Гэв Торп Ангелы Тьмы - Страница 4 - Форум
Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 4 из 8«12345678»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Гэв Торп Ангелы Тьмы
Гэв Торп Ангелы Тьмы
ТерминаторДата: Понедельник, 19.08.2013, 19:26 | Сообщение # 46



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Ты отыскал место посадки корабля?
— Как и прочие существа в этом заброшенном мире, люди предпочитали жить под поверхностью, вырубая себе убежища в скалах, — объяснил Астелян. — Я увидел бронированные ворота, встроенные в склон большого холма, и обширное пространство, освещенное сотнями посадочных огней, на его вершине. Я так долго видел лишь солнечный и звездный свет, что красные и желтые огни на горизонте показались мне восхитительными. Я удвоил усилия и пересек каменистую равнину, чтобы скорее достичь сияния цивилизации.
— И что тогда? Что ты там нашел? Где это место? — Борей сыпал вопросами так поспешно, будто стрелял из болтера.
— Когда я был близок к концу моего путешествия, сомнения внезапно охватили меня, — сказал Астелян лениво, наслаждаясь недовольством Борея. — Империум раздирала война, развязанная Хорусом. Владения Императора были разделены, я не знал, на чьей стороне находятся жители подземного города, не заметил никаких признаков войны и провел день, наблюдая, отыскивая какой-нибудь символ лояльности, но не было ничего.
— Ересь Хоруса закончилась. Прошло много времени с тех пор, как Император одержал победу, — наставительно сообщил Борей.
— Я понятия не имел, сколько времени прошло, у меня не было способа узнать, сколько веков я пропустил и как вообще такое могло случиться, — сказал Астелян, открыв глаза и глядя на Борея. — В конце концов я дерзнул войти, посчитав, что риск смерти от рук предателей все же лучше, чем верная гибель, до которой пустошь в итоге довела бы даже меня. В ближайших воротах я представился как воин Темных Ангелов. Никогда не приходилось видеть такого изумления, какое появилось на лице человека при моем появлении. Однако он не пытался напасть, и я понял, что опасения были напрасны. Ошеломленный охранник провел меня внутрь и вызвал свое начальство.
Астелян усмехнулся, вспоминая, какое облегчение он испытал, оказавшись принятым в подземное поселение. Потрескавшиеся губы снова закровоточили. До этого момента он не вполне осознавал, каким потерянным был тогда, до какой степени бурные события прошлого сбили его с толку.
— Они созвали правящий совет, — продолжил он. — Я мало что мог сказать, потому что сам не знал, куда попал. Священнослужители объявили это чудом, заявив, что меня направил к ним сам Император. Однако на каждый их вопрос у меня находилось еще больше встречных вопросов. Что слышно о Ереси? Где я, как могу вернуться к своим собратьям? Я многому научился на том первом собрании. К моему ужасу, они сообщили мне, что пролетело целых девять тысяч лет. Это было невообразимо, чудовищно много для понимания. Я онемел в потрясении, пытаясь усвоить эти сведения.
— Однако в конечном счете ты пришел к пониманию случившегося? — спросил Борей.
— Не вполне, — признался Астелян. — Это выходило за пределы моего воображения и было уму непостижимо. Я отдыхал в отведенной мне комнате, пытался разгадать эту загадку, но не мог мыслить рационально и не находил ответов. Рационального объяснения пережитому не было, вместо этого я по возможности постарался доискаться, что же произошло за время моего необыкновенного отсутствия. Я начал с самого банального и изучил то новое место, в котором очутился. Это была горняцкая колония в мире, который назвался Скаппе Дельве. У них было мало точных звездных карт, но, к собственному ужасу, я сумел выяснить, что нахожусь в двенадцати сотнях световых лет от Калибана. Вдобавок ко всему прочему по мне ударили страх и одиночество, мир, который стал мне домом, оказался слишком удаленным, но я принял этот ужасный факт, потому что прочие откровения оказались еще более странными.
— Итак, ты узнал, что случилось из-за твоего восстания против Льва и войны на Калибане. — Голос Борея теперь звучал ровнее. Видимо, он решил, что можно позволить Астеляну рассказать историю в выбранной им самим манере.
— В наше время факты трудно отличить от слухов и сфабрикованных версий, — вздохнул Астелян. — Почти десять тысяч лет затмили события времен Ереси, и хроники Скаппе Дельве не были пространными. Но я застал время, когда Император еще ходил среди нас, поэтому мог просеять легенды и получить зерна истины. Хроники рассказывали о том, как Хорус ударил по Терре, и сражение бушевало внутри императорского дворца. Воитель спустил с привязи кровожадных Пожирателей Миров, а Имперские Кулаки обороняли укрепления от их беспощадных атак. Но конец… конец был таким сбивчивым, таким невразумительным. Все, что я мог извлечь оттуда, оказалось историей о победе Императора, его личной победе над Хорусом в поединке, и о великих ранах, которыми был оплачен этот триумф. Именно на этой части истории, очевидно, сказалось влияние Министорума. Записи сообщали о поднявшемся до божественности Императоре на Золотом Троне и о великолепии Императора, которое распространилось по всей Галактике, будто свет маяка.
ТерминаторДата: Понедельник, 19.08.2013, 19:29 | Сообщение # 47



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Причудливо, конечно, но, по сути, правдиво, — подтвердил Борей. — Мало кто по-настоящему понимает, что происходило в те трудные времена, даже я, член внутреннего круга Темных Ангелов, знаю только часть правды.
— Это неудивительно, если человека учили ненавидеть знание, чтить старые мощи превыше жизни и надежд на будущее, да еще и смешивать мифы с реальностью.
Астеляна поражало, насколько Империум изменился после ухода Императора — человека, посвятившего себя познанию, разуму, преодолению предрассудков и невежества Эпохи Раздора.
— Познания самого Императора были велики. Именно это позволило ему создать нас, он имел представление о страшных опасностях, которые подстерегают человечество, и предвидел решение. Вы, родившиеся и выросшие в теперешние непросвещенные времена, те, кто стал космодесантником и боролся в пределах известного вам Империума, не в состоянии понять мою точку зрения. Ваши виды на будущее извращены, потому что вы взираете поверхностно. Даже ваши хроники менялись на протяжении тысячелетий, их переосмысливали, подвергали цензуре, переписывали, и теперь они стоят не больше, чем детские сказки на ночь.
— Итак, ты, наделенный мудростью человек из прошлого, утверждаешь, будто знаешь путь в будущее? — Презрение снова прозвучало в голосе Борея, его лицо исказила насмешливая гримаса. — Я уже слышал про эту твою манию, и высокомерия ней не убавилось с тех пор, как ты реализовал свои взгляды и устроил тиранию на Тарсисе.
— Эта точка зрения не имеет ничего общего с Тарсисом, ее рамки гораздо шире, — возразил Астелян. — Все произошло еще до Ереси Хоруса, изменения начались с приходом примархов.
— До этого у нас дело еще дойдет. Сначала расскажи о времени, проведенном тобой на Скаппе Дельве.
— Поначалу у меня в голове не укладывалось, как сильно изменилась Галактика, потому что сам-то я остался прежним во всех отношениях. — Астелян с трудом подбирал слова, чтобы выразить свои чувства. Как он мог объяснить, что это значит — обнаружить, что Галактика сама собой вдруг постарела на десять тысяч лет?
— Хотя никто уже не возглавлял Великий крестовый поход легионов, экспансия и завоевания человечества продолжались, и Империум распространился более чем на миллион миров. — Астелян сделал паузу, ожидая, что его прервут, но Борей, кажется, решил обойтись без своих обычных коротких реплик и позволил ему продолжать.
— Я радовался, что мечта Императора до сих пор жива, пока не прочитал больше и не переговорил со священниками, техножрецами и советниками. Я увидел, что огромное здание рушится, изнемогая под собственной тяжестью, что Империум теряется перед собственной сложностью. Я видел фракции, междоусобные конфликты, власть переходила из рук в руки, ее делили частные лица и безликие, непонятные организации. После ухода Императора даже примархи не сумели продолжить то, для чего они были предназначены. И когда все они умерли или пропали без вести, от главного идеала Императора осталось еще меньше.
— Итак, ты дошел до ненависти к Империуму, который когда-то сам создавал, позавидовал власти, которая теперь принадлежала другим? — спросил Борей обвиняюще.
— Я не ненавижу Империум, мне его жаль, — объяснил Астелян, пристально глядя на Борея и тем показывая, что самого капеллана он жалеет почти так же. — Миллиарды адептов пытаются найти в этом смысл, их повелители в цитаделях, вплоть до высших лордов Терры, которые претендуют на власть во имя Императора, — никто из них не может контролировать созданное. У человечества больше нет лидеров, есть лишь слабые люди, которые отчаянно пытаются удержать то, что имеют. Да, немногие просвещенные личности все же были, такие, как Махарий, который возжег факел и попытался отодвинуть тьму, но Галактика, в которой они жили, не терпит героев. Она поддерживает безликую посредственность и отнимает у человека право стремиться к славе.
— Все же наибольшую угрозу для Империума представлял Хорус, — возразил капеллан. — Он был наделен силой, о которой ты говоришь, получил абсолютные полномочия от Императора, ему доверили вести человечество вперед, в новую эпоху. Когда ты сам получил лишь малую меру такой власти, она испортила тебя, и ты превратил Тарсис в кладбище. Согласись, такая власть не для одного человека!
ТерминаторДата: Понедельник, 19.08.2013, 19:29 | Сообщение # 48



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Это то же самое горестное отсутствие мужества, которое охватило Тарсис во время восстания, — прохрипел Астелян. — Страх, который душит человечество, лишая решимости пойти на риск и добиться всего, что людям принадлежит по праву. Робость и колебания стали править Империумом. Вами движет страх перед неведомым, вы в плену сомнений, скованы собственным стремлением к безопасности и предсказуемости. Ваш образ мыслей отравлен вредным влиянием мелких испытаний и невзгод.
— И тогда ты решил изменить все это, перековать Империум в ту форму, которая, по-твоему, соответствует его изначальной дели, — прорычал Борей.
— Мои амбиции никогда не доходили до подобного самомнения, такое пристало лишь Императору. — Астелян энергично затряс головой. — Но я думал, что могу зажечь огонь, свет маяка для тех, кто пытается вырваться из оков, хочет сразиться в великой битве во славу Империума, а не просто ради его выживания.
— И поэтому тебе необходимо было покинуть Скаппе Дельве. — Борей попытался вернуть допрос в русло истории жизни самого Астеляна. — Ты ничего не мог поделать, пока находился в удаленном мирке шахтеров, там не было ни триумфальных побед, ни славных битв, которые можно выиграть.
— Мне нужно было побольше узнать о Галактике, в которой пришлось теперь жить, это желание толкало меня вперед, почти что снедало, — объяснил Астелян. — Моя жизнь перевернулась с ног на голову, судьба выбросила меня на угрюмые, неизведанные берега. Ты прав, Скаппе Дельве, ограниченный тесным миром тоннелей и искусственного света, сделался для меня тюрьмой. Этот самодостаточный мир находился на границе необжитого пространства, он обладал подземными плантациями грибов и рециркуляторами воды и почти не имел контактов с остальными частями Империума. Даже добытую здесь руду никуда не отправляли, и, чтобы складировать ее, приходилось выдалбливать все новые хранилища. Как это было нелепо! Забытый мир, слишком незначительный, слишком маленький, чтобы претендовать на внимание мудрого и могучего Империума.
— Но ты уже видел один корабль и поэтому знал, что в конечном счете придет и другой, — догадался Борей. — Поэтому ты настроился терпеливо ждать появления возможности…
— Мне действительно пришлось проявить терпение, — согласился Астелян. — Два с половиной года ни один корабль не заходил даже в звездную систему. Но потом судно пришло. Я случайно узнал, что корабль был тот самый, что стал когда-то моим проводником на пути к шахтам. Он назывался «Сан Карте», а капитаном был купец по имени Росан Триэлартес, вольный торговец, как они его называли, и я спросил, что это значит. Представь себе, что я почувствовал, когда они объяснили.
— Ты увидел в вольных торговцах еще одно свидетельство упадка Космического Десанта, — отрезал Борей. — Это гражданские исследователи, которые совершают чартеры, чтобы торговать без ограничений, путешествовать за пределы известных границ Империума и открывать новые миры. Думаю, тебе было досадно узнать, что тьмой космоса, доступной раньше лишь Космическому Десанту, теперь по праву могут пользоваться купеческие семьи и неимущие дворяне.
— Да, ты прав, мне было очень досадно, но я сдержал гнев, — признался Астелян. — Народ Скаппе Дельве не нес за то вины, он сам был жертвой. Однако прибытие Триэлартеса дало мне возможность увидеть, что сталось с Галактикой, сравнить скупые хроники на свитках с тем, что действительно происходило за пределами Скаппе Дельве.
— Итак, ты уехал с вольным торговцем Росаном Триэлартесом. Что было потом? — поинтересовался Борей. — Каким образом ты столкнулся с другими Падшими? И что вам понадобилось на Тарсисе?
ТерминаторДата: Понедельник, 19.08.2013, 19:29 | Сообщение # 49



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Я отбыл не сразу. Триэлартес поначалу возражал против моего присутствия, и только его эгоистический страх был тому причиной, — сказал Астелян, сердито сжав челюсти при этом воспоминании.
— А я-то думал, что вольный торговец был рад видеть космодесантника у себя на борту, — заметил Борей.
— Я тоже.
— И в чем состояли его возражения? — спросил Борей, сохраняя бесстрастную маску на лице.
— Они были расплывчато сформулированы, — пробормотал Астелян. — Он называл это оскорблением его права на торговлю, утверждал, что мое присутствие будет ограничивать свободу чартерных рейсов, дарованную ему как вольному торговцу. Триэлартес обозвал меня символом власти, от которой он свободен. Тем не менее совет Скаппе Дельве встал на мою сторону, в конце концов торговец сдался и согласился взять меня на борт. Думаю, люди из шахтерского города были рады, что я уйду, по непонятной причине мое присутствие вызывало у них беспокойство.
— Это довольно обычное явление, — подтвердил Борей. — На протяжении длинного периода истории человечества мы, космодесантники, были далекой отстраненной силой, защитниками из легенд и историй. Не удивительно, что люди были потрясены, узнав, что мы действительно существуем и до сих пор можем ходить среди них.
— Как я узнал позднее, колебания Триэлартеса имели более понятное объяснение, — горько усмехнулся Астелян. — Из Скаппе Дельве мы перебрались на Орион, чтобы выгрузить руду, которую он забрал у шахтеров, и обменять ее на лазганы и силовые ранцы. Однако это возбудило мои подозрения. Торговец не устанавливал контакты с обитаемым миром и не предпринял никаких попыток стыковки с орбитальной станцией.
— Он был контрабандистом? — спросил Борей.
— Он сказал мне, что вольных торговцев так называть несправедливо, — ответил Астелян после минутного раздумья, устыдившись, что позволял вольному торговцу избегать воздаяния. — Он объяснил мне, что его корабль перевозит оружие между системами. Такое поведение меня беспокоило, но я не был знаком с обычаями Империума и плохо представлял, что в нем изменилось. Я был наивен в отношении Триэлартеса, потому что он знал Галактику куда лучше. Таким образом, из-за собственного невежества я не сделал ничего и пустил дело на самотек.
— А как же другие Падшие? — Борей настойчиво вернулся к этой теме. — Где ты познакомился с ними?
— Ты хочешь услышать, что со мной произошло, так позволь же мне рассказывать по-своему! — отрезал Астелян.
— Меня не заботит твоя бесконечная сказка, я здесь для того, чтобы поставить тебя перед лицом твоих грехов и привести к покаянию, — огрызнулся Борей. — Твои связи с другими Падшими, в чем они заключались?
Оба замолчали, каждый не отрываясь смотрел на другого и пытался вложить всю свою волю в этот взгляд. Какое-то время единственными звуками в камере оставались тяжелое дыхание да еще шипение и редкое потрескивание жаровни.
— Я встретил их в том месте, которое Триэлартес в шутку называл Порт-Империал, [Видимо, по аналогии с Порт-Роялом, городом на Ямайке, который одно время являлся пиратской столицей.] — ответил в конце концов Астелян. — Я принуждал капитана доставить меня обратно на Калибан, потому что хотел вернуться к своим собратьям, но он признался, что не знает такого места. Это показалось мне невероятным, родину первого легиона будто бы скрыл мрак забвения. Я показал Триэлартесу место на карте, он категорически отрицал, что там находится обитаемый мир. Тогда я потребовал, чтобы он доставил меня туда, но купец отказался. В итоге мне пришлось бросить эту идею. Мы сделали еще несколько рейсов, путешествуя от системы к системе, разгрузили оружие в одном месте и приняли на борт плазменные камеры, взятые где-то еще, и так продолжалось несколько месяцев. Однако на планетах, где мы побывали, не было того, что я искал. Триэлартес усердно вел торговлю на окраинах Империума, путешествуя между дальними мирами на границе необжитого пространства. Когда я завел разговоры о своем желании узнать больше и отыскать мир с хранилищем знаний для изучения, он предложил поискать более охочего до таких путешествий капитана в Порт-Империале. Именно там я встретил других обездоленных братьев.
ТерминаторДата: Понедельник, 19.08.2013, 19:31 | Сообщение # 50



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Где это место? — потребовал ответа Борей.
— Не трудись искать, дознаватель, — засмеялся Астелян. — Оно не существует.
— Ты лжешь! — взревел Борей, схватил Астеляна за подбородок, запрокинул его голову и прижал ее к плите.
— Мне не нужно лгать, — процедил Астелян сквозь стиснутые зубы. — Думаешь, я пытаюсь защитить отщепенцев и изгоев, которые там жили? Думаешь, я прячу своих братьев от тебя? Нет, я говорю правду, Порт-Империала больше нет. Я-то знаю, потому что сам разрушил его.
— Еще больше разрушений, чтобы удовлетворить твою потребность в резне? — прорычал Борей.
— Конечно нет! — Астелян рывком головы освободил лицо из рук Борея, капеллан отступил на шаг. — Порт-Империал был логовом контрабандистов, пиратов и еретиков. Я с ужасом обнаружил там двоих Темных Ангелов. Когда-то Порт-Империал служил верфью и орбитальным доком. Он оказался заброшенным после череды древних войн, а потом чудесные писари Администратума на века забыли о его существовании. Бывшая перевалочная база Имперского Флота столетиями пустовала, пока туда не перебрались рейдеры. На одном из таких кораблей за сотню с липшим лет до моего появления туда прибыли братья Мефела и Ановель.
— Ты их знал? — В голосе Борея появилось удивление.
— Ничуть. — Астелян пренебрежительно помотал головой. — Они не из моего ордена, не из старого легиона, они были сыновьями Калибана. Однако меня узнали сразу же. Сначала держались так, будто прибыл сам Император, но я быстро пресек такое недостойное поведение.
— Объяснись, — отрывисто приказал Борей.
— Они никак не могли понять, бояться им или радоваться. Они утратили дисциплину, сбились с пути. О да, попав туда, они вскоре захватили контроль над Порт-Империалом, никто не смел им перечить, но у них не было ни цели, ни решимости. Воистину имя «Падшие» подходило тем, кто правил пиратами и человеческим отребьем.
— В то время как у тебя амбиции были побольше — править миром, в котором сотни миллионов душ.
— И все же ты стойко держишься за свои инсинуации и обвинения, несмотря на все мои рассказы, — посетовал Астелян. — Я нахожу твой страх пред истиной из ряда вон выходящим и непростительным.
— Ну и что привело к разрушению космической станции? — На этот раз Борей проигнорировал насмешку.
— Появившись, я принял командование на себя, и они без колебаний подчинились, — сказал Астелян с гордостью. — Раньше они довольствовались тем, что выжили и продолжают существование на краю цивилизации, я же рассказал им о том, что узнал, о чем тогда мечтал и чего намеревался достичь. Прошло совсем немного времени, и они уже разделяли мои взгляды, касавшиеся возвращения эры величия. Моя мечта вдохновила их, мы вместе разработали способ хотя бы на шаг приблизиться к великолепной цели. Для начала нам требовался корабль. «Сан Карте» был лучшим и самым большим судном, которое можно было реквизировать, но Триэлартес отклонил наши предложения. Он прибег к насилию, чтобы выставить нас с корабля, и это оказалось серьезной ошибкой.
— Ты убил его и забрал корабль? — недоверчиво спросил Борей.
— Жесткое, но в целом точное описание событий, — признался Астелян. — Кое-кто из экипажа выступил против нас и обрек себя на смерть этим сопротивлением. Некоторые капитаны других кораблей совершили ту же ошибку, встав в оппозицию, и тут мы поняли, в чем недостаток вновь приобретенного нами отряда. Не хватало всего, имелся лишь минимум вооружения, защиту судну обеспечивали кое-какие лазерные батареи, но для корабля такого типа их было мало и, конечно, недостаточно, начни мы наш новый крестовый поход. Мы взяли на абордаж еще один корабль и предложили экипажу тот же выбор, что и Триэлартесу. Глупо, но капитан не усмотрел смысла в нашем предложении и отказался поддержать нас. И вновь пришлось сражаться, и мы убили всех, кроме тех людей из экипажа, которые первыми согласились нам помочь. После такой демонстрации силы сопротивления больше не было.
— …и ты начал командовать флотилией рейдеров и контрабандистов, — продолжил Борей презрительно. — Должно быть, это трудно, когда прославленный командир ордена становится пиратским принцем.
ТерминаторДата: Понедельник, 19.08.2013, 19:32 | Сообщение # 51



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— У меня не было намерения становиться лидером такой коллекции нечисти, — фыркнул Астелян в ответ. — Мы потратили месяцы, чтобы переоборудовать «Сан Карте» для новой достойной роли, забирая оружие с других судов, таким образом, корабль принял более подходящий для команды вид. Экипажи других судов сотрудничали из страха, но не более того.
— И что ты собирался делать с этим созданным тобою военным кораблем? — поинтересовался Борей. — Ты что, решил, что можешь в одиночку продолжить Великий крестовый поход?
— Он не должен был заканчиваться! — прохрипел Астелян. — Предательство Хоруса привело к громадной задержке, но катастрофу предотвратили, она была провалом примархов и человеческих лидеров, которые неудачно пытались вернуть человечество к звездам. Однако, я вижу, ты по-прежнему глух к моим аргументам.
— У тебя нет аргументов, только бред и еще раз бред, — заявил Борей, опять отворачиваясь и как бы игнорируя слова пленника.
— Мой, как ты его называешь, бред имеет более веские обоснования, чем все остальное в Империуме, — бросил Астелян в спину капеллану. — Ты представляешь, чего могло бы добиться вновь объединившееся человечество? Среди звезд не нашлось бы силы, способной противостоять нам!
— Объединившееся, я полагаю, под твоим правлением, — сказал Борей, обернувшись к Астеляну. — Ты встал бы на место нового Императора, чтобы привести нас всех в золотой век твоей мечты.
— Ты не понимаешь всей мерзости собственных обвинений. — Астеляну захотелось освободиться от цепей, которые тяжелее чем прежде давили на его усталое тело. — Я никогда не смог бы соперничать с Императором, и никто не смог бы. Даже Хорус, лучший среди примархов, не сумел сравниться с ним в величии. Нет, не я один, все космодесантники могли бы вести за собой человечество. У вас отобрали вашу истинную цель, превратили вас в рабов.
— Мы существуем, чтобы защищать человечество, а не править им! — Борей развернулся на каблуках и ткнул пальцем, обвиняя Астеляна. — Признайся, что ты проповедуешь ересь! Согласись, что, оказавшись на Калибане, ты нарушил все данные клятвы, пренебрег каждой частью своего долга!
— Это не мы были клятвопреступниками! — запротестовал Астелян.
— Ты предавал всех ради собственных амбиций, начиная от событий на Калибане и заканчивая твоим царством на Тарсисе! — Голос Борея перешел в рычание, пока он мерил камеру шагами.
— Этого не может быть, потому что я ничего не знал о Тарсисе, когда мы отбыли из Порт-Империала. — Астелян, убеждая, попытался придать своему голосу спокойствие.
— Так что же ты собирался делать? — поинтересовался Борей. — Возможно, отправиться на Терру? Представить свои доводы Сенаториуму Империалис, чтобы верховные лорды получили возможность узнать о твоей грандиозной мечте?
— Верховные лорды для меня пустое место, — Астелян сплюнул бы, если бы рот не был таким сухим. — Это лишь куклы, претендующие на обладание властью. Нет, я имел в виду людей Империума, миллиарды, в руках которых ключ к судьбе человечества. Империум на протяжении веков и тысячелетий впадал в стагнацию и самодовольство из-за тех, кто удерживает бразды правления лишь для того, чтобы продлить свою власть. Вести человечество вперед, к эре превосходства, будут люди, которые трудятся день за днем, сражаются на кораблях флота или жертвуют жизнью ради Императора на далеких полях сражений.
— И как ты собирался добиться этого с твоим грубо сделанным кораблем и пиратским экипажем? — спросил Борей, снова овладев собой.
ТерминаторДата: Понедельник, 19.08.2013, 19:32 | Сообщение # 52



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Собственным примером! — воскликнул Астелян и потянулся навстречу капеллану в попытке добиться его понимания. — Мы обратили наши пушки против других кораблей, уничтожили Порт-Империал и преследовали тех, кто попытался бежать. Эти рейдеры, отщепенцы, были почти столь же виновны, сколь и трусливые секретаришки, которые стоят у власти. Они были паразитами, которые доедают гниющую тушу Империума и осушают до дна остатки его сил. Скольким кораблям приходится гоняться за корсарами, в то время как эти корабли могли бы раздвигать границы Империума? Сколько жизней растрачено в борьбе с этими пиявками — жизней, которые могли бы увеличить нашу мощь, послужить делу истребления чужаков и колонизации новых миров? Именно потому Империум сейчас погружается в упадок, так пусть большое дело станет катализатором, который даст мечте Императора осуществиться. Миры, один за другим, помогут продвижению к высшей цели. Опираясь на один мир, можно вновь открыть или завоевать другой, а за ним еще и еще. Таков Великий крестовый поход, его смысл не в битвах и войне, а в доминировании человечества.
— Я до сих пор не могу понять, как ты с одним кораблем собирался добиться этого, — заметил Борей.
— «Сан Карте» был нужен только для того, чтобы переправить меня в такое место, где я смог бы пустить в дело свои идеи, — объяснил Астелян. — Как ты уже понял, я этого и добивался на Тарсисе, пока вы не уничтожили мою великую армию, ослепленную вашей мнимой слабостью.
— Но ты же говорил, что ничего не знал о Тарсисе. Ведь нужен же был план, хоть что-то конкретное, — продолжал настаивать Борей.
— Поначалу мои цели были туманными и нечеткими, — без спешки объяснил Астелян. — Я многому научился у Ановеля и Мефелы. Они рассказали, что легионы после Ереси Хоруса были разделены на ордена. Рассказали о том, что чужаки продолжают неистовый натиск, а предатели беспрепятственно восстают против Императора. План продолжения Великого крестового похода рос во мне, питая меня энергией. Он еще не достиг тех глубин и масштаба, которые возникли на Тарсисе, но это он подсознательно толкал меня вперед. Звездные карты Триэлартеса были удручающе неадекватны. Без навигатора, который сумел бы провести корабль через варп, сократив расстояние, мы были вынуждены перебраться в более густонаселенные системы. Именно там мне открылась величайшая трагедия, связанная с предательством Хоруса. Со своей бесконечной войной против Императора предатели запятнали имя космодесантника. Ты верно заметил, что другие нас не понимают. Когда мы сталкивались с имперскими судами, они принимали нас за изменников. Они спасались бегством либо атаковали. Мы защищались, некоторых приходилось уничтожать, потом мы собирали трофеи с обломков. Посещая миры, мы сталкивались с противодействием, нас гнали прочь. Судно не выживет без обеспечения, приходилось забирать все необходимое с других судов или добывать на форпостах.
— Пиратство, — констатировал Борей. — Твоя совесть подсказывает тебе, что ты пират. Броня, которую ты носишь, не меняет дела. Ты неизбежно сравнялся с теми, кого на словах так сильно презирал.
— Разве это пиратство — владеть болтерами из другого мира? — спросил Астелян. — Ты пират, раз пища, которая тебя поддерживает, получена от других?
— Слабенькое сравнение, нас снабжают в силу древних соглашений. — Борей с усмешкой покачал головой. — Поскольку мы выполняем свои обязательства защищать человечество, человечество обязано кормить нас и вооружать. Нет никакого насилия, нет угрозы.
— Нет угрозы, говоришь, — продолжил Астелян. — А как насчет угрозы гнева Темных Ангелов? Как насчет страха мести, которая последует, если поставщик разорвет договор? Разница лишь в том, что ты утверждаешь, будто действия Темных Ангелов оправданы. А мне что было делать? Мои потребности были не менее законными, а цели — не менее достойными. Однако среди этой непробиваемой массы, в которую превратился Империум, не находилось места для меня. Мы не вписывались в извращенные схемы, поэтому были вынуждены принять другие меры.
— А твои братья, Мефела и Ановель, как же они?
— Они никогда не понимали моих мотивов до конца, — признался Астелян. — Да и как им понять, они же не из старого легиона! Хотя оба брата и поддержали Лютера, но позже я обнаружил, что ими в значительной мере руководит мелочность. Не думаю, будто они искренне верили в мои планы восстановления великого Империума. Скорее, стремились нанести удар по тем, кто, как им казалось, их отвергает. Это было желание мести, а не стремление к высшей цели. Когда, наконец, удалось наткнуться на Тарсис, они не захотели составить мне компанию, и мы расстались.
— Они бросили тебя, — проницательно предположил Борей.
— Не знаю, какими мотивами они руководствовались, но братья уехали без меня, — подтвердил Астелян.
ТерминаторДата: Понедельник, 19.08.2013, 19:34 | Сообщение # 53



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Итак, каким образом твоя идея насчет восстановления Империума привела тебя в мир, раздираемый гражданской войной?
— Наш корабль был поврежден, мы искали убежище, и первой подвернулась система Тарсис.
— Каким образом твой корабль получил повреждения? — Голос Борея звучал тихо, капеллан говорил небрежно, будто всего лишь наблюдал за Астеляном, не испытывая подлинного интереса к его ответам.
— Мы по ошибке попали на заметку как изменники, за нами охотились, нас преследовали. — Мрачные воспоминания захватили Астеляна. — Ситуация сделалась невыносимой, мои мечты рухнули, обстоятельства обернулись против меня. Все эти события спровоцировали люди, не желавшие, чтобы до слуг Императора дошло мое послание, ибо оно противоречило всему, чему жителей Империума учили в течение десяти тысяч лет. Ради нашего уничтожения выслали флот, и он почти поймал нас на Гисаме. Пришлось бежать, чего я ни разу в жизни раньше не делал.
— Значит, трусость двигала тобою все эти годы? — резко спросил Борей. — Ты теперь признаешь, что это был тот самый страх перед долгом, который давил на тебя и вынудил повернуть против собственных командиров?
— Нет, неправда, будто я бежал как трус, все определило понимание важности моей миссии, моей мечты, — ответил Астелян решительно. — Она важнее меня самого, я охотно пожертвовал бы жизнью, найдись кто-нибудь другой, способный продолжить поиски, но никого не нашлось. Тем временем испытания только укрепили мою решимость добиться успеха. Империум был заражен коррупцией и поработил сам себя, моя убежденность в этом тоже окрепла. Они по всей Галактике возвели вычурные статуи Императора, почитают его и просят ответить на молитвы — без малейшего понимания, кем на самом деле является Император.
— А ты понимаешь, кем он является? — Обозленный Борей принялся шагать туда-сюда вдоль полок с орудиями пытки.
— Все дело в человечестве, Борей. Он представляет человечество, — медленно, словно наставляя непонятливого ребенка, проговорил Астелян. — Ни ты, ни я не можем сделать это, поскольку давно не являемся нормальными людьми. Создавая Космический Десант, Император открывал человечеству дорогу к звездам. Ты все еще обвиняешь меня в эгоистических амбициях, но при этом не слушаешь, о чем я говорю. Не только ради себя я участвовал в кровавых кампаниях Великого крестового похода. Не для себя самого я вел войну на десятках планет. Это чистая правда, не для себя мы создали Империум, а для людей, которые не в состоянии с этим справиться самостоятельно. Не для Адептус Терра, не для Министорума или торговых домов, а ради всего человечества. Ты должен понять: нынешний Империум, как он есть, это не человечество, он существует ради самого себя и сам себя поддерживает.
— Я поклялся защищать государство Императора и оберегать человечество, — настаивал Борей.
— И я дал такую же клятву! — с силой возразил Астелян.
— Ты нарушил эту клятву, когда предал Льва! — рявкнул Борей, надвигаясь на Астеляна.
— А я говорю тебе, что не мы предали первыми! — Астеляна уже измучили попытки отстоять свою невиновность. — Это все примархи и ваш трижды проклятый Лев в их числе!
— Твоей ереси нет предела! — прорычал Борей, изо всех сил ударив Астеляна кулаком в лицо, густая кровь из распухших и разбитых губ потекла на плиту. — Я вижу, что ты совсем не сдвинулся с места. Ты не ближе к признанию своих грехов, чем раньше. Твоя ненависть глубоко укоренилась, таится у тебя внутри, и ты к ней слеп. Раз ты сам не хочешь этого видеть, мы откроем тебе глаза.
— Нет! Ты не слушаешь! — предостерег Астелян, игнорируя боль во рту и вкус собственной крови. — Пожалуйста, прислушайся к моим словам! Не поддавайся тьме, которая опутала тебя. Вы еще можете победить, можете восторжествовать над теми, кто стремится вас уничтожить.
Насколько позволяли цепи, Астелян протянул к капеллану-дознавателю руки, и Борей с силой отшвырнул их.
ТерминаторДата: Понедельник, 19.08.2013, 19:34 | Сообщение # 54



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— И ты, и другие изменники уничтожили нас в тот самый момент, когда решили встать на сторону Лютера Предателя! — зарычал он. — Я вижу, тут найдется много работы для брата Самиила.
— Держи этого колдуна подальше от меня! — Астелян не сумел скрыть отчаяния в голосе.
Всю свою жизнь он ничего не боялся, но мысль о возвращении псайкера наводила на него противоестественный ужас.
— Не позволяй ему лезть в мою голову, его скверна по-прежнему во мне, я чувствую, как она просачивается прямо в душу!
— Тогда покайся в грехах! — Голос Борея упал до вкрадчивого шепота. — Спасти душу так легко… Просто признайся в грехах, покайся в ереси, и все закончится без боли. Тебе даже не нужно говорить, только кивай.
Астелян откинулся назад и плотно зажмурился, его цепи загремели. Пот стекал с него на плиту ручьями, от напряжения многие раны открылись, покрывая тело кровью.
— Я не признаю за тобой право судить меня, — хрипло прошептал он. — Я не признаю твой авторитет.
— Тогда ты не оставляешь мне выбора, — проговорил Борей, подошел к двери камеры и распахнул ее.
ИСТОРИЯ БОРЕЯ

Часть третья

— Значит, они не оставили описания своего маршрута? — спросил Борей через комм-устройство.
«Клинок Калибана» находился на орбите Писцины IV, капеллан стоял на мостике. Вернувшись в башню, он связался со скоростным ударным судном Темных Ангелов, намереваясь захватить «Сан Карте», но корабль вольных торговцев к тому времени уже покинул орбиту. Теперь сам Борей и другие космодесантники на борту «Клинка Калибана» продолжали поиски исчезнувшего корабля. Перед этим капеллан через астроиата отправил закодированное сообщение, известив Башню Ангелов о присутствии Падших в системе. Не менее десяти дней требовалось для того, чтобы сообщение дошло до цели, и еще столько же — чтобы пришел ответ. Борей надеялся, что успеет вернуться на Писцину IV и сам его получит. Однако он все же решил, не дожидаясь инструкций, двинуться по следу «Сан Карте», иначе шанс схватить Падших мог выскользнуть из рук.
— Силы системы патрулируют коридор выхода, признаков «Сан Карте» нет, лорд Борей, — отозвался командор Кейли, который командовал кораблями, обеспечивающими оборону Писцины.
Командор уже обещал помощь в поимке подозрительного судна и теперь руководил операцией с орбитальной станции.
— У меня четыре судна размещены на внешнем периметре, еще два на обитаемых мирах и один направился во внутреннюю часть системы.
— Мы со своим кораблем тоже направимся в сторону внутренних планет, — отозвался Борей. — Возможно, на «Сан Карте» поняли, что их ищут. Они знают, что будут обнаружены, если попытаются сбежать на безопасное расстояние и перейти в варп. — Очень хорошо, лорд Борей, — согласился Кейли. — Наше судно во внутренней части системы называется «Тор Пятнадцать», им командует капитан Стэр. Я передам, что вы достигнете их местоположения через несколько дней.
— Благодарю за сотрудничество в этом вопросе. Пожалуйста, напомните капитану, я просто хочу, чтобы судно противника было найдено. Ни при каких обстоятельствах не следует идти на абордаж. Если нужно, ваши корабли могут мешать его продвижению, но только на расстоянии, никакого близкого контакта.
— Ваше сообщение передано, лорд Борей, но я не понимаю, с чем связана подобная осторожность. Мои люди вполне способны справиться с пиратами такого пошиба.
— Хорошо, если перед нами только пираты и мое предположение необоснованно, я сам буду только рад, — возразил Борей. — Однако, боюсь, любого, кто попытается подняться на борт этого корабля, ждет куда худший враг. Никто, абсолютно никто не должен вступать в контакт с экипажем «Сан Карте».
— Как пожелаете, лорд Борей. Я проинформирую вас, если мы что-нибудь обнаружим, вы также со своей стороны держите нас в курсе дела.
Кейли разорвал связь, комм-устройство с минуту гудело, пока Борей не выключил его. Все это время капеллан простоял, разглядывая унылый интерьер мостика: коммутируемые табло ввода-вывода, датчики, динамики, плоские экраны, рабочие места радиоперехвата. Он попытался безмолвным усилием воли заставить «Сан Карте» показаться на одном из экранов, хотя знал, что на самом деле поиски окажутся не такими скорыми и простыми. В штат корабля, как и в штат планетарной цитадели, входили в основном слуги-некосмодесантники, сервиторы и небольшое число техножрецов. Борей повернулся к Сену Назиилу, старшему из корабельных офицеров, который исполнял обязанности капитана, если Темных Ангелов не было на борту. Назиил носил простую темно-зеленую рясу поверх облегающего черного комбинезона, его худощавое лицо с детства перечеркивали шрамы, полученные во время проверки, выполненной апотекариями.
— Проложи курс во внутреннюю часть системы, к Писцине-три, — приказал Борей человеку. — Я хочу, чтобы личный состав авгуров оставался укомплектованным все время, каждую минуту. Мы должны найти «Сан Карте» раньше, чем его обнаружат другие.
ТерминаторДата: Понедельник, 19.08.2013, 19:35 | Сообщение # 55



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Слушаюсь, капеллан-дознаватель, мы двинемся к Писцине-три на полной скорости, — подтвердил Назиил. — Время до выхода на орбиту — примерно три с половиной солярных дня.
— Хорошо, Назиил, хорошо, — рассеяно отозвался Борей, перед тем как отключить связь и уйти с мостика.
Он добрался до подъемника, собираясь спуститься на три уровня и добраться до казарменных отсеков Космического Десанта. Нужно было провести инструктаж. Ожидая подъемник, вслушиваясь в его лязг и грохот, Борей размышлял, что он скажет боевым братьям. Никто из них не состоял в Крыле Смерти, значит, не был допущен к тайне существования Падших. На деле они обладали крайне скудной информацией, к тому же окутанной мифами и легендами и касавшейся в целом Ереси Хоруса.
Борей дал священный обет никогда не разглашать сведения о тех бурных временах, потому что лишь вступление в Крыло Смерти позволяло снять с настоящей правды первый слой полуправды-полувымысла. Капеллан полностью одобрял традицию ордена в сохранении тайны. Некогда Темные Ангелы стояли на самом пороге измены, и, сделайся эта история известной, орден был бы обречен. Кроме членов внутреннего круга никто не знал истины целиком, за исключением, быть может, некоторых инквизиторов Империума, которые о многом догадывались, но ничего не могли доказать. В качестве капеллана-дознавателя Борей был допущен к третьему уровню секретности внутреннего круга, этот третий уровень одновременно являлся седьмым по счету для элиты Крыла Смерти. Капеллан немало знал о предательстве примарха Хоруса, о том, как Лютер поднялся против Императора, после чего Темные Ангелы десять тысячелетий потратили на поиски, призванные искупить их полупредательство. Однако много больше Борей узнал у Астеляна в камере допросов. Гораздо, гораздо больше. Тогда он не поверил, отверг услышанное, счел его пропагандой и попыткой избежать кары, однако в последние годы и особенно в последние месяцы аргументы Падшего приобрели в сознании Борея немалый вес.
Лифт прибыл на место с громким скрежетом. Двери открылись, испустив струйку испарений, и Борей вошел внутрь. Когда двери снова сомкнулись, он ткнул в руну, означавшую отсек, где размещались космодесантники. Лифт медленно громыхал вниз, тем самым давая Борею время подумать еще и решить, что он скажет другим Темным Ангелам. В конце концов подъемник прибыл на место, капеллан выбрался на металлический настил и глубоко вздохнул. Вместо того чтобы направиться прямо в комнату для инструктажа, он повернул направо, к расположенной неподалеку корабельной часовне. Она была скромно украшена тиснеными рельефами с эмблемой ордена, на небольшом алтаре стояла золотая чаша, возле нее — кувшин красного вина. Наполнив чашу, Борей опустился на колени и склонил голову. Он сделал большой глоток, поставил чашу на пол рядом с собой и стиснул руки на груди.
— Мы живем в галактике тьмы, — прошептал он пересохшим горлом. — Древние враги ордена окружают нас. Чужаки хлынули из скрытых убежищ. Еретик восстает против власти Императора. Я боюсь, что снова зашевелились гнуснейшие виды зла. Зараженные порчей, изменники, предатели поклялись Темным Силам протянуть когтистые лапы и разрушить все, что мы построили. Я трудился, ограждая Галактику от этих бед, а моих воинов — от развращающих идей мира, в котором мы живем. Теперь я рискую своей честью. Я должен нарушить клятву секретности, чтобы выполнить величайшую клятву, ведь я присягал защищать Императора и его подданных. Посмотри на меня ласково из-за завесы, великий Лев, могущественный военачальник Калибана. Прошу твоей мудрости, со своего места подле Императора направь мои слова и дела. Прошу, дай мне силы искоренить зло, подобное опухоли. Прости меня за то, что я должен совершить, чтобы защитить имя твое и честь всего, тобою созданного. Пусть клятва, данная мною как воином Крыла Смерти, утратила силу, зато я присягаю тебе новой клятвой. Клянусь, что пойду на все, чтобы остановить и уничтожить эту тьму. Ничто не остановит меня и не помешает защитить самое дорогое. Дай нам твое благословение в этом начинании, а мы будем стремиться служить тебе. Даруй нам победу в этом крестовом походе.
Встав, Борей нагнулся за чашей, снова поднес ее к губам и осушил, выпив вино до дна. Потом он поставил чашу на алтарь, повернулся, вышел и устремился в комнату для инструктажа. Минуты раздумий и молитва укрепили веру капеллана. Следовало сделать то, что должно. С окрепшей душой и готовый ко всему, он оглядел космодесантников: все они разместились на скамьях в первом ряду, десять рядов таких же скамей занимали все остальное пространство комнаты. Кафедра имела форму стилизованного двуглавого орла, который распростер свои крылья над аудиторией. Борей поднялся на свое место и встал там, заложив руки за спину.
ТерминаторДата: Понедельник, 19.08.2013, 19:43 | Сообщение # 56



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Братья мои! — начал он, глядя на их внимательные лица. — Все последние годы мы были призваны исполнять наш самый простой долг, делать то, ради чего мы были созданы. Перестрелки, зачистки, патрули — к ним свелись все битвы, ради которых нас создали и обучили. Однако время ожидания подходит к концу. Прошли годы покоя, пора дать волю Ангелам Смерти, воинам Льва, настало время снова явить ярость Темных Ангелов! Противник находится рядом, в этой самой звездной системе, которую мы охраняем. Это злейший изо всех врагов, с которыми мы сталкивались лицом к лицу, и мы должны покарать его за отвратительные преступления, совершенные им. Эти преступления еще хуже от того, что были направлены против всего, что мы несем в наших сердцах. Против самого Императора, против нашего примарха Льва Эль'Джонсона, против всего нашего ордена.
Борей замолчал, осознав, что под яростной хваткой его пальцев кафедра подается, и металл, из которого сделан орел, медленно сгибается. Космодесантники смотрели на руки капеллана, их лица выражали тревогу. «Пусть видят мой гнев, — решил про себя Борей, не ослабляя хватки. — Пусть мой пример научит их, как воистину ненавидеть врага».
— Есть кое-что, о чем я должен вам рассказать, — продолжил он, встречая каждый из направленных на него взглядов.
Глаза Завла сузились, рот сжался в тревожном предчувствии. Дамас ответил капеллану взглядом, исполненным равной энергии. Тамиил потирал подбородок и смотрел задумчиво. Гефест скрестил руки на груди, терпеливо ожидая продолжения выступления. На Нестора Борей взглянул в последнюю очередь. Апотекарий сидел расслаблено, поочередно рассматривал Борея и других, руки при этом аккуратно сложил на коленях.
Под выжидательными взглядами Борея на миг охватили сомнения. Он знал, что собирается совершить беспрецедентный в истории ордена поступок. Этот поступок могли счесть ужасным служебным злоупотреблением. Интересно, должен ли он превысить свои полномочия? Позволительно ли принять такое решение самому, без указаний от руководства ордена? Другого выбора нет, решил он. Обмен сообщениями с Башней Ангелов займет недели, к тому времени «Сан Карте» может бесследно исчезнуть. Опасность присутствия Падших не только перевешивает важность сведений, передаваемых братьям, но и личные последствия для самого капеллана.
— Когда вы стали космодесантниками, вас научили многим вещам, — начал Борей. — Самое главное, вы узнали великую историю Темных Ангелов, которая длится со дня основания Империума Человечества. Десять тысяч лет назад мрак окутал Галактику, и человечество рассеялось по звездным системам. Люди были изолированы друг от друга, на них охотились чужаки, их раздирали розни. Но затем Император явил себя, положил конец Эпохе Раздора и тем самым начал золотой век Империума. Он породил нас, космодесантников. Мы отвоевали Галактику во имя его. Мы принесли войну тысяче врагов, мы освободили человечество от власти зла. Император создал нас совершенными воинами, и никто не мог устоять перед нами. Мы, Темные Ангелы, были первым легионом в авангарде Великого крестового похода. Лев Эль'Джонсон, наш истинный отец и наш примарх, вел нас от победы к победе, и имя Темных Ангелов прославилось среди звезд. Сам Император удостоил похвалы нашу храбрость, наше упорство и нашу жестокость.
Борей увидел гордость во взглядах своих людей. Они слышали великие истории, они знали легенды и могли представить себе славные дни прошлого, будто действительно находились там. Кровь Льва текла в их жилах, уже десять тысяч лет такие, как они, рыцари-сверхлюди посвящали свои жизни Императору.
— Но тьма, подобная нарыву, собралась в самом сердце созданного нами. — Борей понизил голос от громового рычания до приглушенного шепота, почти неслышимого обычными людьми. — Вам рассказывали о том, как слабейшие из легионов были охвачены порчей. О том, как змей Хорус совратил их с указанного Императором пути славы. Они поднялись и нанесли удар по человеку, который создал их, тем самым совершив акт предательства столь подлый, что не было подобного ему и не будет. В сражении брат пошел против боевого брата, и Империум плакал под натиском разрушения. Однако мы одержали победу над тьмой. Император пожертвовал собой, чтобы уничтожить Хоруса, его тело было искалечено почти смертельно, так что теперь он может лишь наблюдать за нами силой своего ума и души. Враги поставили Империум на колени, разрушили построенное нами государство и почти отняли у нас Императора.
ТерминаторДата: Понедельник, 19.08.2013, 19:44 | Сообщение # 57



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Но мы не сдались, мы одержали верх. С Золотого Трона, который поддерживает его, Император направлял нас долгих десять тысяч лет, и мы стремились восстановить то, что было почти уничтожено.
Теперь гордость ушла, только ненависть горела в глазах Темных Ангелов, которые вслушивались в слова Борея. Всю жизнь они внимали рассказам об изменниках, которые последовали за Воителем Хорусом и ввергли Империум в гражданскую войну. Их учили, что нет врага более ненавистного и никакой враг не заслуживает смерти в большей мере, чем предатели-космодесантники. Именно предатели призвали темных богов, и даже сейчас они порой выбираются из своих нор, чтобы нести страдания и разрушения. Темные Ангелы были подготовлены и могли воспринять то, что Борей собирался им рассказать.
— Однако есть еще более мрачная история, которую вы должны услышать.
Капеллан снова остановился и сделал еще один глубокий вдох. Это была точка невозврата. Сказанное изменит их навсегда.
— Вам ведомы имена предателей, названия ненавистных нам легионов, охота за которыми будет продолжаться до тех пор, пока хоть один изменник продолжает дышать: Дети Императора, Тысяча Сынов, Пожиратели Миров, Альфа-Легион, Несущие Слово, Железные Воины, Гвардия Смерти, Повелители Ночи, Сыны Хоруса. Вы вспоминаете эти имена с яростью. Но есть еще один легион, который не попал в тот омерзительный список. Имя его — Темные Ангелы.
Космодесантники сидели, потрясенные услышанным. Борей мог видеть замешательство, написанное на их лицах. Он хорошо понимал мысли и эмоции, которые сейчас овладели их сознанием. Внезапная пустота, сомнение, отрицание. Брат Дамас заговорил первым.
— Я не понимаю, брат-капеллан, — начал сержант-ветеран, наморщив лоб в раздумье. — Как мог наш орден оказаться в числе предателей?
— Я лоялен Императору как сам Лев! — воскликнул Завл, вскочил на ноги и ударил себя кулаком в грудь.
— Мы все лояльные воины, — согласился Гефест. — Как ты можешь обвинять нас в таких поступках?
— Ваша чистота и верность не подлежат сомнению, — сказал Борей, спустившись с кафедры и встав перед ними. — Однако семя ереси находится внутри всех нас.
— Это проверка? — спросил Тамиил, оглядываясь на других. — Это испытание, не так ли?
— Наша жизнь — постоянная проверка, брат Тамиил, — отозвался Нестор спокойно. — Я не думаю, что капеллан-дознаватель собирается нас проверять.
— Слушай! — свистящим шепотом произнес Борей, жестом приказывая Завлу сесть. Космодесантник нехотя вернулся на скамью и уставился на Борея с подозрением. — Слушай, и тогда получишь мудрость и знания. Как вы думаете, почему Темные Ангелы не участвовали в битве на Терре? Почему мы не стояли возле стен императорского дворца вместе с Имперскими Кулаками и Белыми Шрамами?
— Нас задержали силы Воителя, — ответил Гефест. — Мы прибыли, когда битва уже была выиграна. Или ты хочешь сказать, что это очередная ложь?
— Не ложь, а полуправда, — ответил Борей. — Мы действительно боролись с теми, кто поднялся против Императора. Мы воевали против наших боевых братьев, которые восстали против него. Когда Лев вернулся на Калибан, собственные космодесантники атаковали его.
— Но это бессмыслица, — запротестовал Завл. — Мы были старейшим и величайшим из легионов, почему же кто-то из нас поклонился Хорусу?
— Кто знает, что происходило в развращенных умах предателей, которые пошли против своих боевых братьев?..
Это была уже откровенная ложь, Борей прекрасно знал, почему Темные Ангелы воевали друг с другом. Он слышал об этом от Астеляна. Однако здесь и сейчас требовалось не понимание, а просто послушание.
— …Они были развращены человеком, который оказался мастером убеждения, яд которого прикрывала ложь о дружбе со Львом. Близкий Эль'Джонсону человек повернулся против него. Это был Лютер Предатель.
ТерминаторДата: Понедельник, 19.08.2013, 19:48 | Сообщение # 58



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Лютер был Льву как отец, — фыркнул Дамас. — Почему в наших легендах не упоминается такой тяжкий проступок?
— Потому что мы вычеркнули его, — жестко ответил Борей. — Потому что истина слишком опасна, чтобы дать ей волю. Потому что знание портит само по себе. Потому что вы, мои боевые братья, должны мыслить с чистотой и ясностью, а времена Ереси Хоруса полны сомнений и неопределенности.
— Ты лгал нам, обращался с нами как с детьми… — Тамиил опустил взгляд и сжал голову руками. — Ты сомневался в нас и все от нас скрывал.
— Нет! — отрезал Борей. — Все потому, что такое позорное наследие — не подходящая для вас ноша. Знание — опасная вещь. Оно омрачает ум, порождает распущенность и ересь. Только сильные волей, только самые крепкие в вере и чистые могут осознать, какой грех лег на нас из-за этого гнусного поступка, совершенного в момент нашей величайшей славы. Только тот, кто с мужеством противостоит тьме внутри собственной души, может стремиться к восстановлению чести нашего ордена. Я считаю, что вы готовы к этой борьбе, и я говорю вам это не с целью причинить вред, но чтобы дать вам силы исполнять свой долг с энергией и рвением.
— А почему именно сейчас, капеллан-дознаватель, ты решил раскрыть эту информацию? — спросил Нестор тихо.
Другие резко обернулись к нему, а потом перенесли внимание на Борея, кивая в знак согласия.
— Потому что возможность искупления под рукой! — заявил Борей, прохаживаясь перед космодесантниками. — Тот самый подлый враг, о котором я говорю, последователи Лютера, Падшие Ангелы, возможно, находятся прямо здесь, в системе Писцина.
— Изменники здесь?! — ахнул Завл. — Откуда ты знаешь? Как мы можем доверять твоим словам?
— В нашем ордене веками верили и мне, и другим капелланам, — отозвался Борей. — Мы никогда не лгали вам, не лгали напрямую. Мы стремились защитить вас, уберечь от нашей запятнанной истории. Так было все десять тысяч лет. Думаете, что я сам чувствовал, когда узнал правду? Думаете, я принес обет хранить тайну с легким сердцем, когда мне открылось то же самое, что сейчас открывается вам? Я задавался вопросами, которые теперь беспокоят и вас. В смятении своего разума я искал смысл. И нашел его с помощью братьев, а вы теперь можете найти этот смысл с моей помощью. В этом заключается самое большое испытание Темных Ангелов. Но это не проверка, которую можно выдержать или не выдержать, здесь нет установленного мерила. Это испытание, в котором судья истины — ваше собственное сердце. Правду нести тяжело, теперь вы среди тех, кто обязан разделить это бремя. Вы должны находиться среди боевых братьев, зная, что нами движет, они же не будут этого знать. Вот что означает вступить в Крыло Смерти.
— Крыло Смерти? — переспросил Гефест. — А какая связь между Крылом Смерти и Падшими?
— И в прошлом, и в настоящем все воины Крыла Смерти знают то, что я вам поведал, — объяснил Борей. — В силу ваших новых знаний вы теперь тоже принадлежите к Крылу Смерти. Это означает нести одновременно и честь ордена, и позор прошлого в своей душе.
— Я сейчас в Крыле Смерти? — рассмеялся Тамиил. — Вот так просто я могу попасть в первую роту, в элиту ордена?
— Существуют церемонии, нужно принести клятвы и перекрасить броню, — сказал Борей, остановился перед боевым братом и положил ладонь на его голову. — Но, да, сейчас вы в Крыле Смерти, другого пути нет. Обычный боевой брат не должен знать то, что узнали вы, таким образом, мне придется выполнить посвящение и передать вам тайные знания нашего ордена.
— Я снова задаю свой вопрос, брат-капеллан: почему именно сейчас? — поинтересовался Нестор.
— Падшие в Писцине! — повторил Борей. — Я же сказал, мы охотимся за их судном. Объявляю эту миссию крестовым походом, священной войной против самого древнего врага нашего ордена. Мы должны пойти и приготовиться к битве. Мы не будем знать отдыха, не снимем броню и не сложим оружия, пока враг не будет уничтожен. Расплата откладывалась сто веков, но сейчас наша месть не за горами. Теперь вы видите, в чем истинная цель Темных Ангелов. Пока хоть один Падший живет, не раскаявшись в грехах, мы не можем добыть себе истинные почести, не можем служить Императору, как полагается величайшим из воинов. Все остальное мы можем совершить, и все будет в конечном счете тщетно, но охота, поиск — они придают смысл нашему существованию. Только исцелившись от тяжких ран Ереси Хоруса, мы сможем заново начать созидание.
— У меня внутри все горит огнем! — заявил Завл, стукнув себя в грудь.
Глаза его широко распахнулись, мышцы напряглись. Он упал на колени к ногам Борея.
ТерминаторДата: Вторник, 20.08.2013, 19:07 | Сообщение # 59



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Я все понял, капеллан-дознаватель! Прости мои сомнения! Спасибо, что открыл мне глаза и поведал тайну. Благодарю, что подарил моей жизни цель. Клянусь, я последую за тобой даже в Око Ужаса, чтобы перечеркнуть наше прошлое.
Остальные космодесантники последовали его примеру и опустились на колени перед капелланом-дознавателем. Нестор поколебался, глядя на других, а затем преклонил колени в конце строя. Гордость переполняла сердце Борея, когда он шел вдоль шеренги братьев, касаясь головы каждого. При взгляде на коленопреклоненных воинов его сомнения, казалось, рассеялись как туман. Завл был прав. Они готовы к борьбе, готовы искоренить позор ордена.
Борей тоже был готов сражаться, чтобы вырвать с корнем память об Астеляне и забыть собственный позор.

Миновало несколько дней, все это время «Клинок Калибана» рыскал во внутренней части системы Писцина, а Темные Ангелы готовились. Они не просто готовились к войне, они собирались предпринять крестовый поход, священный для космодесантников. Предстояла не обычная миссия, ведь они поклялись священной клятвой и не могли успокоиться, пока она не исполнится или пока они не умрут. Это был более чем поиск, скорее, состояние души, цель превыше всех иных целей.
На протяжении крестового похода космодесантники не знали ни сна, ни отдыха, и всего один час в день тратили на медитацию в полубессознательном состоянии. Погрузиться в нее помогал имплантированный каталептический узел. Оставшуюся часть времени Темные Ангелы проводили за подготовкой снаряжения или в молитве. Теперь, когда Борей ввел своих боевых братьев в Крыло Смерти, они перекрасили броню в цвет белой кости, подобающий воинам первой роты, и применили новые маркировки. Они получили право на личную геральдику и, полагаясь на помощь Борея и его старые записи, часами проверяли гребни шлемов и окраску на соответствие традициям ордена. Капеллан-дознаватель научил их новым боевым гимнам: секретному «Катехизису ненависти», посвященному истории Падших, гимну под названием «Опус Викториус», сложенному в честь победы лояльных Темных Ангелов над адептами Лютера, и «Строфам осуждения», в которых перечислялись имена и злодеяния всех Падших, обнаруженных за годы поиска.
Тем временем «Клинок Калибана» рассекал пространство в поисках «Сан Карте». Сен Назиил находился на связи с «Тором 15». Прошло восемь дней, судно миновало Писцину ІП и двинулось дальше, во внутреннюю часть системы. Иногда приходил ложный сигнал тревоги, вызванный аномальными показаниями приборов на одном из двух кораблей. По большей части такие сигналы объяснялись сбоями в системе или радиоактивным излучением астероидов. Один раз Темные Ангелы наткнулись на торговое судно, которое получило повреждения при выходе из варпа и теперь дрейфовало с испорченной системой дальней связи. «Клинок Калибана» проходил совсем близко, когда принял сигнал бедствия. Борей, который не собирался отказываться от охоты на Падших ради транспортировки заблудившегося судна, обменялся с капитаном «торговца» короткими нелицеприятными сообщениями, что огорчило сначала капитана «Тора 15», а потом и командора Кейли, но Борей не придал этому значения. Он сосредоточился на крестовом походе и не собирался ни отвлекаться, ни отклоняться от цели.
Капеллан много времени проводил с другими космодесантниками, помогая им примириться с услышанными откровениями. Он руководил их молитвами, пока братья не пришли к некоторому, пусть грубому, пониманию. Завл реагировал с гневом, его ненависть к изменникам превратилась в едва управляемую ярость, когда Борей подробнее рассказал об их предательстве и о гражданской войне, которая расколола орден. Гнев Дамаса, более холодный, обратился вовнутрь. Каждую свободную минуту он тратил, тщательно записывая «Опус Викториус» в крошечные свитки, прикрепленные к силовой броне, это приносило ему облегчение и позволяло сосредоточиться на мести. Гефест тоже трудился в корабельной кузнице или в мастерской, призывая благословение Бога-Машины на каждый болт-пистолет, каждую заклепку брони, каждый энергоранец. Тамиил тренировался на полигоне, поражая в каждом раунде статические и движущиеся цели и, не переводя дыхание, нараспев проклинал Падших при каждом выстреле. По мнению Тамиила, открытого противостояния приходилось ждать слишком долго.
ТерминаторДата: Вторник, 20.08.2013, 19:07 | Сообщение # 60



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


И наконец, Нестор. Он мало изменился после того, как Борей приоткрыл прошлое ордена. Апотекарий провел тщательный, строжайший медицинский осмотр братьев, после чего объявил, что все они находятся в идеальном состоянии и готовы к борьбе и священной войне. Возможно, он изменился только в одну сторону — стал еще тише. Чем дольше затягивался поиск, тем более закрытым и необщительным становился Нестор, казалось, он только и ждет возможности высадиться с корабля. Всякий раз, когда Борей затрагивал эту тему, апотекарий отвечал, что он полон решимости завершить миссию как можно скорее, так как опасается за Писцину, покуда в системе остаются Падшие.
Этот факт беспокоил и самого Борея. Настойчиво преследуя «Сан Карте», он забрал с собой всю свою команду. Впервые за целое тысячелетие на Писцине IV находились только слуги Темных Ангелов и не было ни одного космодесантника. Прежде, даже во время коротких вербовочных экспедиций на Писцину V, за командира в цитадели оставался Дамас, Завл или Тамиил. Борей мучился тем, что недооценил ситуацию: возможно, враг попросту выманил их с Писцины. Капеллан отбрасывал эту мысль, но она возвращалась снова и снова, глубоко засела в мозгу, мучила во время молитвы, надоедала во время тренировочных боев. Однако он ничего не мог поделать, кроме как придерживаться однажды выбранного образа действий. Священной обязанностью воина Крыла Смерти всегда оставался поиск Падших, где бы они ни прятались, а тут как раз появилась прекрасная возможность выполнить эту обязанность. Борей объявил крестовый поход, и будущее определилось, хорошо это было или плохо. К тому же на Писцине IV находился пятнадцатитысячный гарнизон Имперской Гвардии во главе с командующим, и даже Падшие не рискнули бы противостоять такой мощи.
Минуло еще девять дней, и поиск наконец принес результат. «Тор 15» обнаружил судно неподалеку от орбиты Писцины II и двинулся туда, чтобы изучить ситуацию. Борей приказал на полной скорости вести «Клинок Калибана» в этот же самый район. Встреча на первый взгляд могла показаться самой заурядной, но внутренний голос подсказывал капеллану, что на этот раз перед ними враг, и последняя схватка уже не за горами. До точки перехвата судна изгоев оставалось всего два дня пути, когда Борей собрал Темных Ангелов в часовне. Физически они были готовы к предстоящему сражению, но теперь следовало подготовить их разум и душу.
Весь первый день Темные Ангелы постились и медитировали, каждый наедине с собственными мыслями. Борей на это время погрузился в размышления о будущем. Если орден прямо сейчас не вел где-нибудь полномасштабную войну, то, получив предупреждение Борея, Башня Ангелов должна была отправиться на Писцину через варп. Где-то в глубине души капеллан опасался, что действия его сочтут самонадеянными и эгоистическими. С другой стороны, он даже хотел, чтобы так и получилось, потому что это значило, что приспешников Лютера на Писцине нет и нового допроса не будет. После встречи с Астеляном капеллан провел еще один допрос, но там было проще, чем в первый раз. Полностью совращенный силами Хаоса космодесантник болтал, бредил и, несмотря на мучения, причиняемые Бореем, так и отказался от покаяния. Сильно покалеченный, он умер с криком, проклиная имя Льва Эль'Джонсона. Там не было коварных намеков, домыслов и откровений о Ереси Хоруса, как в случае с Астеляном, слова которого до сих пор смущали разум капеллана.
Вместе с тем больше всего Борей мечтал о столкновении с древним врагом. Это был шанс заново доказать свою лояльность после многих месяцев внутренних колебаний. Подобно Завлу, он жаждал получить очищение в священной битве, смыть страхи и сомнения кровью врагов. Во время ночных бдений Борей был потрясен, осознав, что космодесантники воистину живут лишь ради одного сражения за другим. Нигде, кроме как на иоле боя, они не чувствовали себя такими сильными, целеустремленными, исполненными жизни и энергии, а Борею слишком долго было отказано в этом удовольствии. Даже столкновение с орками оказалось обыденным и стандартным, по сравнению со сражением у базилики это была простая драка, хладнокровно рассчитанная стычка, которая не являлась испытанием и не отвлекала от проблем.
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Гэв Торп Ангелы Тьмы
Страница 4 из 8«12345678»
Поиск: