Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 11«12341011»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Атлас Преисподней Роба Сандреса
Атлас Преисподней Роба Сандреса
ТерминаторДата: Воскресенье, 19.05.2013, 19:56 | Сообщение # 16



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Чевак знал об этом болезнетворном организме и о том, как он, предположительно, делает людей зависимыми от поглощения информации. Жертвы испытывают не только постоянную, неутолимую жажду знаний, но и обретают достаточный объем памяти, чтобы хранить огромное количество информации, как важной, так и банальной. Для зараженного это была небольшая разница.
– Боюсь, что так, милорд. Особенно мощным. Я надеюсь, что вы сможете простить меня.
Высший инквизитор признательно улыбнулся. Он должен был вот-вот войти в величайшее в галактике хранилище запретных знаний, зараженный болезнетворным вирусом, который втрое усилит его память и без того ненасытную жажду знаний.
– Прощай, Раймус.
Бронислав Чевак повернулся и бесследно исчез в варп-вратах, оставив Клюта наедине с мертвыми и неумирающей.

АКТ I, ПЕСНЬ I

Археопалуба, вольный торговый корабль «Малескайт», Око Ужаса
Входит ИНКВИЗИТОР РАЙМУС КЛЮТ, один

Наступил Пир Сорока Иерархов – последний день Дантийской октавы. Раймус Клют слезящимися глазами взирал на археопалубу «Малескайта». Он чувствовал себя усталым, потирал виски большим и указательным пальцами и оглаживал седеющие усы, неосознанно повторяя привычные движения, которые со стороны можно было принять за нервный тик. Гелиоприлив уже достиг корабля, и, невзирая на гнетущую атмосферу, капитан Торрес делала все, чтобы создать хоть какое-то праздничное настроение. По ее приказу всех угощали конфетами и выпечкой, а команде выдали дополнительную порцию джина со специями. В одном углу ангара собралась группа свободных от дежурства младших офицеров и матросов громко распевала гимны и грелась у работающих вхолостую двигателей грузового скифа. Песнь «Внемлите Пиромученику очищающему» поднимала Клюту настроение, как когда-то на Геендре 4-17, пока он не осознал, что если бы Пиромученик продолжал творить добрые дела и по сей день, то Клют сотоварищи вполне могли бы стать его еретической добычей.
Торкуил точно бы мог. В то утро, незадолго до краткого, но ужасного визита на Иблисиф, космический десантник из ордена Реликторов молился вместе с инквизитором на археопалубе. Даже преклонив колено, молодой технодесантник все равно возвышался над инквизитором, а кибернетические серворуки и мехадендриты, выдающиеся из его ранца, визуально делали его еще выше, насколько это вообще было возможно. Тем утром они произносили свои благословения, склоненная выбритая голова Торкуила поблескивала, словно темный оникс, в дьявольском свете Ока, и Клют вознес хвалу Императору за Торкуила, разделявшего его веру, и Торрес, старавшуюся сохранить живую частичку Империума посреди проклятого космоса. Без них инквизитор, несомненно, утратил бы разум.
Инквизиторским распоряжением Клют зафрахтовал «Малескайт» и привел Рейнетт Торрес в Око Ужаса. Торкуила он встретил уже здесь. Их пути и цели пересеклись на ночном мире Альфа-Глау над зловещим Шлемом короля Куанскралла. Сам Шлем оказался не более чем древним мифом, бесполезным для них обоих.
Впрочем, Реликторы, ранее известные как Огненные Когти, и их постыдные изыскания были хорошо известны в Ордо Клюта. До того, как сам инквизитор сошел с праведного пути, он некоторое время входил в Тайный Конклав и давал советы овеянному дурной славой инквизитору Циарро и ордену Серых Рыцарей касательно малоизвестной расы лофиформов. Небольшая группа Реликторов нанималась к этим существам, продавая услуги в обмен на артефакты Хаоса и информацию.
Первоначально Реликторы исполняли священный долг, охраняя границы Ока Ужаса, для чего они отлично подходили, будучи особенно стойким и, по всей видимости, невосприимчивым к порче орденом. Однако оба этих предположения оказались ложными, ибо страстное желание уничтожить Хаос привело их на ту темную грань, где появляется мысль: возможно, реликвии и орудия зла – обоюдоострые мечи, которые можно обратить против их же извращенных создателей. Это был порочный путь, по которому, как считали некоторые собратья-инквизиторы, пошел сам Клют.
– Если б моя ересь была настолько проста, – пробормотал Клют между благословениями.
Объявленные Отлученными Предателями, безжалостно преследуемые Циарро и Серыми Рыцарями-очистителями, Реликторы перестали быть единым орденом и начали по отдельности искать артефакты Хаоса и сражаться с Врагом в его собственном логове, в глубинах Ока. Торкуил преимущественно работал один, но его интересы неоднократно пересекались с интересами Клюта, когда они оба рыскали по варварским мирам Полуострова в поисках останков проклятой империи Куойя. Впервые Клют встретился с технодесантником лицом к лицу, разыскивая глиф-жезлы на луне Тромба, на которой когда-то в древности обитали рапатанги, дикари, вымершие от кровавого голода. Инквизитор и Реликтор сразились среди гигантских каменных рук Трома, когда Клют уже завладел оскверненными писаниями рапатангов.
ТерминаторДата: Воскресенье, 19.05.2013, 19:56 | Сообщение # 17



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Если бы не Фалангаст и его святотатственное чудовище, технодесантник бы порвал Клюта на куски, как он к тому времени уже сделал с Зеддом, Кепларом Четвертым и Бхаскером Сингхом. Демонхост Фалангаста, Гессиан, мог быть весьма убедителен. Когда обе стороны оказались в патовом положении, у них нашлось достаточно времени, чтобы остыть, поговорить и заключить перемирие. Постепенно оно переросло в партнерское сотрудничество, ценимое и инквизитором, и космическим десантником. Как и Торкуил, Клют верил в чистоту своих намерений, однако подобными заблуждениями вымощена дорога к проклятью, и они оба запятнали свои души соглашениями с демонами и отступниками.
Торрес поддерживала поле Геллера «Малескайта» на полной мощности независимо от того, находились ли они в варпе или просто пересекали проклятый космос Ока, и благодаря этому удавалось так долго противостоять порче Хаоса. Это была одна из причин, по которой Клют нанял Торрес и ее вольный торговый корабль. Они были ветеранами экспедиций в Око, и немногие на борту – хвала Трону – поддались его нечестивому воздействию. Несмотря на крестильные ванны Клюта, благословения, очистительные инъекции и защитные писания, вырезанные на ржаво-красной поверхности священных доспехов Торкуила, «Странствующий рыцарь» восьмой модели, сложно было поверить, что вредоносная среда имматериума не смогла каким-либо образом преодолеть их тщательно созданную защиту. Они добровольно пребывали в Оке, и этого хватало, чтобы доказать их безумие.
Пожелтелые глаза Клюта уставились на аметистовое сияние, источаемое разорванным пространством, и место их последней высадки, старый мир Иблисиф. Планета висела в космосе, как вращающийся сгусток кровавой рвоты, как оскорбление самой себе. От цветущего рая, каким изначально был родной мир эльдаров, не осталось и следа. На его месте теперь был сферический ад, где резкие порывы ветра ранили людей осколками стекла, небо было вечно затянуто тучами и грозы бушевали внутри других, еще больших бурь. Шторма подняли половину всей земли с поверхности и носили ее в атмосфере. Там Гессиан и савларские хемопсы капитана Торрес отбивались от крошечных фурий, пикирующих с небес и визжащих на один голос. Эти твари затмевали собой тусклое солнце и с разгону налетали на отряд Клюта, пока они раскапывали свою находку, Затерянный Свод Уриэн-Мирдисса.
Все же Торкуилу и его небольшой армии археоксенологов удалось выкопать колоссальный артефакт целиком и переправить его на «Малескайт». Клют ощущал вину за то, что заставил этих Механикус испытать все ужасы Иблисифа. Торрес и ее команда получали хорошую плату за свои услуги, с ними были Торкуил и Эпифани Маллерстанг. Что для прочей свиты Клюта было адом, то для демонхоста Гессиана было домом, поэтому инквизитор не тратил лишнего сочувствия на это отродье. С другой стороны, археоксенологи, которые по приказу Клюта были похищены «Малескайтом» по пути на мир-рой Веспул, не желали принимать участия в его ереси, пока оборванцы-хемопсы Торрес не навели на них оружие. Пришлось также пообещать, что скифы вернутся и заберут их из кошмара, которым стал древний мир эльдаров, и только тогда они помогли Саулу Торкуилу извлечь из земли Затерянный Свод.
Огромный, недавно извлеченный из земли варп-портал возвышался на палубе – структура из костистых арок, вросшая в тяжелый блок фундамента из психокости. В относительной безопасности ангара Механикус, проникшиеся интересом к добыче после того, как рисковали своими жизнями и душами ради нее, с куда большим энтузиазмом восприняли свои новые задачи и вместе с Торкуилом занялись пристальным изучением древнего произведения чужацкой технологии.
Вокруг несли стражу савларские штрафники-хемопсы, сжимавшие грязные лазерные карабины. Гвардейцы были увешаны краденым снаряжением, неподоходящей по размеру броней и подобранными археобезделушками. Лица были скрыты под очками от пыли и нитрохимическими ингаляторами, благодаря которым этот преступный сброд мог наполняться наркотической отвагой, которая в обычных условиях оставила бы их в первой же битве с ужасными обитателями Ока. Когда Клют узнал, что на «Малескайте» служит контингент савларских Хемопсов, он пришел в негодование, но, по мере того как в своих поисках инквизитор забирался все глубже в Око, он научился ценить наемническую, клептоманскую натуру этого полка. Она служила его целям. Эти люди никогда не подвергали сомнению его временами абсурдные приказы или мотивы, заставлявшие их сражаться в адских условиях демонических миров, ведь для них наркотические фантазии и кошмары разорванного пространства были неразличимы.
ТерминаторДата: Воскресенье, 19.05.2013, 19:57 | Сообщение # 18



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Если у штрафников от такой жизни и появлялось желание сбежать, то они никогда его не демонстрировали, да и некуда в Оке было сбегать. Поле Геллера на корабле создавало единственное безопасное место на много световых лет вокруг. Пока этим клептоманам разрешали красть и подбирать вещи с темных миров, куда их доставлял «Малескайт», а потом отключаться от всего в отупляющей дымке хемо-ингаляторов, они, похоже, были готовы подчиняться приказам и обеспечивать безопасность корабля и его обитателей. Инквизитору пришлось вмешаться только один раз, когда неудачная находка поразила порчей одного вороватого бойца, и Клют был вынужден казнить его. Большинство савларцев обладало почти животным инстинктом, выработанным в токсичной среде их родного мира-тюрьмы, и держалось подальше от всего, что было очевидно испорчено скверной или одержимостью.
Капитан Торрес настояла, чтобы варп-врата круглосуточно сторожили тяжеловооруженные охранники, заявив, что никто не знает, на что способна эта вещь. Клют, конечно, знал, но если бы он рассказал об этом капитану, то только приумножил бы ее страхи. И в любом случае он не считал, что охрана – такая уж плохая идея, хотя решение прикрепить к артефакту шесть бочек прометия показалось ему слишком радикальным. Этого не хватило бы, чтобы повредить корпус корабля, но было достаточно, чтоб разнести Затерянный Свод на части, если б того потребовали обстоятельства. Инквизитор озвучил свои мысли по этому поводу, но «Малескайт» в конце концов принадлежал Рейнетт Торрес, и она ощущала ответственность за безопасность каждой души на борту. Без сомнения, это чувство сохранилось у нее еще со службы на флоте.
И оно было не единственным напоминанием о ее прошлом. Женщина приблизилась, сопровождаемая энсином, несущим поднос с бокалами горящего амасека. Клют осознал, что, если не считать шикарных черных волос, нарушающих все нормы по длине, пышных грудей и ягодиц, едва сдерживаемых одеждой, одеяние капитана фактически представляло собой ее старую униформу.
– Инквизитор, – поприветствовала его капитан.
Из вежливости и признания ее усилий для организации праздника. Клют взял бокал, хотя, как правило, он не часто употреблял алкоголь. Как правило, он вообще не позволял себе каких-либо излишеств, что казалось странным в текущих обстоятельствах.
– За Сорок Иерархов, – поднял бокал Клют, – и как бы я хотел, чтобы они были с нами в этой обители ночи.
Капитан также подняла свой напиток, а затем подняла еще раз, когда приблизился брат Торкуил. Могучий космический десантник ответил уважительным кивком. Торкуил никогда не прикасался к обычной выпивке, но Торрес всегда заботилась о том, чтоб для него был приготовлен бокал. Технодесантник возвышался над ними, а его огромные серворуки, закрепленные на охватывающей торс кибернетической сбруе, нависали над небольшим собранием, будто защищая его. Сейчас гидравлические клешни и бионические инструменты были спокойно расслаблены. Клют поприветствовал Адептус Астартес, потушил пламя и попробовал свой напиток. Он был приятней на вкус, чем ожидал инквизитор, и в нем плавали праздничные терпкие ягоды.
– Итак, инквизитор, вы получили то, что хотели. И что теперь? – спросила Торрес.
Клют хмыкнул в бокал.
– Вы об этой ксенологической мерзости? Затерянный Свод – всего лишь средство добраться до конечной цели. То, что я ищу, можно добыть, используя эти адские врата, но это я оставлю брату Торкуилу и его сородичам-Механикус.
– Мы говорили об этом, инквизитор, – предупредил Реликтор, – я не хочу внушать ложные надежды. То, что мы нашли и добыли Свод, и так было большой удачей. Это чужацкий артефакт, технологическое устройство старше самого человечества, и мы могли бы всю жизнь провести, изучая и экспериментируя над ним, но все же ни на йоту не приблизиться к раскрытию его тайн.
– Да, к тому же тот факт, что оно было захоронено в недрах демонического мира на протяжении бесчисленных веков, – добавила Торрес. – Какого черта я позволила занести его на корабль, до сих пор не пойму.
– Потому что, – сообщил инквизитор, – для вас это всего лишь еще одна наша варпова реликвия, часть пыльной коллекции, которую можно поставить в трюме… или продать за большие деньги.
ТерминаторДата: Воскресенье, 19.05.2013, 19:57 | Сообщение # 19



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– Я выпью за это, – улыбнулась она.
Будучи Реликтором, Торкуил искал и исследовал орудия Хаоса, добавляя новые экземпляры в обширную коллекцию оружия, артефактов и фолиантов Хаоса, которые хранились в геллеровых и стазисных реликвариях, куда можно было пройти с археопалубы. Используя эти предметы, космический десантник вел сомнительную войну, которую его орден объявил Губительным Силам. Мотивы Клюта оставались тайной для всех, кроме него самого и варповидицы Эпифани Маллерстанг, а Торрес бросала вызов ужасам Ока лишь для того, чтобы восстановить пришедшие в упадок владения ее матери на Зиракузах. То, что она перевозила отлученных и ересиархов, вроде Торкуила и Клюта, говорило о ее отчаянии и преданности делу. К сожалению, инквизитор ввел несчастного капитана в заблуждение, что его инсигния – знак практически неограниченной власти в почти любых иных обстоятельствах – сможет защитить и ее, и интересы ее семьи. Это стало еще одним грузом на и без того отягощенной грехами душе Клюта.
Торрес уставилась в непроглядную тьму вакуума. «Малескайт» развернулся, и тошнотворное зрелище Иблисифа оказалось позади. Капитан наблюдала за омутами и вихрями поля Геллера, за призрачными очертаниями чудовищ и бестий, скользящими вдоль корабля. Бледные порождения варпа напирали на корабль отовсюду. Клют видел, как она предупреждала команду, чтобы вели себя осторожнее, но порой, когда кораблем интересовалось нечто особенно омерзительное, было сложно не смотреть на него в ответ. Торрес была не глупа. Ее корабль постоянно окутывало мощное защитное поле, будь он в варп-путешествии или в открытом космосе Ока, и этот щит реальности давал экипажу возможность наслаждаться нормальной, естественной средой в этом самом неестественном из всех мест. Око Ужаса, казалось, и само не знает, что оно такое. Реальное и ирреальное зачастую существовали бок о бок в этом чудовищном пространстве, и мимо корабля проплывали, подобно голодным до душ акулам, демонические сущности имматериума, ожидая шанса нанести удар.
– Но в самом деле, Раймус, – сказала капитан. – Ты же знаешь, что я пойду за тобой в ад и обратно – я уже это сделала – поэтому, как мне кажется, у меня есть право на вопросы.
Клют улыбнулся легкой, понимающей улыбкой. Всякий раз, когда Торрес пыталась выведать больше подробностей о его тайной миссии, она обращалась к нему таким неофициальным образом. В определенном смысле – и инквизитор не очень понимал, почему – она, видимо, завидовала Эпифани, юной ведьме, которой он доверял. Если бы у него был выбор, он бы вряд ли стал это делать, но от прорицательницы сложно что-либо скрывать.
И тут настал этот момент.
– Подумай о лживых пророках, за которыми ты шел. Подумай о мрачных и бесполезных местах, куда они тебя завели. Фалангаст. Данкварт Старший. Кардинал Киллиас. И теперь эта девчонка.
Вот оно.
– Эпифани нашла Свод, разве нет? Разве он был не точно там, где она предсказала?
– Да, но…
– И разве не она проложила надежный, безопасный маршрут через мальстримы, невероятные и извращенные просторы Ока, где этого не смог бы сделать ни один навигатор? – напомнил капитану Клют.
– Она может видеть, что еще не случилось, через нее свободно течет сила варпа. Как можно доверять подобному ненормальному существу? У нее нет нейроингибиторов, она даже не прошла связывание души.
– Это бы притупило ее способности, – парировал инквизитор с простой и опасной логикой.
– Не беспокойтесь, – зазвенел в ангаре нежный голос Эпифани Маллерстанг, – инквизитор избавится от меня, когда ему больше не понадобятся мои таланты. Так Инквизиция и поступает.
Она не слышала ни слова, так как находилась слишком далеко, но довольно быстро шла к ним, невзирая на слепоту. Впрочем, она знала об этом разговоре задолго до того, как Торрес решила его начать. Клют старался не слишком размышлять о том, как работает ее странная способность. Насколько возможно, он пытался сторониться нечистых соблазнов и даров. Брать только то, что ему нужно. Давать только то, что он мог позволить. В определенной мере они оба были правы. Душа Эпифани не была связана, и, без сомнения, девушка представляла собой постоянную угрозу. Инквизитор без лишних раздумий всадил бы в девушку болт-снаряд, если бы она хотя бы пальцем пошевелила против его интересов, и он постарался окружить себя людьми, которые готовы были поступить так же. Готовность Торрес – и, соответственно, ее команды – была очевидна, и он всегда мог рассчитывать, что Торкуил, если понадобится, поступит соответственно своей подготовке и генетически запрограммированной цели.
ТерминаторДата: Воскресенье, 19.05.2013, 19:57 | Сообщение # 20



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Юная варповидица подошла к ним, достала маленькую узорчатую табакерку, висящую в вырезе ее корсета, и открыла ее привычным щелчком большого пальца. Внутри находился кристаллический порошок, блестевший подобно дробленым изумрудам. Взяв щепоть, варповидица вдохнула приличную дозу, потерла нос, и веки над затуманенными глазами затрепетали. Клют знал, что это «призрак», опасный и незаконный психоактивный наркотик. Зависимые от него люди могли лучше проводить через себя энергии варпа, что усиливало их психические способности, и Эпифани была зависимой.
Какой-то миг она как будто смотрела прямо сквозь собравшихся, за пределы корабля, в свет Ужаса. Клют не мог представить, что же она там «видит». Бескрайнее море? Звездное небо? Сверхъестественные энергии, что постоянно смешиваются и бурлят. Бесформенный эфирный ландшафт неописуемых образов, цвета, эмоции, течения, потоки и разливы, грозовые фронты духовного космоса, налетающие на подобные туманностям тучи нематериального нечто. Возможно, ничего. Или, возможно, те невероятные картины, которые она описывала, бормоча нараспев:
– В разрушенном дворце из праха и костей шут сидит на потемневшем троне, паук свисает с пальца, вокруг него окно в пустую ночь, что блещет тысячей звезд и полнится эхом далекого смеха…
Эпифани обладала даром настраиваться на подобные пророчества, и это оказалось огромным подспорьем в поисках Клюта. Она провела «Малескайт» через опасности Ока к Затерянному Своду Уриэн-Мирдисса, который, как настаивала девушка, жизненно важен для поисков инквизитора. Она даже раскрыла коварство мистика Фалангаста, своего собственного отца, еще до того, как он предал. Таким образом, сдержанное доверие, питаемое Клютом к варповидице Эпифани Маллерстанг, стало полным.
– Капитан, – поприветствовала она Торрес, выйдя из транса. Она была одета в барочный корсет, украшенный похожими на бронзу костями какого-то чуждого, неизвестного Клюту существа, вместе с хараконским небесным платьем. Они не должны были сочетаться, но почему-то сочетались. У Эпифани был приготовлен костюм на любой случай. Ее гардероб был, по слухам, так же огромен, как собрание артефактов и запретных реликвий Саула Торкуила.
Она потянулась за бокалом горящего амасека, приготовленным для Торкуила. Другая рука девушки лежала на уродливом сервочерепе, который парил перед ней и указывал путь. Варповидица ласково называла своего фамильяра «Отец», из-за чего Клют ощущал определенное неудобство. Оно становилось лишь сильнее от того, что он знал: этот череп действительно принадлежал его старому проводнику, ее настоящему отцу – Фалангасту. Эпифани никогда не упоминала о своей матери, но при жизни Фалангаст рассказал Клюту, что дочь была плодом его краткого романа с леди Кассерндрой Лестригони, могущественной дочерью великого Дома Навигаторов Лестригони и престолонаследницей Патерновы. Подобное бесчестье нельзя было стерпеть, ибо от этого зависела сохранность богатств Лестригони, и Фалангасту щедро заплатили за то, чтобы он покинул сегментум вместе с младенцем через считанные мгновения после ее рождения.
Эпифани осмотрела их всех – как молочно-белыми незрячими глазами на своем юном лице, так и горящими, холодно-голубыми бионическими линзами "Отца", лежавшего под ее рукой, будто комнатная собачка. Сервочереп был не только поводырем слепой прорицательницы, но и ее настоящими глазами. Мысленная связь между Эпифани и дроном помогала справиться с увечьем и усиливала ее пророческие способности.
– Эпифани, – спросил Клют, – что ты видела? Бога-Императора? Его трон? Что это значит?
– Да, – улыбнулась она. Затем нахмурилась. – Нет, – снова улыбнулась. – Случится что-то плохое.
– Это Око Ужаса, – с видом мудреца объявил Торкуил. – Здесь всегда случается что-то плохое.
Из-за широкого хараконского платья выплыл Гессиан. Откинув назад капюшон своей простой мантии, демонхост открыл идеальное, ангельское лицо и зачатки рогов. Глаза, зеркала души Гессиана, были мертвыми, черными и маслянистыми, как у какого-то холоднокровного глубоководного хищника.
Торрес отреагировала немедленно.
– Как ты смеешь, дитя! Тебе нельзя приводить это существо на палубу, – возмутилась капитан, глядя на умиротворенную «призраком» Эпифани.
ТерминаторДата: Воскресенье, 19.05.2013, 19:59 | Сообщение # 21



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


И это было правдой. Как бы святотатственно это не звучало, Клют содержал демонхоста внутри недавно укрепленной корабельной часовни, где его окружали наиболее мощные священные реликвии, найденные Торкуилом. Что до Эпифани, то она выросла рядом с демоном, и поэтому девушка чувствовала себя комфортнее с ним, нежели с другими обитателями торгового судна. Возможно, какой-то частицей своей души она даже сочувствовала монстру. Фалангаст всегда использовал меры предосторожности, многим из которых научил Клюта, но инквизитор не желал, чтоб оставался хоть какой-то риск. Предметы веры Реликтора вытягивали из существа властность и энергию, и особенно сильно на порождение варпа воздействовала Нетленная Гвоздика святой Церены, которая украшала переборку. Гессиан в основном проводил свои дни во сне – разумеется, кроме тех, когда Клют нуждался в его темной силе – богохульно растянувшись прямо на алтаре часовни.
Демонхост издевательски улыбнулся собранию.
– Счастливого Пира вам всем, – прошипел он, вздернув губу и опустив глаза.
Когда Клют впервые встретил Гессиана, его сущность была привязана к телу изуродованного мутанта, которое Фалангаст использовал как первоначальный сосуд. Где бестия находилась до этого, никто не знал. Может, раньше Клют и был дознавателем, но дознаваться до всего ему не хотелось, особенно когда дело касалось сделок с созданиями тьмы. Некоторые говорили, что он был мучителем регулятора Хвалкена и обрек его семейство на сорок поколений горя, некоторые – что он был ответственен за бойню на горе Идас, когда тридцать Сынов Гора утратили жизни и содержимое черепов, утолив тем аппетит чудовища; кое-кто даже поговаривал, что он на самом деле был Галлкор-Тетом Дециматом во всех своих многообразных ипостасях и что ему поклонялись как полубогу на сотне варварских миров.
Каким бы ни было чудовищное происхождение демона, Фалангаст нашел его запертым в теле одинокого мутанта в услужении у простого земляного шамана в лесу Илк на Горме. Годы службы шаману, а затем Фалангасту износили тело несчастного мутанта до предела, поэтому, когда однажды на Танкресс Минор существо оказалось рядом с печатным камнем, реликвией крестового похода Форнакса Адвентиста, оно стало выглядеть так, будто на нем практиковался вивисектор. Святое воздействие камня разбило сосуд из плоти на части и могло бы вновь спустить с цепи всю ужасную мощь Гессиана Анафемика, если бы не ограждающие силы, которыми также был наделен этот камень. Через три часа бешеного сопротивления, извергая мощь варпа сквозь изуродованную, обвисшую плоть, существу удалось разбить священный камень и избавиться от его воздействия. Но к тому времени Фалангаст успел запереть дух в новом сосуде, теле одного из своих мальчиков-вассалов. Темный мистик совершил поспешный, но необходимый выбор, ибо никто иной из экипажа или пассажиров корабля не вызвался бы на такой поступок.
И теперь красивое лицо этого юнца – Клют, к сожалению, никогда прежде не интересовался, как его звали – взирало на инквизитора, и единственным недостатком в его адонисовом совершенстве были едва видимые угловатые буквы под кожей. Иногда на них попадала тень, и тогда ясные черты лица превращались в страницу Табула Делетум. Это было еще одно средство сдерживания, которое Фалангаст ввел прямо в измученную плоть несчастного паренька, как только доставил Гессиана в хирургический блок «Малескайта». Он внедрил ему под кожу тысячи знаков из первого печатного пресса Эразма Бельтайна, той самой машины, на которой перепечатывались религиозные тексты из Библиа Инсертитус во время Палатинского Скептоборчества. Процедура длилась не один день и, несомненно, ограничила наиболее разрушительные способности Анафемика, но все на борту, включая Клюта, чувствовали себя лучше, зная, что демонхост надежно скован.
– Она права, – сказал инквизитор Эпифани, не обращая внимания на богохульное приветствие Гессиана. – Объяснись, – строго добавил он, присоединяясь к возмущению капитана Торрес. С каждым словом его голос становился все подозрительнее.
Девушка капризно поджала губы, а демон позади нее ухмыльнулся Клюту с видом какого-то самодовольного простака.
– Гессиан здесь, – начала она и прервалась, чтобы осушить содержимое пылающего бокала Торкуила, – потому что должно случиться что-то плохое, и он нам понадобится.
И, как всегда, варповидица оказалась права.

АКТ I, ПЕСНЬ II
Археопалуба, вольный торговый корабль «Малескайт», Око Ужаса
Те же
ТерминаторДата: Воскресенье, 19.05.2013, 19:59 | Сообщение # 22



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Что-то пошло не так. Клют это чувствовал.
Это была не мысль, не подозрение, но настоящее физическое ощущение чего-то странного. Как если слишком быстро всплыть на поверхность или испытывать давление, которое негерметично запечатанный шлюз оказывает на внутреннее ухо. Звуки как будто замедлились и исказились, и на миг все превратилось в собственный негатив. Черное стало белым, контрастные лица обернулись жуткими масками. Клют подумал, не Гессиан ли это творит, но выражение лица демонхоста было такое же, как у самого инквизитора – смесь смятения и легкого дискомфорта.
Когда чувства Клюта вернулись в норму, он нутром ощутил нарастающее дурное предчувствие, и снова это было что-то скорее физическое, чем эмоциональное, глубокая, чужеродная дрожь, которая как будто нарастала и в нем, и во всем вокруг. Звуков не было, однако все пронизывал низкий резонанс.
Внезапно поднялась закованная в керамит рука. Торкуил закричал, несмотря на то, что вся палуба погрузилась в тишину.
– Свод!
Клют развернулся на месте.
Затерянный Свод Уриэн-Мирдисса… ожил.
– Инквизитор… – с растущей тревогой начала говорить Торрес.
– Они его активировали? Так быстро? – Клют осыпал Реликтора вопросами, но тот уже шагал мимо, к грохочущим варп-вратам.
– Невозможно! Они только начали, – резко ответил он, пресекая все сомнения, что археоксенологам уже удалось активировать древний артефакт. Это было бы все равно что с первой попытки наткнуться на золотую жилу.
Клют пошел на различные меры предосторожности: размещение в ангаре, присутствие савларцев, прикрепленный прометий – но все это строилось на предположении, что однажды Торкуил и механикус сделают невозможное возможным и смогут проникнуть во врата. Инквизитор никогда всерьез не думал о том, что их могут открыть и изнутри. Возможно, это и было весьма глупо с его стороны, но он так долго прислушивался к Реликтору, который оценивал их шансы на успех как ничтожные, что даже не считал, что это окажется реальностью.
Торрес начала отрывисто отдавать приказы энсину, потом бросила это дело и завопила хемопсам через весь ангар:
– К детонаторам!
– Отставить! – возразил Клют, изо всех сил стараясь удержать события под контролем. Он понимал опасения капитана, но не хотел, чтобы Свод разлетелся облаком варп-пыли. Только в случае крайней необходимости. Они слишком многим рисковали, чтобы добыть его.
– Занять оборону! – проревел Клют сборищу потрепанных бойцов. Преданный стюард-сержант Рурк упал на одно колено и осенил себя аквилой, прежде чем раздать несколько подзатыльников и растолкать одурманенных гвардейцев по позициям.
Выражение лица капитана немного смягчилось. Хемопсы, наставившие свой разнообразный арсенал из подобранных где попало лазкарабинов, автоганов и дробовиков на варп-врата, придали ей больше уверенности в безопасности корабля. И все же она не хотела рисковать и прогнала энсина с приказом охранять дверь ангара и изолировать археопалубу от остальной части судна.
Пока капитан и Торкуил вразнобой осыпали механикус и савларцев вопросами и приказами, Клют остался наедине с Эпифани и порождением пустоты Гессианом. Демонхост без всякого выражения посмотрел на него древними глазами на юном лице. Прорицательница просто пожала узкими плечиками.
– Разве ты не этого хотел?
– Что я хочу, Эпифани, – взъярился на нее Клют, – так это меньше загадок и больше предупреждений!
Он швырнул бокал на металлическую палубу и зашагал к Своду. Ни Эпифани, ни демон не последовали за ним. Возможно, Клют должен был воспринять это как знак, но он зашел уже слишком далеко, слишком многое принес в жертву и потратил слишком много лет своей жизни ради этого мгновения, и теперь не собирался отступать. Инквизитор пересек ангар и пошел навстречу своей судьбе.
ТерминаторДата: Воскресенье, 19.05.2013, 19:59 | Сообщение # 23



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Сунув руку под плащ, Клют неосознанно взялся за пистолет. Он считал, что инквизитора можно оценить по оружию, и то, чем он был вооружен, ясно показывало, как он изменился. До рискованного путешествия в Око и сделок с тьмой Клют был главианцем до мозга костей. Главия производила одни из самых качественных видов игольного оружия в известной части вселенной, и в годы дознавательской молодости он был гордым владельцем пары тамошних «Серебряных языков-770». Однако вскоре он обнаружил, что таким оружием в Оке мог пользоваться лишь глупец. Игломет – элегантное орудие убийства, но здесь, в окружении стольких врагов, обладающих невероятной изобретательностью и способностями, Клюту нужно было нечто, обладающее большей убойной силой и возможностью поражать искаженные, богомерзкие существа. Что может сделать даже самый современный токсин бездушным и зачастую бескровным существам, блуждающим по тонкой грани реальности и ирреальности?
Так что главианским пистолетам пришлось уйти со сцены. Хотя они скорее не ушли, а были проглочены подземным змеем-удильщиком, на которого инквизитор наткнулся в Шахтах Плоти Марриара. Замена была практически полной противоположностью иглометов и ранее принадлежала другу, которого Клют потерял на Фибос-4. Обарбус Кин был кадианским карателем, и его хладнокровные, жесткие советы оказались весьма ценны для Клюта. Однако инквизитор не мог признаться ему, какова его настоящая цель в Оке Ужаса. Он воспользовался услугами кадианца, прикрывшись ложными мотивами, и послал хорошего человека на смерть ради еретической лжи. Все, что осталось от бескомпромиссного Кина – бескомпромиссное оружие, приспособленный для ближнего боя дробовик с рычажной перезарядкой, который был разработан в касрах Кадии. Первоначально это было оружие с глушителем, предназначенное для боя на тесных улицах и переулках мира-гарнизона, но Кин обрезал ствол и сделал из него помпезного вида пистолет. Так теперь его и использовал Клют, в какой-то мере для того, чтобы почтить память солдата.
Инквизитор начал заряжать пистолет толстыми патронами. Как правило, Клют не расхаживал по кораблю с заряженным оружием. Это было невежливо. В этом смысле Клют был старомоден – как и во многих других – да и стрелок из него был так себе. Точность у него была средняя, и из всего оружия он интересовался только искусными антикварными произведениями главианцев. Однако инквизитор долго обучался искусству медицины, благодаря чему знал, как обезвреживать и убивать, так же, как умел лечить и реанимировать. Но посредственное умение стрелять не было самой значительной проблемой в Оке, где быстрые и несведущие умирали толпами, а те, кто обладал толикой знания, могли прожить долго, даже не будучи на короткой ноге с оружием.
Клют передернул плавно движущийся рычажный механизм и загнал на место последний патрон с пулей из солей святой Весты, начиненной трижды благословенной серебряной дробью. Не так эффективно, как болты, охотничьи или бронебойные патроны, которыми так же легко мог стрелять касрский дробовик. Однако заряд соли и серебряной дроби мог обжигать души инфернальных и эфирных существ. Для тех, кто не являлся бестелесным или демоническим созданием, он тоже был довольно неприятен, поэтому годился на любой случай и при любых условиях. Вскоре Клют начал набивать глубокие карманы своего плаща таким количеством благословенных снарядов, какое только мог туда вместить. Может, он был старомоден, но благоразумие и было старомодной ценностью.
Больше не покрытый грязью Затерянный Свод Уриэн-Мирдисса блестел, как полированная кость. Пыль и патина, некогда пятнавшие его изящные арки, теперь висели в воздухе возле реликвии, смешавшись с облаком варп-помех и возмущений. По всей структуре из психокости, от стрельчатого верха до подножия, прокатывались волны призрачного мерцания. Не нужно было быть чужаком, чтобы понять: что-то должно случиться.
Потоки энергии невиданных, никакими словами неописуемых цветов вырвались из шипов внутри арок. Варп-течения точно синхронизировались и потянулись в центр портала, воздух меж ними затрещал, рассекаемый ответвляющимися потоками. Когда молнии слились воедино, они как будто начали сплавлять реальность внутри себя по кускам, подобно дьявольской головоломке. Инквизитору удалось мельком разглядеть часть пространства по ту сторону портала.
Все в ангаре полнились желанием узреть, что изрыгнет из себя Свод, и одновременно мучительно-напряженной готовностью его уничтожить. Савларские хемопсы, осыпаемые набожными речами стюарда-сержанта, ощетинились стволами и поблескивали защитными очками. Торкуил стоял, подобно огромной статуе, вытянув перед собой гидравлические руки и сервоконечности для защиты, настоящие же руки сжимали тяжелый, покрытый рунической гравировкой силовой топор, готовый к битве. Торрес застыла за ним, как всегда, полагаясь на простой изогнутый клинок своей флотской сабли.
ТерминаторДата: Воскресенье, 19.05.2013, 20:00 | Сообщение # 24



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Когда варп-врата, наконец, закончили собирать головоломку из кусочков реальности по ту сторону портала, пред Клютом предстал неприветливый и чуждый сумрак зияющего туннеля меж измерениями. Легендарная Паутина…
Впрочем, инквизитор недолго любовался этим сказочным зрелищем. На «Малескайт» ворвался первый за тысячу лет путешественник, прошедший сквозь Затерянный Свод. Светящийся силуэт вырисовался в темноте чужацкого туннеля, и оттуда сквозь миазмы варп-помех выпрыгнула некая фигура. Она споткнулась, покачнулась, ступая быстро и неуверенно, и неловко повалилась на четвереньки перед гудящим порталом. Опустив голову, пришелец опирался носками и пальцами на твердое основание из психокости, будто корабельный кот, неуверенный в шаткой палубе.
То ли из-за шока, вызванного этим неуклюжим и одновременно грациозным появлением, то ли из-за того, что пальцы штрафников были так же горазды жать на спуск, как и воровать, но в этот миг несколько бойцов с Савлара выпустили короткий залп из автоганов и тяжелых стабберов. Пули оставили ряд выбоин на основании варп-врат, попали в пол рядом с фигурой и закончили путь, исчезнув в нереальности за вратами.
Пришелец оказался быстр. Он явно не мог обогнать пулю, но стоило выстрелам замолкнуть, как он в считанные мгновения превратился в размытое многоцветное пятно и исчез среди многочисленных рунических тотемов и украшений Свода.
Клют хотел было обругать нетерпеливых хемопсов, но Рурк, вожак савларской стаи, уже набросился на них, выражая свое неудовольствие поучительными катехизисами, кулаками и рыком. Поводя перед собой похожим на пещеру дулом пистолета, инквизитор неуверенно поднялся на платформу портала. Призрачная кость казалась такой же плотной, как и металлический пол, который он только что покинул, но Клюту она все же не нравилась, и его наполняло странное чувство беззащитности.
– Скажи, кто ты, пришелец, – окликнул он фигуру впереди. Ему не очень хотелось пробираться между обелисками и иглами, украшающими врата, и он бы предпочел, чтобы незваный гость сдался и вышел к нему. Резкий смех эхом отразился от творения чужаков.
– Нет, спасибо, – раздался ответ на низком готике. Голос был четкий и вежливый. – Я уже почувствовал ваше особое гостеприимство, и на сегодня с меня хватит.
– Уверяю, это ошибка, – так же благовоспитанно ответил Клют.
Повисла недолгая пауза. Несмотря на сдержанность, незнакомец явно спешил и был взволнован.
– Где я оказался? – спросил он как ни в чем не бывало. Клют обходил внешние тотемы и уже дважды думал, что вот-вот поймает гостя, но все время находил лишь пустоту.
– Это «Малескайт», – сообщил Клют. – Зарегистрированный вольный торговый корабль под моей юрисдикцией. Но он в Оке, друг мой, и здесь не существует юрисдикций. Только сила, и вы вскоре испытаете ее на себе, если не покажетесь.
Еще один угол, снова пустота. Клют теперь радовался, что подготовил серебряно-солевой заряд. Хотя пришелец и говорил на имперском наречии, но двигался он не как обычное существо, это точно.
– Когда?
Вопрос звучал глупо, но, как рассудил Клют, вполне подходил для того, кто только что вышел из варп-врат. Инквизитор ответил ему, но скорее для того, чтобы выиграть время и определить его местоположение.
Терпение Торрес подошло к концу.
– Раймус, просто пристрелите его.
Разумеется, она хотела обезопасить ворота, так как Свод был слишком опасен, пока оставался открытым, но ее люди не могли этого сделать, пока Клют играл в прятки с незнакомцем.
– Раймус… Клют?
Клют резко развернулся. Вопрос донесся из-за плеча. Инквизитора захлестнула паника, и он инстинктивно вскинул толстый ствол пистолета. Фигура все время была за ним. Он осознавал это, но глаза ему лгали. Одеяние этого существа рябило разными цветами и дезориентировало. Тембр его голоса одновременно и смущал, и казался знакомым.
– Милорд? – выдавил Клют.
ТерминаторДата: Воскресенье, 19.05.2013, 20:00 | Сообщение # 25



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Поверх ствола инквизитор взирал на лицо, которое он знал на протяжении долгого времени и еще дольше хотел увидеть снова.
Узкая ладонь пришельца легла на оружие и легким движением опустила его к палубе, и тогда инквизитор смог лучше рассмотреть его лицо. Невероятно, но он стал моложе, чем помнил Клют. Пронзительный взор стал остр как никогда, а презрительные морщины, некогда рассекавшие его увядшее лицо, исчезли, сгладились на упругой коже, уступив место для новых отметин надменности. Инквизитор никак не мог привыкнуть к этому молодому облику и странной логике того, что видел.
Клют, с другой стороны, выглядел, должно быть, прямой противоположностью: потрепанный, усталый, обветренный, с подернутыми серебром усами и шевелюрой. Его некогда блестящие доспехи из темной кожи и мантия теперь поблекли и покрылись отметинами от выстрелов.
Стоящий напротив человек же был облачен в плащ необыкновенного чужацкого покроя. Когда Клют посмотрел прямо на материал, тот оказался покрыт броским узором из пересекающихся ромбов, раскрашенных в мириады пламенеющих цветов. Ткань излучала какое-то технологическое поле, которое играло со зрением, оставляло сияющий бриллиантовый след, когда инквизитор двигался, и тускнело, сливаясь с окружением, в моменты неподвижности.
Двое мужчин уставились друг на друга. Клют столько лет ждал этого момента, что теперь, когда он настал, да еще так неожиданно, инквизитор хотел продлить его, насколько возможно.
– Раймус Клют, – повторил пришелец, будто и сам едва мог поверить в эту встречу.
– Чевак… – в изумлении пробормотал Клют. – Милорд… Я…
Черты лица Чевака никогда не смягчались – ни во время исследований, ни на отдыхе – но глаза высшего инквизитора наполнились нехарактерной для него радостью. Этого Клюту хватило, чтобы подумать – видимо, в длинных темных коридорах чужацкой Паутины не слишком много дружелюбных лиц, пусть даже таких изможденных, как его собственное.
И портал как раз собирался это доказать.
Клют начал было говорить, но лицо Чевака вдруг изменилось. Так бывало, когда его вдруг посреди разговора осеняло доселе неуловимое решение какой-то сложной задачи. Он поднял палец, едва только губы Клюта зашевелились в приветствии, которое он так долго повторял в уме и во снах.
– Раймус, помоги мне кое с чем. Помнишь то жуткое дело на мире Таннит?
Клют нахмурился, вспоминая, и тут его глаза расширились. Он понял, и дальше не нужно было ничего объяснять. Удивительно проворный для своего возраста Чевак просто схватил Клюта – похоже, он стал куда сильнее и тренированнее, чем когда был «моложе» – и швырнул его к выходу из Затерянного Свода. Стоя спинами к структуре, они не могли хорошо разглядеть полнящийся молниями портал, но им это и не нужно было. Только что на «Малескайт» прибыл второй гость за вечер.
Призрачная кость задрожала, Клюту даже почудился треск. Все вдруг заполонил кипучий поток беснующейся воды, как будто прорвало дамбу. В определенном смысле так оно и было. Некая громадная сущность истекала из Свода в реальность, в ангар.
Ртутная струя вырвалась из арки, залила древнее подножие и расползлась по археопалубе. Жидкий металл бурлил и пенился, обжигая пол ангара. Он разливался повсюду, противоестественным образом перетекая через препятствия и устремляясь ко всему, что обладало душой.
Ответ савларцев был очевиден и стремителен. Хемопсы глубоко вдохнули газы, источаемые нитрохимическими ингаляторами, и устроили небольшой ад, выбив залпом серебряные фонтаны из поднимающегося прилива. Пули и лазерные лучи пронзали похожую на поток гноя тварь и подняли настоящую огненную бурю, но обстрел почти никак не замедлил наступление монстра.
Первый ряд хемопсов погиб мгновенно. Это ничуть не удивило савларцев, у них в ходу была шутка, что те, кого Рурк выпускает из-за замка и отбирает для вылазок с инквизитором и его свитой, скорее всего, не вернутся. Задания Ордо были весьма опасны для обычных людей. Это сейчас и демонстрировали савларские хемопсы, бессильные перед чудовищной, сверхъестественной силой. Пока они перезаряжали краденое оружие, разумная ртуть могла без помех собраться в лужи вокруг ног, а затем пропитывала гвардейцев, как лакмусовые бумажки. Она вползала через уши, глаза, кричащие рты и убивала людей изнутри, взрываясь сквозь грудные клетки неровными пучками клинков и шипов, будто «железная дева» наоборот.
ТерминаторДата: Воскресенье, 19.05.2013, 20:00 | Сообщение # 26



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Торкуил тоже был неподалеку. Он снял свой шлем с одного из механических придатков и быстро надел его, оградив себя от атак одержимой ртути. Однако серебряный прилив, затопивший ангар, обтекал Реликтора по сторонам, как будто под воздействием магнитного поля. Так влияли на тварь священные масла, обереги и печати чистоты, покрывающие богато украшенные доспехи космического десантника.
Живой сверкающий поток пронесся по ангару, захватил Гессиана и увлек его в демонические пучины. Эпифани и обнажившая саблю Торрес продемонстрировали здравый смысл, забравшись повыше на мостки, закрепленные на стене. "Отец" взлетел следом на миниатюрном антигравитационном двигателе, и все трое двумя парами глаз уставились сверху на хаос и смятение, царившие на археопалубе.
Механикус-археоксенологи, которых не изрезало на части и не потопило создание варпа, спрятались за широкими плечами Саула Торкуила. Серворуки и инструменты на механодендритах космического десантника щелкали и жужжали на отростки демонического отродья, которые в свою очередь тянулись к нему. Для дополнительной защиты технодесантник то и дело предостерегающе взмахивал перед собой силовым топором.
Будто маляр, который сам себя загнал в последний неокрашенный угол комнаты, хемопсы, ощетинившись оружием, тесно сгрудились вокруг громогласно молящегося стюарда-сержанта и обстреливали небольшой полукруг вокруг себя. Трещали лазеры, грохотали выстрелы. Серебряная вода бурлила и брызгала, собираясь в сверхъестественное цунами и поглощая снаряды.
Клют и гость корабля все еще стояли на выбеленном подножии Затерянного Свода, держась подальше от извергающегося из портала потока ртути. Наконец последние капли сущности вытекли из варп-врат.
– Что это? – прокричал Клют поверх шума и грохота разрушения.
Взгляд помолодевшего Чевака блуждал по сторонам, губы двигались, сам он глубоко погрузился в раздумья.
– Ихневплазм, – пояснил он, – именуемый Молоком Малеволзии. Он прорвался в заброшенную часть Паутины. Проклятая тварь гналась за мной через три сектора, пытаясь ободрать мою душу.
– Как же нам его остановить? – взревел Клют, глядя в моложавое лицо своего начальника.
– Ну да, – сказал Чевак, приняв вопрос за пессимистическое признание бессилия, которое он обычно встречал у посетителей Ока Ужаса.
Клют охватил взглядом разоренный ангар. Монстр был повсюду, его волны лизали стены и всасывали души в крутящийся вихрь, уносящий их в центр археопалубы. Один зеркальный бурун метнулся к инквизитору, на ходу отращивая клыки и превращаясь в некое подобие хищного демона. Клют стоял и смотрел на собственное отражение в блестящих челюстях убийцы.
Как цветастая комета, между ними пронесся Чевак, сопровождаемый шлейфом блестящих металлом пузырьков и размытым следом плаща. Инквизитор резко остановился, призматическая дымка снова окутала его, и он взмахнул руками, привлекая к себе внимание чудовищного демонического отростка. Клют воспользовался шансом, чтобы вытащить дробовик-пистолет из-под мантии и выстрелить по аморфной твари серебром и священной солью. Снаряд зарылся в бурлящую варп-плоть и взорвался, пронзив ихневплазма благословенной шрапнелью. В теле твари осталась рваная дыра, которую Клют увеличил, снова дернув рычаг и вогнав в монстра изгоняющий бесов заряд.
Демон-отросток повернулся к Клюту и зашипел сквозь зеркальные зубы, когда тот снова открыл огонь. Последним выстрелом инквизитор разбил его внушительные челюсти на множество фрагментов. Только тогда он понял, что шипение издавало не само существо. Это действовали попавшие в него крупицы соли святой Весты, выжигавшие варп-плоть изнутри. Отросток задымился, задрожал и втянулся обратно в демоническое озеро.
Клют позволил напряженным рукам расслабиться и опуститься вместе с зажатым в них оружием. Он вздохнул. Во всем секторе не нашлось бы достаточно освященной соли, чтобы хватило на этого исполина.
Чевак расхаживал по костяной платформе, рассматривая хаос, что тварь учинила на археопалубе: сражающегося за собственную жизнь Адептус Астартес, съежившихся техноадептов, гвардейцев, палящих из всех стволов, хотя у них и заканчивались боеприпасы, и фигуры, прячущиеся на мостках.
– Как нам его уничтожить? – снова крикнул Клют своему другу и начальнику.
ТерминаторДата: Воскресенье, 19.05.2013, 20:01 | Сообщение # 27



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– Где ближайшее логическое устройство? – ответил вопросом Чевак.
– Зачем?
Чевак не привык обсуждать импровизированные планы.
– Кодификатор, банк рун, что угодно, у чего есть кабели и импульсный интерфейс.
Клют с готовностью кивнул на толстую переборку, которую Торрес приказала закрыть снаружи.
Высший инквизитор шагнул с платформы прямо к ней. Между Сводом и переборкой находился небольшой океан демонической жидкости, и Клюту вовсе не хотелось терять своего начальника из-за того, что тот решил устроить самоубийственную пробежку всего через пару секунд после того, как его нашли.
– Вы не можете это сделать, – с мрачной уверенностью сказал Клют.
– Никто не может это сделать.
Чевак знал, что его бывший дознаватель прав. Поле-домино, создаваемое плащом арлекина, придавало лишь иллюзию скорости, но не делало хозяина – особенно если тот был неуклюжим человеком – действительно быстрее. А Чеваку надо было двигаться очень быстро, чтобы достичь дальнего конца ангара.
– Нам надо его отвлечь, – сказал Чевак.
– Только как, черт бы его побрал? – откликнулся Клют и повторил про себя. – Черт бы его побрал.
Пророчество Эпифани возникло в его памяти, словно привидение.
Какая-то частица Клюта умерла в этот момент. Он знал, что надо сделать, что должен был сделать. Действуй он или бездействуй, в конце обоих путей их ждало проклятье, и Клют был вынужден выбрать то, что в конечном счете считал меньшим злом. Он бы проклял себя, если бы по-настоящему отпустил демонхоста, но мог смириться с тем, что придется слегка ослабить узы, сковывающие эту мерзость. Сквозь стиснутые зубы он начал по памяти произносить заклинания, которым его научил Фалангаст.
Центр демонического озера забурлил. Серебряные воды внезапно подернуло сиянием раскаленного металла. Булькающий рев восторга донесся из средоточия этого адского света, и на его пике освещающие ангар лампы взорвались, брызнув каскадами искр. На археопалубе стало темно, как в кузнице, озаряемой лишь жарким светом в средоточие ихневплазма и призрачным излучением Свода, и воздух зазвенел от резкого свиста, с которым жидкость превращалась в газ. Водянистая варп-плоть раскалилась добела и с шипением начала подниматься к потолку в виде облака ртутного пара. Среди испарений, в самом центре показался коленопреклоненный Гессиан, подобный отвратительной статуе, идолу еретика, преждевременно извлеченному из кузнечного пламени. Его идеальная кожа превратилась в ослепительно яркую оболочку, выжигающую воздух вокруг.
Ихневплазма, пытавшегося поглотить демонхоста целиком, обожгло огнем варпа изнутри. Обнаженный Гессиан остывал, хотя глаза его все еще излучали сияние и ужасающую красоту, и на нем теперь можно было разглядеть всю кропотливую работу, проделанную Фалангастом. Каждый сантиметр тела вассала был покрыт вычурными буквами высокого готика, так что существо представляло собой ходячую рукопись. Дьявольский прилив немедленно и сокрушительно ответил на угрозу, набросившись на демонхоста в облике колоссального серебряного цунами. Гессиан вновь обратился в пламенный вихрь и побежал прямо на Молоко Малеволзии. Он оттолкнулся от палубы и влетел в волну в потоке пламени, вырывающемся из его тела. Будто шаровая молния, порождение варпа пробило стену варп-плоти и вышло наружу по другую сторону. Существо в адских муках рухнуло обратно на пол.
Клют обернулся к Чеваку, но высшего инквизитора уже не было рядом.
Внимание гигантской сущности было занято яростной атакой Гессиана, и серебряный разлив ихневплазма уменьшился, собравшись в центре ангара. Освободившееся пространство теперь полнилось обломками и кусками металла: всюду валялись ящики для археотеха, куски погрузчиков и вырванная обшивка пола. Помолодевший и ловкий Чевак побежал вдоль стены, перепрыгивая через препятствия и подкатываясь под них, и позади него тянулся призрачный шлейф из многоцветных осколков.
ТерминаторДата: Воскресенье, 19.05.2013, 20:01 | Сообщение # 28



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Кошмарная сущность была вполне способна справиться с многочисленными врагами или жертвами, несмотря на то, что ее отвлекал демонхост. Это было очевидно: уворачиваясь от топора Торкуила, она до сих пор выхватывала археоксенологов и осыпала савларских гвардейцев каплями разумного зла. Ртутные шарики метили в глаза и уши, где могли принести больше всего вреда и мучительной боли. Серебряные потоки вырвались из подобного облаку тела чудовища, и оно попыталось сбить Чевака наземь струями живой жидкости. Инквизитор изменил направление, несколько шагов проделал прямо по стене и прыгнул к перевернутому силовому подъемнику «Часовой». Жидкость не отставала, захлестнула машину и метнулась следом за Чеваком, когда тот подскочил к разрушенному лестничному колодцу, и, будто гимнаст, раскачался, держась за гладкий металл оторванного поручня. Чевак снова прыгнул, неловко приземлился на крышу грузового скифа, перекатился, увернувшись от очередной стягивающейся, словно аркан, струи жидкого металла, и проскользнул по крыше в потоке мерцания, испускаемом его плащом. Спрыгнув с края и на какое-то время оказавшись в безопасности позади скифа, Чевак согнулся, с трудом переводя дыхание.
Тут инквизитор обнаружил, что его укрытие исчезло: тень грузовой машины резко уменьшилась и исчезла. Он ожидал увидеть, что щупальца ихневплазма схватили скиф и отшвырнули его, однако, обернувшись, он понял, что причиной тому был демонхост Клюта. Скиф полыхал тем же сверхъестественным пламенем, которое окружало существо. Глаза Гессиана горели от психического напряжения, когда он двигал тяжелую махину телекинетической энергией варпа. Повернувшись рогатым лбом к твари, демонхост раскрутил и обрушил на ихневплазма огромную массу грузового скифа. Незримая сила варп-твари безжалостно оторвала от стен горящие мостки и платформы, они пролетели над головой Чевака, врезались в пенную сущность и рассекли надвое ее бурлящие серебряные струи.
Чевак сделал свой ход. Он рванулся, чтобы преодолеть последний отрезок пути, уворачиваясь и отскакивая от кабелей и балок, вырванных из потолка битвой сверхъестественных сил. Инквизитор налетел плечом на переборку и остановился прямо под мостиком, на котором стояла статная, аристократического вида женщина во флотской форме с капитанскими эполетами, сопровождаемая сервочерепом и девушкой, которую он первоначально принял за одетую на необычный манер астропатку. Они следовали за ним через всю археопалубу и теперь смотрели на него через решетчатый пол.
Их внимание вновь привлекла титаническая битва, и Чевак обернулся как раз вовремя, чтобы увидеть, как демонхост пронзает водянистое тело ихневплазма куском искореженного мостика. Однако сияющее порождение зла не успело перехватить очередную струю разумного серебра, которая сбила его с ног. Когда демон попытался встать, на него одна за другой обрушились гигантские волны плазмы, вбивая существо в палубу.
Время уходило. Ударив кулаком по воздуху, Чевак разблокировал установленное на запястье «жало». Оно походило на более крупные «поцелуи арлекина», которые использовали стражи Черной Библиотеки, чтобы вонзать мономолекулярные нити в свои жертвы и кромсать тела изнутри. У Чевака имелась небольшая трубка с заостренным наконечником, которая была довольно эффективным оружием, хотя инквизитор никогда не использовал ее подобным образом. Со всей силой он вогнал острие чужацкого устройства в металлическую стену, пробил ее насквозь и попал в кодификатор, стоящий у переборки. Как и «поцелуй», «жало» выбросило наружу моток мономолекулярной проволоки с крючками. Чевак дернул рукой назад, и нить втянулась, волоча за собой пук ветхих энергетических кабелей, вокс-проводов и гидравлических трубок. Перебирая руками, он вытянул наружу весь моток вместе с портами, клапанами и освященной смазкой.
– Что вы делаете? – резко окликнула его капитан Торрес.
– Спасаю ваш корабль, – насмешливо пробормотал Чевак про себя. В этот момент он забыл, что именно из-за него ихневплазм попал на корабль. Его пальцы скользили по пучку, перебирая провода и трубки в поисках одного определенного кабеля. Инквизитор рискнул оглянуться. Молоко Малеволзии собралось в округлую массу и пыталось взять верх над врагом. Сущность взвихрилась серебряным циклоном и закружилась по палубе, будто водоворот разрушения. Демонхост стоял на коленях, пытаясь вспыхнуть заново, и когда его совершенную фигуру вновь окутало яркое пламя, он сделал несколько решительных шагов и снова ринулся во тьму ангара. В тот же миг ураган понесся навстречу, поглотил демонхоста и закрутил его внутри себя. Огненный силуэт быстро размылся в пылающее кольцо, безвольно мечущееся в варп-плоти омута, и, наконец, ихневплазм рухнул, смешав друг с другом свои серебряные волны. Энергия урагана ушла на раскручивание демонхоста, и со всей накопленной центробежной силой тварь швырнула его в стену.
ТерминаторДата: Воскресенье, 19.05.2013, 20:02 | Сообщение # 29



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Молотя руками, угасший демонхост кувырком полетел через ангар, будто нож, запущенный рукой великана. Он врезался в переборку с такой силой, что тяжелая вентиляционная дверь выгнулась и искривилась под весом обмякшего тела. С неприятным шлепком демонхост упал на палубу, повалился неопрятной кучей и затих.
Ихневплазм, не теряя времени, вернулся к избранной цели – Чеваку, и, как река, изменившая русло, стек с дальней стены ангара и двинулся по археопалубе к переборке. Отчаяние нарастало, пальцы соскальзывали, Чевак с ужасом смотрел то на приближающуюся тварь, то на маслянистый пучок проводов. Наконец он нашел в переплетении то, что искал – кабель для передачи мысленных импульсов, оканчивающийся портом. Инквизитор одним пальцем стер грязь с торчащих жил и вкрутил конец кабеля в гнездо, расположенное у него на затылке.
Ихневплазм продолжал набирать скорость. «Малескайт» ощутимо содрогнулся.
– Что? – вскрикнула капитан на мостках над головой инквизитора и приложила палец к вокс-бусине. – Поле Геллера слабеет! – она повернулась к Чеваку. – Что вы делаете?
Серебряная река неслась по палубе. Клют несколько раз разрядил в бестию дробовик, отчаянными рывками передергивая затвор. Торкуил ударил по несущемуся мимо потоку гудящим топором, а выжившие савларцы, не то ощутившие второе дыхание, не то охваченные безумием, снова обстреляли врага из своего разнообразного оружия.
– Сорок процентов… тридцать процентов, и все падает, – повторила капитан услышанное из бусины. – Сумасшедший! Это Око, мы же все погибнем! – завопила она на Чевака, но инквизитор был слишком занят тем, что настраивал соединение с кораблем и готовился к сокрушительному столкновению с неотвратимым приливом ихневплазма.
«Малескайт» огласила какофония трезвонящих колоколов, сирен и пронзительных гудков, предвещающая неизбежную гибель судна. Аметистовый космос вокруг ангара стал болезненно-белесым. Темные, размытые силуэты демонических хищников варпа прижались неописуемыми, жаждущими душ мордами к истончающемуся пузырю реальности вокруг торгового корабля. Они рычали и скалились друг на друга и на само судно, и их совокупная масса начала продавливать и просачиваться сквозь слабеющее поле Геллера. Будто испуганные дети, матросы и пассажиры «Малескайта» зажмурились, чтобы защитить от скверны свои разумы, и стали искать спасения в заученных молитвах и катехизисах.
Серебряная сущность продолжала течь, стремительно собираясь в волну, которой она собиралась раздавить Чевака, чтобы окутать его своими отвратительными потоками и попировать его душой. Молоко Малеволзии уже приблизилось настолько, что Чевак мог увидеть собственное отражение в серебряных водах, когда демоническая тварь вдруг содрогнулась. Инквизитор с иронией подумал, что она напоминает пловца, которого схватил монстр, поднявшийся из глубин. Все проклятое существо до последней капли застыло на месте, неподвластное ни гравитации, ни самой реальности. Мгновение, и серебряный поток устремился к потолку, словно текущий вверх водопад, расплескался и разлился по нему, как делал это на палубе. Затем он опять обрушился ртутным ливнем, по-видимому, содрогаясь в какой-то внутренней муке и страхе. Когда монстр снова упал на палубу и замер, он, похоже, лишился того искаженного разума, которым, судя по всему, обладал ранее. Он стал просто мелким озером неподвижного серебра. Все в ангаре шагнули вперед и вгляделись в блеск его зеркальных вод.
– Отойдите! – властно окрикнул Чевак, нарушив повисшую тишину.
Сначала это были просто завихрения и воронки, потом рябь и наконец формы, проявившиеся в гладкой серебристой плоти. Нематериальные чудовища из-за пределов корабля пробивались через ослабевшее поле Геллера, цепляясь за варп-присутствие ихневплазма, используя его как якорь, чтобы перебросить свои злобные эфирные сущности через границу реальности. Легион демонических отродий скопился под зеркальной поверхностью озера – от крошечных ползучих тварей до исполинских чудищ с рогами, одновременно и насмешки над созданиями природы, и бесформенные воплощения невидимого и непознаваемого. Чевак настроил передачу мысленных импульсов. Инквизитор боялся, что утратит связь с кораблем. Он поменял одну адскую сущность на тысячу, и они сделали свое дело, как метафорически, так и материально вонзив когти в варп-плоть ихневплазма. Чевак решил, что настало время отправить их всех в тот ад, из которого они появились.
– Восстановить поле Геллера, отвести всю энергию от варп-двигателей, – пробормотал Чевак, одновременно передавая то же самое машинному духу «Малескайта» через мысленный интерфейс.
ТерминаторДата: Воскресенье, 19.05.2013, 20:02 | Сообщение # 30



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Поле Геллера набрало полную силу. Это разорвало связь, созданную демонами между нереальностью Ока и внутренним пространством корабля, и точка опоры, захваченная тварями, утратила стабильность. Демонические пришельцы начали рассеиваться, подобно жидкости в невесомости, которую по каплям уносит сквозь трещину в обшивке звездолета. Каждой лапой, клешней, щупальцем и пастью они тянулись к душам на археопалубе. Само их существование вытекало из них подобно крови, их серебристые манифестации утягивало обратно в космос Ужаса, который их породил. Одного за другим демонов вытесняло прочь, за тюремные стены реальности, заново возведенные могучим генератором «Малескайта». Когда призрачные миазмы адских сущностей окончательно иссякли, а безумные, нечеловеческие вопли затихли, Чевак отсоединился от мыслеимпульсного устройства и швырнул кабель на палубу.
От настенных платформ до Свода люди стояли с раскрытыми ртами, с оружием, дрожащим в адреналиновой хватке. Клют зашагал по разоренной археопалубе к своему начальнику, по пути прикоснувшись к бронированному локтю Торкуила. Это было почти забавно: обычный человек-инквизитор проверяет, в порядке ли сверхчеловек из Адептус Астартес, не пострадал ли он от демонического вторжения. Сам Торкуил просто стоял неподалеку от Чевака, не снимая шлем и все еще сжимая в латных перчатках гудящий силовой топор. Он еще не решил, по какую сторону безумия находится этот пришелец.
При помощи "Отца" Эпифани добралась до изломанного тела Гессиана. Никому больше не пришло бы в голову поинтересоваться, жив демонхост или мертв, но, как подозревал Клют, Эпифани питала слабость к чудовищу, так как провела рядом с ним много лет, пока они с Фалангастом скитались по всему сегментуму.
– Он жив, – нежным, против своего обыкновения, голосом сказала она, склонившись, чтобы прислушаться к его дыханию. Клют не удивился: достаточно было чуть ослабить преграды и духовные узы, высвободив малую толику истинной силы Гессиана Мерзостного, чтобы бестия обрела определенную неуязвимость. Эта защита спасла демону жизнь, как и он сам помог спасти людей в ангаре. Клют не намеревался часто повторять этот эксперимент, и сейчас он без всякого стыда радовался, что демонхоста отделали до потери сознания. Это должно облегчить процесс нанесения новых защит и ограничивающих писаний на существо.
– Оно живое, Эпифани. Это «оно», – напомнил ей Клют почти отеческим тоном.
Инквизитор двинулся к своему вновь обретенному начальнику, его грудь переполняла смесь гордости и облегчения. Он достиг невозможного. Благодаря Богу-Императору он нашел своего давно пропавшего господина, и все закончилось. Но прежде чем Клют успел подойти к Чеваку, до того добралась Торрес. Капитан начала с вопроса:
– Вы в своем уме?
Чевак как будто впервые заметил ее – полная фигура, униформа Имперского флота, роскошные волосы и куда как менее привлекательные нахмуренный лоб и полные гнева глаза.
– Может, и не в своем, но откуда мне тогда знать? Скажите лучше сами. Как я выгляжу?
Капитана застал врасплох его игривый ответ, но она быстро нашлась.
– Вы нас чуть не убили. Дважды.
– Всегда считал, что ключевое слово в этой фразе – «чуть».
– Неудивительно, что у вас вошло в привычку подобное безрассудство. Сэр, ваше легкомыслие вызывает у меня отвращение. Сегодня погибли люди. Они защищали этот корабль. Мой корабль, мои люди.
Тон Чевака похолодел.
– Ни один человек не входит в Око Ужаса, питая иллюзию, что он найдет там что-то помимо ужасной смерти. Я не слишком сочувствую таким людям, как и тем, кто глотает мечи или лезет на горы ради развлечения. Они сами напрашиваются.
– Надеюсь, вы и себя вносите в ту же категорию, – бросила в ответ Торрес.
Чевак повернулся, поправил воротник своего невероятного плаща и положил руку на цветастый отворот.
– Разумеется, мадам.
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Атлас Преисподней Роба Сандреса
Страница 2 из 11«12341011»
Поиск: