Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 4 из 10«123456910»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Отметка Калта (Ересь Хоруса)
Отметка Калта
ТерминаторДата: Воскресенье, 28.07.2013, 13:23 | Сообщение # 46



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– Они располагаются равноудаленными колоннами, – произносит Ламиад. Его лицу, наполовину состоящему из плоти, а наполовину из треснувшей керамики, удается передать то отвращение, которое все чувствуют. – Расходятся наружу от центральной точки.
– Из чего следует, что посередине нечто важное, – говорит Вентан.
– Неф храма ведет к центральному алтарю, – соглашается Ламиад. – Месту поклонения.
– Поклонения? – буквально выплевывает Сиданс. – Я думал, мы их от этого вылечили полвека назад.
– Урок явно не был усвоен, – произносит Ламиад, указывая уцелевшей рукой на жертвенное побоище. Конечность, которую он утратил в начале боя, можно было восстановить, а лицо – починить. Доступны и технология, и мастера, однако Ламиад предпочел остаться таким, как есть. Миф о нем стал важен для Калта, и тетрарх охотно пошел на подобную жертву.
Вентан питает к Эйкосу Ламиаду высочайшее почтение и надеется, что будет столь же сильным, как тетрарх, когда для него настанут такие времена.
– Так что в центре? – спрашивает Селатон, держа штандарт рядом с собой. – Я не вижу алтаря.
Селатон прав. Там нет алтаря, только вырытая яма, из которой неторопливо струятся языки тумана.
Вентан идет впереди, пальцы сжимают рукоять меча.
Здесь все уже мертвы, но присутствие оружия в руке всегда придает уверенность в себе.
Подойдя к яме, Вентан видит, что она уходит вглубь на три метра, а посередине находится еще одно пронзенное тело. Несущий Слово, облаченный в багряный доспех, который украшен трепещущими на ветру свитками с обетами и выбитыми золотыми надписями.
Это не рядовой воин. Каждая пластина и грань созданы вручную мастером-оружейником и отполированы с преданностью, которой может удостоиться лишь высокопоставленный полководец.
Белое, как пергамент, кошмарное лицо напоминает упыря-людоеда. Губ нет, скулы выпирают, глаза ввалились, а скальп лишен волос. На обнаженном черепе, с которого содрали кожу, вырезаны новые геометрические символы. В пустой черепной коробке пробита дыра с неровными краями.
– Федрал Фелл, полагаю, – произносит Вентан.
Вокруг трупа Фелла нагромождение тел воинов-культистов, вскрытых и выпотрошенных. Им приданы позы преклонения, руки прикованы к посоху с шипастым навершием, на который насажен Фелл. Рты безвольно приоткрыты, словно восхваляя кого-то, а восхищенные глаза удерживаются открытыми при помощи швов.
– Чем он проткнут? – интересуется Селатон. Оно не такое, как у остальных. Этот знак…
– Я уже не один раз видел подобный символ, – говорит Сиданс. – Всегда думал, что это какое-то обозначение подразделения. То отребье, через которое мы пробивались, чтобы попасть к вам в Нумин, носило точно такие же палки.
– Нет, – произносит Эйкос Ламиад. – Это не эмблема подразделения, как мы ее понимаем. Это тотем, знак их новых хозяев. Мы продолжаем носить на себе аквилу, а наши враги теперь носят это. Они называют его Октетом.
При звуке этого слова Вентан ощущает спазм отвращения. Капитан смотрит на посох, на толстое, покрытое надписями древко и восемь расходящихся спиц-клинков, которые повторяют расположение мертвых Несущих Слово. Ему доводилось видеть, как вражеские чемпионы носили такой штандарт с собой, потрясая им, словно священной реликвией. 
– Надо уходить отсюда, – говорит Вентан. – Пусть орудия Таурен сровняют это место с землей.
Голова Федрала Фелла рывком поднимается, кожа туго натягивается на черепе в безгубой ухмылке.
– Пушки вам уже не помогут, – раздается бесцветный голос, а затем изо рта трупа на тела у его ног начинает извергаться пенящаяся, черная, словно мазут, жидкость. – Нерожденные идут за всеми вами.
Ошеломленные Ультрадесантники с омерзением отступают от ямы. По телу Федрала Фелла проходят спазмы – серия ломающих кости конвульсий, которые наверняка бы убили Несущего Слово, оставайся в том хоть сколько-нибудь жизни. Он пляшет на колу, а изо рта продолжает изливаться поток черной, густой и ядовитой жижи, похожей на желчь. 
Ее невероятно много, больше, чем поместилось бы внутри тела. Она брызжет из глаз и ушей. Течет из носа и бьет изо рта, как из шланга под давлением. Яма заполняется смоляной жидкостью, превращаясь в бурлящую клоаку ужаснейшей порчи. Череп Федрала Фелла полностью погрузился, но Вентан продолжает слышать ликующую мантру.
Нерожденные идут…
ТерминаторДата: Воскресенье, 28.07.2013, 13:24 | Сообщение # 47



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Нерожденные идут…
Над поверхностью маслянистой жидкости теперь остается только шипастое навершие посоха с Октетом. С острых кончиков тянутся клубы чернильно-черного дыма. Его жгуты извиваются, словно совокупляющиеся змеи, и распространяются над головой завесой теней, стремясь к трупам на кольях по всему храму.
– Назад! – кричит Вентан, осознав, что их заманили в ловушку, обратив против них те самые доктрины, которые спасли их от уничтожения. – По машинам и отходим. Уходим! Сейчас же!
Пузырящаяся яма переполняется, протоплазменная черная слизь разливается по окровавленному полу, как из открытой нефтяной скважины. В противоестественной субстанции возникают и лопаются пузыри, распространяющие вонь бойни и жужжание миллиона мух-трупоедов.
Нерожденные идут…
Ультрадесантники организованно отступают от разрастающейся темной лужи посреди зала. Храм заполняется миазмами черного дыма, мерзостным дыханием порчи и демонических божеств.
Нерожденные идут за всеми вами…
И мертвые воины Федрала Фелла открывают глаза, в которых чернейшая ночь.

XXVIII

Хол Велоф отступает от Темного Апостола, видя, что кривой рог был не украшением на шлеме, а частью черепа Малока Карто. Ребристый костяной вырост выступает из раздутой массы омертвевшей ткани, набухшей кровавыми жилами и покрытой липкой, мерзко пахнущей жидкостью.
Это не единственное изменение внешности Малока Карто.
Его кожа стала морщинистой, а глаза превратились в непрозрачные сферы нездорового оранжевого цвета.
– Ты знаешь Сорота Чура? – спрашивает Карто. Рот представляет собой прореху на желтом черепе. Губы окровавлены в тех местах, где их разорвали треугольные пиловидные зубы. – Он познал множество тайных истин вселенной, не последней среди которых является сила предательства. Ему кое-что известно о влиянии этого действия на нематериальное царство. Одно дело предать друга, другое – близкого друга. Он принял этот урок близко к сердцу, когда начал все это.
Хол Велоф слышал это имя. Шептали, что его носителю уготованы великие дела.
– Однако лорд Аврелиан научил меня, что предать брата… ах, в этом наивысшее могущество, – продолжает Карто. – Их крики были подобны сладчайшему вину Финикийца, даже сам Ангрон никогда не проливал крови, крещение которой оказалось бы роскошнее. Фелл стал величайшей находкой. Воин, чьи мечты уже были на самой грани воплощения, когда их его лишили. Столь колоссальное желание не сбылось и разбилось прямо у него на глазах…
При этом воспоминании Карто разражается булькающим смехом.
Рука Хол Велофа скользит на рукоять меча.
– Фелла больше нет, – говорит Карто, – но ты еще можешь получить то, чего хотел он.
– Почему я должен тебе верить?
– Потому что у тебя нет выбора, – отвечает Темный Апостол, указывая на горизонт рукой, которая с каждой секундой все меньше похожа на руку.
– Смотри, как разворачивается вселенская мелодрама, – произносит Карто, когда горизонт взрывается темным сиянием. Хол Велоф поднимает перчатку, чтобы заслониться от нового солнца, кипящего в грибовидном облаке атомного пламени. Он понимает, где это светило коснулось земли и опалило планету до стекловидного состояния.
– Что ты сделал? – задыхается он.
Темный Апостол не отвечает. Он опускается на одно колено и глотает воздух в мрачном восторге.
– Что ты сделал? – снова допытывается Хол Велоф.
– Старые верования уходят, и великий свет озаряет нам путь, – произносит Карто, с хищной ухмылкой глядя на командующего снизу вверх и цитируя «Книгу Лоргара». – А теперь готовься.
ТерминаторДата: Воскресенье, 28.07.2013, 13:24 | Сообщение # 48



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Ужаснувшись, Хол Велоф может лишь покачать головой.
– К чему? – спрашивает он.
– К падению.

XXIX

Настроение в конференц-зале Ультимуса близко к панике. Не было никаких предупреждений, никаких указаний на грядущую катастрофу, однако когда он произошла, то оказалась столь же внезапной и ошеломляющей, как момент, когда Несущие Слово открыли огонь.
Еще одно подземное убежище погибло, превратившись в кипящий атомный котел смерти. Даже без помощи геосателлитов авгуры Аркологии Х вполне способны засечь невообразимый скачок радиации на западе. На планшетном столе сводятся воедино показания пиктеров и счетчиков радиоактивности, а Таурен наблюдает, как на западном горизонте образуется громадное кучевое пирооблако озаренного пламенем дыма. 
– Император защищает, – всхлипывает капитан Уллиет, сжимая что-то, висящее на шее. – Он есть Свет и Путь.
– Мы только что потеряли еще одно, так? – спрашивает Хамадри, крепче держась за край планшетного стола, когда стены Ультимуса содрогаются от первых толчков, разошедшихся по литосфере.
Таурен кивает. Она слишком занята тем, что просеивает мириады входящих данных от подключенных наблюдателей и авгуров. Орбитальные сканы комбинируются с наземными изображениями, чтобы составить более полную картину того, что только что оказалось потеряно.
Зал заполняет пробирающий до костей гул. Поверхность Калта искорежена и разодрана силой – как теперь понимает Таурен – подземного взрыва, которому хватило мощности, чтобы пробиться на поверхность. Это только первые ударные волны, расходящиеся от него, дальше будет хуже.
– Которое? – спрашивает Уллиет. На пол со стуком камней падают пыль и обломки плит потолка, но его стальной голос не дрожит. – Магнези? Габриниус? Проклятье, которое?
Порыв веры прошел, и капитан вновь по-солдатски отрывисто приказывает.
– Провожу триангуляцию, – отвечает Таурен.
Изображение атомной тучи на планшетном столе меркнет, и на его месте появляется базовая топографическая карта поверхности Калта. Данные сводятся, показания сверяются. На западе начинает яростно мигать значок.
Хамадри и Уллиет озадаченно поднимают глаза, но Таурен столь же изумлена.
– Радиал Ураник, – произносит она, словно до сих пор не в силах поверить в неоспоримый вывод. – Его больше нет. Уничтожен.
– Но… – начинает Уллиет.
– Это Хол Велоф, – заканчивает Хамадри, и на Аркологию Х обрушивается основная ударная волна.

XXX

Они стаскивают себя с кольев, которыми пригвождены к земле. Броня раскалывается, мертвая плоть рвется. Вентан не видит, чтобы из громадных дыр в телах вытекало хоть сколько-нибудь крови.
Вся жидкость, которая осталась внутри, давным-давно свернулась в венах. Несущие Слово двигаются скованно, словно забыли, как ходить.
Или только учатся этому.
Нерожденные. Термин неизвестен Вентану, однако капитан немедленно понимает его значение. Это те лишенные кожи ужасы, которых Несущие Слово извлекли из варпа. Кошмарные ксеносущества из тех измерений, которые скрыты от глаз человечества ради его же блага. Они глядят изнутри черепов мертвецов, и Вентан чувствует их неутолимый голод.
Ему нет необходимости отдавать приказы. Ужас ситуации требует индивидуальной реакции. 
Огонь болтеров раздирает возродившихся Несущих Слово. От разорванного мяса валит черный дым. Раны, которых бы хватило, чтобы свалить двух легионеров, едва их замедляют. Они продолжают надвигаться с болтающимися конечностями и раздробленными костями.
Полностью адаптировавшись, воины в красном сшибаются с воинами в синем. Это уже не вялые ожившие мертвецы, а такие же сильные и быстрые бойцы, какими были при жизни.
Численное соотношение абсолютно неравное, но демонические существа, сидящие в черепах Несущих Слово, не пользуются в бою оружием носителей. Их орудия – когти и зубы, не болтеры. Причина этого – вечная война в безвременье.
Это единственное преимущество, которое есть у Ультрадесантников.
Вентан стреляет с безошибочной точностью. Ни один заряд не пропадает впустую.
ТерминаторДата: Воскресенье, 28.07.2013, 13:24 | Сообщение # 49



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Каждый раз смертельный выстрел в голову.
Во всех черепах плотный и студенистый комок визжащего мрака. Демонический паразит, занявший тело мертвеца, с воплем схлопывается при исчезновении. Капитан стреляет, пока боек не ударяет в пустую камору, вынимает магазин и плавными экономичными движениями перезаряжает оружие. Он ведет огонь до конца последнего магазина, а затем обнажает силовой меч.
Нерожденные бросаются на него, ведомые отчаянным голодом и ненавистью. Вентан видит их в мертвых глазах и не знает, чем заслужил подобное. Меч рассекает отяжелевшие без энергии доспехи. От каждого удара по руке проходит кинетическое сотрясение, но Вентан полон сил и готов к бою.
Он пришел сюда убивать Несущих Слово, и, проклятье, именно это он и будет делать.
Нерожденные не молчат. Они с воплями вцепляются в Ультрадесантников и визжат, когда умирают. Крики полны муки, но у Вентана не осталось жалости.
Ни к себе, ни тем более к Несущим Слово.
Пульсирующие вспышки выстрелов озаряют темную тень, расползающуюся над головой.
Вентан и Сиданс бьются спиной к спине. У обоих кончились боеприпасы.
– На сей раз их немного больше, чем двенадцать, – ворчит Сиданс, держа цепной меч обеими руками и рассекая ключицу с грудиной Несущего Слово.
– Ты хочешь сказать: тринадцать, – замечает Вентан.
– Нет, всегда только двенадцать, – с ухмылкой отзывается Сиданс.
Эта ухмылка понятна Вентану.
Они братья и равны друг другу, а это чистая схватка. На кону не стоят высокие идеалы, отсутствует великолепная стратегия. Просто жизнь или смерть, и по этому поводу нужно что-то сказать.
Вентан сносит головы с плеч, разрубает грудные клетки и отсекает ноги ниже бедра. Меч постоянно в движении. Чтобы выжить, капитан пользуется всеми известными приемами: теми, которым его учили макраггские мастера клинков, и теми, которых он набрался в отчаянных схватках за почти два столетия войны.
Телемехр расправляется с Несущими Слово десятками. Штурмовая пушка разносит тела на части, и даже воины-трупы утрачивают способность сражаться.
Они вцепляются в его тело, разбивая сломанные кулаки в кашу о саркофаг. «Контемптор» наслаждается боем, сражаясь бок о бок с Эйкосом Ламиадом и его Щитоносцами.
У тетрарха Конора осталась лишь одна конечность, но он не утратил смертоносности. Ламиад опустошил пистолет и убивает точными выпадами мастера-фехтовальщика. Он тоже уяснил, что единственный способ гарантированно сразить врага – отрубить голову.
Селатон и его отделения несут штандарт к сводчатому проходу, через который они вошли. Сержант не отступает, а расчищает коридор для остальных.
Вентан выкрикивает команду к отходу.
В него врезается что-то огромное и багровое, сшибая наземь. Вниз обрушивается бронированный сапог, и капитан откатывается вбок. Он бьет мечом в центр тяжести воина, но клинок лязгает о заостренное навершие-Октет покрытого рунами посоха. 
– Смерть пришла за тобой, – произносит все еще пронзенный им Федрал Фелл.
– Смерть придет, когда я буду к ней готов, – отвечает Вентан.

XXXI

Мир переворачивается. Верх становится низом, и земля уносится от Хол Велофа.
Небоскреб уже находился на грани падения, требовался лишь легкий толчок, чтобы он обрушился. Взрывная волна от детонации циклонной боеголовки в Радиале Ураник разрушает неустойчивое равновесие векторов, удерживавшее здание в вертикальном положении. Фундамент разваливается, и структурные элементы основания гнутся под ударом волны, словно проволока.
ТерминаторДата: Воскресенье, 28.07.2013, 13:24 | Сообщение # 50



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Десять этажей мгновенно рушатся, разлетаясь, словно пыль от урагана.
Строение оседает, его сокрушает и тянет вниз собственный вес.
Хол Велоф хватается за торчащую арматуру, но этого недостаточно, чтобы спастись. У него сводит желудок, и на мгновение командующий ощущает невесомость. Сквозь крещендо ломающейся стали и взрывающегося пермакрита он слышит безумный хохот Карто. Плиты пола переламываются, словно сухое дерево, а пласталевые стойки, которые поддерживали многокилометровое здание, раскручиваются, будто веревки.
Вокруг падают каскады обломков, которые бьют по нему и грозят оторвать от опоры. Само здание хочет убить его, но Хол Велоф этого не допустит. Он должен прожить достаточно долго, чтобы убить Малока Карто.
Небо мчится прочь. Через пролом в плите пола, которая раньше находилась в тысяче метров над землей, он видит поверхность планеты.
Окраины Ланшира покрываются зубчатыми узорами широких расщелин. Линии разломов толщиной с волос разверзаются, бездны каньонов зияют, словно врата в загробный мир. Огромные клубы пыли и дыма рвутся в небо, образуя облако под стать тому, что висит над огненной воронкой в том месте, где раньше находилась его армия.
Хол Велоф не видит окружающего мира.
Повсюду шум и пламя, пыль и удары.
Затем он врезается в землю. Небоскреб не останавливается.
Колонны многометровой толщины пробивают поверхность Калта, словно сваи, вколоченные рассерженным божеством. Колоссальная масса и инерция небоскреба вгоняют его в скалу, словно меч. На глубине сотен метров образуются проломы в ранее неизвестные пустоты пещер. Не связанные между собой галереи и карсты внезапно оказываются под открытым небом.
Хол Велоф ничего этого не видит. Сотни тысяч метрических тонн каскадом рушатся в открытые системы каверн. Он – лишь частичка смертной плоти посреди урагана камней, возраст которых исчисляется эонами. Пластины брони разлетаются, как стекло. Кости ломаются, и командующий ощущает напор кузничного жара, механизмы биологического восстановления силятся сохранить ему жизнь.
Он выпускает из рук арматуру и летит в буре бьющих по нему камней.
Он падает, вертясь между ударами. Кровь заполняет шлем, грозя удушьем.
Хол Велоф врезается в каменную стену, и та срывается с места. Он видит лишь мрак и стремительный шквал обломков. Его сопровождает мерцающий ливень стали и стекла.
Хол Велоф все еще слышит сквозь непрерывный, яростный и оглушительный шум сводящий с ума смех Темного Апостола.
Наконец полет заканчивается.
Изломанное тело камнем падает в ледяное озеро с темной водой. Оно глубокое, и благодаря удачному углу столкновения он ломает только шесть ребер, но не позвоночник.
Леденящая вода окутывает его, заливая горло и легкие. Хол Велоф давится и кашляет, у него шок от сильного холода после дезориентирующего падения. 
Включаются автономные реакции. Гортань изолирует основные легкие. Им на смену приходят имплантированные и генетически усовершенствованные дыхательные органы. Они прокачивают скудный остаток воздуха и направляют кислород прямо в мозг. Проходящие по всему телу электрохимические разряды рывком возвращают его к жизни, самопроизвольная фибрилляция снова заставляет конечности работать.
Хол Велоф тщетно барахтается. Ему не удержаться на плаву, доспех тянет вниз.
Броня легионеров не пропускает воздух и, как следствие, воду, однако его доспех разбит и расколот. Он стремительно заполняется водой, вес огромен. Командующий силится бороться с набирающим жидкость грузом, но его тело слишком сильно повреждено, а дух сломлен. 
Хол Велоф погружается вниз, с его губ, пенясь, срывается поток пузырьков. 
В воду ныряет рука, и в сломанный край наплечника вцепляется когтистая лапа. Она покрыта чешуей и похожа на звериную. Пожелтевшие когти оставляют на керамите глубокие борозды, волоча его обратно на поверхность.
ТерминаторДата: Воскресенье, 28.07.2013, 13:25 | Сообщение # 51



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Хол Велофа швыряют на берег из обломков и щебня. Командующий судорожно пытается вздохнуть. Он переворачивается и изрыгает заполнявшую легкие воду, которая так холодна, что обжигает горло. Его тошнит, пока тело полностью не освобождается от жидкости, во рту ощущается привкус крови и желчи. Хол Велоф чувствует, как внутримышечные сфинктеры дыхательных путей переключаются на обычный режим.
Холодный воздух еще никогда не был так приятен на вкус.
От тела поднимается пар, кожа горяча на ощупь. Невероятная физиология излечивает повреждения, которые должны были немедленно его прикончить. Чудо, что он вообще жив. Хол Велоф поднимает голову, чтобы посмотреть, сколько он пролетел. В воздухе пыльная дымка, через неровную прореху в потолке пещеры падает дождь обломков. Пролом в скале, будто грубыми швами, затянут паутиной стальных решеток небоскреба, высокопрочные провода и кабели передачи данных болтаются, словно джунглевые лианы.
Из-за мрака сложно оценить размеры пещеры, но она невелика. Возможно, сто метров в самом широком месте. В озеро падает все больше обломков, и уровень воды повышается.
На краю водоема сидит Малок Карто. Невероятно, но падение не причинило ему вреда. У его ног плещется ледяная вода.
Хол Велоф замечает, что с Темным Апостолом что-то не так.
К воину льнет тьма, но похоже, что у его ног слишком много суставов.
Карто поворачивает рогатую голову.
– Ты жив, – произносит он, как будто удивлен этим.
– Ты уничтожил мою армию, – говорит Хол Велоф.
Карто кивает.
– Отбросы, – произносит он. – Мясо. Плата плотью.
– Зачем?
– Ты в них не нуждался, – говорит Карто. – У тебя есть более высокая цель, чем маршировать во главе униженных смертных.
– Какая цель? – спрашивает Хол Велоф. Ему ненавистно то, что он не в силах скрыть настойчивого желания.
Темный Апостол наклоняет голову набок, словно ответ очевиден, однако не произносит его вслух. Он выжидающе смотрит на пробитый потолок пещеры.
– И хотя с небес на Носителей Истины льется огненный дождь, их ждет великий дар, – произносит Карто, выпрямляясь. Он стал выше, его тело разрастается от жизненной силы. Темный Апостол стоит на грани чего-то невероятного, трансформации или вознесения. Внутри него бурлит тьма, опасная энергия, которую сдерживает лишь колоссальное усилие воли.
В ближайшие часы Карто либо преобразится, либо будет уничтожен.
Хол Велоф не знает, чего ему хочется сильнее.

XXXII

Федрал Фелл – или та темная сила, что оживляет его тело – наносит косой удар зубчатым фальчионом, и Вентан блокирует его собственным мечом, который держит двуручным хватом. Сила удара огромна. От столкновения клинков разлетаются искры энергии, сервоприводы доспеха умножают силу, и ноздри заполняет запах озона.
Вентан поворачивает запястья, позволяя ревущим зубьям проскрежетать вниз по силовому мечу.
Он уклоняется от слепяще-быстрого обратного взмаха и бьет Фелла в пах. Это хороший удар, точный и сильный. Острие пронзает гофрированное сочленение между тазом и бедром Фелла.
Вентан проворачивает клинок и выдергивает его.
Наружу льется черная кровь. Вонь ужасная. Худшее, что есть в мире. С ней не в состоянии справиться даже фильтры шлема. Вентан давится от сухих рвотных спазмов.
Кровь перестает течь, а Фелл даже не замедлился.
– Ты убиваешь моих сородичей, – произносит Нерожденный. С его губ стекает пена распадающейся материи.
Вентан не отвечает и снова атакует.
Они снова и снова обмениваются ударами. Хотя мастерство Вентана выше, противник наделен феноменальной силой и быстротой. Капитан трижды оказывается на волосок от смерти. Он слышит, как его зовут, но не может ни на миг отвлечься, чтобы посмотреть, кто кричит.
Звуки выстрелов – далекое эхо. Вспышки взрывов массореактивных снарядов едва видны. Он в центре яростного сражения, но видит только демоническое создание, которое пытается его убить. Тело Фелла так и пронзено посохом с Октетом, но тот почти полностью скрылся внутри. Осталась только верхняя половина.
Возле Вентана появляются двое воинов в кобальтово-синем и золотом облачении. Лицо одного состоит из плоти и разбитого фарфора, другой носит боевые цвета капитана Четвертой роты. Он знает их и любит, как братьев. Эйкос Ламиад сражается с экономным изяществом, Лирос Сиданс – с мстительной яростью. Брат-капитан всегда был склонен к приступам несдержанной ярости, большинство из которых было необходимо обуздывать, но за этот Вентан благодарен.
ТерминаторДата: Воскресенье, 28.07.2013, 13:26 | Сообщение # 52



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Сойтись в бою с одним Ультрадесантником уже страшно. С тремя – верная смерть.
Федрал Фелл хохочет им в лицо. Его фальчион кажется размытым пятном, он блокирует, парирует и атакует с невозможной скоростью. По всей длине его клинка пляшет текучее черное пламя. Когда оно соприкасается с броней Легиона, то жжет ее, словно сухое дерево.
– Спаситель, Копейщик и Калека… – хихикает Фелл, разворачиваясь и впечатывая локоть в скулу Ламиада. Лицевые пластины трескаются еще сильнее. – Варп знает вас…
– Ублюдок! – выкрикивает Сиданс, бросаясь вперед. Его меч рассекает левую руку Фелла. Наружу брызжет гнилая кровь и множество корчащихся сегментированных существ, которые извиваются, словно черви. Сиданс задыхается от смрада, и фальчион Фелла взлетает вверх, чтобы снести голову капитану.
Вентан блокирует клинок и бьет сапогом в живот Фелла. Несущий Слово отшатывается от силы удара. В острых окончаниях посоха отражаются вспышки выстрелов.
В Нерожденного попадает что-то быстрое и мощное – шальной снаряд или рикошет.
Демоническое лицо по ту сторону глаз Фелла содрогается. Его тело поражено болью, изо рта хлещут брызги бурлящей черной жидкости. Несущий Слово шатается, и Вентан видит в этом свой шанс. Капитан разворачивается, обходя защиту Фелла, и вгоняет меч тому в нагрудник. 
Клинок, по которому струятся молнии, пробивает керамит, плоть, кости и ночную субстанцию. Острие выходит из спинной пластины доспеха Фелла, но металл клинка состарился на тысячу лет.
Посеребренная сталь обратилась в изъеденную коррозией ржавчину, которая рассыпается хлопьями праха, пробыв в реальном мире считанные мгновения. 
Ответный удар кулаком отшвыривает Вентана назад, и тот снова слышит, как кто-то выкрикивает его имя. Он сильно бьется о землю и пытается подняться. Что-то его удерживает.
Его прижимает к земле Эйкос Ламиад, маска которого расколота, а лицо кошмарно растерзано.
– Тетрарх! – кричит Вентан. – Что…
Ламиад качает головой. На них падает огромная тень.
Гигант в лоснящемся от смолы керамите. Титан, который рухнул с неба и выжил, чтобы поведать об этом. Одна рука оканчивается крушащим кулаком, другая – чудовищной пушкой с вертящимися стволами. Из дул с ревом вырывается огненный ураган. За считанные секунды отстреливаются сотни зарядов.
Тело Федрала Фелла взрывается.
Штурмовая пушка не знает покоя. Не знает пощады.
Прицел не сбивается, и мерзкая плоть Нерожденного распыляется на атомы.
– Ты. Ему. Не навредишь, – произносит «Контемптор» Телемехр.

XXXIII

Малок Карто сидит у края воды. Он ждет.
Время идет, но без шлема Хол Велоф не в состоянии его измерить. Часы – два, возможно, три. Он уплывает в забытье и возвращается в сознание, тело направляет энергию с мыслительных процессов на излечение.
Освещение не меняется.
Они пережили падение, которое должно было мгновенно их прикончить, из чего Хол Велоф понимает, что Темный Апостол продолжает планировать конец игры. И все же они тратят время в этой пещере, ничего не делая. Если нужно устроить разрушение, то Хол Велоф хочет быть готовым.
Намереваясь действовать, он ищет выход.
В пятидесяти метрах слева в стене виден широкий разлом, который ведет вглубь скалы. Возле него на земле что-то поблескивает.
Хол Велоф заставляет себя встать. Ноги пронзает боль от множества переломов. Он подавляет ее и ковыляет по краю озера к пролому. Оттуда тянет затхлым воздухом. Хол Велоф делает глубокий вдох, его нейроглоттис улавливает химические следы сваренной стали и застывающего пермакрита.
ТерминаторДата: Воскресенье, 28.07.2013, 13:26 | Сообщение # 53



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Он присаживается у пролома и поднимает блестящий предмет с земли, вертя его в руках, словно драгоценную реликвию.
Это картографический дрон, луковицеобразный цилиндр с репульсорным полем и множеством ауспиков. Энергоячейки практически истощены, раздвижные конечности подрагивают, словно усики умирающего насекомого. Мигание красной лампочки на фронтальном сегменте указывает Хол Велофу, что машина безуспешно пытается снова связаться с управляющей станцией. Технодесантник бы с легкостью починил дрона, но Хол Велоф не умеет обращаться с машинами.
Ему требуется секунда, чтобы осознать значение находки.
Хол Велоф оборачивается, когда пещеру заполняют брызги от грохочущих всплесков, как будто в озеро падают валуны. Малок Карто поднимается на своих ногах со странными суставами. Он стирает с лица холодную воду, а сверху в воду падают новые крупные объекты. Поверхность озера бурлит и бьется о скалы. К берегу движется след из пузырьков.
Хол Велоф наблюдает, как Эриэш Кигал и его терминаторы восстают из темных вод, словно утонувшие моряки, возвращающиеся к противоестественной жизни. С помятых пластин брони льется вода. Каждый из них подходит к Темному Апостолу и принимает помазание тремя ударами крест-накрест по нагруднику. Хол Велоф не знает, как, но он чувствует важное значение тройной отметки.
Затем из воды возникает раздутая фигура из твердого красного металла, глубинный левиафан. Дредноут Зу Гунара. С саркофага капает черная вода и нечто, напоминающее ручейки расплавленного металла, который стекает по бронированным бокам. Кажется, будто дредноут плавится, словно темная пустота внутри пожирает материю, из которой состоит его тело.
Он все еще несет оружие, похищенное из CV427/Праксор. Символ биологической опасности во мраке пещеры выглядит светочем надежды.
– И пожиратель жизни родится во чреве Зверя, – произносит Карто, поворачиваясь к Хол Велофу. Темный Апостол указывает в сторону разлома в скале, где Хол Велоф нашел поврежденного дрона. Раздвоенный язык из сморщенной плоти облизывает неровные зубы. Хол Велоф знает, что Апостол чувствует то же, что и он.
Развороченная земля, взорванная скала. Строительство.
Вход.
– Раскрытый отворит путь, – говорит Карто, – и заблудший поведет праведников на бойню. 
Хол Велоф поднимает картографический дрон. Его переполняет целеустремленность, и он швыряет машину в воду. Та погружается во тьму, красный огонек угасает, погружаясь на дно озера. Хол Велоф снова переводит взгляд на разлом, ведущий в сердце вражеского логова.
– Чрево зверя? – спрашивает он, забыв о боли от многочисленных ран.
– Мы тот клинок, что вскроет его, – обещает Малок Карто.

XXXIV

Субиако не в силах вырваться из хватки кошмара.
Он бодрствует. Ему об этом известно, но ингениум жалеет, что не спит.
Кошмар последовал за ним в реальный мир.
Благообразное румяное лицо его пожилой жены сминается, словно пергамент, оно поражено болезнью и осыпается хлопьями. Даже у детей, мальчишек, едва годящихся по возрасту для службы в Молодежной Ауксилии, следы натиска времени.
Полуодетый Субиако выскакивает из жилища и видит, что сбылось все то, чего он страшился. За стенами Ультимуса миллиарды тонн скалы, защищающей их, превратились всего лишь в тонкую, как бумага, ширму из рассыпающегося пепла и проволоки. Преграда столь хрупка, что ингениум не в силах смотреть на расплетающихся по ту сторону невообразимых созданий, темных, будто океан.
Планета шевелится и скрипит, каждый порыв порожденной пустотой бури срывает с мира материю. 
Субиако кричит, но его слова уносят холодные ветры, не имеющие начала в пространстве и времени. Вокруг него тысячи и тысячи лиц, но он видит их подлинную сущность. Гниющие марионетки, которые с каждой секундой становятся все хуже. Толпа, не ведающая, насколько близка гибель.
Тук, тук,тук…
Субиако снова слышит полированные стальные когти тварей. Они пробили границы сна и идут за ним. Прерывистый звук раздираемой ткани, с которым ужасные лапы рвут измерения, отдает скрежетом в позвоночнике, и ингениум срывается с места.
ТерминаторДата: Воскресенье, 28.07.2013, 13:26 | Сообщение # 54



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Израненные лица вопросительно поворачиваются к нему. Их речь – булькающий предсмертный хрип. Он проталкивается мимо, сшибая многих наземь. Из земли, ощутив близость добычи, пробиваются влажные когти и миножьи пасти. Никто их не видит, все глухи к предостерегающим воплям ингениума. 
Субиако бежит в глубины, прочь от множества ждущих смерти.
Он мчится мимо мест, где трудился с тех пор, как нашел прибежище в Аркологии Х. Бежит, пока конечности не начинает обжигать кислота, а легкие не заполняются желчью. Звери-охотники рядом. Он чувствует, что они близко, и не осмеливается оборачиваться. Зрелище парализует его, есть лишь одно спасение.
Субиако слышит позади себя голоса и не обращает на них внимания.
Наконец он добирается до избавления – циклопических врат, закрытых загадкой Заводного Ангела, и от облегчения чуть не впадает в истерику. Тут находятся гиганты – воины, чьи тела так же подверглись разложению, как и у людей наверху. Однако они вечно сражаются с силами, которые ведут плоть навстречу гибели. 
Субиако игнорирует их. Они так же мертвы, как тысячи людей наверху.
Тук, тук, тук…
Нет времени. Нет.
Субиако карабкается к Заводному Ангелу, и кажется, будто крылья того тянутся навстречу, чтобы обнять. Ингениум слышит, как резко, с громогласной интонацией произносят его имя существа, чья физиология настолько изменена и усовершенствована, что их едва можно отнести к людям.
Властность и предупреждение нельзя ни с чем перепутать, однако он зашел слишком далеко, чтобы остановиться.
Субиако вбивает решение вечной загадки Заводного Ангела на вычурной клавиатуре из латуни и гагата. Запирающая печать принимает командные коды Ингениума, и механизмы двери расходятся на составляющие. Резонирующие гармонические частоты разносят пермакрит, в мгновение ока обращая его в пыль.
Опадающая завеса растворяющегося пермакрита – последнее, что видит ингениум Субиако, прежде чем его грудная клетка взрывается веером разлетающихся осколков кости.
Его мгновенно убивает массореактивный снаряд, выпущенный сержантом Анкрионом.
Тело падает с платформы перед запирающей печатью, а с другой стороны вырываются отточенные цепные кулаки, молниевые когти и громовые молоты. 

XXXV

Эриэш Кигал убивает первого Ультрадесантника очередью из своего комби-болтера. Следующего сражает тоже он. Его воины расходятся. Те, кто вооружен огнестрельным оружием, заполняют пространство разрывными болтами. В воздухе носятся рикошеты и отколотые камни. Ответный огонь с хлопками отлетает от массивных пластин терминаторских доспехов. Лазерные заряды неэффективны, от массореактивных немногим больше толку.
У Хол Велофа есть только меч, и командующий вступает в бой, словно один из гладиаторов Ангрона. Если не считать нескольких Ультрадесантников, которые уже отступают, то тут мало потехи. Клинок влажный и красный, но это жидкая кровь смертных. Она капает с меча, а через дыру в заслонке, которая отделяла туннель от подземного озера, протискивается разрастающаяся громада тела Малока Карто.
Следом появляется Зу Гунара, все еще несущий в механизированных руках убийцу миров.
Известие об их приходе уже стремительно распространяется к центру аркологии.
Страх поразит сердца здешних обитателей. Они узнают, что к ним явилась смерть.
Тело Хол Велофа пылает, словно горн. Кожа дымится, а рот и ноздри заполняет гнилостный смрад серы. Похоже, что Темный Апостол не единственный, кто находится на грани преображения. Хол Велоф жаждал этого мига с тех самых пор, как ступил на Калт, и буквально ощущает вкус награды.
Эриэш Кигал и его терминаторы идут впереди, с каждой секундой поднимаясь все выше. Широкая пещера заполнена огнем. Стреляет отделение Ультрадесантников и какие-то смертные в военной форме расцветки Ауксилии Обороны. Они прячутся за наспех сооруженными баррикадами. Хол Велоф видит, что у каждого из людей где-нибудь на броне нанесен черный символ «Х». Он не понимает, что это значит, и выбрасывает из головы как несущественное.
ТерминаторДата: Воскресенье, 28.07.2013, 13:26 | Сообщение # 55



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Хол Велоф чувствует жжение в груди и видит ожоговый рубец от попадания лазера. Кожа свернулась и опалена, но он не ощущает боли. Вообще ничего не чувствует.
Туннель поворачивает и расширяется, потолок поднимается на тридцать метров в высоту. На перехват выдвигаются все больше солдат. Стрельба усиливается. Это все не имеет значения. Трое Ультрадесантников пытаются навести порядок среди немногочисленных солдат, находящихся в их распоряжении. В поле зрения с грохотом появляются две бронемашины: «Носорог» и гражданский грузовой транспортер с парой тяжелых стабберов, приваренных к примитивной турели.
Орудия «Носорога» бьют по терминаторам, и один из могучих воинов начинает шататься, когда усилившийся обстрел нащупывает слабое место. Хол Велоф удивляется, почему Ультрадесантники так долго не реагируют на ужасающую угрозу прямо у себя под носом. А затем он понимает смысл жертвы Федрала Фелла.
Ультрадесантников тут нет. Не осталось сколько-либо существенного их количества.
Стрелок «Носорога» захватывает раненого терминатора в вилку и раз за разом бьет по нему. Это удачная тактика, и в конечном итоге броню вскрывает череда пробивающих взрывов. Находящийся внутри воин разрезан на части, он мертв, и доспех заваливается набок.
Малок Карто взмывает в воздух, толчок ног с вывернутыми суставами проносит его над головами Ультрадесантников.
Темный Апостол среди них, его когтистые лапы молотят, как мечи.
Он рвет врагов на части, раздирает боевую броню голыми руками и отшвыривает куски тел прочь, будто требуху после разделки туши. Болты расплющиваются о твердую, словно железо, плоть, клинки отскакивают. Карто хохочет так, будто заполучил то, чего желал всем сердцем, и это оказалось еще чудеснее, чем он когда-либо надеялся.
Ультрадесантники мертвы, и Карто бросается на «Носорог». Водитель замечает угрозу и жмет на газ. Гусеницы бешено крутятся, но их скорости недостаточно – Карто врезается в машину, будто стеноломная гиря. Корпус «Носорога» мгновенно прогибается внутрь. Изнутри вырывается пламя, и двигатель глохнет с резким хлопком возгорания.
Атака Карто переломила танк пополам. Взмах взбугрившихся рук швыряет обломки прочь.
Эриэш Кигал уничтожает вооруженный гражданский транспортер. Град сверхмощных зарядов разносит двигательный блок, и взрыв подбрасывает машину в воздух на десять метров.
Его терминаторы подобны неудержимым джаггернаутам. Огонь ручного оружия не действует на них, они защищены от большинства клинков. Буря огня бьет по выпуклым пластинам и многослойным нагрудникам, но все это не дает никакого эффекта. Неостановимая стена брони неуклонно продвигается вверх, с каждым мигом забираясь все выше в аркологию. Оставшиеся здесь вооруженные силы соберутся наверху, но уже не успеют помешать полному уничтожению Калта.
Тут слишком мало укреплений, чтобы остановить Несущих Слово. В своем высокомерии Ультрадесантники полагают, будто находятся в безопасности, и их порядок дел единственный возможный. XIII Легион не видит преимуществ свободного мышления и определил свою судьбу, цепляясь за устаревший способ воевать. Старых путей больше нет, возводится новый порядок.
Ультрадесантники не смогли принять его. Это их погубит.
Хол Велоф издает ворчание от внезапной боли. Враг не ранил его. Это не позабытая боль от выстрела или пореза мечом. Что-то ломается внутри тела.
Кости преображаются, удлиняются. Органы извиваются и переделывают сами себя. Кровь густеет, ее состав меняется. Зрение затуманивается, на глазах образуются третьи веки.
Старая боль угасает, ей на смену приходит новая.
Хол Велоф отбрасывает меч. Клинок сломан сразу над рукоятью, хотя командующий и не помнит, как это случилось. На бедре закреплен кинжал, одно из грубых изделий с кремневыми клинками, которые Эреб преподнес помазанникам. Хол Велоф не обнажает оружия.
Теперь он в подобном не нуждается, из пальцев прорастают когти, похожие на клинки мечей.
Позади остаются только пламя и вопли умирающих.
Впереди ждет новая резня.
Хол Велоф поднимается на административный уровень Аркологии Х.
Он видит, что сюда набились тысячи смертных, которые собрались вокруг строения из полированного белого мрамора. Он видит уже не так, как раньше. У него зрение ненасытного хищника.
Мир для него состоит из кроваво-красных оттенков, запахов плоти и страха.
Это хорошо.
ТерминаторДата: Воскресенье, 28.07.2013, 13:28 | Сообщение # 56



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


XXXVI

Ауксилия Обороны и дивизия поддержки Ингениума реагируют с невероятной скоростью. Подразделения Армии, входящие в командную цепь, уже на месте, но Хамадри опасается, что их мало и уже слишком поздно. Она наблюдает из верхнего люка «Химеры», как Несущие Слово пробиваются на обширный административный уровень.
– Как они могли здесь оказаться? – спрашивает она сама себя, зная, что этот вопрос уже не имеет значения.
Капитан Уллиет уже сражается, его командирская «Саламандра» носится туда-сюда у входа в нижние пещеры. Предупреждение сержанта Анкриона о прорыве на нижних уровнях еще только раздалось из всех активных вокс-сетей, а танки 77-й дивизии поддержки уже с ревом начали действовать. Это грузовые транспорты, инженерные установки и боевые танки поддержки. Они оснащены противопехотным вооружением, и не могут сравниться с терминаторами Космодесанта. Ауксилия Обороны выдвигается на помощь, Хамадри посылает свои танки по флангам, чтобы враг оставался в окружении. 
«Химера» перескакивает через неровность почвы, и Хамадри видит, как мало тут воинов противника: шесть терминаторов, дредноут и две чудовищных твари, которым она не может подобрать название. Одна выше, чем дредноут, ее плоть чернеет на глазах, как будто горит в незримом огне. Другая – сгорбленное разросшееся создание, из туши которого торчат куски кроваво-красной брони. Вздувшиеся мышцы выпирают, словно топливные баки, а руки заканчиваются костяными мечами, которые хлещут из стороны в сторону.
В теории таких сил было бы ничтожно мало для вторжения в Аркологию Х.
Однако их вполне может хватить.
– Выводи нас направо, – приказывает полковник водителю.
«Химера» разворачивается, из-под гусениц летят куски камня. Хамадри поворачивает роторную пушку и вдавливает гашетки. По рукам с глухим стуком бьет отдача, но полковник удерживает оружие наведенным на цель. Струя пуль бьет по монстру с костяными мечами, прицел сбивается, когда существо смотрит прямо на нее глазами, которые выглядят как окна в безумие.
Зверь взвивается в воздух невозможным прыжком. Хамадри вскидывает вертлюжное орудие и открывает огонь. Угол слишком крутой, выстрелы проходят ниже. Существо с раскатистым грохотом приземляется на переднюю секцию «Химеры». Сила удара колоссальна, масса твари совершенно несоразмерна габаритам ее тела. Корпус «Химеры» раздавлен, танк переворачивается, будто подброшенная монетка с аквилой.
Хамадри остается жить долю секунды.
Она гадает, жив ли еще ее сын в 61-м Нуминском. Лучше бы ему выпало погибнуть, чем сражаться с такими чудовищами.
«Химера» опрокидывается на крышу, и полковник Риук Хамадри присоединяется к длинному списку погибших в бою.

XXXVII

Преображение совершается.
Его плоть меняется. Ритуалы совершены, жертвы принесены. 
Малок Карто привлек к себе внимание богов и чувствует ожидающее его неимоверное могущество. Он ожидает решения, достоин ли. Бормочущих теней больше нет, их притянула к себе ловушка в твердыне Федрала Фелла, но теперь они ему не нужны. Он станет собственной тенью, покинув прошлую личность и отбросив все, что могло произойти.
Последнее, что от него осталось, ожидает финального подношения.
Малок Карто до сих пор чувствует, как сила варпа не желает прекращать охоту. Добыча практически у нее в зубах, однако его потребность сильнее. Без этой силы его тело резко мутирует. Оно будет повергнуто в грязные глубины лишенной разума мерзости. Достойная участь для некоторых, но не для него.
Он наблюдает, как Хол Велоф убивает с яростной самозабвенностью.
Разум командующего дал трещину, и этим последним предательством Темный Апостол скрепит свою сделку с монархами варпа. Терминаторы Эриэша Кигала продолжают сражаться, хотя убили еще одного из них. Враг собирается и подтягивает более тяжелое вооружение. Они до сих пор думают, будто Несущие Слово пришли сюда завоевывать и захватывать.
Апостол смеется, и те смертные, кто слышат этот звук, тут же падают замертво.
Карто оборачивается к Зу Гунаре.
Это имя ничего не значит. Зу Гунара умер во второй раз несколько недель назад. Дредноут, некогда служивший вместилищем его плоти, все еще несет биооружие и теперь протягивает бомбу, словно подношение. Карто предполагает, что так оно и есть.
Вирус пожирателя жизни – дар богов.
Бой продолжается, но Темному Апостолу уже все равно.
Карто открывает активационную панель и вводит коды, которые запомнил давным-давно, когда атака мусорным кодом только вскрыла защитную сеть Калта. Схема вирусной бомбы включается, и внутреннее пространство взрывателя заливает зеленое свечение. Череп-шестерня Механикума и Ультима XIII Легиона зловеще и предостерегающе вспыхивают. Возможность немедленного подрыва отсутствует, есть только предустановленный таймер. Это ничего не изменит.
ТерминаторДата: Воскресенье, 28.07.2013, 13:28 | Сообщение # 57



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Карто отменяет протоколы безопасности, и внутри бомбы снова звенят предупреждающие сигналы. Темный Апостол не обращает на них внимания, поворачивает последний активатор и отламывает его.
Для сброса отсчета есть несколько предохранителей и дублирующих систем. Карто уничтожает их все.
Бомба передает по множеству вокс-каналов сигнал окончательного отсчета и разражается ревом тревоги, который ни с чем не спутать. Подобные предупреждения бессмысленны. Все, что находится достаточно близко, чтобы их услышать, погибнет в течение нескольких минут после высвобождения вируса.
Темный Апостол видит, как имперские солдаты осознают, что именно он сделал. Те, кто не понял угрозы по предупреждающему верещанию бомбы, узнают, что оказалось среди них, по воксу. Солдаты разворачиваются и бегут. Бронетехника жжет двигатели, включая гусеницы на задний ход. Паника и ужас практически всеобъемлющи, и Карто разражается ревущим хохотом от зрелища того, как хваленая ультрамарская дисциплина рушится перед лицом очевидной смерти.
Несколько храбрецов бегут к бомбе. Возможно, они думают, что смогут ее обезвредить. Они заблуждаются.
Темный Апостол чувствует, как в глубине его преображающейся плоти скреплено соглашение с варпом.
Его тело подготовлено, и теперь может произойти слияние материального и духовного.
Карто поднимает руку и видит, как кончики когтей окутываются серебристым мерцанием.
Сама его плоть стала ножом, которым можно рассечь пределы измерений. Он ощущает, что это позаимствованная сила, сиюминутный дар, позволяющий заключить союз с варпом.
Карто рубит рукой по воздуху, и материальная граница вселенной расступается перед ним. Ядовитый ветер вырывается из глубокой раны, врат во владения богов и чудовищ. Скоро ему суждено стать и тем, и другим.
Он ощущает, как гибнет еще один из терминаторов Кигала.
Его чувства вышли за пределы всего, что он знал раньше, и это лишь начало вознесения. Темный Апостол шире разводит колышущуюся прореху, пробуя на вкус темные обещания миазматической пустоты с той стороны. Теперь она станет его миром. Она, а не безвкусный материальный уровень смертных.
Однако перед тем, как шагнуть внутрь, Малок Карто испытывает нечто такое, что, как он думал, давно покинуло его на колхидских песках.
Он испытывает сомнение.
Карто отворачивается от завывающих врат и видит, как в пещеру стремительно влетает пара «Лендспидеров», покрытых следами радиации. Их двигатели перегреваются и коптят. Чтобы добраться сюда, они значительно превзошли пределы своих возможностей.
Бессмысленный жест.
Бомба взорвется. Теперь этому уже ничто не помешает.
На переднем скиммере стоит воин без шлема, облаченный в синее и золотое. Малок Карто никогда его раньше не видел, однако измененные чувства немедленно узнают новоприбывшего.
Рем Вентан.

XXXVIII

На административном уровне царит хаос. Гражданские и солдаты в ужасе разбегаются от стоящих в центре пещеры фигур – дредноута и существа с толстыми конечностями, покрытого черной чешуей. Кажется, что на его теле мерцает мрачное пламя. Это предводитель темного воинства.
Вентан чувствует это нутром. 
В руках у дредноута визжащая бомба, по каждой частоте слышно, что боеголовка с пожирателем жизни вот-вот взорвется. Терминатор Несущих Слово продолжает сражаться, но на него пикирует спидер Сиданса. Доспех терминатора может выдержать попадание орудия сверхтяжелого танка.
У Сиданса мультимелта.
Вентан замечает вспышку и слышит рев перегретого воздуха, однако не видит, что случилось с терминатором. Спидер дергается, двигатель сбивается на предсмертный хрип. Буквально чудо, что он добрался так далеко.
ТерминаторДата: Воскресенье, 28.07.2013, 13:29 | Сообщение # 58



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Селатон гнал машину, как мог, и теперь ей конец.
– Спускайся, – кричит Вентан сквозь крики и грохот выстрелов.
Селатон кивает.
– Не думаю, что у нас есть выбор, капитан.
Но прежде, чем спидер успевает снизиться, Вентан слышит звериный рев. Омерзительное создание с мечевидными клинками на лапах соскакивает с кормы разбитого «Носорога». Оно движется прямо на них.
– Контакт! – кричит Вентан.
Селатон рывком разворачивает спидер, и тот кренится набок, но даже скорости рефлексов легионера недостаточно. Режущие лапы твари рассекают машину надвое, отрубив Селатону ноги по середину бедра. Вентан спрыгивает, спидер пропахивает камень и разбивается со взрывом, от которого разлетаются куски стали.
Рем приземляется уже на бегу, а спустя секунду достает болтер.
Капитан не знает, пережил ли Селатон крушение, и у него нет времени это проверять.

 Уменьшено до 67%594 x 749 (88,66 килобайт) 
Вентан сражается с существом, которое когда-то было Хол Велофом

Тварь, которая сбила их наземь, встает на дыбы стеной разрастающейся плоти и когтей. Вентан видит, что некогда это был человек, такой же легионер, как и он сам, но гипермутации, которые уродуют тело, совершенно вышли из-под контроля. Из хрящевых желваков вырываются конечности, а на податливой плоти возникают клыкастые рты.
Вентан опустошает в тварь магазин. Заряды входят в изменяющееся тело. Он слышит взрывы, но похоже, что существо их даже не чувствует. Капитан тянется за новым магазином, но его опрокидывает наземь лапа размером с грудную клетку. Огромная туша разбухает и меняется в неуправляемом бешенстве.
Вентан тянется к мечу – цепному оружию, которое взял вместо силового клинка.
Существо кричит. Капитан не в состоянии сказать, от боли или злобы.
Вентан всаживает меч в колышущиеся складки новообразованной плоти, и тот втягивает внутрь так сильно, что клинок вырывается из руки. Тело монстра полностью поглощает цепной меч, и Вентан тянется к следующему оружию. Он отцепляет от пояса пару осколочных гранат, по одной в каждую руку.
Какая-то его часть знает, что это глупо.
Вирус пожирателя жизни уничтожит чудовище вне зависимости от исхода схватки, но для Вентана важно, чтобы оно погибло от его руки.
Он вбивает гранаты в тело твари и выпускает их, пока руки не постигла та же участь, что и меч. Оба заряда разрываются с глухим влажным шлепком, и капитана окатывает дождем тухлой плоти, сырой, словно протоплазма.
В зияющих открытых ранах кровь и прожилки несформировавшейся материи.
Существо не умирает. Оно слишком большое, но ему больно.
Оно верещит сотнями ртов. У Вентана есть в лучшем случае мгновение, чтобы воспользоваться этим.
И тут он видит.
В одной из разверстых ран кинжал с серым клинком. Оружие прицеплено к кожаному поясу, который вобрала в себя разрастающаяся плоть монстра.
Вентану известно, что это такое. Он уже пользовался подобным оружием.
Отвратительно, но выбора нет. Капитан протягивает руку и вытаскивает кинжал из мокрой мясистой раны. Он чувствует заключенное в мерцающем клинке смертоносное наследие.
История оружия полна крови, но оно обладает необходимой сейчас силой.
Размеры ножа ничтожны против такого разросшегося противника, но Вентан лично знает, какой урон могут нанести подобные орудия.
Над ним нависает лицо монстра – распухшая масса бормочущих ртов, безумных глаз и мечущихся языков. Кто бы это ни был, его уже давно нет. Вентан гадает, понимает ли существо, чем стало.
Широкая пасть, полная прорастающих клыков и едкой желчи, дергается к нему.
– За Калт! – кричит Вентан и вгоняет клинок в глотку твари.
ТерминаторДата: Воскресенье, 28.07.2013, 13:29 | Сообщение # 59



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Эффект следует немедленно, и он ужасен.
Монстр разрывается, сворачиваясь внутрь и распадаясь на расплетающиеся куски пропитанной кровью плоти и жира. Гибридные органы отмирают за считанные секунды, а растущая материя чернеет за один вздох. Моментальное разложение сопровождается смрадом массового захоронения, из не имеющих названия комков пораженной болезнью плоти разлетаются брызги зловонной черной жидкости.
Вентан отшатывается назад, испытывая при виде смерти существа неимоверное омерзение. Где-то посреди картины распада он замечает признаки постчеловеческого тела, но и они разрушаются у него прямо на глазах.
Он сплевывает сгусток смрадной жидкости и переводит взгляд на неподвижного дредноута, который держит вирусную бомбу.
Чешуйчатая черная фигура с кривым рогом смотрит на капитана с ненавистью. Она разворачивается и исчезает в мерцающей прорехе в мироздании. Вентан чувствует тошноту от такого надругательства и той порчи, которую он видит сквозь разрез. Разрыв уже уменьшается. Ткань мира затягивается, и через считанные секунды отверстие исчезнет.
Кинжал дергает руку. Он хочет вернуться в нечистое царство, где был сотворен.
– Сиданс! – кричит Вентан, выводя на визор таймер бомбы. – Ко мне!
Позади него разворачивается синий спидер.
– Сколько? – спрашивает Сиданс.
– Десять секунд. Слезай.
– Что? Нет! Я с тобой.
– Не в этот раз, – говорит Вентан. – Сейчас нет тринадцатого эльдара.
Он пинком сталкивает Сиданса со спидера и падает на место пилота. Двигатель изрыгает струю облученного дыма, и скиммер кренится вперед. Вентан заставляет его совершить последний полет.
Спидер трясется, как будто разваливается на части. Сзади раздается резкий стук сбоящего двигателя, и тянется огненный шлейф.
– Давай же, проклятье, лети! – кричит Вентан.
Гравитационные панели отказывают, и спидер снижается. Энергия почти полностью израсходована, двигатель не работает. Капитан силится удержать машину в воздухе, вытягивая рулевую колонку назад и вкладывая в спидер все остатки своей воли и веры.
Дредноут темнеет перед ним, словно непоколебимый левиафан.
Вентан бросает порченый варпом кинжал на сиденье стрелка.
– За отвагу и честь! – выкрикивает он. – За Императора!
В машину вливается последняя порция энергии, и Вентан активирует передние орудия, спрыгивая со спидера. Капитан жестко падает наземь и перекатывается, а скиммер на полном ходу врезается в дредноута.
Столкновение ужасно, инерцию спидера не погасить.
Дредноут отшатывается назад на своих поршневых ногах. А затем взрывается двигательный блок, и удар отбрасывает машину назад. 
Гироскопические стабилизаторы силятся удержать равновесие, но не справляются с этим.
Дредноут падает, и его поглощает сосущая рана в мироздании. Он исчезает с Калта, и разрыв закрывается за ним.
Вентан задерживает дыхание, считая секунды. Он ждет взрыва, который так и не происходит. Капитан, не знает, куда делась бомба со смертоносным вирусом пожирателя жизни, но это не Калт. Ему этого достаточно.
Он оборачивается на звуки ликования. Требуется секунда, чтобы осознать, что оно обращено к нему.
Обитатели Аркологии Х выкрикивают его имя.
Нет, не имя. Прозвище.
Спаситель Калта.
И Рем Вентан впервые чувствует, что заслужил этот титул.
ТерминаторДата: Воскресенье, 28.07.2013, 13:30 | Сообщение # 60



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Странник
Дэвид Эннендейл


Все началось, когда шла вторая неделя его пребывания под землей.
Джассик Бланшо занимался раскопками. Близился конец его смены. Боль в руках и ногах от таскания обрушившихся камней была настолько неотступной и всеобъемлющей, что казалось, будто конечности больше ему не принадлежат. Шесть часов его рабочая бригада ковырялась в оползне, разгребая сотни килограмм камня. Большое помещение позади постепенно заполнялось обломками, однако завал не поддавался. Бланшо легко мог бы поверить, что преграда бесконечна. И все же Джассик продолжал трудиться. Он загрузил самодельные салазки – обычную пласталевую дверь с привязанной веревкой – и поволок их от раскопа. Трос врезался в шею и плечи.
Бланшо наклонился вперед под тяжким грузом. Приближаясь к складскому помещению, он встретился с Нарьей Меллисен. Лейтенант 61-го Нуминского пехотного тащила пустые салазки за очередной порцией.
– У вас чудесная жизнь, – сказала она.
Бланшо остановился от внезапного вмешательства. Перед этим он предавался мрачным размышлениям о вечном.
Джассик оказался в ловушке в подземной аркологии вместе с сотнями других беженцев. Больше половины системы обрушилось под сотрясающими землю ударами идущей на поверхности войны, хотя «война» – слабо сказано. Правильнее было бы говорить «катаклизм». Разве простая война может перевернуть вселенную вверх тормашками и разнести на куски все представления об устройстве реальности, которые он полагал само собой разумеющимися? Бланшо так не думал. Подобное устраивают только катаклизмы.
Итак, глубокая душевная травма в какой-то степени добавилась к тесноте, нехватке основных припасов, изоляции от остальной части подземной сети Калта и отсутствию какой бы то ни было связи с внешним миром после предупреждения, которое передал по воксу капитан Вентан из Ультрадесанта. Поверхность Калта сейчас разъедали лучи агонизирующего светила. Выжить означало неопределенно долгое время пробыть под землей – теперь именно там бушевала война – но помимо этого также подразумевало, что надо выбраться из данной конкретной аркологии, каким-то образом прокопавшись через невесть сколько тысяч метров забитого туннеля. Катаклизм уже вполне устраивал Бланшо.
Чудесная жизнь? Меллисен пыталась пошутить?
Ему не показалось, что она склонна к юмору. Лицо лейтенанта покрывали полосы пота и грязи. От правой щеки до виска тянулся длинный ожог от касательного попадания лазера. Бледно-зеленые глаза были серьезны. В них не было веселья. Впрочем, и отчаяния тоже.
– Не уверен, что понимаю, о чем вы, – сказал Бланшо и провел рваным рукавом по лбу. Ткань пропиталась насквозь.
– Я слышала, что вы были на Веридии Максим.
Да, он был там. Был и видел, как крейсеры Несущих Слово «Благовещение» и «Проповедь стали», а также более тяжелый «Вокс Финалис» взяли форт в клещи. Выпущенная ими переплетающаяся паутина огня из лэнсов и деструкторных орудий была столь плотной и неразрывной, что звездная крепость как будто оказалась в месте рождения светила. 
Ответный огонь полыхнул краткой и бессмысленной вспышкой бессильного гнева. Форт быстро настигла гибель, а схлопывание его ядра, в свою очередь, породило вспышку агонии новой звезды, опалив пустоту предсмертным воплем. До наступления конца успело стартовать очень мало челноков и спасательных капсул. Многие из них испарились при разрушении форта. На остальные, словно хищники на слабую добычу, обрушились истребители XVII Легиона.
Челнок Бланшо прорвался. Впечатления от полета со звездного форта были расплывчатыми обрывками видений конца света. Джассик не помнил ни одной осознанной и рациональной мысли с момента атаки до кошмарного прибытия на поверхность Калта. Вместо этого у него остались неровные фрагменты ощущений. Тряска корабля, от которой гремят кости, испытывает противоперегрузочные ремни на прочность. Верещание тревожных сирен. Свет и пламя кошмарного откровения, скромно именующегося «войной».
Охотники догнали челнок в верхних слоях атмосферы. У Бланшо осталось лишь одно отчетливое воспоминание об этом. Через обзорный блок он увидел, как снаряды пушек срезали левое крыло корабля. Какое-то мгновение челнок продолжал управляемый спуск, а затем сорвался в безумный штопор. Падение было настолько ужасным, что все чувства поглотил белый шум. Бланшо не мог ухватить ни одного четкого образа до удара.
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Отметка Калта (Ересь Хоруса)
Страница 4 из 10«123456910»
Поиск: