Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 3 из 3«123
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Коракс:Кузница Душ Гэва Торпа
Коракс:Кузница Душ Гэва Торпа
ТерминаторДата: Воскресенье, 25.08.2013, 14:02 | Сообщение # 31



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- Я создаю надежду в сердцах людей. Показываю им, что после Долгой Ночи мы в силах обрести просвещение. Я никогда не притеснял побежденных и никогда не отказывался принимать искреннюю капитуляцию. Я проливал кровь правых и виновных, уничтожал цивилизации во имя Императора, но никогда не разрушал понапрасну. Каждая смерть была жертвой ради лучшего будущего – жизни без угнетения и тирании.
- А разве тиран не сказал бы то же самое? Никто не считает, будто делает что-то неправильное.
- Ни один тиран не сложил бы добровольно с себя полномочия, когда все враги были бы побеждены. А я считал это неизбежным.
- Я говорю не о вас, а об Императоре. Почему его видение галактики лучше, нежели у Гора, или у вас, или у Механикум? Пускай вы оружие, которое Император использует против врагов, заполонивших галактику, но именно его сила сотворила вас, спускает ваши легионы против тех, кто противостоит ему.
И вновь Коракс на мгновение задумался, формулируя ответ так, чтобы клубок из инстинктов и простых знаний превратился в нечто более осмысленное.
- Император воплощает собою то, кем он желает быть. Он был тираничным и сострадательным, безжалостным и милосердным. Но я видел его насквозь и соприкасался разумами так, как это не дано никому другому. И в его сущности я видел смирение, мудрость и знания. Он – человек, которого направляет рациональность. Тиран стремится к власти, но Император несет свою силу как бремя, ответственность за все человечество тяжким грузом лежит на его плечах. Он – то, кем должен быть, не по прихоти, но из долга и необходимости.
Лориарк не ответил, и кто знает, поверил ли он Кораксу или нет. После разговоров об Императоре Коракс всегда чувствовал благодарность и благоговение.
Благодарность за то, что генетический отец сотворил его.
Благоговение перед силой владыки, который направлял его.
Восстание Магистра Войны и примархов, которые встали на его сторону, отчетливо показало все соблазны и опасности, появлявшиеся вместе с почти безграничным могуществом. Жажда славы, неуемные амбиции, отрицание и ненависть одолели самые грозные творения Императора. Какое усилие воли понадобилось Повелителю человечества, чтобы не поддаться тому же самому? Что за нечеловеческий разум мог тысячелетиями наблюдать, как рушится галактика, но не отказаться от видения иного, лучшего будущего? Коракс прошел нелегкие испытания, от пробуждения в ледяной пещере на Ликее и до этой самой секунды, но так и не приблизился к ответу на вопрос, насколько тяжелые решения лежали на плечах повелителя Империума.
Погрузившись в раздумья, он с сожалением посмотрел на мониторы. Многим суждено погибнуть сегодня, как солдатам, так и мирным жителям. Он не мог сосчитать количество погибших от его действий за долгие годы кровопролития. Наверняка миллиарды. Но Император без жалоб нес свою ношу, а значит, понесет ее и Коракс.
И когда настоящий мир все же наступит, он без сожалений оглянется на свою кровавую жизнь, зная, что его цель всегда оставалась праведной.

Агапито барабанил пальцами по бедренной пластине, сидя в отсеке «Теневого ястреба». Он заставил себя остановиться, поняв, что это можно счесть за нервность, и, возможно, раздражает других Гвардейцев Ворона, хотя никто из них не стал бы жаловаться.
До Япета осталось два часа.
Два часа, которые пронесутся так, что и глазом не успеешь моргнуть. В голову лезли разные мысли: о его гибели и смерти его товарищей, о победе или поражении, о мести или неудаче. Агапито попытался отвлечься, подумать о ритуалах боя и планировке города, об их цели. Он в уме повторил доктрины Коракса, но они перестали быть успокаивающей мантрой, как прежде.
Еще два часа, но не страха, а ожидания. Он барабанил пальцами не из-за ужаса, но в предвкушении.
Еще два часа до нового боя. Два часа до того, как он станет нести справедливость, звон войны заглушит преследующие его крики мертвых братьев.
Сам того не осознавая, Агапито вновь забарабанил пальцами.
ТерминаторДата: Воскресенье, 22.09.2013, 14:33 | Сообщение # 32



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


За долгие десятилетия Годов Угрозы города-баржи Констаникса пережили кровавый процесс гонки вооружений и оборонительных средств, атаки и защиты, поэтому они стали практически неприступными для нападений других городов. Из-за сложившейся патовой ситуации правители технохрамов были вынуждены прийти к согласию, и с тех пор не вели между собой войн. Впрочем, опробованная тактика ведения войны между городами никуда не исчезла, и Коракс тщательно ее изучил, пытаясь найти способ обойти догмы, сформированные за множество веков.
Благодаря энергетическим щитам Атласа и Япета атака с дальнего расстояния превращалась в пустую трату энергии и снарядов. Для максимальной эффективности бомбардировки и перегрузки обороны противника, городу-барже пришлось бы вначале ослабить свои же щиты, чтобы орудия могли вести огонь, став тем самым уязвимым для стремительной контратаки.
Но вместо артиллерийских ударов приближение Атласа к Япету ознаменовалось сражением в воздухе.
Энергетические щиты не были преградой для самолетов, которые вились друг вокруг друга, пытаясь сбросить на город бетонобойные бомбы. Если одной из сторон удастся одержать верх, она уничтожит вражеские генераторы силового поля, нейтрализовав оборону, тем самым сделав противника уязвимым для сокрушительных залпов артиллерии и опустошительного обстрела орудий «Вулкан». Второй вариант заключался в разрушении двигателей и гравитационных матриц, которые удерживали чужой город в воздухе, но Коракс не хотел сбрасывать Япет в морские пучины. Дело не только в человеческих потерях, которые станут невероятными, просто не было гарантии, что Дельвер и его союзники не попытаются сбежать из гибнущей столицы на боевом корабле или другом судне.
Самолеты вели воздушную дуэль, десятки ударных кораблей обменивались ракетным, болтерным и пушечным огнем, пытаясь преодолеть кордон и расчистить путь для более тяжелых бомбардировщиков и наземных сил. На фоне темных туч расцветали взрывы, в бушующий океан падали горящие остовы и обломки истребителей.
- Почему мы замедляемся? – спросил Коракс, заметив небольшое снижение скорости. – Я не отдавал такого приказа.
- Пока мы не ослабим энергетическое поле Япета, мы должны оставаться на месте, - пояснил Лориарк. – Энергию переводят на зенитные турели на случай прорыва. Воздушные силы Дельвера превосходят наши, и нам следует принять меры предосторожности.
- Продолжать двигаться с прежней скоростью, - рявкнул Коракс сборищу техножрецов, управлявших двигателями города. Примарх повернулся обратно к Лориарку. – Я не собираюсь ждать, пока мы проиграем воздушную битву.
- Двигаясь текущим курсом, мы врежемся в Япет, - сказал магокритарх, хотя Коракс не понял, было ли это возражением или же просто наблюдением.
- Этого я и хочу, - ответил Коракс. – Мы пойдем на абордаж. Вероятно, самый большой, что приходилось видеть галактике. Атлас протаранит Япет, а затем мы высадим наземные войска.
- Протараним? – казалось, магоса поразило простое слово. – Логичнее было бы разрушить защитную сеть Япета, а затем пришвартоваться на более низкой скорости, чтобы начать штурм.
- Война не всегда логична, Лориарк, - спокойно заметил Коракс.
- Но если вражеское энергетическое поле еще действует, нам придется ослабить свою защиту, чтобы избежать опустошительных последствий от их соприкосновения.
- Насколько опустошительных?
Лориарк повернулся к техножрецам, и у них завязался краткая потрескивающая беседа на лингва технис. Покачав головой, Лориарк перевел внимание обратно на Коракса.
- Мы неуверенны. Вероятно, катастрофических масштабов. Предсказать крайне сложно.
- Война – это череда умышленных катастроф, магокритарх, - сурово произнес Коракс. – Двигайтесь с прежней скоростью, держать курс на Япет.
Возражений не последовало, хотя, исполняя приказ, техножрецы о чем-то переговаривались между собой. Проверив главный экран, Коракс отчетливо увидел Япет всего в трех километрах. Серое беспокойное море, отделявшее два города-баржи, уменьшалось со стеклянной медлительностью, хотя на самом деле Атлас приближался на скорости почти в двадцать километров в час. Даже если слияние энергетических щитов не приведет к огромным разрушениям, с задачей отлично справится сила столкновения.
В зале управления завыли сигналы тревоги, освещение полыхнуло красным.
Лексмеханик предупредил об опасном сближении.
- Двести метров до соприкосновения силовых полей.
ТерминаторДата: Воскресенье, 22.09.2013, 14:34 | Сообщение # 33



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


По всему городу протяжно заревели сирены, комм-сеть загудела от предупреждений для наземных войск готовиться к столкновению и искать укрытия.
Когда осталось сто метров, ионизированный воздух между двумя энергетическими щитами затрещал, море взбурлило, выбрасывая на сотни метров фонтаны кислотного пара. На пятидесяти метрах в суживающемся пространстве замелькали многоцветные молнии, между городами вскипел миниатюрный шторм, треща и громыхая, словно артиллерийский налет.
Когда внешние границы полей соприкоснулись в километре от носовой части Атласа, молнии высветили массивные купола над каждым из городов. В небе зашипела энергия, а на коже Коракса заплясали искры. Несколько техноадептов пошатнулись и упали, двое закричали, когда электромагнитный разряд перегрузил части их кибернетических тел.
Голосовой проектор Лориарка издал пронзительный вой, и из бионической руки вырвались электрические дуги, заставив магокритарха пошатнуться. Коракс схватил его за мантию, чтобы не дать упасть, и ощутил, как по телу прошел ток. Под бледной кожей примарха вздулись темные вены.
Храм оказался в эпицентре электрической бури, над его вершиной кружили энергетические миазмы. Двойной шторм охватил главный сектор Япета, и города-баржи содрогнулись, когда генераторы в их фундаментах накалились до предела.
В конечном итоге они не выдержали столь титанического напряжения.
Первым отказал генератор по правому борту Атласа, уничтожив взрывом два пустых жилых блока и покинутый мануфакторум, подняв обломки в радиусе полукилометра и засыпав пылью вперемешку с мусором два соседних округа. Второй взрыв прогремел в Седьмом округе, в корме города-баржи, ударная волна пронеслась над океаном, обрушив в воду километровый участок доков и причалов. Схожие взрывы сотрясали и Япет, уничтожая здания и вздымая гигантские языки пламени в терзаемый воздух над столицей.
Слившиеся щиты лопнули с оглушительным грохотом, послав по океану волны высотою с титан. Сражавшиеся над городами самолеты разметало взрывом во все стороны.
- Всем батареям, огонь! – крикнул Коракс, пока техножрецы только поднимались на ноги. – Целиться по орудиям врага и периметру города. Я хочу, чтобы наше сближение прикрыла огневая завеса.
Из орудийных башен на вершине главного храма и по всему городу разом открыли огонь макро-лазеры и орудия «Вулкан». Снаряды размером с танк обрушились на Япет, между городами замерцали рубиновые лучи. Пусковые установки извергли десятки маневренных ракет, которые понеслись к обозначенным целям.
Вихрь взрывов озарил ближние секторы столицы, лазерные лучи вспороли бронированные башни и амбразуры. Пушечные снаряды разрушили здания в припортовых округах. Секунду спустя долетели и ракеты, их боеголовки пробили фундамент Япета, а затем взорвались, создав громадные воронки, похожие на пулевые ранения. Осколочные и зажигательные снаряды залили раненый город напалмом, вызвав пожары на газопроводах, заставив детонировать цистерны с топливом и взорваться орудийные склады.
Дельвер и его сторонники реагировали медленно – Атлас успел дать четыре залпа, когда уцелевшие столичные орудия открыли ответный огонь. Атлас вздрогнул от ударов, завибрировав под тоннами обрушившихся на улицы и дома снарядов. Коракс стиснул зубы, когда ракеты попали в бронированную обшивку храма, и порадовался тому, что первым делом приказал закрыть вычурные, но уязвимые окна.
Прочные керамитовые и феррокритовые плиты выдержали удар, хотя храм задрожал от попаданий, из-за которых несколько сервиторов и адептов Механикум растянулись на полу.
Штормовой артобстрел не стихал все время, пока Атлас сближался со столицей, постепенно слабея от контрбатарейного огня, уничтожавшего орудия и укрепления другого города. Обстрел длился более пяти минут, и в конечном итоге от городов-барж остались лишь разрушенные пустоши, покрытые выжженными, похожими на сломанные зубы, остовами зданий, а также уничтоженными электростанциями и заводами, из которых валил густой дым.
Коракс знал, что погибло множество людей, но детали были ему ни к чему. Они достигли точки невозвращения в тот момент, когда направились к Япету, и теперь все, что оставалось, лишь терпеть боль и идти к победе. Погибшие будут оплаканы позже, а сейчас все помыслы и воля примарха были нацелены на уничтожение врагов.

Агапито поднялся в кабину пилота, чтобы посмотреть на первые разрывы снарядов. За свою боевую жизнь он повидал немало зрелищ, как прекрасных, так и горьких, но то, как два города рвут друг друга на части, затмевало их все. Наверное, лишь полномасштабная бомбардировка с орбиты могла сравниться с подобной огневой мощью.
ТерминаторДата: Воскресенье, 22.09.2013, 14:34 | Сообщение # 34



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


В поле зрения возникли искореженные, погнутые останки доков Япета. Столица пыталась набрать высоту, чтобы избежать столкновения, но Атлас также поднимался, двигаясь курсом прямо на удерживаемый врагами город. Всего несколько сотен метров отделяли два громадных корабля, и командор вернулся обратно в главный отсек и опустился в удерживающую подвеску.
- Приготовиться к выброске. Пилот, я хочу оказаться в воздухе до того, как эти два ублюдка протаранят друг друга.
Так точно, командор, - ответил Станз.
- Агапито – всем группам, приготовиться к штурму.
Череда подтверждений эхом разнеслась по воксу, едва командор разжал пальцы, заставив себя расслабиться. Он достал силовой меч со стойки над головой и положил его на колени, пальцами отбивая дребезжащий ритм по эбонитовым ножнам.
Ожидание почти закончилось.
Агапито ощутил, как «Теневой ястреб» покидает бронированный бункер, который служил ему укрытием, и через пару секунд корабль поднялся в воздух. Командор повернул голову и посмотрел в похожую на щелку амбразуру рядом с собой. Почти все скрывала пелена огня и дыма, но там, где ветер разгонял облака, Агапито увидел, как Атлас неуклонно надвигается на Япет.
Разрушенный залпами нос города-баржи врезался в разбомбленные верфи столицы. Штыри и обломки погрузочных кранов смялись, словно трава на ветру, бронированные плиты врезались друг в друга, разбрасывая осколки метровой длины. Когда города под ним начали уменьшаться, Агапито увидел, как вдоль дорог разверзаются пропасти, разделяя выпотрошенные останки зданий.
При столкновении поднялось огромное пылевое облако, скрыв «Теневой ястреб» и заставив его уйти влево, пока по его корпусу барабанили обломки.
Теряю уклон. Нам придется несладко, - предупредил Станз.
Мгновение спустя корабль тряхнуло вправо. Удерживающие подвески затрещали, Гвардейцы Ворона вполголоса выругались под стон напряженного, вибрирующего металла.
Пока Станз пытался вернуть корабль на прежний курс, Агапито посмотрел в щель. Высокие здания по обе стороны от места столкновения с медлительной величественностью валились друг на друга. Командор знал, что население Атласа было в безопасности, глубоко в основании города, но проявил ли Дельвер такую же заботу о своих горожанах? Вряд ли. Скорее всего, сейчас там погибали тысячи.
Тревога вскоре сменилась другим чувством. Агапито взялся за рукоять меча и улыбнулся от праведной ненависти, которая охватила его. Небо над Япетом затянуло дымом, но его разрезали инверсионные следы десятков кораблей, направляющихся к центру города. «Теневые ястребы» и «Шепторезы» почти незаметно скользили сквозь густую пелену, но все же это было не скрытное продвижение. Корабли выплевывали очереди тяжелых снарядов, проносясь над крышами и разрушенными улицами, неся смерть вражеским скитариям. Из «Грозовой птицы» сыпались плазменные бомбы, а два похожих на дротики истребителя обстреливали шоссе противотанковыми ракетами и огнем автопушек.
Агапито хотел, чтобы враги знали, где он.
Ревя двигателями, «Теневые ястребы» приземлились на центральную площадь, над которой возвышались искореженные обломки громадных абстрактных скульптур, некогда изваянных во славу мастеров Машинного Бога. Казалось, не уцелело ни одно здание, мусор усеивал тротуары и дороги, которые временами перекрывались разрушенными до основания постройками. Десантные корабли зависли в нескольких метрах над неровной поверхностью, и из них выплеснулась волна воинов в черных доспехах и с пылающими прыжковыми ранцами. Пилотируемые машинными духами, немного выше бесшумно кружили «Шепторезы», которые передавали визуальную и аудиоинформацию, а также данные сканирования в стратегическую сеть командиров Гвардии Ворона.
Штурмовые войска рассредоточились с отлаженной четкостью, направившись в здания под прикрытием засевших среди руин отделений тяжелой огневой поддержки, отгоняющих рассеянных и дезорганизованных защитников.
Гвардия Ворона стремительно и безостановочно двигалась дальше, разрывы гранат и сполохи огнеметов свидетельствовали о продвижении легионеров, пока они зачищали одно помещение за другим.
ТерминаторДата: Воскресенье, 22.09.2013, 14:34 | Сообщение # 35



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Среди обломков лежали изувеченные тела, но Агапито не обращал на них внимания, ведя первое отделение в следующую группу развалин – искореженные останки завода по изготовлению проводки. Из груд разбитой кладки и погнутой пласталевой арматуры торчали роботизированные ленточные конвейеры и подъемные устройства. Над всем этим стоял тяжелобронированный сервитор-часовой, который тут же открыл огонь, едва командор миновал дверь. Вряд ли он самостоятельно взобрался на возвышение, и чудом сумел уцелеть, когда все остальное строение обрушилось.
Из руин вокруг Агапито зарокотали выстрелы, и командор резко ушел вправо, отвлекая на себя огонь бездумного получеловека. Гвардеец Ворона активировал прыжковый ранец и взлетел на следующий этаж, а ответный огонь отделения на первом ярусе сосредоточился на сторожевой машине. Белый луч лазерной пушки прожег гусеницы сервитора, разметав звенья и сплавившиеся обломки широких зубчатых колес и разрезав машину от пояса до шеи.
Двигаясь дальше, Агапито обнаружил наблюдательную точку, с которой открывался вид на город. Поднявшись по разрушенным ступеням, командор увидел Атлас и столицу вплоть до самого гигантского строения главного храма.
Молниеносное наступление Гвардии Ворона застало защитников Япета врасплох, но теперь они начали отвечать. Тройка легковооруженных шагоходов миновала перекресток в трехстах метрах дальше по улице. На них были установлены луковичные сенсорные линзы, похожие на сверкающие паучьи глаза, а также тарелки и антенны связи.
- Разведшагоходы, - предупредил командор остальную роту. – Пускай они увидят нас, а затем уничтожим их.
Сержант Варсио повел отделение на улицу, с помощью прыжковых ранцев перепархивая с одной груды мусора на другую, прямо перед шпионскими машинами противника. Разведывательные шагоходы одновременно обернулись, ложные глаза заблестели, сфокусировавшись на движущихся фигурах. Прошло с полминуты, прежде чем Варсио и его воины исчезли среди руин разрушенного жилого блока напротив – достаточно времени, чтобы разведчики отправили сигнал о своей находке.
С верхних уровней ближайшей посадочной площадки для шаттлов вырвались ракеты и плазма, с легкостью пробившие тонкую броню шагоходов и в считанные мгновения превратившие их в три дымящиеся груды обломков.
- Хорошо. Кодовое обозначение главного храма – точка ноль. Точка атаки – сектор один. Рота, передислоцироваться в секторы четыре и шесть. Каннат, Гарса и Хасул, идите вправо и наведайтесь в ту башню связи в конце шоссе.
Временная рота выдвинулась согласно приказу, формируя неровный периметр, охвативший около квадратного километра города с главной площадью в центре.
Вскоре подоспели скитарии, передовые отряды ехали в гусеничных транспортах с открытым верхом. Машины стали легкими целями для отделений огневой поддержки, которые выдвинулись на позиции, чтобы поприветствовать гостей. Полукибернетические воины выскочили из горящих обломков двух головных машин, пока остальные транспорты пытались развернуться, но тем самым угодили под перекрестный обстрел плазменными гранатами и болтерным огнем пары отделений Гвардии Ворона, которые обошли их с тыла через разрушенный жилой комплекс.
Следующие враги приближались уже более осторожно. Агапито переходил с одной позиции на другую, проверяя, чтобы у каждого отделения было максимальное поле обзора, по возможности организовывая огневые мешки, а также нарочно оставляя некоторые пути свободными, чтобы войска противника двигались дальше, считая себя в безопасности. Командор пользовался опытом, приобретенным у Коракса, и проверял диспозицию сил с той же тщательностью, с которой техножрец ухаживал за когитатором.
На ходу Агапито оценивал врага. Около пятисот пехотинцев шли впереди десятка танков и трех орудий поддержки. Командиры машин слишком хорошо понимали опасность продвижения среди развалин и гор обломков, и поэтому отправили пехотную бригаду расчистить путь.
Агапито взял с собой три отделения и спрыгнул на нижний уровень. Воины собрались в тени покосившейся опоры железнодорожного моста; остальная его часть обрушилась, перекрыв дорогу позади них. Уверенно шагающие по обломкам легионеры свернули влево, обходя приближающуюся пехоту. Укрывшись под завесой дыма и активировав тепловидение, чтобы отслеживать продвижение противника, Гвардейцы Ворона стали ждать.
Минутой позже легионеры, расположившиеся по обе стороны направления движения врага, открыли огонь из болтеров, разрывая пехотинцев в клочья. От первого же залпа полегло несколько десятков человек. Не желая дальше оставаться на открытой местности, солдаты Механикум нарушили строй и бросились в разрушенные здания, и именно тогда Агапито сделал следующий ход. Разделив свои силы, командор ринулся в атаку, стиснув в одной руке силовой меч, а в другой держа плазменный пистолет.
ТерминаторДата: Воскресенье, 22.09.2013, 14:35 | Сообщение # 36



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Благодаря клепаным пласталевым набедренникам и бионическим конечностям скитарии были сильнее неаугментированных солдат Имперской Армии, но они не могли сравниться с тридцать одним воином Легионес Астартес. Агапито пока не использовал пистолет, но в первые же несколько секунд боя сразил несколько противников. Перед командором взорвались осколочные гранаты, когда еще одно отделение налетело на врагов, шрапнель вперемешку с разбитой кладкой превратилась в смертоносный огненный шторм.
В шквале болтерных снарядов, взмахов цепных мечей и яростных ударов Гвардейцы Ворона безостановочно прокладывали путь сквозь вражеские ряды. Те скитарии, которые решили бежать, попадали под огонь легионеров, еще ждавших позади, и за считанные секунды почти все либо погибли, либо умирали. Среди павших лежали и несколько легионеров в черных доспехах, погибших от метких выстрелов или силового оружия отчаявшихся командиров скитариев, но Агапито быстро рассчитал, что потери могут считаться приемлемыми при соотношении семьдесят к одному или выше.
Лишившись поддержки пехоты, танки отступили назад под прикрытием основных орудий и шквала лазерного огня из вспомогательных пушек, подняв тем самым еще больше пыли и мусора, хотя и не причинив вреда самой Гвардии Ворона.
Когда рычание двигателей стихло вдали, Агапито услышал глухой рокот тяжелых орудий – основное наступление войск Атласа. Пятисот пехотинцев и трех разведывательных шагоходов и близко не хватило бы, чтобы остановить атаку аколитов Механикум. Командору требовалось приложить еще больше усилий, чтобы заставить врага атаковать его всеми доступными силами.
Агапито активировал командную связь с патрулирующими «Шепторезами», и половина его визуального дисплея начала переключаться с одного изображения на другое, чтобы оценить войска, которые окружали Гвардию Ворона. Примерно в километре, прямо от центрального храма в направлении один-семьдесят, постепенно приближаясь, двигалась крупная смешанная колонна.
Пока насчет нее можно было не волноваться.
Куда больший интерес представлял сейчас титан типа «Гончая войны», который прокладывал путь через заваленную обломками улицу в двух километрах слева от их позиций, с направления два-шесть-пять. Рядом с ним двигались штурмовые орудия и по меньшей мере тысяча солдат, многие из которых были преторианцами, при поддержке гусеничных лазерных уничтожителей «Рапира», мобильных ракетных установок и иной тяжелой техники.
- Перегруппироваться в секторе семь, - приказал командор, переходя на закрытый канал. – Команде «Теневого ястреба», упредительный удар по титану, идущему через сектор четыре-шесть. Штурмовая группа, следовать за ним, вектор атаки восемь, два-два, два-три. Скрытное продвижение. Пусть почувствуют наше присутствие.

- Продвижение слишком медленное, - прорычал Коракс, бросив раздраженный взгляд на Лориарка. – Твоим скитариям следует быстрее занимать территорию и отбрасывать врага на левом фланге.
- Я передам распоряжение, лорд примарх, но они столкнулись с упорным сопротивлением.
- Чем дольше вы будете возиться, тем сильнее оно будет становиться. Двигайтесь быстро, и у защитников не останется времени, чтобы закрепиться.
Лориарк молча склонил голову и вернулся к совещанию со своими техножрецами.
Коракс уставился на главный дисплей. Большая часть войск Атласа увязла в боях, им удалось продвинуться вглубь Япета не более чем на четыре километра. Для двухчасового сражения результат был не самым лучшим, и примарх ожидал большего.
Он сосредоточился на рунах, обозначающих местоположение Гвардии Ворона, и испытал радость. Агапито и его Когти превратили себя в приманку для сил Дельвера, неуклонно продвигаясь к храму архимагоса, попутно стягивая на себя все больше вражеских скитариев. Но вечно так длиться не могло – рано или поздно солдатам Лориарка придется прорываться к Агапито, или в конечном итоге Гвардию Ворона окружат и уничтожат.
Коракс не сводил глаз с экрана, как будто одно это могло изменить ход боя.

Агапито потерял пятую часть легионеров, но теперь враг воспринимал угрозу Гвардии Ворона всерьез. Все больше пехотинцев стекалось по улицам, словно желая одним лишь количеством захлестнуть космических десантников. Судя по данным двух «Шепторезов», еще остававшихся в воздухе, на правом фланге готовилось массированное наступление, которое отбросит Гвардию Ворона к разрушенным верфям на краю города.
Осознавая опасность, Агапито приказал штурмовым войскам стягиваться к его позиции, чтобы создать единый, мобильный отряд, который сможет мгновенно отвечать на любую угрозу. Зверь, которым представлялись силы Дельвера, решился наконец атаковать всей мощью, а Гвардии Ворона нисколько не улыбалось оказаться на невыгодных позициях, когда их настигнет удар.
ТерминаторДата: Воскресенье, 22.09.2013, 14:35 | Сообщение # 37



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Перепрыгивая через разбитые крыши с помощью прыжкового ранца, Агапито соединился со своими воинами, которые собирались в зданиях, окружавших гигантскую, наполненную обломками, воронку. Над головой пронеслись «Теневые ястребы», остававшиеся скрытыми до тех пор, пока им не нужно было наносить удар. По подсчетам командора, атаку по всем фронтам вот-вот начнут около шести тысяч солдат и по меньшей мере сотня боевых машин. Гвардия Ворона в ответ отступит и вернется в сектор один, что на площади, заманивая противника к передовой группе войск Атласа и подальше от храма архимагоса.
Чтобы убедиться в обоснованности своего плана, он еще раз посмотрел через искусственные глаза «Шепторезов», пытаясь найти детали, которые мог упустить из виду. Впрочем, командор не увидел ничего неожиданного, и уже собирался отключить канал, когда его взгляд привлекло цветное пятно – темно-красное на фоне темной пелены смога. Агапито отправил сигнал бронированному кораблю, чтобы тот сделал небольшой круг и подлетел с другой стороны.
Командор увидел фигуры в красных доспехах, продвигающиеся через разбитые здания в километре от них, чуть поодаль от основных сил защитников. Переключившись на тепловое видение, Агапито насчитал более пятидесяти сигналов – отличительные тепловые следы быстро бегущих легионеров.
Несущие Слово пришли расправиться с Гвардией Ворона. 
Они хотели обойти их с фланга. В Агапито начала закипать ярость, она походила на тепло, которое растекалось по всему телу, разум командора охватила жажда мести. Как и на «Камиэле», судьба подарила ему шанс отомстить за павших на Исстване братьев. На дисплее «Шептореза» взвилось знамя, изодранное и грязное, но покрытое безошибочно узнаваемым золотым текстом, окружающим ярко-красный венец на белом фоне.
Агапито видел это знамя у прихвостней Лоргара в зоне высадки на Исстване, оно гордо реяло на ветру, когда Несущие Слово обратили оружие против своих кузенов из Гвардии Ворона. В течение нескольких недель, последовавших после резни, беспощадный командир ордена XVII легиона по имени Элексис упорно преследовал выживших Гвардейцев Ворона. Несмотря на заверения, данные Агапито примарху, каждый шанс нанести удар и ускользнуть… Но теперь Элексис сам прибыл на Констаникс. На командора нахлынули воспоминания, список разрушений и смертей взывал к отмщению. Крики братьев все громче звенели в ушах, запах крови и жженого керамита становился невыносимо острым.
Он крепче стиснул рукоять силового меча, дыхание стало коротким и прерывистым. Ему дали второй шанс: Агапито убьет знаменосца и затопчет знамя; Элексис будет сокрушен так же, как когда-то раздавили его легион.
Командор, - по воксу раздался встревоженный голос лейтенанта Кадерила. – Командор, враг в пределах зоны поражения.
Каждый фибр души Агапито призывал его отдать приказ к атаке, и командор знал, что Когти с радостью подчинятся, едва лишь увидят цель. Его сердца гулко колотились, быстрее разгоняя кровь по телу, захлестывая командора яростью.
Взрыв встряхнул здание на противоположном конце улицы, когда первые машины скитариев с лязгом въехали в радиус стрельбы, засыпав дорогу лавиной битой каменной кладки.
Агапито едва обратил внимание на взрыв.
Он был здесь, чтобы мстить, карать, убивать.
И все же в пламенеющем сердце его гнева таилось холодное ядро чистой ненависти. Оно не питало ярость, но усмирило ее, даровав командору ясное видение, рассеяло пелену гнева, который затуманивал мысли.
- Победа – это месть, - пробормотал командор.
Пожалуйста, командор, повторите ваш приказ.
- Победа – это месть, - громче и увереннее повторил Агапито. Теперь он видел предателей своими глазами, в нескольких сотнях метров, пробирающихся через разбомбленный храм округа. За ними командор заметил крупные очертания за завесой дыма – подкрепления Механикум. Если Гвардия Ворона атакует, их наверняка окружат, пусть даже они успеют уничтожить Несущих Слово.
Холодная, расчетливая ненависть взяла верх над слепой яростью.
- Отступаем в сектор один, - как будто нехотя, процедил Агапито.
Слушаюсь, командор, - с явным облегчением ответил Кадерил. Гвардия Ворона ринулась во тьму, оставив Агапито в одиночестве смотреть на далеких Несущих Слово, идущих с гордо поднятым знаменем.
- Завтра, Элексис. Ты – бесхребетный трус. Завтра ты узнаешь, как сражается Гвардия Ворона, когда не стоит к тебе спиной. Завтра я окажу тебе такое же милосердие, какое вы проявили на Исстване.
ТерминаторДата: Воскресенье, 22.09.2013, 14:35 | Сообщение # 38



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Молниевыми когтями, плюющимися искрами, Коракс отсек голову очередному киборгу-преторианцу и переступил через подергивающийся труп, чтобы встретиться с его товарищами. Два идущих рядом отделения легионеров открыли шквальный огонь из болтеров и тяжелых болтеров, оставляя просеки в рядах элиты скитариев.
Центральный храмовый комплекс Япета занимал больше квадратного километра, главный зиккурат окружали меньшие кузницы и дома-домны. Пока пара «Теневых ястребов» атаковала немногочисленные уцелевшие турели на приграничной стене, Коракс и его воины уничтожали культистов Механикум. Сквозь дым мелькали лазерные лучи, пули и болты, от окружающих зданий отражалась звенящая какофония боя. В небе, среди клубов дыма, поднимающегося из города, патрулировали «Огненные хищники», чтобы не дать ни одному шаттлу или боевому кораблю возможности сбежать из святилища Машинного Бога.
Среди преторианцев двигались отделения тяжеловооруженных противников: солдат, чья броня была приклепана прямо к плоти, а сами тела превращены в оружие. Болтерные снаряды бессильно высекали искры из черных панцирей, тогда как в ответ обильно аугментированные воины стреляли молниевыми дугами и зарядами плазмы. Таких солдат называли таллаксиями – скорее машины, чем люди, их нервные окончания были удалены, чтобы они могли выдерживать боль от пробивающего броню оружия, доли их мозга заменяли вычислителями, превращавших воинов в эффективных и бесчувственных убийц.
Коракс обрушился на таллаксиев, а его Гвардейцы Ворона отступили назад, потеряв четырех легионеров от опустошительного вражеского оружия. Плазменный заряд врезался в левое плечо Коракса, прожигая керамит доспехов, и руку охватила огненная боль. Он проигнорировал ее и взмыл в воздух, летный ранец полыхнул, поднимая примарха выше. Развернувшись, Коракс, словно комета, нырнул в самую гущу таллаксиев, рубя когтями налево и направо, бронированными ботинками круша усиленные экзоскелеты.
Воодушевленные действиями примарха, Гвардейцы Ворона ринулись за ним, разряжая магазины в автоматическом режиме по остановившимся воинам Механикум, все сильнее поливая огнем тех, кому удалось избежать нападения Коракса. Один за другим таллаксии были разорваны молниевыми когтями и слаженными залпами, но все воины Механикум предпочли сражаться до последнего, чем бежать.
Штурмовая группа все еще продвигалась под шквальным огнем из амбразур на вершине храма и других зданий. Коракс разделил взвод, направив одно отделение к огромному дому-кузнице справа, а остальных воинов взяв с собой, двинувшись прямо к главным храмовым воротам.
- Примарх!
Коракс повернулся на предупреждающий крик, как раз вовремя, чтобы увидеть, как из домны выходят три огромных механических зверя. Каждый размерами превосходил танк и передвигался на шести стальных конечностях, их странной формы корпуса были усеяны многочисленными пушками. Между керамитовых пластин, скользких от органической жидкости, блестело то, что походило на мышцы и сухожилия. Машины войны были вооружены гигантскими когтями, вращающимися циркулярными пилами и зазубренными, пылающими лезвиями. Но самым худшим было то, что на их доспехах были вырезаны странные знаки и отвратительные руны, которые будто лучились темной энергией. Коракс уже видел такие на боевой броне Лоргара и его легионеров, и сразу понял, для чего предназначались эти символы: сковывать силу Хаоса в смертной оболочке.
Гвардейцы Ворона заворожено смотрели на полудемонические создания, несущихся на них. Коракс вздохнул: предупреждения техножрецов едва могли описать ужас, который воплощали собою разъяренные левиафаны.
Демонические машины издали чудовищный рев и вопли, когда, размахивая лезвиями и когтями, обрушились на Гвардию Ворона. У легионеров не было ни единого шанса против похожих на пауков исполинов, их болты и клинки были бесполезными против исписанной символами брони атакующих.
Коракс сорвался на бег, готовя когти к атаке. Он подоспел слишком поздно – последний воин был отброшен пинком одной из машин и приземлился в нескольких метрах на рокритовый пол.
Взревев от незамутненной ярости, Коракс ринулся на ближайшую машину.
Их когти с лязгом скрестились. На сегментированной броне механического зверя затрещали молнии. Движимые варпом сервоприводы соревновались с генетически улучшенными мышцами, Коракс скрипнул зубами, а демоническая машина издала стон, походивший скорее на звериный, нежели на машинный.
Грубая энергия примарха одолела порождение варпа. Коракс рубанул по руке машины, и коготь с грохотом полетел на землю. Вогнав кулак в то, что могло быть грудью, примарх поднялся во весь рост, потянув машину влево. Она замахала целой рукой, шипящий синий клинок проносился в считанных сантиметрах от лица Коракса, ее ноги конвульсивно дергались, пытаясь найти опору.
ТерминаторДата: Воскресенье, 22.09.2013, 14:35 | Сообщение # 39



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Застонав, Коракс бросил существо на спину и ударил другим кулаком его в брюхо, когтями разделив плиты брони. Из раны под сипение пневматики выплеснулась пузырящаяся зеленая жидкость, напоминающая масло, и смертельно раненое создание издало пронзительный вопль.
Когда Коракс выдернул когти, кто-то сзади ухватил его за правую руку. Примарха подняло в воздух, и другая рука ухватила его за ногу. Он завис в воздухе, не в состоянии дотянуться до земли, чтобы попытаться вывернуться из хватки демонической машины. Доспехи от напряжения погнулись и затрещали, под давлением начали крошиться поножи и наруч.
Коракс извернулся и ударил свободным когтем, разрубив болтающиеся гидравлические кабели. Коготь, сжимавший его ногу, разжался, и примарх повис только на одной руке. Прежде чем он успел снова ударить, машина войны бросила его на землю, тяжело приложив о рокрит. Оглушенный, Коракс ничего не успел сделать, когда его еще дважды ударили об землю, при каждом новом взмахе демонической машины примарху казалось, что у него сейчас оторвется рука.
К нему приблизилась третья машина с вращающимися циркулярными лезвиями. Но прежде чем она успела атаковать, на спине расцвел двойной взрыв, заставивший ее содрогнуться. Болезненный крик заглушил рев плазменных двигателей, когда «Теневой ястреб» пошел на снижение, поливая машину огнем из тяжелых болтеров. Вниз понеслась еще одна ракета, которая угодила в трещину на броне демонического существа и вызвала детонацию боеприпасов, хранившихся в отсеке внутри сегментированного панциря.
Боль от раненого плеча отдалась в груди, Коракс согнул руку и обеими ногами ударил демона, который удерживал его, в фронтальную часть корпуса. Удар оставил глубокую вмятину в красном металле, но, что важнее, примарх получил необходимую опору.
Активировав летный ранец, он отпрыгнул от машины, свободным молниевым когтем отрубив державшую его конечность. Металл разделился в брызгах черных искр, из трещины выпала проводка, и потекла мерзкая жидкость. Выпустив подергивающуюся металлическую руку, Коракс поднялся выше, а затем камнем упал вниз, всем своим телом врезавшись в машину войны.
Демоническая конструкция взорвалась, словно от попадания снаряда, огненный шар разметал во все стороны куски деталей и горящее топливо. Когда пламя угасло, Коракс остался лежать на груде обломков, обгоревший, но живой, его бледная кожа почернела от машинного масла и копоти.
Зная, что Дельвер и, вероятно, Натракин, будут неподалеку от своих демонических творений, примарх направился к кузнице, из которой появились машины.

Широкие ворота здания-домны были распахнуты настежь, являя адскую картину. Красновато-пурпурный свет омывал то, что походило на чудовищную сборочную линию для громадных механических пауков. С кранов и подъемных цепей свисали конечности и изогнутые пластины брони, под которыми трудились согбенные чернорабочие и сервиторы. Те, кто был способен мыслить, бросили инструменты и сбежали, едва Коракс вошел внутрь, но бездумные дроны продолжали выполнять задачи, на которые их запрограммировали, не обращая внимания на убийцу.
Из сумрака, паля из болтеров, вырвалось отделение Несущих Слово. Коракса накрыло бурей выстрелов, но он лишь отмахнулся и бросился на легионеров-предателей, насадив первого из них на когти, а второму оторвав голову вместе с рукой. Разрубив третьего, примарх бросил взгляд над головами отступников в глубины адской кузницы.
У стен стояли клети, внутри которых сидели люди с пустыми взглядами. Их тела были покрыты грязью и кровью – кровью из глубоких рунических ран, вырезанных в плоти. Люди стенали в отчаянии, протягивая руки к прутьям узилищ, остриженные головы поблескивали в неестественном свете. Сами клетки покачивались на длинных, уходящих вглубь кузницы кабелях, которые пылали и искрились, будто собирая страдания заключенных созданий.
В дальнем конце зала высился гротескный пьедестал, сплавленный из металла, камня, костей и черепов, соединявшийся с тюремными клетями. Из нагромождения под странными углами, словно огромные шипы, торчали искусственные сталагмиты, на которых также были вырезаны проклятые руны. Воздух между ними мерцал от неестественной энергии, захлестывая зал-домну пульсирующим не-светом имматериума.
Цепной меч рубанул по бедру Коракса, и тот в ответ ударил наотмашь, отбросив Несущего Слово через весь зал так, что воин врезался в подвешенный двигательный блок. Удар ногой попал в грудь другому предателю, когтями примарх выпотрошил третьего.
Возле вихрящихся миазмов варповского разлома стояли две фигуры. Первую Коракс узнал по описаниям, которыми снабдил его Лориарк – это определенно был Дельвер. Архимаос, как его собратья, был облачен в красное, лицо скрывала тень капюшона. Из спины вилось с полдесятка неугомонных механодендритов, каждый из которых венчало какое-либо искрящееся, жужжащее устройство или кривое зазубренное лезвие.
ТерминаторДата: Воскресенье, 22.09.2013, 14:36 | Сообщение # 40



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Другая фигура могла быть только Натракином, предатель был закован в толстые терминаторские доспехи в цветах Несущих Слово, покрытые золотыми рунами и строчками клинописи. Он стоял без шлема, и его обритую голову и шею пронзали вьющиеся провода и кабели, пульсировавшие под плотью и пылавшие психической энергией. Без сомнения, бывший библиарий, ставший колдуном.
Когда от рук Коракса пал последний Несущий Слово, примарх поднял коготь в сторону людей, бросая им вызов.
- Молите о быстрой смерти, и я дарую ее вам, - примарх прошел мимо рядов механических деталей и страдающих в клетках людей.
- О снисхождении молить поздно? – крикнул в ответ Натракин.
Нет пощады, - прорычал Коракс, срываясь на бег.
Отступники разделилась. Дельвер остался стоять на месте, бионическими руками направив непомерно большую роторную пушку в сторону несущегося на него примарха. Натракин взобрался на алтарь Хаоса и, бросив на Коракса презрительный взгляд, сунул руку в вихрь. 
Первая очередь Дельвера ревом разнеслась по залу, заставив Коракса метнуться влево от промелькнувших мимо снарядов. Заключенные заорали от боли, когда их стало решетить снарядами, которые проникали в плоть и разжигали внутри темное пламя, быстро испепелявшее людей.
Сменив маршрут, Коракс прыгнул и направил летный ранец между цепями и болтающимися каркасами. Следующая очередь Дельвера попала в стропила возле крыши, разбив металлические звенья и расколов бронированные плиты.
Коракс приземлился рядом с архимагосом, и когда горящие снаряды прошили воздух у него над головой, одним ударом когтя разрубил вращающиеся стволы пушки. Механодендриты Дельвера взметнулись, подобно змеям в гнезде, осыпав грудь и плечо примарха шквалом ударов. Их мощи оказалось достаточно, чтобы заставить его отступить на несколько шагов. Примарх взмахнул молниевым когтем, отрубив половину щупалец и заставив архимагоса взреветь от боли.
Едва Дельвер отшатнулся, при этом уцелевшие механодендриты безумно задергались, Коракс нанес последний удар. Примарх ринулся вперед и, занеся левый коготь, подобно копью, вонзил его в грудь архимагоса. Стальные пальцы пробили пластины металла и механические органы, прорвались сквозь укрепленный пласталью позвоночник и вышли из спины Дельвера. Архимагос завопил на лингва-технис, когда Коракс рывком поднял его с пола.
- Кара для изменников – смерть, - прорычал примарх.
Он взмахнул другим когтем, полоснув Дельверу по трахее и срубив полголовы. Обезглавленный труп повалился на пол, и Коракс повернулся к Натракину.
Несущий Слово стоял перед пульсирующим варп-порталом, его рука мерцала пурпурным и красным огнем. Из сферы пылающей энергии тянулись щупальца неестественной энергии, которые пронзали его тело, оставляя под кожей пульсирующие следы. Лицо космодесантника превратилось в оскал черепа, глаза пылали огнем.
Пластины терминаторских доспехов начали течь и плавиться, вздуваясь, словно отслаивающаяся кожа, расширяясь и сливаясь. В Натракина хлынуло еще больше энергии варпа, и он стал увеличиваться, конечности удлинились, тело расширилось. Стальные когти вырвались из кончиков пальцев, а на лбу выросло три загнутых рога, каждый из которых венчали рунические наконечники. Спинная пластина и силовой ранец вытянулись, керамитовые и адамантиевые выступы превратились в зазубренную дугу над его головой, будто уродливый нимб.
Коракс шагнул к предателю, но замер, понимая, что не стоит приближаться к бушующим энергиям, которые изливались из варп-разлома. У ног Несущего Слово затанцевали фиолетово-зеленые тени.
Вывернув руку из шара пульсирующей энергии, Натракин сделал пару шагов к примарху. Там, где его ботинки касались сплавившихся черепов и костей, оставались озерца черного пламени. Несущий Слово поднял руки и улыбнулся, когда из запястий вытянулись четыре костяных лезвия с адамантиевыми кромками, в отвратительной пародии на когти самого Коракса.
Предатель заговорил, разнесшийся по залу глубокий голос резонировал отголосками мощи.
- Ты встретил равного, примарх, - стал насмехаться Натракин. Он опустил руки, и из его кулаков выплеснулось черное пламя. – Ничто не устоит перед мощью Бессмертного Хаоса.
- Давай проверим это, предательская мразь.
ТерминаторДата: Воскресенье, 22.09.2013, 14:36 | Сообщение # 41



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Слов более не осталось, и Коракс, вытянув когти, прыгнул на Натракина. Со скоростью, почти не уступавшей примарху, колдун отступил в сторону, взмахнув руками-лезвиями, которые оставили порез на нагруднике Коракса. Не замедлившись, примарх восстановил равновесие и развернулся, но Натракин врезался в него, и оба рухнули на нечестивый алтарь.
Коракс ударил Несущему Слово коленом в живот, отбросив Натракина от себя. Из варп-портала потекла теневая материя, которая окружила колдуна пульсирующей аурой, едва тот, согнув когти, поднялся обратно на ноги. Тонкое щупальце соединило его с разломом.
Натракин рассмеялся.
- Вот видишь? Любой смертный, даже космический десантник, уже бы погиб от такого удара. Но ты даже не оглушил меня, Коракс. Каково это, выйти на свой последний бой?
Коракс взметнулся, словно размытое пятно, обрушив град ударов по самозваному чемпиону Хаоса, когти яростно рвали и рубили поднятые руки Натракина, разрывая доспехи и проливая кровь. Под атакой примарха колдун шаг за шагом отступал от портала, но нематериальная нить продолжала связывать Несущего Слово с источником силы.
- Довольно! – рев Натракина едва не оглушил Коракса. Колдун ударил примарха точно в челюсть, отчего тот отлетел на десяток метров и врезался в подвешенную механическую ногу. Черное пламя поползло по лицу примарха, пытаясь поглотить его плоть и разъесть глаза.
- Довольно не бывает, - грозно ответил Коракс, когда огонь на лице погас. – Тебе не одолеть меня.
Они ринулись друг на друга, но в последний момент Коракс прыгнул, активировал ранец и пролетел над врагом. Приземлившись позади Натракина, Коракс вогнал когти в спину предателя. На доспехах из плоти затрещали молнии, из раны стала испаряться кровь.
Коракс взметнулся ввысь, на лету расправляя крылья, пламя ракетных двигателей поднимало их к широким переборкам, удерживающим своды зала. Кружась и вращаясь, примарх бил изменника по опорам, ударяя головой о сталь, врезаясь в балки. Чемпион Хаоса закричал, скорее от гнева, чем от боли, не в силах дотянуться когтями до врага.
Развернувшись, примарх нырнул, потащив вместе с собою Натракина к далекому полу, будто метеор. Ударная волна от их падения заставила цепи и свисающие детали задребезжать и залязгать. Выдернув когти, Коракс поднялся над предателем и наступил на него, снова и снова вбивая ботинок в спину Натракина, так что рокритовый пол под ним пошел трещинами и раскололся.
Чемпион Хаоса лежал, неподвижно, и Коракс, тяжело дыша, наконец отступил от него. Он прислушался. Двойные сердца бились едва слышно. Слабое, хриплое дыхание срывалось с губ Натракина.
Прежде чем Коракс успел нанести удар, колдун перекатился на спину, взмахнув кулаками. Из его рук вырвался эбонитового цвета огонь, захлестнувший лицо и грудь Коракса и заставивший примарха отступить назад. Поднявшись на ноги, Натракин снова расхохотался.
- Это все, что ты можешь, Коракс? Подумать только, ты едва не победил лорда Аврелиана.
Коракс посмотрел на Несущего Слово. Его доспехи погнулись и треснули, из десятка ран текла кровь. Лицо колдуна превратилось в месиво – губы треснули, зубы выбиты, нос размозжен. Один из его рогов сломался.
- Похоже, ты не понимаешь, кто побеждает в бою, - заметил примарх. – Я лишь разогревался. 
Она снова ринулись друг к другу, когти высекли фонтан электрических иск и брызги варповской энергии. Коракс прижался к лицу врага, медленно направляя когти к горлу предателя.
- Посмотрим, как ты будешь болтать без головы, повстанец. Я уничтожу каждое порожденное варпом и оскверненное Хаосом существо в галактике, прежде чем умру.
Рубиновые глаза Натракина на мгновение пересеклись с взглядом Коракса и переметнулись на потрескивающие лезвия в считанных миллиметрах от своего горла.
- Тебе стоит начать охоту чуть ближе, примарх.
Колдун посмотрел в лицо Кораксу, и примарх увидел свое отражение: великан с белой кожей и глазами, похожими на остывшие угли.
Натракин рассмеялся.
- Неужели ты думал, что примархи – безупречные создания?
В этот момент Коракс вспомнил о несчастных Рапторах, которые мутировали из-за игр с его генетическим семенем, и вдруг испугался того, что именно он виноват в случившемся с ними. Мог ли их звериный облик иметь отношение к чистым генам примарха, которые он использовал?
Натракин почувствовал его мимолетнее колебание и оскалился.
- Как мог Император создать полубогов с помощью одной только науки? Воины, которые могут выдержать попадание танкового снаряда? Лидеры, каждому слову которых беспрекословно подчиняются? Существа, сила которых намного превосходит силу Громовых воинов и легионеров? Как думаешь, почему Император просто не воссоздал своих детей после пропажи? Какие уникальные темные дары он передал тебе?
ТерминаторДата: Воскресенье, 22.09.2013, 14:36 | Сообщение # 42



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Краткий миг сомнения Коракса был всем, что требовалось Натракину. С победным ревом Несущий Слово отбросил примарха, показав ожоги на горле. С его костяных лезвий капал черный огонь, когда он двинулся на примарха.
- Лоргар узрел истину! Пришло время увидеть и тебе. Прими природу Хаоса и присоединись к братьям на пути к торжеству справедливости.
Коракс услышал достаточно и взметнулся с ошеломляющей скоростью.
- Молчать!
Увлекшись насмешками, Натракин отреагировал слишком медленно. Молниевый коготь снес голову Несущего Слово с плеч, и та полетела в сумрак.
Тяжело дыша, Коракс припал на четвереньки, мотая головой. Предатель врал напропалую, пытаясь спасти свою шкуру. Император поклялся уничтожить Хаос – он сам это сказал Кораксу. В памяти вспыхнули воспоминания – образы его создателя в лаборатории, работающего над зарождающимися зиготами, которые станут его генетическими сыновьями.
- Нет, - Коракс поднялся, все его сомнения разом рассеялись. Император не лгал, он бы сразу это заметил. – Я не порождение Хаоса. 
Затем он заметил, как окружающая труп Натракина аура стала сгущаться, щупальца энергии варпа, истекающей из портала, задвигались быстрее.
Тело дернулось.
Коракс ощутил холодок тревоги, услышав тихий смешок.
Изувеченный нагрудник Натракина пошевелился, живот лопнул и превратился в пасть, усеянную адамантиевыми зубами, в грудных мышцах раскрылись рубиновые глаза. Тонкий змеиный язык облизал игольчатые клыки, и чемпион Хаоса встал.
Хаош не уништошить, - прошипели выплавившиеся из доспехов керамитовые губы. – Он – вешен.
Коракс недоверчиво покачал головой, когда Натракин поднялся на ноги. Из спины колдуна вырвался увенчанный жалом хвост, поднявшийся над плечом. Обрубок шеи оброс металлическими шипами, сформировавшими звериную пасть. Его руки опять охватило черное пламя.
Покоришь или умри. Иного не дано.
Сделав два стремительных шага, Коракс вогнал когти в новое лицо падшего чемпиона и оторвал существо от пола. По ним обоим заструился черный огонь, Натракин заорал и ударил когтями по голове примарха, разрывая кожу, плоть и металл. Коракс, не обращая внимания на боль, шагнул к варп-разлому.
- Хаос, может, и вечен, - прорычал он, подтаскивая Несущего Слово к порталу, – но не плоть.
Взревев, Коракс забросил Натракина во вращающуюся энергетическую сферу.
Та ярко вспыхнула, и колдун словно прилип к ее поверхности. Изнутри сверкающей сферы проступили смеющиеся и скалящиеся лица демонов. Когтистые лапы схватили колдуна и потащили в глубины, пока тот не исчез в буре потрескивающей энергии.
Коракс разбил ближайший сталагмит, который подпитывал разлом. Он стал кружить вокруг чудовищного алтаря, круша отростки из металла и кости. С каждым разрушенным шипом пульсация портала становилась более нестабильной. Когда примарх разрубил последний торчащий сталагмит, разлом исчез. Шок пробрал Коракса до самого естества, словно его сердце стиснул кулак. Но затем все прошло.
- Ложь, - пробормотал он, отворачиваясь. – Император и об этом мне сказал. Ложь и обман – единственное настоящее оружие Хаоса.
Но все же в его словах звучала толика сомнений, ибо Коракс знал, что самая убедительная ложь содержит в себе зерно правды.
Раны на лице жгли, плечо болело, но примарха ждал бой. Япет еще не был захвачен во имя Императора. 

Эпилог


Коракс стоял на мостике «Камиэля» наедине с Сагитой Алонс Неорталлин.
ТерминаторДата: Воскресенье, 22.09.2013, 14:37 | Сообщение # 43



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- Япет под моим контролем, а те, кто сотворил это с тобой, мертвы, - сказал он навигатору. – У Механикум есть корабль, на котором я смогу воссоединиться с легионом. Ты заслужила покой.
Примарх заколебался, вспоминая слова Натракина. Ему стало интересно, что же видела в нем навигатор? Какое существо узрела она своим варповым оком?
- Ты хороший человек, - прошептала она, словно в ответ на его невысказанный вопрос. – Хороший и преданный слуга Императора. Ни больше, ни меньше.
По покрытой шрамами щеке навигатора скатилась одинокая слеза, когда Коракс поднес коготь к ее изуродованному подбородку.
- Спасибо, - прошептала она.
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Коракс:Кузница Душ Гэва Торпа
Страница 3 из 3«123
Поиск: