Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 7 из 11«12567891011»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Атлас Преисподней Роба Сандреса
Атлас Преисподней Роба Сандреса
ТерминаторДата: Воскресенье, 16.06.2013, 17:08 | Сообщение # 91



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– Добро пожаловать в Невозможную Крепость, – злорадно оскалился колдун. Теперь он уже не был андрогинным монстром. Его лицо исказилось и начало непрерывно изменяться: гримаса кадианца, улыбка куртизанки, лицо варвара с ночного мира, чуждые глаза эльдара, застывшая ухмылка сервитора, Войтдекер, сам Чевак. Трансформации продолжались – это было не изменение плоти, но обман зрения. Повернув голову, Чевак увидел не лицо Валентина Малчанкова, но увенчанный изогнутыми рогами шлем типа «Крестоносец», принадлежащий высокорослому повелителю чародея. Покрытые орнаментом силовые доспехи сияли лазурью, поверх них были наброшены мантии, покрытые магическими рунами и символами. Псайкер был увешан полированными черепами и древними артефактами, и все его тело мерцало от сверхъестественной силы. Вместо силовых когтей Малчанкова теперь виднелись тонкие паучьи пальцы латных перчаток колдуна. Они потянулись к голове, открыли герметичные замки под вздох выравнивающего давление силового доспеха и сняли рогатый шлем. Чевак дернулся, когда ему открылось истинное могущество космического десантника-чародея.
Он как будто находился пред ликом бога или по крайней мере человека, который стал подобен богу. Исчезло все вокруг, кроме воли этого существа. Чевака пронизало холодное чувство, лишенное всякого тепла человеческой страсти. Это была чистая целеустремленность, настолько мощная, что выжигала все меньшее зло, всю скверну на своем несгибаемом пути.
Инквизитор поднял взгляд на Аримана. Казалось, что плоть того горит сапфировым огнем. Яркие, жаждущие глаза выделялись на лице, полном небесной безмятежности. Ариман будто пребывал везде и всегда, как вечно занятое божество, одновременно отвечающее на молитвы своих последователей и говорящее голосами пророков.
– Инквизитор, – сказал Ариман. Его голос, доносящийся отовсюду, причинял боль слуху, но был сдержанным и безмятежным. – Давай поговорим, как люди, которые повидали на своем веку чудеса галактики. Немногое должно удивлять нас. Если бы хрупкая плоть не была ключом к душе, то, поверь мне, инквизитор, я бы не стал искать в твоей голове чужие секреты.
На этих словах сердце Чевака замерло, и из его груди по всему телу начали расходиться мучительные спазмы. Глаза инквизитора в панике расширились, он снова начал дергаться, пытаясь вырваться из уз. Пылающие глаза Аримана сузились. Он положил руку в латной перчатке на грудь старого инквизитора. Судороги стихли, боль прекратилась, оставив лишь страшное воспоминание.
– Как всех остальных – из плоти ли их тела или из эфира – у меня есть свои потребности. Я не дам твоему сердцу остановиться, инквизитор, я буду беречь его так же, как свое, ибо оба они теперь бьются не так, как им предписано природой. Их биение говорит, что я могу узнать руны, которые нужны для входа в варп-врата эльдаров на Этиамнум-III. Оно говорит, что я могу незваным гостем проникнуть в Паутину. Что я могу, как ты когда-то, войти в Черную Библиотеку Хаоса и узнать больше о своей судьбе, о судьбе этой галактики и о том, как они связаны.
Чевак рванулся вперед и плюнул в горящие глаза Аримана густой кровью вперемешку со слюной. Сморгнув, колдун Тысячи Сынов снял одну перчатку и поднес сияющую руку к богоподобному лицу. Тонкими кончиками пальцев он вытер плевок и с заинтересованным видом растер его в руке.
– Что бы я ни говорил о бьющихся сердцах, – сказал Ариман с холодной, неземной уверенностью, – кровь – это не мой материал. Но я видел, что ты можешь сделать и что ты сделаешь. Пожалуйста, прости мне те ужасы, через которые, как мы оба знаем, мне придется тебя провести.

Туш

АКТ III, ПЕСНЬ I
Каюта класса люкс, вольный торговый корабль «Малескайт», Око Ужаса
Входит ТОРРЕС

– Рада видеть, что вы поправляетесь, высший инквизитор, – солгала Рейнетт Торрес.
– Чушь гроксячья, – ответил Чевак, прихлебывая целебный суп из бобовых артишоков с черным хлебом вприкуску. – Но спасибо, чего уж там.
ТерминаторДата: Воскресенье, 16.06.2013, 17:09 | Сообщение # 92



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Высший инквизитор сидел на койке среди одеял, накинув одно на голые плечи и удерживая миску с подносом на скрещенных коленях. Клют передал ему дымящуюся кружку айвового чая. Чевак вернулся к еде, а Клют и собравшаяся в каюте свита смотрели на него. Волосы старого инквизитора были всклокочены, но лихорадочное безумие уже покинуло его. Последние две недели Клют запрещал кому-либо общаться с Чеваком, что дало тому возможность отдохнуть от тревог Ока и людей, справиться с последней вспышкой мемовируса и поправить здоровье. Неделю назад Клют практически предоставил выздоравливающего пациента самому себе, передав повседневные заботы больничным сервиторам. У него и так было полно проблем с Торрес и Эпифани. Эта парочка все время кричала друг на друга на мостике «Малескайта», в то время как Клют пытался заставить их провести корабль мимо кошмаров и извращений Ока Ужаса к относительно безопасной Немезиде Тессера. Эпифани бездумно рисковала кораблем, чем постоянно вызывала конфликты. Клют оказался в незавидном положении: ему приходилось полагаться на них обеих, и от этого у него раскалывалась голова.
Клют принес высшему инквизитору поднос с едой и по его настойчивой просьбе пригласил всю остальную свиту. Торкуил громадным часовым возвышался у дверей каюты, а Гессиан с Эпифани блаженно развалились на роскошной мебели. Несмотря на то, что варповидица уже много недель не покидала корабль, она облачилась в подходящие для боя одежды, что несколько не соответствовало обстановке. Она заплела лентой обернула вокруг головы косу, а грудь была защищена легкими трубчатыми пластинами зеркальной брони. Довершали образ брюки-карго, солдатские сапоги и шелковые камуфляжные ленты, которые обвивали руки, ноги, голову и пластины брони, объединяя милитаристический костюм в единое целое. «Отец» гудел в воздухе над ней, а Клют сидел на краю койки, возился с медицинскими аппаратами и делал Чеваку замеры, пока тот ел и пил.
Клют видел, как Торрес открыла дверь и вошла в покои высшего инквизитора. Помещение нисколько не походило на каюту, в которой они оставили больного Чевака несколько недель назад. Стены, пол и даже потолок были исчерчены диаграммами, заметками и цифрами. Ко всем доступным поверхностям пришпилены бумаги и пергамент, всюду беспорядочно натянуты куски шпагата, на которых, как белье на веревках, были развешаны обрывки свитков, исписанные каракулями карты и графики, вырванные из драгоценных текстов, которые раньше хранились в стеллаграфиуме. Стопки дьявольских фолиантов, еще недавно лежавшие в стазисных камерах Торкуила, были расставлены по всей комнате, а в одном темном углу с потолка свисала клетка с безумным навигатором Торрес, Распутусом Гвидетти. Мутанта освободили от стискивающей череп сбруи, но не выпустили из подвесной клетки. Его ноги свисали между прутьев, касаясь пола, а перепончатые пальцы перебирали стопку древних звездных карт. Вокруг навигатора валялись целые акры мятой бумаги, которую до сих пор продолжал извергать мнемонический когитатор с мостика «Геллебора», нашедший новое пристанище в каюте Чевака.
– Какого… – начала было Торрес, но почти тут же затихла. Ярость, вспыхнувшая на ее лице, быстро угасла, и капитан устало потерла щеку вялой рукой.
– Это все? – спросил Чевак. Торрес поджала губы, затем кивнула и опустилась на кушетку. Чевак вернул Клюту тарелку, поднос и аппликаторы с проводами, которые инквизитор прикрепил к груди пациента. Хлебнув айвового чая, он сказал:
– Тогда я начну. Во-первых, я хотел бы перед всеми извиниться. Кажется, мой недуг вызвал некоторую панику на борту. Инквизитор Клют уверяет, что мои бредовые измышления касательно проникновения чужаков на «Малескайт» не имеют под собой никаких оснований и что корабль обыскали от носа до киля. Даже я иногда ошибаюсь.
– Вы думаете, эльдары охотятся на вас? – спросил Торкуил.
– Я знаю, что они за мной охотятся, – ответил Чевак.
– Из-за того, что вы видели и узнали в Черной Библиотеке Хаоса?
– Из-за того, что другие могут сделать с этой информацией, – поправил Чевак Реликтора, – если мои знания приведут их к ее священным вратам. Но я был не прав. Это просто вирус, лихорадка. Арлекинов тут нет, – Чевак встал и накинул на себя одеяло, как плащ. – Пока я лежал в постели, у меня было много времени, чтобы поразмыслить над текущей ситуацией, о Маммошаде, Ксархосе, Аримане и Тысяче Сынов.
При упоминании демона Клют и Торрес обменялись виноватыми взглядами, которых высший инквизитор не заметил. Он вышел в центр захламленной каюты, распутал кабель мнемонического когитатора и вставил его в мыслеиспульсное устройство у себя в затылке. Говоря, он расхаживал по комнате, и провод волочился за ним.
– Когда жар спал, я начал вникать в слова Маммошада, на сей раз в здравом рассудке, и понял, что порождение варпа на самом деле выдало нам местонахождение Азека Аримана, как я и требовал.
ТерминаторДата: Воскресенье, 16.06.2013, 17:09 | Сообщение # 93



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– Я там был, – возразил Торкуил. – Демон только издевался над нами, лгал и безумствовал.
– Я как раз начал с этого, – в голосе Чевака нарастало возбуждение. – Думал об изворотливости его лжи, об искаженной логике. Маммошад – демоническая сущность, плоть от плоти Тзинча. В том, что он говорил на Аблютрафуре, была истина. И в том, что он лгал под пытками, она тоже есть.
– Размышления об этом довели вас до припадка, – напомнил Клют. Ему очень не хотелось, чтобы высший инквизитор пострадал от рецидива болезни. А еще сильнее он надеялся, чтобы тот не предложил снова допросить демона – что теперь стало невозможно.
– Когда ты пытаешься распутать чудовищную логику проклятых и демонов, толика безумия может дать серьезные результаты, – признал Чевак. – Я потребовал сказать, где находится Ариман, и, когда монстр не смог этого сделать, я потребовал сведения о местонахождении его ученика. Маммошад сказал: «Ты ищешь ученика, чтобы найти учителя?», и тогда я подумал, что это вопрос. Но нет.
– Так что же это было? – спросила Торрес.
– Инструкция. Ищи Ксархоса и найдешь Аримана.
– Мы это и так знали, – сказал Торкуил. – Но Маммошад не рассказал, где находится Корбан Ксархос.
– Рассказал. Своим особым извращенным образом. Он не мог устоять перед соблазном и дал нам подсказку.
– Какую? – поинтересовался Клют.
– Следуй за криками.
Клют медленно кивнул.
– Я это слышал, но что это значит?
– Много часов на этой самой койке я провел в поисках ответов на этот самый вопрос.
– И? – Чевак любил подолгу нагнетать напряжение, и Клюту это всегда не нравилось.
– Часть ответа кроется в демонологических трактатах наподобие «Корпус Вивэкзорсекцио». Они описывают способы, которыми можно призвать демонические сущности. Обычно это магические ритуалы, которые разрывают ткань реальности, создают прорехи между измерениями, через которые демоны могут выйти из варпа в реальный мир. Эти ритуалы столь же странны и разнообразны, как практикующие их культы, но большинство схожи в одной детали. Кто-нибудь хочет угадать, что это?
– Человеческие жертвоприношения, – прогремел Торкуил от двери.
– Абсолютно верно, – сказал Чевак, изображая восхищение. – Основное правило для этого извращенного обряда, судя по всему, таково: чем сильнее сущность, которая должна явиться…
– Тем больше жертвоприношение? – закончил Клют.
– Тем больше жертвоприношение, – согласился Чевак.
– То есть вы хотите сказать, что Корбан Ксархос приносит людей в жертву и вызывает демонов? Вряд ли это должно нас удивлять, – заметил Торкуил.
– Правильно.
– А «следуй за криками» значит «следуй за криками жертв»? – добавил Клют. – Но куда следовать? Полагаю, безбожные колдуны Тысячи Сынов, включая и Ксархоса, совершают жертвоприношения и призывают демонов по всей галактике.
– И снова правильно, – просиял Чевак, поднимая кружку чая в направлении инквизитора. – Вот такие рассуждения и привели меня к мыслям о направлении, в котором надо двигаться.
Перейдя к противоположной стене, Чевак обратил внимание собрания на то, что выглядело как запутанная, начертанная мелом схема, которая занимала всю стену каюты. Все это безумие было исписано примечаниями и исчерчено широкими линиями, обозначающими какие-то взаимосвязи.
– Что это такое? – спросил Клют Чевака, который горел энтузиазмом.
– Это карта звездного неба, – ответила капитан Торрес.
Безумный навигатор Распутус невнятно забормотал в своей клетке. Торрес встала и указала пальцем:
– Это направление к центру галактики, это к краю. В трех измерениях изображены сектора и скопления звездных систем. Я не знаю, что это, – призналась Торрес, проводя тонкими пальцами по нескольким меловым кругам – все разных размеров – которые частично накладывались один на другой. Она наклонилась ближе, чтобы разглядеть подписи Чевака.
– Это, похоже, Титуба Прайм, а вот Аблютрафур.
– Аблютрафур? – вздрогнул Клют, еще не до конца оправившийся от кошмара, который там увидел.
ТерминаторДата: Воскресенье, 16.06.2013, 17:09 | Сообщение # 94



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– Эти секторы за тысячи световых лет от нас, на дальнем краю Ока, – сказала Торрес.
– Как мы и подозревали, «Геллебор» облетел его вдоль и поперек, от одного края адского космоса до другого. И чем дольше мы изучаем мнемонический журнал, тем больше узнаем, – сказал Чевак. – Например, теперь мы знаем, что встреча «Геллебора» с «Плутоном» или, вернее, «Рубрицианом» Корбана Ксархоса в Бездне Геенны – не первая. Они сталкивались по меньшей мере девять раз, и каждый раз корабль Тысячи Сынов скрывался с помощью магии и иллюзий, чтобы избежать нападения. Кажется, что капитаны двух кораблей были давними соперниками. Играли в кошки-мышки.
– Да, но кто был кем? – задумался Клют.
Чевак выхватил полную горсть бумаги из перепончатых рук Распутуса и подошел к звездной карте, нарисованной мелом на противоположной стене.
– Места, где «Геллебор» видел «Рубрициан»-«Плутон», включают Пирр, – прочитал он с пергамента и стукнул кулаком по схематично нарисованному планетоиду на уровне его талии. – Кардинальский мир, маяк веры и цивилизации в этом темном краю галактики. Двенадцать лет назад Пирр был заражен скверной, – Чевак бросил короткий взгляд на клочок бумаги, висящий на одном из кусков шпагата, которые были натянуты через всю каюту, будто паутина. – Шесть миллионов набожных граждан Империума и служителей Экклезиархии погибли во время всепланетной службы, посвященной святому Стефано. Записи Инквизиции свидетельствуют, что жертвы скончались за четыре часа. Судя по наблюдениям медиков, они приняли какое-то мутагенное вещество, которое заразило внутренние органы и наделило их подобием жизни. Они медленно выползали из тел хозяев, убивая их изнутри. Мило, не правда ли?
– Полагаете, Корбан Ксархос повинен в этом злодеянии? – спросил Клют, но Чевак поднял палец, требуя тишины.
– Зерновой тростник доставлялся на Пирр с сельскохозяйственных миров Альфа, Бета и Дельта Мириас. Из него были сделаны облатки, которые люди ели во время службы. Я проанализировал записи о поставках. Аудит, проведенный Администратумом тринадцать лет назад, показал рекордный урожай на мирах Мириас, настолько крупный, что туда отправили клерков, чтобы провести проверку.
– Этим вы тут и занимались, да? – спросила Торрес. Чевак проигнорировал капитана и продолжил, постучав мелом по трем мирам недалеко от Пирра.
– Угадайте, что они обнаружили? – высший инквизитор улыбнулся и продолжил, не дожидаясь ответа: – Широкие поля, сплошь заросшие тянущимся к небесам тростником. Это при том, что он даже при оптимальных условиях где-то с метр высотой. Аудиторы увидели густые, толстые злаки, растущие словно леса. И Альфа, и Бета, и Дельта сплошь заросли этим взбесившимся растением. Рабочие грузили и вывозили урожай на планеты вроде Пирра со всей возможной скоростью, но им было не под силу с ним управиться. Зерновой тростник рос так быстро, что даже начал менять состав атмосферы, и жителям аграрных миров пришлось носить маски, чтобы избежать кислородного отравления. Ну и, наконец, чтобы расследовать этот феномен, в систему Мириас, как и на Пирр, вызвали команду Инквизиции. Но по прибытии они обнаружили, что три планетоида объяты бушующим пламенем. Кислорода стало так много, что их атмосферы вспыхнули и выгорели. Потери на всех трех мирах оцениваются в два миллиона душ.
– Откуда у вас эта информация? – спросила Торрес. – В Оке невозможна дальняя астропатическая связь. А такие детали на «Малескайте» узнать негде.
– Есть где, – уверенно возразил Чевак и легонько постучал себя кусочком мела по голове. – Многие из этих мелочей уже здесь, весь фокус в том, чтобы собрать их воедино. Гениальность состоит в том, чтобы увидеть связи и образуемый ими узор.
– Вирус, – пояснил Клют. – Зараженные впитывают информацию будто губки, важна она или нет.
Инквизитор снова повернулся к Чеваку.
– Итак, неестественные растения привели к гибели людей на Пирре и аграрных мирах Мириас, – подытожил Клют.
– Вопрос в том, что вызвало их рост? – сказал Торкуил.
– А чтобы ответить, вспомним то, что нам известно из «Корпус Вивэкзорсекцио» и что делала секта Темных Механикус Даэкропсикум.
– Тех, что разрезали демона и привязали его куски к вещам вроде той проклятой монеты? – спросила Торрес.
– Да! – Чевак ткнул в ее сторону мелом, как преподаватель.
ТерминаторДата: Воскресенье, 16.06.2013, 17:10 | Сообщение # 95



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Капитан и Клют обменялись настороженными взглядами. Высший инквизитор снова начал излагать свои тезисы.
– Даэкропсикум использовали множество частиц варп-плоти Маммошада и каждую из них привязали к различным артефактам и темным технологическим устройствам. До них мы еще доберемся. Что нас интересует сейчас, так это части, которые не были задействованы. К примеру, мои исследования показали, что кости некоего колоссального зверя долгое время переходили из рук в руки между разными культами и группами еретиков в Кнублийском Пограничье, а потом исчезли. Однако потом в систему Мириас привезли большую партию удобрений, куда входила килотонна незарегистрированной костной муки. Таким образом, кости Маммошада повлекли гибель людей и на Пирре, и на мирах Мириас.
– Раны Императора! – воскликнул Клют. – Все эти люди…
– Я все равно не понимаю, каким образом это укажет нам на то, где находится Корбан Ксархос или, по крайней мере, где он находится со слов Маммошада, – вмешался Торкуил.
– Один вопрос за раз, брат Реликтор. Реликвии ведут к крикам, а крики приведут нас к гнусному колдуну. Поверьте, – Чевак бросил на космического десантника пронзительный взгляд. – Эти первоначальные открытия начали складываться в закономерность. Странная взаимосвязь между встречами с «Рубрицианом», зафиксированными в мнемоническом журнале, и демоническими артефактами Даэкропсикум, – Чевак двинулся вдоль стены, волоча за собой бумагу и пригибаясь под веревками, просматривая заметки и куски пергамента, свисающие с них. – «Рубрициан» видели на пути к Титубе Прайм, где за несколько месяцев до того полностью исчезли Кадианский 44-й полк и воинство Слаанеша под названием Восторг. Как написано в утраченных записях Медранга, на Титубе Прайм было в последний раз обнаружено печально известное Противоидущее Сердце.
– Противоидущее Сердце?
– Творение Даэкропсикум, – пояснил Чевак с явным восхищением. – Слияние технологии Темных Механикус и сердца демона, которое, как я имею основания предполагать, принадлежит Маммошаду.
– Но что случилось с 44-м Кадианским? – спросила Торрес.
– Легенда гласит, – торжественно начал Торкуил, – что это сердце отсчитывает удары из будущего в прошлое. И с каждым ударом те, кто находятся рядом, на расстоянии сотен километров, становятся все моложе, как будто время течет вспять внутри их собственных тел. Из взрослых они становятся детьми, из детей младенцами, и так пока…
– Пока они не умрут, потому что никогда не рождались, – закончил Клют. Торкуил кивнул.
– Кадианский 44-й, плюс сколько-то культистов Восторга и то, что осталось от населения Титубы Прайм после военных действий – итого примерно миллион погибших, – высчитал Чевак. Его легкомысленно веселый голос контрастировал с количеством утраченных жизней, которое он оценивал. Инквизитор осушил чашку с остывшим чаем и поставил ее на тумбочку.
– Почему такой акцент на количестве погибших? – сказала Торрес, которой показалось неуместным нарастающее возбуждение Чевака.
– Не сейчас, – отмахнулся тот и перешел от изображения Титубы Прайм к большому планетоиду у самого потолка, до которого едва мог дотянуться. – УВ6-26. Сейчас находится в Оке Ужаса, но когда-то имперские первооткрыватели классифицировали его как мир смерти. Око постоянно изменяется в размерах. На планете обнаружили множество дикарей-мутантов и чудовищных, крайне опасных диких животных. Те немногие, кто вернулся живыми с поверхности УВ-26, рассказали, что их товарищей убила не фауна этого мира. Контингент космических десантников из ордена Роковых Орлов был на три четверти уничтожен дикарями, вооруженными лишь роговыми луками и стрелами с длинными синими древками из перьев некой гигантской демонической птицы. Роковые Орлы так и не увидели это существо. Стрелы горели эфирным пламенем и легко пронзали силовую броню и шкуры колоссальных рептилий, которые бродили по лесам мира смерти. И Адептус Астартес, и огромные звери тут же, корчась в судорогах, превращались в отродья Хаоса. На одной стреле, добытой космическими десантниками для анализа, были обнаружены отметины, подобные тем, что я нашел на страницах «Корпус Вивэкзорсекцио». Вольный торговый корабль «Темный фронтир», последним посетивший УВ6-26, нашел там лишь крохотное племя все еще владевших демоническим оружием недолюдей, которые и были виновниками всеобщего геноцида. Примерные потери – четыре миллиона.
– Чевак…
ТерминаторДата: Воскресенье, 16.06.2013, 17:11 | Сообщение # 96



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– «Рубрициан» также видели у Архивных Миров. Там шла война между тремя цивилизациями еретиков – мирами Шенгиз, Мицар-Синий и Надежда Браннигана – из-за артефакта, именуемого Обсидокулус. Их источники дают различные описания, но большинство сходится на том, что он выглядел как большой, неправильной формы осколок варпсидиума на тяжелой железной цепи. Те, кто видел его достаточно близко и вглядывался в темное стекло драгоценности, говорили, что внутри находился настоящий глаз, в гнилом хрусталике которого можно было узреть будущее. Каждый из этих еретических народов в свое время захватывал могущественный камень в бою. Глядя в него, все они видели одно и то же – что их раса выживет, только если уничтожит две другие. Так началась война миров, порожденная коварными махинациями Обсидокулуса, и закончилась тем, что все три цивилизации погибли, обрушив ядерный огонь друг на друга. Общее число потерь – два миллиарда.
– Чевак…
– Вегатра-IV – и снова там побывал «Рубрициан». Колдун-тзинчит Эльба Драхан раскрыл силу отвратительного посоха, созданного Даэкропсикум из ссохшейся левой лапы Маммошада. Имя артефакта неизвестно, но он обладает достаточной мощью, чтобы вся планета содрогнулась от мощных землетрясений и всевозможных сейсмических катаклизмов. Потери – три с половиной миллиона.
– Высший инквизитор, пожалуйста…
– Помолчите! – резко приказал Чевак. – Демоническое оружие в руках мутантов-мародеров, безумцев и космических десантников Хаоса. Воющие клинки, пушки отродий, инферно-бластеры и кинжалы-крисы, способные взрезать ткань времени и пространства. И все они созданы Даэкропсикум, которые использовали отсеченные части тела Маммошада. Погублены Утроба, улей Хавок, Предел Минервы, Сфера Триггонавта. Потери оцениваются от одного до двух миллионов душ.
– Чевак! – воззвал Клют. – Вы бы не смогли предотвратить все эти катастрофы, даже с «Атласом Преисподней».
Двое инквизиторов уставились друг на друга.
– Предотвратить их? – переспросил Чевак.
– Ариман и его гнусные последователи везде…
– Это сделал не Ариман, – возразил Чевак. Клют нахмурился. Высший инквизитор шагнул вперед. – Я был так глуп. Все время на Арах-Сине я думал, что Тысяча Сынов собирает артефакты – ужасные гримуары и творения Даэкропсикум – чтобы увеличить свою колдовскую мощь. «Рубрициан» видели вблизи тех мест, где нашли пристанище многие из этих реликвий.
– Ариман жаждет знания и силы, как никто другой. Его последователи и культисты соревнуются друг с другом, собирая подобные древние артефакты, – заметил технодесантник.
– Да, Корбан Ксархос пытается впечатлить своего повелителя, – согласился Чевак. – Но не добычей этих реликвий. А уничтожением.
– Но это бессмысленно, – возмутился Торкуил. – Ариман бы с него кожу спустил за такое святотатство.
– Ариман был бы лишен их могущества, – добавил Клют.
– Надо мыслить глобальнее. Артефакты не являются их целью. У Ксархоса, видимо, уже есть копия «Корпус Вивэкзорсекцио», по ней-то он и выследил эти предметы. Он также собрал множество творений Даэкропсикум, осколков зла, заточенных темными Механикус в собственные изобретения. Ксархос вручил эти предметы безумцам на различных мирах в этой области Ока, – Чевак ткнул пальцем в намалеванную на стене звездную карту. – Часто его видели не до того, как происходили неизбежные трагедии, а после. Ксархос возвращался на эти планеты.
– Чтобы уничтожить артефакты? – не поверила Торрес.
– Он погубил бесчисленные миллионы, используя эти артефакты, а потом уничтожил их? Но зачем? – спросил Клют. – Они бы, несомненно, окупили свою стоимость.
– Бесчисленные миллионы, говоришь, – повторил Чевак, возвращаясь к стене. – Я думаю, тут было важно конкретное число. Маммошад сказал, что надо следовать за криками, я так и сделал. Смерть – физическое явление в реальности, но в варпе у нее есть духовный эквивалент. Говорят, что сами Губительные Силы существуют благодаря этим энергиям – эмоциям живых и душам мертвых. Именно поэтому эльдары носят камни духа, которые мы видели на Арах-Сине, ибо, если их души не буду заключены в эти самоцветы, ими завладеет Та, Что Жаждет, сила Хаоса по имени Слаанеш. Используя сверхсветовую среднюю скорость астропатической связи как основу, я высчитал приблизительное расстояние, которое преодолели энергии, высвобожденные в момент смерти, и учел время и место этих трагедий.
– Но погибло огромное количество людей в самых различных событиях, – сказал Клют.
– Представь, что психическая сила миллионов смертей расходится по варпу волнами, как от капель, падающих на гладкую поверхность пруда, – проиллюстрировал Чевак. –Появляются круги, которые пересекают друг друга. Там, где перекрещиваются несколько кругов, образуются участки, насыщенные духовной энергией.
ТерминаторДата: Воскресенье, 16.06.2013, 17:11 | Сообщение # 97



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Чевак начал ходить взад-вперед, привлекая всеобщее внимание к меловым кругам, начертанным вокруг каждого места бойни, которые были неизвестны Торрес. Они пересекались, как на диаграмме Венна. Высший инквизитор ткнул мелом в единственную планету Ока Ужаса, находящуюся в пересечении всех кругов.
– Мир Мельмота, – узнала Торрес.
– Здесь, следуя за криками, мы найдем Ксархоса, а следовательно, и Аримана, – сообщил всем собравшимся Чевак с удовлетворенной улыбкой на лице.
– Но почему здесь? Зачем собирать столько энергии на одном мире? – спросил Клют.
– И зачем уничтожать артефакты темных Механикус? Это не является необходимостью, – добавил Торкуил. Такая бессмысленное расточительство возмущало его как Реликтора и технодесантника.
Улыбающийся Чевак издал не менее довольный смешок.
– Ксархоса никогда не интересовали артефакты, – продолжал настаивать он. – Только то, что они могли ему дать. Он хотел преподнести своему господину куда более ценный дар. Колоссальную демоническую сущность, которая исполняла бы его желания, могущественную, как все эти артефакты, собранные воедино. Ксархос считает, что Даэкропсикум ошибались, считая, что демон не больше, чем сумма его частей. Будучи целым, это могучее создание смогло бы уничтожать целые флоты, раскалывать миры и, возможно, разрывать преграды между измерениями, что дало бы Ариману возможность проникнуть в Паутину.
– Вы говорите о… – со страхом начал Клют.
– О Маммошаде. Царь Царей, Поработитель Малодушных Миров и Хранитель Склепа Бездны. Он нужен Ксархосу. Чтобы возродить такого демона, нужна энергия, порожденная тщательно спланированными катастрофами, и для этого потребуется уничтожить отдельные части Маммошада, которые Даэкропсикум привязали к артефактам. Потом, когда демон снова окажется в варпе, Тысяча Сынов сможет повторить ритуалы, подробно описанные в «Корпус Вивэкзорсекцио», и вернуть его в реальность – целым, могущественным и порабощенным. Ариман использует Маммошада как союзника или раба, чтобы устроить в галактике опустошение, и Империум понесет чудовищные потери. Куда большие, чем то, чего добился его ученик.
– Если у Корбана Ксархоса уже есть экземпляр «Корпус Вивэкзорсекцио», то зачем ему возвращаться на Арах-Син за другим? – спросил Торкуил.
Лицо Чевака стало раздраженным.
– Может, его книга испортилась, или ее повредили, или она оказалась неполной, – быстро выстроил он гипотезу. – В любом случае это была ловушка. Помните, Ксархос оставил одного из своих неразумных братьев поджидать меня в саркофаге?
– Но что если все это – ловушка? – требовательно спросил Клют. – Видит Бог-Император, эти ублюдки-тзинчиты вполне способны на такое коварство. Если на то пошло, они на этом специализируются.
Вопрос Клюта заставил Чевака задуматься. Раздраженный вид исчез, и он просто пожал плечами.
– Если и так, то план не сработал. Чтобы вернуть чудовищного демона в реальность на мире Мельмота, Корбан Ксархос должен был уничтожить все артефакты Даэкропсикум. Но у нас есть Черный Соверен. Воплощение алчности и амбиций Маммошада в наших руках, а без него Тысяча Сынов просто не сможет вытянуть эту сущность в наше измерение.
Чевак яростно перечеркнул изображение мира Мельмота триумфальным крестом, а затем повернулся к Клюту.
– Ты принял мудрое решение, убрав Черный Соверен подальше от меня. Рано или поздно проклятая тварь заставила бы меня уничтожить монету. И где бы мы тогда оказались?
Чевак подхватил со спинки стула постиранную и накрахмаленную рубашку с кружевами и надел ее.
– Куда вы собираетесь? – осторожно поинтересовался Клют.
– А как ты думаешь?
– Ну, я думаю, что вы собираетесь на мир Мельмота.
– Там Корбан Ксархос. Там Ариман. Конечно же, я собираюсь на мир Мельмота. Теперь я на шаг впереди и на моей стороне элемент неожиданности. Это, возможно, мой единственный шанс его уничтожить, – в глазах высшего инквизитора как будто снова вспыхнул огонек лихорадки.
– Скажи ему, – потребовала Торрес, поднявшись с кушетки.
ТерминаторДата: Воскресенье, 16.06.2013, 17:11 | Сообщение # 98



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– Молчи, женщина, – прорычал Клют.
– Скажи ему.
– Что? Что ты хочешь мне сказать, Раймус?
– Вы так стремитесь к цели, так запутались в переплетениях событий, что не видите всю картину происходящего, друг мой, – сказал Клют с искренней честностью.
– Что ты сделал, Раймус? – спросил Чевак.
– Я уже говорил – это все невероятно предсказуемая ловушка. Нами всеми играют силы тьмы, находящиеся за сотни световых лет. И вы, милорд, наиболее предсказуемый из всех.
Чевак повернулся к Торрес и смерил ее угрюмым непреклонным взглядом.
– Говори, капитан.
– Я уничтожил Черный Соверен, – признался Клют.
– Мы уничтожили, – поправила капитан.
Чевак поник, его плечи опустились.
– Вы не имели права! – в ярости рыкнул Торкуил с другого конца комнаты. – Этот артефакт мог причинить неизмеримый урон Губительным Силам и их приспешникам…
– Вы представляете, что натворили? – заревел на них Чевак.
– Это я принял решение, – сказал Клют.
– Какое? Обречь миллиарды людей на смерть в когтях огромной демонической твари?
– Вы тогда сошли с ума, милорд, и я не мог с вами посоветоваться, – огрызнулся в ответ Клют.
– Мог бы хоть попытаться, я бы даже в таком состоянии не совершил подобной чудовищной глупости.
– Извините, высший инквизитор, – холодно прервал Клют, – но, по-моему, вы были вполне способны на это. Вы сами сказали.
Чевак ненадолго притих.
– Как? – спросил он Торрес. – Как вы его уничтожили?
– Выстрелили им в звезду.
– Какую звезду?
– Люпратрикс.
– Люпратрикс? Люпратрикс – это в околополярном течении Крулкс, – угрожающе произнес Чевак и вперил в Клюта пристальный взгляд. – Друг мой, неужто ты везешь меня обратно на Немезиду Тессера?
– Послушайте, милорд, – Клют умолял, но в его голосе звенело холодное железо. – Ваш ум – из тех, что встречаются лишь раз на десять поколений, невероятный ум – и невероятно предсказуемый. Эти демоны и чудовища подцепили вас на крючок и тянут к себе. Разве не очевидно? Вы думаете, что охотитесь на Аримана, но на самом деле это он – охотник, и след добычи, по которому вы идете – это ловушка, достаточно коварная даже для такого лиса, как вы. Он не может пленить вас в лабиринте Паутины, поэтому положил приманку на мире Мельмота, где он закончит то, что начал, и завладеет всеми секретами, которые скрывает этот невероятный ум. Черная Библиотека станет его собственностью, и тогда Империум обречен.
– И что, ты хочешь спасти меня от одной ловушки, загнав в другую? – спросил Чевак своего бывшего ученика. – Ты думаешь, Инквизиция поступит со мной не так, как Ариман? Они нас всех убьют, глупец.
– Доставив нас на Немезиду Тессера, капитан Торрес намерена продать свой груз артефактов, включая Затерянный Свод Уриэн-Мирдисса, на черных рынках проливов Рубикона. Там она, несомненно, восстановит богатство своей семьи. И она согласна отвезти брата Торкуила, Эпифани и Гессиана в любое место на их выбор. Они останутся в живых, и мы тоже.
– Ты просто обманываешь себя.
– Вы не правы, милорд. Тринадцатый Черный крестовый поход изменил все приоритеты. Абаддон вонзил когти в священную землю Кадии, темные силы Разорителя окружили ее и с каждым днем продвигаются все дальше. Положение отчаянное, и необходимость – наш лучший союзник. Империум нуждается в вас. Я уверен, что наши братья по Ордо отбросят в сторону пустяковые предубеждения и увидят, что надежда на победу над воинством Абаддона, на окончательное прекращение этих гибельных походов, кроется в вашем опыте, ваших знаниях, почерпнутых в Черной Библиотеке и у эльдаров.
ТерминаторДата: Воскресенье, 16.06.2013, 17:12 | Сообщение # 99



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– Которые они извлекут из меня на дыбе! – рявкнул Чевак.
Двое инквизиторов не сводили друг с друга пылающих взглядов. Гессиан лучезарно улыбался, насыщаясь ненавистью, струящейся между ними. Эпифани приняла скучающий вид и щелчком открыла табакерку. Она лениво затянулась «призраком», и ее веки затрепетали в психоактивном экстазе. Чевак выкрутил кабель когитатора из затылка и бросил его на заваленный мусором пол каюты.
– Сэр, нам надо выбрать сторону, – не сдавался Клют. – И сейчас для этого самое время. Мы слишком долго находимся в вотчине ереси, живем, как изменники. Если останемся здесь, то превратимся в тех, кого поклялись преследовать и истреблять. Это неизбежно. Такова сущность этого проклятого места. Пора лететь домой. Пора снова присоединиться к нашему священному Ордо и заняться делом Императора, теперь уже открыто, под его знаменем и во имя его. Нам пора, сэр.
Долго, очень долго Чевак стоял, не двигаясь, глядя в пол и не говоря ни слова. На его лице, как в разбитом зеркале, отражались эмоции: гнев, досада, усталость, страх. Все не отводили от него глаз, но молчали. Когда он, наконец, пошевелился, все вздрогнули, не зная, как собирается поступить высший инквизитор. Открыв шкаф из налового дерева, Чевак достал свой арлекинский плащ и накинул на плечи. Натянул кретацийские охотничьи сапоги, вытащил из кармана блестящий том «Атласа Преисподней» и указал золоченым корешком на Клюта.
– Ты действительно хочешь отправиться на Немезиду Тессера? – с тяжестью в голосе спросил он бывшего аколита.
– Да, милорд.
– И ты примешь на себя ответственность за последствия этого визита? – продолжил Чевак.
– Да, высший инквизитор.
Чевак медленно кивнул.
– Тогда я пойду с тобой. Но не через парадную дверь. Нельзя так просто прийти к секретной субпланетарной крепости Инквизиции, протянуть руки и сдаться, ты понимаешь? Мы сделаем это на моих условиях.
– Хорошо, – с явным облегчением вздохнул Клют. Надо было соглашаться хотя бы на это.
– Вам задание, – Чевак повернулся к капитану Торрес. – Приблизиться к Немезиде Тессера и остановиться. Не показывать себя кораблям орбитального гарнизона, потому что как только они узнают, кто мы и где мы были, они сотрут «Малескайт» в пыль. Предлагаю Хейнус Регула. Это безжизненная луна с плотным железным ядром, которое должно замаскировать сигнатуру корабля от сканирования и патрулей.
– Что-то еще?
– Отделение гвардейцев, самых легких на подъем и самых вороватых.
– Как пожелаете, – с прохладцей в голосе ответила Торрес и посмотрела на Клюта, ожидая подтверждения. Тот кивнул.
– Все остальные – за мной. Я хочу вам кое-что показать.
С этими словами Чевак протиснулся мимо закованного в доспехи гиганта Торкуила и направился на археопалубу.
– Инквизитор? – окликнул его Реликтор.
Эпифани и Гессиан не спешили уходить. «Отец» гудел над их головами. Девушка держала в руках пустую чашку Чевака.
– Ну что? – спросил Клют. Варповидица уставилась в кружку блестящими, вглядывающимися в будущее глазами. Затем наклонила ее к инквизитору, показывая усеянное чайными листьями дно.
– Что ты видишь?
– Кинжал. Обнаженный. Я вижу предательство.
Клют и Торкуил обменялись мрачными, встревоженными взглядами.
– Присматривайте за ним, – сказал Клют, устремляясь за высшим инквизитором. – И будьте готовы ко всему.

Уходят
ТерминаторДата: Воскресенье, 16.06.2013, 17:13 | Сообщение # 100



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


АКТ III, ПЕСНЬ II
Зал-реликварий XIII.3, подземный архив, крепость Немезида Тессера
Входят ЧЕВАК с КЛЮТОМ, БРАТ ТОРКУИЛ, ЭПИФАНИ с «ОТЦОМ» и ГЕССИАН, сопровождаемые СТЮАРДОМ-СЕРЖАНТОМ РУРКОМ и ОТДЕЛЕНИЕМ САВЛАРСКИХ ХЕМОПСОВ

– Свет.
– Где мы, черт побери?
Пока савларцы-штрафники возились, прикрепляя к стволам фонари, помещение освещали лишь призрачно-синие бионические глаза «Отца» и тусклое болезненное свечение демонхоста Гессиана. Гвардейцы могли бы шевелиться быстрее, но они только что впервые познакомились с Паутиной и сложностями, связанными с путешествием меж измерениями. После запутанных туннелей чужаков было нелегко заново приспособиться к твердому полу под ногами, полной темноте и снаряжению с чужого плеча.
Понукаемые свистящими приказами стюарда-сержанта, савларцы наконец включили фонари. Лучи прорезали мрак и заметались по сторонам, позволяя всему отряду по крайней мере частично увидеть большой, но загроможденный множеством вещей подземный зал. Когда ожили лампы в доспехах брата Торкуила, стало видно и то, из чего они вышли. Реликтор все еще стоял в проеме варп-ворот из психокости. Артефакт был не так велик, как Затерянный Свод Уриэн-Мирдисса, и сделан с меньшим мастерством. Он не столь хорошо перенес воздействие времени, многие костяные украшения были обломаны или разбиты. По форме портал был чем-то средним между овалом и ромбом, из каждого скругленного угла исходили изящные шипы и шпоры с шариками на них. Примерно через четверть структуры тянулась большая трещина, как будто врата пытались перекрутить, а подножие представляло собой мозаику. сложенную из рассыпающихся фрагментов. Треск энергий портала и свечение костяных шариков угасли, и Чевак с отрядом оказались в пещерном мраке подземного хранилища.
– Где мы? – эхом повторил Торкуил.
– Вы обещали что-то показать, – напомнил Клют своему начальнику. Чевак решительно зашагал вперед по темной пещере, обходя вещи, переполнявшие колоссальный архив, и временами пригибаясь, чтоб ничего не задеть. По пути он рассматривал то ту, то другую небрежно наваленную кучу, и явно искал что-то определенное.
– Когда найду, то обязательно покажу, – ответил он не терпящим возражений голосом. Клют хотел что-то сказать, но сдержался и сделал жест Рурку.
– Разойдитесь и займите оборонительные позиции.
– Так точно, сэр, – отчеканил дюжий гвардеец, вытянул откуда-то из-под бронежилета аквилу на цепочке и поцеловал святой символ. – Построение «цитадель»! – рявкнул он на хемопсов, праздно бродивших по залу. Штрафники начали собираться в соответствующую формацию.
– Не надо, – обернулся Чевак. – Здесь никого не было по меньшей мере лет двести. Разойдитесь. Ищите стазисное хранилище, сосуд, похожий на колокол, примерно вот такого размера. На нем должен быть золотой символ – перевернутая подкова, перечеркнутая горизонтальной линией. Позовите меня, как только найдете.
Савларские хемопсы закивали и рассыпались по сторонам с глазами, горящими от отблесков факелов и представших перед ними богатств, которые можно было разворовать. Стало совершенно ясно, зачем Чевак решил взять их с собой.
Когда высший инквизитор и гвардейцы затерялись во мгле, Клют почувствовал себя странно беззащитным и предпочел остаться возле угасших варп-врат с Эпифани. Варповидица положила руку на макушку «Отца», служившего ей поводырем, и стала поворачивать его, рассматривая помещение. Гессиан приблизился к куче вещей неподалеку и начал обнюхивать ее, как хищное животное, идущее по следу. Торкуил широкими шагами подошел к ближайшей стене, от встроенных в его доспехи фонарей на гладком камне пролегли длинные тени.
– Инквизитор, – позвал он Клюта.
– Нашли что-нибудь? – донесся издалека голос Чевака. В ответ он получил лишь отрицательное бормотание.
– Что ты там обнаружил? – спросил Клют Реликтора. Технодесантник вскинул мощную руку в латной перчатке и указал на стену.
– Мы глубоко под землей, это я могу сказать точно, – сказал Торкуил. Закованным в керамит пальцем он ткнул вверх, указывая на полосу металла, тянущуюся вдоль стены. Она исчезала во мраке на самой границе света, источаемого доспехом Торкуила.
– Зал-реликварий XIII.3, – прочитал Адептус Астартес на пластине. Затем взгляд обоих упал на символ Святой Инквизиции.
– Чевак! – прошипел Клют. Но высший инквизитор уже стоял рядом с ними. – Где мы?
– Это Немезида Тессера, – спокойно ответил Чевак. Лицо Клюта исказилось от ярости и досады.
– Мы на Немезиде Тессера?!
– Точнее, в нескольких километрах под ней, – поправил Чевак. – Но зато мы дома. Ты же этого хотел. Прибыть в холодные каменные стены Святого Ордо, в одно из безопаснейших мест в Оке Ужаса, кстати говоря. Это Немезида Тессера, построенная, как говорят, по приказу самого Императора после первого Черного крестового похода Абаддона.
– Но… – Клют запнулся, пытаясь подобрать слова, – «Малескайт»… Вы сказали, что покажете нам кое-что.
ТерминаторДата: Воскресенье, 16.06.2013, 17:13 | Сообщение # 101



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– И покажу, – согласился высший инквизитор. Что-то его отвлекало, и он снова вгляделся в темноту пещеры. – Но, похоже, я оставил это в другом помещении.
– Вы бывали здесь раньше? – спросил Реликтор.
– Неоднократно, – сознался Чевак с самодовольной ухмылкой.
– Последнее место, где вас стали бы искать, – сказал Клют и медленно покачал головой. Он все больше осознавал, в какой экстренной ситуации они находятся. – Чевак, нам нельзя здесь находиться.
– Я сказал, что вернусь, – заявил Чевак, который и сам уже терял терпение. – И вернулся. Сдержал слово. Я же говорил, нельзя вот так подойти к сверхсекретной крепости Инквизиции и постучать в парадную дверь.
Клют ощетинился.
– Реликторы объявлены отлученными предателями, Ордо Еретикус двенадцати секторов получили ордер на убийство Эпифани, а Гессиан – Гессиан просто тело мальчика, который был любовником моего мистика, и в нем живет гнусное воплощение зла. Не совсем та компания, с которой я бы стал знакомить своих братьев-инквизиторов!
– Ну так пусть эти инквизиторы и беспокоятся, – сказал Чевак и повернулся, собираясь уходить.
И тут все заполнило светом и звуком. Мучительный вой тревоги разрезал воздух, оповещая о смертельной опасности, зал поглотило кроваво-красное, мигающее освещение, исходящее с потолка. Оно гасло и снова вспыхивало в унисон с сиреной.
Инквизиторы и их наемники уставились друг на друга, ища виновника тревоги.
Оказалось, что Гессиан, вынюхивая цель среди проклятых и демонических артефактов, наступил на вырезанную в полу эмблему из концентрических кругов готического текста. В тусклом алом освещении стали видны такие же знаки, на равных расстояниях друг от друга покрывающие весь пол.
Торкуил наклонился над демонхостом и подхватил его под руку.
– Печать чистоты, – подтвердил Реликтор. – Она сообщила о вторжении.
Клют бросил на Чевака полный гнева взгляд.
– Когда нас найдут, то всех объявят еретиками и навечно подвесят на дыбу!
– Они бы в любом случае это сделали, друг мой, – мрачно ответил Чевак, – и ты это все никак не поймешь.
– Надо активировать варп-врата, – сказал Торкуил.
– Уже поздно, – откликнулся Чевак и зашагал в сторону между кучами колдовских и искаженных варпом предметов. – Но не беспокойтесь, ибо когда закрывается одна дверь, открывается другая.
В отдаленной части пещеры, в том направлении, куда двигался высший инквизитор, кровавые лучи осветили колоссальную бронзовую дверь, которая одновременно представляла собой стену помещения и закрывала проход из одного зала-реликвария в другой. От каменных стен отразился грохот чудовищных цепей и механизмов, от которого замирало сердце, и пядь за пядью дверь начала рывками подниматься к потолку. Из-за нее хлынул воздух, подняв огромное облако пыли с пола пещеры. Чевак, стоявший рядом, в мгновение ока обратился в привидение, силуэт, растворившийся в окружающих тенях.
– Чевак! – крикнул инквизитор.
Облако, подсвеченное вспышками тревожных сирен, налетело на них.
– Сержант, – позвал Клют. Рурк шагнул назад и поднял толстый ствол обшарпанного лазкарабина.
– «Цитадель», идиоты! – рыкнул он на хемопсов, хотя штрафники уже начали отступать от поднимающейся двери-стены и нацеливать на нее разномастное оружие.
Пылевое облако начало развеиваться, и в нем показались чьи-то очертания. Сквозь вихрь и тени топали вперед шесть силуэтов, громадных, как небольшой горный хребет из керамита, пластали и адамантия. Их доспехи отсвечивали серебряным блеском в пыльном сумраке, несмотря на многочисленные щербины, оставленные веками битв. Белые мантии развевались за их спинами от быстрого, неумолимого движения. Шлемы, утопленные в гнездах энергетических кабелей и трубок жизнеобеспечения, казались маленькими в сравнении с нагрудниками, а те, в свою очередь, казались меньше рядом с огромными округлыми наплечниками, которые сильнее всего выделялись на доспехах и придавали воинам вид скорее машин, чем людей.
Клют почувствовал, как внутри поднимается холодный ужас. С каждым тяжелым шагом одинаковые знаки на круглых наплечниках становились все четче. Древний фолиант, пронзенный мечом крестоносца, со зловещим числом 666 на рассеченных страницах. На грудь каждого воина свисала тяжелая цепь с символом Ордо Маллеус, означающая, что они принадлежат к Воинствующему Ордену и сражаются в рядах благословенных Императором демоноборцев.
– Серые Рыцари… – прошипел Торкуил, увидев их.
ТерминаторДата: Воскресенье, 16.06.2013, 17:14 | Сообщение # 102



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Клют кивнул, молча соглашаясь. Да, это были Рыцари, облаченные в тактические дредноутские доспехи первой модели, которые, несомненно, тысячи лет хранились на Немезиде Тессера. Торкуил шагнул вперед, агрессивно расставив серворуки и мехадендриты, будто загнанный в угол арахнид. Серые Рыцари сжимали в правых руках длинные толстые древки алебард. С одной стороны они оканчивались похожим на молот противовесом, с другой – широким кромсающим лезвием, объединяющим функциональность и смертоносность секиры и копья. Но это, как знал Клют, было еще не самое худшее. Все Серые Рыцари были могучими псайкерами, и в их алебарды были встроены пси-матрицы, служившие проводниками имматериальных энергий, что еще более усиливало сверхъестественные боевые способности этих воинов. Клют мог припомнить лишь немногих врагов, с которыми бы ему меньше хотелось сражаться
– Эпифани! – отрывисто окликнул Клют. Инквизитор видел, как варповидица глубоко затянулась «призраком» из своей табакерки.
– Ничего нет, – ответила прорицательница с толикой неуверенности и изрядной долей страха. Вся ее заносчивость и храбрость исчезли. Клют раньше слышал в голосе девушки неуверенность. Страх – никогда.
– В смысле? – спросил он.
– Я не вижу наше будущее, инквизитор, – сказала она. Он видел, что ее лицо побелело и исказилось от ужаса. Она даже титул едва выдавила. Клют сглотнул. Плохо дело. Если Эпифани не может разглядеть будущее, то, видимо, его у них просто нет.
– Засечено демоническое вторжение, зал-реликварий XIII.3, – с твердой уверенностью прогрохотал Серый Рыцарь в свой вокс. – Инквизитор Циарро, приступить к очищению?
Брат Торкуил и демонхост услышали космического десантника. Гессиан засиял от сверхъестественной силы и нечеловеческой ненависти. Чудовище осознавало угрозу и собственную уязвимость перед этими трижды благословенными врагами.
– Отпусти меня, – сказало оно, хотя Клют и не мог сказать, молит ли его тварь или приказывает совершить ужасное злодеяние.
– Циарро, – прошипел Реликтор за их спинами, едва сдерживая себя. Клют знал, что Гамал Циарро руководит своими операциями из Немезиды Тессера. Этот инквизитор посвятил жизнь охоте на Реликторов, считая их еретиками и отступниками, и именно от одного из союзников Циарро Клют узнал подробности об этом ордене и его эскападах в Оке Ужаса. Он бы никогда не привел Саула Торкуила к таким ненавистным врагам. Реакция космического десантника была ужасна, но предсказуема.
Пещерный зал был складом проклятых и демонических предметов, захваченных и каталогизированных Ордо Маллеус. Многие из них были неактивны или отнесены не в ту категорию, так как Инквизиция сваливала сюда все, что попросту не поддавалось пониманию и что не было времени исследовать. Прошедшие проверку предметы заключались в пси-ингибиторы, сдерживающие разрушительные силы, запирались в стазисные хранилища или накрывались фазовыми полями Геллера.
Торкуил потянулся в сторону и с силой рванул гротескную рукоять одержимого меча. Реликтор был знатоком экзотического и потустороннего оружия и хорошо знал, что ему нужно. Выдернув клинок из древнего стеллажа, на котором лежало еще несколько подобных вещей, технодесантник перерезал сервоклешней толстую цепь, удерживающую оружие. Он взмахнул мечом и разбил на части уже потрескавшийся хрустальный контейнер, разрушив находившийся внутри пси-ингибитор. Уродливая рукоять в кулаке Торкуила задрожала от возбуждения.
Печати и благословенный елей на силовой броне не давал дьявольской силе проникнуть в душу космического десантника, но одержимое оружие все равно могло тянуть ненависть и жажду мести из своего владельца и питаться ими. Форма меча изменилась, видимо, подстраиваясь под мрачные мысли нового хозяина. Из относительно прямого, тонкого и короткого клинка в реальность излился древний, покрытый ржавчиной металл, образовав смертоносное оружие длиной с самого Торкуила, с изогнутым, плоским, заточенным с одной стороны клинком, напоминающим саблю или ятаган. На тупой стороне образовались наросты, похожие на искривленный позвоночник. По всей длине из него проросли терновые шипы и иглы, вплоть до ржавого демонического черепа, служившего навершием и противовесом. Схватив в другую руку мирно висевший на сервосбруе силовой топор, Реликтор вышел навстречу своим заклятым врагам.
ТерминаторДата: Воскресенье, 16.06.2013, 17:14 | Сообщение # 103



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Не обращая внимания на Гессиана, Клют стиснул в руке инквизиторскую инсигнию и встал перед Торкуилом. Действовать надо быстро. Еще пара мгновений, и Астартес набросятся друг на друга. Всегда готовые стрелять хемопсы не заставят себя долго ждать, и все пойдет к черту в буре болтов и лазерных лучей.
– Не стрелять, – приказал Клют, поднял инсигнию перед Серыми Рыцарями, но при этом кивнул сержанту Рурку. – По приказу Ордо Ксенос, – терять было нечего, и Клют решил воспользоваться авторитетом Святого Ордо.
– Иллюзия, чтобы отвлечь нас от святой цели, – уверенно заявил юстикар. Инсигния не заставила его задуматься хотя бы на секунду. – Миньоны Великого Врага все сделают, чтобы выжить в мире смертных. Очистим же эту крепость Инквизиции от нечисти и мерзости во имя Бога-Императора. Уничтожим нарушителей. Не оставим тварей имматериума в живых.
Серые Рыцари все как один вскинули левые руки. На запястье каждого был закреплен штурмболтер, и все стволы разом испустили поток свирепого, но точного огня. Савларцы инстинктивно вскинули разнокалиберное оружие и ответили залпом. Болт-снаряды с жестокой меткостью находили тела гвардейцев-штрафников, отрывая руки и головы. Огневая мощь хемопсов бледнела в сравнении с космическими десантниками, снаряды попросту рикошетили от древних доспехов. Оставшиеся гвардейцы быстро попрятались по укрытиям, как и Эпифани и ее проводник-сервочереп.
Торкуил швырнул Клюта наземь, и инквизитор очутился на каменном полу за приземистым бронированным контейнером. Тот весьма походил на большой гроб и, несомненно, таил внутри нечто отвратительное. Реликтор бесстрашно зашагал навстречу Серым Рыцарям, выставив перед собой демонический клинок и силовой топор. Болты, которые разносили артефакты и гвардейцев на куски, мчались прямиком в космического десантника, но распадались в пыль, уничтоженные дьявольской силой проклятого меча. Плоть Гессиана полыхала изнутри, и, подсвеченные темным пламенем, сквозь кожу явственно прорисовывались вживленные буквы. Демонхост пытался побороть сковывающие его обереги и литании, и по его искаженному лицу Клют понимал, что от этого он испытывал физическую и духовную муку.
Ноги Гессиана оторвались от пола, и он взмыл над хаосом перестрелки. Клют подумал, не стоит ли ему исполнить просьбу демона и спустить его с цепи, но такие послабления могли войти в привычку, и эта мысль вызывала у него неприятие. Возможно, подумал инквизитор под грохот болт-снарядов, врезающихся в проклятые реликвии и редкости вокруг, проблема была даже не в Гессиане и его жажде свободы и разрушения, а в том, что с тех пор, как Чевак вернулся, все они гораздо чаще оказывались в опасности и нуждались в адской силе демонхоста.
Клют почувствовал, что гроб-хранилище сдвинулся с места. Он окутался тусклым духовным пламенем и взмыл в воздух вместе с несколькими другими тяжелыми предметами. Гессиан испустил жуткий вопль. Он хотел запустить левитирующие вещи во врага, но, будучи связан, просто не мог извлечь из варпа достаточно телекинетической энергии, чтобы сделать это. Гроб грохнулся обратно на пол, и его укрепленные стенки приняли на себя очередь из штурмболтера юстикара. Гессиан завис в воздухе, ему едва хватало силы, чтобы отражать обстрел и не дать снарядам разорвать тело, в котором он поселился. Болты пролетали на волосок от его рук и плеч вместо того, чтобы пробивать зияющие дыры в груди.
– Освободи меня… – прошипел Гессиан. Клют знал, что теперь существо молит его об этом. Губы инквизитора зашевелились, шепча начало одного из заклинаний Фалангаста, которое должно было исполнить желание монстра.
Воздух над ними внезапно вспыхнул пламенем. Вспышка иссушающей энергии прожгла пространство над головой Клюта и врезалась прямо в парящее тело демонхоста. Существо, пораженное духовной молнией, отлетело в стену пещеры и забилось в муках. Клют понял, что один из Серых Рыцарей обрушил собственные колдовские силы на демонхоста. Вторая вспышка, будто копье, прорезала мрак пещеры и ударилась в демона. Дуги энергии окутали обе руки Гессиана, пригвоздив его к холодному камню стены. Демонхост оказался совершенно беспомощен.
Клют рискнул выглянуть из-за гроба и увидел, что дуги пламени истекали из клинков алебард «Немезида», которые сжимали двое Серых Рыцарей в тактических дредноутских доспехах. Воины возвышались неподвижно, будто танки. Торкуил сражался в самой гуще врагов, движения его были безумно быстрыми и точными. Он использовал каждую секунду тренировок, которые прошел как Адептус Астартес, и слился с проклятым клинком и его темной волей. Трое терминаторов пытались рассечь технодесантника сверкающими клинками психосиловых алебард, но раз за разом Реликтору удавалось отражать удары то мехадендритом, то серворукой, латной перчаткой или оружием. Битва космических десантников, бывших боевых братьев, внушала благоговейный ужас.
ТерминаторДата: Воскресенье, 16.06.2013, 17:16 | Сообщение # 104



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Торкуилу удалось схватить одного из терминаторов серворукой и, подобно борцу, швырнуть могучего противника через плечо. Серый Рыцарь пропахал полосу среди куч артефактов и магических вещиц. Удар сбил с него шлем, открыв древний лик космического десантника, на котором явно читалось удивление, смешанное с гневом. Технодесантник вскинул силовой топор, но оружие тут же разлетелось на куски, столкнувшись с пульсирующим клинком «Немезиды». Несмотря на безумную храбрость, Реликтор едва ли мог надеяться на победу, сражаясь против трех Серых Рыцарей, и мало-помалу психосиловые алебарды начинали пробивать его защиту и вскрывать священную броню, будто жестянку.
По доспехам Торкуила текли кровь и масло. Поверженный терминатор снова поднялся на ноги, и технодесантнику пришлось удвоить и без того нечеловеческие усилия. Его ярость питала темное оружие, зажатое в латной перчатке, и оно стремительно описывало широкие дуги, отшвыривая в сторону клинки и штурмболтеры Серых Рыцарей, а то и прорубая толстый керамит их наручей и кирас.
Клют понимал, что он должен сделать хоть что-то, но не знал, что. Шансы были столь невероятно малы, что было просто невозможно придумать хоть какой-то план, который не закончился бы неотвратимой смертью. Вытащив кадианский уличный обрез из-под мантии, Клют начал лихорадочно перезаряжать его, заменяя серебряно-солевые патроны на модифицированные болт-снаряды. Что-то шевельнулось слева, и инквизитор рванул рычаг, но это оказался всего лишь «Отец», который пытался скрыться от царившей кругом бойни. Юстикар прорубил кровавый путь сквозь савларских гвардейцев, обнаружил Эпифани и уже занес над ней длинную психосиловую алебарду. Девушка стояла на коленях, ничего не видя без «Отца». Юстикар расшвыривал ящики, артефакты и археологические находки по сторонам, пытаясь рассечь варповидицу пополам. Но за считанные мгновения слепой прорицательнице удавалось увидеть будущее и избегать удара шипящего клинка.
Торкуил. Гессиан. Эпифани. Всех их привел сюда Клют из-за того, что решил манипулировать Чеваком. Инквизитор был в ужасе, но чувство вины и ответственности перед ними оказалось сильнее. Клют встал и повернулся к двум Серым Рыцарям, с оружия которых срывались обездвижившие Гессиана духовные молнии. Он направил дробовик на воинов Адептус Астартес, зная, что тот бессилен против терминаторской брони. И тут Клют чуть улыбнулся. В голове вспыхнула мысль. Мысль, порожденная отчаянием. Инквизитор прицелился чуть вбок, и обрез грохнул, выпустив болт-снаряд точно в широкое лезвие «Немезиды» ближайшего Серого Рыцаря. Дуга обжигающей варп-энергии метнулась в сторону, а тем временем Клют передернул рычаг и точно так же выстрелил в клинок другой алебарды.
Демонхост высвободился и рухнул с немалой высоты. Почти в тот же миг Серые Рыцари снова навели оружие на цель, и Клют едва успел спрятаться за гробом, когда потоки молний пронеслись над головой, расшвыривая и разнося на куски все на своем пути. Из укрытия Клют видел демонхоста, больше похожего на дымящуюся кучу, лежащую у стены.
Инквизитор мог лишь надеяться, что поступил правильно. Юстикар добрался до Эпифани и прижал ее маленькое хрупкое тело к пыльному полу. Слепая пророчица не могла сдвинуться с места, и Серый Рыцарь уже готов был срезать голову ведьмы с плеч своей психосиловой алебардой. Клют рассчитывал, что любимый питомец варповидицы не позволит этому свершиться. Демонхост, чья обожженная плоть местами все еще горела, внезапно пришел в чувство и помчался широкими прыжками, будто адская гончая.
Взмыв в воздух, он приземлился прямо на броню, прикрывающую широкую грудь юстикара. Схватив психосиловую алебарду, чудовище с сияющими глазами сломало древко пополам и отшвырнуло части в стороны. Демонхост сбил рыцаря наземь голыми руками, несмотря на то, что порождение варпа обладало лишь частью былой силы и едва оправилось от ранений, нанесенных психической мощью двух Серых Рыцарей. Окутанные эфирным пламенем варпа, его кулаки с каждым ударом крушили керамит и пласталь. Гессиан снова сражался на пределе возможности, вытягивая из имматериума все, что позволяли его узы. Терминатор попытался навести на адское отродье прикрепленный к запястью штурмболтер, но Гессиан топнул и прижал его руку к полу. Затем он схватился за шлем юстикара и сорвал голову с плеч невезучего демоноборца.
Едва лишь Гессиан отшвырнул в сторону сопровождаемый шлейфом крови шлем, двойные потоки духовной молнии снова ударили в него, опалили и отшвырнули в сторону. Гессиан пролетел над Эпифани, которая пыталась вслепую уползти подальше. Демонхоста прибило к стене, потоки психической энергии сковали его и стали рассеивать его связь с материальной вселенной. Существо взревело от боли и гнева.
ТерминаторДата: Воскресенье, 16.06.2013, 17:16 | Сообщение # 105



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– Эпифани! – закричал Клют, заглушая суматоху, чтобы помочь слепой прорицательнице сориентироваться. На каком-то глубоком подсознательном уровне девушка, видимо, знала то, чего не знал он, и вместо того, чтобы двинуться на его голос, постаралась отдалиться.
Клют передернул рычаг пистолета-дробовика, и тут еще один его спутник рухнул рядом. Торкуил представлял собой настоящее месиво. Доспехи пробиты и помяты, сервосбруя превратилась в переплетение сломанных придатков и обрубленных конечностей. На нагруднике – черный дымящийся кратер там, где какой-то Серый Рыцарь в упор ударил духовной молнией с такой силой, что Реликтора оторвало от пола и отбросило прочь. Демонический клинок, зажатый в латной перчатке, исказился и поменял форму и размер, отражая умирающий дух воина Адептус Астартес. Гнев космического десантника, который питал темное, жаждущее оружие, теперь утекал вместе с жизнью.
Клют хотел подойти к громадному технодесантнику, но тут его обступили враги. Надо отдать должное Реликтору: все терминаторы Серых Рыцарей выглядели так, как будто только что покинули поле битвы с демонами. Там, где одержимый клинок находил свою цель, не только раскалывался адамантий и бронепластины тактического дредноута, но также старился металл. Секущие и режущие удары Торкуила оставили на доспехах Серых Рыцарей зияющие, ржавые дыры с рваными краями, через которые можно было разглядеть их тела. Космические десантники обступили упавшего Торкуила и обрушили на него ураган ударов, соревнуясь за честь расправиться с ренегатом-Реликтором. Бессильно прижимаясь к полу, Клют мог лишь надеяться, что тот выживет. Технодесантник отчаянно защищался, даже лежа на полу, так что это не казалось невозможным. Каким-то невероятным образом космический десантник парировал демоническим клинком «Немезиды», готовые его прикончить. Лишившийся шлема Астартес, которого Торкуил швырнул через зал, рычал от нечеловеческой ненависти и с размаху бил алебардой по каменистому полу, пытаясь достать врага. Торкуил корчился, извивался и уворачивался.
Рискуя жизнью, технодесантник решил забыть о защите и атаковать, выгнув израненное тело, чтобы как следует размахнуться демоническим мечом. Клинок вгрызся Серому Рыцарю чуть ниже колена и прошел сквозь обе его ноги. Вмиг лишившись опоры, терминатор повалился на пол. Кровь хлынула из перерубленных конечностей, лицо раненого исказилось от шока и смятения. Но космических десантников учили сражаться, несмотря даже на столь тяжкие травмы, и Клют знал, что воины Астертес выходили – или выползали – живыми даже из куда более суровых сражений. Быстро придя в себя, лежащий на полу Серый Рыцарь размахнулся алебардой. Тут Клют заметил, что с лицом терминатора случилось нечто странное. Складки, оставленные на его лице смятением, стремительно превратились в морщины глубокого старика. Сила сверхъестественного клинка взяла верх над врагом, и из генетически усовершенствованного воина он в считанные секунды превратился в прах и кости. Зрелище было ужасающее.
Демоническое лезвие задрожало, наполняясь мощью, и снова выросло и приобрело еще более смертоносный облик. Торкуил явно надеялся на это оружие и попытался снова парировать им удары, но его собственная атака оставила его открытым. Другой Серый Рыцарь отбил меч в сторону плоской стороной алебарды, и клинок, трещащий от энергии варпа, перерубил запястье Торкуила. Кисть в латной перчатке упала на пол вместе с мечом, и Серый Рыцарь отшвырнул ее ударом ноги. Его товарищ отступил назад и метнул алебарду, как психически заряженное копье. Острие легко прошло сквозь обожженную и разбитую пластину нагрудника и насквозь пронзило основное из двух сердец Реликтора.
Торкуил взревел от боли, но крик быстро захлебнулся в водянистой кровавой жиже, которая хлынула с губ. Серый Рыцарь уперся сапогом в грудь Реликтора и начал выдергивать алебарду из покореженного адамантия доспехов, намереваясь нанести еще один удар и покончить с врагом.
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Атлас Преисподней Роба Сандреса
Страница 7 из 11«12567891011»
Поиск: