Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 4 из 11«1234561011»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Атлас Преисподней Роба Сандреса
Атлас Преисподней Роба Сандреса
ТерминаторДата: Понедельник, 10.06.2013, 20:55 | Сообщение # 46



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Эпифани разгуливала вокруг собрания в наряде, достойном Кардинала Карнавала из улья Баптисте. Высокий кружевной воротник поднимался и утопал в ее волосах, с которых ему навстречу спускался каскад металлических лент. Глаза были подкрашены так, что напоминали темную радугу, на бледные руки прорицательница надела длинные перчатки с проволочным каркасом, а на ноги – такие же чулки. Композицию довершал турнюр, который поддерживал экстравагантные оборки псевдоюбки, открывающей ноги в покрытых заклепками сапогах. Ее явно интересовала работа Чевака и космического десантника, а святотатственная природа того, что их окружало, не производила на девушку никакого впечатления. Сервочереп «Отец» парил над когитатором, соединенный с разбитым хранилищем проводами.
Гессиан разлегся на нескольких скамьях, свесил голову с одного из жестких сидений из железного дерева и с довольным видом бездельничал, наблюдая за когитатором и работающими людьми.
– Если кому интересно, то враг остался далеко позади, – сообщила Торрес, как будто отчитываясь перед ними. – Если расчеты Эпифани верны…
– А они верны, – самоуверенно вставила варповидица.
– Тогда за час мы доберемся до безопасной точки для прыжка.
– Прекрасная работа, капитан, – сказал Клют, быстро завершил молебен и встал. Больше ни у кого доклад особого интереса не вызвал.
– Получилось, – сам себя поздравил Торкуил, когда очередное точно рассчитанное движение, наконец, оживило древнюю машину. Когитатор загудел и загремел, будто старое холодильное устройство, от панели управления и потрескавшегося экрана пошли тоненькие струйки дыма. На дисплее замигали и панически заметались данные, затем из мнемонического механизма полез сухой, запятнанный кровью пергамент, усеянный множеством знаков и символов. Технодесантник оторвал кусок, посмотрел и признался:
– Такого диалекта я не знаю.
Чевак взял один хрусткий листок.
– Культисты были с Корибана, – уверенно заявил Чевак, – но сам корабль был построен…
– На доках Стригоя, – закончила за него Торрес.
– Вполне возможно, – согласился Чевак и показал на некоторые участки пергамента. – Долгие гласные, короткие корни. «Отец»?
Из сервочерепа в свою очередь пополз небольшой пергаментный свиток, на котором был начертан короткий текст. Эпифани оторвала листок.
– Гессиан должен знать.
Чевак повернулся к созданию варпа.
– Мерзостный, сделай что-то полезное, – инквизитор передал бумагу отдыхающему демонхосту. Гессиан без интереса глянул на руны и знаки и кивнул.
– Технакуляр Малого Скаттаваула, – прошипел он.
– Стригой, – кивнул Чевак.
Торкуил уже рылся в ящике неподалеку. Он бросил высшему инквизитору чистый свиток и вытащил трубкообразное стыковочное устройство, состоящее из отдельных вращающихся элементов, покрытых знаками и символами.
– У меня нет настолько специфичных устройств, – признался технодесантник, разъединил надвое рунический кабель неподалеку и присоединил его концы к толстой трубке. – Но этот диа-лог должен расшифровать большую часть данных.
Он покрутил механизм и быстро составил нужную последовательность символов из вращающихся элементов. Экран когитатора опустел, затем неуверенно замигал и начал извергать информацию на ломаном готике.
ТерминаторДата: Понедельник, 10.06.2013, 20:55 | Сообщение # 47



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– Мне нужен мнемонический журнал «Геллебора», – сказал Чевак. Технодесантник принялся за работу у панели управления.
– В каком порядке?
– В обратном, начиная от нападения на «Малескайт».
Из когитатора полез пергамент, раскрывая его секреты, и Торрес наклонилась к нему, глядя, как высший инквизитор всматривается в текст, почти уткнувшись лицом в бумагу.
– Что это за информация, ради которой вы готовы рисковать жизнями всех людей на борту? – осведомилась она. Чевак помедлил. Затем показал.
– Вот эта, например.
– Что там? – спросил Клют.
– Две недели назад «Геллебор» нагнал в Пропасти Геенны тяжелый грузовой корабль Империума под названием «Плутон», примерно так же, как догнал и нас.
– И что? Имперские корабли постоянно теряются вблизи Ока, – возразила Торрес.
– Но когда «Геллебор» приблизился, вид корабля изменился. Он маскировался, используя некую колдовскую иллюзию, – объяснил Чевак. – Корабль на большой скорости ушел от погони, причем кхорнаты гнались за ним так долго, что в хранилище «Геллебора» есть запись о том, что были серьезно повреждены субсветовые двигатели. Наверное, это взбесило культистов на борту.
– Почему они за ним гнались? – спросила капитан.
– Ну, во-первых, вы сами видели, что они сумасшедшие.
– А во-вторых, – добавил Клют, – Кровавый Бог в особенности ненавидит иллюзии, ведьм и псайкеров.
– Применять их на поле боя считается нечестным, – сказал высший инквизитор, продолжая мысль своего бывшего дознавателя. – «Плутон» на самом деле оказался фрегатом типа «Гладиус» под названием «Рубрициан».
– Тысяча Сынов… – прошептал Клют.
Чевак кивнул. На протяжении тысяч лет, повинуясь Азеку Ариману, космические десантники из Тысячи Сынов рыскали по галактике в поисках артефактов, тайных знаний и психических талантов, безжалостно разоряя библиариумы и реклюзиамы Империума, похищая колдовские секреты у собратьев-хаоситов и ксеносов. Ариман неутолимо жаждал могущества и в своем честолюбии полагал, что знания, накопленные эльдарами в Черной Библиотеке Хаоса, могут сделать его божеством. Именно в поисках этого чужацкого храма познания и просвещения владыка Хаоса и его подручные напали на след Чевака.
– «Рубрицианом» командовал колдун из Тысячи Сынов, Корбан Ксархос, – сказал Чевак. Было очевидно, что он нервничал, касаясь этой темы. – Что же ты делаешь в Пропасти Геенны, Ксархос? – вслух подумал он и глубоко задумался. Затем обратился ко всей часовне. – Есть идеи? Хоть какие-нибудь? Что фрегат Тысячи Сынов мог делать в Пропасти?
– Ничего особенного там нет, – ответила Торрес.
– Несколько газовых гигантов, – сказал Клют. – Несколько мертвых лун.
– Может, они проводили ремонт? – предположил Торкуил.
– Но при этом смогли обогнать «Геллебор» и не подпустить его на такое близкое расстояние, как мы.
– Пропасть находится к галактическому югу от Фанагории Прайм. Несколько месяцев назад нам пришлось по широкой дуге обойти Фанагорию, потому что там находился какой-то флот еретиков, – сообщила капитан Торрес.
Клют кивнул, припомнив этот случай.
– Возможно, они летели на Фанагорию, просто через Пропасть.
ТерминаторДата: Понедельник, 10.06.2013, 20:56 | Сообщение # 48



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– На субсветовой скорости? – усомнился Чевак.
– Бури в варпе? – предположил Торкуил. Чевак повернулся к ходящей туда-сюда Эпифани.
– Варповидица?
– Имматериология региона довольно стабильна. Ничего такого, с чем бы не смог совладать фрегат космических десантников Хаоса.
– Ну, давайте же, – возбужденно поторопил Чевак. – Думайте. Что в Пропасти Геенны могло заинтересовать Тысячу Сынов?
Высший инквизитор начал мерить часовню шагами, на его лице читалась мука, словно у наркомана, страдающего от ломки. Чевак почти физически нуждался в информации или хотя бы в логичных ответах на вопросы, от них ему становилось легче. Клют помнил, как он намеренно заразил своего начальника мощным мемовирусом незадолго до того, как тот отправился в Черную Библиотеку Хаоса. Когда Чевак проходил мимо, Клют склонился к его уху и прошептал:
– Милорд, в лазарете есть лекарства, которые могут смягчить симптомы, а возможно, даже избавить вас от них.
Чевак хмуро покачал головой и снова принялся беспокойно вышагивать по помещению. Чего еще было ожидать от зависимого человека? В некоей мере он походил на Эпифани, нюхающую «призрак». Клют почувствовал стыд, который становился только сильнее от того, что инквизитор стоял под сенью могучей аквилы. Он ведь потакал навязчивым привычкам их обоих.
– Что-нибудь придумали? – настойчиво повторил Чевак.
– А какая разница? – ответила Торрес не менее раздраженным голосом. – Я думала, мы летим обратно к Вратам Кадии.
– Могут быть некоторые изменения в планах, – сказал Клют и с немалой неловкостью ощутил на себе обвиняющий взгляд капитана. Торрес откинулась на спинку скамьи и с обреченным видом опустила голову.
В желтых глазах Торкуила отразились мелькающие данные, которые он вывел на экран когитатора.
– Пропасть Геенны, – начал читать он. – Керчь-161, Сибарис, Нарданеллы, Кравения Минорис, Звезда Вандердекена, Искеллион XI, Искеллион XII, Арах-Син…
– Арах-Син? Это в Пропасти? – внезапно перебил Чевак.
– Да, на границе в сторону вращения. Галактический восток.
– Никогда не слышала, – сказала Торрес.
– Это старый эльдарский мир, – пояснил Чевак.
– Вы там были? – поинтересовался Клют.
– И не раз. Там есть варп-врата и огромный археорынок.
– Думаете, Корбан Ксархос был там и хотел что-то купить? – спросил Клют.
– Заманчивое предположение.
– Почему мы вообще ищем этого… Ксархоса? – в последний раз попыталась добиться ответа Торрес. – Какое нам до него дело?
Чевак тут же оказался на ногах. Он посмотрел прямо в глаза капитану, и его собственные глаза были наполнены мрачной уверенностью.
– Это дело Инквизиции, капитан Торрес. Может, мне напомнить, что ваш драгоценный корабль находится на службе Святому Ордо? Преследование архипредателей наподобие Корабана Ксархоса – это то, чем мы занимаемся. Этого должно быть для вас достаточно. Колдун Ксархос, порождение бездны, ответственен за гибель имперских граждан на тысяче миров, и если его не остановить, убьет еще много миллионов. Но это не так уж важно, поскольку его грешный легион давно уже объявлен Отлученными Предателями.
– Как и орден брата Торкуила, – с вызовом парировала Торрес. Чевак поджал губы и через миг обезоруживающе улыбнулся технодесантнику и капитану.
– Один еретик за раз, – он пошел к двери часовни. – Мне надо знать, что этому ведьминому ублюдку и Тысяче Сынов понадобилось на Арах-Сине.
ТерминаторДата: Понедельник, 10.06.2013, 20:56 | Сообщение # 49



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– Пропасть Геенны находится на другом краю Ока, – холодно сообщила Торрес. – Нам понадобятся недели, чтобы рассчитать безопасный маршрут и добраться до него.
Чевак вытащил из бездонных глубин арлекинского плаща драгоценный золотой фолиант и взмахнул им.
– И все же через час на моих сапогах будет пыль этого древнего мира.
– Вы пойдете обратно в Затерянный Свод? – несколько напрягся Клют. Чевак на миг задумался, а затем снова указал зеркально блестящим фолиантом на все собрание.
– Если кому охота поразмять ноги, с удовольствием возьму вас с собой, – сказал он и исчез в дверях.
– Раймус… – начала Торрес.
Клют оглядел часовню. Реликтор, варповидица и демонхост смотрели на него, с нетерпением ожидая приказа. Даже сервочереп парил с выжидающим видом. В их глазах читалось пугающее предвкушение. Инквизитор хмыкнул. Как бы то ни было, Торкуила будет довольно сложно не пустить на археорынок. Эпифани пойдет, просто чтобы позлить Торрес, а демонхосту наверняка будет в радость провести какое-то время подальше от часовни и реликвий, которые вытягивали из него силы. Что же касается самого инквизитора, то после десятилетий, проведенных в поиске пропавшего Чевака, Клюту просто не хотелось надолго упускать его из виду. И это означало только одно.
– Археопалуба. Через пять минут. Пойдете с ним, – наконец приказал Клют. Его наемники тут же покинули часовню и пошли готовиться к экскурсии. Клют остался и повернулся к капитану Торрес. – У вас есть данные Эпифани, идите этим курсом.
Торрес угрюмо уставилась на него.
– Он запутанный, и прямым его не назовешь, но это самый безопасный маршрут к Вратам.
– Доберитесь до точки прыжка, – с тяжестью на сердце сказал Клют. – Пусть «Малескайт» начинает путь к Вратам Кадии.
Хозяйка корабля нахмурилась.
– Вы уверены?
Клют кивнул. Торрес ушла, оставив инквизитора в раздумьях, хватит ли ему времени на еще одну молитву, прежде чем устремиться к безумию, которое ожидало на археопалубе, за порталом Затерянного Свода Уриэн-Мирдисса.
АКТ I, ПЕСНЬ VII
Археорынок Тиракеш, старый мир Арах-Cин, Око Ужаса
Входят ЧЕВАК, КЛЮТ, БРАТ ТОРКУИЛ и ЭПИФАНИ с «ОТЦОМ» и ГЕССИАНОМ

Инквизитор Чевак вышел из варп-врат. Клют и его помощники последовали за ним, к их доспехам и одежде все еще льнули разряды статики из измерения Паутины. Портал угас. Клют повернулся, слегка встревоженный тем фактом, что проход, из которого он только что шагнул наружу, теперь обратился в твердый камень. Тот выглядел очень древним и крошился от старости. Чевак сделал несколько неуловимых жестов перед текучими иероглифами и рунами, высеченными на охватывающей камень призрачной кости, и прервал связь с измерением-лабиринтом.
Осмотрев окаменевшие врата, Клют понял, что портал был частью архитектурного ансамбля. Отряд стоял на полуразрушенном балконе, с которого можно было рассмотреть и здание, и ландшафт демонического мира, на который они прибыли.
Окружавшие их развалины в древности представляли собой трехэтажное здание. Заброшенные и обветшавшие комнаты и коридоры сходились к центральной колонне, огромной и вычурной спиральной лестнице, от которой остались только изящное основание и не поддавшаяся времени каменная кладка. Ветхая колонна слегка накренилась, подобно падающей башне, но все же прочно стояла на месте, хотя у Клюта поначалу замирало сердце и немного кружилась голова. Опершись на выщербленный камень балюстрады, он, сам того не желая, начал разглядывать этот мир.
Во время поисков Чевака Клют имел несчастье посетить немало демонических миров в Оке Ужаса, и каждый был еще более извращенным и ужасным, нежели предыдущий. Все они были искажены и пропитаны скверной, ибо постоянно подвергались воздействию чистого Хаоса. Ирреальность варпа пронизывала их нестабильную сущность, и мощные желания демонических созданий, обитающих на этих мирах, становились явью в субреальности этих адских планет.
ТерминаторДата: Понедельник, 10.06.2013, 20:57 | Сообщение # 50



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Клют нашел Затерянный Свод на кошмарном мире Иблисиф. До этого он побывал на мире Нардонис, названном в честь его повелителя, князя-демона. Все обитатели планеты медленно изменялись, приобретая сходство с жуткими мутациями и дарами, который этот князь получил от своего покровителя – бога Хаоса Слаанеша. «Нардонис» стало единственным именем, используемым на поверхности мира, ибо и жители, и города, и даже элементы природной географии планеты походили на отдельные части его отвратительного, противоестественного тела.
Арах-Син был другим, но не менее страшным. Небеса древнего мира эльдаров были скрыты под покровом блестящих зеркальных облаков, который не пропускал адский свет Ока и отражал хаос, творящийся внизу. Поверхность представляла собой бурлящий омут из почерневших от крови песка и земли, которые постоянно бурлили и перемешивались. Фрагменты древних строений и отполированные кости эльдаров, некогда населявших Арах-Син, то и дело выползали наружу. Земля как будто изрыгала из себя собственную историю. Колонна находилась на стабильном участке суши, который не кипел, как все остальное, и походил на песчаную косу, рассекающую поверхность мутной от крови лагуны. С балкона было видно раскинувшиеся внизу лачуги процветающего археорынка, где жители демонического мира продавали древние, выброшенные на берега находки иномирянам, которые предлагали наибольшую плату.
– Тиракеш, – объявил, взмахнув рукой, Чевак. Он повел их вниз по спиральной лестнице, а затем наружу, к искаженным обитателям песчаного полуострова.
– Сколь часто физические воплощения Хаоса противоборствуют нашим усилиям и становятся препятствием на пути к цели, – заметил инквизитор, проходя мимо хибар и торговых будок мутантов. – Но здесь Хаос в своей извращенности творит совершенно противоположное. Здесь собирают исторгнутые из недр планеты сокровища, как созданные на ней, так и привезенные на протяжении всей немалой истории Арах-Сина, и с легкостью находят им покупателей.
– Невероятно, – прошептал Торкуил, окидывая наметанным взглядом несметное множество древних вещиц, выставленных на продажу. Торговцы, а также стражники и телохранители, которые стояли неподалеку от лавок, все были уродливыми, нечленораздельно бормочущими дикарями-эльдарами, больше похожими на чудовищ, искаженными темным влиянием планеты. Аборигены сжимали в руках толстые древние стволы, по большей части подобранные на берегу сюрикенометы – однозарядные орудия, стреляющие картечью из мономолекулярных осколков. Среди лавок, принадлежащих уродцам, бродили другие посетители археорынка. Клют увидел группы практически обнаженных эльдаров, увешанных клинками и защищенных не слишком прикрывающими тело частями шипастых доспехов, напоминающих хитин. Мутанты-иномиряне, затронутые скверной наемники и благословленные варпом люди-культисты занимались своими делами, спорили и торговались с купцами. Чевак наткнулся на банду пиратов Фра'ал, у которых явно чесались кулаки, но они отстали, когда им попалась на глаза массивная фигура Торкуила в силовых доспехах и сервосбруе.
Единственной подлинной валютой в Оке Ужаса была сила, и именно она влекла его бесчисленных обитателей в этот увядший мир. Пространство Ужаса вечно пребывало в гонке сверхъестественного вооружения, и преимущество в оружии решало все. Здесь постоянно раскапывали проклятые древние артефакты и варп-технологии, разработанные чужаками, и продавали в сутолоке археорынка для темных и неведомых целей. Бесконечное разнообразие демонических миров можно сравнить лишь с бесконечностью их проклятия. Арах-Син не был похож на Иблисиф, но также таил в себе опасности, хотя и менее менее явные. Искажающая энергия варпа свободно струилась сквозь Эпифани и Гессиана, но отряд был достаточно хорошо защищен от непрерывного оскверняющего воздействия планеты неприкасаемыми страницами «Атласа Преисподней», печатями чистоты Торкуила и крестильными ваннами Клюта.
Чевак осмотрелся, явно что-то выискивая. Клют и его люди ждали, стоя у костра, разведенного в металлической бочке, рядом с которым до этого грелась кучка эльдаров-уродцев. Существа ушли и смешались с базарной толпой, Торкуил принялся рассматривать товары на ближайшем прилавке, а Эпифани сняла перчатки и стала греть руки у огня. Обычно слепая пророчица держала одну руку на отвратительной подставке –лбу своего сервочерепа, но теперь, грея одну ладонь, она поднесла вторую руку к декольте второй рукой в декольте и вытащила оттуда табакерку. Глубоко затянувшись зелеными кристаллами, она вздохнула, затрепетав ноздрями, и потерла переносицу. Клют наблюдал, одновременно чувствуя заинтересованность и тошноту. В синих бионических глазах «Отца» отражалось пламя, и Эпифани смотрела вместе с ним, вглядываясь в лижущие металл языки огня и тени, пляшущие среди оранжевых отблесков.
ТерминаторДата: Понедельник, 10.06.2013, 20:57 | Сообщение # 51



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– Ты что-нибудь видишь, Эпифани? – тихо спросил Клют, не желая, чтоб его слышала толпа. Она повернулась и несколько драматичным голосом ответила:
– Я вижу… свет во тьме.
Гессиан издал жуткий инфернальный смешок, и Клют отвернулся.
– Это что, все, что ты можешь сказать, дитя? – поинтересовался Чевак, но тут же, не дождавшись ответа, объявил. – Идем туда.
– Даже если Корбан Ксархос был здесь, он наверняка давно покинул это место, – шепнул Клют на ухо высшему инквизитору, устремившись следом. – Мы ничего не добьемся.
– Если он здесь был, значит, что-то покупал. Если мы узнаем, что он покупал, то сможем догадаться, каковы его дальнейшие намерения. Тогда мы выйдем на ублюдочного колдуна, а он приведет нас к самому Ариману.
– Шаткий план.
– Того и гляди развалится. Но когда речь идет о Тысяче Сынов, надо довольствоваться тем, что есть.
Клют покачал головой.
– Что? – спросил Чевак.
– Вы. Ариман. Вы оба используете галактику, как доску для регицида. Он охотится на вас, вы на него, а эльдарское хранилище запретных знаний и Империум просто замешаны в игру.
– Игра помогает сфокусироваться, – отмахнулся Чевак. Клют сдался.
– Что мы ищем?
– Не что, а кого. Уну Бельфебу. Она работает здесь, собирает утраченное. Я раньше вел с ней дела.
Клют не хотел спрашивать, однако чувствовал, что Чевак имеет в виду нечто большее, чем просто торговлю.
– Ксенос? – спросил Клют, чувствуя поднимающийся гнев.
– Она – странница. Следопыт. Покупает камни духа и древние эльдарские реликвии на демонических рынках, чтобы увезти их на угасающий искусственный мир Иянден.
Клют медленно кивнул, зная, что Чеваку хорошо известен Иянден.
– Мы на месте, – сказал высший инквизитор, когда они вошли на засыпанную песком площадь. У прилавка, заваленного реликвиями и артефактами, вокруг которого толпились тараторящие вырожденцы, Клют увидел заметную фигуру. Она была высокого роста и излучала властность, хотя лицо было скрыто под глубоким капюшоном, а тело окутывал камуфляжный плащ-мантия эльдаров. Пытаясь договориться, женщина показала торговцу-мутанту три пальца. Они заключили сделку, и вырожденец протянул ей три ярких камня духа, которые покупательница положила в мягкий мешочек на поясе.
– Бельфеба! – окликнул Чевак, но рыночный гомон заглушил его голос. Эльдарка исчезла среди палаток и лавок, и чтобы не отстать, Чеваку пришлось ускорить шаг, петляя меж бесформенных арах-синийцев и вороватых пиратов Фра'ал. Клют и его наемники следовали за высшим инквизитором, а тот все шагал по проходам, пока не потерял свою цель из виду в путанице торговых шатров. Он остановился, чтобы перевести дух, и весь отряд ожидающе замер позади.
– Ты разве не живешь в лабиринте? – задумчиво вопросила Эпифани, поправляя сапог. Ее глаза все еще были затуманены «призраком». Чевак так и не ответил, снова увидев плащ-мантию и капюшон, мелькнувшие на соседнем перекрестке.
– Бельфеба! – крикнул он снова и добавил на ходу. – Как она может не слышать меня с такими ушами?
Инквизитор рысцой устремился по проходу, не желая вновь с ней разминуться, завернул за угол и оказался у входа в большой и грязный шатер. Откинув холст в сторону, Чевак ворвался в темное помещение, чувствуя растущее раздражение. Спутники устремилис следом, всех окутал мрак. Высший инквизитор остановился и чуть тише позвал:
– Бельфеба?
Мрак вдруг ожил, и его рассекла паутина из пересекающихся лучей, озаривших внутреннее пространство шатра. Лучи сияли светом разных цветов и оттенков, проникая внутрь сквозь прорехи и дыры в грязном холсте. Радужные точки целеуказателей с хищной грацией скользили по доспехам, одеяниям и телам членов отряда.
– Не двигаться, – резко прошипел Чевак.
ТерминаторДата: Понедельник, 10.06.2013, 20:57 | Сообщение # 52



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Несколько лазерных лучей сдвинулись, стали более яркими и сконцентрировались на самых уязвимых точках тела инквизитора – сердце и висках.
– Хороший совет, – донесся голос из темноты позади них. Все это время Уна Бельфеба стояла у входа и смотрела, как люди неуклюже пробираются мимо нее. Несколько лучей мигнули один за другим, когда она прошла между спутниками инквизитора. – Я приказала своим странникам разнести вас на куски из снайперских винтовок, если вы шевельнетесь.
Проходя мимо Чевака, она шепнула:
– Красивый плащик.
– Бельфеба, что происходит? – возмутился инквизитор, когда эльдарка стянула с головы капюшон. – У меня есть к тебе дело.
Лицо странницы было не слишком красивым для ее расы, и ее лишь немного украшали драгоценные камни, вставленные в зубы, и рунические рисунки, которые закручивались на щеках и окружали глаза. Глаза, пылающие ненавистью, всей глубины которой никогда не познать людям с их притупленными эмоциями.
– Дело, – повторила она, смакуя слово. – Глупо было возвращаться, Чевак. Однако, зная тебя, я думаю, что это было неизбежно.
– Повтори-ка, пожалуйста, – изумленно попросил инквизитор.
– Ты вернулся за этими проклятыми страницами. Мои воины вырвали середину из каждого еретического тома. Небольшая мера предосторожности, просто так, на случай, если ты меня обманешь.
Чевак посмотрел на Клюта, тот ответил кинжальным взглядом, явно рассерженный тем, что из-за высшего инквизитора они неожиданно оказались окружены врагами. Чевак слегка пожал плечами, как бы говоря, что понятия не имеет о том, что говорит эльдарка-следопыт.
– Бельфеба…
– Не смей, – предупредила та. – Мои уши все еще сочатся ядом твоей последней лжи.
– Какой лжи? Я был здесь…
Странница не выдержала и взорвалась потоком свистящих слов на своем полном страсти родном языке. Наконец она успокоилась и уставилась на Чевака обвиняющим взглядом.
– Ты был здесь неделю назад. Взял эти тексты, не заплатив, и теперь пришел за недостающими страницами, о чем говорит то, что ты привел с собой больше людей. Что ж, инквизитор, пока тебя не было, цена возросла. Теперь мы возьмем плату твоей жизнью. А теперь отдай мне то, что задолжал, двуличный мон-ки.
– Сейчас я суну руку за пазуху, – сообщил Чевак достаточно громко, чтобы это слышали невидимые странники. – А пока я это делаю, позволь мне поведать тебе, что неделю назад я был в Проходе Аркс вместе с Мортоном Клорто.
– И что с Мортоном?
– Он мертв.
– Удобно.
– Клянусь павшими воителями Ияндена, что меня тут не было, и я не знаю ни о книгах, ни о страницах, о которых ты говоришь.
Осторожно вытащив руку из-под одежды, он протянул ей связку цепочек, с которых свисали исписанные рунами камни духа. Бельфеба застыла на месте. Это были не обычные слезинки из отвердевшей эссенции варпа, которые она собирала для Ияндена, чтобы эльдары могли прикрепить их к доспехам и обезопасить свои души. Эти камни уже содержали души в себе.
– Это – лишь часть того, за что Мортон отдал свою жизнь, – торжественно возвестил Чевак и перебросил ей связку самоцветов. – Считай, что я полностью оплатил все, что, как ты думаешь, я тебе задолжал – и оплатил с лихвой.
– Принц Эваэлор… – пораженно выдохнула странница.
– И его друзья, – добавил Чевак, но эльдары, похоже, не заметили шутку. – В ходе исследований я узнал, что Эваэлор и его Воинство Привидений потерпели поражение от Умбрагга из Бронзовой Плоти и Повелителей Гнева с Таурма. Мы с Мортоном нашли камни духа на шее у демонетты на Олигуле Терциус. Я сразу же опознал эти знаки. Она не хотела просто так расставаться с украшением.
– Принц Эваэлор – пропавший автарх Ияндена.
Чевак кивнул.
– Ну, что пропало, то нашлось. Ты можешь забрать его домой. Теперь, если ты будешь так добра и уймешь своих странников, мы сможем разобраться со всем этим недоразумением, – голос Чевака смягчился. – Уна, говорю тебе, неделю назад меня тут не было.
ТерминаторДата: Понедельник, 10.06.2013, 20:58 | Сообщение # 53



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Бельфеба с трудом смогла отвести взгляд от бесценных артефактов, свисающих с ее ладони. Она подняла глаза, в которых читались раздумья и внутренняя борьба. Наконец она что-то прошептала на родном языке в устройство связи, и лучи, разрезавшие тьму шатра, одновременно погасли. По свите Чевака пробежал вздох облегчения.
– Я верю тебе, невзирая на все, что говорят мне предки. Однако каким-то образом ты здесь все-таки был. Ты не заплатил, угрожал моим сородичам и украл то, что принадлежало мне. Объяснись, инквизитор, – с вызовом произнесла Бельфеба.
– Возможно, будет лучше, если ты скажешь, что конкретно «я» сделал. Что там было со страницами?
Серьезные и молчаливые странники проскользнули в шатер за следопыткой. Их камуфляжные плащи-мантии походили на абстрактные, вводящие в транс произведения искусства, на гладких шлемах красовались прицелы, с плеч свисали длинные винтовки, блестящие, словно шелк. Те самые винтовки, которые секундами ранее под невероятными углами целились в Чевака и его людей сквозь ветхий холст шатра.
– Ты был один, как всегда. Ты потребовал книжный саркофаг Вичариса по сниженной цене и хотел оплатить его полновесными слитками адамантия.
– Вичариса? Так значит, «Скептоборец» здесь? – спросил Чевак.
– Последнюю пару месяцев на поверхность выплывали его куски, а также груз, – подтвердила Бельфеба.
– Извините, – вмещался Клют. – «Скептоборец»?
– Корабль-реликварий, который скрылся от имперских войск во время Скептоборчества Вичариса, – пояснил Чевак. – На нем находились главный архивариус Темного Кардинала и огромная дворцовая коллекция еретических томов и запрещенных документов. Без сомнения, кардинал Вичарис хотел подкупить этими книгами своих нечестивых союзников, чтобы они пришли на помощь. Это было уже на последних стадиях обреченной ереси, охватившей шесть систем. Но в субсекторе бушевали неистовые варп-бури, и «Скептоборец» пропал. Черная Библиотека утверждает, что после этого корабль оказался в Оке Ужаса, а «Астра Инкогна» Хенслоу предполагает, что он упал на Арах-Син, – Чевак перевел взгляд на Бельфебу. – А он – то есть я – выглядел, как я?
– Одежда была другая, но манера поведения та же. Настойчивая. Агрессивная. Я сомневалась, что ты заплатишь обещанное, поэтому перестраховалась и приказала своим странникам вырвать середину из каждого текста. Чтобы ты вернулся за ними. Когда я увидела тебя с воином Адептус Астартес, то решила, что ты пришел не только за страницами.
– Твоей жизнью, – эхом повторил Чевак то, что ранее сказала странница. – Но, Уна, это ведь так непохоже на меня. Ты ничего не заподозрила?
– Заподозрила, и сильно, но ты стоял так же близко ко мне, как стоишь сейчас. Это был Бронислав Чевак, и это так же верно, как то, что я живу и дышу, – возразила Бельфеба.
Чевак и Клют переглянулись.
– Тысяча Сынов, – одновременно произнесли инквизиторы и кивнули друг другу.
– Они мастера колдовства и иллюзий, – продолжил Чевак. – Наверняка это был тот дьявол, Ксархос. У него была уйма времени, чтобы отточить свое химерическое искусство.
– Этот кто-то притворялся тобой? – спросила эльдарка.
– Похоже на то, – согласился Чевак, – извиняюсь за каламбур.
– Так этот самозванец забрал саркофаг? – повернулся к Бельфебе Клют.
– Нет, – ответила странница. – Он пошарил в нем, взял две книги, снова запечатал его и ушел. Как я и предполагала, не заплатил.
– Значит, саркофаг еще у тебя? – удивился Чевак.
Бельфеба улыбнулась и приподняла свисающие на цепочках камни духа.
– Чевак, он твой.
Инквизитор и его свита вышли из шатра за следопыткой, за ними последовали странники, и все снова устремились в лабиринт археолавок и палаток. Бельфеба привела их к берегу, где кровавая земляная масса бурлила у самого края неподвижной тверди. Клют как завороженный наблюдал за костями, монетами и кусками обработанного камня, с пузырями всплывавшими на поверхность. Поднимались и более крупные предметы: половина арки, лопасть стабилизатора из призрачной кости, грязный призматический прицел. Эльдарку поприветствовала другая группа странников, сидевших у входа в большой тент, где хранились покупки, дожидающиеся отправки. До самого верха все было забито ящиками, свертками, устройствами из психокости и сундуками с камнями духа. Бельфеба впустила Чевака и остальных людей внутрь. Эпифани и Гессиан не проявляли никакого интереса к тому, что их окружало, в то время как Торкуил внимательно разглядывал экзотические предметы. Странник у двери внимательно следил за бронированным гигантом, чтобы тот ничего не прихватил. Бельфеба сразу направилась к ящику-саркофагу в центре шатра, который стоял вертикально и был выше, чем она сама. На нем были выгравированы имперские символы, можно было увидеть старые печати, а поверхность выглядела ржавой и изрытой.
ТерминаторДата: Понедельник, 10.06.2013, 20:59 | Сообщение # 54



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Чевак посмотрел на Клюта и потер ладони.
– И эта штука полна еретических фолиантов? – спросил Клют.
– Темный Кардинал владел обширной библиотекой, – с энтузиазмом ответил Чевак. – Давайте-ка вскроем этот саркофаг.
Он уже собирался снять печати, когда произошло нечто странное. Из вместилища начало исходить яркое сияние, и лазурный свет пробился наружу из каждого проржавевшего отверстия и каждого искореженного замка. Свет во тьме.
– Бельфеба? – спросил Чевак, подозревая обман.
– Это не моих рук дело, – со страхом в голосе прошептала эльдарка.
Металлическая дверца саркофага вспухла облаком осколков, пробитая изнутри очередями болтов. Залп задел Чевака – снаряды угодили ему в бок и разорвали диковинную ткань арлекинского плаща. Инквизитор отлетел в сторону, раскидывая собой ящики и мешки.
– Чевак! – вскрикнул Клют, увидев, как неизвестный враг сразил его начальника. Дверь вместилища с грохотом рухнула на пол, и гигантская фигура шагнула изнутри. Пришелец был облачен в силовой доспех «Железо» чистого небесного цвета, а его шлем полностью покрывали коптские орнаменты. Наплечник украшал знак Тысячи Сынов – символ вечности в виде змеи, пожирающей свой хвост, руки в латных перчатках сжимали дымящийся болтер.
– Рубрикатор, – выплюнул сквозь стиснутые зубы Торкуил.
Космические десантники Рубрики пали жертвой наиболее могущественных заклятий и чар колдуна Аримана. Тела его воинов обратились в прах и пепел, а их верные души оказались навечно заточены внутри доспехов. Несомневающиеся, несокрушимые, неумолимые.
– Уничтожьте его! – скомандовал Клют и побежал на помощь начальнику. Серворуки и механодендриты технодесантника стремительно расправились, принимая агрессивную позицию. Враг медленно и неотвратимо зашагал вперед из саркофага, двигаясь, словно бездушная машина. Торкуил ринулся на десантника Хаоса, но тот, несмотря на монотонность движений, продемонстрировал молниеносную реакцию и ответил опустошительным огнем. Реликтору пришлось броситься в сторону и укрыться за найденной Бельфебой колонной из психокости.
Сквозь дым, курящийся из дула беспощадного оружия, пробились радужные лучи прицелов. Хаосит немедля замер, разглядывая мечущиеся по его броне разноцветные огоньки. Однако все они оставались тусклыми, ни следа той интенсивности, которую они приобретали, находя наиболее уязвимые точки на телах отряда Чевака. Похоже, у ходячего доспеха таких просто не было. Внутреннее пространство шатра озарил калейдоскоп вспышек и искр, когда странники Бельфебы осыпали монстра снайперским огнем. Лазерные лучи рикошетили от нагрудника и шлема рубрикатора, и вся их точность и скоординированность была тщетной. На миг он чуть отступил под обстрелом, но выдержал и зашагал сквозь лазерную бурю, отвечая смертоносным огнем.
Когда огонь притих, синий колосс начал бесстрастно перезаряжать оружие. Торкуил выскочил из-за колонны, обеими руками сжимая болтпистолет, и вогнал несколько снарядов во врага, но все они отлетели от гладких изгибов древнего доспеха. Гессиан внезапно набросился на десантника Хаоса из-за ряда ящиков и вцепился в его оружие. Оба чудовища, подпитываемые сверхъестественными силами, боролись за массивный архаичный болтер, оба пытались вырвать его друг у друга, но не могли преодолеть несокрушимую хватку противника. Шлем воина Рубрики слегка наклонился, выражая, быть может, удивление. Гессиан поднял губу, оскалив зубы, красивые черты его лица исказились, и буквы под кожей вспыхнули, обжигая плоть изнутри, так что она зашипела и задымилась. Недоразвитыми рогами демонхост боднул космодесантника в решетку шлема, голова монстра откинулась назад. Но хаосит все равно продолжал целеустремленно стискивать болтер в одном кулаке, а другая рука, все еще держащая запасной магазин, размахнулась и пришибла демонхоста к полу, словно ударом парового молота.
К тому моменту, как Торкуил атаковал врага с другого фланга, космодесантник-предатель успел вогнать магазин на место и в упор разрядил болтер в Реликтора. Взмахом серворуки Торкуил отбил болтер в сторону, и тот обрушил широкую дугу огня на странников Бельфебы, которые попытались проникнуть в шатер и вытащить свою предводительницу. Несмотря на всю силу когтистой серворуки технодесантника, рубрикатор удержал оружие, поэтому Торкуил нанес обратный удар, наконец, вышибив болтер у хаосита. Однако при этом противнику удалось схватить один из бионических придатков Реликтора. Воин Рубрики тяжело крутанулся вокруг своей оси, заставив Торкуила потерять равновесие, и отшвырнул его в кучу ящиков и контейнеров.
ТерминаторДата: Понедельник, 10.06.2013, 20:59 | Сообщение # 55



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Хаосит нагнулся, чтобы поднять болтер, и Эпифани поспешно направилась к выходу. Неожиданный поворот событий стер с ее лица «призрачную» улыбку, и она поняла, что сможет выжить, только если успеет сбежать. Прорицательница держалась за «Отца», положившись на зрение сервочерепа, который должен был вывести ее из гущи схватки. На ходу она вытащила из сапога маленький кинжал, служивший модным аксессуаром, и начала рассекать попадающиеся ей на пути веревки, поддерживающие шатер. Палатка повалилась на рубрикатора, который все еще искал болтер. Клют тем временем полз по проходу, который пробил в кучах товаров Чевак, когда его поразил вражеский огонь. С замирающим сердцем инквизитор, наконец, увидел потерявшего сознание. Тот лежал посреди разоренной коллекции Бельфебы, обмякнув и раскинув руки.
К счастью, Клюту удалось нащупать пульс на сонной артерии, и он быстро принялся искать рану. Чевак внезапно пришел в себя и резко втянул воздух. Инквизитор скорчился от боли и схватился за Клюта.
– Чтоб ему…
– Сэр! Слава Богу-Императору… Чевак! – закричал Клют, с трудом пытаясь удержать его неподвижным. – Не шевелитесь. Мне надо найти входное отверстие.
Почти не дыша, Чевак все же продолжал ерзать, пока не нащупал что-то в порванном арлекинском плаще и вытащил блестящий, совсем не пострадавший «Атлас Преисподней». Бронированная обложка книги выдержала ярость выстрелов. Клют с облегчением откинулся назад и покачал головой. Высший инквизитор наконец вдохнул полной грудью и, кажется, больше обеспокоился сохранностью Атласа, нежели собственной. Но лишь до тех пор, пока не понял, что от каждого вздоха его бок наполняется тупой мучительной болью.
– Болит, черт побери, – сквозь зубы прошипел Чевак.
– Когда вас подстрелили, снаряды вогнали фолиант в ребра. Возможно, пару он сломал.
Поток болт-снарядов с ревом устремился в небо, разорвав упавшую холстину. Рубрикатор внезапно поднялся из-под останков шатра и с молчаливой неизбежностью зашагал к двум инквизиторам.
– Клют! – воскликнула Эпифани.
– Уходите! – крикнул Клют, выхватил кадианский обрез из-под складок мантии и передернул рычаг.
– Нет, – Чевак скорчил гримасу боли и схватился за локоть Клюта. Движением плеча инквизитор стряхнул его руку и отвернулся.
– Идите, – тихо сказал он. Прогремел выстрел, серебро и соли святой Весты полетели в рубрикатора. Благословенная дробь градом осыпала непроницаемый доспех, надвигающийся на инквизиторов. Клют снова начал стрелять, видя, как от каждого попадания поверхность нечестивой брони сверкает, шипит и плюется искрами.
– Скорее! – заревел Клют на своего начальника, который так и лежал, словно загипнотизированный приближающимся космическим десантником.
Чевак прищурился, пытаясь придумать решение и ища вокруг, чем можно воспользоваться. Бельфебу уже увели странники, свита инквизитора была разгромлена. Зарычав от пульсирующей боли в сломанных ребрах, Чевак вернул «Атлас Преисподней» на место и перекатился на живот. Подтягиваясь на руках, он пополз по обрушенному холсту подальше от воина Тысячи Сынов, от неминуемой смерти. Позади щелкнул опустевший дробовик Клюта. Оглянувшись, Чевак увидел, как рубрикатор, не раздумывая, отшвырнул инквизитора в сторону одним взмахом бронированной руки. Он знал, что будет дальше, и решил поторопить события.
– Давай, иди сюда, мерзость, – крикнул он, чтобы десантник Рубрики последовал за ним. Чевак почувствовал, как натягивается холст под давлением приближающихся шагов ходячего силового доспеха. Он снова пополз, хватаясь руками за ткань, чувствуя боль в раненом боку, и перевернулся на спину. Теперь инквизитор пытался уйти от убийцы, отталкиваясь ногами от колеблющегося материала.
– Давай! – рявкнул Чевак на хаосита. Космический десантник, продолжая ступать по ткани, крепче стиснул рукоять болтера и навел его на инквизитора.
– Давай!
ТерминаторДата: Понедельник, 10.06.2013, 21:01 | Сообщение # 56



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Еще два шага.
Ткань внезапно дернулась. Воин шагнул мимо накрытого шатром берега и провалился. Его массивные доспехи были слишком тяжелы для распластавшегося по жидкой земле холста, и космический десантник начал погружаться в клокочущее море крови и поднятой со дна земли. Чевак готов был заулюлюкать от победного восторга, но тонущий хаосит все еще был замотан в холст, и чем глубже он уходил, тем ближе подтаскивало к чудовищу лежащего на ткани инквизитора. Изменник бросил оружие и раскинул руки, чтобы замедлить погружение. Когда Чевак оказался достаточно близко, тварь потянулась за ним – инквизитор был уверен, что враг намеревается затянуть его в глубины демонического мира вместе с собой.
Извиваясь и корчась в муках, со скрежещущими в груди обломками ребер, Чевак пополз по движущемуся холсту, под которым бурлила земля. Ему удалось избежать захвата предателя и добраться до стабильной тверди. Ткань выскользнула из-под него, и инквизитор снова перекатился на спину. Он увидел, как все еще сжимающаяся латная перчатка исчезает под кроваво-черными волнами, а следом за ней погружается лента оторванного шатрового холста.
Боль в ребрах снова едва не лишила его сознания, нахлынув подобно приливу темного моря, и он перевел взгляд на Эпифани и «Отца», замерших рядом с неподвижно лежащим Клютом. Торкуил выбрался из-под кучи поломанных артефактов, следом вылез ошеломленный Гессиан. Тела странников, сраженных болтами, валялись на земле, в проемах между палатками и лавочками на них пялились столпившиеся мутанты и посетители археорынка. Чеваку вдруг почудился знакомый плащ среди грязных лохмотьев обитателей адского мира. Через ряды горбунов и уродов двигался пришелец из прошлого. Яркие узоры, броские цвета, капюшон и зеркальная маска. Здесь был Веспаси-Ханн, Провидец Теней. Здесь были арлекины, чтобы забрать его с собой.
Внезапно рядом появилась Бельфеба, ее лицо и слова казались неясными и размытыми в надвигающемся сумраке.
– Отдыхай, – нежно прошептала она. Голова Чевака откинулась назад, взгляд все еще обшаривал толпу мутантов. Он искал Провидца Теней и его роковую маску-зеркало, но арлекин исчез, как будто провалился сквозь землю. И тогда Чевак тоже провалился во тьму.
Интерлюдия

Главный пассажирский салон, линейный крейсер «Неукротимый», над Кадией
ХОР

– Это же бессмысленно.
Старыми, раздраженными глазами высший инквизитор Бронислав Чевак посмотрел поверх скрипториума на своего нового дознавателя. Скрип стилуса инквизитора, похожий на шум статики, затих. В хмуром взгляде Чевака читалось обвинение.
– Разве недостаточно, что мне приходится работать под адский шум снаружи? Во имя Трона, дитя, неужели нельзя хотя бы здесь соблюдать тишину? – спросил Чевак.
– Точки зрения в этих записях диаметрально противоположны, – невозмутимо гнул свое Кьерас. Из-за бронированных створок, за которыми находился задний иллюминатор салона, донесся грохот битвы. «Неукротимый» содрогнулся, когда пустотные щиты на корме крейсера отразили залп вражеского корабля, идущего в хвосте.
– Не для того Бог-Император выпустил тебя в свой благословенный Империум, чтобы ты пытался увидеть смысл сразу во всем, – сказал старец. Аколит еще сильнее нахмурился, отчего кольца и прочие украшения на узком лице хараконца тихо зазвенели. Это была одна из многих черт, которые раздражали Чевака в новом ученике. Аколита выбрал Клют. С тех пор, как высший инквизитор отправился в долгий и непредвиденный отпуск в Черную Библиотеку, Раймус сам успел стать инквизитором Ордо Ксенос. Он предпочитал лично следить за безопасностью Чевака, и, поскольку высший инквизитор снова вернулся в ряды Ордо Ксенос, решил передать ему собственного дознавателя Фердана Кьераса.
– Ты лишь осколок разбитого зеркала, – заявил Чевак, взял трость из железного дерева и захромал по помещению, не опираясь на нее. Время, проведенное в Черной Библиотеке, весьма положительно повлияло на его здоровье, и, хотя высший инквизитор чувствовал тяжесть четырехсот восьми лет на увядающей коже и в старых, ноющих костях, он больше не нуждался в защитном скафандре с поддерживающим каркасом и искусственной атмосферой. Рабочий халат и жилет мешковато висели на костлявом теле, а узорчатый край широкого пояса свисал до самой палубы, украшенной зловещей эмблемой Ордо Ксенос. – Осколок разбитого зеркала, отражающий тысячу истин из тысяч других осколков. И ты хочешь увидеть все зеркало целиком, – Чевак пренебрежительно хмыкнул. – Поиск божественной истины – пустая затея. Если даже и найдешь, тебе не хватит ума, чтобы осознать ее.
Дознаватель сделал вид, будто Чевак ничего и не говорил, и вслух зачитал с одного трансвитка:
ТерминаторДата: Понедельник, 10.06.2013, 21:01 | Сообщение # 57



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– Обращение к Совету Рианти. «Только галактика, очищенная и свободная от грязи ксеносов, будет достойна возвращения Императора. Вы наслаждались свободой и ничего не делали, чтобы заслужить ее, но теперь пришло ваше время. На этот раз вы будете сражаться в одиночестве. Теперь вы заплатите за свободу тяжелым трудом и человеческой кровью».
– Как я рад слышать то, что сам написал несколько минут назад, – съязвил Чевак, повысив голос, чтобы его было слышно сквозь нарастающий грохот битвы кораблей.
– А вот, – продолжал Кьерас, – Конклав Хара. «Грозная тьма нисходит на галактику, и при жизни нашей ей не будет конца. Вот-вот начнется эпоха невообразимого ужаса. Эпоха, в которой человечество со всем могуществом Империума не сможет выстоять, когда мощь чужаков-эльдаров бессильна. В этот самый момент наша погибель преследует нас меж звезд. Свет древней цивилизации уже угасает. Настал черед человечества поднять упавший факел и стать старшей расой. Это время возвращения Бога-Императора, время продолжить то, что он начал, и объединить галактику под одним благословенным знаменем».
– И что? – резко спросил Чевак и снова сел на свой трон.
– Эти послания противоречат одно другому.
– Дознаватель, ты думаешь, я лишился рассудка? – медленно и угрожающе проговорил инквизитор. – Что я стар и слабоумен? Или, возможно, затронут порчей?
– Нет, высший инквизитор, я не хотел вас оскорбить, – покорным голосом заверил Кьерас.
– Оскорбить? – переспросил Чевак. Еще несколько тяжелых ударов эхом отдались по линейному крейсеру. – Твои бесконечные и бессмысленные вопросы только на это и способны, глупое ты дитя.
За те месяцы, что прошли после возвращения из Черной Библиотеки, Чевак начал скучать по тишине. Спроси что-нибудь у эльдара и получишь три ответа – все три ужасающие и все три истинные. Ксеносы давно уже не нуждались в том, чтобы задавать целые вереницы глупых вопросов, что Чевак весьма и весьма ценил. Когда он вернулся к людям, простые умишки стали постоянно засыпать его такими же простыми расспросами.
Двери салона распахнулись, и внутрь вошел алебастрово-бледный астропат, который явился забрать и передать адресатам многочисленные послания высшего инквизитора. Многочисленные и незаконченные. «Неукротимый» снова покачнулся, псайкер споткнулся, и по палубе скрипториума запрыгали свитки.
– Как там битва? – поинтересовался Чевак.
– Я ничего не знаю о ходе сражения, сэр. Я лишь выполняю вашу волю, – торжественно объявила фигура, закутанная в плащ с капюшоном.
Чевак что-то проворчал про себя. Он ненавидел, когда ему задавали вопросы, но сам всегда был пытливым человеком. Особенно с тех пор, как Клют инфицировал его агрессивным мемовирусом как раз перед посещением Черной Библиотеки. Любознательность была неплохим качеством для имперского инквизитора, и в конце концов легче было терпеть вопросы Кьераса, чем безразличное слепое повиновение. Чевак постоянно задавался вопросами касательно авторитета и мотивов других людей и ожидал от своих сограждан того же.
– Подожди снаружи, – приказал Чевак астропату, и тот немедленно подчинился. Высший инквизитор повернулся к дознавателю. – С тех пор, как я вернулся, я успел стать… чем-то вроде знаменитости, – сказал он. – Я никого об этом не просил, клянусь. Моя память обременена множеством секретов, и много тех, кто хотел бы освободить меня от этого груза. Для каждого ненормального радикала я стал флагманом, источником познания. Для пуритан я еще более опасен и полон скверны, чем когда-либо, но они тоже хотят завладеть этими тайнами, прежде чем сжечь меня на вершине улья, набитого еретиками. А хаоситы и культисты – эти бесконечно жаждут моих знаний, – на лице Чевака отразились мрачные раздумья. – Только вчера на этот самый стол положили доклад о живой камере для вскрытий, которую нашли агенты Клюта, расследующие деятельность Криптоклидиев, культа Тзинча на Ингольштадте. Похоже, что эти люди хотели захватить меня и извлечь мозг, чтобы при помощи психических технологий вырезать из него секреты. Безумие. Вот до чего дошла галактика.
Высший инквизитор замолк, и Кьерас собрался было задать вопрос, но воздержался.
– Я мало чем могу помешать безумным культистам, – признал Чевак. – Даже имперским. Мой же союзник, кардинал Карадок, в своем заблуждении возглавил гражданский крестовый поход в субсекторе Спурция с целью объявить меня живым святым Имперской Веры. А в то же самое время охотник на ведьм Павлак разоряет миры, где проходили конклавы с моим участием, казнит инквизиторов, которые встречались со мной и слышали мои слова, и заявляет, что все мы – пешки ксеносов или Губительных Сил. Единственный способ покончить с этим сумасшествием – угодить всем и каждому.
ТерминаторДата: Понедельник, 10.06.2013, 21:02 | Сообщение # 58



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– Так мы не полетим на Хар?
– И на Рианти тоже. И на сотню других миров, куда я разослал свои предписания. Все они – мертвые камни, места, куда, конечно, устремятся культисты, охотники на ведьм и лицемерные друзья, но не причинят большого вреда. Ну, разве только друг другу. Вряд ли из-за этого я буду плохо спать.
– Дезинформация, – кивнул Кьерас.
– К тому же благодаря этому умеренные радикалы и пуритане останутся спокойными. И получившееся в результате равновесие сил…
–…утихомирит амалатианцев, таких как лорд Горедон и великий магистр Шпехт, – закончил хараконец. – Так куда мы направимся?
– Если пробьем блокаду, – доверительно сообщил инквизитор, – то на Гидру Кордатус. Клют организовал настоящий конклав на Мирах-Часовых. Я один, и я всего лишь человек. Но там я смогу донести свою точку зрения до других и применить на благое дело хотя бы часть знания, полученного в странствиях.
– Вы излагали различные точки зрения, так какая же из них на самом деле ваша? – спросил Кьерас.
– Долети со мной до Гидры Кордатус и узнаешь, – ответил Чевак.
Стилус инквизитора слетел со стола, когда салон внезапно содрогнулся, и по всем стенам, полу и потолку пробежал мучительный стон металла.
– Что за черт? – выпалил Кьерас.
– Это не орудие, – заметил Чевак. Колокола и сирены завыли в коридорах линейного крейсера. – Что-то врезалось в корабль. И близко к нам.
Кьерас вскочил и выхватил из кобуры автопистолет с удлиненным стволом. Оба ждали. Прислушивались. Молились. Откуда-то из глубин корабля донеслись выстрелы и крики. Ощущались все более интенсивные залпы лазерных батарей, пробующих на прочность пустотные щиты.
– Убери его, – приказал инквизитор дознавателю. – Служба безопасности корабля может…
Дверь в салон отъехала в сторону. В проеме толпились бойцы службы безопасности. Помещение внезапно заполнилось кобальтовыми панцирями, шлемами с темными визорами, тактическими лазкарабинами. Безопасники в считанные секунды окружили Чевака щитом из тел и приподняли его, оторвав ноги от пола.
– Лейтенант Ван Саар, сэр, – коротко представился их командир. – Высший инквизитор, корабль взят на абордаж, инквизитор Клют отдал приказ сопроводить вас в кормовой ангар челноков. Пожалуйста, простите нашу бесцеремонность.
Сразу после этих слов бойцы вытащили высшего инквизитора из салона и повлекли по коридору. Бледного астропата по пути толкнули, и он упал на палубу.
– Вы – пилот высшего инквизитора? – немедленно обратился Ван Саар к Кьерасу.
– Я его дознаватель, – ответил хараконец, – и пилот.
Схватив Кьераса за руку, лейтенант рысцой побежал за своим отрядом и поволочил аколита следом. Пробегая мимо астропата, Кьерас крикнул:
– Послания высшего инквизитора на скрипториуме, отошли их немедля!
– Как пожелаете, – монотонно проговорил астропат, глядя , как двое мужчин исчезают из виду.
Коридоры и двери мелькали мимо Чевака, которого практически несли вперед с такой скоростью, что на десять шагов своих спутников он успевал делать только один. Зажатый бронированными телами высший инквизитор слышал только, как воют сирены, топочут бойцы и ничего больше. Несколько раз лейтенант отдавал приказ сменить маршрут, обходя поврежденные, охваченные огнем или лишившиеся систем жизнеобеспечения сектора.
Наконец отряд вырвался из коридора в открытое пространство. Это был небольшой ангар для челноков, по которому они тут же рассыпалась с лазкарабинами наизготовку. Безопасники оцепили одинокий лихтер «Арвус», и двое безликих бойцов потащили высшего инквизитора прямо к нему. Через несколько секунд появился Кьерас в сопровождении лейтенанта Ван Саара. Из другого входа вышел инквизитор Раймус Клют и зашагал к Чеваку по палубе ангара. Его одеяния и аккуратно подстриженные усы странно контрастировали с заляпанным кровью хирургическим фартуком и медицинскими перчатками.
Чевак, наконец, высвободился из рук бойцов и увидел своего бывшего дознавателя, сопровождаемого одним из наемников. Ветеран Имперской Гвардии с тюрбаном на голове был облачен в форму колониальных стрелков Гурдеши и вооружен гранатометом.
ТерминаторДата: Понедельник, 10.06.2013, 21:02 | Сообщение # 59



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– Раймус, что случилось? Ты цел?
Клют посмотрел на кровь.
– Она не моя. На медицинский отсек пришелся удар. Большая часть персонала погибла или ранена. Я просто помогал. Нас взяли на абордаж через инженерную палубу по правому борту. Служба безопасности их задержит, но это только дело времени, прежде чем наша попытка прорвать блокаду завершится. «Неукротимый» поврежден и уже замедляется.
– Есть идеи, инквизитор? – прямо спросил Чевак.
– «Неукротимому» уже ничто не может помочь, милорд, – честно признал Клют. – Хаоситские крейсеры, корабли эскорта и все прочие уже сейчас летят на нас. Капитан Ландау связался с «Рамиллис» и «Анатолием Асцендентом». Они смогут поддержать нас огнем и начать эвакуировать людей только через несколько часов.
– Несколько часов! – взорвался Чевак.
– Для «Неукротимого» вариантов нет, но есть один для вас, милорд, – мрачно сказал Клют. Поблизости есть еще один корабль. Ландау сообщил, что мы проходим мимо луны Баст. На призыв ответил Черный Корабль Инквизиции под названием «Божественный гром», который находился на очистительной миссии. У него недостаточно огневой мощи, чтобы помочь в битве, но это быстрый, маневренный корабль, который вполне способен прорваться сквозь блокаду. Я воспользовался полномочиями великого магистра Шпехта, чтобы приказать ему двигаться к Гидре Кордатус. Там вас ожидают Святая Жоакхин и отряд телохранителей.
Чевак кивнул, впечатленный согласованными, стратегически рассчитанными действиями бывшего дознавателя. И все это он провернул с руками по локоть в крови и кишках простых матросов. Да, Клют был имперским инквизитором, но навсегда остался представителем Оффицио Медика Империалис.
– Собери своих людей, – сказал Чевак.
– Нет, сэр, на это нет времени, – решительно возразил Клют. – Через несколько минут я прикажу капитану Ландау сменить курс. Вы к тому времени покинете «Неукротимый», и крейсер еще сильнее замедлится, чтобы вызвать вражеский огонь на себя и продлить погоню. Это даст вам время, чтобы добраться до «Божественного грома», а самому «Грому» – чтобы убраться отсюда.
– Не будь идиотом, Раймус. Лезь в челнок.
– Не могу, сэр. Я должен закончить то, что начал. Я приказал этим людям отдать свои жизни, чтобы у вас появился хоть какой-то шанс попасть на конклав, и хочу разделить с ними риск. Благослови Император, мы вскоре нагоним вас на «Асценденте».
Чевак покачал головой со смешанным чувством смутной вины и восхищения. Клют положил окровавленную перчатку на плечо Кьераса.
– Вы теперь в хороших руках. Фердан – исключительный пилот.
Кьерас кивнул и взобрался по лестнице, ведущей в кабину, мимо таблички с названием челнока – «Буцефал».
– Передавайте привет Жоакхин, – добавил Клют, отступая назад. – Лейтенант Ван Саар, возьмите четверых людей и сопроводите высшего инквизитора на «Божественный гром».
– Есть, инквизитор.
– Пожалуйста, взойдите на борт, милорд, – попросил Ван Саар Чевака. – У нас, кажется, не слишком много времени.
Вместе с охранниками Чевак ступил внутрь опущенного пассажирского отсека, обернулся и поднял руку, прощаясь с Клютом.
– Увидимся на Гидре Кордатус.
– Даст Бог-Император, – крикнул в ответ Клют. Кьерас запустил двигатели лихтера, и брюхо машины начало подниматься к основному корпусу. Чевак смотрел, как Клют и наемник Гурдеши идут обратно в импровизированный лазарет, а потом дверь пассажирского отсека захлопнулась. К тому времени, как включился свет, флотские уже застегнули ремни безопасности. Лейтенант подвел Чевака к небольшому трону прямо под иллюминатором в крыше челнока. Послышалась веселая хараконская песенка, напеваемая Кьерасом.
– Пожалуйста, извольте пристегнуться, высший инквизитор…
Ван Саар как будто умудрялся быть в нескольких местах одновременно, проверяя, как пристегнут его бойцы. Затем он помог старому инквизитору взобраться на трон, взял головное вокс-устройство, передал его Чеваку и только потом занял свое место.
ТерминаторДата: Понедельник, 10.06.2013, 21:03 | Сообщение # 60



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– …что-то говорит мне, что это будет не самый легкий полет.
– Мальчик мой, они редко бывают легкими, – воксировал в ответ Чевак. – Я бы хотел успокоить уважаемого лейтенанта и его солдат и спросить, делал ли ты это раньше, юный Кьерас?
– Прежде чем стать вашим дознавателем, я был аколитом инквизитора Клюта, а прежде чем стать аколитом – его личным пилотом.
– Прекрасно, прекрасно, – с иронической улыбкой пробормотал Чевак. – Просто не хочется волновать людей.
– Этим займутся хаоситы, милорд.
В иллюминаторе начал вращаться свод ангара. Челнок совершил маневр, от которого у инквизитора свело желудок. Вскоре Чевак понял, что Кьерас действительно чувствует себя за управлением как рыба в воде. Хараконец с легкостью вывел «Арвус» из ангара и помчался вдоль корпуса «Неукротимого».
Линейный крейсер был серьезно поврежден, его великолепная, усеянная горгульями обшивка превратилась в месиво искореженного металла, а по палубам распространялось адское пламя пожаров. Пустотные щиты «Неукротимого» все еще держались и отражали изредка прилетающие с большого расстояния залпы вражеских энергетических пушек. Чевак решил, что крейсер был протаранен или по крайней мере столкнулся бортами с другим космическим колоссом.
В кильватере «Неукротимого» появился атакующий корабль. Вернее, бывший корабль – теперь это было нечто иное, демоническая помесь машины и живого существа. Огромная, громоздкая средняя часть корпуса представляла собой металлический конгломерат извивающихся тел. Отвратительные органические отверстия и наросты служили орудийными батареями, а за вздутой кормой тянулось множество кнутообразных хвостов, при помощи которых одержимый корабль маневрировал со сверхъестественной скоростью. Весь корпус был усеян рядами сосцов, сочащихся гнилостными выделениями, а нос оканчивался мощной мускулистой лапой с когтями, которая жадно тянулась за улетающим «Неукротимым».
За демоническим крейсером мчалась эскадра других кораблей, хаоситских эскортов и грузовых судов. Все они были изуродованы, еретически извращены и готовы налететь на то, что оставит после себя корабль-демон. Позади этого отвратительного шлейфа Чевак видел мерзлую тундру и великолепный глубокий океан мира-крепости Кадии. С самого начала тринадцатого Черного крестового похода, возглавляемого Магистром Войны Абаддоном Разорителем, небеса Кадии почернели от кораблей. Флоты Империума и предателей роились над миром-вратами и решали его судьбу в кровавых схватках и перестрелках. Чевак встречался с адмиралом Кварреном, главнокомандующим Имперского Флота в этом секторе, и счел его на удивление находчивым и компетентным офицером, что вселяло уверенность за будущее Кадии. И все же каждый день Око исторгало объединенные легионы Абаддона, которые устремлялись на стойкий мир-крепость. В Черной Библиотеке Хаоса Чевак много читал об Эзекиле Абаддоне и угрозе, которую он несет галактике, и мог лишь посочувствовать миллиардам кадианцев, на которых обрушивались последователи Магистра Войны.
Когда «Буцефал» пролетал мимо лазерных батарей «Неукротимого», Чевак смог разглядеть, какой огромный урон они причинили противоестественному кораблю-демону. Благодаря этому линейный крейсер мог бы оторваться от врага, если бы не повреждения от диверсии на инженерных палубах имперского корабля. Мысль о том, что случится с «Неукротимым» в хватке чудовищной машины, была невыносима.
Мерзостная таранная лапа снова раскрылась, на этот раз в ее глубине было видно отверстие, похожее на сфинктер. Одержимый корабль содрогнулся, выпуская из себя рой истребителей типа «Скорая смерть».
– Кьерас! – крикнул Чевак в вокс.
– Я вижу, инквизитор. Готовьтесь к маневрам уклонения, – отозвался хараконец.
Чевак молча кивнул. Искаженные истребители, подобно ножам, неслись к правому борту колоссального имперского линейного крейсера.
Лазерные пушки на узких крыльях «Скорых смертей» изрыгнули лучи, которые затанцевали по вычурно украшенному корпусу «Неукротимого». Кьерас изо всех сил старался пользоваться каждым укрытием, рядом с которым пролетал. Истребители сокращали расстояние, огонь усиливался. Чевак и бойцы флота как один вцепились в удерживающие их ремни безопасности, когда «Скорые смерти» повисли на самом хвосте не столь быстрого лихтера.
В последний момент Кьерас бросил транспорт вправо, подальше от сулящего защиту борта линейного крейсера, в черноту пустого космоса. Чевак дернулся, когда истребители Хаоса мелькнули мимо иллюминатора, ни на йоту не меняя курс. Испытывая тошноту и не веря свои глазам, высший инквизитор увидел, как «Скорые смерти» разлетелись широким веером, а затем грациозно развернулись. «Буцефал» повернулся с куда меньшим изяществом, и тут же Кьерас швырнул его обратно к огромному линейному крейсеру и устремился вдоль борта, поднимаясь к хребту корабля.
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Атлас Преисподней Роба Сандреса
Страница 4 из 11«1234561011»
Поиск: