Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 10 из 12«1289101112»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Аарон Демски-Боуден Дар Императора
Аарон Демски-Боуден Дар Императора
ТерминаторДата: Воскресенье, 28.07.2013, 16:43 | Сообщение # 136



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Пусть нам и придется сдать мирное населения хладным когтям твоих хозяев, — сказал мне Хриплая Глотка после уничтожения «Трезубца». — Но на этих армейских кораблях еще обитает пара миллионов героев. Они заслужили жизнь, после того что для нас сделали.

Я не пытался с ним спорить. Какой смысл рассказывать ему о риске отступничества и ереси даже одного солдата, увидевшего больше, чем смог вынести его хрупкий разум? Эти мужчины и женщины смотрели в глаза тварям, которые не должны были существовать. Какой бы стальной силой воли ни обладали эти люди, многие из них уже были помечены — будь то безумие, прозрение или раковая опухоль скверны, угнездившиеся в их сердцах и разумах после того, как они узрели Абсолютное Зло. Могут возникнуть и расползтись культы. Целые миры падут. Мы убивали, чтобы сберечь жизни, а не ради сохранения тайны.

Разве когда-нибудь понятие справедливости было применимо к войне? За долгую и кровавую историю Инквизиции бессчетным триллионам пришлось погибнуть для того, чтобы сохранить секреты ордосов. В великом плане Галактики никто не вспомнит об этих несчастных солдатах. Даже их возлюбленные умрут и будут забыты всего за одно столетие, и ни одна душа больше не вспомнит об этих невольных мучениках.

Я раз за разом повторял себе это. И все же подобные размышления не могли усмирить угрызения совести.

Анника со своей группой осталась на борту «Карабелы», у них на это было полное право. Я не мог заставить ее покинуть корабль. Впрочем, я не был уверен, что хочу этого, — меня терзало смутное беспокойство, что она наверняка попытается выкинуть какую-нибудь глупость.

Она присоединилась к нам в стратегиуме спустя пять дней после уничтожения «Трезубца». Армагеддон покинули все иномиряне, за исключением сил Инквизиции, строящих и стерегущих концентрационные лагеря, переполненные стерилизованными имперскими гражданами. От одного лишь взгляда на темные пятна этих фальшивых лагерей беженцев вдали от опустевших городов у меня во рту оставался привкус горечи.

Флот Космических Волков отступил на высокую орбиту, освободив место для сбора транспортников Имперской Гвардии. Нашим немногочисленным кораблям пришлось отойти от выстраивающейся формации.

Я ощутил, как Анника старается привлечь мое внимание. Она не говорила вслух, но я чувствовал, как она думает обо мне, словно это могло установить между нами психическое соединение. Я не сводил глаз с оккулюса, наблюдая за тем, как Космические Волки готовятся предать Империум Человечества.

+ Инквизитор, + поприветствовал я ее.

«Гиперион. — Она казалась напряженной, но не нервничающей. — Я не знала, что это сработает. Ты услышал, как я тянусь к тебе?»

+ Что-то вроде. Удивлен, что вы остались на корабле. +

«Как и я».

+ Вас не тревожит, что вы окажетесь на борту одного из наших кораблей, когда обстановка накалится? +

Анника улыбнулась, и я почувствовал в ее ледяных глазах тяжесть правосудия.

«Ты до сих пор не понимаешь Волков, да?»

+ Нет. Как они не понимают нас. Вот почему добром это не кончится. +

Двери мостика открылись, пропустив Малхадиила. Его походка стала легче после нескольких продолжительных сеансов отладки и небольшого хирургического вмешательства Аксиума.
ТерминаторДата: Воскресенье, 28.07.2013, 16:43 | Сообщение # 137



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Что же до самого Аксиума, после пробуждения я встречался с ним только однажды и то лишь для того, чтобы извиниться за поврежденную руку, которую я ему смял, когда потерял сознание. Он тут же простил меня. Его новая рука ничем не отличалась от прежней, хотя он создал ее в кузнице «Карабелы», а не на Деймосе. Я видел след пайки, где новая рука встречалась со старым серебром, но решил не акцентировать на этом внимания.

Малхадиил остановился, заметив Аннику, стоящую рядом со мной у трона.

— Инквизитор, — сказал он.

— Привет, Мал.

— Ваше присутствие — приятный сюрприз.

Их неловкую учтивость прервал вокс.

— Говорит ярл Гримнар, всем кораблям Инквизиции на орбите. Внемлите моим словам, все вы. Оставьте свои жестокие намерения, и этот день закончится без кровопролития. Повторение инцидента с «Трезубцем» натолкнется на такой отпор, при котором вам попросту не уцелеть. Мне не доставляет удовольствия угрожать, но вы сами вынудили нас. Теперь подтвердите, что услышали и поняли это сообщение.

Капитан Кастор тихо присвистнул.

— Если они действительно вышли из себя, у нас не будет времени даже обгадиться перед смертью. Уж лорд Йорос должен бы понять.

Малхадиил пристально всматривался в оккулюс.

— Я бы не слишком рассчитывал на это, капитан. Наш лорд очень честолюбив. Он бы многое отдал, чтобы в его свитке почести было сказано, что он непоколебимо стоял на стороне Инквизиции против оступившихся Волков Фенриса.

+ У нас проблемы, + отправил я.

Малхадиил все еще смотрел.

+ Да, брат. Проблемы. +

Ответил не лорд Йорос. Вместо него по воксу затрещал новый голос, передаваемый по всему флоту.

— Магистр ордена Гримнар. Я лорд-инквизитор Киснарос. По правую руку от меня стоит гроссмейстер Йорос из Восьмого братства Серых Рыцарей. Ты лишь обычный человек, Логан. Обычный человек, защищенный доспехами и неуместной гордыней. Сколько с тобой Волков? Восемьдесят? Максимум девяносто? Пусть над этим разрушенным миром твой флот превосходит наш. Но у Инквизиции длинные руки, а флот одинокого ордена Адептус Астартес — лишь щепка в буре. На что ты надеешься? Мы все равно выследим каждый корабль, который попытается скрыться, и при этом целые миры сгорят лишь для того, чтобы тайна не распространилась дальше. Каждая прослушивающая станция, которая отметила прохождение корабля, будет уничтожена. Каждый мир, где ошвартуется такой корабль. Миллиарды миллиардов жизней, Гримнар. Поэтому я со всей скромностью прошу тебя подумать еще раз. Твое решение определит не только дальнейшую участь солдат.

— Дурак, — выдохнула Анника.

Я обернулся к ней.

— Вы знакомы с этим «лордом-инквизитором Киснаросом»?

— Едва. Я впервые встретилась с ним на собрании, где решалась судьба населения. Мы с ним не очень поладили.

Я сделал вдох.

— Приготовьтесь зарядить оружие и поднять пустотные щиты.

— Так точно, сэр, — ответил Кастор.

Ответ Гримнара прозвучал характерно резко.

— Эти солдаты сражались за Империум. Империум не отвернется от них. Твой выбор прост, охотник на ведьм. Отступи и выживи, чтобы однажды вырастить собственный мерзкий помёт, или продолжай угрожать нам, и узнаешь пределы терпения Волков.

По связи донеслось тяжелое дыхание Киснароса. Он явно не привык к неподчинению.

— Мы — Инквизиция Его Святейшего Величества, ты — грязный дикарь. Наша власть абсолютна. Мы лучше твоего знаем, что хорошо для человечества. Твое дело подчиняться. Не больше.
ТерминаторДата: Воскресенье, 28.07.2013, 16:43 | Сообщение # 138



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Какие грозные слова для человека, у которого так мало пушек. Эти люди не осквернены, инквизитор. Отпустите их, и все закончится.

— Я скажу тебе, как все закончится, ярл Гримнар. Все закончится, когда ты, верховный лорд Фенриса, будешь стоять на коленях, подставив шею под клинок противника. Откажешься, и твой орден ждет отлучение, а твой жалкий родной мир — экстерминатус.

У меня кровь застыла в жилах. Даже внешнее спокойствие полностью не смогло скрыть мой шок при этих словах.

+ Это… это угроза, подобно которой я еще не слышал, + отправил Малхадиил.

+ Он не может говорить это всерьез, + отправил я в ответ.

+ Нет? Тогда это блеф безумца. +

Ответ ярла Гримнара пришел пару мгновений спустя.

— Уважаю людей с таким ярким воображением. Впрочем, Киснарос, твоим бредням не суждено сбыться. Нашу беседу пора заканчивать, маленький охотник за колдунами. Мой флот готовится к отбытию. Мы не откроем огонь, если вы не выстрелите первыми, поэтому пусть вами руководит совесть.

В последовавшей тишине я поочередно дал сигнал нескольким офицерам на мостике.

— Зарядить все орудия, приготовить пустотные щиты и переключить двигатели на скорость атаки.

— Армейские корабли разогревают двигатели, сэр.

Вокс снова включился.

— Говорит гроссмейстер Йорос с «Огня рассвета». Всем кораблям Серых Рыцарей, к вам вскоре поступит список целей. Приготовьтесь к атаке по моей команде. Обездвижьте свою цель и двигайтесь к следующей. Мы сможем покончить с ними, когда они будут беззащитными.

Анника облокотилась на поручень, наблюдая за оккулюсом. Она склонила голову и вздохнула. Капитан Кастор всматривался в гололитическое изображение перед троном.

— «Огонь рассвета» приказал нам обездвижить армейский транспорт «Мужество».

Тихий голос Анники показался напряженным.

«Гиперион, мы должны остановить это».

+ У меня приказ лорда-инквизитора и моего гроссмейстера. Даже совесть твердит мне, что риск распространения скверны слишком велик, чтобы позволить этим людям жить. Именно так всегда работала Инквизиция. Уж вам-то стоило об этом знать. +

«Мы никогда не истребляли верные армии в подобных масштабах».

+ Однако вы приказываете мне не открывать огонь. А сколько инквизиторов на борту «Рассвета» и «Надежды Корела» требуют обратного? Десяток? Больше? +

Она не возражала. Эта битва была проиграна много дней назад, еще до сожжения «Трезубца». Она просто глядела на оккулюс вместе с остальной командой.

— Я рад, что Галео и другие мертвы, — вслух сказал я. — Это был бы слишком бесславный способ погибнуть.

II

Первым огонь открыл фрегат «Его гневный хор». Один из братских кораблей «Карабелы», сходный с ней по размерам и скорости, точным лэнс-ударом озарил щиты правого борта «Бастиона Торы».

Армейские транспортники беззубы в пустотном бою. У некоторых из них может быть усиленная броня и мощные генераторы щита, но даже они редко когда обладают внушительной огневою мощью. Эти толстые китобои пришлось использовать по необходимости, когда Армагеддон позвал на помощь, и они едва ли были лучшими образчиками искусства кораблестроения.
ТерминаторДата: Воскресенье, 28.07.2013, 16:44 | Сообщение # 139



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


«Бастион Торы» даже не отстреливался, несмотря на то, что многократно превосходил размерами своего противника. Его тонкие пустотные щиты замерцали под лэнс-лучом пятном бушующих цветов, став видимыми для невооруженного глаза, пока они поглощали урон.

«Карабела» отделилась от флота, целясь в неповоротливый корабль «Мужество». В приказах больше не было необходимости. Кастор управлял действиями корабля через пульты на подлокотниках трона, не обращая внимания ни на что, кроме гололитического экрана, отбрасывавшего резкое блеклое свечение на лица окружающих.

«Мужество» не ушло далеко. Как и в случае с «Бастионом», его слабые щиты прогнулись под лэнс-ударами с близкого расстояния. Кастору потребовалось меньше минуты, чтобы направить точные разрезающие лучи сквозь натужно рычащие двигательные палубы корабля.

Приказ обездвижить корабль и переходить к следующей цели казался бескровным. Это далеко не так. Даже на маленьком корабле вроде «Карабелы» экипаж составлял более двадцати тысяч душ, и какими бы прицельными не были лэнсы Кастора, они все равно пробивали путь в глубины корабля, где находилось около полумиллиона человек.

Я почувствовал их гибель. Лишь как призрачный, осязаемый звук, отголосок далекого крика, едва достигавший ушей. Волну надежды, страха, потери и паники не мог игнорировать никто во флоте, обладающий хотя бы толикой психической чувствительности. Даже Анника, которая в лучшем случае была латентно чувствительной, заскрипела зубами.

«Огонь рассвета» и «Надежда Корела» несли настоящие потери. Военные корабли прокладывали путь сквозь поднимающиеся с орбиты транспортники, ведя огонь из невероятно огромных орудийных батарей. Они без усилий пробивали щиты и уничтожали грузовые суда, даже не пытаясь целиться, как наши меньшие корабли.

Когда мы подошли к следующему китобою, «Рунное пламя» уже поджидало нас. Корабль развернулся перед нами и ринулся вперед и поверх корпуса транспортника «Аркаин». Наши орудия замедлили темп стрельбы, а затем и вовсе замолчали.

Капитан Кастор прищурился.

— Они быстрые, и их курс невозможно предугадать. С каждым выстрелом я рискую попасть в «Рунное пламя».

Такая же картина повторялась по всему флоту. На высокой орбите дрейфовало несколько подбитых армейских транспортников, которые не успели сбежать. Большинство других судов были прикрыты эскортными кораблями Космических Волков, и пока по меньшим фрегатам попасть было непростой задачей, крупные фенрисийские крейсеры практически не позволяли точно прицелиться.

— Говорит Гиперион с «Карабелы», прошу уточнить приказ.

— Вы получили его, — разнесся по мостику голос инквизитора Киснароса.

— Приказ моего гроссмейстера — обездвижить армейские транспортники Имперской Гвардии.

— А приказ того, кто стоит выше твоего гроссмейстера по званию, требует уничтожить любой корабль, который попытается помешать правосудию Инквизиции.

— Я не открою огонь по военному кораблю Адептус Астартес. Кастор, вызови «Рунное пламя».

— Готово, сэр.

— Говорит военный корабль Серых Рыцарей «Карабела». Прием.

— На связи, Сломавший Клинок.

— Хриплая Глотка, ты должен выслушать меня. Это зашло слишком далеко. Инквизиция откроет по вам огонь. Вы высказали свою точку зрения, а теперь отступитесь.

Я слышал, как команда с мостика выкрикивает приказы и отчеты. Наши корабли уже вели огонь, взрывая термоядерные заряды рядом с кораблями Космических Волков, чтобы ударной волной снести их в сторону.
ТерминаторДата: Воскресенье, 28.07.2013, 16:45 | Сообщение # 140



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Волк рассмеялся.

— Мы не высказываем свою точку зрения, Сломавший Клинок. Мы делаем то, что должно.

— Ты не можешь знать, что все души без исключения свободны от скверны.

— Ярл уже все сказал, Серый. Вам не позволят вырезать миллионы только потому, что какая-то горстка из них совращена. Взгляни на себя, рыцарь, и скажи, действительно ли Император хочет этого от защитников Империума.

— Только глупец станет угрожать бессчетным мирам, руководствуясь своим оптимизмом, Волк! — я едва не сорвался на крик, взбешенный его упрямством. — Ты навлечешь кару на весь свой орден. Ты не можешь стрелять в инквизиторские корабли и избежать возмездия!

— Взгляни на небеса, брат. Ты видишь, чтобы мы стреляли?

— Я…

+ Он прав, + отправил Малхадиил. + Взгляни сам. +

— Кастор, дай мне вид на флот.

Оккулюс стал показывать корабль за кораблем, разделенные масштабным пустотным конфликтом, хотя гвардейские суда не могли тягаться с нами в скорости. Корабли Серых Рыцарей и Инквизиции вели огонь. Некоторые выстрелы попадали в отставшие транспортники, но большинство превращалось в маслянистые разводы вокруг кораблей Волков.

Ни один из них не стрелял в ответ. Ни единый. Флагман «Скрамасакс» держался под спаренной атакой из лэнсов «Правителя Черных Небес» и «Огня рассвета». Его щиты постепенно распадались под напором, но он продолжал идти рядом с бочкообразным транспортным кораблем.

— Гиперион с «Карабелы», — протрещал голос лорда Йороса. — Тебе приказано уничтожить «Рунное пламя».

— Слушаюсь, мой лорд.

Анника смотрела на меня. Капитан Кастор смотрел на меня. Малхадиил смотрел на меня.

— Прицелиться в «Рунное пламя».

— Готово, сэр.

— Хриплая Глотка, ты слышишь меня?

Возможно, он не слышал или предпочел не отвечать. Я набрал в грудь воздуха, чтобы заговорить, хотя не знал, что именно намеревался сказать. Но прежде чем слова сорвались с моих губ, оккулюс взорвался светом.

— Варп-разлом! — закричали несколько членов команды. Вокс расцвел новой жизнью, когда сквозь прореху во вселенной вырвалась тяжело бронированная боевая баржа космодесанта. На ее прочнейших бортах красовались огромные бронзовые головы волков, воющих на черное солнце.

За главным кораблем следовал целый флот фрегатов и эсминцев, оставляя позади следы пламенного света.

Анника рассмеялась, после чего запрокинула голову и взвыла. Несколько сервиторов обернулись к ней в остолбенении.

По воксу зарокотал голос ярла Гримнара.

— Лорд-инквизитор, можете поприветствовать фенрисийскую боевую баржу «Гильфархейм» и ее флот, — после продолжительного молчания он не удержался от подколки. — Полагаю, вам захочется прекратить огонь. Я не ошибаюсь?

Последовала очередная пауза, которая продлилась не в пример дольше.

— Говорит лорд-инквизитор Киснарос, всем силам Инквизиции, отбой. Повторяю, отбой.

Вокс-каналы по всему флоту внезапно охватил статический шум, за которым последовал протяжный победный вой.

Атакующий флот замедлился — сначала до минимальной скорости, а затем просто застыл посреди космоса. Мы смотрели, как Волки уводят армейские транспортники с ярко пылающими двигателями.
ТерминаторДата: Воскресенье, 28.07.2013, 16:45 | Сообщение # 141



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Глава двадцать первая
СДЕРЖИВАНИЕ
I

В вопросах пресечения, устранения и возмездия Инквизиция была исключительно дотошна. У нее также имелись обширные и всеобъемлющие архивы на всех, кто пал жертвами ее прихотей. О многих последствиях событий на Армагеддоне я узнал из секвестированных имперских записей, сокрытых силой инквизиторской печати. Остальное я почерпнул в разумах своих братьев и инквизиторов, которые были в то время на планете и читали разумы тех, кого им приходилось убивать.

Анника часто повторяла фразу, превосходно характеризующую реакцию ордосов после того, как Волки ускользнули из наших рук.

Пролей достаточно крови, и тайна утонет в ней.

Вот чем мы занимались. Вот как Инквизиция работала уже тысячи лет. Истребить все следы прегрешения так, чтобы о нем никто и никогда не узнал.

Анника не оправдывала массовые убийства, которые последовали за Армагеддоном, но в ее словах крылась истина. Неважно, как далеко распространилась информация, ее всегда можно было сохранить в тайне, если заткнуть достаточно ртов. Сдерживание — ключевой фактор. Так говорят наши повелители.

Волки подвели нас. Это можно рассматривать как действия благородного братства, желавшего видеть Галактику сквозь призму моральной чистоты, которой попросту не существовало, хотя она и заслуживала такое право.

Более реалистичная картина, пусть и не столь лицеприятная, состояла в том, что Волки знали, как мы отреагируем. Инквизиция не собиралась сидеть сложа руки, когда по Империуму распространяется ужасающий секрет.

В последовавшие месяцы Серые Рыцари и наши повелители потянули за все возможные ниточки. Я никогда не стану отрицать этого.

Волкам следовало знать, что мы можем предпринять. Инквизицию вынудили на подобные действия. Другими словами, Волки разделяют с нами вину за те миллиарды жизней, которые мы оборвали после Армагеддона.

Но лично я их не обвиняю. Они — Адептус Астартес, рожденные, чтобы быть в первую очередь оружием и только затем рассудительными политиками. Они сочли бы трусостью — то есть качеством безнравственного врага — пресекать большее зло, совершая зло меньшее. В этом заключается честь. В этом заключается простоватая, дикарская честь. Они, грубо говоря, существа не прагматичные. В чести нет места прагматизму.

Мы же были рождены, обучены, тренированы и поклялись всегда видеть большее, переступая через личную честь и жизни нескольких миллионов душ. Нашей работой было защищать всю расу, и жизни миллиардов для нас имели большую ценность, чем миллионов.

Я уважаю Волков. Я даже прощаю их за узость мышления, за упрямую честь. Я не злюсь на них за то, что своими действиями они заставили навеки умолкнуть десять миллиардов невинных голосов вместо пары миллионов потенциально зараженных порчей.

Но Инквизиция не столь великодушна.

II

Ралас Меридиан.

Астероидный пояс в семи системах от Армагеддона в сторону ядра Галактики и нескольких неделях варп-полета для кораблей со стандартными прыжковыми двигателями.

Астероидный пояс состоял из бесполезных, лишенных каких-либо ценных металлов каменных глыб, которые вращались вокруг ничем не примечательного светила. Ради полноты картины стоит добавить, что это, судя по всему, были остатки планеты, уничтоженной естественными силами много тысяч лет назад, еще до того, как человечество впервые отправилось к звездам.
ТерминаторДата: Воскресенье, 28.07.2013, 16:46 | Сообщение # 142



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Значение эта система представляла только для Адептус Астра Телепатика — тут находилась астропатическая ретрансляционная станция связи между мирами, слишком удаленными для быстрых или надежных передач.

За четыре дня до уничтожения она засекла армейские транспортники Имперской Гвардии «Первородство человека» и «Везучая королева», которые после недавней кампании на планете Армагеддон проходили по участку отслеживаемого ею космоса. Станция записала несколько вокс-сообщений между кораблями, а также впечатления от общения между астропатами на борту обоих кораблей.

Данные передали в архив, и о них тут же забыли, они казались такими же бессмысленными и ничем не примечательными, как все прочие.

В ночь гибели один-единственный фрегат стандартной шаблонной конструкции модифицированной модели Адептус Астартес уничтожил слабо защищенную ретрансляционную станцию залпами бортовых орудий. После этого он разнес всю астероидную базу в пыль, так ни разу и не сообщив о своих намерениях.

За время атаки корабль отклонял все попытки установить с ним связь и не подходил ни под один из известных транспондерных кодов.

Станцию Ралас Меридиан обслуживал персонал численностью в триста сорок шесть человек и наемных сервиторов. Выживших не было.

Выполнив задание, военный корабль Серых Рыцарей «Перемирие» миновал астероидное поле и прыгнул обратно в варп.

III

Йендара Квинтус, что в Треманийском секторе, был отнесен Империумом к категории миров гамма: цивилизованный, но не настолько многолюдный, как мир-улей. Его главным населенным центром был город-государство Иллюструм (население: девять миллионов человек) в устье реки Шума.

Планета находилась во многих-многих световых годах от Армагеддона, так что большая часть образованных граждан даже слыхом не слыхивали об этом далеком мире. О существовании такой планеты знали только те, кто сражался за нее, и те, с кем они говорили после возвращения домой.

Йендара Квинтус была защищена мощной сетью орбитальной обороны, которая, впрочем, не активировалась, когда военные корабли Серых Рыцарей «Правитель Черных Небес» и «Огонь рассвета» вошли в ионосферу мира.

Орбитальная оборона оставалась отключенной, даже когда военные корабли обстреливали города с небес, ни разу не ответив на мольбы о пощаде с поверхности.

Спустя пять дней после того, как спутниковая защита так и не смогла включиться, Йендару Квинтус оставили в безжизненном, безмолвном покое. Выставленные на орбите маяки предупреждали проходящие мимо корабли держаться подальше от мертвого мира, сообщая о безжалостном вторжении ксеносов, которые уничтожили на планете всю человеческую жизнь.

IV

Тибульт — мир, как полагают, назвали в честь героя древних евразийских легенд. Несмотря на статус мира — поставщика сельскохозяйственной продукции, он также предоставлял десятину в виде призывников для Имперской Гвардии. В конце 444.М41 как раз проходило основание 171-го Тибультского стрелкового полка.

Нередко корабли, которые длительное время шли по близлежащим транзитным варп-путям, останавливались для дозаправки и пополнения припасов в обширных орбитальных доках Тибульта. В утро гибели планеты три корабля как раз занимались этим над восточным полушарием планеты, одним из них был транспортник Имперской Гвардии «Казус белли».

Верфь взорвалась после прямого попадания ядерных боеголовок, прилетевших из глубокого космоса. Все три корабля рухнули на планету вместе с доком, спустя несколько часов сгорев в атмосфере.
ТерминаторДата: Воскресенье, 28.07.2013, 16:46 | Сообщение # 143



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Экипажи кораблей, которые почти в полном составе спустились на поверхность Тибульта, пережили их почти на целый час. Они погибли вместе с остальным населением планеты, когда военный корабль «Надежда Корела», перевооруженный по инквизиторскому указу, взорвал над основными городами вирусные бомбы.

Вирусное вещество, содержащееся в каждом шарообразном снаряде, представляло собой искусственный штамм цитотоксического агента, который был выведен древними учеными для службы человечеству во времена имперской экспансии. Даже при незначительном контакте оно поглощало всю клеточную жизнь в любой органической форме, от земли и деревьев до плоти, крови и кости, — а сам вирус беспрепятственно распространялся по всей планете, обрекая на гибель все, с чем контактировал, убивая даже микробы в воздухе.

Заболевание пожирало все, к чему прикасалось, расщепляя до клеточного уровня. В конечном результате большинство биотических существ превращались в легковоспламеняющуюся, богатую на химические соединения субстанцию, чем-то напоминающую органическую слизь.

Поразительно, что творцы Империума могли изобрести искусственную болезнь, которая истребляет и плавит все живое, обращая его в инертную субстанцию. С какими же врагами пришлось столкнуться нашим предкам, чтобы им понадобилось столь ужасающее оружие?

Тибульт сгорел в тот же день. Пока все еще живое население постепенно разлагалось вместе с планетарной экосистемой, атмосфера в результате распада веществ перенасытилась воспламеняющимися газами.

Второй бомбардировкой, на этот раз из плазменных батарей, военный корабль поджег загустевший, отравленный воздух планеты. Мир-могила из биологической слизи Тибульт был полностью выжжен взрывом атмосферы. Через несколько часов после прибытия «Надежда Корела» покинула поверженный мир, оставив после себя раскаленную скалу и пустые города.

V

Аванпост Адептус Механикус Приам Новус представлял собой обычную станцию слежения на границе Армагеддонского субсектора. Его главная задача состояла в учете имперского судоходства в северных пределах региона.

В его последних логах хранились записи касательно прохождения транспортного корабля «Юлицез» из Армагеддона в Геликанский субсектор.

Несмотря на это, станция глубокого космоса Приам Новус играла в человеческой империи довольно скромную роль, ее защищала тактическая группа перехватчиков типа «Фурия». Эскадрилья «Сайрус Омега ХА-II» была хорошо обучена и имела опыт в отражении нападений пустотных пиратов.

Когда эсминец Серых Рыцарей «Безупречное исполнение» вырвался из варпа и обстрелял Приам Новус торпедами, эскадрилья «Сайрус Омега ХА-II» тут же поднялась в бой. Пилоты прожили чуть дольше, чем три тысячи душ на борту самой станции, поскольку военный корабль не обращал на них ни малейшего внимания. Когда уничтожение закончилось, «Исполнение» развернулось и прыгнуло назад в варп.

Последним умершим членом эскадрильи «Сайрус Омега ХА-II» была командир крыла Фалана Дешиван. Она, как и остальные пилоты, задохнулась в кабине, когда несколько дней спустя подошли к концу запасы кислорода. В каком-то смысле это стало милосердием, ведь продержись бойцы еще три дня, силовые батареи перехватчиков истощились бы, и они замерзли бы насмерть.

VI
ТерминаторДата: Воскресенье, 28.07.2013, 16:46 | Сообщение # 144



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


После перехода в варп армейский транспорт «Полет Мерлина» оказался в безопасности. Его капитан Арган Валой поблагодарил Волков за своевременную помощь и облегченно вздохнул, когда варп-двигатель взревел, оживая. Со вспышкой хаотического света они отправились в путь, подальше от безумия, которое охватило половину флота на орбите Армагеддона.

Пять недель спустя их навигатор доложил о странных силуэтах в вихрях варп-пространства — неописуемые очертания, скользящие по течениям рядом с ними. Капитан Валой был осмотрительным человеком. Он соблюдал осторожность и считал, что всегда лучше перестраховаться. Поэтому капитан приказал «Полету Мерлина» выйти из варпа и позволить навигатору отдохнуть, прежде чем направиться дальше.

Когда на палубах инжинариума начали процесс стабилизации энергии в варп-двигателях для обратного выхода в реальность, силуэт, увиденный навигатором Валоя, дал о себе знать. Защищенный надежными щитами и гексаграммной изоляцией от ужасов варпа, корабль Серых Рыцарей вышел по нечистым течениям прямо к транспортнику и протаранил его.

Через пробоину в корпусе в «Полет Мерлина» хлынула ядовитая материя варпа, воплощаясь в худшие кошмары команды. Те, кого не убили на месте порожденные их кошмарами демоны, были разорваны в клочья за пару следующих минут, когда сущности волны варпа пронеслись по развороченным палубам.

«Полет Мерлина» вернулся в реальное пространство спустя тридцать три ночи, в нескольких субсекторах от того места, где он вошел в варп. Высланная Инквизицией для зачистки группа не нашла среди обломков ни единого выжившего человека, а гололитические записи последних секунд жизни корабля были сокрыты высочайшим повелением Инквизиции, передавшей их на сохранение в монастырь Титана.

VII

Волки не могли поспеть везде. Возможно, они недооценили рвение Инквизиции, оставив за пределами своей защитной сети так много вероятных целей. Я не могу сказать точно, поскольку мне так и не дали возможности спросить.

Но если они защищали свои интересы, то всегда превосходящими силами. По приказу лорда-инквизитора Киснароса «Надежда Корела» вырвалась из Моря Душ на границе Порфирской системы. Малхадиил и я были вместе с «Надеждой», все еще командуя «Карабелой».

После гибели Галео и Думенидона целые миры пришлось сжечь или предать мечу только для того, чтобы защитить тайну увиденного нами на Армагеддоне. Мы атаковали конвои и уничтожали пустотные станции за то, что они услышали обрывок вокс-послания или опознали корабль, который не должен был покинуть Армагеддон. Никогда раньше мой долг не казался мне таким тяжким. Праведность, не подкрепленная моралью, горчит, и не важно, насколько серьезной была необходимость.

Примарх. Слово, овеянное мифами. Ангрон. Лорд Двенадцатого легиона. Остальному Империуму не позволено было знать, что собственные сыновья Императора восстали против него, как не позволено было знать и то, что в царстве теней существуют Серые Рыцари, сражающиеся против существ, которые не принадлежат нашей реальности. Мы прилагали все возможные усилия, чтобы мельчайшие грехи не достигали глаз и ушей имперских граждан, а величайшая ересь превратилась в апокрифы и легенды темного прошлого.

Где им и следовало оставаться.

Я проводил намного больше времени, чем следовало, в медицинском отсеке «Карабелы», разговаривая с криогробами покойных братьев. Их саркофаги заперли в хранилище, но я все равно снова и снова возвращался к ним. Иногда я извинялся. Иногда просил совета. По большей части я размышлял над теми уроками, которые постиг под их руководством, и задумывался, каким чудом достигнуть уровня столь славных воителей.

Еще чаще я говорил с Энцеладом. Когда с него срезали доспехи, он предстал истощенным, изломанным существом из разорванной плоти. Он дрейфовал в амниотическом баке, дыша через маску, его глаза затянули бельма. Даже если он проснется, то уже не сможет видеть. Армагеддон погубил его, но он просто этого еще не принял.
ТерминаторДата: Воскресенье, 28.07.2013, 16:47 | Сообщение # 145



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


+ Очнись, + бесконечно отправлял я лишенному конечностей телу, с которого сняли всю бионику.

Он не отвечал. Возможно, это было хорошим признаком — признаком исцеления. Возможно, как раз наоборот. В любом случае Надион не мог сказать точнее.

Малхадиил нередко находил меня там и возвращал обратно на мостик. Так же и Анника. Только Кловон и Василла оставались со мной: первый бесстрастно наблюдал, вторая молилась, пока я сидел в раздумьях, и временами расспрашивала о моих братьях. Странно, но я находил в этом утешение. Подобные беседы исцеляли душевные раны, и отсутствие братьев в моем разуме казалось не таким острым.

— Спасибо, — сказал я ей однажды ночью.

Она не стала притворяться, будто ничего не понимает. Она улыбнулась своей терпеливой улыбкой — слишком мудрое выражение для ее юных лет — и просто ответила:

— Не за что.

Гарвен Меррик навестил меня лишь однажды, когда я корпел над последними отчетами по нашей так называемой «холодной войне» с Волками. Они почти не отличались друг от друга: краткий перечень инцидентов, в которых Инквизиция докладывала об уничтожении колонии, города или космической станции, уравновешивался случаями, когда прибывшие корабли Серых Рыцарей или Инквизиции встречали корабли Космических Волков, блокировавшие цель.

В докладах почти не говорилось о боевых действиях, а также не упоминалось о конфликтах. Волки никогда долго не ждали и не открывали огонь, когда по ним стреляли. Они хотели только спасти как можно больше душ и рассеять их по нашему пути следования.

И это действовало. Неделя за неделей, система за системой, это работало даже слишком хорошо. За пять месяцев войны на уничтожение, рейдов и отступлений было несложно увидеть, что мы не сможем уследить за всеми. Люди рассеялись слишком широко. Некоторым душам, узнавшим о наших секретах, почти удалось спастись. Варп подери, некоторые и в самом деле спаслись!

Самым ярким примером этому стали Барсаванские Драгуны. Волки провели армейский транспорт с барсаванцами на борту после того, как направили несколько наших кораблей по ложному следу в глубокий космос, и высадили выживших на разных имперских мирах в нескольких субсекторах. Разве мы могли надеяться отыскать пару тысяч солдат на планете с населением в три миллиарда человек? И на каких мирах следовало проводить расследование, не говоря уже об экстерминатусе?

Серые Рыцари поняли уловку Волков раньше инквизиторов, державших наши поводки. Не раз во время встреч через гололитические передачи мне приходилось наблюдать за тем, как лорд-инквизитор Киснарос криками отметал всякие возражения представителей нашего ордена. Он все еще был уверен, что мы можем сдержать распространение правды. Конечно, мы могли, по логике так оно и было, но цена такого сдерживания становилась совсем уж абсурдной.

По правде говоря, едва ли что-то важное можно добавить к архивам. За каждую зачистку, которую мы проводили по приказу Инквизиции, Волки не давали нам совершить еще одну. Они ни разу не позволили втянуть себя в бой или застать врасплох.

Как-то капитан Кастор сказал мне, что большую часть жизни он провел в ожидании. Даже в качестве главного смотрящего на военном корабле Серых Рыцарей. Не так уж часто «Карабеле» приходилось сражаться в пустотных боях, в которых она с легкостью одолевала большинство врагов, либо же проворно уходила от них при необходимости. Месяцы, которые мы провели в погоне за Волками и уничтожении всех сведений об Армагеддоне, служили лучшим примером той скуки, которой был охвачен Кастор.

Если делать что-то постоянно, даже безнравственность становится рутиной. Человек привыкает. Он теряет интерес. Сколько гражданских целей, уничтоженных с небес, я мог оплакивать так же, как на первых порах?

Я находился в кают-компании Кастиана, изучая последние доклады с инструктажа, когда ко мне зашел поговорить Гарвен Меррик. Он был в своих потрепанных доспехах арбитра, но без самых тяжелых пластин на плечах и груди. За спину у него был небрежно переброшен дробовик, словно у охотника, идущего на любимое дело.
ТерминаторДата: Воскресенье, 28.07.2013, 16:47 | Сообщение # 146



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Кибермастиф шагал следом за ним, хотя, наверное, более точным определением его походки была бы трусца, поразительно напоминавшая движения настоящего пса.

+ Привет, Вера, + отправил я механическому зверю. Точно не знаю, из чего состояло существо, но что-то в его искусственном мозгу будто улавливало мое бессловесное приветствие. И все же он никогда не давал об этом знать. Зверь безучастно посмотрел на меня глазными линзами, после чего принялся дальше сканировать окружающее пространство, медленно водя головой из стороны в сторону.

— Сэр, — поприветствовал меня Меррик. — Могу я поговорить с вами?

Это были буквально первые слова, которыми мы обменялись более чем за год знакомства. Взглянув на его поверхностные мысли, я понял, что он не знает, следует ли ему отдать мне честь. Старые привычки, оставшиеся со времен, когда он еще был офицером сил правопорядка, отмирали с огромным трудом.

— Нет необходимости, — сказал я ему.

— Нет необходимости, сэр?

— Нет необходимости отдавать честь.

Он нахмурился, явно не обрадовавшись тому, что я залез к нему в голову.

— Как скажете, сэр.

Не лучшее начало.

— Прости, я не хотел причинять тебе неудобство. Просто инстинкт. Что тебе нужно, Гарвен?

— Вы ведь хорошо знаете инквизитора Ярлсдоттир?

Вопрос обеспокоил меня, ведь я понятия не имел, как следует ответить.

— Даже не знаю. Я знаком с ней лучше, чем со всеми другими людьми, с которыми мне приходилось встречаться, — я остановился. — Это приемлемый ответ?

— Вполне. — Меррика отличали немногословность, легкая небритость и нежелание встречаться взглядами. Наверное, именно поэтому его общество показалось мне парадоксально комфортным: — Я не претендую на то, чтобы понимать таких, как вы, сэр.

— А я не претендую на то, чтобы понимать вас, — ответил я и выдавил из себя улыбку, чтобы показать, что это шутка. Он не засмеялся.

— Пусть все будет, как есть, сэр… вы ведь с инквизитором друзья?

Я бросил на него долгий взгляд.

— А ты мастер задавать вопросы, на которые мне сложно ответить.

— Забудьте, сэр, — он повернулся, собравшись уйти.

— Постой. Да, мы с ней друзья. По крайней мере, были.

Он повернулся обратно.

— Она злится. Я бы даже сказал, разъярена. Я тревожусь за нее. Все мы.

— Полагаю, она поведала вам о наших текущих приказах?

— Да, сэр. Соединиться с армадой Киснароса у Хайкарана и выдвинуть ярлу Гримнару условия.

Я кивнул.

— И я также полагаю, что инквизитор Ярлсдоттир не верит в добрые намерения Киснароса относительно этой встречи?

— Думаю, вы уже знаете, что она не доверяет ему, сэр.
ТерминаторДата: Воскресенье, 28.07.2013, 16:48 | Сообщение # 147



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Не заботясь о его удобстве, я снова влез в его разум. Он говорил правду, его опасения были связаны с Анникой, которая может потерять объективность, терпение и равновесие. Он волновался, что она может сделать какую-то глупость и погибнуть.

Но не это было главной причиной, по которой он пришел ко мне. За этой маленькой правдой скрывалась большая.

— Вероятно, она самая способная душа на этом корабле, — ответил я. — Ты знаешь это не хуже меня.

— Но она не бессмертна. И у нее резкий нрав, простите за мои слова, сэр.

Как будто я и сам этого не знал.

— Я присмотрю за ней, Гарвен. Клянусь тебе. Что-то еще?

— Нет, сэр. Ну. Да, сэр. Конечно, если у вас будет время. Просто хотел узнать, можете ли вы попросить у серебряной шестеренки помочь мне кое с чем.

— Его зовут Аксиум. А в чем проблема?

— Вера. Мы не пришвартовывались уже пару месяцев, а мне нужны инструменты и запчасти, чтобы ухаживать за ней. Техножрец смог бы раздобыть их для меня.

— Мог бы. Но советую тебе не называть его в лицо «серебряной шестеренкой».

— Простите, сэр.

— Ничего, — я пригнулся, переведя внимание на кибер-мастифа. — Пошли, Вера.

— Вера, вперед, — сказал Меррик. Пес загудел и защелкал суставами, подойдя ближе ко мне. Я взглянул на царапины, покрывающие его зубастую челюсть, и щитки на боках.

Вера вроде хорошо ко мне относилась, хотя я едва ли разбирался в таких вопросах.

— Еще Малхадиил может помочь тебе. Поговори с ним.

От лица Меррика отхлынула кровь.

— Нет, сэр. Он… я видел, как он разумом разбирает технику.

Я невольно улыбнулся.

— Понятно. Тогда я скажу Аксиуму, что ты зайдешь к нему.

— Спасибо, сэр, — он отдал честь, хотя это было не так уж и нужно. Вера еще раз обернулась ко мне и пробежалась вокруг ног хозяина.

Через пару секунд корабль тряхнуло достаточно сильно, так, что мы оба пошатнулись.

— Нелегкая дорога, — сказал Меррик.

— Мы не выходили из варпа, — ответил я. — В нас что-то попало.

Завыли сирены, и одновременно с ними раздался голос Мала.

+ Иди на мостик, + отправил он мне. + Киснарос начал войну. +

VIII

Когда я добрался до мостика, по нам уже велся огонь. Кастор поднялся с трона и, перекрикивая дребезжание корпуса, что-то приказывал кормчим. Малхадиил стоял у орудийных пультов, наблюдая за работой офицеров.

Оккулюс показывал единственное судно, линейный корабль «Скрамасакс», принимающий на себя удары, которые не должны были предназначаться ни одному имперскому военному кораблю. На его укрепленном хребте бушевало пламя, едва видимый щит прогибался и мерцал, то появляясь, то исчезая.

Я перепрыгнул поручень и приземлился возле Малхадиила.

— Трон, только взгляни на него, — сказал я. — Он почти обездвижен. Кто первым открыл огонь?

Лицо Малхадиила было выразительнее слов.

— Даже не стану гадать, брат.

Я обернулся к Кастору.

— Отчет о ситуации.

— Вы и сами все видите, сэр, — Кастор поправил кожаную шинель и легким взмахом обтянутой перчаткой руки стряхнул невидимую пылинку с золотой пуговицы. — Мы выпрыгнули из варпа для соединения с армадой Киснароса. Флот уже сражался.

— Мы получили какие-либо приказы?
ТерминаторДата: Воскресенье, 28.07.2013, 16:48 | Сообщение # 148



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Только открыть огонь, когда окажемся в пределах досягаемости.

— Сколько еще кораблей в армаде?

Малхадиил встал за тактический гололит и принялся управлять им с помощью сенсорных подушечек на кончиках пальцев. Он развернул звездное поле, поочередно выделив корабли.

— Я насчитал пятнадцать вместе с «Карабелой».

Я смотрел, как флагман Логана Гримнара вращается и горит в пустоте, защищенный только мерцающим, то и дело отключающимся щитом. Картина того, как древний флагман Великой роты Космических Волков разваливается на части, врезалась мне в память. Я никогда не забуду этого момента. Никогда. Это должно было быть перемирие на нейтральной территории. Нам приказали прибыть сюда и ждать, пока Киснарос будет выдвигать условия перемирия, дабы положить конец месяцам разочарований и глупости.

На этот раз Волки отбивались. Но слишком слабо, слишком поздно. «Скрамасакс» отвечал разрозненными залпами, огрызаясь на врагов, для которых был слишком слаб.

Малхадиил отстраненно, но не совсем бесстрастно указал на сражающийся крейсер.

— Этот корабль старше нашего ордена, Гиперион. Уничтожая его, мы плюем в лицо истории своей расы.

— Киснарос зашел слишком далеко, — я не понимал, что происходит. — Почему Волки прибыли только с одним кораблем?

— На самом деле с пятью, — Малхадиил развернул звездную карту под другим углом. Тогда-то я и увидел обломки. Битва шла уже несколько часов.

— Кастор, соедини меня с Йоросом на «Огне рассвета». — Ожидая связи, я наблюдал за тем, как окруженный со всех сторон «Скрамасакс» вращается в пустоте — раненый зверь, обнаживший брюхо.

— «Карабела»?

— Гиперион на связи. Что происходит, мой лорд? Серые Рыцари ведут огонь по кораблю ордена Первого Основания. Это… это богохульство.

— Набирай атакующую скорость и вступай в бой с врагом. Обездвижь корабль, Гиперион, и приготовься телепортироваться на «Огонь рассвета» по моему приказу. Мы возьмем Волчьего лорда за глотку.

— Сир… нам сказали, что это будут переговоры на нейтральной территории.

— Так и было, — его голос прерывался от вокс-искажения. — Лорд-инквизитор Киснарос заподозрил Волков в измене. Мы открыли огонь, прежде чем им представился такой шанс.

— И вы верите этому, мой лорд?

Он имел наглость рассмеяться даже в столь мрачный час.

— Ни на миг. Но это наш шанс, брат. Мы захватим в плен Гримнара, и его ордену придется покориться.

— Это вероломно, Йорос. Это умаляет честь, воплощением которой является наш орден.

Кастор покачал головой.

— Сигнал пропал, сэр.

Несколько секунд я стоял как громом пораженный, просто глядя на то, как гибнет «Скрамасакс».

Следующий услышанный мною голос принадлежал лорду-инквизитору Киснаросу, который обращался ко всему флоту.

— Ярл Гримнар со «Скрамасакса». Твой корабль горит, и жить тебе осталось считанные мгновения. Властью, данной мне Его Императорским Величеством, я уполномочен предоставить тебе последнюю возможность послужить Золотому Трону. Сложи оружие и поднимись на борт боевой баржи «Огонь рассвета», если хочешь обсудить условия сдачи. Если же ты желаешь умереть, слишком гордый, чтобы признать поражение, то всеми доступными средствами передай свои последние слова. Мы почтим твой орден, прозвонив в Колокол Потерянных Душ, когда вы исчезнете со страниц истории.
ТерминаторДата: Воскресенье, 28.07.2013, 16:49 | Сообщение # 149



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Я не ждал ответа. Я честно думал, что они умрут в гордом молчании на борту раненого флагмана. Я даже уважал их за это.

— Мы встретимся, — прозвучал гортанный ответ. — Мы встретимся и обсудим условия.

— Хорошо, просто отлично! — Даже по воксу слышалось, что Киснарос буквально лучится радостью. В его голосе не чувствовалось ехидства или мелочности, из-за чего он становился только еще неприятнее. Инквизитор казался довольным и сияющим, ведь он сумел открыть глупцу глаза на все преимущества своего плана. — Пусть сегодняшний день закончился во мраке, ярл Гримнар, но солнце воссияет над окончательным примирением.

Корабль Космических Волков ответил внезапным рыком статики, за которым последовала тишина.

— Мал, — сказал я. — Нужно подготовиться. + Анника? +

«Гиперион? Я иду на мостик. Что происходит?»

+ Эндшпиль. Мы идем на телепортационную платформу. +

«Я старше тебя по званию, Гиперион. Я пойду туда же, хочешь ты того или нет. Ничто не удержит меня».

Глава двадцать вторая
КОЛЕНОПРЕКЛОНЕННЫЙ КОРОЛЬ
I

Мы выстроились ровными рядами под пристальным и привычным взором лорда Йороса. Теперь, когда с Титана и всей Галактики прибыли подкрепления, нас снова насчитывалась целая сотня, множество других кораблей с еще большим числом рыцарей на борту спешили присоединиться к нам.

Собрание походило на темное подобие первой встречи с Великим Волком на борту «Правителя Черных Небес» над Армагеддоном. Но сейчас нас усиливала целая рота инквизиторских штурмовиков в панцирной броне, в которой они напоминали прямоходящих хитиновых насекомых. Анника и другие инквизиторы решили не ждать в стороне, чтобы не позволить гроссмейстеру Серых Рыцарей уладить дело самостоятельно. Они располагались в центре зала во главе с лордом Киснаросом, который считался в их компании первым среди равных.

Благодаря своему званию Йорос стоял возле лорда-инквизитора, возвышаясь над его людьми. В резком освещении ангарной палубы казалось, будто его седеющие волосы покрыты инеем.

Логан Гримнар спускался по рампе боевого корабля, его доспехи были почерневшими и покрытыми вмятинами, за ним шли всего три волчьих гвардейца. Несмотря ни на что, я узнал одного из них. Бранд Хриплая Глотка осматривал наши стройные ряды и кивнул, когда встретился со мной взглядом.

Я кивнул в ответ, рискнув отправить ему телепатический импульс.

+ Мне горько видеть тебя здесь, брат. +

Он улыбнулся, сверкнув острыми резцами.
ТерминаторДата: Воскресенье, 28.07.2013, 16:50 | Сообщение # 150



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


«Я потерял свой корабль пару месяцев назад, — в этот миг я ощутил его веселье. — А теперь убирайся из моей головы, колдун. Смотри, как Волки сдаются».

Ярл Гримнар достал секиру, уверенно шагая к Киснаросу и гроссмейстеру. Каждый инквизитор напрягся, некоторые воины из их групп крепче сжали оружие. Пока нам не дали телепатический сигнал, мы не шевелились.

— Достаточно, — сказал лорд Йорос. Он не сделал ни одного движения, чтобы обнажить свое оружие, выказывая, как всегда, достойное уважения спокойствие. По мнению Галео, самообладание — самая ценная добродетель нашего гроссмейстера.

Ярл Гримнар подчинился и замер в десяти шагах от собравшейся инквизиторской свиты. Он позволил навершию секиры скользнуть на палубу и оперся на рукоять, покрытые царапинами перчатки легли на головку из черного железа.

— Вы нарушили перемирие, — сказал Великий Волк голосом, который походил на сыплющийся гравий. Его спутанные лохматые волосы, местами посеребренные, окружали обветренное лицо, напоминавшее заскорузлую кору дуба. Он не был стар по меркам космического десантника, но явно прожил уже половину своей жизни. И все же он пылал жизненной силой даже в самых незначительных движениях. Перед нами стояла упрямая старая душа, которая просто так не сдастся. Даже сейчас он не выказывал ни единого признака покорности.

— Да, мы нарушили перемирие, — признал Киснарос. — И я молю, чтобы ты со временем простил меня. Тебе следует понять, великий ярл, что из-за репутации твоего ордена в отношениях с имперскими властями цена ваших клятв стоит под вопросом. Сколько раз вы вступали в конфликт с Экклезиархией? А с меньшими подразделениями Инквизиции? Я не был уверен, что могу доверять вам.

Гримнар оскалился.

— Ты нарушил перемирие, убил тысячи слуг моего ордена, а теперь клятвопреступниками оказываемся мы, когда ты сам — что, впрочем, и неудивительно — открыл огонь первым.

Он взглянул через плечо на трех оставшихся гвардейцев.

— Вот почему мы так редко верим в то, что говорят чужеземцы, да? Никаких манер.

Волки хохотнули, и Гримнар снова посмотрел на Киснароса.

— Ты хотел поговорить со мной? Я здесь, мальчик. Говори.

Мальчик. В этом с ним было сложно поспорить. Сейчас я впервые стоял в присутствии инквизитора Киснароса, и он оказался намного моложе, чем можно было сказать по нечетким гололитическим изображениям. Не сомневаюсь, что он в свое время перенес омолаживающую операцию. На самом деле Киснарос не мог быть так молод, как выглядел. Ни один человек в двадцать пять лет не смог бы стать лордом-инквизитором. На подобное возвышение обычно уходили века, и требовался легион союзников, приспешников и сторонников.

На нем не было ничего похожего на доспехи, в руках он не держал оружия, за исключением золотого скипетра, подчеркивавшего его ранг. Можно сказать, он походил скорее на священника, нежели на инквизитора, в одеяниях насыщенно-красного цвета и с откинутым шелковым капюшоном, чтобы все могли видеть его лицо.

Голос инквизитора казался таким же молодым, ему не хватало того медного резонанса, который чувствовался в словах всех присутствующих аугментированных воинов.

— Быстрее было бы телепортироваться сюда, не находишь?

Гримнар пожал плечами, массивная волчья шкура на его плечах шевельнулась вместе с ним.

— Мы нечасто доверяемся телепортации. Только в часы величайшей необходимости. Теперь говори. Почему ты молил меня о встрече?

— Молил? Не совсем так, ярл. Мы желаем обсудить условия вашей сдачи.

Гримнар кивнул, словно эти слова были самым осмысленным, что до сих пор сходило с уст инквизитора.

— Понятно. А если я захочу назвать тебя клятвопреступником, лживой гадюкой, у которой вместо крови течет моча, и слабоумным мальчишкой, который потерял берега, — что ты скажешь тогда?

Киснарос на миг прикрыл глаза и покачал головой, всем своим видом показывая терпеливую благожелательность. Лорд Йорос улыбнулся, наслаждаясь издевкой.

— Логан, — ответил инквизитор. — Успокойся, все кончено. Станет ли твой орден сражаться без тебя?

Волк рассмеялся, и звук этот напомнил грубое рявканье.

— Конечно. Как сражались бы твои Серые Рыцари. Мы братья, мы и они. Если бы во всем Империуме Человечества остался только один Волк, он все равно не покорился бы врагам до последнего вздоха своего израненного тела. То же и с твоими рыцарями. Я заметил это в их глазах при нашей первой встрече. Я видел это, когда они сражались с Великим Зверем Армагеддона. Я вижу это в них и ныне. Они знают цену крови и слез. Ты… — он кивнул крошечному инквизитору, — …не знаешь. И сомневаюсь, что ты понимаешь, как настраиваешь против себя Серых Рыцарей, вынуждая их вести войну, в которой они не хотят участвовать.
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Аарон Демски-Боуден Дар Императора
Страница 10 из 12«1289101112»
Поиск: