Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 8 из 11«1267891011»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Атлас Преисподней Роба Сандреса
Атлас Преисподней Роба Сандреса
ТерминаторДата: Воскресенье, 16.06.2013, 17:17 | Сообщение # 106



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Клют обычно не поддавался соблазну совершать глупейшие героические жесты, но это было все, что ему оставалось. Инквизитор встал и осыпал Серых Рыцарей болт-снарядами, передергивая рычаг и надеясь, что хотя бы один из его отчаянных выстрелов найдет ржавую рваную дыру из тех, которые оставил на терминаторских доспехах демонический меч Торкуила. Оба Серых Рыцаря отвлеклись от поверженного Реликтора и подняли левые руки, извергая в Клюта огонь из установленных на запястьях штурмболтеров.
Для космических десантников Клют был всего лишь помехой, мухой, которую можно прихлопнуть без всяких усилий – и так бы они и сделали, если бы не радужный поток разноцветных осколков, который пролетел между ними и их целью. Чевак выхватил друга из-под огня и бросился вместе с ним за непристойный слаанешитский обелиск. Окутанный домино-полем плащ арлекина смутил врагов на миллисекунды, но их хватило, чтобы избежать смерти от взрывчатых снарядов. Новые выстрелы начали крошить камень фаллического монумента, за которым укрылись инквизиторы. Клют с трудом осознал, что его на самом деле не порвало на куски, и сбросил с себя все еще цепляющиеся за одежду руки Чевака, который только что спас ему жизнь.
– Где тебя носило? – спросил Клют, объятый холодной яростью. Он заставил всю свою свиту искать печально знаменитого Бронислава Чевака. А теперь, когда эти люди нашли его, этот самый Бронислав Чевак обрек их на верную смерть. – Я требую ответа, черт побери!
Чевак встретил жесткий взгляд Клюта.
– Ох, какие мы теперь серьезные! Что, Раймус, уже надоела Немезида Тессера? Ты думал, что Святая Инквизиция примет нас в распростертые объятья? Пора бы принять реальность, друг мой. Мы сами по себе.
– Это не игра! – взревел Клют. Подтверждая его слова, сверху посыпались куски кощунственных барельефов, отвалившиеся от огня Серых Рыцарей. – Гибнут люди. Люди, которые жизнями рисковали ради тебя. Твои люди! Я говорил это раньше, может быть, они ренегаты и еретики, но если мы используем их как пушечное мясо, не думая ни о последствиях, ни о простом человеческом сострадании, то мы не лучше, чем твари варпа и истинное зло, на которое мы должны охотиться.
Чевак посмотрел на него сквозь пыль, сыплющуюся с разносимого Серыми Рыцарями монумента. Зал-реликварий превратился в руины, укрыться было практически негде, да если бы они и попытались добежать до укрытия – даже под домино-полем – то, как подозревал высший инквизитор, меткие выстрелы Серых Рыцарей все равно бы их достали.
– Если ты так думаешь, – сказал Чевак бывшему аколиту, – то тебе очень не понравится то, что я сейчас предложу.
– Отвечай на вопрос, – прорычал Клют. – Где ты был, пока лучшие воины Империума рвали нас на куски?
Чевак извлек из бездонного кармана сосуд, похожий на колокол – стазисное хранилище. Оно болталось на ручке, как у масляного фонаря, и на нем блестел золотой символ, перечеркнутая горизонтальной чертой перевернутая подкова. Клют снова ощутил приступ гнева, но Чевак предостерегающе вскинул палец. Выстрелы прекратились. Он высунул голову из-за обелиска.
– Мы тут! – завопил инквизитор.
Серый Рыцарь, прижимавший к полу Саула Торкуила, снова вскинул штурмболтер. Второй затопал к ним. Снова спрятавшись за иссеченным болтами обелиском, инквизиторы услышали вселяющий уверенность грохот снарядов, ударяющихся в камень. Чтобы Торкуил остался жив, надо было и дальше привлекать к себе внимание Рыцарей.
– Что это, и каким образом оно достойно того, чтоб умирать за него? – резко спросил Клют.
– Это спасет нам жизни, – заверил Чевак и мрачно добавил, – но, Раймус, тебе надо подготовиться. Ничто не дается без риска. Будет сопутствующий урон.
Клют фыркнул.
– Оглядись. Везде кругом сплошной сопутствующий урон.
– Ты прав, хотя не понимаешь этого, друг мой, – сказал Чевак почти неслышно за грохотом выстрелов, затем повысил голос. – Это последний шанс. Ты хочешь, чтоб я их спас?
Клют подумал о пронзенном алебардой Торкуиле, о истерзанном Гессиане и слепой варповидице, даже о стюарде-сержанте Рурке и остатках его хемопсов, преступников и штрафников. Всем им остались минуты до смерти.
– Делай, если так надо, – со злостью проговорил инквизитор.
ТерминаторДата: Воскресенье, 16.06.2013, 17:18 | Сообщение # 107



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Чевак кивнул. Он поднял перед собой сосуд-колокол. Хранилище было выковано из тонкого матово-черного экранированного металла, который Клют никогда раньше не видел. Перевернутая подкова украшала скользящую панель, которую высший инквизитор убрал в сторону пальцем. Сосуд походил на темный фонарь с единственным отверстием, которое можно было открыть, чтобы выпустить свет. Но там не было света. Вместо него Клют узрел содержимое контейнера, автоматически вышедшее из стазиса, как только отодвинулась панель. Это был обычный эмбрион, свернувшийся на крошечном подвесном троне. Он выглядел человеческим, но на нем нельзя было задержать взгляд. Клют инстинктивно отшатнулся и едва не попал под огонь Серых Рыцарей, не в силах справиться со скручивающим желудок чувством иррационального страха и отвращения. Инквизитора стошнило прямо на слаанешитскую колонну. Он вытер рот кружевным платком и прохрипел:
– Что это?
Чевак постучал пальцем по чеканному золотому символу в виде перевернутой подковы.
– Заброшенный еретический проект, обнаруженный на лунах Гормы не кем иной, как инквизитором Пердифией Вонг, – с явным уважением сказал Чевак. – Клонированные эмбрионы, чьи гены были взяты у черных душ, людей с нулевым присутствием в варпе.
Держа носовой платок у рта, Клют показал на перечеркнутый символ.
– Присвоенный уровень, – пояснил Чевак, – омега-минус.
Брови Клюта поползли вверх. Уровень определял психические способности различных существ, измеряемые по шкале псионической силы и таланта. Даже те, кто не выглядел псайкерами, как сам Клют, имеющий уровень пи, имели определенную силу, которая часто выражалась как удача или интуиция, некое шестое чувство. Чем сильнее был псайкер, тем выше поднимался присваиваемый ему уровень, вплоть до альфы и альфы-плюс, обладатели которых были наделены чудовищной силой, способной уничтожать миры. Инквизиция предпочитала уничтожать таких индивидов на месте. Впрочем, Клют знал, что шкала простирается гораздо ниже его безопасного уровня, и чем ниже, тем сильнее становилось инертное, негативное психическое поле, излучаемое человеком. Некоторые из них были в определенной степени неуязвимы для психических сил и энергий варпа, некоторые, известные как «неприкасаемые» или «пустые», имели столь мощные поля, что одно их присутствие развеивало силы одаренных псайкеров и ранило их умы. Несомненно, «Атлас Преисподней» был создан из плоти такого существа. Омега-минус были практически неизвестны никому, кроме хозяев тайных храмов Оффицио Ассассинорум. Подавляющая нулевая аура эмбриона ощущалась даже Клютом, не имевшим психических талантов. Инквизитор представить себе не мог, что тот способен сделать с человеком, наделенным сверхъестественными способностями. А затем он понял, что вот-вот это выяснит.
– Чевак… – выдавил инквизитор сквозь грязный платок. Но было уже слишком поздно. Серый Рыцарь уже приблизился к ним. Вспышка света рассекла напополам фаллический обелиск Слаанеша, когда терминатор взмахнул алебардой «Немезида». Камень покосился и рухнул между Чеваком и Клютом, отчего обоим пришлось отступить. Огромная латная перчатка Серого Рыцаря опустилась на цветастое плечо Чевака, высший инквизитор повернулся и увидел прямо перед лицом два ствола штурмболтера. И тогда он вскинул стазисное хранилище прямо перед шлемом терминатора. Эмбрион лицом к лицу встретился с тем, кто удерживал его в плену, и огромная, непреодолимая психически-отрицательная сила волной обрушилась на воина Адептус Астартес. На протяжении веков толстый керамит и адамантий брони тактического дредноута защищали космического десантника от мириад разнообразных врагов и видов оружия, но они не могли сделать ничего, чтобы защитить его разум от нулевого поля, источаемого хрупким зародышем-парией.
В тот же миг раздался нечеловеческий вопль. Клинок психосиловой алебарды разбился, как стекло под воздействием самой высокой ноты, когда внедренная в металл пси-матрица взорвалась и разлетелась во все стороны. Клют и Чевак могли лишь предполагать, что то же самое произошло внутри шлема терминатора, ибо великан мешком осел на пол и перестал шевелиться.
Сбросив руку мертвого десантника, Чевак обратил нуль-луч, испускаемый стазисным хранилищем, на Серого Рыцаря, что возвышался над Торкуилом. Тот отшатнулся, как будто попал под ударную волну от далекого, но невероятно мощного взрыва. Он вскинул алебарду, но острое лезвие раскололось, как и у первой жертвы. Псайкер уронил древко, упал на спину прямо в коллекцию еретических реликвий, схватился руками за шлем и с воем умер.
ТерминаторДата: Воскресенье, 16.06.2013, 17:18 | Сообщение # 108



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Двое оставшихся демоноборцев быстро осознали, что находятся рядом с чем-то куда более смертоносным, чем Гессиан. Тяжело развернувшись, они оставили демонхоста, который кричал и дымился у стены пещеры, и нацелили клинки алебард на Чевака. Тот с театральной неестественностью вышагивал к ним, переступая через трупы и обломки. Серые Рыцари решили пронзить этого человечка в дурацком костюме могучими потоками призванных из варпа духовных молний. Но их силы не проявились, и это лишь дало Чеваку возможность опробовать на них свою новую игрушку. Ближайший к нему десантник просто упал на колени, схватился одной рукой за шлем, затем выгнулся, насколько позволял жесткий доспех, и повалился, будто казненный выстрелом в голову.
Последний Серый Рыцарь отбросил бесполезное древко сломанной алебарды и ухватился за последний шанс, положившись на свой опыт и мощь штурмболтера, чтобы разорвать высшего инквизитора на куски. Этот десантник тоже прижимал руку к боку шлема, но было неясно, чувствует ли он боль или же пытается связаться по воксу с кем-то в крепости Инквизиции наверху. Однако выстрелы разлетались по сторонам, поражая лишь древние артефакты рядом с Чеваком, и это говорило о страдании, испытываемом псайкером.
Вслепую стреляя в надвигающегося Чевака, Серый Рыцарь неуклюже отступал и давил по пути реликвии и проклятую археотехнику всей своей бронированной массой. Случайный огонь болтера все же задел Чевака и застал высшего инквизитора врасплох. Покачнувшись, Чевак упал назад, прижимая стазисное хранилище к себе, чтобы оно не повредилось. Луч негативного воздействия пронесся по залу-реликварию, превращая в пыль проклятые предметы и психически заряженные материалы. Но все эти небольшие вспышки распада и исчезновения были поглощены могучим взрывом позади. Часть древних варп-врат разлетелась, будто сверхновая, и превратилась в облако стремительно рассеивающейся пыли. Чевак ухватился за качающееся хранилище второй рукой и остановил его.
Облако развеянной призрачной кости осело на пол реликвария, и Чевак повернулся к застывшему в ужасе Клюту, который все еще прижимался спиной к обелиску. Четверть всего портала исчезла. Недоставало сегмента, который соединял верх и выпуклый отросток слева, где раньше была спиральная трещина.
– Упс, – только и сказал Чевак.
Оба инквизитора повернулись к последнему Серому Рыцарю, который, спотыкаясь, отступал к полностью открытой переборке. Больно было смотреть, как один из лучших воинов человечества унижается подобным образом. Клют и Чевак наблюдали, как могучий Адептус Астартес пытается уйти, крича от боли. Движения становились все медленнее, и наконец он замер и почти сразу же повалился вперед, так что по всей пещере эхом отдался тяжелый грохот адамантия. Все рыцари-псайкеры были мертвы, но крики не утихали. Клют кинулся через зал к высшему инквизитору.
– Чевак! – крикнул он, рухнул рядом с ним и захлопнул дверцу стазисного хранилища. Крики продолжались. Клют развернулся и бросился в направлении звука, а Чевак тем временем медленно поднялся на ноги. Рядом с ним лежал Саул Торкуил. Реликтор выглядел как сплошное месиво. Доспехи были расколоты, рассечены, покрыты вмятинами, мокры от крови и гидравлической смазки. Сервосбруя выглядела не лучше – кошмарное месиво искрящихся обрубков и сломанных инструментов. На правой, живой руке, которую он прижимал к изуродованной груди, не было кисти. Руки прикрывали самую страшную рану, зияющую дыра в сросшихся ребрах, в которой виднелось рассеченное сердце. Будто упырь над могилой, Чевак наблюдал, как бьется второе сердце Торкуила, поддерживая в нем жизнь. Взгляд технодесантника встретился с взглядом инквизитора. Корка запекшейся крови, покрывающей эбеновое лицо, треснула, когда космический десантник заговорил.
– Спасибо, – мрачно поблагодарил он. Высший инквизитор сначала не понял, но тела терминаторов Серых Рыцарей говорили сами за себя. Чевак победил заклятых врагов Торкуила и спас тому жизнь. Но триумфальная эйфория уже угасала. Настроения для поздравлений не было, и Чевак ограничился таким же невеселым кивком.
Клют уже добрался до Эпифани. Сверху спустился «Отец», прятавшийся под потолком, и завис над кучей больших ящиков рядом со сломанным паутинным порталом. Варповидица вползла в один из контейнеров, сжалась там и кричала в темноте. Клют открыл скрипучую крышку и увидел, что девушка лихорадочно шарит по дну ящика. Инквизитор осторожно взял ее за руку. Она походила на маленького ребенка, прячущегося от чудищ. Вытащив ее на свет, он увидел, что лицо и тело девушки запятнаны густой темной кровью, хлынувшей из носа и ушей. Она пропитала одежду и волосы, на щеках остались полосы от кровавых слез. Инквизитор сел и притянул ее к себе, обнимая, как отец. В красных глазах прорицательницы не было мыслей, она все заходилась непрекращающимся криком. Не выпуская ее, Клют зашарил в медицинской сумке в поисках мощного успокоительного. Найдя лекарство, он немедленно его вколол.
ТерминаторДата: Воскресенье, 16.06.2013, 17:18 | Сообщение # 109



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Сложно было представить, какую боль испытывала варповидица. Инквизитор видел, какое воздействие эксперимент Чевака оказал на могучих Серых Рыцарей. Когда сила, скрывавшаяся в стазисном хранилище, изливалась на них со столь близкого расстояния, у псайкеров не было ни единого шанса. Невероятно интенсивное поле псионической пустоты распространилось по всему реликварию и обожгло души даже псайкера и порождения имматериума, которые не находились под прямым излучением парии.
Эпифани все кричала, и Клют понял, что успокоительным тут не помочь. Тут он заметил, что именно она искала на дне ящика – табакерку, на которой она сидела и не могла ее найти, будучи не в себе. Клют нагнулся, подобрал маленькую коробочку, откинул крышку, окунул кончик пальца в кристаллический порошок цвета нефрита и покачал головой. Варповидица не воспринимала никаких уговоров, а из ее ноздрей все еще текла густая кровь. Оттянув окровавленную губу девушки пальцем, он начал втирать психический наркотик ей в десны. В обычных обстоятельствах Клют бы никогда такого не сделал, но он был не только инквизитором, но и врачом, и профессионализм позволил ему преодолеть стеснение. Он не многое знал о медицине псайканы, но это было все, что он мог придумать.
Эффект оказался почти мгновенным: психоактивные свойства «призрака» смягчили урон, нанесенный ее псайкерской сущности тем, что жило в стазисном хранилище. Крики прекратились, дух варповодицы успокоился, и лекарству наконец удалось лишить ее сознания. Клют проверил пульс и дыхание и, удовлетворенный, положил ее на пол.
Из-под челюсти «Отца» пополз пергамент. Клют встал, оторвал исписанный кусок и вгляделся в пустые глазницы сервочерепа. Этот удлиненный череп, паривший с пристыженным видом, когда-то принадлежал Фалангасту, мистику и настоящему отцу Эпифани.
– Она выживет. Я так думаю, – заверил инквизитор фамильяра. – Присматривай за ней, – наказал он дрону, прежде чем пойти к Гессиану.
По пути он прошел мимо стюарда-сержанта Рурка и жалких остатков савларских штрафников – двух выживших в бойне хемопсов. Теперь, когда битвы закончилась, гвардейцы занялись мародерством и снимали с тел павших товарищей все, что на них было ценного и полезного. Двое бандитов посмотрели на Клюта из-за газовых масок. Первый – бритый наголо широкоплечий громила, который по большей части состоял из шрамов, а второй, вернее вторая, – женщина с кислым лицом в защитных очках, на которых был установлен разбитый целеуказатель, видимо, дорогой как память. Оба увешаны собранным оружием – лазкарабинами, дробовиками и автовинтовками, свисающими с плеч.
Рурк, который привалился к витрине из дымчатого хрустального стекла, приказал:
– Джаггер, Нашида, помогите инквизитору.
Когда те отошли в сторону, Клют увидел, что стюард-сержант получил осколок в живот. В пылу сражения выстрелы Серых Рыцарей разбивали артефакты по всему залу, и гвардейцев осыпали их проклятые обломки. Одной рукой Рурк зажимал рваную рану, а второй держал изображение аквилы, которое свисало на шнурке с его шеи.
– Помогите лучше сержанту, – сказал Клют и бросил одному из штрафников – видимо, Нашиде – бинт и санисептическую жидкость.
– За меня не беспокойтесь, сэр, – выдавил сквозь стиснутые зубы Рурк, – у меня есть вера, она поможет.
– Сегодня, сержант, нам понадобится не только вера, – сказал Клют и подошел к Гессиану.
Сверхъестественная сущность демонхоста обычно хранила его от серьезных повреждений. Демон Гессиан и тело мальчика-слуги Фалангаста были двумя частями одного дьявольского чудовища, и даже ограниченные узами силы демона оберегали его вместилище от того, что могли сделать с ним оружие и силы стихий. Клют подумал, что в их число входила и духовная молния, которую выпустили в демонхоста острия психосиловых алебард Серых Рыцарей. Но ослабленный демон оказался совершенно беззащитен, когда на него обрушилась ударная нулевая волна «решения» Чевака. Тело вассала, утратившее неуязвимость, сильно пострадало от духовных молний.
Он лежал, прижимаясь к прохладной стене пещеры, и черная обугленная плоть смердела и дымилась. Кожа перестала светиться, глаза больше не были маслянистыми и мертвыми, как у куклы. Хозяин снова вернулся в искалеченное тело и неимоверно страдал, отчего глазные яблоки вращались в безмолвной муке. Где был Гессиан, Клют не знал. Инквизитор решил, что травма, нанесенная парией, была так сильна, что адская сущность забилась в какой-то темный угол души хозяина, чтобы зализать раны. Но с тем же успехом он мог предполагать, что чудовище было изгнано обратно в варп.
ТерминаторДата: Воскресенье, 16.06.2013, 17:19 | Сообщение # 110



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Клют решил облегчить страдания вассала-хоста, чтобы тот не впал в шок, и вкатил ему дозу успокоительного, какой хватило бы гроксу. Мальчик задрожал и погрузился в кому. Клют приказал гвардейцу Джаггеру найти что-нибудь подходящее и смастерить носилки или волокушу. Найти что-нибудь полезное – на это савларцы всегда были горазды.
Быстро проведав Рурка, которого неуклюже перевязывала Нашида, Клют подбежал к Торкуилу. Будучи Адептус Астартес, тот мог пережить даже самое тяжкое ранение со значительно лучшим исходом, чем обычные люди. Торкуил уже встал, хотя и едва держался на ногах, а кровь и священная смазка текла по изрубленным доспехам и капала на пол реликвария. Левой рукой он держался за плечо Чевака, пытаясь сохранить массивное тело в равновесии и не свалиться. Клют покачал головой: тут его мастерство было бессильно. Торкуил срочно нуждался в операции и уходе, который мог предоставить только больничный отсек корабля. Клют заговорил, глядя на Реликтора, но обращаясь к Чеваку:
– Надо вытащить его отсюда, – это прозвучало как обвинение. – Нам надо всех отсюда вытащить.
Чевак закусил губу. Он знал, что случится.
– Что ж, наш план побега немного испорчен, – ответил он.
Вероятность того, что это произойдет, существовала всегда, но все равно Чевак удивился, когда это случилось в действительности. Хотя Клют был медиком, в минуты гнева кулак у него был тяжелый. С гудящей челюстью и рассеченной губой высший инквизитор неловко отступил и рухнул на пол.
– Так придумай другой, и быстро, – резко сказал Клют.
– Это не поможет, – сообщил Чевак, но Клют уже перебил его.
– Как ты мог такое сделать? – прорычал он с растущим напряжением в голосе. – Ты знал, что эта штука сотворит с ними.
– Необходимый риск…
– Ты их мог убить.
Чевак ткнул пальцем в стазисное хранилище, которое поставил на огромную перевернутую урну.
– Я использовал его, чтобы спасти их. Без него Торкуил бы погиб. Мы все бы погибли. Отдаленно припоминаю, что мы обсуждали определенный сопутствующий урон.
– Обсуждали? – поразился Клют. – Как мы могли обсуждать, когда ты мне рассказал только половину? Я не знал, насколько это мощный предмет. Я не знал, куда ты нас заведешь.
– Ты хотел на Немезиду Тессера, – сказал Чевак, встал и поднял руки. – Поздравляю, инквизитор, вот ты и дома. Хорошо тебя встретили?
– Думаешь, что преподал мне урок, да? Я не это имел в виду, и ты об этом знаешь, – ответил Клют. – Ты хотел свою маленькую игрушку, сказал, что был тут раньше. Нарочно взял с собой Гессиана, чтобы включилась тревога, и ты смог получить доступ в другие помещения. Ты снова поставил на кон наши жизни ради какой-то очередной проклятой безделушки.
– Я обманул тебя, это ты хочешь сказать?
Клют яростно кивнул. Усталый и израненный Реликтор наблюдал, как они обмениваются обвинениями и оскорблениями над его вскрытой грудью.
– Как и ты обманом заставил меня привести «Малескайт» на Немезиду Тессера. Разве у меня был выбор? Раймус, ты мой брат-инквизитор и друг, возможно, единственный настоящий друг во всей вселенной. Но это не мешает тебе быть ханжой и напыщенным ослом.
– А ты – погибель для всех, кто следует за тобой.
Двое прожгли друг друга взглядами, полными гнева и разочарования.
– Слишком поздно, Раймус. Путь домой заказан, – внезапно смягчившись, сказал Чевак. Клют смотрел на него поблескивающими глазами. – Инквизиция будет охотиться на нас, как на ренегатов, которыми мы, собственно, и являемся. Ты же знаешь, что мы все пересекли черту. Ты должен принять это, брат. Я знаю, что тебе больно осознавать это, но это просто вопрос точки зрения. Мы не станем первыми невинными, которых преследовали Ордосы, не так ли? Но если Святая Инквизиция зашорена и скована своими негибкими убеждениями, то мы свободны – свободны действовать. Свободны делать работу Императора. Корбан Ксархос из Тысячи Сынов скоро использует психическую энергию спланированных массовых убийств, чтобы воплотить в реальности Маммошада – Царя Царей, Поработителя Малодушных Миров и Хранителя Склепа Бездны. Он доставит этого невероятно могущественного демона Тзинча своему хозяину Ариману на мире Мельмота. С помощью Маммошада Ариман сможет добиться того, о чем лучше не думать. Нравится нам это или нет, Раймус, но мы сделали это возможным.
ТерминаторДата: Воскресенье, 16.06.2013, 17:19 | Сообщение # 111



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Чевак снова ткнул пальцем в зловещего вида стазисное хранилище.
– Мы можем остановить его, пользуясь нужными инструментами. И мы должны ег остановить. Потому что если не мы, то кто?
Клют молчал долго, дольше, чем когда-либо, но постепенно его лицо начало смягчаться. Он оглядел зал, увидев мертвых, раненых и разбитые варп-врата.
– Чем нам помогут все эти разговоры об Аримане, Ксархосе и Маммошаде, когда они за полгалактики от нас? Мир Мельмота на другом краю Ока. А мы застряли в подземном реликварии под секретной крепостью Инквизиции, которая наверняка подняла тревогу наивысшего уровня и вот-вот обрушится на нас с яростью Бога-Императора.
Чевак улыбнулся и похлопал своего бывшего аколита по плечу.
– Да, шансы плачевные, это точно, – признал высший инквизитор, – но я побеждал и с худшими.
Чевак, к которому вернулась толика былого возбуждения и энтузиазма, подошел к похожему на гору трупу ближайшего терминатора и отстегнул герметично закрытый шлем. Пошарив в кровавой слякоти внутри, он выудил вокс-устройство, отряхнул его от жидкости, приложил к ухе и внимательно прислушался.
– Что там? – спросил Клют.
– Переговоры на военной частоте. Нехорошо, – сказал Чевак, пытаясь разобрать закодированный траффик в воксе демоноборца. – Немезида Тессера сейчас полностью изолирована. Все инквизиторы и их отряды предупреждены, что мы здесь. Инквизитор Циарро назначен ответственным за очищение.
– Циарро – пуританская свинья, – сказал Торкуил. – Но весьма эффективная свинья.
Клют согласно кивнул.
– Он отправит сюда всех, кого сможет.
Чевак начал расхаживать по залу как будто без всякой цели, с заинтересованным видом подбирать с пола артефакты и отбрасывать их через плечо, так что они гремели по полу и бились на куски. Он осмотрел доспехи тактических дредноутов Серых Рыцарей и спящих Эпифани и Гессиана. Наконец, он погладил призрачную кость поврежденного паутинного портала, дотронулся до одной из его выпуклостей и приложил ухо к поверхности. Потом он с обеспокоенным видом повернулся и покачал головой.
– Ну? – спросил Клют.
Чевак снова поднял вокс и пошел к остальной группе, прислушиваясь к новой информации, передаваемой по защищенному каналу.
– Мобилизуют четыре отделения Серых Рыцарей. Тем временем Циарро приказал направить вниз Тридцать второй королевский полк Верноподданных Васпики.
Чевак нахмурился.
– Штурмовики Инквизиции, – пояснил Клют. – Служат Ордо Маллеус. Сколько их?
– Весь полк.
Клют кивнул.
– Конечно. И твоя игрушка против них бесполезна.
– Похоже на то, – согласился Чевак и вдруг сорвался с места, торопясь подобрать стазисное хранилище и засунуть его в бездонный карман плаща.
– Сколько у нас времени?
– Они начали спускаться по шахте грузовых лифтов, еще когда включилась тревога, поэтому могут явиться в любой момент.
– У тебя есть план? – спросил Клют. Торкуил бросил на высшего инквизитора саркастичный взгляд.
– Всегда, – ответил Чевак неуверенным и отвлеченным голосом.
Он посмотрел на потолок пещеры. В какой-то миг, в хаосе битвы, рев сирен прекратился, но красные лампы все еще мигали, молча предупреждая об опасности.
– Сержант, – окликнул Чевак. – Пожалуйста, отключите верхний свет. И свой тоже.
– Как пожелаете, высший инквизитор, – отозвался Рурк и взял автовинтовку у Джаггера, который выглядел готовым убивать. – На счет три!
По команде стюарда-сержанта оставшиеся хемопсы принялись уничтожать лампы, тщательно прицеливаясь и разнося их смесью лазерных лучей и пулевых очередей. Постепенно в зале становилось темнее, и тени густели на глазах. Чевак поманил всех за собой.
ТерминаторДата: Воскресенье, 16.06.2013, 17:20 | Сообщение # 112



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– У варповидицы была правильная идея, – сказал высший инквизитор, ведя Клюта и Торкуила туда, где инквизитор оставил Эпифани с «Отцом». Тем временем савларцы закончили тренироваться в стрельбе на лампах, и все затопила тьма. Гвардейцы пошли следом – Джаггер и Нашида тащили Гессиана на самодельных носилках, а Рурк освещал им путь фонарем, прикрепленным к его винтовке. Все собрались перед ящиками с археореликвиями при свете единственного фонаря и холодных синих глаз «Отца». Клют посмотрел на Чевака, ожидая озарения, а тот стоял у разбитых варп-врат, снова прижав к уху вокс терминатора.
– И?
– Что?
– Ты сказал, что есть план.
– Они здесь, – понизив голос, прошептал Чевак и уронил наушник.
– И какой же план?
– Спрятаться, – сказал Чевак и бочком проскользнул в темный угол за психокостным порталом. Клют посмотрел на Торкуила и хемопсов, затем снова перевел взгляд на Чевака.
– Спрятаться. Это и есть твой план? – неверяще прошипел Клют.
– И ждать сигнала, – добавил Чевак легкомысленным тоном, будто напевая песенку.
Он вжался в арлекинский плащ и растворился в бархатной темноте, замаскированный домино-полем чужацкого одеяния. У Клюта не было времени спрашивать, какой это будет сигнал и что надо делать, когда они его получат. Надеясь сразу понять это, когда настанет время, инквизитор забрался в один из пустых и темных ящиков, как это сделала Эпифани. А пока что ему, как и его товарищам, оставалось только успокаивать себя в не предвещающей ничего хорошего темноте, прижимая к себе оружие и заталкивая внутрь новые патроны.
Прошел, как казалось, целый век. Все это время Клют слышал шорох шагов и периодический стрекот вокс-бусин. Он чувствовал, что везде ходят люди, но ничего не видел.
Верноподданные Васпики были преданными слугами Империума, славящимися тем, что они выполняли свой долг с абсолютной уверенностью и хирургической точностью. Гегемония Семи Звезд, зачиска Вило Руж от мутантов и холокост улья Декромунда – все это было делом рук Верноподданных. Послужной список и крепкая, как железо, вера были достойно вознаграждены: пятьсот лет этот полк должен был стоять гарнизоном и оборонять одну из наиболее засекреченных крепостей Святой Инквизиции. Штурмовики вряд ли позволили бы им улизнуть.
Вдруг Клют понял, что кто-то стоит перед его ящиком. Вглядываясь сквозь трещину в крышке, он увидел, что темнота снаружи движется. Одно пятно тьмы сменило другое – перед ним прошла какая-то фигура. Казалось, что даже сердце Клюта перестало биться, чтобы не выдать его присутствие солдату Инквизиции. Он слышал, как скрипит каменная крошка под легко ступающими ногами, как гудит оружие и техника неподалеку, и с трудом понимал, как гвардейцам удается двигаться по залу без ламп и фонарей. Прошло еще какое-то время, и несколько других темных силуэтов проплыли мимо. Они сходились к месту, где спряталась вся группа, несмотря на то, что те тщательно затаились.
Пальцы Клюта стиснули рукоять и рычаг пистолета-дробовика. Если его обнаружат, то инквизитор, по крайней мере, сможет обрадовать нашедшего залпом серебряной дроби вперемешку с солью святой Весты. Клют моргнул. И чуть было не пропустил сигнал. Глубокую тьму рассек обжигающий глаза свет. В одно мгновение энергия варпа выплеснулась из портала и заметалась между его краями, и тут же за ней последовал еще миллиард ослепительных вспышек. Зев портала снова превратился в рубленую, стеклянистую мозаику реальности – он работал снова, несмотря на повреждения и отсутствие изрядного куска. Врата сияли светом иных измерений, озаряя зал-реликварий подобно новорожденному солнцу.
Прямо перед Клютом, очерченный блеском портала, возвышался силуэт Верноподданного Васпики. Инквизитор плечом выбил крышку контейнера и вскинул кадианский пистолет, готовый сражаться с любой угрозой. От накопившегося напряжения он выстрелил слишком рано, не поняв, что солдат стоит к нему спиной. Верноподданный, что было вполне предсказуемо, в изумлении смотрел на врата, поэтому выпущенная в упор дробь просто разворотила его ранец. Штурмовик, одетый в черную кожу, развернулся, инстинктивно поднял хеллган и убил бы инквизитора аккуратным выстрелом в голову, если бы энергетический блок за спиной не был испорчен дробью. Солдат Ордо Маллеус отшвырнул бесполезное оружие – при этом его телескопические очки-псиоккулы забавно замотались по сторонам – и потянулся за пистолетом. Клют рванул рычаг и снова выстрелил, на сей раз пробив черный нагрудник гвардейца. Третий выстрел сбил того с ног, четвертый разбил и сорвал с лица псиоккулы. Штурмовик рухнул на пол пещеры и больше не двигался.
ТерминаторДата: Воскресенье, 16.06.2013, 17:21 | Сообщение # 113



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Клют осмотрелся. Невероятным образом ожившие варп-врата заливали все вокруг светом, рождая тени. Теперь было хорошо видно полночно-черные силуэты Королевских Верноподданных Васпики – целые рои солдат, которые прочесывали зал среди куч артефактов. Все уже держали хеллганы наготове, с прикладами у плеч, некоторые даже стреляли, но большинство прикрывало телескопические очки руками в кожаных перчатках. Когда штурмовиков назначили стражниками крепости Ордо Маллеус, им, как догадался Клют, выдали редкую экипировку, позволявшую отыскивать следы варпа и скрытые для невооруженного взгляда нематериальные сущности ведьм и демонов наподобие Гессиана, угнездившихся в человеческих телах. Это объясняло, почему штурмовиках не нужны были фонари – сквозь очки-псиоккулы зал, заваленный проклятыми артефактами, ярко сиял, как галактика в чистом ночном небе. Однако яркое варп-свечение активированного паутинного портала, видимо, на какое-то время ослепило их, что объясняло Клюту, почему он все еще не разорван на куски меткими залпами концентрированных лазерных лучей. Огромная, шатающаяся фигура Торкуила уже двигалась к варп-вратам, на одном разбитом наплечнике он нес Эпифани, которая, к счастью, не приходила в сознание. Штурмовики настойчиво желали им смерти: отдельные удачные выстрелы то и дело задевали испорченную силовую броню технодесантника, а «Отец» метался зигзагами, спасаясь от огня. Савларские хемопсы, к несчастью, сделали то, к чему были приучены, а не то, что от них ожидалось. Они должны были отступать, как Клют и Торкуил, а вместо этого ввязались в бой. Рурк, Нашида и Джаггер атаковали ослепленного врага, пользуясь преимуществом и торопясь убить как можно больше.
– Бегите! – прокричал Клют и сам помчался к сиянию межпространственного перехода. Хемопсы положили трех ближайших штурмовиков, но Верноподданных Васпики оставался еще целый легион, и они немедленно ответили, как и подобало натренированным гвардейцам. Потрепанное трио савларцев притягивало к себе лазерные лучи, будто мощный магнит. Точным выстрелом Нашиде снесло затылок, Джаггер попал под перекрестный огонь нескольких лазеров. Весь в ожогах от прошедших вскользь лучей, со стиснутой в одной руке винтовкой, этот громила с трудом вытащил обмякшее тело Гессиана из носилок и поволок его к светящимся вратам. На стюарда-сержанта Рурка обрушился настоящий шквал выстрелов, и он повалился в кучу древних реликвий Хаоса.
– Нет! – закричал Клют, увидев, как Джаггер бросил тело Гессиана и побежал обратно за своим сержантом-надзирателем. Штурмовики уже приближались к порталу, поднимали псиоккулы и с убийственной меткостью поливали проход огнем.
– Уходи! – выдохнул Рурк обожженными легкими. Джаггер, похоже, передумал и развернулся. Хемопсу удалось бы спастись, если бы не Верноподданный, который вышел из-за портала, где в соответствии с приказом выискивал еретиков. Штурмовик почти в упор выстрелил Джаггеру в горло и повернул ствол хеллгана на Клюта, который схватил Гессиана за запястье и волок его к вратам. Инквизитор оказался лицом к лицу с неумолимым штурмовиком, который уже готов был его убить – или, скорее, казнить. Но тут за Верноподданным возник Чевак. Высший инквизитор дернул застежку под подбородком штурмовика и сбил с него каску. Тут же на череп солдата обрушилась позолоченная обложка «Атласа Преисподней». Гвардеец повалился, как убитый – вполне вероятно, что таковым он и являлся. Чевак выскользнул из укрытия и бросился в костяную арку портала, подхватив Гессиана за черную окровавленную руку. Вдвоем с Клютом они втащили истерзанное и обожженное вместилище демона в сверкающий разрядами статики овал.
Клют сразу же заметил, как здесь было тихо. Паутина и без того была странной и чуждой, но из-за полного безмолвия казалось, будто они погрузились в совершенно иную среду. Торкуил уже был внутри и положил наземь Эпифани, чтобы заняться своими собственными ранами. Над варповидицей, все еще не пришедшей в сознание, парил «Отец». Как только они все оказались в Паутине, Чевак тут же начал закрывать врата, но он не мог сделать это мгновенно. Верноподданные Васпики воспользовались возможностью, чтобы обстрелять беглецов. Клюту пришлось упасть рядом с коматозным демонхостом, чтобы спастись от тех лазерных лучей, которым удавалось проникнуть в расколотую реальность Паутины. Один ненормальный штурмовик, которого, видимо, не устраивала стрельба в зияющий портал, бросился туда сам. Верноподданный мог бы и убить изумленного Чевака или кого-то из его товарищей, но невероятная, чуждная природа иного измерения поразила его настолько, что он замер, так и не выстрелив. Единственной уцелевшей рукой Торкуил схватил штурмовика за затылок и с силой рванул навстречу своей бронированной груди. Удар о керамит лишил солдата сознания, и Реликтор швырнул его обратно в искрящиеся врата. Через несколько секунд межпространственный вихрь превратился в твердую материю. Проход закрылся, и опасность осталась позади.
ТерминаторДата: Воскресенье, 16.06.2013, 17:22 | Сообщение # 114



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– Этот, похоже, пойдет на повышение, – полушутя заметил Чевак.
– Я думал, портал поврежден, – наконец сказал Клют, озвучив то, о чем думал и Торкуил. – Ты же сказал, что наш план побега испорчен.
– Да, портал был поврежден, но не сломался, – триумфально возвестил Чевак. – Ударная волна отрицательной психической энергии, выпущенная Омега-минус, вырубила врата, как демонхоста и варповидицу. Им всем надо просто восстановиться, как это уже сделали врата. Надо бы тебе немного пообщаться с костопевами Ияндена. Это чужаки-архитекторы. Они многое мне поведали о рунах и психокости.
– Я сейчас немного занят, – саркастично заметил Клют.
– Целостность призрачного поля на пороге меж измерениями зависит не от физических параметров, – с видом знатока объяснил Чевак. – Они просто отмечают место, где действует поле.
– Уже жалею, что спросил, – ответил Клют и посмотрел на Торкуила.
– Поле поддерживается неким свойством шипов и выступов? – предположил тот.
– Независимо от урона, нанесенного другим архитектурным деталям психокости, – улыбнулся Чевак. – Вот он понимает.
– Захватывающе, – сказал Клют голосом, который явно демонстрировал, что чувствует он прямо противоположное. Взвалив на плечи Гессиана, он побрел прочь. – Можешь все рассказать по дороге.
– Мы – грубая, но функциональная раса, – продолжал Чевак. – Эльдары же – эстеты галактики. Они скрывают самое важное в украшениях.
Лекция обещала быть долгой.
– Кто-нибудь, ну хоть кто-то, пожалуйста, пристрелите меня, – простонал Клют.

Уходят

АКТ III, ПЕСНЬ III
Археопалуба, вольный торговый корабль «Малескайт», Око Ужаса
Входят ЧЕВАК, КЛЮТ и «ОТЕЦ», сопровождаемые БРАТОМ ТОРКУИЛОМ, который несет ЭПИФАНИ и ГЕССИАНА

К изумлению Клюта, на археопалубе их ожидала бригада медиков во главе со старшим хирургеоном. Врачи, сидевшие на ящиках и бочках рядом с Затерянным Сводом Уриэн-Мирдисса, сначала онемели от удивления, но сразу же пришли в себя и взялись за дело, набросившись на Чевака и его свиту с носилками, инструментами и бинтами.
Высший инквизитор почувствовал себя неуютно от такого внимания и приказал хирургеону не суетиться, а заняться Торкуилом и теми, кто был без сознания. Подъехали каталки, и технодесантник уложил на них обмякшие тела Эпифани и Гессиана. Клют как будто вернулся в прошлое, в мир медицинского жаргона и протокола. Он определил тяжесть ранений, дал указания санитарам и разъяснил корабельному хирургеону необычные особенности как пациентов, так и условий, при которых они получили травмы.
Тем временем Чевак запечатывал рунами Затерянный Свод и боролся со странным чувством, которое ощущал в своих подошвах и животе.
– Доктор Страхов сообщил, что вы связались с лазаретом до того, как мы ушли, и приказали бригаде медиков ожидать у портала, – сказал Клют, взял чистое полотенце и начал вытирать руки от крови Торкуила.
– Костюм варповидицы, – рассеянно пояснил Чевак. – Она знала, что будет бой, хотя едва ли могла предсказать, какую роль в нем сыграет.
– Ты все знал заранее, – Клют помолчал и добавил: – Милорд.
– Обязательно снова поднимать эту тему?
– Ты намеренно завел нас в ловушку, – обвинил его инквизитор, – чтобы она сработала, а ты мог бы завладеть этим проклятым стазисным хранилищем.
– Это правда, и если ты спросишь меня, сделал бы я это снова – да, стал бы. Извини, что разочаровываю, Раймус, но вселенная не такова, какой кажется при первом взгляде на звезды. Она не черно-белая. Решения не всегда бывают правильными либо неправильными. Они трудны, но иногда их просто надо принимать, руководствуясь соображениями высшего блага.
– У моих людей было право знать, – угрюмо настаивал Клют. – У меня было право знать.
– Мне жаль, Раймус. Мне действительно жаль.
– Проклятье, если бы ты рассказал нам об этом, был бы приличный шанс, что мы бы все равно согласились идти с тобой.
Чевак улыбнулся.
– И стали бы еще большими глупцами. Войти в сверхсекретную крепость Инквизиции и украсть из ее реликвария еретические артефакты? Даже я удивлен, что мы убрались оттуда живыми, а я обычно оптимистично настроен относительно наших авантюр.
Клют покачал головой, заново переживая кошмар на Немезиде Тессера.
– Я бы назвал это удачей.
– Ну, – снова улыбнулся Чевак, – разве фортуна не благоволит храбрым?
ТерминаторДата: Воскресенье, 16.06.2013, 17:22 | Сообщение # 115



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Клют кивнул и тоже улыбнулся.
– У нас все получится, если ты будешь доверять мне. Понятно, не надо рассказывать мне все свои мысли, но ведь можно хотя бы делиться той информацией, которую ты предпочитаешь держать при себе. Например, куда мы летим и насколько вероятно, что мы там погибнем.
– Попробую, – загадочно ответил высший инквизитор. – Но только если ты положишь конец этим странным фантазиям насчет того, что мы нужны Священным Ордо, причем не только из-за секретов, которые можно вырвать из наших черепов.
Клют с притворным сомнением покачал головой.
– Попробую, – наконец сказал он, но Чевак уже отошел в сторону.
– Чевак? – окликнул инквизитор. Он повернулся, осмотрел огромное пространство ангара и вдруг понял, что медицинская бригада не просто удивленно созерцала Свод, прежде чем броситься им на помощь. До этого они смотрели на что-то другое. Клют догнал высшего инквизитора и услышал:
– Я это почувствовал, едва только коснулся ногами палубы. Не сразу понял, но сейчас ощущаю это нутром. Корабль движется.
Да, корабль двигался. Точнее, накренился и резко разворачивался. Хейнус Регула, бесплодный и усеянный кратерами сферический спутник ржавого цвета, удалялся, а с правого борта показался ледяной мир Немезиды Тессера. Скрытое доселе солнце выглянуло из-за изогнутого края планеты, сверкая, будто алмаз в кольце. Зрелище было, бесспорно, прекрасное, несмотря на то, что ледяной мир, удаленный от солнца, был покрыт глубокими тенями. Зловещая тьма, окутывающая выбеленные снегом и истерзанные метелями равнины, выглядела вполне подходящей маскировкой для сверхсекретной крепости Инквизиции. Но инквизиторов беспокоил не пейзаж. Их внимание привлек небольшой флот из темных кораблей, которые поблескивали в лучах набирающего силу солнца, поднимаясь из множества потайных доков, разбросанных по системе.
Корабль качнулся вперед, как будто от толчка колоссальной силы. Клют упал на Чевака, который подхватил его и помог сохранить равновесие. В ангаре завыла тревога, ее подхватили сирены на археопалубе и по всему кораблю. Коридоры затопило звуком и светом.
– Боевые станции… – пробормотал Чевак и перевел взгляд на Клюта.
– Мостик? – спросил инквизитор.
– Мостик, – согласился Чевак.
До командной палубы было недалеко – небольшая пробежка и краткий подъем на лифте. Какофония сирен разрывала уши, всюду мигал свет. Мимо пробегали сервы из Торгового Владения – глаза у них были испуганные, но люди сохраняли спокойствие и действовали целеустремленно, как их и обучали. Выпущенные с тюремных палуб савларцы занимали противоабордажные позиции, а технопровидцы и механики устремились на корму, чтобы посмотреть, что можно сделать с поврежденными участками корабля.
Клют чуть не столкнулся с энсином Торрес, который тут же выпалил:
– Слава Трону, вы здесь! Капитан требует вашего присутствия на мостике.
Клют не заставил себя ждать и побежал, продираясь сквозь толпу артиллеристов, движущихся к левой батарее «Малескайта». Проводив инквизитора взглядом, парень перевел взгляд на Чевака. Инквизитор остановился, схватил того за плечо и наклонился, почти прикоснувшись к уху губами. Под оглушительный вой сирен высший инквизитор прошептал энсину приказ и подтолкнул в нужном направлении. Энсин неуверенно посмотрел на Чевака. Тот решительно кивнул, и паренек поспешил прочь.
Когда они прибыли, на мостике царила тревожная тишина. Корабль, разогнавшийся до субсветовой скорости, глухо рокотал, и звук поднимался по палубам и архитектурным украшениям трансепта. Экипаж на мостике, как и капитан, угрюмо молчал, как будто повышенный голос или доклад могли магическим образом повлиять на их шансы остаться в живых. Клют и Чевак прошли через мостик и встали по бокам капитанского трона. Торговый корабль тем временем взмыл над полюсом еще одной пыльной луны.
ТерминаторДата: Воскресенье, 16.06.2013, 17:23 | Сообщение # 116



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– Дать задний обзор, – приказала Торрес. Сводчатый экран, показывавший луну, подернулся помехами, а затем переключился на вид с кормы. Немезида Тессера и Хейнус Регула теперь были довольно далеко позади. Грохочущие двигатели «Малескайта» на полной скорости уносили его от секретной базы Инквизиции. Целая стая системных кораблей и мониторов, вылетевших из потайных доков, приближалась к торговому кораблю. Их задача была проста: не давать незваным гостям приближаться к секретному миру-крепости. Внешне они полностью соответствовали своему назначению. Мониторы, лишенные огромных громоздких варп-двигателей, могли позволить себе мощные субсветовые аналоги, чудовищно толстую броню и жуткие лэнс-пушки, торчавшие впереди уродливыми бушпритами, которые могли одним залпом рассечь вражеский корабль пополам. Была тут и целая плеяда кораблей самых разных форм и размеров: перевооруженные фрегаты Имперского военного флота, грузовозы и даже немногочисленные суда ксенопроисхождения. В них Клют узнал личные корабли инквизиторов, которые с явным энтузиазмом присоединились к погоне, надеясь сразить еретическую добычу и прославиться.
– Снова засечены энергетические сигнатуры прямо по курсу, – доложил лейтенант с повязкой на глазу, как и Торрес, одетый в форму Имперского флота. Он сидел на другой стороне мостика, за несколькими руническими экранами.
– Маневр уклонения! – крикнула Торрес. – Угол минус четыре тысячи, накренить корабль на левый борт и снизиться.
Капитан не осознавала, что инквизиторы стоят рядом с ней. Она была слишком занята спасением своего корабля. Все, что могли сделать Клют и Чевак – смотреть, как толстые лучи смертоносной энергии бьют в борт и нос «Малескайта». Клют почувствовал, как корабль сотрясается от ответных залпов из лэнс-орудий, и схватился за перила.
– По нам выпущены торпеды! – с пугающей педантичностью известил лейтенант.
– Мне нужна эта проклятая ведьма, здесь и сейчас! – прошипела Торрес.
– Эпифани в больничном отсеке, – возразил Клют.
– Что, варпова девка сломала ноготь? Плевать, курс прыжка надо было проложить еще десять минут назад.
– Она без сознания. И да, это я виноват, – сказал Чевак.
– Ну, как обычно, – с отвращением сплюнула Торрес. На кормовом экране показалась пара торпед, мчащихся среди приближающихся мониторов, адамантоносцев и Черных Кораблей Инквизиции. Системные корабли и экзотические транспорты ордо разошлись в стороны, пропуская вперед более крупный крейсер.
– Я добился частичной идентификации, капитан, – объявил одноглазый офицер.
– Валяй, лейтенант, – приказала Торрес, не сводя глаз с приближающихся торпед и корабля, который их выпустил.
– «А-А-Астартес-охотник», – запинаясь, вымолвил офицер, – под названием «Юстикариус» – Орден Серых Рыцарей.
Торрес что-то буркнула про себя и спросила:
– А остальные?
– Сигнатуры под кодировкой ордо, капитан. У нас нет такой информации.
Торрес переключила вокс трона на другой канал.
– Расчеты турелей, приготовиться, – распорядилась она. Весь мостик затих, увидев на экране стремительно несущиеся к кораблю торпеды. Тьма космоса вокруг «Малескайта» озарилась резкими вспышками турельного огня, а затем осветилась еще ярче, когда удачный выстрел взорвал вторую торпеду на подлете. По кораблю пронесся грохот. Первая торпеда, казалось, во что бы то ни стало стремилась попасть во врага, и ей удалось проскочить сквозь запутанный лабиринт огня, созданный расчетами турелей.
– Приготовиться к столкновению! – закричала Торрес на весь мостик и на всех открытых вокс-каналах. Чевак схватился за спинку трона, а Клют налетел на перила, когда обоих швырнуло вперед от взрыва в кормовой части корабля. Логические устройства и приборы на командной палубе словно обезумели, заполнившись потоком данных от сервиторов и офицеров, докладывающих о повреждениях и потерях.
– Лейтенант, доложить о нанесенном ущербе, – резко приказала Торрес.
– Данные все еще поступают, капитан.
ТерминаторДата: Воскресенье, 16.06.2013, 17:24 | Сообщение # 117



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– Что у тебя уже есть? – потребовала она. Офицер зашагал вдоль ряда когитаторов, пытаясь воссоздать четкую картину угрозы, которой подвергался корабль. – Корпус пробит?
– Да, капитан. Столкновение и взрыв повредили основной грузовой трюм, – ответил лейтенант и снова вгляделся в данные. – Также восточная часть тюремных отсеков. Фактически, повреждена большая часть нижних палуб, их приказано запечатать.
– А медицинский отсек? – спросил Клют.
– Информация отсутствует, милорд.
– Археопалуба? – нетерпеливо добавил Чевак.
– Археопалуба уцелела, – подтвердил после мучительной паузы лейтенант, глядя на мерцающий рунический экран. – Подождите, – попросил он и поправил настройки вокс-наушников. – Технопровидец Автолик подтвердил наличие небольших повреждений в варп-двигателе. Техники Механикус уже там.
– Мне нужна эта чертова девка! – выкрикнула Торрес. – Надо сделать прыжок, пока это еще возможно.
– Если это еще возможно, – невесело поправил Клют. – А как насчет экстренного ближнего прыжка вслепую?
Клют знал, что капитаны порой совершали такие прыжки без помощи навигаторов, когда дистанция была мала, и ориентироваться в имматериуме не требовалось.
– Точка прыжка выглядит довольно спокойной, но мы сейчас слишком близко к Оку. Безопасный ближний прыжок здесь просто невозможен.
– Торрес, – позвал Чевак, наклонившись над троном. Дверь лифта открылась, появился энсин, с которым Клют столкнулся в нижнем коридоре. Перед собой он катил грузовую тележку, на которой стояла подвесная клетка. Чевак приказал доставить на командную палубу безумного навигатора Распутуса Гвидетти. – У нас есть другой вариант.
– И чертовски надежный, – добавила капитан, переводя взгляд с Гвидетти на высшего инквизитора. Поджав губы, она нажала на вокс-переключатель в подлокотнике трона. – Инженариум – подготовиться к ближнему прыжку.
Грубый металлический голос технопровидца Автолика донесся в ответ, едва различимый на фоне хаоса, царившего в инженариуме. Торрес хмуро взглянула на лейтенанта.
– Технопровидцу нужно еще шесть или семь минут, чтобы перенаправить потоки энергии в поврежденном секторе и полностью восстановить питание варп-двигателя, – перевел офицер. Капитан Торрес содрогнулась от ярости и резко откинулась на спинку трона.
– Он может поддерживать поле Геллера, но, к сожалению, на этот период придется отключить генераторы пустотных щитов, – добавил лейтенант. Торрес только недоверчиво уставилась на него. – Знаешь, я не думала, что они так встретят инквизитора, – откровенно обвиняя, заявила она Клюту.
– Вы миновали патруль? – спросил Чевак.
– Нет. Идея спрятаться за Хейнус Регула была хороша, но не нова. Мы наткнулись на корабль наблюдения, который тоже скрывался в зоне, закрытой для сканирования и сигналов.
– И что вы сделали? – спросил Клют.
– А как вы думаете, что я сделала, высший инквизитор? Корабль немедля атаковал нас. Я его уничтожила.
– «Юстикариус» приближается, – доложил лейтенант. – Он собирается атаковать торпедами.
– Торрес, дай технопровидцу немного времени, – сказал Чевак, опустившись на колени рядом с троном.
– Торпеды ждать не будут, – жестким голосом напомнила она.
– Тогда надо поместить что-то между ними и нашим кораблем, – посоветовал Чевак и указал на бурлящий шар штормов – Геронтию, газовый гигант, который дурным знамением вращался в верхней части основного сводчатого экрана. Система колец Геронтии, огромная под стать ей самой состояла из камней, льда и небесного металла, которые мчались сквозь космос, обвившись рваным поясом вокруг колоссального брюха планеты.
Вся эта система, вращающаяся под углом к оси планеты, напоминала лежащий на боку вокс-диск, который состоял из неровных колец с узкими промежутками. Торрес посмотрела, куда указывал Чевак, и поняла, что он говорит о кольцах, а не о планете.
– Чевак! – встревожился Клют.
– Может, нам хватит уже опасностей? – спросила Торрес.
– Да, их хватает, – согласился моложавый инквизитор. – Просто надо быть вежливыми и не жадничать. Давайте поделимся частью этих опасностей с нашими преследователями. Торрес понадобилось несколько драгоценных секунд, чтобы обдумать это.
– Рулевой, – приказала она. – Немедленно измените курс. Направление – экваториальный пояс Геронтии.
– Как это – варп-прыжок внутри системы колец? – запаниковал офицер.
ТерминаторДата: Воскресенье, 16.06.2013, 17:24 | Сообщение # 118



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– Так же, как обычный, только еще опаснее и сложнее, – мрачно ответила капитан.
«Малескайт» приподнял нос и устремился к гибельному месиву из обломков, безмолвно вращающемуся над планетой. По мере приближения стало видно, что дымка из крошечных частиц пыли скрывала под собой колоссальные айсберги и скалы, которые вращались и неслись сквозь вакуум под разными углами и на различных скоростях.
– Выпустили торпеды, – сообщил лейтенант. Две ярких полосы понеслись сквозь тьму космоса к «Малескайту», но сам «Юстикариус» начал замедляться – космическому десантнику, командовавшему кораблем, явно не слишком хотелось лететь за ними в орбитальный водоворот.
– Расчетам турелей – приготовиться, – приказала Торрес.
– Рулевой, – добавил Чевак, – подвести корабль к полю обломков так близко, как только возможно.
Капитан закатила глаза.
– Сделать, как он говорит.
И снова вторая торпеда приняла на себя большую часть огня турелей, а первая проскользнула через паутину лазерных лучей. Вторая взорвалась на безопасном расстоянии от ускользающего «Малескайта», первая целилась прямо в его незащищенное брюхо. Нос корабля Торрес рассек завесу из обломков льда и металла, по броневым плитам брони застучал дождь фрагментов, выбивая искры и крошечные взрывы. Торпеда, готовая поразить корабль, не смогла проникнуть сквозь эту преграду и врезалась в большой неправильной формы кусок никеля. От взрыва весь корпус корабля пронизала дрожь.
«Малескайт» вырвался в прореху между двумя крупными кольцами, и несколько системных кораблей попытались последовать за ним. Видимо, их капитаны хотели впечатлить командующих из Ордо своими умениями, верой и рвением. Два монитора, адамантоносец и тяжеловооруженный транспорт устремились за торговым кораблем, повторяя его безумный путь по полю обломков, через бездну пустоты меж стенами ледяного каньона, сквозь пыль и вращающиеся глыбы, среди которых едва мог проскользнуть корабль.
Чевак с удовлетворением отметил, что остальной флот, включая «Юстикариус», личные корветы, фрегаты и странные суда ксеносов, двинулся назад. Вероятно, они сочли эти корабли слишком ценными, как и надеялся высший инквизитор. Только у субсветовых системных кораблей нашлись достаточно отчаянные или глупые капитаны, чтобы полететь за «Малескайтом».
Один из них выпустил наудачу мощный энергетический луч, и кораблю пришлось слегка накрениться, что сразу ощутили находящиеся на мостике. Чевак указал на маленькую луну, диаметром не более четырехсот метров, которая тихонько ползла по своей орбите среди ледяной дымки и летающих обломков. Торрес сразу поняла намерения высшего инквизитора и кивнула.
– Подготовить батарею правого борта, – сказала она, переключив вокс в подлокотнике трона. – Цель – луна, стрелять, как только подойдем на достаточное расстояние.
Сервы из Торгового Владения, обслуживающие орудия, вряд ли догадывались, почему капитан приказывает стрелять из лазерных пушек по пролетающей мимо луне, но подчинились и осыпали миниатюрный, покрытый кратерами спутник градом выстрелов. Тот сорвался с орбиты и разлетелся на сотню кусков, помчавшихся в разные стороны. Осколки начали сталкиваться с другими фрагментами, обломками и космическим мусором и превратили часть кольца в полный хаос. Адамантоносцу просто не повезло. Плоский кусок металла налетел на него и вонзился в двигатель по левому борту, на чем погоня для системного корабля закончилась. Ведущий монитор, тот, который недавно попал лазерным лучом в «Малескайт», совершил невероятный маневр и избежал столкновения со все еще раскаленной выщербленной четвертушкой луны.
Более мелкие фрагменты дождем обрушились на тяжело бронированный нос монитора и замедлили его. Вооруженный грузовоз оказался более вертким и легко последовал за первым кораблем в его кильватерной струе. Второй монитор, который шел следом, был не таким везучим. Навстречу ему летел фрагмент луны, лобовое столкновение было неизбежно, и в последний момент монитор попытался выстрелить из своего мощного лэнс-орудия. Чудовищный взрыв уничтожил корабль, превратил кусок планетоида в пыль и еще сильнее разметал во все стороны спокойно вращавшееся кольцо.
Последний монитор тут же выстрелил, видимо, скорее от гнева и досады, чем осмысленно. И все же высокоэнергетический луч угодил прямо в левый бок «Малескайта». Клюта на этот раз отшвырнуло к трону, а Чевак упал на клетку визжащего Гвидетти.
– Доложить об уроне! Инженариум, когда заработает чертов варп-двигатель? – завопила в ярости Торрес. Мостик снова заполнило неразборчивое бормотание технопровидца Автолика, но капитан проигнорировала его.
ТерминаторДата: Воскресенье, 16.06.2013, 17:24 | Сообщение # 119



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– Задеты: лопасть стабилизатора по левому борту, – начал перечислять офицер, – эфирные лопасти по левому борту, система дальнего сканирования, приборы связи, станина левого субсветового двигателя. Теряем энергию и скорость.
Лицо капитана осунулось, но в тот же миг снова исказилось от гнева.
– Остановиться. Повернуться к ним левой батареей.
– Одно попадание того монитора, и корабль будет разорван пополам, – предупредил Клют, надеясь привести в чувство Торрес, обычно трезво оценивающую свои шансы. Чевак снова повернулся к ней.
– Мы уступаем в огневой мощи, и это понятно. Надо сделать то, на что они не способны, – он наклонился над перилами, вглядываясь в рунический экран внизу, и указал на него. – Кольца не одинаковы. Некоторые сегменты плотные, другие редкие. Мы приближаемся к промежутку между ними. Нужно проскочить в него. И пусть враги сделают то же.
Торрес глянула на офицера, чтобы тот подтвердил наличие промежутка, хотя этого можно было и не делать. «Малескайт» продолжал двигаться по инерции и на тяге правого двигателя, и капитан уже могла видеть пространство между кольцами на главном сводчатом экране.
– Последний приказ отменен, – сказала она, сев обратно на трон. – Готовиться к резкому повороту направо, на полной скорости. Молитесь Богу-Императору, чтобы это сработало, – добавила она, обращаясь к Чеваку.
– Если я не прав, молитвами тут не поможешь, – угрюмо ответил Чевак.
– Вражеский корабль перезарядил орудие и готов стрелять, – сообщил лейтенант.
– Рулевой, начать разворот, – скомандовала Торрес.
Маневр был опасный, корабль начал стенать и скрипеть. Вся команда ощутила на себе тягу центробежных сил, как чувствовал ее и сам «Малескайт». Луч энергии пролетел мимо истерзанной кормы и исчез в дымке. У монитора и грузовоза остались секунды на размышление о том, последуют ли они за беглецами.
Командиру тяжеловооруженного грузового судна явно надоели выкрутасы «Малескайта», и он начал подниматься к верхней части поля обломков. Более широкий и менее маневренный монитор тем не менее устремился в узкий неровный промежуток между кольцами. Чевак рассудил, что капитан монитора намерен еще раз выстрелить в торговый корабль в том месте, «Малескайту» будет сложно маневрировать. Но преследователю не представилась возможность совершить этот выстрел. Монитор не рассчитал поворот, корму занесло, и она столкнулась с несколькими айсбергами, вращающимися на краю промежутка. Корабль развернуло от ударов и потащило в глубины кольца, где обломки и космический мусор раздробили его на части. Монитор зрелищно взорвался в тумане кольца, а его останки превратились в пыль под ударами мелких фрагментов, осыпавших искалеченный корабль со скоростью и силой болт-снарядов.
Торрес могла не беспокоиться по поводу маневренности своего корабля – ее приказы, инстинктивные поправки курса и реакция рулевого были почти идеальны. Проблемой являлась скорость. Субсветовой двигатель остался только один, и становилось все сложнее удерживать правый борт подальше от стены проема, состоящей из острых обломков и колоссальных гор льда. Оставались мгновения до следующей прорехи между кольцами, когда «Малескайт» начал содрогаться. Из-за низкой скорости он все-таки попал в поле обломков, и с грохотом лавины по броне правого борта простучало множество легких ударов. Когда торговый корабль вырвался в открытое пространство следующего промежутка, он выглядел так, будто его обжарили с одного бока. С правого борта начисто сбрило все антенны, выступы и архитектурные украшения, остались только борозды, как на распаханной ледником равнине.
Торрес осела на троне, переводя дух. Адреналин постепенно уходил из крови, опасность осталась позади.
– Полный вперед. Лейтенант, курс вверх, выходим из системы колец, – приказала Торрес и добавила в вокс трона: – Технопровидец, повторяю, где мой проклятый варп-двигатель?
«Малескайт» начал подниматься из кружащегося поля льда и обломков. Клют стиснул плечо капитана.
– Отличная работа, Рейнетт, – улыбнулся он. – Первоклассная, честное слово.
Чевак к ним не присоеднился. Он снова перегнулся через перила, чтобы лучше рассмотреть рунический экран, на котором увидел промежуток между кольцами. Тем временем все на мостике поздравляли друг друга и радовались, что спаслись. Только сервиторы продолжали пялиться ничего не выражающими, лишенными век глазами на логические устройства и приборы.
ТерминаторДата: Воскресенье, 16.06.2013, 17:25 | Сообщение # 120



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– Вражеский корабль прямо впереди! – оповестил Чевак. Офицеры и сервы тут же бросились к экранам и консолям. Вынырнув на поверхность поля обломков, «Малескайт» оказался перед бронированным, ощетинившимся пушками бортом Черного Корабля Инквизиции.
– Они стреляют! – закричал Клют, хотя не нужно было читать показания приборов, чтобы понять это. Борт инквизиторского корабля дрогнул и засверкал залпами пушек, заряженных на полную мощность. Буря энергии ринулась на «Малескайт».
– Мастер Автолик, у нас есть щиты? – завопила в вокс Торрес. – Автолик!
Офицер заметался между консолями у стены, ожидая подтверждения.
– Щиты работают! – крикнул он, запинаясь.
– Всю энергию на носовые экраны! – рявкнула Торрес. Приказ был исполнен сразу, и почти тут же первые залпы лазеров достигли цели. Перед кораблем как будто зависло белое покрывало из пустотных щитов, поглощающих выстрелы пушек Черного Корабля. Ударные волны прокатились по «Малескайту» от носа до кормы.
– Щиты сдают, – доложил с другой стороны трансепта энсин. Капитан готова была пристрелить его с досады. Но это было чудо, что генератор щитов все еще работает, несмотря на безжалостный обстрел. Если бы не он, то «Малескайт» не прожил бы и секунды.
На пикт-экране заднего вида расцвел взрыв. Поначалу Клют подумал, что еще какой-то вражеский корабль открыл по ним огонь, но на самом деле все было наоборот. Вооруженное торговое судно поднялось из просвета между кольцами и угодило под бортовой огонь Черного Корабля, не попавший в «Малескайт». Неподготовленный к столь яростной атаке корабль был уничтожен, и его раскаленные обломки присоединились к камням, кускам льда и металла в планетарном кольце.
– Я знаю этот корабль, – пробормотал Чевак.
– Что? – переспросил Клют.
– Это, – ответил Чевак, не сводя глаз с Черного Корабля Инквизиции, – «Божественный гром».
Клют с трудом поспевал за событиями.
– Валентин Малчанков?
Пока он пытался осмыслить ситуацию, Чевак обеими руками ухватился за поручни и с мрачным видом повернулся к Торрес.
– Сохранять курс, – сказал он. По тону нельзя было догадаться, приказ это или совет.
– Чевак, щиты не выдержат еще одного обстрела. Надо начать маневр уклонения, пока у них не зарядилась батарея, – возразил Клют. Все это время «Малескайт» неумолимо мчался на зияющие жерла пушек «Божественного грома».
– Инквизитор? – Торрес могла обращаться к любому из них.
– Рейнетт, начинай…
– Сохраняйте курс, капитан, – перебил Чевак. На этот раз она была уверена, что это приказ. Никогда еще Торрес не получала противоречащих друг другу инквизиторских приказов, и ситуация оказалась весьма неудобной, особенно под вражеским огнем. Она доверяла Клюту, но высший инквизитор Чевак был самым старшим по рангу представителем Ордо на борту. К тому же у него всегда находился в рукаве какой-нибудь гениальный план или тактический совет. Клют перевел взгляд с Торрес на Чевака.
– Это не Малчанков. Это Ариман, – с чувством сказал тот.
– Капитан, их батареи заряжаются, они скоро дадут второй залп всем бортом, – оповестил лейтенант. Торрес приподнялась с трона.
– Вы уверены, милорд?
– Нет, – продолжал возражать Клют.
– Капитан, сохраняйте скорость и курс, – приказал Чевак, прожигая глазами сводчатый экран. – Я хочу, чтоб вы протаранили этот корабль.
– Это не Ариман! – крикнул Клют. – Малчанков наверняка уже много лет базируется на Немезиде Тессера.
– И ты уверен, что это именно так?
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Атлас Преисподней Роба Сандреса
Страница 8 из 11«1267891011»
Поиск: