Гэв Торп Ангелы Тьмы - Форум
Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 812378»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Гэв Торп Ангелы Тьмы
Гэв Торп Ангелы Тьмы
ТерминаторДата: Понедельник, 19.08.2013, 18:51 | Сообщение # 1



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]




ИСТОРИЯ АСТЕЛЯНА

Часть первая

Свист двигателей челнока за спиной постепенно затихал, Астелян стоял на посадочной площадке, разглядывая большие, богато изукрашенные ворота. Когда-то их выковали из черного металла и отделали симметрично расположенными эмблемами в форме крылатых мечей.
Гигантские силуэты в стихарях из плотной белой ткани замерли в полумраке пещеры. Их было десять, все они оставались в тени, избегая яркого света свечей, находившихся на стенах. Каждая фигура удерживала перед собою поднятый двуручный меч, острые лезвия оружия сверкали в неверных отблесках огня. Такое же красноватое свечение падало на тысячи черепов, украшавших стены и потолок огромного склепа, мерцало в пустых глазницах, заставляло сиять отполированные безгубые оскалы. Некоторые кости были человеческими, но чаще они принадлежали чужакам — тут вперемешку находились черепа тонкие, с удлиненными чертами, и отвратительные, с ковшеподобными челюстями. Попадались безглазые чудовища, рогатые, перекрученные твари и прочие собранные Темными Ангелами искаженные нелюди, останки которых сейчас молча взирали с высоты. Одинокий удар колокола привлек внимание стражи. Огромные ворота перед Астеляном открылись внутрь, он сделал шаг, еще один удар колокола заглушил шипение гидравлики и скрип дверных петель. Одетый в силовую броню мерцающего угольно-черного цвета, Астелян даже без шлема возвышался над окружающими. Темные глаза спокойно смотрели из-под тяжелых надбровий, гладко выбритая кожа головы блестела. Астелян оглядел космодесантников, которые вместе с братом Бореем прибыли на шаттле. Борей тоже был облачен в белый стихарь, но, в отличие от воинов почетного караула, носил к тому же броню. Лицо капеллана скрывала маска в виде позолоченного черепа. Безжизненные линзы, вставленные в глазницы, не выражали никаких эмоций.
— Я не ожидал почетного караула. — Астелян взглядом указал на Темных Ангелов, замерших вокруг.
— Правильно, что не ожидал. Они здесь в мою честь, а не ради тебя, — ответил Борей спокойно и ровно, голосом, лишь слегка искаженным ретранслятором шлема. Затем он повысил тон, обращаясь к космодесантникам, собравшимся в зале: — Перестроиться для сопровождения!
Пятеро космических десантников заняли позицию впереди, а еще пятеро — позади вновь прибывших. По команде Борея они начали свое медленное шествие. Астелян чувствовал, как капеллан его подталкивает, и старался идти в ногу с остальными. Процессия миновала просторный зал и очутилась в широком, но низком коридоре, стены здесь украшали гравированные плиты. Астелян вдруг понял, что узнает это место.
— Мы только что прошли через Мемориальные ворота, не так ли? — спросил он Борея, который не ответил. — Я уверен. Все это кажется таким знакомым. Вон в той палате вывешивали родовые знамена тех семей Калибана, лорды которых пали в бою.
— Возможно, когда-то, но не сейчас, — все же отозвался Борей.
ТерминаторДата: Понедельник, 19.08.2013, 18:52 | Сообщение # 2



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Но как такое может быть? Еще с транспорта я разглядел, что это не Калибан, а что-то вроде космической станции. Раньше Мемориальные ворота вели к гробнице в катакомбах под цитаделью. Там было место для мертвых.
— Это верно, — подтвердил Борей.
Обеспокоенный и смущенный, Астелян пребывал в молчании, пока Темные Ангелы уводили его все дальше в глубины вызывающего тревогу места. Шествие освещали бездымные факелы, через равные интервалы прикрепленные к стенам. Коридоры пересекались, уходили то влево, то вправо, и Астелян отлично помнил, что все эти проходы ведут к гробницам древних правителей Калибана. Однако примирить недавнее зрелище с собственными воспоминаниями не получалось. Бронированная крепость, без сомнения, висела в космическом пространстве — с челнока он разглядел множество башен и огневых точек на том, что поначалу принял за гигантский астероид. Космодесантники, то и дело сворачивая, пробирались сквозь хаотическое переплетение тоннелей. Каменные плиты стен, покрытые надписями, славили имена Темных Ангелов, принявших смерть в героической борьбе. Казалось, эта дорога бесконечна и пролегает сразу во всех направлениях. Ноги ступали по толстому слою пыли, которая копилась тут долго, быть может, десятки лет или даже столетия. Небольшие ниши по сторонам хранили реликвии прошлого: там находились богато украшенные наплечники, рукоять и часть лезвия переломленного силового меча, гравированные черепа, перчатка из тусклого металла. Застекленные оссуарии позволяли видеть кости павших в бою воинов, а мемориальные доски рассказывали, какими они были при жизни. Астелян щекой чувствовал холод сквозняка, исходящего из боковых комнат, иногда он слышал то отдаленный вздох, то лязг цепей, каждый из этих звуков добавлял что-то свое в жуткую ауру склепа, усиливая смятение Астеляна.
На одном из перекрестков он краем глаза уловил движение. Слева в полутьме пряталось едва заметное миниатюрное существо ростом чуть выше, чем по пояс человеку. Из-под черного капюшона маленькой мантии в сторону Астеляна сверкнули холодным синим светом два глаза. Существо поспешно подалось обратно во тьму и исчезло. По мере спуска вглубь склепа замешательство Астеляна все возрастало, поэтому он не сразу осознал, что процессия остановилась. Темные Ангелы повернулись и вышли тем же путем, которым явились, оставив его и Борея в круглой камере около двух десятков метров в поперечнике с глухими железными дверями по периметру. Все двери, кроме одной, оказались закрыты, и Борей ткнул пальцем, указав направление. Астелян колебался лишь мгновение, а потом шагнул через порог и тут же замер, ошеломленный открывшимся внутри зрелищем. Небольшую, примерно пятиметровую комнату освещала жаровня в дальнем углу. Весь центр занимала каменная плита с привинченными к ней железными кольцами, с которых свисали тяжелые цепи, металлические приспособления на полке у стены угрожающе блестели, отражая мерцание углей. Еще двое космодесантников в рясах ожидали вошедших, их лица скрывали тяжелые капюшоны, на руках эти Темные Ангелы носили клепанные металлические перчатки. Один из них шагнул вперед, из-под капюшона мелькнула костяная белизна маски. Дверь захлопнулась за Астеляном, он обернулся и обнаружил, что Борей тоже прошел внутрь. Капеллан стащил с себя шлем и теперь держал его под мышкой. Пронзительные глаза смотрели так же холодно, как и плоский лик черепа со шлема. Голова, как и у Астеляна, чисто выбритая, была отмечена едва заметными шрамами. Левую щеку украшала татуировка с символом ордена — крылатым мечом, изо лба буграми выступали штифты за выслугу.
— Ты обвиняешься в том, что предал Императора и Льва Эль'Джонсона, и я как капеллан-дознаватель ордена Темных Ангелов нахожусь здесь, чтобы руководить твоим спасением, — произнес Борей речитативом.
ТерминаторДата: Понедельник, 19.08.2013, 18:52 | Сообщение # 3



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Тон капеллана был мрачен. Астелян рассмеялся в ответ, смех эхом отразился от голых стен.
— Ты должен стать моим спасителем? — огрызнулся он. — И какое право ты имеешь судить меня?
— Покайся в прошлых грехах, признай ошибочным путь вашего Лютера, и твое спасение получится быстрым, — произнес Борей, не обращая внимания на презрение Астеляна.
— А если я этого не сделаю? — поинтересовался Астелян.
— Тогда твое спасение будет долгим и трудным. — Борей многозначительно глянул в сторону полки, на которой лежали лезвия, щипцы и клейма.
— Значит, Темные Ангелы забыли прежнюю славу и выродились в варваров и палачей? — Астелян сплюнул. — Темные Ангелы были воинами, блестящими рыцарями битвы. И все же, прячась в здешней тени, они сами сделались тенью.
— Так ты не раскаиваешься в своих поступках? — снова спросил Борей.
Лицо его выражало решимость, в голосе проскользнул гнев.
— Я не совершил ничего плохого. Я отказываюсь отвечать на твои претензии и не признаю за тобой права обвинять меня.
— Очень хорошо, тогда постараемся снять бремя с твоей души, — заявил Борей, снова бросив взгляд на орудия пытки. — Если ты не покаешься добровольно и не заслужишь тем самым легкую смерть, нам придется изгнать грех из твоей души путем боли и страдания. Выбор за тобой.
— Никому из вас не удастся снять груз, который я на себя взвалил, — заявил Астелян. — Никому в этой комнате я и пальцем не дам себя тронуть, так что применяйте силу, если хотите.
— А вот это твой последний просчет. — Борей мрачно усмехнулся и подал знак одному из Темных Ангелов. — Брат-библиарий Самиил быстро все поправит.
Космодесантник откинул свой капюшон и открыл темное, обветренное лицо. Татуировка над правой бровью имела вид крылатого меча с навершием в форме глаза. Выбритую, как и у других, кожу головы испещряли крестообразные шрамы и следы ожогов. В глазах Самиила что-то шевельнулось. Астеляну понадобилось время, чтобы понять — это движение создавали крошечные искры психической силы.
Астелян шагнул к Борею, занося кулак для удара.
— Арканатум Энергис!
Самиил словно выплюнул эти слова. Синие молнии выскочили из пальцев псайкера и ударили Астеляна в грудь, швырнули его через всю комнату и припечатали о стену. Древний камень раскололся, и Астелян скривился от боли. Голубоватые искры плясали на его броне в течение нескольких ударов сердца — как раз столько понадобилось, чтобы подняться на ноги.
— И вы называете меня предателем, вы, допустившие колдуна в свои ряды! — проворчал Астелян сквозь зубы, с отвращением глядя на Борея.
— Молчать! — рявкнул Самиил.
Его голос пронзил разум и сокрушил чувства точно так же, как психический удар только что сломил тело Астеляна. Сопротивление длилось краткие мгновения, прежде чем сила ушла из рук и ног и Астелян обмяк внутри собственной брони. Сервомоторы взвыли, пытаясь удержать тело в вертикальном положении.
— Спать! — снова приказал Самиил.
На этот раз Астелян сумел дать отпор и на короткое мгновение воспротивился желанию опустить веки.
ТерминаторДата: Понедельник, 19.08.2013, 18:53 | Сообщение # 4



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Его открытый взгляд перехватил библиарий, и в тот же миг псайкер нанес ответный удар всей силой своего разума. Мысли смешались, зрение исказилось, и рев заполнил уши. Астелян отчаянно и безуспешно пытался освободиться от пылающего взгляда Самиила. Будто прикованный, он не мог отвернуться и поневоле все глубже погружался в колдовской огонь, полыхавший в глазах псайкера.
— Спать… — повторил Самиил, и Астелян провалился в беспамятство.

Очнувшись, Астелян не удивился, обнаружив себя прикованным к плите для допросов. Оглядев толстые звенья цепей на руках и ногах, он моментально понял, что даже его необычайная мощь не дает никаких шансов вырваться из оков. Он был лишен брони и лежал голым на каменном ложе. Жесткую кожу на бугрящихся мускулах покрывали десятки шрамов от операций, когда-то превративших его в космодесантника. На груди и животе чуть блестела темная вторая кожа, сквозь нее проходили разъемы для проводов и кабеля, которые в бою обеспечивали взаимодействие с силовой броней. Теперь металл бездействующих соединений и схем, проходя сквозь тело, холодил плоть. Оглядевшись, Астелян понял, что он один в комнате, и спросил себя, насколько быстро явятся мучители, хотя, в сущности, это не имело значения. Он хорошо знал, что сумеет блокировать любую боль, какую они осмелятся ему причинить. Боль — это слабость, у космодесантника из ордена Темных Ангелов нет слабых сторон. Лежа в ожидании, он напомнил себе о перенесенных в бою ранах и о том, как все равно продолжал сражаться. Даже сейчас, заключенный в тюрьму теми, кто отбросил оставленное им наследие, он будет продолжать борьбу.
Боевые братья предупреждали его, что Темные Ангелы уже не те, что теперь ими правят скрытность и подозрительность, но он действительно не поверил.
Если бы он понял, что они из себя представляют, то никогда не сдался бы им на Тарсисе. Последние недели оказались тяжелыми. Темные Ангелы напали на мир, которым правил Астелян, и вынудили его дать отпор. Только после большого кровопролития, пренебрегая советами починенных, Астелян смирился и позволил нападающим войти в собственный бункер.
Первые космодесантники, которых он увидел, казались очень осторожными и сбитыми с толку. Вскоре все они были отозваны, и капеллан Борей прибыл с эскортом терминаторов в тяжелой белой броне. Их нетрадиционная форма и варварские украшения в виде костей и перьев лишь усилили замешательство Астеляна, так же, как и использованное Бореем название — Крыло Смерти. В своем невежестве он не сопротивлялся даже тогда, когда они сковывали ему руки толстыми кандалами из титана — такими толстыми, что даже в силовых доспехах он не в силах был разорвать звенья. Боевой корабль, также с эмблемами Крыла Смерти, приземлился прямо возле командного центра. Погрузка прошла очень быстро, на борту Астелян не обнаружил никаких признаков присутствия других десантников.
С тех пор он содержался в полной изоляции. Перед посадкой на транспорт Темных Ангелов ему на голову накинули глухой черный капюшон, рот плотно заткнули кляпом. Позже он не виделся ни с кем, кроме Борея, который сам приносил Астеляну пищу и воду. Неясно, сколько длилось путешествие, наверняка прошли недели. Наконец Борей вернулся с кляпом и капюшоном, Астелян покинул шаттл и очутился на посадочной площадке.
ТерминаторДата: Понедельник, 19.08.2013, 18:53 | Сообщение # 5



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Теперь ему предстояло перенести пытки от рук обманом заманивших его в тюрьму Темных Ангелов. Астелян знал, что по невежеству его сочли предателем, а из-за суеверий к тому же вообразили, будто спасают его душу. Это выглядело насмешкой над всем, что было ему дорого, над всем, что Темные Ангелы несли Галактике. По мере того, как гнев возрастал, Астелян решил, что покажет этим существам ошибочность их пути, продемонстрирует, насколько они пали в глазах Императора.
Чтобы скоротать время и успокоить разум, Астелян погрузил себя в транс. Как учили, он отделился от физического тела, позволяя каталептическому узлу, имплантированному в мозг, контролировать психические функции. В полусне Астелян по-прежнему осознавал происходящее, был готов к отражению любых опасностей, но мозг отдыхал, пересылая нервные сигналы из покоящихся областей в те, что продолжали бодрствовать.
В состоянии дремы восприятие изменилось. По мере того как сознание перетекало между долями мозга, комната то ненадолго делалась яркой и цветной, то блекла до серости. Звуки появлялись и исчезали, воспоминания сначала накатывали волной, а потом таяли. Астелян ощущал себя плывущим в воздухе и крепко стиснутым его стремительным потоком. Вместе с тем сквозь эту иллюзию он внутренним взглядом видел дверь и ждал возвращения своих тюремщиков.

Прошло много времени, возможно, несколько часов, и Астелян вышел из гипнотического состояния уже в полном сознании. Усиленный слух уловил шаги, приближавшиеся снаружи. Именно этот звук кольнул сознание и заставил Астеляна прийти в себя. Тяжело загремел ключ, замок сдвинулся с громким лязгом, и дверь распахнулась. Вошел Борей, а за ним Самиил. Капеллан захлопнул дверь. Он был без доспехов, в простой белой одежде, распахнутый ворот открывал массивную мускулистую грудь космодесантника.
Борей обернулся и повесил ключи на крючок возле двери.
— Я надеюсь, ты использовал это время одиночества и покоя, чтобы как следует обдумать свое решение, — начал Борей, встав справа от Астеляна.
Астелян тем временем внимательно наблюдал за Самиилом, который устроился на другом конце комнаты.
— Насколько я понимаю, твои угрозы не имеют смысла, — отозвался он, повернув голову, чтобы встретиться взглядом с Бореем.
— Если ты не собираешься отрекаться от своих злодеяний, мы обязаны действовать в соответствии с древними традициями и долгом. — Борей речитативом начал ритуальный допрос: — Назови мне свое имя.
— Я командир ордена Мерир Астелян, — ответил он с ноткой пренебрежения в голосе. — Твое обращение не соответствует моему обязывающему к уважению рангу.
— Кому ты служишь? — спросил Борей.
— Когда-то я служил в Космическом Десанте Императора, в легионе Темных Ангелов, — ответил Астелян капеллану, опустив взгляд.
— Когда-то служил? А кому ты теперь служишь? — продолжал Борей, выступая вперед.
— Я был предан своими владыками, — ответил Астелян после минутных болезненных воспоминаний, по-прежнему избегая взгляда Борея. — Они отвернулись от меня, но я старался продолжать то великое дело, ради которого был создан Императором.
ТерминаторДата: Понедельник, 19.08.2013, 18:54 | Сообщение # 6



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— А что за великое дело? — Борей наклонился и, прищурившись, уставился на Астеляна.
— Добиваться, чтобы человечество могло править Галактикой, не опасаясь ни внутренней, ни внешней угрозы. — Астелян ответил жестко, с твердостью встречая взгляд капеллана-дознавателя. — Для этого нужно с гордостью и на переднем крае бороться против чужаков и невежд.
— А как получилось, что ты воевал против Темных Ангелов на Тарсисе? — спросил Борей.
— Я был еще раз предан Темными Ангелами, и мне опять пришлось бороться, чтобы защитить себя и защитить то, что вы уничтожили по незнанию. — Астелян поднял голову, чтобы посмотреть прямо на капеллана-дознавателя, и Борей заметил ненависть в его глазах.
— Ты из чистого эгоизма, по собственной прихоти поработил мир!
Борей сплюнул, наклонился и стиснул горло Астеляна. Мышцы шеи пленника напряглись, сопротивляясь давлению мощных пальцев Темного Ангела.
Когда Борей заговорил снова, в голосе его сквозило отвращение:
— Ты предал все, чему присягал, что должен был хранить! Признай это!
Астелян ничего не ответил. Эти двое ядовито посмотрели друг на друга и на какое-то время замерли в обоюдном отвращении, пока Борей не разжал захват и не отступил.
— Расскажи, каким образом ты оказался на Тарсисе, — потребовал капеллан. Теперь он скрестил руки на груди с таким видом, будто не пытался только что выдавить жизнь из прикованного пленника.
Астелян несколько раз глубоко вдохнул, пытаясь прийти в себя.
— Скажи мне только одно, — попросил он, окинув взглядом сначала Борея, а затем и Самиила. — Скажи мне, где я, почему это место кажется одновременно знакомым и совсем незнакомым. Если скажешь, тогда я, возможно, выслушаю твои обвинения, обдумаю их и отвечу.
— Неужели он так ни о чем и не догадался? — Самиил в изумлении уставился на Астеляна.
Гримаса раздражения на миг исказила лицо капеллана, прежде чем он обратился к своему пленнику:
— Ты находишься в Башне Ангелов, ренегат.
— Не может быть! — запротестовал Астелян, пытаясь сесть, но под тяжестью цепей он лишь немного приподнял голову. — Я не видел Калибан, когда мы сюда прилетели. Это не может быть нашей крепостью. Почему ты издеваешься надо мной?
— Никто над тобой не издевается, — ответил Самиил тихо. — Эта крепость — все, что осталось от нашего домашнего мира.
— Ложь! — заявил Астелян, снова пытаясь сесть, его мышцы напряглись, пока он воевал с цепями. — Это просто уловка!
— Ты знаешь, мы говорим правду. — Борей, нажав рукой на грудь Астеляна, заставил его снова лечь. Взгляд капеллана продолжал источать отвращение. — Это все, что осталось от Калибана, — нашу родину уничтожило твое предательство.

Все замолчали на насколько минут, пока пленник переваривал эту информацию. Холод каменного ложа уже начал проникать в плоть Астеляна. На грани обморока он слушал собственное дыхание, это дыхание было таким тяжелым и быстрым, будто воздух вдруг наполнился густым туманом. Все эти годы Астелян собирал информацию о бывших командирах, но ни разу не слышал о катастрофе. Быть может, это трюк, призванный ослабить его решимость? Идею насчет трюка тут же пришлось отбросить, против нее свидетельствовали наблюдения самого Астеляна, сделанные в момент прибытия.
Он совершенно точно находился в катакомбах под некогда славной крепостью ордена Темных Ангелов, но теперь эта часть планеты оказалась оторванной и находилась в космосе. Именно эта мысль принудила Астеляна заговорить:
— Так вот почему вы напали на Тарсис, хотя я вас не провоцировал? Считаете, уничтожить мой новый дом — это удачный реванш за собственную утрату?
— Твой новый дом? — переспросил презрительно Борей. — Мир, полный солдат и рабов, которые поклялись тебе в верности. Думаешь, в твоих действиях нет ереси?
— Разве теперь это ересь — править миром во имя Императора? Разве это неправильно — вновь командовать армией, как и раньше?
ТерминаторДата: Понедельник, 19.08.2013, 18:56 | Сообщение # 7



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Астелян взглянул на Борея, а потом быстро перевел взгляд на Самиила.
— Мы были созданы, чтобы служить человечеству, а не чтобы господствовать над ним, — хрипло сказал Борей, склонился над Астеляном и большим пальцем вытер бусины пота с его лба.
— Ты отрицаешь, что мы правили Калибаном? — рассмеялся Астелян. — Ты забываешь, что миллионы крепостных трудились на полях нашего мира, чтобы одеть и накормить нас, и в кузницах и механических цехах, чтобы вооружить нас, и на наших кораблях и заводах.
— Мир не должен находиться в рабстве у одного космодесантника, — отозвался Борей.
— Мы все своего рода рабы, но некоторые служат Императору с охотой, а других приходится заставлять, — возразил ему Астелян.
— А ты-то сам каков? — спросил Самиил и шагнул вперед. — Разве не ты и другие, одной с тобою породы, предали Темных Ангелов и отказались служить, чтобы узурпировать власть Льва?
— Никогда! — яростно выкрикнул Астелян. — Это остальное человечество предало нас! Я воевал с вами на Тарсисе и был потрясен тем, что увидел. Мои армии были велики, отлично обучены и достойны самого Императора, но против мощи Темных Ангелов не устояли. Однако вы все равно разделены и рассеяны в космосе, среди звезд, ваши зубы вырваны… Мне хватило двухсот лет, чтобы разобраться в этом.
— Ты не прав, — заявил Борей, прохаживаясь туда-сюда и бросая на Астеляна хищные взгляды. — Легионы разделили, чтобы впредь никто не сумел завладеть слишком большой властью…
— Действие безвольных людей, завистников, которые страшились нашей сущности, — возразил Астелян, двигая головой так, чтобы Борей оставался в поле зрения. — Раньше я командовал тысячами космодесантников и был лишь одним из многих командиров в легионе Темных Ангелов. Тогда целые миры склонялись перед нашим гневом. Я взял бы Тарсис за один день, но вы воевали против меня вдесятеро дольше.
— Власть испортила тебя, как портила многих других, — бросил Борей, отворачиваясь. — Она — то самое искушение, которому мы не позволили существовать.
— Испортила? Вы называете меня испорченным?! — Теперь Астелян уже кричал, его голос звенел в стенах тесной камеры. — Это вы испортились, скрываясь в темных кельях, крадущиеся в тени, страшащиеся власти, которой обладали раньше. Я помню это место в дни победы. Сто флагов реяли над башней, и тысячи огней освещали залы в великий праздник, пока мы наслаждались нашей славой. Я помню время, когда Темные Ангелы рассекали Галактику подобно мечу Императора. Мы были первыми и самыми лучшими, никогда не забывайте об этом! Следуя за Императором, мы ни разу не знали поражений, и даже когда нам отдали Калибан и Эль'Джонсон возглавил нас, мы оставались повелителями битвы. Это был момент славы, который нужно пережить заново. Мы существуем ради битвы! Я ковал армию, чтобы продолжить Великий крестовый поход.
— Великий крестовый поход закончился десять тысяч лет назад, когда ты и подобные тебе пошли против Императора и попытались уничтожить все, что он создал, — заявил Самиил.
Борей задумался, молча отвернувшись.
— Я не принимаю ваших обвинений, — произнес Астелян.
Некоторое время в камере царило молчание, потом Борей навис над плитой, скрестив руки на массивной груди, бицепсы напряглись под тканью одежды.
— Если ты не предатель, то объясни, почему командовал армией, чтобы противостоять нам на Тарсисе, — спокойно попросил капеллан-дознаватель.
— Выбора не было, — отозвался Астелян с горечью. — С моих судов и форпостов шли сообщения, они касались корабля, который вышел из варпа, я приказал провести расследование на месте. Ваше ударное судно, не отвечая на позывные, открыло огонь и уничтожило один из моих патрульных кораблей. Вполне естественно, остальные начали атаку, на них же напали без предупреждения. Вы не выказали милосердия и убили почти тысячу моих людей!
— И все же, когда боевые братья приземлились и стало понятно, что это Темные Ангелы, ты не сдался, не приказал армии обеспечить нам свободный проход, — продолжил Борей.
— Я приказал им держаться любой ценой! — выпалил Астелян.
— Такие приказы — твоя вина! — взревел Борей. — Причина — в твоих злодеяниях и страхе пред правосудием!
— Я сделал это, чтобы сохранить созданное. — Голос Астеляна понизился до шепота. — Однажды против наших великих дел повернули оружие по ошибке. Я не позволил бы такому повториться.
ТерминаторДата: Понедельник, 19.08.2013, 18:57 | Сообщение # 8



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Что за великие дела? — Борей усмехнулся. — Мир, который трудится ради твоей спеси? Десять миллионов душ в цепях, чтоб питать твои амбиции? Наемные работники, призванные солдаты, повязанные твоей алчностью?
— Я узнал, что Империум распространился более чем на миллион миров, — объяснил Астелян, представив себе огромные города-кузницы Тарсиса. — Количество людей неисчислимо, миллиарды миллиардов переполняют звездные системы, космопорты и корабли. Скученные в городах-ульях, рассеянные по рудным мирам, заключенные в тюремные баржи… Я еще раз повторяю — мы все рабы воли Императора.
— Рабы Императора, возможно, но не твои рабы, — возразил Борей. — Ты был создан, чтобы служить, а не править, ты воин, а не губернатор. Твоя обязанность — подчиняться и воевать, более ничего.
— Я инструмент воли Императора, его оружие и его символ, — ответил Астелян, снова взглянув на дознавателя. — Как можно не замечать лицемерие собственных слов? Вы обвиняете меня в том, что я сопротивлялся. Как я мог не сделать этого, если ваши машины уничтожили поля, кормившие мой народ, ваши пушки разрушили фермы и города, а твои боевые братья убивали моих людей, как бракованный скот?
— Мы сделали то, что ты вынудил нас сделать. — Борей обвиняюще ткнул пальцем в Астеляна. — Это все твоя надменность, которая принесла страдания и гибель рабам Императора. Это все ты, пославший их против нас. Это ты обрек их на смерть, чтобы они жертвовали жизнью, защищая тебя. Ты, предатель, обречен уничтожать все, с чем столкнешься. Твои грехи — вот твое проклятие, так же как след крови и смерти за тобой.
— Моя армия храбро сражалась до конца, как я учил их, — сказал Астелян, закрывая глаза.
Перед его мысленным взором возникла картина военного парада на улицах столицы: тысячи воинов шли рядами, реяли высоко поднятые знамена, били барабаны, их звук сливался с топотом ботинок. Он вспомнил свою последнюю ставку в командном бункере, вспомнил, как солдаты бросались на штурмующих, закидывая их собственными телами. Ни один не заговорил о капитуляции, ни один не уклонился от выполнения долга.
— Их вела любовь к Императору, вы вынудили людей к таким актам отчаяния. Они боялись того, чем вы являетесь, страх дал им силы продолжать сопротивление, чтобы помешать вашим паразитическим планам.
— И ты называешь нас паразитами! Кто жил в роскоши, в то время как твои люди голодали, а твои солдаты дрались за объедки? — Сказав это, Борей покачал головой. — Ты мерзость, отвратительная пародия на космодесантника. Там, где ты видишь силу, я вижу жестокость. Где провозглашаешь величие, я вижу деспотизм худшего сорта. Твои ереси уму непостижимы. Просто признайся в своих грехах, очисти душу от этой ноши, и ты будешь свободен.
— Ты называешь это свободой? — Астелян горько рассмеялся, кивнув на орудия пытки на полках. — Ты называешь это службой Императору? Темные Ангелы были первыми, это был гордый легион. Мы проложили путь света среди звезд во имя Императора, а теперь вы окружаете себя тенью и обманом. Ваши могучие воины опустошили планету из-за меня одного, в то время как целые звездные системы погибают под натиском чужаков и нечистых.
— Ты смеешь обвинять меня! — отрывисто бросил Борей. — Клянусь Львом и Императором, ты признаешь свои преступления и покаешься в грехах. Я учту все, что ты сделал, каждый неправильный поступок, каждое совершенное тобой злодеяние.
— Я тебе ничего не скажу! — отрезал Астелян.
— Ты лжешь, — вмешался Самиил, глядя прямо в глаза Астеляну. — Ты боишься. Есть секреты, запертые в твоем мозгу, знания, которые ты пытаешься спрятать от нас.
— Отойди от меня, колдун! — взревел Астелян. Цепи глубоко врезались в его плоть, когда он попытался добраться до псайкера. — Не загрязняй мою душу магией.
— Твоя душа и так загрязнена, — сказал Борей, резко прижав голову Астеляна к мокрой от пота плите. — У тебя только один шанс спасти ее, и я предлагаю тебе его. Покайся в том, что встал на путь Лютера, попроси прощения у Льва и Императора. Признайся в своем бесчестье, и спасение твое придет без боли и сожаления. Сопротивляйся — и я буду вынужден спасти тебя от тебя же самого.
— Делай свое дело, палач, — тихо проговорил Астелян, закрывая глаза и отворачиваясь от Борея.
— Перед тобой капеллан-дознаватель, и мне не нужен твой страх, нужно только твое послушание, — произнес Борей, бросив взгляд на полку с орудиями пытки.
Он выбрал клеймо с наконечником в виде двуглавого имперского орла, медленно подошел к жаровне и погрузил железо в пламя, поворачивая его время от времени, чтобы нагреть равномерно. Потом приподнял и легонько подул. Тусклый свет вспыхнул ярче, струйки дыма рассеялись в воздухе. Борей занес клеймо над правой рукой Астеляна, и тот кожей ощутил жар металла и покалывание.
ТерминаторДата: Понедельник, 19.08.2013, 18:58 | Сообщение # 9



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Космодесантники настолько ослабели за эти холодные тысячелетия, они боятся огня до такой степени, что даже простой ожог причинит им боль? — Астелян усмехнулся.
— Будет немного боли для начала, — объяснил Борей. — Но даже ты, физически совершенный, испорчен духовно. Ты начнешь чувствовать касание пламени, ласку лезвий — после сотого дня, на тысячный день. Время не имеет значения. Очищение души — процесс неспешный. Это долгий и трудный путь, мы с тобой будем путешествовать вместе.
Астелян стиснул зубы, когда клеймо впилось в его плечо, наполняя ноздри запахом горелого мяса.
ИСТОРИЯ БОРЕЯ

Часть первая

Пламя гигантского костра взметнулось ввысь, окутав естественный амфитеатр горячим красноватым свечением. Окружность каменных стен вздымалась в небо на сто метров и даже выше, древние кальдеры тоже достигали сотен метров в поперечнике, их испещряли десятки отверстий, опутывала сеть веревочных лестниц и мостков. Размеренный стук барабанов эхом отражался от скал, резонировал с заунывной песней людей, которые танцевали и прыгали вокруг огня. Странные звери, шестиногие и восьминогие, жарились на вертелах над огненными ямами в полу арены, запах горелого мяса смешался с ароматическим дымом ритуального костра.
За краем кальдеры джунгли простирались на многие километры. В лесу шум варварского праздника был еле слышен, свет быстро гас, зато там шипели и рычали ночные хищники, тревожно вопили их жертвы, гудел ветер, который шевелил густой и темный навес зелени. Простиравшееся над верхушками деревьев ночное небо было скрыто облаками сернистого дыма, порожденного многочисленными вулканами Писцины V. Свечение этих вулканов окрашивало алым цветом подбрюшье облаков, в то время как земля содрогалась от извержений, а реки лавы непрерывно заливали мир, сметая целые участки джунглей.
Крошечная, будто укол иглы, точка света появилась в сумрачном небе, ярко-желтая и быстрая. По мере приближения она выросла в ясное свечение, и рев двигателей боевого корабля перекрыл звуки ветра. Плазменные двигатели выбросили струю огня. «Громовой ястреб» спикировал в джунгли, струи пара стекали с коротких крыльев, тупой ребристый нос рассекал плотную атмосферу.
Готовые отразить любую опасность, многоствольные орудия зашевелились под крыльями, когда корабль с шумом появился всего в десяти метрах над вершинами деревьев. «Громовой ястреб» мчался над вздымающимся морем растительности, выхлопы его моторов заставляли содрогаться верхушки деревьев. Потом рев двигателя перешел в вой, корабль отчаянно тормозил, свечение плазмы главных двигателей сменилось синими бликами двигателей малой тяги. «Громовой ястреб» опустился в кальдеру на лазурном столбе огня и разогнал туземцев, перепуганных его падением с неба едва ли не в главный костер.
Паника на некоторое время охватила жителей деревни, они отчаянно метались туда-сюда, пытаясь спрятаться от огненной струи, пока вождь не прикрикнул, приказав им унять страх. К тому времени, как машина приземлилась, глубоко зарывшись в грунт на дне кратера, вождь и его лучшие воины уже собрались, чтобы приветствовать отряд, прибывший на десантном корабле. Двигатели отключились и затихли, на несколько секунд воцарилась напряженная тишина, после чего передняя аппарель опустилась под шипение гидравлики.
Трап тяжело лязгал под ботинками, когда Борей выходил из «Громового ястреба». Одетый в черную силовую броню, космодесантник имел внушительный вид. Толстые пластины из твердых сплавов, покрытые абляционной керамикой, защищали все тело. Пучки искусственных мускулов под сокрушительной тяжестью доспехов откликались на каждое движение, позволяя двигаться так быстро и легко, как будто этой тяжести не существовало. Шлем в форме черепа между двумя огромными наплечниками свободно вращался при помощи приводов, что не только обеспечивало обзор, но и создавало устойчивую защиту против атак сбоку. Ранец на спине, соединенный с нервной системой, позволял регулировать питание брони легко и без усилий, будто второе сердце, а броня давала возможность в любой момент впрыснуть стимуляторы в кровяное русло. Даже без усовершенствованной брони за счет генетически улучшенной физиологии Борей был во много раз сильнее и быстрее обычных людей, а в боевой броне он мог рукой раздавить чужой череп или кулаком пробить защиту танка. Сотни датчиков усиливали и без того обостренные чувства, поставляя поток информации, не сравнимый с обычными ощущениями, специально развитый мозг воспринимал этот поток на уровне подсознания. Так же неосознанно обычный человек слышит или видит.
ТерминаторДата: Понедельник, 19.08.2013, 18:58 | Сообщение # 10



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Борей остановился на секунду и бросил взгляд на собравшихся жителей деревни. Автоматические сенсоры черепоподобного шлема окрасились в красный цвет. Обонятельные фильтры позволили определить состав атмосферы: в основном кислород и азот, но с сильной примесью серы, углерода от костра, а также пота перепуганных жителей деревни. Все это он тоже определил без усилий.
— Режим ужаса, — пробормотал Борей, звукосниматель брони распознал суб-акустическую команду.
Фокус зрения смазался и изменился. Обитатели деревни теперь выделялись резкими контурами, он мог видеть внутренние органы людей и биение жизни под их кожей. Измененным глазам Борея понадобилось некоторое время, чтобы сориентироваться в смешении форм и оттенков, после чего он заново разобрался в своем окружении. С точки зрения жителей деревни, которые таращились с открытыми ртами, тускло-красные линзы шлема сменили свой обычный цвет, засияв от прилива энергии, и благоговейный ропот прокатился над поселком.
Борей спокойно оглядел кальдеру, усиленный техникой взгляд, пронизав камень, упал на людей, укрытых в пещерах, на их грубые постели и скарб, который выглядел как переплетение серых и зеленых линий. Людей в пещерах было мало, в основном дети. Довольный, что все прошло по плану и ничто в поселке не несло угрозу, он прошептал другую команду, которая привела глаза в норму.
Борей помигал в своем шлеме. Даже на короткое время усиленные зрительные способности оставили после себя пляску расплывчатых образов, заметную краем глаза. Впервые получив новую броню, такую точную и оснащенную вспомогательными системами, он вообразил, будто «режим ужаса» — настоящее чудо. Однако вскоре обнаружилось, что длительное использование этого чуда может привести к серьезной дезориентации и тошноте, несмотря на вековой опыт и долгие месяцы тренировок.
— Территория безопасна, следуйте за мной, — проговорил он, и шлем передал эти слова космодесантникам на корабле.
Вниз по трапу за Бореем прошагали другие члены его команды. Первым шел Гефест, технодесантник и пилот «Громового ястреба». Его броня была отделана почти так же богато, как у Борея, пластины на груди украшал двуглавый орел с распростертыми крыльями и шестеренкой в когтях, густо-зеленый цвет доспеха на левом плече сменялся красным, чтобы подчеркнуть особый ранг владельца. Затем появились боевые братья Тамиил и Завл, которые промаршировали по трапу бок о бок в ногу, непринужденно неся болтеры, однако оба сохраняли непоколебимую бдительность, то и дело оглядывались, поворачивая покрытые шлемами головы. Последним в группе был Нестор, апотекарий, хранитель физического здоровья. Его белые доспехи бугрились от дополнительного оборудования, из предплечья торчали шприцы и шейки ампул, кабели, размеренно покачиваясь, тянулись к громоздкому ранцу.
Старейшина деревни выступил вперед и преклонил колено, а следом за ним склонились и другие аборигены. Вождь был жилистым и худым, но, несмотря на свой преклонный возраст, сохранил крепкие мышцы и двигался с текучей грацией. Он был одет в темно-красный короткий саронг из толстых шкур, украшенный растительным орнаментом. Его грудь и руки, так же как и лысый череп, покрывали синие татуировки. Каждая состояла из мелких точек и изображала пылающие звезды, завитки туманностей и странно искаженные схемы орбитальных систем и спутников. На плечи старейшина накинул длинный плащ, сплетенный из тонкой лозы и покрытый крошечными шипами, которые ранили плоть, оставляя на спине и плечах кровоточащие царапины.
После долгой почтительной паузы вождь выпрямился, причем его голова доходила только до груди Борея. Глядя вверх, в суровое стилизованное лицо в виде черепа, вождь улыбнулся так, что глубокие морщины сделались еще глубже.
— Еще одно ваше посещение — большая честь для нас, — сказал он с удовлетворением и коротко кивнул.
Борей не сразу понял варварский вариант имперского готика, но спустя короткое время его мозг перевел наиболее архаичные слова местного диалекта.
— Дважды за мою жизнь звездные воины посетили мой народ, и теперь уже дважды они возьмут наших лучших сыновей, чтобы сражаться вместе, — продолжил старейшина свою речь.
— Внешняя система оповещения, — шепнул Борей, приказывая шлему усиливать голос так, чтобы он прогремел на всю деревню. Имя вождя племени уже всплыло в памяти. — Да, Хербис, сыновья твоего народа уже почтили нас своим мастерством и самоотверженностью. А теперь мы вновь пришли выбрать воинов для заоблачного Императора. Я не сомневаюсь, вы готовы.
— Как всегда, господин, — произнес Хербис торжественно. — Долгие годы мы ждали твоего возвращения, наши лучшие охотники и воины смотрели в небо и искали знаки пришествия. Сменилось целое поколение сильнейших, в то время как твои глаза были обращены не на нас, однако следующее поколение готово проявить себя.
— Это хорошо, — сказал Борей, наклонив голову и глядя сверху вниз на татуированную макушку вождя. — Мы готовы начать испытания.
ТерминаторДата: Понедельник, 19.08.2013, 18:59 | Сообщение # 11



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Мы всегда готовы. Это хороший знак, что вы посетили нас сегодня. Двадцать лет прошло, как умер мой отец и мне дали плащ из терна, — добавил Хербис. — Эту ночь мой народ будет помнить долгие поколения. Пожалуйста, следуйте за мной.
Группа воинов расступилась, освобождая дорогу гостям. Дикари были высоки, худощавы и носили броню из шкур свирепых мутировавших тварей, на которых охотились в джунглях. Одежда выглядела грубым подражанием броне Космического Десанта, в который время от времени принимали самых храбрых молодых воинов: выпуклые нагрудники, округлые наплечники, ножные доспехи в форме раструбов. Каждый воин нес копье с наконечником из застроенной кости, увешанное пучками шерсти, перьев и когтей добытых на охоте животных.
Тела воинов, как и тело вождя, были сильно татуированы рисунками звезд и светил, символами лунного серпа и хвостатой кометы. Ни один из этих людей не видел ничего подобного в течение тысячелетий, ночное небо им заменяла безликая пелена облаков. Знание передавалось от предков, которые первыми заселили этот мир более двадцати тысяч лет назад, за десять тысяч лет до прихода Императора, во времена, известные как Темный Век Технологий. На протяжении сотен веков богатые месторождения Писцины V были разграблены, небо загрязнено отходами, реки высосаны досуха. Позже Эпоха Раздора поглотила всю галактическую империю человечества, Писцина V тысячи лет оставалась в изоляции, все это время планета восстанавливалась после повреждений, нанесенных человеком. Геотермальные станции, которые получали энергию от ядра планеты, пришли в упадок и работали с перебоями. Планета оказалась охваченной массовыми землетрясениями, из-за которых некогда могучие города лежали в упадке, погибли миллионы людей и мир погрузился в новую эпоху варварства.
Теперь на Писцине V преобладали огромные вулканы, выбросы дыма от них и вспышки огня заменили смог ста тысяч заводов.
Хербис провел Борея и других космодесантников между двумя шеренгами своих личных охотников и воинов, в то время как остальные жители деревни шли сзади на небольшом расстоянии, чтобы как следует рассмотреть гостей из другого мира. Они последовали за старым вождем по небольшим сходням на краю кратера, пока не достигли ровного помоста в десяти метрах над уровнем кальдеры.
За помостом находился вход в самую большую пещеру в деревне, который охраняли два воина, одетые подобно членам почетного караула, с той лишь разницей, что, помимо всего прочего, они носили шлемы из черепов животных. Внутри пещеры располагался храм, освещенный сотнями ламп, заправленных жиром существ, на которых эти люди охотились в джунглях. На виду, на столах, богато украшенных резьбой, располагались объекты почитания: священные артефакты древней истории племени, неясного назначения и недоступные для воссоздания. Предметы были так же непонятны Борею, как и вождю и людям вождя, но Борей знал достаточно, чтобы признать в обломках архаичную технику.
Большая часть обломков выглядела почти неузнаваемой под толстым слоем ржавчины, которая скопилась, несмотря на все попытки отчистить ее, предпринимаемые жрецами Хербиса. Кисловатый влажный воздух Писцины V становился проклятием для любых металлов. Правда, кое-что Борей опознал. Это были вещи, созданные из давно забытых материалов, устойчивых к неблагоприятной среде планеты: лопасти вентилятора, шестерни и колеса, замысловатая кристаллическая схема, керамические сосуды, светившиеся собственным светом. Борей оглянулся на Гефеста, который склонился над неким объектом, похожим на механического паука со спиралью проволоки вокруг ржавого тела.
— Ничего не трогай, — предупредил Борей, когда технодесантник протянул руку к устройству.
Тот сразу остановился, голова, покрытая шлемом, повернулась к капеллану-дознавателю.
— Адептус Механикус очень заинтересовались бы этим устройством, — сказал Гефест по внутренней комм-связи. — Оно могло бы принести пользу на переговорах с ними.
— Ну а личного интереса у тебя вообще нет, — пошутил Завл.
— Я в первую очередь космодесантник, а техножрец только во вторую, — отозвался Гефест недовольным тоном.
— Мы здесь по другому делу, ведите себя пристойно, — упрекнул Борей их обоих. — Эти реликвии принадлежат Хербису и его людям, не позорьте свой орден и самих себя, рассматривая их с неуважением.
— Я понимаю, брат-капеллан, и прошу прощения за мои ошибки в суждениях, — ответил Гефест, выпрямляясь.
— Я тоже прошу прощения за свой поступок, — добавил Завл с поклоном.
— Тогда все будет хорошо, — отозвался Борей.
ТерминаторДата: Понедельник, 19.08.2013, 18:59 | Сообщение # 12



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Он заметил, как вождь смотрит на гигантских воинов, заметил трепет в его широко распахнутых глазах.
Этот человек, конечно, пропустил обмен репликами между космодесантниками, но Борей понял, что их выдает язык тела и жестов.
— Внешняя система оповещения. Мы просто любуемся священными реликвиями твоего народа, — сообщил Борей Хербису, отвернувшись от остальной команды.
— Мы обнаружили это в джунглях семь лет назад, — объяснил Хербис с гордостью, его лицо прорезала ухмылка, когда он указал на особенно уродливый кусок хлама.
— Внешняя система оповещения. Твое усердие и усердие твоих людей внушает уважение, — проговорил Гефест с одобрением, опустив массивную руку в перчатке на плечо Хербиса.
Старик заметно присел под тяжестью, и технодесантник быстро скрестил руки на груди.
— Благодарю тебя за добрые слова, — отозвался Хербис. — Однако довольно об этом! Вынести скамью для наших повелителей.
Старейшина хлопнул в ладоши, и четверо мускулистых воинов вернулись бегом в пещеру и вышли оттуда с огромным сиденьем, целиком высеченным из ствола дерева. Потея и кряхтя, они вынесли его из пещеры, дотащили до края помоста и поставили на землю. Борей и его спутники заняли свои места, скамья заскрипела под их тяжестью, но выдержала.
— Можете начинать, — объявил Борей, кивнув Хербису.
Вождь выбежал вперед и крикнул, обращаясь к жителям деревни, которые собрались полукругом чуть ниже святилища.
— Мои любимые сыны и дочери! — кричал Хербис, и лицо его сияло. — Сегодня наступит долгожданная ночь! Наши молодые воины должны будут сразиться в испытаниях перед лицом небесных воинов, которые служат заоблачному Императору. Достойные отправятся к звездам, чтобы в сражениях добыть славу, и принесут нашему народу большую удачу и честь. Пусть выйдут вперед добровольцы!
Из пещеры у подножия скалы выдвинулась группа из двадцати юношей-подростков. Они были нагими, лишь пятна фиолетовой и алой боевой раскраски, нанесенной ладонями, покрывали лица и грудь. Каждый нес охотничьи трофеи: кто череп, кто большую кость. Подростки вошли в полукруг, образованный столпившимися соплеменниками, и выстроились в ряд перед космодесантниками.
— Великие посланцы Императора! — кричали они со слезами на глазах. — Сегодня мы прольем нашу кровь и докажем, что способны принести пользу!
Крайний слева выступил вперед, преклонил колено и почтительно положил перед собой свирепо оскалившийся череп размером с туловище человека. Выпрямившись, он почтительно посмотрел на Темных Ангелов.
— Я охотился шесть сезонов бурь, — проговорил мальчик. — В прошлом году я убил саблезуба и предлагаю его голову как дань.
Когда он отступил назад, освободившееся место занял следующий в шеренге мальчик, который скрестил две кости размером с руку и положил их рядом с черепом саблезуба.
— Я охотился семь сезонов бурь, — произнес он торжественно. — Мои товарищи на охоте ранили эту древопасть, а я прикончил ее ножом.
Претенденты один за другим выходили вперед и объявляли, каким образом добыли свои подношения, складывая их на землю перед помостом. Борей сидя кивал каждому, но хранил молчание.
— А теперь мы покажем почтенным гостям силу нашего народа, — заявил Хербис и вновь хлопнул в ладоши.
С одной стороны кальдеры появилась группа из пяти воинов, которые принесли бревна разной длины и обхвата и разложили их по возрастанию размера. После этого воины отступили, и юноши выбежали вперед.
В той же очередности, что и раньше, каждый подбегал к первому бревну и хватал его за один конец. Затем какой-нибудь воин вставал на противоположный конец так, чтобы нога не скользила, и юноша пытался поднять бревно над головой, действуя им будто рычагом. Руки стоящего дрожали от напряжения, племя от души подбадривало его, пока он, благодарный, не бросал бревно обратно на землю. Все с легкостью прошли первое испытание.
ТерминаторДата: Понедельник, 19.08.2013, 19:00 | Сообщение # 13



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Испытание повторилось со вторым стволом дерева, все претенденты опять справились, хотя многие опасно пошатывались, и их ноги грозили согнуться под тяжестью. С третьим бревном первый юноша не справился, напряженные руки дрогнули, бревно на высоте шеи вырвалось из захвата, и претендент едва успел отпрыгнуть в сторону. Потерпев поражение, он удалился, грустно опустив голову, и очутился в объятиях родных, которые успокаивающе и ласково трепали его взъерошенные волосы.
Еще трое не сумели поднять такое же бревно и вышли из состязания. Один из них не сумел увернуться от падающего бревна и получил скользящий удар по ноге, который свалил его наземь. Пристыженный и сильно хромающий мальчик отталкивал руки пытавшихся поддержать его соплеменников.
С четвертым бревном не сумели справиться еще двое, но оставшимся удалось поднять пятое и последнее бревно и заслужить тем самым громкое «ура» собравшихся людей. Когда пятнадцать претендентов опустились на колени и склонили головы перед космодесантниками, бревна оттащили.
— А теперь мы покажем нашим почтенным гостям, как быстр наш народ, — объявил Хербис, в очередной раз хлопнув в ладоши.
Толпа расступилась и отодвинулась от помоста, чтобы освободить деревенскую дорогу. В дальнем конце шесть воинов встали, держа по лоскуту ярко-красной ткани, еще шестеро образовали такую же шеренгу у подножия помоста. Претенденты выстроились, готовые начать гонку.
Воины одновременно бросили тряпки, и мальчики пустились бежать. Рыжий парень выбился в лидеры, оторвавшись от своих конкурентов уже через десять шагов. Толпа ревела и хлопала, когда мальчики пробегали мимо, толкая друг друга локтями.
Первый мальчик быстро добежал до дальнего конца, схватил один из лоскутов и рванул в обратную сторону. Через несколько секунд остальные тоже достигли середины пути, и самым проворным удалось захватить оставшиеся пять тряпок. Все они мчались назад к космодесантникам, именно теперь некоторые начали уставать, отставая от других, и группа постепенно растянулась. В пятидесяти метрах от финиша самый быстрый юноша вдруг замедлил свой бег, его походка сделалась неловкой из-за судороги, скрутившей ногу. Стиснув зубы, он заковылял дальше, в то время как другие бежали мимо, цепляясь друг за друга, чтобы попасть в лидеры и претендовать на оставшиеся куски ткани.
Один споткнулся и упал, наступив на ногу бегущего за ним мальчика, чем вызвал смех зрителей. Вскочил на ноги и вновь бросился бежать, держась одной рукой за ушибленную спину. В конечном рывке победил долговязый паренек. Он сэкономил силы, на последних десяти метрах вырвался вперед и нагнулся за одним из оставшихся лоскутов. Остальные последовали его примеру, и разгорелась отчаянная сумасшедшая борьба между теми, кто еще не получил тряпицу. В конце концов определились двенадцать победителей.
Трое других повернулись, чтобы уйти, но рыжий юноша заковылял вслед и схватил одного из них за плечо. Возник короткий обмен репликами, во время которого парень пытался заставить других претендентов забрать лоскут, который он не мог донести сам, но юноши отказывались, отталкивая его. Охранники Хербиса вмешались и отделили проигравших, прогоняя их обратно в толпу гневными подзатыльниками. Как только все утряслось, одиннадцать оставшихся конкурентов вернулись на свои места перед Бореем, красные лоскутья они повязали вокруг талии. Хербис воздел руки, после чего болтовня и крики его народа затихли.
— А теперь покажем почтенным гостям, как мы можем прыгать по воздуху подобно древесным обезьянам, — объявил он, опять хлопнув в ладоши.
На этот раз двадцать воинов вышли из пещеры, каждый нес пучок тонких заостренных палок длиною примерно до пояса. Они выстроились перед Бореем слева направо и присели на корточки, удерживая копья в вертикальном положении перед собой. Первый юноша вприпрыжку подошел к краю линии, а затем повернулся и поклонился космодесантникам. После ответного кивка Борея он побежал к сидящим на корточках воинам. Подпрыгнув в воздух, подросток наступил на спину первого и перескочил через острия копий на спину второму. Так, раз за разом, он проворно проскочил весь строй, пользуясь воинами как ступеньками, чтобы избегать заточенных наконечников. В двенадцатый раз он дрогнул, бросился в сторону и тяжело приземлился прямо в грязь. Хохот жителей деревни эхом отразился от стен кальдеры, когда он поднялся на ноги и выпрямился со вскинутыми руками.
ТерминаторДата: Понедельник, 19.08.2013, 19:00 | Сообщение # 14



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Следующий юноша упал после восьми прыжков, с рваной раной от копья на бедре, равновесие удержать не удалось, и он завалился вперед. Он так и стоял на одной ноге, кровь стекала по другой, пока мальчик принимал восхищенные крики толпы. Следующий претендент почти добрался до конца, упав лишь после семнадцатого прыжка, и рев благодарных соплеменников сделался оглушительным.
Другие претенденты в свою очередь достигли большего или меньшего успеха, пока испытание не завершилось. Один из воинов загнал проигравших юношей обратно в толпу, подгоняя их рукоятью тонкого копья. После этого осталось только семеро претендентов.
Эти семеро бегом отправились в одну из пещер и исчезли с глаз Борея, но вышли снова через несколько минут. Каждый нес дубину, утыканную зубами гигантского хищника, и щит, изготовленный из шкуры, натянутой на деревянную раму.
— Теперь, когда мы уже доказали достоинства нашего тела, мы докажем достоинства нашего духа! — крикнул Хербис, и толпа вновь образовала полукруг перед космодесантниками, оставив претендентам пространство около двадцати метров в поперечнике. — Только в бою мы узнаем это!
Юноши принялись барабанить дубинами о щиты, и остальные барабаны по всей кальдере подхватили бешеный ритм. В течение нескольких минут они барабанили все громче и громче. Мальчики потели от усилий, их руки дрожали от напряжения. Хербис бросил взгляд на Борея, тот кивнул.
— Пусть испытание начинается! — взревел Борей, заглушая какофонию, встал и вскинул правый кулак над головой.
Юноши нарушили строй и образовали круг, лицом друг к другу, взяв оружие и щиты наизготовку. Барабаны замедлили темп, басовитый звук их ударов раздавался каждые несколько секунд, пока юноши осторожно сближались, бросая взгляды вверх, на космодесантников. Не говоря ни слова, Борей опустил руку, и ритуальное сражение началось.
Белокурый юноша справа бросился вперед и сократил расстояние до противников, он держал оружие высоко поднятым, испуская боевой клич. Храбрый, но опрометчивый, подумал Борей, увидев, как этого мальчика быстро окружили и свалили другие. Борьба вскоре распалась на отдельные поединки, если не считать двух бойцов, которые стояли спиной к спине, настороженно наблюдая за ходом сражения.
Борей очень внимательно наблюдал, как эти двое работают в паре, в то время как уцелевшие в одиночных поединках подступили ближе и бросились на свежих врагов…
Вскоре осталась только эта пара и еще один юноша, остальные претенденты, бросив оружие, сдались или лежали без сознания от полученных побоев. Кое-кто, сидя в грязи с сильным кровотечением, не имел сил продолжать. Племя гикало и скандировало, вездесущий грохот барабанов эхом раздавался в круге амфитеатра.
— Быстрые, сильные и умные, — передал Тамиил через комм-устройство, безусловно, имея в виду первую пару.
— Да, они выглядят перспективно, — согласился Борей, улыбаясь в шлем. — Тот, другой, тоже смелый, смотри, он продолжает бороться, хотя видел, как они избивали остальных.
Сам Борей уже насмотрелся достаточно, и продолжать кровопролитие не имело смысла. Капеллан вскинул руку над головой, разом прекращая бой.
— Внешняя система оповещения. Отправьте всех троих в комнату испытаний, — обратился космодесантник к Хербису, после чего отвернулся и вслед за товарищами прошагал обратно в пещеру.
Там он миновал заполненное реликвиями святилище и очутился возле тяжелого занавеса, сотканного из листвы. Смахнув в сторону легкую преграду, Борей прошел под аркой и очутился за пределами святилища, в маленькой комнате, в центре которой доминировала каменная плита, установленная на высоте пояса. Ее покрывали красно-коричневые потеки давно засохшей крови. Это напомнило капеллану камеру допросов в Башне Ангелов.
В ситуации присутствовала ирония: место вербовки — надежда на будущее — имело определенное сходство с местом, предназначенным для ликвидации позора прошлого.
Смущенный Борей иногда задавался вопросом, почему самое первое дознание все чаще приходит ему на ум. Все прошлые недели во время молитвы и в более или менее спокойные часы его мысли возвращались к встрече с Астеляном. Она произошла пятнадцать лет назад, позже он еще дважды проводил допросы, но все равно самый первый поединок воли с одним из Падших навсегда запечатлелся в памяти.
ТерминаторДата: Понедельник, 19.08.2013, 19:01 | Сообщение # 15



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Борей списал причину на жизнь в отрыве от братьев. Год за годом он со своими людьми служил в гарнизоне системы Писцина и за все это время не имел контактов со старшими по ордену или с другими членами внутреннего круга. Время повлияло на разум, и даже продолжительные молитвы лишь в незначительной степени облегчали усилившиеся в последние месяцы сомнения. Сжав кулаки, Борей постарался взять мысли под контроль и вернулся к делу.
Они прождали несколько минут, после чего занавес качнулся, и три претендента вошли, их глаза широко раскрылись от страха и благоговения. При виде плиты мальчики замерли, нервно поглядывая на окруживших их гигантских космодесантников.
— Кто из вас будет первым? — спросил Нестор, придвинувшись.
Претенденты переглянулись, самый старший и самый высокий мальчик вышел вперед. По мнению Борея, парень быль чуть старше двенадцати-тринадцати терранских лет и идеально подходил для целей Темных Ангелов. Он был худой и жилистый, с густой копной черных волос, которые падали на глубоко посаженные глаза. Мальчик ухмыльнулся по-волчьи и сделал шаг к апотекарию.
— Я Варсин, я буду первым, — заявил он с гордостью.
— Ляг на плиту, — приказал ему Нестор.
Мальчик вскочил на стол испытаний и лег, скрестив руки на груди. Нестор маячил над ним, набор ножей и игл торчал из нартециума, встроенного в правое предплечье.
— Положи руки по сторонам, Варсин, — попросил он, опустив руку на лоб испытуемого. Пальцы апотекария, которые умели ломать кости, двигались выверено и нежно, когда он произвел беглый осмотр. — Это может вызвать у тебя сильную боль, — предупредил он и погрузил нартециум в живот Варсина.
Пронзительные вопли отразились от стен, когда лезвия прорезали кожу и мышцы, а усики ворвались во внутренности через рану. Нестор положил руку на грудь мальчика и надавил, придерживая, пока тот дергался и кричал, размахивая конечностями от дикой боли. Пузырящаяся кровь брызгала из глубокой раны, стекая на плиту и покрывая белую броню Нестора алыми каплями.
Двое других юношей в ужасе ахнули и попятились к занавешенным дверям, но выход блокировал Тамиил, который остановил их, заботливо положив ладони на макушки претендентов.
— Вы видели кое-что и похуже, когда кто-нибудь ошибался на охоте, — сказал он, и мальчики молча кивнули в ответ, по-прежнему ошеломленные кровавой сценой.
Пока Варсин корчился, Нестор стоял спокойно, в то время как нартециум сам взял то, что требовалось. Автоматические зонды отобрали образцы слизистой желудка мальчика, извлекли кровь, желчь и другие жидкости, измерили артериальное давление и пульс, ввели противоядия и прижгли раны. Свечение задней панели устройства из оранжевого сделалось красным, и Нестор убрал руку. В считаные мгновения система игл зашила рану. Варсин лежал весь в поту, слезы стекали по лицу, грудь вздымалась под ладонью Нестора.
— Полежи неподвижно, иначе раны могут открыться, — предостерег апотекарий юношу, убрал ладонь и отошел в сторону.
Мальчик посмотрел на товарищей, которые вместе с ним участвовали в испытаниях и борьбе, а теперь стояли, дрожа, и таращились с ужасом. Затем его взгляд переместился на Борея, и капеллан обнадеживающе кивнул. Нестор повозился с показаниями нартециума, получая данные о взятых образцах. Через несколько минут раздался сигнал, и апотекарий подошел к Борею.
— Что скажешь? — спросил тот.
— Девяносто восемь процентов ткани пригодны, — сообщил апотекарий, сверяясь с зеленым дисплеем на руке. — Эндемические или наследственные заболевания отсутствуют. Приемлемые уровни переносимости воздействия токсинов, показатели жизнедеятельности и реакция на боль в норме. Мальчик — совершенство, в физическом смысле, конечно.
— Хорошо, — сказал Борей, рассматривая дрожащего мальчика. — Внешняя система оповещения. Иди сюда, Варсин.
Варсин спустил ноги с плиты и слез на пол. Обхватив руками свой живот, он обогнул камень и встал перед космодесантником, нервно поглядывая.
— Расскажи о себе, — попросил его Борей.
— Я пятый сын Хербиса, вождя, который был вторым сыном Геблина, который взял терновый плащ у Дарско в поединке, — ответил мальчик, выпятив грудь. — Старший брат моего отца был выбран, чтобы стать воином звездного Императора.
— Тогда кровь вашей семьи сильна, вы из хорошего рода, — согласился Борей. — Что ты мог бы сделать, чтобы доказать свою верность заоблачному Императору?
— Я не понимаю, господин, — признался Варсин.
— Ты убил бы своего отца, если бы я приказал? — спросил Борей.
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Гэв Торп Ангелы Тьмы
Страница 1 из 812378»
Поиск: