Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 4 из 11«1234561011»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Ангел Экстерминатуса Грэма Макнилла (Ересь Хоруса)
Ангел Экстерминатуса Грэма Макнилла
ТерминаторДата: Пятница, 03.05.2013, 20:02 | Сообщение # 46



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Толпа выла, глядя на зловещее пятно не-света и искаженного пространства-времени в небесах, и Пертурабо презирал их за то, как просто их было удивить. Они представления не имели, какая опасность за этим таилась, какая ужасная язва незаметно проникала в сердце. Вид этого пятна, как изнуряющая душевная болезнь, уничтожал всю радость и волю к жизни в тех, кто смотрел на него, а Пертурабо смотрел на него уже немало времени. 
– Великий звездный вихрь! – вскричал Фулгрим, словно пылкий проповедник былых времен. – Рана, которую нанесла галактике раса, не желавшая признать, что ее время подходит к концу, – нанесла, дабы заточить в ней богоподобное существо. Величайшее достижение и величайший позор эльдар лежит здесь, окованный цепями, которые Азуриан запретил снимать до скончания жизни самой вселенной. И было так с незапамятных времен... 
Фулгрим замолчал, наслаждаясь прелестью еще не произнесенных слов и позволяя томительному ожиданию нарастать, пока Пертурабо не начал опасаться, что публика взбунтуется, продлись пауза чуть дольше. 
– Но Азуриан забыт, его народ разрушен собственными слабостями, а нам нет дела до запретов павшего бога. Путь открыт тем, кто осмелится.
Фулгрим убрал меч в ножны. Глаза его горели, кожа блестела от испарины. 
Его грудь тяжело вздымалась, так напрягался он, рассказывая – словно выступал перед духом самой Талии. Пертурабо видел, что его изможденность наигранна, поскольку понимал, что брат старается соответствовать ожиданиям толпы и величественности амфитеатра. 
– Ныне Ангел Экстерминатус погружен в сон, и мы возьмем штурмом острог Азуриана! Заберем себе оружие, выкованное в древние времена! – прогрохотал Фулгрим. 
Пертурабо увидел брызнувшие из его головы крохотные капли крови за секунду до того, как услышал щелчок выстрела. Черные глаза Фулгрима закатились. 
– Нет! – вскрикнул Пертурабо, когда брат рухнул на плиты сцены; его пепельно-серое лицо заливала кровь.

– Вперед! – крикнул Шарроукин, срываясь с места и на ходу убирая оптический прицел карабина.
Он развернулся и побежал к затененной галерее статуй, что украшала последний ярус амфитеатра, а позади между тем начиналось светопреставление. Под ними гремели испуганные и гневные крики, в десятки раз усиленные великолепной акустикой строения, но ни у Шарроукина, ни у Велунда не было времени оценивать их.
За ними уже наверняка началась погоня.
– Ты убил его? – спросил Велунд, когда они добрались до точки спуска, рядом с которой в тенях были спрятаны мотки высокопрочных тросов.
– Я попал, куда хотел, – сказал Шарроукин, набрасывая трос на шею статуи, изображавшей богиню, и прикрепляя его к металлическому кольцу на броне. – А вот сможет ли это его убить – уже другой вопрос. Прыгай, потом поговорим.
Оба воина повернулись лицом к центру амфитеатра, балансируя на выступе изогнутой каменной стены в сотнях метров над землей.
– Готов? – спросил Шарроукин.
– Готов, – отозвался Велунд.
– Прыгаем.
Шарроукин оттолкнулся от края и полетел по параболе вдоль фасада здания. Он контролировал стремительный спуск, касаясь стены руками в сверхпрочных латных перчатках, и на полпути до земли вновь в нее уперся. Мрамор под подошвами захрустел и осыпался на землю дождем белой крошки. Велунд все еще был над ним – его прыжки были короче. Шарроукин опять прыгнул и в воздухе развернулся лицом к несущейся навстречу земле. 
Из амфитеатра уже хлынули паникующие толпы. Возможно, они решили, что их настигло имперское возмездие, что незаметно подобрался военный флот, не тронутый предательством. Жаль, что это не так, подумал Шарроукин.
Раздались выстрелы, из изогнутого барельефа над ним выбило несколько осколков, и он увидел трех воинов в тусклой, неокрашенной броне Железных Воинов, чье оружие было направлено вверх. Шарроукин прервал спуск, сдернув трос с металлического кольца. Последние двадцать метров до земли он пролетел в свободном падении и приземлился с оружием в руках, готовый стрелять. Он опустился на одно колено и выпустил в визор ближайшего Железного Воина очередь игл. Предатель беззвучно упал, Шарроукин направил один токс-снаряд в решетку шлема второго, после чего перекатился в сторону, уходя от болтерного огня, угодившего в землю в том месте, куда он приземлился. Еще один стремительный заряд игл пробил тонкое сочленение брони на шее третьего Железного Воина, на металлическую грудную пластину хлынула кровь, и его ноги подкосились.
Велунд рухнул рядом, и Шарроукин поморщился, так неуклюже было приземление Железнорукого.
ТерминаторДата: Пятница, 03.05.2013, 20:03 | Сообщение # 47



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– Корриван-послушник держится в воздухе лучше тебя, брат, – сказал Шарроукин.
Велунд пробурчал что-то в ответ и побежал на юг; из амфитеатра продолжали вытекать толпы вражеских последователей и воинов. Шарроукин бросился за ним, следуя по пути, который они запланировали, когда направлялись к своему потайному месту наблюдения за двумя примархами-предателями. Миссия по добыче информации превратилась в попытку покушения.
Они бежали через груды строительного мусора, оставшегося после сверхбыстрого возведения театра – через целый город из огромных отвалов пород, траншей, складов материалов и высящихся строительных механизмов. По обеим сторонам от них то и дело мелькали опустевшие строительные лагеря и снабженческие базы.
Среди шума испуганных голосов, окружающего амфитеатр, Шарроукин различил так хорошо знакомые звуки погони. Жизнь в тылу врага развила в нем сверхъестественную способность чувствовать, что на него охотятся. И как бы ни сильна была в нем ненависть к предателям и к тому, что они сотворили, он никогда не забывал, что они были легионерами, столь же смертоносными и опытными, как любые другие воины Императора.
Но такой битвы с Вороном и Железноруким они еще не знали.
– Они приближаются, – прокричал он Велунду.
– Подрываю первый заряд.
Земля сотряслась, когда сдетонировала первая из многочисленных бомб, установленных на пути их отхода. Комья грязи и части тел взметнулись в воздух и упали под угасающий гул термического взрыва.
Шарроукин затормозил у перевернутого скипового погрузчика и поставил винтовку на металлический край побитого ковша. Из теней, отбрасываемых горой каменных обломков, вышла толпа мужчин и женщин в одеждах кричащих цветов, и Шарроукин избавился от первых шести из них, истратив равное количество игл. Остальные растеряли часть решительности, но не останавливались – даже после того, как он убил еще пятерых.
– Уходим! – приказал Велунд. Шарроукин подхватил винтовку и побежал.
Стоило ему показаться из-за укрытия, как воздух наполнили полные ненависти крики и вслед ему полетели очереди плохо нацеленного огня. Толпу прорезал поток глухих болтерных выстрелов, нескольких человек разорвало на куски, а еще большее число лишилось конечностей. В то время как Шарроукин стрелял со смертоносной точностью, грозно ревущий болтер Велунда весьма эффективно усмирял толпы.
Шарроукин присоединился к Велунду за грудой армокаркасов и хлопнул его по плечу, одновременно пригибаясь, когда услышал рев двигателей и топот тяжелых шагов, от которых тряслась земля.
– «Носороги», – сказал он.
– Нет, «Лэнд рейдеры», – ответил Велунд.
– Они хотят окружить нас, – сказал Шарроукин. – Нельзя останавливаться.
– Согласен.
– Вперед, – бросил Шарроукин, вскидывая к плечу винтовку. Огонь между тем усиливался.
Велунд побежал к узкому проходу между двумя пирамидами из каменных обломков и щебня. Снаряды взрывались рядом с Шарроукином, их осколки царапали броню, и уже совсем близко раздавался злобный рев стремительно несущегося транспорта.
– Шарроукин! – воскликнул Велунд, когда посреди преследующей их толпы взорвалась еще одна зарытая бомба.
– Прикрой меня! – прокричал тот в ответ.
Кричащую толпу проредила болтерная стрельба, и Шарроукин помчался к Велунду.
Он позволил себе оглянуться, и именно в этот момент два «Лэнд рейдера» взобрались на металлическую дюну и с железным лязгом скатились вниз. Их корпуса покрывали безумные пурпурные и розовые спирали, сложенные из органических пластин, отчего танки казались облаченными в змеиную кожу. Сверкающие знамена развевались над люками, а дымовые установки оставляли позади клубы радужного тумана. Машины выглядели так причудливо, что Шарроукин невольно замешкался.
Это промедление спасло ему жизнь.
ТерминаторДата: Пятница, 03.05.2013, 20:04 | Сообщение # 48



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Вспыхнули лазерные лучи, и куча щебня впереди испарилась, только столб пепла и стальной крошки поднялся к небу. Шарроукина подбросило в воздух, он тяжело приземлился на штабель саперных лопат, но перекатился на ноги, вновь пустился в бег прежде, чем очередной короткий луч ударил в место, где он был только что, и запрыгнул в широкую траншею с проложенными по дну рельсами. По камню и земле били пули, и воздух прорезали скоростные очереди крупнокалиберных болтерных снарядов. Один из них скользнул по нагруднику и сбил его с ног. Он поднялся, продолжил бежать. Подняв взгляд наверх, он заметил огромные силуэты в легионерских доспехах; они двигались по обе стороны от него по грядам из сваленного камня и вырытой земли. Масс-реактивные снаряды ударяли в землю под ногами, но маскирующие улучшения брони скрывали его от наводящих систем вражеских орудий. 
Вот что бывает, когда полагаешься на машины, а не на собственные глаза.
В наплечник ударила пуля, он оступился, но продолжал петлять из стороны в сторону, а оглушающий рев «Лэнд рейдеров» все приближался. До него доносилось скрежетание гнущейся стали, и визг продирающихся через завалы гусениц, и натужный вой двигателей.
Широкая траншея привела его в круглый склад, заставленный рядами каменных блоков, влагоупорными ваккумными упаковками пермакрита, грудами стальных арматур и штабелями огромных – размером со стволы титанских орудий – труб.
– Найди укрытие, – раздался в шлеме голос Велунда. – Быстро.
Шарроукин подбежал к широким, диаметром в два его неполных роста, трубам, бросился внутрь и прижался к изогнутой стенке.
– Бабах, – сказал Велунд.
От мощнейшего взрыва мир содрогнулся, как от землетрясения. Вдоль трубы прошла ударная волна сжатого воздуха, придавив Шарроукина к стене. Загремело бухающее эхо вторичных взрывов, и он почувствовал, как перенастраиваются автосенсорные датчики доспеха в ответ на сотрясающие землю звуковые волны и ослепительные вспышки. Трубу сминало и корежило, словно на нее наступала боевая машина, и сквозь трещины в стали начал пробиваться свет.
Оправившись, Шарроукин побежал к дальнему концу трубы, одновременно проверяя, не повреждена ли винтовка. В конце тоннеля возник силуэт кого-то массивного, закованного в броню и сверхчеловечески сложенного, но оружие Шарроукина уже было вскинуто, и единственная ядовитая игла устремилась в грудь цели. Воин повалился на пол, сдавленно вскрикнув, и Шарроукин перепрыгнул через тело, мельком обратив внимание на жутко обезображенное лицо и странное, длинноствольное оружие у него в руках.
Добравшись до конца тоннеля, Шарроукин прижался к покореженной стальной стенке и выглянул наружу, чтобы посмотреть, что происходит.
Дело было плохо.
Враг отреагировал гораздо быстрее, чем они предполагали. Железные Воины и Дети Императора постепенно окружали их, воздвигая неприступный барьер. Группы солдат в униформе цвета хаки прочесывали территорию с такой методичностью, что он удивился, пока не понял, что это были Селювкидские торакиты.
Повсюду виднелись широкие фигуры легионеров-предателей, выкрикивающих приказы или подгоняющие подчиненных ударами. Шарроукин несколько мгновений прислушивался к ним, пытаясь понять, досталась ли ему сомнительная честь стать первым слугой Империума, который убил примарха-предателя. Одни со скорбью рассказывали, что видели, как пуля убийцы насквозь пробила Фулгриму голову, а другие утверждали, что раненый примарх лично возглавил охоту на своего неудавшегося покусителя.
Узнать правду было невозможно, а у него не было времени стоять там и отделять факты от выдумок.
Враг еще не успел захлопнуть ловушку, у него была возможность скрыться. Но только если он начнет действовать немедленно.
Шарроукин вылез из трубы и последовал прочь от амфитеатра, перебегая там, где его могла укрыть темнота, прячась в тенях там, где его выискивали неумолимые лучи прожекторов. Каждый преодоленный метр был победой, но по мере того, как все больше и больше воинов наполняло строительные площадки, у него заканчивалось пространство и время для маневров.
– Велунд, ты тут? – прошептал он по воксу. – Мне бы помощь не помешала.
В динамиках шлема лишь жужжала статика. Что если Велунда поймали и убили сразу после того, как он подорвал бомбы? Железнорукий не обладал его скрытностью и никогда не отрабатывал техник, позволяющих избежать встречи с врагом, которые использовали в Гвардии Ворона. Велунд спас Шарроукину жизнь, когда втащил его, раненого, на десантный корабль на Исстване-V, и при мысли, что этот долг может остаться неоплаченным, ему стало горько.
ТерминаторДата: Пятница, 03.05.2013, 20:05 | Сообщение # 49



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Шарроукин двинулся вперед, пробираясь через омуты застоявшейся, грязной от масел воды, под тяжелыми подъемниками, между блоками строительных материалов. Он пробежал по краю высокого равелина, внутренняя площадка которого была завалена мотками колючей проволоки, пильными козлами и прочими инструментами осаждающих, и тут до него донесся скрип пола под ногами. Осознав, что за ним кто-то есть, он упал на землю, и пронесшаяся над ним волна пронзительного звука пробила метровую дыру в блочной пласкритовой стене. Он перекатился, навел на врага винтовку и выпустил в него весь боезапас, почти не тратя времени на прицеливание. Иглы пробили пластрон легионера, превратив грудь в кровавое месиво.
Предатель истерично засмеялся и вновь поднял оружие.
– Во второй раз это не пройдет, – сказал Шарроукин, выпуская из рук винтовку и вынимая из заплечных ножен парные гладии. Их черные лезвия были чернее ночи, не отражали света и скользили почти без трения. Шарроукин прыгнул, одним мечом разрубил звуковое оружие воина, а второе вонзил ему в шею.
Но и после этого он не умер.
Едва Шарроукин выдернул мечи, как воин распахнул рот на невозможную ширину. Ворон поначалу решил, что у противника не лицо монстра, а лишь уродливо модифицированный шлем, но теперь он понял, что ошибся. Чудовищные хирургические операции превратили воина в что-то нечеловеческое, в пародию на плод эволюции, что развивался миллионы лет и победил в естественном отборе. Он закричал оглушающе громко, и хотя Шарроукин тут же заставил его умолкнуть выпадом меча, пробившего пластичный череп, было слишком поздно. 
Враг знал, где он.
Шарроукин вложил мечи в ножны, подобрал винтовку и помчался к краю строительной территории. Выстрелы продолжали взметать песок под ногами, вопли воинов, превратившихся в чудовищ, продолжали его преследовать. Шарроукин взобрался на холм, нарушая важнейшее правило – не оказываться на открытом пространстве, – и поискал глазами путь наружу.
Его не было.
Он спустился обратно, когда в гряду ударили выстрелы, и сел прямо на землю; отряды смертных солдат и легионеров-предателей сходились к нему. Показались четыре ярких «Лэнд рейдера», а за ними – с десяток «Носорогов» Железных Воинов. Предатели вышли из танков с мрачным спокойствием и направились к загнанной добыче.
Шарроукин вставил в винтовку последний магазин с иглами и вновь полез на холм. Огонь усилился, лазеры оставляли на доспехах черные отметины, и на визоре шлема яростно мигали предупреждения о полученном уроне. Он повернулся и вскинул винтовку. После каждого выстрела на землю падало по солдату.
А перед ним уже выкатывали на боевые позиции групповые орудия: четырехствольные лазерные пушки, мелкокалиберные гаубицы и туннелирующие минометы. Его окружала по меньшей мере тысяча врагов, полных решимости взять его живым и заставить заплатить за содеянное.
– Проклятье, и давать мне поблажки они не собираются, – сказал он.
За его спиной раздался хриплый рев машины – с таким звуком поглощают горячий воздух мощные реактивные двигатели. Вокруг него закружились клубы песка, и из-за гряды поднялся замаскированный в нескольких спектрах десантный корабль, оставляя за собой дрожащие конденсационные следы. Он был покрашен в тускло-серый, сложенные крылья щетинились пушками, а на усеченном носу крепились спаренные тяжелые болтеры. Ракетные установки на верхней части фюзеляжа с лязгом перевелись в боевое положение.
«Штормовой орел» накренился вниз, и Шарроукин увидел, что в кабине пилота сидит Сабик Велунд.
Шарроукин бросился на землю по кивку Велунда, и на холм обрушился град выстрелов, разрывая на куски все живое в урагане масс-реактивных разрывных снарядов и бронебойных пуль. Предатели разбегались от «Штормового орла», но он поворачивался из стороны в сторону и превращал весь склон под Шарроукином в кипящее озеро раскаленного металла и изуродованной плоти. Это сопровождалось невообразимым шумом – бесконечным адским грохотом, состоящим из глухих взрывов, жужжания вращающихся магазинов и звона гильз, падавших на землю медным дождем.
Вражеские «Лэнд рейдеры» выдержали огненный шторм, но Велунд еще не закончил.
Четыре ракеты отделились от креплений и устремились к бронированным машинам. Три танка взорвались сразу же; на их месте расцвел огонь, испепеливший укрывшихся за ними солдат. Четвертый промчался несколько метров по кривой, словно раненое животное, похоронил несколько Детей Императора под полыхающим остовом и взорвался изнутри, разлетевшись на части.
ТерминаторДата: Пятница, 03.05.2013, 20:06 | Сообщение # 50



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


После этого стало тихо, как в первые мгновения после ужасной катастрофы, – в мгновения перед тем, когда приходит ужасающее осознание происходящего. Шарроукин воспользовался этим моментом, чтобы взобраться по насыпи к «Штормовому орлу». Десантный корабль повис над землей на подушке из воздуха, нагретого до такой степени, что верх гряды превращался в стекло. Стволы его скорострельных пушек изрыгали жар и пускали дым. Штурмовой трап тяжело опустился на землю, и Шарроукин, не теряя времени попусту, запрыгнул на борт.
– Давай! – прокричал он, ударив ладонью по поднимающему трап пульту.
«Штормовой орел» развернулся вокруг своей оси, Велунд запустил двигатели, и Шарроукина бросило в стену фюзеляжа. Десантный корабль опустился и полетел низко над землей, прокладывая извилистый путь через осадные сооружения. Шарроукин, отчаянно цепляясь за фиксаторы и поручни на выступающих переборках, пробрался в кокпит.
Он упал в кресло второго пилота, смотря, как стремительно мелькают за армированным стеклом красные земли и каменистые горы.
– Молодец, успел, – сказал он.
– Мне не пришлось бы суетиться, если б ты не отстал, – отозвался Велунд.
Шарроукин пожал плечами, не желая спорить, а десантный корабль продолжал, дико лавируя, прокладывать себе путь мимо потоков зенитного огня. Руки Велунда метались над приборной панелью, разгоняя двигатели, оставляя позади обманные цели и выбирая менее предсказуемые маршруты. По части маневренности «Штормовой орел» превосходил все легионерские корабли, в которых Шарроукину доводилось летать, а его маскировка была так эффективна, что даже самые прекрасно скоординированные схемы ведения огня, применяемые Железными Воинами, не могли ему ничего сделать.
Покинув пределы долины, корабль сменил безумное лавирование на относительно ровный полет.
– Мы ушли от них? – спросил он.
– Их десантные корабли еще будут за нами плестись, но поймать прежде, чем мы вернемся на «Сизифей», не успеют.
– А как же их орбитальные установки?
Железнорукий насмешливо фыркнул.
– Ты уверен?
– Конечно, уверен, – сказал Велунд. – Это я разработал модель «Ночной ястреб», не забывай.
Шарроукин ухмыльнулся и постучал костяшками пальцев по краю армированного сиденья.
– Знаешь, Сабик, я думаю, Механикум все-таки утвердят эту модификацию, – сказал он.
– Правда?
– Правда, – сказал Шарроукин. – Когда-нибудь. 
Глава 7
Я был там / Верхние пути / Плоть в награду


Фулгрим падал медленно: так неохотно падает самое огромное дерево в лесу, корни которого подточила невидимая гниль. Пертурабо бросился к брату раньше, чем кто-нибудь в амфитеатре понял, что происходит. Подложил ладонь под голову Фулгрима, когда она ударилась о каменные плиты сцены с пугающим треском. Мысленным приказом вызвал Железный Круг и крикнул зрителям, в ужасе сорвавшимся с мест, чтобы они не приближались.
– Брат! – позвал Пертурабо и быстро осмотрел верхние ярусы Талиакрона в поисках снайпера. Прокрутив в уме момент выстрела, он проанализировал траекторию пули и триангуляцией получил точку, из которой стреляли. Там никого не было, что, впрочем, и неудивительно: любой уважающий себя снайпер должен был давно уже скрыться.
Раздался грохот шагов, и Железный Круг сомкнулся, заключив своего хозяина в несокрушимое кольцо. Роботы приняли боевую стойку и подняли щиты, так что оба примарха оказались в тени, которую отбрасывала эта стальная стена. На правом виске Фулгрима виднелось аккуратное входное отверстие раны, но выходного отверстия не было. Снаряд, выпущенный из оружия неведомого убийцы, все еще оставался в черепе примарха.
– Фулгрим, скажи что-нибудь.
– Брат… – Из-за ручейков крови, стекавших по его лицу, глаза Фулгрима казались черными как оникс.
– Я здесь.
– Только представь, – прошептал он. – Теперь ты сможешь сказать, что был там…
– О чем ты?
– Ты был там, когда убили Фулгрима.
– Не смеши меня, – возмутился Пертурабо. – Это пустяки. Мы оба получали куда более серьезные ранения.
– Боюсь, что ты ошибаешься, брат, – ответил Фулгрим и схватил его за руку, словно собирался прощаться.
Кровь продолжала течь по лицу Фулгрима, и Пертурабо подумал, что всего этого просто не может быть. Даже организм легионера уже справился бы с кровотечением, а уж физиология примарха должна была остановить кровь практически мгновенно. Неужели Император зашел так далеко, что решился использовать ассасина с отравленным оружием? От мысли о столь подлом приеме ярость Пертурабо раскалилась до яркости сверхновой. Только трус будет искать другой способ расправиться с врагом, кроме честного поединка, а предположение о том, что его собственный генетический отец мог задействовать тайных убийц, пятнало все воспоминания о нем.
ТерминаторДата: Пятница, 03.05.2013, 20:06 | Сообщение # 51



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Роботы с грохотом зашевелились: их молоты с визгом накапливали энергию, искусственные мышцы гудели от нарастающего напряжения. Кто-то приближался, и стражники готовились уничтожить его.
Фулгрим едва заметно пошевелился и произнес:
– Это Фабий. Он мой апотекарий…
– Пропустить, – скомандовал Пертурабо, и Железный Круг расступился, открывая проход для сгорбленной фигуры в доспехе Детей Императора.
Фабий с первого взгляда не понравился Пертурабо: у него были впалые щеки, косматые волосы, а глаза смотрели так пристально, словно апотекарий прикидывал, какого размера гроб подойдет примарху. Доспех сидел на нем кое-как и больше напоминал панцирь погибшего существа, в котором теперь гнездился паразит, убивший его старого владельца. За плечами Фабия виднелось некое механическое приспособление, похожее на паука. Он склонился над своим раненым примархом, и Пертурабо уловил омерзительную смесь запахов, исходивших от апотекария: бальзамирующая жидкость, неизвестные ядовитые химикаты и вонь застарелой крови, которая напоминала о скотобойне и не поддавалась никаким дезинфицирующим веществам.
Без сомнения, этот воин уже был сверхчеловеком, но и на руках, и на голове под жидкими волосами у него виднелось столько хирургических шрамов, что Пертурабо показалось, будто апотекарий решил на этом не останавливаться. Может быть, гротескные создания в карнивалии Фулгрима – тоже его работа?
– Милорд! – воскликнул Фабий, осматривая рану, из которой текла ярко-красная, насыщенная кислородом кровь. – Вот что, должно быть, Сыны Хоруса пережили на Давине. Хуже этого мне ничего испытывать не доводилось.
– Заткнись и лечи его, – приказал Пертурабо. Мелодраматичность казалась ему неуместной, сравнение с магистром войны – раздражало.
– Фабий, – сказал Фулгрим. – Я чувствую его у себя в голове.
– Что это было за оружие? – спросил апотекарий у Пертурабо.
– Не знаю, но для болт-снаряда входное отверстие слишком маленькое, а для лазерного оружия – слишком большое повреждение тканей. Рискну предположить, что стреляли сплошным снарядом из какой-то винтовки.
Кивнув, Фабий обернулся к Фулгриму, и пришедший в движение нартециум скрыл, что именно он делает. Пертурабо собирался уже покинуть защитный Железный Круг и пойти выяснить, что происходит снаружи Талиакрона, но он не доверял апотекарию и не хотел оставлять брата с ним наедине. Что-то в этом человеке подсказывало, что в его обществе опасность вскоре будет грозить любому: чужая плоть казалась ему привлекательным холстом, на котором хирург может писать бросающие вызов природе картины.
По другую сторону сомкнутых щитов бурлила разъяренная и испуганная толпа зрителей. Их страх нарастал: они видели, как упал Фениксиец, и с каждой секундой домыслы о его судьбе, порожденные неведением, становились все более фантастическими. В последний раз окинув Фабия подозрительным взглядом, Пертурабо вышел из-под защиты телохранителей.
Оказалось, что кузнецы войны из Трезубца уже ждут его. Они кружили по периметру, установленному механическими стражами, словно быки-гроксы, оберегающие телящуюся самку. Рядом стояли и Дети Императора – так коршуны следят за стадом, когда от него отобьется самый слабый. Воины Фулгрима держались с предельным напряжением: им не терпелось узнать, что с их примархом, но они не хотели вызвать гнев Железных Воинов и стражей Пертурабо.
Вперед выступил воин в богато украшенном доспехе катафракта, увешанном гирляндами костей и с кусками кожи, натянутыми на пластины брони. Лицо воина изуродовали страшные ожоги, которые до конца так и не зажили – в том числе из-за неправильного лечения. Мутные белесые глаза с неестественно яркими розовыми сосудами сочились вязкой жидкостью, и эти «слезы» стекали по неровностям шрамов.
– Кто ты? – спросил Пертурабо.
– Юлий Кесорон, первый капитан. Фениксиец…?
– Он жив. Примарха не может убить какой-то жалкий бандит с ружьем, который толком не умеет стрелять.
– Позвольте нам его увидеть, – попросил Кесорон и уже двинулся к своему примарху, когда Пертурабо положил руку ему на грудь:
– Не вынуждай меня применять силу.
– Но он наш примарх, – запротестовал воин.
– А еще он мой брат, – отрезал Пертурабо.
Белесые глаза Кесорона быстро осмотрели самые верхние ярусы Талиакрона, но невозможно было понять, о чем воин думает.
– Вот она, хваленая предусмотрительность Железных Воинов, – сказал он наконец, и Пертурабо захотелось разбить ему голову Сокрушителем наковален за такое высокомерие. – Этого не должно было случиться.
ТерминаторДата: Пятница, 03.05.2013, 20:07 | Сообщение # 52



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– Не должно было, – согласился Пертурабо, сдерживая гнев. – И не случилось бы, не возжелай Фулгрим театрального представления. В этом случае даже воины Валдора не смогли бы защитить его.
Кесорон уже собрался возразить, но Пертурабо не дал ему сказать:
– Пока ты ничем не можешь помочь своему примарху. Займись лучше тем, кто совершил покушение: выследи его и убей.
– Охота уже началась, – ответил Кесорон. – У одиночки, решившегося на такую гнусность, нет никаких шансов. Он не уйдет и на полкилометра от здания, как его схватят.
– А если нет?
– Даже если каким-то чудом он скроется от поисковых отрядов, с планеты он выбраться не сможет и никак не обойдет корабли на орбите.
Пертурабо обдумал это предположение и обнаружил в нем слабые места.
– Я бы согласился, если бы у вашего флота было хоть какое-то подобие боевого построения.
В ответ на это Кесорон ощетинился и сжал кулаки, что не ускользнуло от внимания Пертурабо.
– Хочешь умереть, человечек? Или, присягнув Хорусу, легион моего брата разом и одичал, и поглупел?
– Хорусу мы не присягали, – рявкнул Кесорон.
Пертурабо был потрясен, но не стал задавать дальнейших вопросов, вместо этого отметив про себя возможные последствия этого признания.
– Тогда учти вот что, Юлий Кесорон, первый капитан. Это моя планета и мой театр, ты же – просто досадная помеха. Еще раз подвернешься под руку, и я действительно тебя убью.
Кесорон отошел назад с виноватым видом, хотя при этом казалось, что угроза смерти вызвала в нем приятное возбуждение.
Не обращая больше на него внимание, Пертурабо вновь оглядел верхние ряды амфитеатра и остановился взглядом на том месте, откуда стрелял ассасин. Хорошая позиция, все основные входы и выходы легко просматриваются. Много тени, обеспечивающей маскировку, и удобный путь отхода в глубине здания. Для снайпера, кем бы он ни был, лучше места не найти.
Внезапно Пертурабо понял, что ненавидит Талиакрон. Теперь величие театра посрамлено, и своей изначальной цели он не послужит. Очередное творение Пертурабо, задуманное как произведение искусства, было изуродовано теми, кого он когда-то любил.
Неужели все, что он создает ради красоты, обречено, едва родившись?
Пертурабо обернулся навстречу «Лэнд рейдеру», который въехал в Талиакрон через главные врата. Пурпурно-золотая машина Детей Императора заняла всю сцену, расколов треками каменные плиты. На орудиях, украшенных филигранью и резным орнаментом, виднелись яркие пятна крови и прочих выделений человеческого организма. С мясницких крюков, установленных на верхних щитках гусениц, свисали железные цепи, а на них – гирлянда шлемов астартес. Железные Руки, Саламандры и Гвардия Ворона, но Пертурабо также заметил шлем, когда-то принадлежавший Пожирателю Миров, и дыхательную маску кого-то из Гвардии Смерти. Даже если в коллекции Фулгрима и был шлем Железного Воина, ему хватило благоразумия не хвастаться таким трофеем.
Роботы Железного Круга выпрямились и разомкнули щиты, возвращая их в походное положение у себя на боках. Фулгрим, окруженный боевыми машинами, предстал триумфатором, победившим смерть. Он готовился к мученической кончине, но вместо этого был возрожден, хотя на лице его все еще оставались следы крови.
– Брат, – заговорил он и шагнул к Пертурабо с распростертыми объятиями. – Это чудо.
– Ты выжил, – Пертурабо покачал головой.
Фулгрим поднял руку, в которой был зажат длинный осколок. Острие тонкого куска стали, запятнанного красным, расплющилось и согнулось.
– Едва, – уточнил Фулгрим. – Фабию стоило огромных трудов извлечь этот осколок. Он вошел под таким тупым углом, что не проник внутрь, а прошел под теменной костью и остановился на противоположной стороне.
Фулгрим откинул белые волосы, чтобы показать свежий надрез на другом виске, который Фабию пришлось сделать для извлечения осколка. Ярко-красная линия повторяла траекторию снаряда, плавными изгибами соединяя обе раны с гармоничной соразмерностью. 
– Какое везение, что у тебя крепкий череп, – сказал Пертурабо.
– Точно подмечено, брат, – со смехом ответил Фулгрим.
ТерминаторДата: Пятница, 03.05.2013, 20:07 | Сообщение # 53



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Когда они оказались в подземном уединении Железной пещеры, Пертурабо наполнил вином, густо приправленным специями, две кружки и протянул одну Фулгриму. Тот разыграл целую пантомиму, наслаждаясь ароматом и букетом вина, словно актер на сцене. Хаос, в который погрузился Талиакрон, остался позади: сюда их доставил конвой «Лэнд рейдеров», а фанатики Фулгрима, ликующе крича, отправились оповестить всех о чудесном спасении примарха.
– Ты рассказал впечатляющую историю, – признал Пертурабо, осушил свою кружку и наполнил ее снова. – И что в ней было правдой?
Широко улыбаясь, Фулгрим пожал плечами.
– Кто знает? Все – или ничего. Неважно, что в ней факт, а что – домыслы сказителей, накопившиеся за века.
– Еще как важно, если ты хочешь заручиться поддержкой моего легиона.
– Ты не так меня понял, брат, – ответил Фулгрим, бессознательно почесывая симметричные шрамы на висках. – Боги, войны, древние темницы… это все фантастическая мишура. Пожалуй, я… приукрасил некоторые детали легенды для большего эффекта, потому что эльдарская бардовская традиция настолько пресная, что ее невозможно воспринимать, не оживив предварительно приличной дозой штюрмерства.
– Так о чем же эта легенда на самом деле? – спросил Пертурабо, двигаясь вокруг стола, заваленного сотнями архитектурных чертежей. Он уже решил, что уничтожит их все, едва Фулгрим уйдет. – Есть в ней хоть крупица истины?
– Есть, – сказал Фулгрим и подозвал к себе Каручи Вору.
Пертурабо, остановившись, пронзил эльдар холодным взглядом:
– Ну же, Вора. Скажи, что здесь правда, но избавь меня от гипербол, которые любит мой брат.
– Правда в том, что это оружие действительно существует.
– Ты строишь очень смелые выводы на основе мифа.
Фулгрим положил руку на плечо Пертурабо.
– Не имеет значения, было ли создание, называемое Ангел Экстерминатус, реальностью или нет. Скорее всего, его просто выдумали, чтобы скрыть более страшный факт – само существование этого оружия.
– Зачем эльдар специально выдумывать что-то подобное?
– Потому что это удобно – считать, что столь жуткие вещи сотворило ужасное демоническое божество, – ответил Фулгрим. – Им проще было поверить в монстра, чем признать, что якобы высокоразвитая раса эльдар оказалась способна изобрести такое орудие разрушения.
– Я все равно не понимаю, на основе чего ты утверждаешь, что это оружие реально, – сказал Пертурабо.
– Потому что Каручи Вора его видел.
Пертурабо развернулся и посмотрел в янтарные глаза эльдар.
– Ты действительно его видел? 
– Да, – подтвердил Вора, коротко кивнув. – Я побывал в призрачных залах древней цитадели в самом сердце того, что вы называете звездным вихрем. В месте, которое зовется Амон ни-шак Каэлис.
– «Город вечной ночи», – перевел Пертурабо. – Какое душевное название.
Не обращая внимания на его сарказм, Вора продолжил:
– Я видел огромные склепы, видел защиту, установленную вокруг этого оружия. Цитадель так хорошо укреплена, что проникнуть в нее и захватить ее сокровища сможет только величайший мастер осады.
Проигнорировав столь откровенную лесть, Пертурабо обернулся к Фулгриму:
– Теперь понятно, зачем тебе нужен мой легион. Ты хочешь, чтобы мои воины взяли эльдарскую цитадель.
– Верно, – согласился Фулгрим. – Но есть и другие причины, которые привели меня к тебе. Это твоя судьба, брат. Так было предначертано с твоего рождения, иначе почему тебя всегда преследовали видения звездного вихря?
– Как ты узнал? – раздраженно спросил Пертурабо с внезапной подозрительностью. – Я говорил об этом только с Феррусом Манусом, и он посмеялся надо мной.
– Не забывай, брат, что Ферруса убил я, – прошептал Фулгрим и многозначительно улыбнулся, словно они с Пертурабо были участниками одного заговора. – Ничто так не сближает, как убийство. Император сделал так, что нас, примархов, связали узы – и крови, и кое-чего еще. Со смертью Ферруса ко мне перешли его мысли и мечты, кстати, весьма скучные и пресные. Я также узнал некоторые его воспоминания.
ТерминаторДата: Пятница, 03.05.2013, 20:07 | Сообщение # 54



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Фулгрим похлопал по навершию эфеса своего меча:
– Обезглавив его, я, по правде говоря, оказал ему услугу. Этот дурак был таким ограниченным и совершенно не хотел замечать то разнообразие ощущений, которыми богата жизнь. Он впустую растратил свои дни, так и не поняв, каким даром был наделен.
– Подозреваю, что Феррус считал иначе.
– Может быть, – засмеялся Фулгрим. – Но все это в прошлом, а я хочу двигаться дальше. Для меня важно только будущее, и оно у нас общее. Ты должен помочь мне добыть это оружие для магистра войны, потому что таково твое предначертание. Воспользуйся этим шансом напомнить Хорусу, в чем сила Четвертого легиона, и тогда о Фолле забудут. Пришло время добиться славы, которая так долго от тебя ускользала!
– Ты не учитываешь того, что оружие все еще находится в центре варп-шторма.
– Каручи Вора станет нашим проводником.
– Как ты пробрался сквозь шторм? – Пертурабо требовательно посмотрел на Вору. – Ты же не навигатор.
Эльдар кивнул:
– Я прошел Верхними путями, милорд.
– Верхними путями?
– Тайный безопасный маршрут, который ведет в самое сердце звездного вихря и о котором знают только некоторые из моего народа. Это один из наших самых ценных секретов, и я готов открыть его вам, милорды.
Пертурабо не слишком верил таким словам, но его заинтриговала возможность заполучить это оружие, казалось бы, только и ждущее, когда у него появится новый владелец. Осадные орудия, которые Лев передал ему на Диамате, были мощными, но мощь эта ограничивалась масштабами смертных. С их помощью можно было сокрушать стены и уничтожать города, но что они по сравнению с оружием, которое способно погубить целую галактическую империю…
– Фулгрим, я не особо верю тому, что ты мне рассказал, но если в легенде есть хоть намек на правду, мы должны это выяснить.
– Император явно считает, что есть, – ответил Фулгрим, вновь прикасаясь к шраму у себя на голове. – Он посылает ассасина, чтобы помешать нам объединиться. Попади снаряд на долю градуса выше – и я бы последовал за Феррусом. Действовать нужно без промедления, иначе враги нас опередят.
У Пертурабо появилось отвратительно чувство, что аргументы Фулгрима не оставляют ему выбора, но так его легион хотя бы сможет совершить что-то полезное, пока не поступят новые приказы от магистра войны.
– Хорошо, – ответил он. – Если это оружие реально, оно должно стать нашим. Оно может остановить войну самим фактом своего существования.
Фулгрим, казалось, был разочарован таким сухим прагматизмом, но Пертурабо еще не закончил:
– Конечно же, нам придется применить это оружие, чтобы доказать серьезность угрозы, но когда Император увидит, на какие страшные разрушения оно способно, у него не останется иного выбора, кроме как сдаться.
– Сдаться? – вкрадчиво промурлыкал Фулгрим. – Капитуляция Хорусу не нужна. Если враг остается у тебя в тылу, он обязательно атакует снова. Нет, как только мы получим это оружие, мы воспользуемся им, чтобы полностью уничтожить армии Императора.
– Тогда тебе придется сделать это без меня.
– Что ты сказал? – Фулгрим отставил свою кружку.
– Наши легионы будут действовать вместе только при одном условии: я получу полный контроль над этим оружием, – ответил Пертурабо с непререкаемой категоричностью. – Я стану его хранителем и буду решать, когда и где его применить. Перед лицом такой угрозы война закончится прежде, чем все зайдет слишком далеко.
– Прежде? – переспросил Фулгрим и саркастически засмеялся. – Мы уже зашли очень далеко. Помилуй, братец, в чем смысл сражаться за такое оружие, если мы не собираемся его использовать? В чем был смысл твоего амфитеатра, пока он существовал лишь на бумаге? Посмотри, как он великолепен. Неужели ты построил его лишь затем, чтобы обречь на бесполезное запустение?
– Он выполнил свою задачу, и теперь я могу снести его без всяких сожалений.
ТерминаторДата: Пятница, 03.05.2013, 20:08 | Сообщение # 55



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– Неужели? – удивился Фулгрим. – Столько сил потрачено на создание этого театра, и ты готов безжалостно уничтожить его? Разве ты не хочешь оставить о себе память, чтобы другие увидели его и восхитились гениальностью архитектора?
– Я строил его для тебя, – Пертурабо равнодушно пожал плечами. – Делай с ним что хочешь.
– И сделаю, – огрызнулся на это Фулгрим.

Боль. В итоге все всегда сводилось к боли.
Глаза Кассандра двигались, но веки не открывались, склеенные коркой из крови и пыли. Во рту пересохло, кожа горела. Он тихо вздохнул – и понял, что еще жив. Его генетически усовершенствованный организм уже восстанавливался: разорванные кровеносные сосуды соединялись, органы наращивали новые ткани вместо уничтоженных, тратя на это все ресурсы тела до последней молекулы.
Делая осторожные вдохи, он прислушался к сигналам, которые подавала его собственная искалеченная плоть. Его ранило в голову скользящим попаданием, это он помнил, а пульсирующая боль в правом виске говорила, что от ранения останется уродливый шрам. Вот ему и урок, что не стоит терять шлем. Затрудненное дыхание указывало, что одно из легких скорее всего спалось; онемение в конечностях – явный симптом того, что кровообращение держится теперь только на втором сердце. 
Еще он смог определить, что лежит на спине и что ему холодно. Вот, пожалуй, и все.
Он был без доспеха, но все равно чувствовал инвазивное присутствие множества биометрических датчиков, подсоединенных к разъемам на его теле.
Апотекарион?
Нет, последнее, что Кассандр помнил, это двойная вспышка болтерных выстрелов, а затем обжигающая боль в груди. В него и раньше стреляли, но с таким остервенением – никогда. Нелепо задумываться о таком, ведь какая разница, с каким чувством в тебя стреляют; но злоба, исходившая от Железного Воина, когда он нажал на спусковой крючок, была почти материальна.
Он ненавидел Кассандра, ненавидел больше всего на свете.
Очевидно, что цитадель пала, и для Кассандра это обернулось тем, что он попал в плен к врагу. 
Он попытался сесть, но не смог даже пошевелиться. Прочные фиксаторы из кожи и стали были закреплены на его запястьях и лодыжках, груди и шее, а когда он попробовал разорвать путы, то почувствовал, что вместо этого рвется что-то внутри него.
Не тратя впустую силы, Кассандр с трудом открыл глаза и повернул голову, осматриваясь. Над ним – купольный свод потолка из черного кирпича, с него свисал голый люминофор, раскачивавшийся на холодном сквозняке, которым тянуло из низкой арки справа. Выложенные кафелем стены блестели от влаги, в тени угадывались очертания каких-то странных устройств с резервуарами из зеленого стекла, из которых доносилось бульканье и шипение. Внутри плавали обрывки плоти столь необычной, что невозможно было определить, кому она могла принадлежать.
Кассандр чувствовал вонь крови и экскрементов, тяжелый дух крупных животных и запах холодного металла.
Он лежал на одном из восьми одинаковых секционных столов, составленных вокруг проржавевшей дренажной решетки в центре зала. На некоторых столах были вскрытые тела – похоже, останки после какого-то жуткого и неудачного эксперимента по пересадке органов. С потолочного свода свисало устройство из металла вперемешку с органикой: в этом страшном гибриде были соединены несколько боевых сервиторов, хирургических аппаратов, органических скальпельных кронштейнов (сейчас усохших), дрелей и кабелей, которые оплетали машину, словно внутренности.
– Не дергайся, – сказал кто-то. – А то он тебя услышит…
– Кто это? – воскликнул Кассандр. – Локрис? Кастор, это ты?
– Эти имена мне незнакомы.
Все больше приходя в себя, Кассандр разглядел, что на одном из столов лежал еще кто-то живой. Хотя шины-фиксаторы закрывали большую часть его тела, Кассандр по голосу определил, что это воин-легионер.
Причем не просто легионер.
– Имперский Кулак, – произнес Кассандр, заметив татуировку на открытом плече воина.
ТерминаторДата: Пятница, 03.05.2013, 20:08 | Сообщение # 56



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Его собрат вздрогнул, чему не помешала даже клетка из фиксаторов, в которой он находился:
– Был. Раньше. Я больше не заслуживаю этого имени.
– Кто ты? – допытывался Кассандр. – Как ты здесь оказался? И где мы вообще?
– Слишком много вопросов, – сказал Кулак. – Я никто и не имею права жить. Тебе не следует говорить со мной.
– Я капитан Феликс Кассандр, – медленно произнес он. – Назови себя, легионер.
Обездвиженный воин молчал какое-то время, и Кассандр уже собирался повторить приказ, когда ответ все-таки прозвучал:
– Наварра. Из 6-й роты, оруженосец капитана Аманда Тира с «Безмятежного». Пункт назначения – Исстван-III.
– Исстван-III? Но как ты оказался здесь?
И снова ответу предшествовала долгая пауза. 
- До Исствана мы не добрались. Попали в засаду. Меня взяли в плен. На борту «Железной крови».
– Корабль Железных Воинов? – предположил Кассандр.
– Да, – подтвердил Наварра. – Капитан возглавлял атаку на корабль Пертурабо. Мы должны были уничтожить примарха. У нас не получилось. Тысяча триста воинов погибли просто так. Мы добрались до тронного зала этого подлеца. Он убил Тира одним ударом. Остальные тоже недолго продержались.
Злость и чувство вины на какое-то время придали Наварре сил, но вскоре его голос зазвучал тише и наконец смолк. Кассандр присмотрелся к нему пристальнее, стараясь различить детали за сложным переплетением стальных штырей и спиц, проходящих через кости. Кожу Наварры покрывали ужасные шрамы, ноги были ампутированы от середины бедра. К его рукам, шее и культям ног были подсоединены многочисленные трубки, и вещества, что текли по ним, явно не были обезболивающими.
– Мы на корабле Железных Воинов?
– Нет, – ответил Наварра. – Если бы.
– Что ты хочешь сказать? Где мы тогда?
– Это логово апотекария Фабия, – прошептал Наварра.
– Кто это – Фабий?
– Из Детей Императора, – зашипел Наварра, зажмурившись; все его тело напряглось.
– Воины Фулгрима? – Такого Кассандр не ожидал, но не было особой разницы, к кому из предателей они попали в плен. Они Имперские Кулаки, и их долг – вырваться на свободу и нанести врагу максимально возможный урон.
– Сколько времени ты здесь? Что ты знаешь об этом месте?
– Ничего, – сказал Наварра. – Мне давно пора уже умереть.
Кассандра охватила ярость:
– Ты серьезно ранен, легионер, но не мертв. Ты – Имперский Кулак, и ты будешь сражаться, пока тебя не убьют. Только попробуй сдаться, и ты опозоришь память о своих боевых братьях. Мы найдем способ достать врага – или погибнем, пытаясь это сделать. Ты понял?
– Понял, – отозвался Наварра; Кассандр не мог и предположить, каким пыткам подвергли его Железные Воины, чтобы сломить его волю. Но тело можно вылечить, и так же можно укрепить дух и вернуть утраченное мужество.
– Наварра, мы – гордые сыны Дорна, – сказал Кассандр. – Наш генетический отец хранит наши души, а холодные ветра Инвита смиряют безрассудные порывы. Должен быть путь к спасению, а если его нет, то мы его проложим сами.
– Какие благородные призывы, – сказал голос, похожий на шелест сухой змеиной кожи, – но совершенно бесполезные. Никто не сможет покинуть мой вивисекторий, капитан Кассандр, по крайней мере живым.
Говоривший возник в зале беззвучно и не совершая на первый взгляд никаких движений. Кассандр не услышал его шагов и, когда тот поравнялся со столом, ощетинился от инстинктивного чувства омерзения, которое вызывал этот хирург в плаще из кожи.
Человек этот, как и Кассандр, также подвергся генетическим улучшениям, но на этом сходство между ними кончалось. Он был изможден и сгорблен настолько, что силовой блок доспеха казался паразитом, взобравшимся ему на спину. Над плечами вздымались щелкающие и скрипящие манипуляторы; несколько трубок, по виду органических, отделились от центрального аппарата и яростно присосались к биомеханическому устройству, выплевывая в его кровеносную систему порции вонючего черного ихора, и рот человека приоткрылся, словно от наслаждения
ТерминаторДата: Пятница, 03.05.2013, 20:09 | Сообщение # 57



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– Я Фабий, – сказал он, поглаживая шрамы на груди Кассандра. – А это – мое собрание курьезов.
– Курьезов? Скорее уж гнусностей, – прошипел Кассандр, снова стараясь разорвать путы. – Ты безумец, и я убью тебя.
Фабий рассмеялся с искренним весельем. 
– Ты не поверишь, как часто мне такое говорят. Но все, кого преобразили мои ножи и кошмары, очень быстро начинают любить боль, которую я им причиняю. Боль ведет к удовольствию, а удовольствие может быть очень сладостной мукой. Знаю, пока ты этого не понимаешь, но так все и будет.
Трубки отсоединились от биомеханического устройства на спине апотекария, и он тихими шагами отошел к стене зала. Кассандр старался следить за ним, насколько позволяли фиксаторы, но Фабий скрылся в тени, откуда теперь доносилось лишь позвякивание металла о стекло.
– Как великодушно со стороны Железного Владыки наградить нас свежей плотью, – сказал Фабий, и несколько светосфер внезапно зажглись. – Почти как приношения вассала своему господину.
Теперь Кассандр увидел, что за жуткое содержимое находится внутри сосудов из зеленого стекла, расставленных по периметру зала: целая коллекция частей тел, внутренних органов и препарированных голов. Несмотря на потрясение, пленник понял по размерам этих экспонатов, что все они были извлечены из тел космических десантников. Судя по обозначениям, здесь были образцы по крайней мере одиннадцати легионов.
– Мое хобби, – пояснил Фабий, наслаждаясь отвращением Кассандра. – У меня есть образцы жизнеспособных тканей от всех легионов, бывших на Исстване-V. Некоторыми их бывшие владельцы поделились добровольно, а некоторыми… не совсем. Но из всей коллекции именно твои ткани представляют для меня наибольший интерес: полагаю, геносемя Дорна ближе всего к первоисточнику.
– Ты не смеешь вмешиваться в великий замысел Императора, – сказал Кассандр.
– Смею? – рявкнул Фабий. – Я смею такое, на что и сам Император не решится. Мне уже удалось узнать многое из того, что известно Ему, и с каждым шагом я все ближе к цели: усовершенствовать то, что он начал делать наугад. Создать идеального воина.
Кассандр не оставлял попыток освободиться, но фиксаторы держались крепко.
– Не трать силы, – хихикнул Фабий и склонился над пленником, с щелчком выпуская из пальцев перчаток целый набор лезвий. – А то не сможешь кричать. 

Глава 8
Отправляющиеся в путь


В командном зале Пертурабо почти ничего не изменилось с тех пор, как Имперские Кулаки взяли на абордаж «Железную Кровь». Скрепленные заклепками балки поднимались к потолку, образуя решетчатый свод, с которого свисали пустые птичьи клетки, а в толстых стенах отдавалось гудение мощных двигателей. Пыльные знамена и изорванные карты Старой Земли перемежались с клятвенными свитками, рассказывавшими о победах, которые не назвал бы никто за пределами этого зала, которые не отметил ни один летописец. Дверь в зал больше никогда не закрывалась, а кровь на стенах высохла, оставив липкие коричневые пятна. Сломанный пульт у одной из стен до сих пор искрил всякий раз, когда в цепь подавался ток. Убрали только разбитые тела Имперских Кулаков – и выбросили из гермошлюзов после битвы при Фолле, как мусор.
Холодный железный трон Пертурабо, выплавленный из остатков сокровищницы его приемного отца, стоял пустой в дальнем конце зала, под высокими стрельчатыми окнами из решетчатого бронированного стекла. В них виднелся красноватый шар Гидры Кордатус, и отраженный от местной звезды свет наполнял зал холодным, мрачным сиянием, а среди звезд двигались яркие точки, тщетно пытаясь выдать себя за такие же звезды.
Огромный флот кружил на высокой орбите: здесь теснились корабли двух легионов, но Форрикс не обращал на них внимания. Его взгляд был прикован к Пертурабо, стоявшему и смотревшему, как флот готовится покинуть орбиту.
Приказ вывести войска с поверхности был выдан без промедления, и он разобрал циркумвалационные линии за несколько часов. Подъемники и орудийные тягачи доставили на грузовые корабли легиона сложные металлические конструкции и детали заводского выпуска, оставив на месте когда-то плодородной долины радиоактивную пустошь из перекопанной земли, голых камней и металлической пыли. Железную пещеру разобрали в темноте и под покровом секретности перевезли ее части на «Железную Кровь» на специальных самосвалах. Барбан Фальк вновь гордо заявил, что однажды вернется сюда и будет здесь строить, но Форрикс не слушал его заискивающих речей. 
Однако когда последний корабль поднялся на орбиту, Форрикса охватило яркое предчувствие, что, возможно, не только Фальк вернется на эту планету. 
Теперь, когда осадные сооружения были убраны, флот занял позицию для отправки с орбиты, исполняя изящный танец эффективности, в котором неважно было, какому повелителю он служит.
ТерминаторДата: Четверг, 09.05.2013, 11:30 | Сообщение # 58



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Примарх стоял на постаменте, где находился его запятнанный кровью трон, а кузнецы войны выстроились перед ним ровными рядами: почти двести воинов, обладавших исключительными умениями и талантами. Торамино был впереди, все еще жаждущий показать себя, несмотря на пережитое ранее унижение. Несколько его товарищей-кузнецов из Стор Безашх стояли рядом, демонстрируя свою сплоченность, и вновь при виде белых волос и холодных глаз Торамино Форрикс почувствовал какое-то неопределенное беспокойство.
Пертурабо подошел к краю постамента.
– С этим миром покончено. Его крепость обратилась в пыль, его защитники – в пепел.
За словами Пертурабо не последовало радостных криков, ибо он не искал в своих воинах страстного одобрения – только понимания.
– Мы объединимся с Третьим легионом, наша задача: пробить путь в крепость ксеносов и захватить оружие такой мощи, что с ним нам больше не придется дробить камни. Победим в этой войне – и дни копания в земле будут окончены. Мы вновь станем воинами. 
Не успел Пертурабо продолжить, как заговорил Торамино:
– Повелитель, неужели мы теперь подчиняемся приказам Фениксийца?
Форрикс задержал дыхание, ожидая расправы, но Пертурабо лишь покачал головой:
– Нет, Торамино, не подчиняемся. Брат Фулгрим предоставил мне шанс расплатиться за неудачу с Имперскими Кулаками на Фолле, и я решил им воспользоваться. Пока от магистра войны нет никаких приказов, мы возьмем инициативу в свои руки и станем сильнее, чем когда-либо.
Пертурабо отвел взгляд от Торамино и сказал:
– Это все. Возвращайтесь к своим гранд-батальонам.
Кузнецы войны оживились, и сотни подошв одновременно загромыхали по полу: воины развернулись и промаршировали прочь из зала. Торамино и его отряд вышли последними, и Форрикс видел, что они были охвачены одновременно тревогой и готовностью проявить себя. Когда кузнецы войны ушли, Пертурабо повернулся, сел на трон и откинулся на спинку в ожидании тишины, постепенно опускавшейся на зал. Форрикс, Кроагер и Фальк встали перед примархом на отведенные им места – на концы трезубца, вырезанного в железном покрытии.
– Ваше мнение?
– Я не доверяю... Детям Императора, – сказал Форрикс.
– Тактично, – ответил Пертурабо. – Но я могу быть более откровенен. Я не доверяю Фулгриму.
– Повелитель? – подал голос Кроагер. – Тогда почему мы участвуем в его затее?
Пертурабо вздохнул:
– Потому что у нас нет выбора.
Теперь заговорил Барбан Фальк:
– У нас всегда есть выбор, повелитель. Мы не обязаны полагаться на... сомнительную честность Фениксийца.
– Когда-то я убил бы тебя за подобное замечание, Фальк, – сказал Пертурабо. – Теперь же мне кажется, что ты выразился слишком мягко.
– Тогда почему мы ему доверяем? – спросил Форрикс.
– А мы не доверяем, – ответил Пертурабо, опустив подбородок на сложенные шпилем пальцы. – Я не знаю, что находится в этом звездном вихре: труп какого-нибудь эльдарского бога, или склад оружия, или еще что-то. Но там нечто ценное, в этом можно не сомневаться.
– Почему вы так думаете? – спросил Кроагер.
– Потому что мой брат знает, что лучшая ложь – эта та, в которой есть доля истины, – ответил Пертурабо. – И если оружие там есть, полагаю, Фулгрим собирается забрать его и, объявив, что именно он его нашел, преподнести магистру войны.
– Если вообще собирается с ним расставаться, – добавил Кроагер.
Пертурабо кивнул.
– Теперь ты мыслишь как триарх.

Экипаж и офицерский состав «Сизифея», собранный из тех немногих, кому удалось пробить себе путь из огневого мешка Ургалльской низины, представлял собой крайне разнородную команду. Ударный крейсер принадлежал Железным Рукам, но подобные разделения ничего не значили, когда окровавленные воины, выжившие в бойне, бежали сквозь предательский огненный шторм в поисках спасения. Основу команды составляли Железные Руки и их смертные сервы, поскольку большинство легионеров пытались пробраться к собственным кораблям, но среди них также были воины Саламандр и один Ворон.
После резни был побег из системы Исствана – безумная череда опасных маневров под вражеским огнем и незаметные прорывы через предательскую блокаду, а за ними последовал финальный рывок к точке гравипаузы – минимальному безопасному расстоянию между звездой и кораблем, с которого можно было рассчитывать на безопасный варп-прыжок.
«Сизифей» избежал ловушки, но за это пришлось дорого заплатить.
ТерминаторДата: Четверг, 09.05.2013, 11:31 | Сообщение # 59



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


В последовавшие за этим месяцы «Сизифей», используя тактику «наскок-отход», атаковал силы предателей в северных регионах галактики, причиняя ущерб, как одинокий хищник, подстерегающий в темном океане. Их жертвами были предатели, стремящиеся найти обходные пути через Сегментум Обскурус: разведывательный транспорт, корабли картографов, медлительные баржи снабжения, нагруженные смертными солдатами, боеприпасами и оружием. Их главными целями было саботировать и досаждать – пока они не установили контакт с другими выжившими.
Они уловили серию зашифрованных астропатических сигналов, передававшихся на циклически сменявших друг друга частотах, чьи значения совпадали с числовыми последовательностями, характеризующими кольцевидную структуру одного вулканического камня, что встречался только на Медузе. Фратер Таматика расшифровал сообщение, они связались с разрозненными группами лоялистов, избежавших резни, и был принят план действий, если его можно было так назвать. Десятый легион был слишком рассредоточен, чтобы исполнять свою традиционную функцию на полях сражений, поэтому выжившие командиры решили бороться по-своему: как шипы на боках левиафана, что не дают мечу добраться до внутренностей.
Одним из легионеров, отставших от своих и подобранных «Сизифеем», был Никона Шарроукин, другим – Атеш Тарса. Они не были Железнорукими, однако на полях этой теневой войны подобные различия едва ли имели значение. Оба доказали свою полезность, поддерживая «Сизифей» в рабочем состоянии и постоянно напоминая предателям, что верных воинов Императора еще рано сбрасывать со счетов.
Возле лун Змееносца они устроили засаду на группу барж, забивавших свои бездонные трюмы оружием, награбленным с полярных заводов планеты. Десять кораблей они вывели из строя или сбросили в гравитационные объятия планеты, а еще два были вынуждены бежать, борясь с охватившим корпуса огнем и теряя груз.
Когда дивизион эскортных кораблей, принадлежавших Гвардии Смерти, прервал погоню за имперским судном, чтобы заправиться, «Сизифей» обрушился на них, как хищная птица на добычу. Благодаря Шарроукину, великолепно разбиравшемуся в тактике засад, они напали на вражеские корабли, когда те были наиболее уязвимы, и уничтожили все три. Они так и не узнали, понял ли экипаж имперского судна, кто их таинственные благодетели.
На Кавор Сарте Велунд и Шарроукин захватили одного из Нелингвального Воинства Шифра – так называемых «Криптосов», чудовищных гибридных созданий Темных Механикум, из-за которых криптографическую защиту вражеских сетей раньше было невозможно сломать. С Криптосом командиры лоялистов могли расшифровывать закодированные сообщения предателей.
А получив из них необходимую информацию, капитан Ульрах Брантан приказал «Сизифею» обходными путями последовать на Гидру Кордатус, на встречу двух примархов-предателей.
Как сказал однажды Жиллиман, рассуждая о Тринадцатом легионе, если дерешься с Ультрамарином, молись, чтобы он умер. Если он останется жив, не жить тебе. То же можно было сказать о Железных Руках, особенно теперь, когда они понесли невообразимую потерю. Может, ересиарх Хорус и думал, что после смерти Ферруса Мануса Десятый легион распадется – это лишь в очередной раз доказывало, как сильно он их недооценивал.
Позволить горю, что бы его ни вызвало, затронуть воинственные сердца Железных Рук – значило поддаться слабости. Невыносимая, немыслимая боль лишь укрепила их решимость и сделала их еще опаснее.
Они превратили горе в ненависть.
Ульрах Брантан был почитаемым капитаном Железных Рук, но Велунд всегда с грустью шел в зал капитана. Сегодня он пришел к запертому помещению вместе с Никоной Шарроукином; два воина-морлока пристально смотрели на них.
Септ Тоик и Игнаций Нумен стояли в конце широкого коридора. Оба они видели худшее, что только могла показать им галактика, и отвечали лишь презрением. Два выживших после Исствана-V, одни из первых высадившихся Железноруких, маршировавшие рядом с лучшими и смелейшими воинами Десятого легиона. Как и все, кто спасся из резни, они вырезали на доспехах имена павших, но было на их наплечниках имя, выжженное кислотой, которое делало их особенными даже в братстве выдающихся воинов.
Они видели, как погиб Феррус Манус.
Свет был приглушен, поскольку Кадм Тиро, де-факто командующий кораблем в продолжительные – и становящиеся все продолжительнее – периоды, пока Ульрах Брантан спал, пристально следил за потреблением энергии.
ТерминаторДата: Четверг, 09.05.2013, 11:32 | Сообщение # 60



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Черные доспехи обоих морлоков испещряли надписи: имена были вырезаны поверх царапин, порезов и подпалин, полученных на Исстване-V. Как и прочие ветераны, они отказались перекрашивать или чинить броню, пока предатель, убивший их примарха, не будет мертв.
Лицо Тоика пересекало несколько изогнутых шрамов, которые оставил ему смеющийся мечник из Детей Императора, а на лице Нумена ненатурально блестела синтетическая кожа: от взорвавшейся рядом с ним плазмы боевой шлем приварило к черепу. Сожженные при вспышке глаза были заменены простой наводящей оптикой, но слух пропал почти полностью.
Велунд кивнул морлокам.
– Железный отец, – сказал Септ Тоик. – Мы рады вновь видеть вас на борту.
– А я рад вновь оказаться на борту, – отозвался Велунд. Шарроукин просто кивнул.
– Вы видели его? – громко спросил Игнаций Нумен, четко проговаривая каждое слово.
Велунду не было нужды спрашивать, кого Нумен имел в виду.
– Видели, – сказал Велунд, поворачиваясь к Шарроукину.
– Как он выглядел?
Хотел бы Велунд сказать им, что видел монстра, воплощение абсолютного зла, но это было бы неправдой, а любой Железнорукий предпочитал правду приятной лжи.
– Все так же, братья, – сказал Велунд, жестами передавая ответ почти глухому Нумену. – Он Фениксиец.
Заметив, что они разочарованы, он добавил:
– Но теперь он уже не так красив. Наш брат-Ворон выстрелил ему в голову.
– Вы убили его? – прокричал Нумен.
– Он упал, – ответил Шарроукин. – Большего я сказать не могу.
Септ Тоик наконец взглянул на Шарроукина:
– Мы с тобой не друзья, Ворон, и никогда не будем, но спасибо тебе за выстрел.
– Не обращай на Септа внимания, – громко сказал Игнаций Нумен, схватил Шарроукина за руку и больно затряс ее. – Любой, кто прольет кровь этого ублюдка, будет мне братом.
Шарроукин благодарно кивнул, но ничего не ответил.
– Вам нужно будет поговорить с капитаном? – спросил Тоик.
– Да.
– Фратер и капитан Тиро там вместе с Тарсой.
– Апотекарием Тарсой, – сказал Велунд. – У него есть звание, и ты должен его использовать, к какому бы легиону он ни принадлежал. Понятно?
Морлоки были ветеранами легиона, но даже они были обязаны подчиняться железному отцу. Оба воина кивнули и сжали левые руки в металлические кулаки.
– Входи, железный отец, – сказал Тоик, положив ладонь на замочную панель и совершив кончиками пальцев сложную серию микродвижений. Шестереночные механизмы, запиравшие дверь, с шипением раздвинулись, и Велунда и Шарроукина окатила волна холодного, наэлектризованного воздуха. Миновав дверь, они оказались в крионическом убежище капитана Ульраха Брантана, стерильном помещении, заполненным белым и серебряным. Это была лаборатория, склеп, храм смерти и борьбы против хода времени – одновременно.
Помещение представляло собой герметичную холодильную камеру; вдоль стен было установлено различное оборудование, а на полу лежали теплоизолированные кабели, источники питания и покрытые инеем лампы, бросавшие свет в антидегенеративном диапазоне. Внутри находилось четверо людей: один, сложивший руки на широкой груди, стоял отдельно от прочих, двое работали над внутренностями машины, принципы работы которой даже Велунд понимал с трудом.
А четвертый...
Тот, кто стоял, был Кадмом Тиро, капитаном и бывшим советником капитана Брантана. Его безволосая голова была коричневой от загара, один глаз заменяла холодная зеленая аугментика, второй, столь же холодный, был карего цвета, и с лица, наполовину металлического, наполовину органического, не сходило раздраженное выражение. Златокрылый орел – адепты Механикум изучали его, но разобраться в устройстве были неспособны – устроился у него на плече и чистил блестящие перья острым клювом. Механическое создание жило с Брантаном со времен опасной экспедиции в Землю Теней, которую тот предпринял в молодости, но с недавнего времени пристало к Тиро и теперь преданно охраняло нового хозяина.
Брантан дал созданию имя «Гаруда», а экипаж «Сизифея» называл его просто «птицей». Оно не раз сопровождало Железных Рук в битвах, усевшись на навершии какого-нибудь боевого знамени, и пережило исстванскую резню, не получив и царапины. Одни говорили, что современное оружие было бесполезно против подобной древней техники, другие – что ему просто везло. Самые отчаявшиеся даже утверждали шепотом, будто это знак того, что Император оберегает легион в эти смутные времена.
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Ангел Экстерминатуса Грэма Макнилла (Ересь Хоруса)
Страница 4 из 11«1234561011»
Поиск: