруг, в радиусе пятидесяти метров, не осталось ни единого живого врага. Дамас примерился к бронированной двери и занес левую руку. Сжав силовой кулак, он размахнулся. Громовой удар раскатился по коридору эхом, когда кулак пробил металл насквозь. Раскрыв ладонь, Дамас очистил ее от обрывков металла, будто от приставших клочков бумаги. Пробитое отверстие оказалось достаточно большим, чтобы протиснуться внутрь.
— Тамиил, точка за тобой. Завл и Нестор, покиньте охраняемое место и продвигайтесь в сторону нашей позиции.
Получив подтверждение приказов, капеллан-дознаватель пролез внутрь комнаты, а следом за ним туда проникли Гефест и Дамас. Помещение оказалось небольшим, занимало около пяти квадратных метров и было наполнено гудящими проводами и катушками с информационным кабелем в палец толщиной.
— Интерфейс линии связи, — сказал Гефест, указав на экран терминала слева.
Борей кивнул, и технодесантник подошел к машине. Он вытащил из ранца набор проводов и перепробовал пару из них, пока не нашел подходящий разъем.
— Изучаю схемы.
Борей проверил свой хронометр. Не прошло и двух минут с начала абордажной атаки. Еще через пятнадцать секунд Гефест выдал необходимую информацию.
— Мы четырьмя уровнями ниже капитанского мостика и примерно в шестидесяти метрах от него по правому борту, — доложил он, сверившись с трехмерной схемой, полученной из сети связи. — В двадцати метрах отсюда есть шахта подъемника, на нем можно добраться до лестничной площадки возле мостика.
Комм капеллана загудел, получив и расшифровав входящую передачу.
— Лорд Борей, — раздался голос Сена Назиила. — «Сан Карте» почти прекратил стрельбу. Я полагаю, экипаж противника собирается, чтобы отразить абордажную атаку.
ТерминаторДата: Вторник, 20.08.2013, 19:10 | Сообщение # 68



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Прием подтверждаю, — ответил Борей, прежде чем обратиться к Гефесту: — Насколько безопасно это место?
— В ста метрах отсюда есть лестница, пригодная для наступления, еще три подъемника на таком же расстоянии, — ответил тот после небольшой паузы.
— Ты можешь прямо отсюда заблокировать подъемники?
— Не сразу, нужно инициировать обряды управления, — ответил технодесантник, качая головой. — Однако мы можем перекрыть подачу энергии в целый отсек, это задержит подход подкреплений противника.
— Согласен, — кивнул Борей. — Установить мелта-бомбы.
Гефест принялся размещать заряды с помощью Дамаса, который, следуя указаниям технодесантника, ставил их в самых подходящих местах, Борей тем временем нырнул через пролом обратно, к Тамиилу и Нестору, которые ждали его в коридоре.
— Завл, Тамиил, выдвигайтесь за угол и охраняйте подъемник, — приказал он.
Темные Ангелы отправились вдоль по коридору, держа болтеры наизготовку. Гефест и Дамас поспешили выбраться из комнаты связи. Через мгновение помещение озарила пламенная вспышка. Искры фонтаном ударили из разорванных силовых линий, огни погасли, умирая. Искусственное зрение Борея затопила красноватая мгла.
— Быстро выдвигаемся, это ненадолго задержит их.
Космодесантники с капелланом во главе устремились вслед за Завлом и Тамиилом. Повернув за угол, Борей обнаружил боевых братьев, которые заняли позиции по сторонам от шахты подъемника. Силовая броня повышенной прочности позволила ему ненадолго раздвинуть двойные створки двери. Шахта уходила и вверх, и вниз. Сама клеть подъемника находилась всего одним уровнем ниже.
— Тамиил, Завл, займите позицию около шахты. Нестор, охраняй эту точку, Гефест и Дамас со мной.
Отдав все приказы, Борей убрал пистолет, вцепился в трос подъемника и спрыгнул в шахту. Конструкция заскрипела под дополнительным весом. Определенно, она не выдержала бы троих космодесантников в полной броне. Капеллан наклонился к стене шахты, вонзил пальцы в относительно тонкий металл, удерживаясь на руке. Освободив вторую руку, он качнулся над провалом и впечатал носок ботинка в стену. Потом, установив равновесие, начал подниматься вверх по шахте, упираясь руками и ногами. Внезапно верхний портал подъемника открылся, и в тот же миг свет заполнил шахту. Завл открыл огонь, болты просвистели мимо Борея, чтобы разорваться над его головой, тремя уровнями выше. Что-то кровавое и рваное пролетело мимо и приземлилось на клеть с влажным шлепком. Капеллан проигнорировал перемежающуюся стрельбу сверху и снизу, сосредоточившись на сохранении равновесия; он карабкался вверх сквозь беспорядочный лазерный огонь и жужжание пуль.
Одним уровнем ниже открытого проема и этажа, на котором находился мостик, Борей задержался и посмотрел в отверстие шахты. Гефест был в паре метров от него, Дамас следовал за Гефестом примерно на таком же расстоянии. Оба остановились по знаку капеллана, который вытащил из-за пояса осколочную гранату. Перед броском он свободной рукой установил на таймере секундную задержку. Граната пролетела вверх и слегка по дуге, взорвалась в полете, осколки шумно зацокали по броне Темных Ангелов и скосили людей, засевших в открытом проеме портала. Довольно заворчав, Борей подтянулся еще пару раз на руках, а затем прыгнул в портал, его пальцы вцепились в решетку пола.
Встав на ноги, он вытащил свой крозиус и огляделся. Четыре расчлененных тела валялись в коридоре. Живых членов экипажа тут была примерно дюжина, у всех — лазганы или дробовики. Очутившись лицом к лицу с Темным Ангелом, эти люди в ужасе отшатнулись.
— Внешняя система оповещения. Ни пощады, ни передышки, ни шагу назад! — взревел Борей, динамики превратили его боевой клич в оглушительный рев, который еще сильнее ошеломил предателей.
Капеллан оказался перед ними прежде, чем эти люди успели среагировать, крозиус размозжил кому-то челюсть, обратным движением раздробил чьи-то ребра. Гефест бросился мимо Борея вперед, сверкающий топор перерубил одного врага вдоль диафрагмы пополам и отсек руку другому противнику. Сломленные и обращенные в бегство люди не могли оторваться от космодесантников, которые мчались вслед длинными мощными прыжками. Силовое оружие Темных Ангелов оставляло на полу след из дымящейся крови и обожженной плоти.
— Выход очищен! — рявкнул Борей. — Всем перегруппироваться и перейти на мою позицию.
В ожидании Нестора, Завла и Тамиила капеллан снова проверил хронометр. Пять с половиной минут от начала операции. Он вытащил и активировал ауспик, направил его в сторону мостика. Экран заполнило сплошное белое мерцание — сигналы присутствия многочисленных живых врагов.
— Полная готовность, завершить атаку, — приказал он, когда все собрались. — Завл и Тамиил прикрывают огнем, Нестор в арьергарде.
Все они кивнули и приготовили оружие, чтобы начать последний рывок. Гефест ткнул в кнопку, открывая проход.
ТерминаторДата: Вторник, 20.08.2013, 19:11 | Сообщение # 69



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Все они кивнули и приготовили оружие, чтобы начать последний рывок. Гефест ткнул в кнопку, открывая проход.
— За Льва! — выкрикнул Борей, бросаясь к мостику по коридору.
Коридор оказался пуст, после нескольких шагов капеллан остановился, на мгновение озадаченный. Впереди в двадцати метрах находилась тяжелая бронированная дверь капитанского мостика, крепко запертая гидравликой. Ауспик все еще предупреждал о присутствии бесчисленных врагов. Капеллан ударил рукоятью пистолета по прибору, тот издал жалобный свист, и экран потух.
— Брат-капеллан, я обнаружил помехи, они идут с мостика, — объявил Гефест. — Наши сканеры глушат.
Борей прикрепил ауспик обратно к поясу и обвел взглядом космодесантников.
— Враги укрылись внутри, за дверью, — заявил он, осторожно продвигаясь по коридору, в то время как остальные шли следом. — Мы не знаем, сколько их. Надо думать, что мостик под усиленной охраной.
— У нас нет тарана, чтобы проломить дверь, — отозвался Гефест.
— Другие точки доступа найдутся? — спросил Борей уже перед самой дверью.
Тут тоже было пусто. Капеллан заметил следящее устройство на стене и расстрелял его из болтера так, что искры осыпали броню.
— Есть слабые места в самой переборке, — ответил Гефест, покрутив головой и осмотревшись.
— Усиленный режим ужаса, — пробормотал Борей, и его искусственное зрение преобразилось, показав объемную каркасную схему окружающего пространства.
Теперь он мог видеть конструкцию стены, все машины и консоли позади нее, люди из экипажа «Сан Карте» кровавыми каплями выделялись среди пресекающихся линий. Внутри оказалось не менее тридцати врагов, возможно, даже больше, многие заняли позицию по другую сторону от двери. Борей ткнул в самую тонкую часть переборки, и контур Гефеста зашагал в указанном направлении.
— Прекратить усиление, — приказал Борей доспехам, и мутновато-приблизительное, зато нормальное зрение вернулось.
— Если использовать оставшиеся мелта-бомбы, можно взрывом пробить отверстие вот здесь, — объяснил технодесантник, вырубая силовым топором пометку в пяти метрах правее двери.
Всего он сделал на стене шесть зарубок, показывая, где устанавливать заряды. Дамас собрал боеприпасы и принялся за работу, деактивируя таймеры, чтобы подрыв можно было произвести по сигналу. Когда дело было сделано, Темные Ангелы встали полукругом в паре метров от места будущей бреши и приготовили осколочные гранаты.
— Завл, Дамас, первыми вперед, потом направо. Гефест и Нестор прикрывают. Тамиил налево и за мной, — отрывисто изложил свой план Борей. — Гранаты на трехсекундную задержку.
Дамас шагнул первым, его силовой кулак светился. Завл, слегка пригнувшись, двинулся следом. Гефест взглянул на Борея, капеллан-дознаватель коротко кивнул. С шипением, а затем и громким треском мелта-бомбы взорвались, металл перегородки растаял в одно мгновение.
Дамас прыгнул вперед, силовым кулаком проломил ослабленную преграду и обрушился на противника, одновременно ведя огонь из болт-пистолета. Завл быстро последовал за ним, в одной руке он держал болтер, другой сжимал боевой нож. Завл к тому же напевал в бою, это пение было слышно по комм-связи, Нестор и Гефест двинулись следом, их пистолеты извергали огонь. Борей, атакуя, развернулся налево, к двери, Тамиил держался сразу за капелланом, рев его болтера разносился по мостику.
Около двадцати офицеров и людей из экипажа, вооружившись лазганами, стаб-пистолетами и дробовиками, столпились возле портала. Они попытались отразить нападение, но капеллан первым открыл огонь. Один болт снес лицо парню в красной бандане, голова которого через мгновение словно испарилась. Второй снаряд разорвался на прикладе вражеского дробовика и отшвырнул еретика, его оружие рассыпалось на части прямо у него в руках.
ТерминаторДата: Вторник, 20.08.2013, 19:11 | Сообщение # 70



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Борей, проникнув в пролом, продвигался дальше, продолжая стрелять и держа крозиус над головой. Блики света на полированных контрольных панелях указывали на то, что преобразователь поля заработал под лазерными лучами, градом снарядов и пуль. Сильный удар пришелся в колено, и капеллан споткнулся. Меткий выстрел пробил изогнутое уплотнение между листами брони, но доспехи почти мгновенно активировали железы, которые подавили боль. Тамиил навис над капелланом-дознавателем, осыпая болтами врагов вокруг себя, выкашивая их полуавтоматическим огнем.
Борей с ворчанием выпрямился, убрал пистолет и сжал крозиус обеими руками. Первым взмахом он отшвырнул человека на пять метров, и тот рухнул среди вдребезги разбитых приборов и разорванных проводов. Следующий удар размозжил грудь офицеру в длинной синей шинели с золотыми галунами. Человек упал, на его губах появились пузыри крови из разодранных легких. Еще один противник поднял меч и с неистовым отчаянием рубанул им по лбу Борея. Лезвие отскочило от шлема, голова капеллана запрокинулась. Он опустил свой крозиус, отразил следующий выпад бронированной перчаткой и зажал в кулаке чужой клинок. Под давлением пальцев лезвие изогнулось, покоробилось и в конце концов сломалось. Борей пробил человеку горло и отпустил тело, позволив ему упасть на залитый яркой кровью пол.
Уцелело только три человека, все они побросали оружие и подняли руки над головой. Первому из них Завл выстрелил в грудь, раздробив позвоночник и разодрав на части внутренние органы. Голову второго Борей зажал в ладони, свернул шею еретика и с легкостью отшвырнул тело. Третий противник рухнул на колени, слезы потекли по щекам, белые брюки потемнели. Он еще бормотал свои нечестивые молитвы, когда ботинок Борея опустился и растоптал затылок человека, выдавив из врага жизнь.
— Дамас, Нестор, охраняйте вход! — рявкнул капеллан, отворачиваясь от груды тел. — Гефест, найди, как тут отключить силу тяжести и систему жизнеобеспечения.
Мостик был взят.
ИСТОРИЯ АСТЕЛЯНА

Часть четвертая

Голоса доносились из темноты по углам камеры и взывали к Астеляну. Он лихорадочно метался в оковах, его некогда могучее тело ослабело и исхудало. На плоти жестокими стараниями капеллана-дознавателя не осталось живого места. Психическое вторжение Самиила в равной мере опустошило душу Астеляна. Израненный и избитый, с раздерганными в клочья мыслями, он изо всех сил пытался сохранить хрупкую связь с реальностью.
Сдвинуть голову удавалось, но лишь немного, весь мир теперь свелся к двухметровому клочку пространства. Астелян отчетливо, будто карту, помнил все щели на потолке. Он знал, что на полке тринадцать лезвий, три сверла, пять тисков, восемь зажимов, девять клейм и два заостренных крюка. Он на память чувствовал все это в своей плоти, каждый предмет ощущался немного иначе. Даже если Борей не пользовался своими страшными инструментами, Астелян часто просыпался с помутившимся сознанием, ощущая их беспощадное прикосновение.
Чтобы занять мысли, он сотни раз, загибая пальцы, пересчитывал звенья цепей, но стоило хоть на миг ослабить концентрацию, и голоса возвращались.
Он давно прекратил свои прежние попытки бороться со сном. Крики во время ночных кошмаров уже не имели значения. Проснувшись, он ощущал легкое просветление, барьеры между грезами и реальностью ненадолго становились размытыми.
Все это он понимал обособленной частью своего сознания, которая сохранила ясность и иногда пыталась одержать верх. Он понимал, что голоса — только эхо в голове, оставленное вопросами Борея и психическим зондированием Самиила. Он знал, что измученное пыткой сознание порождает иллюзии, именно поэтому тени отращивают руки и тянутся к нему. Однако моменты просветления случались все реже и становились все короче.
ТерминаторДата: Вторник, 20.08.2013, 19:11 | Сообщение # 71



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Астелян потерял счет визитам тюремщиков. Может быть, они приходили пятьдесят раз, может быть, пятьсот. Иногда он пытался спорить, чаще замыкался, не обращая внимания на лезвие, режущее плоть, сверло, пронзающее кости, или на обжигавшее кожу клеймо. Борей приходил и уходил, Самиил приходил и уходил, в их появлениях не было никакой системы, понятной Астеляну. Просыпаясь, он иногда видел Борея, который наблюдал за пленником и слушал его порожденные кошмарами крики. Порой капеллан являлся с вопросами, обсуждал все аспекты ответов, но не причинял боли. Иногда была только боль и никаких вопросов, или коварный шепот в голове, именующий Астеляна лжецом и клятвопреступником.
В моменты мучительного бреда скрежет большого медного ключа в замке вызывал страх. Потом проходило время, искаженный разум не мог удержать бушующие мысли, стремился поделиться ими, и Астелян мечтал о возвращении Борея. Иногда он изо всех сил пытался вспомнить, почему оказался здесь, а затем воспоминания возвращались и накатывали волной, смывая боль. Так в постоянной борьбе Астелян пытался сохранить хоть какую-то часть прежнего себя.

В воображении эта часть была яркой звездой, которая находилась в самом центре разума. Тени пытались схватить звезду, красные светящиеся глаза колдуна изучали ее, но она спокойно светилась в безопасности. Это был замысел Астеляна, его мечта. Вернуться на славный путь Великого крестового похода, избавившись от нелепых институтов и соглашений, которые низвели человечество до столь невысокого уровня. Когда удавалось сконцентрироваться, звезда начинала расти, воспоминания воспламеняли ее, а мечты раздували огонь все сильнее.
Астелян знал, что никогда не увидит Великого Империума, никогда уже не поведет армии Императора по полям сражений под грохот болтеров и треск пламени. Теперь это было выше его сил, саму возможность отняли, когда он сдался Темным Ангелам на Тарсисе. Если бы он, Астелян, понял все раньше, если бы по-настоящему представлял себе их намерения, то сражался бы так упорно, как не сражался никогда раньше.
Сожаление оборачивалось горем, когда он видел свой план развалившимся на куски, золотая звезда превращалась в мутное свечение, клонилась к закату и ускользала. Веками Астелян оставался защитником, командиром, воином-покорителем. Теперь он понял свой крах и проклял Темных Ангелов, проклял Льва Эль'Джонсона, который направил их по ошибочному пути. Горе оборачивалось гневом, и тогда Астелян слабо бился в оковах, сил едва хватало, чтобы приподняться на каменном столе.
В этот раз он ощутил скулой уже знакомый ветерок, бросил взгляд на приоткрытую дверь, и голова снова бессильно склонилась на плиту. Заплывшими от синяков и налитыми кровью глазами Астелян разглядел Борея и ощутил что-то вроде благодарности в душе: капеллан-дознаватель явился один. Борей быстро подошел, раздались лязг цепей и царапание ключа по металлу замка. Одна за другой цепи свалились, освобождая конечности и грудь Астеляна. Избавленный от тяжести железа, он попытался сесть, но понял, что не в силах этого сделать.
— Приложи усилия, — шепнул ему на ухо Борей. — Твои мышцы должны вспомнить, для чего они нужны. Попробуй еще раз, и они начнут вспоминать.
Астелян захрипел без слов, всеми фибрами души стремясь собрать оставшиеся силы. Позвоночник горел огнем, мышцы стонали от напряжения, казалось, минули часы, прежде чем удалось преодолеть себя и принять вертикальное положение.
— Очень хорошо, — сказал капеллан-дознаватель, пройдясь перед пленником, а потом ткнув пальцем в дверь. — Ты можешь уйти прямо сейчас.
Астелян медленно повернул голову, посмотрел сначала на дверь, а потом на Борея. Он нахмурился, не в состоянии вспомнить слова; мысли, которые он хотел выразить, тоже притупились.
— У тебя есть вопрос?
ТерминаторДата: Вторник, 20.08.2013, 19:12 | Сообщение # 72



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Астелян закрыл глаза и сосредоточился. Усилием воли он прекратил кружение мыслей. В горле было сухо.
— Дать тебе немного воды? — спросил Борей.
Астелян кивнул, голова бессильно мотнулась из стороны в сторону.
— Очень хорошо, — проговорил Борей и вышел.
Астелян сидел, уставившись на светильники за приоткрытой дверью. После долгого пребывания в унылом сумраке свет жег ему глаза. Нужно было всего лишь встать, пройти пять шагов и покинуть камеру, но Астелян исчерпал самого себя. Все равно он сейчас соберет все силы, а потом уйдет и будет свободен.
Капеллан вернулся с кувшином воды и чашей.
— Ты хочешь уйти, да? — спросил он, и Астелян вдруг понял, что руки сами потянулись к двери.
Он отдернул руки и прижал их к себе.
Борей шагнул вперед, налил воды в чашу и поставил кувшин на пол. Взял руку Астеляна, слегка согнул ему пальцы и прижал их к сосуду с водой, потом то же самое повторил с другой рукой. Как только капеллан отнял свои ладони, Астелян уронил чашу, и она с грохотом полетела на пол, разбрызгивая воду. Холод этой воды сразу обострил чувства.
— Попробуй еще раз, — настоятельно попросил Борей, он снова наполнил сосуд и поднес воду ближе. — Тебе удалось сесть, теперь ты сумеешь напиться сам.
Пальцы Астеляна вцепились в чашу, но, пока он не взял ее понадежнее, Борей не разжимал хватку. Чаша качалась в ладонях Астеляна, когда он поднес ее к губам и вылил несколько капель на язык. Наслаждаясь ощущением, он влил в рот еще немного воды, а потом не сумел противостоять искушению и проглотил все до дна. Вода тут же освежила его, отчасти смыв замешательство и боль.
— Я точно могу уйти? — спросил он, и голос его дрогнул.
— Дверь там, все, что тебе нужно сделать, это встать и уйти.
— И в этом нет обмана?
— Я выше обмана, я следую своему священному призванию.
— Ты не закроешь дверь прежде, чем я до нее доберусь?
— Нет, клянусь тебе клятвой космодесантника, что не закрою. На самом деле я вообще ее больше не закрою, пока ты в камере. Можешь уйти, когда захочешь.
Астелян сидя обдумывал слова Борея, его мысли, поначалу медленные, прояснялись и набирали обороты. Приняв решение, он кивнул самому себе и слез на пол. Колени подогнулись, пришлось ухватиться за плиту. Борей отступил в сторону и жестом указал на дверь.
— Очень хорошо, командир, — сказал он тоже с кивком. — Всего несколько шагов, и ты уйдешь из этой камеры.
Выражение лица капеллана оставалось непроницаемым. Собрав все силы, Астелян шагнул вперед, продолжая опираться о каменный стол. Ноги едва держали вес тела, он осторожно убрал руку и встал свободно, покачиваясь из стороны в сторону. Потом сделал второй шаг, шаркая по полу и ощущая, как от нагрузки трещат суставы. Боль пронзила колени, бедра, позвоночник, заставив его стиснуть зубы. Светлый прямоугольник двери то становился расплывчатым, то опять оказывался в фокусе.
— А ты понимаешь, что означает уход? — спросил Борей.
Астелян проигнорировал насмешку и сделал еще один судорожный шаг.
— Ты оставляешь эту камеру, потому что боишься и считаешь свои убеждения ложными.
ТерминаторДата: Вторник, 20.08.2013, 19:12 | Сообщение # 73



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Астелян обернулся и посмотрел на капеллана.
— Я не понимаю, — сказал он.
— Твоя великая мечта, громадный план, — объяснил Борей. — Я тебе не верю. Думаю, что ты лжец и тиран, тобою всегда двигали только эгоистические желания.
— Неправда, — заспорил Астелян. — Я сделал это ради Императора, ради всего человечества.
— Не убежден. Но ты же уходишь, не так ли? Больше не имеет значения, верю я тебе или нет. К тому же ты, разумеется, умираешь. Даже космодесантнику не вынести всего, что я с тобой сотворил. Даже с твоими совершенными органами и сверхчеловеческой силой тебе это не удастся, и без медицинской помощи ты вскоре умрешь. Ты держался долго, очень долго, у тебя сильное геносемя. Возможно, после твоей смерти его изучат наше апотекарии. Но сам ты умрешь мирно.
— Я живу не для мирной смерти! — Голос Астеляна походил на скрежет.
— А для чего ты живешь?
— Чтобы умереть в бою за Империум Человечества, чтобы служить Императору, — слабо прохрипел Астелян.
— И что — ты добьешься этого, если выйдешь за дверь, а потом ляжешь и скончаешься в каком-нибудь всеми забытом углу? — Насмешка Борея ударила по Астеляну, снова смешав его мысли. — Бежишь от борьбы, командир ордена? Наверное, боишься, что твои убеждения не столь крепки, как ты думал, и твоя ложь становится явной? Впрочем, уходи. Убирайся и умри, сознавая, что не посмел пройти последнее испытание, что отказался от шанса рассказать мне о своей великой мечте и убедить меня в собственной ценности. Уходи, и ты избавишь себя от страданий и боли, но я буду знать, что ты умираешь как еретик, потому что твой уход докажет, что ты слаб. Человек вроде тебя способен только нарушать клятвы, нападать на собственных командиров и развязывать кровавую войну против тех, кому раньше служил. Давай, уходи!
— Нет! — Астелян шагнул к Борею, гнев вызвал внезапный прилив сил. — Я прав! Мой путь истинный, это ты заблуждаешься!
— Тогда остается только доказать это, — предложил Борей. — Какую боль можно вытерпеть ради Императора? Такую, как твоя? Вдвое больше? Втрое? Какую боль ты вытерпишь, чтобы остаться верным Императору?
— Всю боль Галактики, если это докажет, что я прав.
— Веришь, что я сумел держать тебя живым целых сто дней?
— Да, да, верю. — Астелян снова свесил голову на грудь.
— На самом деле я занимался тобой только пятнадцать дней, — сообщил капеллан с мрачной улыбкой.
— Пятнадцать? Невозможно.
Сила, которую ощутил Астелян, снова ушла из его тела. Неужели это правда? Он вытерпел всего пятнадцать дней этой муки?
— Я не лгу, зачем мне лгать? — Борей скрестил руки на груди. — Тебя привезли сюда пятнадцать дней назад. Эти мучения и эта боль — работа пятнадцати дней. Ты можешь положить всему конец. Только три шага, и ты уйдешь из камеры и оставишь страдания позади.
Астелян посмотрел на сияние в дверном проеме, оно манило и в то же время издевалось над ним, потом сделал пару шагов, добрался до самой двери и остановился, давая передышку протестующему организму.
— Шаг, всего один шаг, — подстрекал Борей.
Астелян оперся о косяк, обернулся и поглядел на капеллана-дознавателя. Размахнувшись, захлопнул дверь так, что лязг разнесся по всей камере. На мгновение, всего лишь на долю секунды, с лица Борея словно сползла маска, в выражении мелькнуло одобрение, которое быстро исчезло, стертое обычной ничего не значащей манерой держаться.
Потом Астелян выпрямился, целеустремленно прошагал назад к плите, лег на нее и уставился на капеллана. Борей подошел и склонился над пленником.
— Очень хорошо, ты сделал свой выбор, — сказал он. — Но есть и другой способ. Путь, который мы можем пройти без цепей, без боли, без брата Самиила.
— Я слышать больше не хочу о твоих трюках, — отозвался Астелян, отвернувшись в сторону.
— Трюки тут не нужны. Я уберу ножи и крючья, и мы поговорим как космодесантник с космодесантником. — Голос Борея звучал тихо и мягко. — Прошу об одном — открой мне свои разум и сердце. Проверь чувства, определи мотивы. Пусть вековая ненависть, годы изоляции и непонимания не застят твои глаза. Внимательно изучи свои желания, и ты увидишь, насколько они чисты.
— Я отлично знаю, что чисты, — парировал Астелян с вызовом.
— Это до поры. — Борей склонился над плитой. — Мы просто побеседуем, ты меня выслушаешь, я тебя выслушаю, и ты поймешь, что твои аргументы легковесны.
— А я думаю, что нет, — фыркнул Астелян.
— Тогда тебе нечего скрывать, говори свободно, расскажи мне свою историю, открой свои мысли, и мы посмотрим, — настойчиво повторил Борей.
Астелян сел и посмотрел на капеллана в упор, но понять хоть что-то по лицу Борея не получалось.
ТерминаторДата: Вторник, 20.08.2013, 19:13 | Сообщение # 74



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Что ты хочешь узнать? — спросил он.
— Расскажи мне о своем родном мире, о Калибане.
— Ты хочешь открытого и правдивого разговора, и все же твой первый вопрос выдает твое невежество, — рассмеялся Астелян, но кашель перешел в удушье и позывы к рвоте.
— Что ты имеешь в виду?
Борей нахмурился в замешательстве. Астелян лег спиной на плиту и выждал, пока восстановится прерванное дыхание.
— Калибан мне не родной мир и никогда им не был, — ответил он. — Я принадлежу к старому легиону, к тем Темным Ангелам, что были до прихода Льва Эль'Джонсона. Я родился на Терре в семье, предки которой освободили древнюю родину человечества от мучительного состояния Эпохи Раздора. Император явил себя, указал нам цель, и наши люди сражались рядом с ним, плечом к плечу. Когда он создавал новый тип воина-сверхчеловека, то выбрал первых испытуемых из моего народа. С помощью этих воинов Император отвоевал Терру, и человечество подошло к порогу золотого века, века Империума. Нет ничего странного в том, что многие из нас стали командирами Великого крестового похода, и я оказался в их числе. Вот почему ты заблуждаешься. Моя родина — Терра.
— Значит, Калибан никогда не заботил тебя? — предположил Борей.
— Это тоже неправда. — Астелян закрыл глаза, чувствуя, как от напряжения по лицу струится пот. — Когда легионы покорили Галактику, вернули человечеству миры, освободили людей от их собственного невежества и от ксеносов, мы обрели примархов. У примархов был несколько иной вид геносемени, схожий с тем, при помощи которого создавали нас, так что судьба каждого воина-предка из любого первого легиона отчасти связана с судьбой примарха. Лев Эль'Джонсон нашелся на Калибане, это стало для нас праздником. Император сказал, что Темные Ангелы обрели новый дом, и мы радовались, потому что успели отдалиться от Терры.
— И что случилось дальше? Как вышло, что ты встал на темный путь предательства? — Голос Борея звучал ровно и не выражал никаких эмоций.
— Эль'Джонсон получил под командование легион, а мы приняли Калибан и стали считать его своим домом, мы думали, что привыкнем. — Астелян отвечал медленно, собираясь с мыслями и игнорируя обвинения в предательстве, у него не осталось сил оспаривать каждую колкость Борея. — Новых Темных Ангелов набирали среди жителей Калибана. Хорошее решение, потому что эти люди получали истинную цель, столь редкую в те беспокойные времена. Я тогда еще не знал, что наш новый примарх предаст нас и попытается разрушить все, что мы сделали.
— Расскажи мне о сражении на Калибане. Как это началось? — спросил Борей.
— Наш славный и якобы мудрый примарх нас бросил. Он отвернулся от появившихся без него, хотя мы приветствовали Эль'Джонсона как вновь обретенного отца и приняли его мир как собственный.
Волна холода прокатилась по телу Астеляна, когда он подумал о событиях, заставивших его обратиться против примарха.
— Он совершил серьезный промах, но мы дали клятву верности и не нарушили бы ее. Мы надеялись, что наш примарх поймет свою ошибку. Я послал делегатов, но они вернулись, не получив ответа. Даже ответа не дал! Эль'Джонсон промолчал и издали окатил всех нас презрением.
— И каким образом Лютер склонил тебя ко злу? — спросил Борей, его голос становился все настойчивей.
— Лютер? Ха! — воскликнул Астелян и тут же закашлялся, прошли секунды, прежде чем он снова сумел заговорить. — Ваша история демонизирует Лютера, перекладывает на него вину за все, что случилось с Темными Ангелами, но как мало в этом правды… Легенда удобная, выставляет его злодеем, змием, который исподтишка ужалил покорившего Галактику Льва. Однако величайшим было предательство самого Эль'Джонсона! Без меня Лютер так и продолжал бы разглагольствовать и вопить в своей башне, но не добился бы результата.
— Хочешь сказать, что это ты несешь ответственность за раскол нашего легиона, а вовсе не Лютер? — не в силах скрыть недоверие, ахнул Борей. — Это великое и страшное признание.
— Я такого не говорил, — ответил Астелян тихо. — Очень часто факты истории не так удобны, как написанные слова. Не подлежит сомнению, Лютер сам оказался пострадавшим. Для примарха он был как отец, был ему близким другом и союзником. Спас Эль'Джонсона от смерти в лесу. И чем Эль'Джонсон ему отплатил? Загнал на Калибан, как и всех нас. Оставил Лютера гнить там, а для себя тем временем искал славы.
— Лев сделал его стражем Калибана, — заявил Борей и принялся мерить камеру шагами. — Примарх удостоил Лютера чести и доверия, когда поручил ему защиту планеты.
— Лютер был почти таким же великим полководцем, как и сам Лев. Хотя наш примарх, без сомнения, одаренный тактик и стратег, Лютер куда лучше Эль'Джонсона разбирался в умах и сердцах людей. Когда прибыл Император и передал командование Темными Ангелами Эль'Джонсону, Лютер плакал, он был слишком стар, чтобы стать космодесантником.
ТерминаторДата: Вторник, 20.08.2013, 19:14 | Сообщение # 75



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Как и многие рыцари Калибана. — Борей остановился и в упор посмотрел на Астеляна. — Вот почему Император отправил туда своих лучших хирургов и апотекариев, чтобы люди, слишком старые для геносемени примарха, все же получили многие преимущества. Им дали новые органы, продлили жизнь далеко за ее естественные пределы, подарили возможность совершить великие подвиги на войне.
— Тогда разве не странно, что Лютер был оставлен на Калибане, а не повел воинов на поле битвы? — спросил Астелян, устраиваясь поудобнее и пристально глядя на Борея. — Я знаю, почему так случилось. Эль'Джонсон взрастил в себе страх перед Лютером, который пользовался популярностью среди воинов, потому примарх и оставил его на Калибане, где звезда этого человека закатилась.
— Это ложь самого Лютера. Она осквернила твой разум и разум всех прочих, кто пошел против братьев, — категорично возразил Борей, и его лицо застыло.
— Несмотря на все свое пламенное красноречие и страстную убедительность, Лютер не был космодесантником и не мог стать им, — возразил Астелян. — Мало кто слушал его, почти все они были из нового легиона. Мои же космодесантники, глубоко уважая Лютера и его великие заслуги, служили лишь Императору, и только ему одному были обязаны верностью.
— И как же так вышло, что якобы лояльные Темные Ангелы пошли против примарха, если их не трогало красноречие Лютера? — спросил Борей, подавшись вперед.
— Потому что я встал рядом с ним и предложил свою поддержку, — ответил приглушенным шепотом Астелян, и на мгновение его одолели сомнения.
Не поступи он подобным образом, вдруг все остальное сложилось бы иначе? Он отогнал тревожную мысль. Будущее Темных Ангелов определилось задолго до тех событий.
— Зачем ты это сделал? — Голос Борея прервал его размышления.
— Чтобы мы могли совершить желаемое — сразиться с врагами Императора и повернуть вспять силы тьмы, которые обступили человечество.
— Объяснись.
— Эль'Джонсон был далеко и продолжал Великий крестовый поход, когда нас настигла страшная весть. Хорус, величайший из примархов, магистр войны, Воитель Императора, превратился в предателя. Сообщения были разрозненными и редкими, но мы, хотя и медленно, разобрались во всем, что произошло. Мы узнали про вирусную бомбардировку и кровавую бойню на Исстваане. Примархи и их легионы восстали против Императора и воевали между собой. Невозможно стало отличить друга от врага. Мы слышали, и не раз, будто Темные Ангелы обратились против Императора и Лев Эль'Джонсон убит. Ходили слухи, что Космические Волки сражаются против Тысячи Сынов, и боевой брат убивает брата по всей Галактике.
— Стало быть, ты решил, что есть возможность сделаться предателем и перейти на сторону Хоруса, — с осуждением сказал Борей.
— Мы собирались отправиться на борьбу с Хорусом, — чуть слышно возразил Астелян, его тело, в отличие от духа, утратило силу. — Не было уверенности ни в чем, лишь в своих сердцах мы были уверены. Это Лютер первым предложил оставить Калибан и вступить в бой, чтобы защитить Императора.
— Лютер привел бы вас к Хорусу! — отрезал Борей. — А как же приказы Льва? Неужели правитель Калибана ничего не значил ни для Лютера, ни для тебя?
— Для Лютера он имел большое значение, для меня — меньшее. Но откуда нам было знать, чего хочет примарх? Связь была прервана, намерения Льва скрыты, нас разъединяли противоречивые выдумки и расстояние в сотни световых лет. Примарх мог готовиться к сражению на далекой планете, мог перейти на сторону Хоруса или оборонять Императора — мы ничего не знали. Поэтому мы сделали единственно возможное: взяли на себя ответственность и сами выбрали свой путь.
— Что же произошло потом? Что послужило причиной сражения? — Борей снова приблизился, его одежда и кожа купались в красноватом свете жаровни, это придавало капеллану полудемонический вид.
— Были у нас и такие братья, в основном неофиты, которым немного не хватало веры и усердия старого легиона, вот они и выступили против ухода, — ответил Астелян.
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Гэв Торп Ангелы Тьмы
Страница 5 из 8«12345678»
Поиск: