Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 5 из 8«12345678»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Герои космодесанта (Сборник Рассказов)
Герои космодесанта
ТерминаторДата: Суббота, 20.04.2013, 21:01 | Сообщение # 61



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


В конце концов, шесть выживших воинов добрались до входа в большой зал. Его пол испещрили крупные дыры, будто что-то огромное пробивалось сквозь толстую палубу при помощи стальных, усеянных шипами, кулаков. Инвикт неуверенно перешагнул порог отсека, будто пол в любой момент мог вспыхнуть под его босыми ступнями. Похоже, внутри не было никаких хитроумных ловушек, и Инвикт жестами указал братьям следовать за ним, приблизившись к краю одной из ям. Взглянув вниз, он увидел, что внутренности корабля исчезают во мгле, и внезапно его охватило дурное предчувствие.
— Бегом, — приказал он, осторожно переступая искореженный металл. — Здесь что-то не так.
У Инвикта ушли считанные мгновения, чтобы понять, что же его так встревожило — комната пахла так же, как существо, которое они убили ранее — но было слишком поздно.
Брат Ангустин закричал и начал стрелять из автогана, когда из темноты выскочил обезумевший мутант. Вокруг возникало все больше тварей, и отсек захлестнуло ревом автоматического огня. Инвикт также поднял болт-пистолет, но внезапно перед ним появилось еще одно существо. Он трижды нажал на курок. Разрывные снаряды попали в лицо мутанту, вырывая куски плоти и дробя кости. Атакующий упал, но на Инвикта откуда-то сверху соскочил другой. Космический десантник стремительно выстрелил в него пару раз, но дикий бросок мутанта уже было не остановить. Он врезался в него, обхватил острыми когтями и хотел впиться в горло. Инвикт шагнул назад, едва успев вцепиться в челюсти монстра, прежде чем они не разгрызли ему шею, но из-за этого оступился и вместе с мутантом упал в огромную дыру.
Перед тем как тьма окутала его, последнее, что он услышал, были отчаянные возгласы боевых братьев, которые сражались за собственные жизни…

Он резко открыл глаза, и в них тут же ударило мерцание прожектора. Инвикт потрогал голову и ощутил на лице запекшуюся кровь. Он упал одной Злобе ведомо как глубоко и ударился головой обо что-то твердое. Космический десантник не знал, сколько пролежал без сознания.
Внезапно он понял, что потерял оружие, и его охватила паника. Мутант, с которым он сражался, мог теперь быть где угодно, возможно, прямо сейчас он готовился к броску. Инвикт вскочил на ноги и начал отчаянно искать глазами что-то, что могло сойти за оружие, но тут же понял безосновательность своих опасений.
Отсек, в котором он очутился, был завален мусором — вокруг него валялись устройства с остро заточенными краями и сорванные стенные панели. Лишь по милости Злобы он не упал на этот лес обломков. Но мутанту, вместе с которым он свалился сюда, повезло не так сильно. Его тело было насажено на стальной брус, который подобно покосившемуся флагштоку торчал из груды брошенного металла. Его разорванный край вышел изо рта чудища, черные глаза которого смотрели безо всякого выражения. Оно почти вызывало жалость.
Наверху все стихло — боевые братья Инвикта или сгинули, или пошли дальше, вероятно подумав, что он погиб. Теперь ему придется идти в одиночку.
Быстро оглядев близлежащий мусор, Инвикт нашел свой болт-пистолет, а затем осмотрелся, пытаясь найти выход из душного отсека.
Он карабкался во тьме, как вдруг что-то вцепилось ему за запястье и ухватило болт-пистолет. Инвикт вытянул свободную руку, чтобы защитить шею от мутанта, но замер, увидев, что из теней на него смотрит не чудовище со злыми глазами, но один из боевых братьев. Хотя он и не помнил его, на его плече ясно виднелась метка Злобы. Но это было не все — кожу космического десантника покрывали язвы, а лицо приобрело дикое выражение. В нем явно угадывались первые этапы мутации.
— Смилуйся, брат, — сказал он. — Я не желаю тебе вреда.
С этими словами он отпустил руку Инвикта, но остался во тьме, будто опасаясь выходить из нее.
Инвикт предусмотрительно отошел назад, готовый при малейшей опасности пустить в ход болт-пистолет.
— Что с тобой случилось? — спросил он.
— «Лабиринт», брат. Мы становимся такими из-за длительного пребывания здесь, — он поднял руку, показывая влажные гнойники и длинные когти.
— Я вызвался пройти Испытание сто лет назад, прислушавшись к словам Магистра Ордена. До портала нас дошло шестеро. Мы считали, что победа в наших руках. Но Кафал похоже рассказал нам не все об испытании. Как только первый из нас прошел через портал, он перестал действовать для других. Мы оказались в ловушке, вынужденные сражаться за собственные жизни. Я последний из тех выживших, но как видишь, это ничего мне не дало. Этого места коснулся варп. Еще немного, и я стану одним из них, — космический десантник указал на мутанта, насаженного на длинный штырь.
— Значит, в Испытании может быть лишь один победитель? — спросил Инвикт.
ТерминаторДата: Суббота, 20.04.2013, 21:01 | Сообщение # 62



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Да.
— Тогда мне следует поторопиться. Отсюда есть выход?
Его оскверненный боевой брат указал в тень.
— Тебе в ту сторону. Но берегись, вдоль всего этого пути находятся их гнезда. Тебе не пройти.
— Я найду дорогу, — Инвикт сделал шаг к двери.
— Прежде, чем ты уйдешь, — отчаянно взмолился мутант. — Ты мог бы оказать мне услугу…
Инвикт поднял болт-пистолет и выстрелил в лицо зараженному брату. Не озираясь, он вышел из металлического кладбища и направился вглубь «Лабиринта».

Впереди доносились звуки болтерных очередей и вонь прометия. Инвикт прибавил ходу, желая поскорее присоединиться к драке. Он чувствовал, как на него опускается алая пелена боевой ярости. Чем дальше его уводил туннель, тем явственней он слышал звуки и ощущал ароматы боя, его сердце колотилось от нетерпения.
Теперь он увидел отчаянную схватку. Пятеро боевых братьев сражались в узком туннеле с мутантами, которые неслись на них с другой стороны. Среди них стоял и Генареас, выпуская струи адского пламени из найденного огнемета. Всякое существо, которое не удалось испепелить в мгновение ока, уничтожали болтерным и автоматическим огнем.
Когда Инвикт присоединился к боевым братьям, Генареас улыбнулся.
— Где твое отделение? Ты уже успел потерять его?
Инвикт улыбнулся в ответ.
— Им повезло не так сильно как мне, — ответил он. — Но, как я посмотрю, у тебя тоже не все хорошо.
В конце коридора возникало все больше озлобленных тварей, которые тут же рвались навстречу гибели, и Инвикт вплел выстрелы из болт-пистолета в мелодию оружейного огня.
— Впереди что-то вроде логова, — что есть мочи крикнул Генареас. — Их там целая куча. Нам не прорваться.
— Тогда нужно найти обходной путь, — бросил Инвикт и указал на знак над их головами, нарисованный осыпающейся от старости краской. Генареас взглянул вверх и согласно кивнул, прочитав на знаке слова «воздушный шлюз».
— Отступаем, — приказал он, омыв коридор еще одним потоком жидкого пламени.
Воины один за другим двинулись вниз по коридору, поочередно останавливаясь и прикрывая огнем отступление остальных братьев. За пару секунд они оказались у воздушного шлюза, оставив за собою след из уничтоженных тел.
Когда все боевые братья забрались внутрь, Генареас потянул древний рычаг и закрыл внутренний затвор. На металлический люк тут же начали бросаться мутанты в яростных попытках добраться до отступающих воинов.
Генареас уже был у панели управления шлюзом, уменьшая уровень давления, чтобы при разгерметизации внешнего люка их не сдуло в имматериум. Инвикт и братья просто стояли и смотрели, как существа колотят кулаками и головами по пуленепробиваемому пласстеклу, неудержимые в желании разорвать находящихся внутри воинов.
— Эти твари безумны, — сказал брат Красс, напряженно смотря на беснующихся существ. — Они убьют себя, лишь бы добраться до нас.
Инвикт рассмеялся.
— Присмотрись внимательно. Эти существа — то, во что нам суждено превратиться. Всем, кроме одного.
— Что ты имеешь в виду? — спросил Агон, когда слова Инвикта вызвали недоверчивое перешептывание среди остальных братьев.
— Они когда-то были нашими боевыми братьями, которые проходили Испытание раньше. Я говорил с одним из них, и он сказал, что лишь первый, кто доберется до портала, окажется в безопасности. Остальные останутся здесь на милость варпа.
ТерминаторДата: Суббота, 20.04.2013, 21:01 | Сообщение # 63



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Воины начали опасливо коситься друг на друга, не зная, как правильно им следует поступить.
— Обсудим это позже, — произнес Генареас. — Советую сделать глубокий вдох и за что-то ухватиться.
После этих слов раздалось резкое шипение — внешний люк начал подниматься, открывая за собой абсолютную пустоту имматериума.
Генареас первым оказался в холодном вакууме, взяв огнемет на плечо, и изо всех сил ухватился за рифленый корпус огромного корабля. За ним пошел Агон, затем Красс и Септимон. Инвикт взглянул на Молоха и предложил пойти ему следующим, но боевой брат покачал головой и одарил его подозрительным взглядом. Инвикт пожал плечами, ступил в пустоту и крепко вцепился за кусок древнего металла, который был его единственным спасением. Как только Молох присоединился к нему, произошел мощнейший выброс воздуха — пласстекло наконец поддалось яростной атаке, и мутанты, молотя руками, вылетели из декомпрессированного коридора прямо в имматериум. Инвикт и братья быстро передвигались по корпусу, в то время как извращенные мутанты, которые некогда были гордыми воинами, полетели во тьму подобно куче мусора.
Мукраноидные железы даровали им лишь временную защиту от вакуума, поэтому Инвикт с облегчением увидел, как Генареас открыл наверху еще один воздушный шлюз.
Генареас и Агон забрались в корабль, и остальные воины начали быстрее лезть по поручню на корпусе. Следующим в шлюзе оказался Красс, и Септимон также собирался залезть внутрь, когда Инвикт почувствовал, как поручень начал прогибаться под его весом. Инвикт бросил взгляд на Молоха, и в голове у него созрел подлый план. От победы его будет отделять на одного противника меньше и, кроме того, Молох все равно находился ниже его по рангу.
Лицо Молоха внезапно исказила паника, когда он заметил ухмылку Инвикта.
Оба космических десантника на пределе сил двинулись к шлюзу, стараясь успеть прежде, чем поручень окончательно не отвалится. Инвикт ухватился за люк, и чья-то сильная рука схватила его запястье. Взглянув на Молоха в последний раз, он сильнее надавил на поручень, отчего последние проржавевшие болты покинули свои гнезда, и его боевой брат полетел в имматериум. Молох открыл рот в беззвучном крике, когда его начало уносить все дальше, и тут Инвикта затащили внутрь.
Как только внешний люк с шипением закрылся, воины вновь смогли нормально дышать. Инвикт заметил на себе подозрительные взгляды братьев.
— Что случилось с Молохом? — спросил Агон и поднял автоган.
— Ты обвиняешь меня, брат? — ответил Инвикт, потянувшись к болт-пистолету на поясе.
Прежде чем кто-то успел что-либо сделать, оба боевых брата уже держали друг друга на прицеле. Внезапно все пришли в движение — Генареас навел огнемет на Агона, а Септимон и Красс, в свою очередь, прицелились в Инвикта.
— У нас и так много врагов, — сказал Генареас. — Чем меньше нас будет, тем меньше у нас шансов вообще добраться до портала. Когда мы дойдем к нему, тогда пусть сила оружия и решит, кому из нас суждено выжить. Но до тех пор мы все еще остаемся братьями, мы все еще Сыны Злобы.
Инвикт медленно опустил болт-пистолет, и Агон последовал его примеру.
— Ладно, — произнес Генареас. — Пора идти. Они скоро разгадают наш план.
С этими словами он вывел их из шлюза, и они пошли по еще одному бесконечному туннелю.
Остальные воины последовали за ним, но все они теперь смотрели друг на друга с еще большей опаской, чем прежде, и в особенности Инвикт.

Туннель становился все глубже, казалось, будто он вел их в саму бездну. Инвикт знал, что думать так было глупо — они находились в разрушенном остове древнего звездолета, и, несмотря на искусственные суспензоры, которые создавали подобие гравитации, здесь не было таких понятий как «верх» или «низ».
Но, по-видимому, они все дальше углублялись внутрь «Лабиринта», и у их ног начала скапливаться влага. Чем дальше, тем выше поднимался уровень воды, пока они уже не шли по пояс в зловонной зеленой жиже.
И вновь, откуда-то из скрытых частей корабля долетел крик, но на этот раз казалось, будто его источник находился куда ближе. Инвикт вслушался, но опять не смог понять смысл фразы. Она состояла из трех простых слов, которые повторялись вновь и вновь. Космический десантник не мог сказать, что это была за оскверненная литания, и на каком древнем языке чужаков ее говорили, но одно он знал наверняка — тот, кто произносил ее, не был обычным человеком.
ТерминаторДата: Суббота, 20.04.2013, 21:02 | Сообщение # 64



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Внезапно туннель огласил крик, и воины одновременно обернулись. Это был Красс, который замыкал тыл. Воины взвели оружие, когда их брата вздернула в воздух некая невидимая рука, тело их боевого брата вспенивало протекающую мимо них воду. Он попытался закричать еще раз, но изо рта потекла кровь, когда его тело пробило огромное щупальце с шипами, которое начало метаться в поисках следующей жертвы.
Безжизненное тело Красса рухнуло в тину, и отделение открыло огонь, решетя пулями вонючую тварь, которая пронзила их брата. Из воды вокруг них начали подниматься новые отростки, слепо рыская в поисках поживы.
— Отступаем! — проорал Агон. — Их слишком много!
Инвикт начал пробираться через болото, а вокруг него вздымалось все больше щупалец. Недалеко от него просвистела болтерная очередь, и тогда впереди он увидел выступавший из воды выход. Агон и Септимон стреляли поверх его головы, уничтожая тянущиеся к нему отростки, и когда Инвикт прошел мимо Генареаса, тот омыл коридор жидким огнем.
Уровень воды снизился, и боевые братья, несмотря на преследование щупалец, принялись взбираться к проходу. Если они добегут до открытой двери, то окажутся в безопасности, но, едва приблизившись к ней, люк начал опускаться, грозя запереть их в туннеле вместе с гибельными конечностями.
Септимон первым оказался у двери, он бросил оружие и ухватился за люк. Инвикт услышал скрежет шестеренок, когда огромная сила космического десантника столкнулась с древним механизмом, который жаждал заключить их здесь.
Агон первым пробрался через проем, следом за ним — Генареас. Когда Инвикт также оказался с другой стороны, он бросил последний взгляд на Септимона, тот был мрачен, но продолжал удерживать тяжелую дверь. Затем он исчез, металлическая дверь захлопнулась и закрыла их брата наедине с ордой бестелесных щупалец.
Едва дыша, Инвикт бессильно присел. Генареас подал ему руку, и Инвикт благодарно принял ее, поднимаясь на ноги. Все его тело невыносимо болело.
— Где Агон? — спросил Генареас, оглядывая темный коридор.
— Наверное, пошел вперед.
— И он хочет стать Обреченным и оставить нас здесь на волю рока.
— Тогда следует поторопиться, — ответил Инвикт и быстро побежал по коридору.
Двое воинов из последних сил помчались за сбежавшим братом, и в этот раз первым был Инвикт, на шаг впереди Генареаса.

В конце концов, туннель свернул и превратился в темный зал, в углах которого клубились тени. Из мглы, окружающей зал, вздымались статуи, древние стражи, но Инвикт не обратил на них никакого внимания, так как впереди лежало зрелище куда более величественное.
В дальнем конце внушительного зала располагался великий портал, по всей его длине расцветали сверкающие синие круги, искушая Инвикта, подзывая его все ближе. Но между ними находился Агон, он бежал, собираясь забрать приз, который по праву принадлежал ему.
— Агон! — воскликнул Генареас.
Приблизившись к порталу, Агон остановился и медленно повернулся.
— Мне действительно жаль, мои братья. Но, похоже, я должен вас покинуть. Желаю вам…
Из тьмы что-то выскочило и оборвало Агона на полуслове. Огромная хитиновая клешня, древняя и иссеченная, схватила его за пояс и подняла на пять метров ввысь. Она сжалась, и Агон закричал, изо рта потекла кровь. Две половины его тела упали на пол, внутренности рассыпались по стальной палубе.
Затем оно вышло из тьмы.
ТерминаторДата: Суббота, 20.04.2013, 21:02 | Сообщение # 65



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Его огромное тело удерживали четыре массивные конечности. То была гора из плоти и стали, металлические пластины вросли в покрытое волдырями тело. Две огромные клешни вытянулись вперед и угрожающе щелкнули. Но самой страшной была его голова — уродливая, раздувшаяся пародия на лицо, которое некогда принадлежало человеку, но теперь было настолько диким и злобным, что стало практически неузнаваемым.
Инвикт в ужасе смотрел, как существо разверзло огромную пасть и проорало вечный клич.
— ДАЙТЕ. МНЕ. СВОБОДУ! — закричало оно, наполнив зал душераздирающим ревом.
Теперь все встало на свои места. Инвикт слышал не древний боевой клич, но всего лишь безумные возгласы мутанта, который на протяжении столетий находился под развращающим влиянием варпа.
И теперь лишь он отделял его от победы.
Генареас пришел в движение первым, он шагнул вперед и выпустил поток пламени, который охватил голову монстра. Когда огонь угас, Инвикт увидел, что на прочном теле твари не осталось ни следа. Он поднял болт-пистолет и выстрелил существу в глаз, но разрывные снаряды лишь еще больше разозлили его.
Оно вновь взревело и повторило свою бесконечную мольбу, а затем шагнуло на отвратительных толстых конечностях.
— У меня остался один снаряд, — сказал Инвикт. — Мы должны использовать его с умом.
— Понял, брат, — ответил Генареас и ухватил огнемет за приклад.
Зверь открыл пасть, желая закричать еще раз, и Генареас сполна воспользовался шансом, забросив ему огнемет прямо промеж челюстей.
Инвикт взвел болт-пистолет, выжидая момента. Он мог выстрелить лишь в точно выверенное время, но он был ветераном Сынов Злобы, несравненным воином на поле боя. Доли секунды для него было более чем достаточно.
Когда огнемет очутился в пасти чудища, разрывной снаряд попал в канистру с прометием, воспламенив жидкое пламя. Взрыв оторвал мутанту верхнюю часть головы, заставив его умолкнуть навеки. Пару секунд тело уродливого левиафана продолжало стоять, еще не догадываясь о собственной смерти. Затем, подобно башне, лишенной основания, оно рухнуло на землю.
Генареас улыбнулся брату.
— И нас осталось лишь двое, — произнес он. — Хорошо, что именно нам придется сойтись в последний раз. Мы будем сражаться с помощью рук и стальной решимости, и победителю достанется все.
Он указал на портал, который все еще чарующе мерцал и вращался.
— Я так ждал этого дня, Инвикт. Наша дружба была выкована в сотнях сражений, закалена в крови тысячи поверженных врагов. Это будет бой, который завершит все битвы. Я жалею лишь о том, что мы оба не сможем выйти отсюда победителями, ведь, как ты знаешь, чемпион здесь может быть только один.
Инвикт согласно кивнул.
— Мне тоже жаль, брат, — сказал он, поднимая болт-пистолет. — Когда я сказал, что у меня остался один снаряд, я солгал.
Генареас не успел ничего сказать, когда Инвикт нажал на курок, и куски мозга его боевого брата вылетели через заднюю стенку черепа.
Бросив уже пустой болт-пистолет, Инвикт приблизился к сверкающему порталу и ступил на порог его благодатного света.

Он стоял в центре широкого резного круга. На его поверхности пересекались древние символы, которые напоминали ему демонические лица, но лишь только он пытался сфокусироваться на них, они исчезали.
Со всех сторон его окружало слегка потрескивающее поле силового щита. Инвикт даже представить себе не мог, что ждало его далее, если для этого требовались подобные предосторожности, но у него и так не было возможности уклониться от уготованной ему судьбы. Тем не менее, он не собирался оспаривать требования лорда Кафала.
ТерминаторДата: Суббота, 20.04.2013, 21:03 | Сообщение # 66



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


У стен великого зала стояли облаченные в доспехи Сыны Злобы, они держали знамена своего Ордена. Стены зала располагались ярусами так, чтобы каждый космический десантник смог увидеть действие. Каждый сможет следить за ходом церемонии, каждый увидит, как Инвикт станет Обреченным. Подобного ранее не происходило, Кафал, вероятно, счел его победу исторической, чтобы нарушить традицию подобным образом.
Инвикт увидел, как из другого конца великого зала приближается сам лорд Кафал в окружении библиариев и служителей-священников, облаченных в лазурные одеяния. Сервиторы несли древние тома Ордена, а автоматизированные вокс-устройства, которые парили рядом с процессией, извергали литургии. Но было кое-что еще — технодесантники Ордена с помощью мехадендритов несли огромные контейнеры. Инвикт не догадывался, что находилось в тех контейнерах, но их неожиданное появление встревожило его.
Огромный отсек наполнили ароматы сгорающих благовоний, и над действом опустилась жуткая тишина. Молчание было невыносимым, и тревога Инвикта начала перерастать в едва скрываемый ужас. Это был не тот торжественный ритуал, которого он так ждал, скорее это походило на погребальную церемонию.
К нему подошел Кафал, его лицо казалось мрачным в клубящейся мгле.
— Ты доказал, что лучший из нас, Инвикт. Ты доказал, что тебе нет равных в силе и хитрости. Ты самый могучий, последний, кто доказал, что достоин присоединиться к Обреченным.
Его окружили библиарии, из-под их капюшонов раздавалось монотонное пение. Древняя и темная речь, которую извергали вокс-установки, становилась все громче с каждой секундой, и Инвикт чувствовал в воздухе металлический привкус, будто в отсеке вот-вот была готова разразиться буря. Технодесантники установили все десять контейнеров вокруг Инвикта. Они церемониально взломали священные печати, которые удерживали замки, и показали, что находилось внутри. На Инвикта воззрилось десять бледных лиц — десять безмолвных воинов с все еще сильными телами, но опустошенными рассудками.
Его тревога переросла в холодную панику. Он уверял себя, что все это было лишь частью ритуала, но основные инстинкты кричали ему как можно скорее убираться отсюда. Но сбежать он не мог, так как силовое поле было все еще активировано.
— Ты одиннадцатый герой, Инвикт, одиннадцатый и последний воин. Взгляни на своих боевых братьев, — Кафал указал на бледные лица с ничего не выражающими взглядами. — Это твои предшественники, каждый из них прошел Испытание «Лабиринта» ради чести вступить в ряды Обреченных. Тысячу лет мы искали чемпионов, достойных Его. И сегодня ночью все вы в сборе. Теперь наш крестовый поход может начаться. Теперь мы достаточно сильны, чтобы вернуть себе утраченное — Скелус, родной мир. Никто не устоит перед нами — ни Разрушительные Силы, ни слуги Повелителя-трупа. Ибо теперь на нашей стороне Он.
Инвикт взглянул себе под ноги, и его охватил ужас. Из выгравированных рун начало исходить зловещее свечение, оно металось и прыгало, мерцая зеленым, синим и красным цветами.
— Теперь ты познаешь, что значит стать Обреченным, — продолжил лорд Кафал, отступив назад. — Теперь Злоба покажет тебе, что принесла твоя победа.
Инвикт пытался сказать что-то, потребовать объяснений по поводу того, что с ним происходит, но понял, что не может пошевелить челюстью. Он просто не мог произнести ни слова. Шепот библиариев и вокс-установок стал громче, и вскоре они звучали на полную силу. Свечение у ног Инвикта становилось все ярче, опутывая его ноги ужасным светом.
— Ты действительно достоин, Инвикт из Сынов, — воскликнул Кафал, воздев руки к теням у потолка. — Ты слышишь Его зов? Он пришел, дабы принять свою дань. Он пришел за одиннадцатым из «Лабиринта». Он пришел, дабы ходить среди нас.
Инвикт проследил за взором Кафала и поднял глаза к потолку. В тенях он разглядел очертания чего-то огромного, чего-то, что смотрело на него зловещими глазами. Чего-то ужасного, что таилось во мгле.
Он закричал. Закричал от охватившей его тело боли. Закричал от ужаса в глубинах души. Но никакой крик уже не мог остановить ритуал.
Оно начало спускаться, неся с собою тьму и боль. Инвикт в последний раз судорожно всхлипнул, когда его плоть начала сползать с костей.
Когда тело было поглощено, он понял, что его не спасет уже даже сладостное забвение…

***
ТерминаторДата: Суббота, 20.04.2013, 21:03 | Сообщение # 67



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


В великом зале царила тишина.
Сыны смотрели, как свечение поглощает их брата Инвикта и десять других героев «Лабиринта», их конечности сжигались, тела потрошились, головы искажались и искривлялись, сплетаясь в озере черного света.
То, что теперь стояло пред ними, более не являлось их боевыми братьями. Инвикт и остальные исчезли, дабы присоединиться к рядам истинных, легендарных Обреченных.
То, что стояло перед ними, было духом, которому они поклонялись тысячу лет. Призрак, который поведет их, дабы отобрать то, что по праву принадлежало им.
Его можно было призвать лишь с помощью жертвоприношения. Только через жертву лучших и наиболее достойных воинов, Он мог прийти в этот мир.
И теперь он стоял пред ними, озаряя их пламенным взором — Бог-отступник, Изгой, Утерянный, Иерарх анархии и террора…
… Злоба.

Стив Паркер Охота за головой
***

По занавесу космоса, усеянному булавочными головками звёзд, двигалось нечто огромное, тёмное, хищное, заслоняя, словно глотая целиком, бриллиантовые россыпи созвездий. Размерами это нечто накрыло бы городской квартал; его выпученные глаза, похожие на глаза огромной слепой рыбы, излучали зловещий зелёный свет.
Он был страшен на вид, этот левиафан, этот предвестник неминуемой гибели, и его приход нёс страдания и смерть бесчисленным жертвам столетиями, которые он провёл среди звёзд. И сейчас он нёсся, вспарывая чернильную тьму, на хвостах воспалённо-красной плазмы сквозь субсектор Харибда.
По достижении пункта назначения его звериные черты начали меняться. Новые огни, гораздо более яркие и резкие, чем свет из глаз, помаргивая, оживали на его морде, высвечивая мириады разнокалиберных обломков, которые, кружась, плыли по высокой орбите над сияющей оранжевой сферой Арронакса-2. Неторопливым, ленивым движением левиафан опустил огромную нижнюю челюсть и, разинув пасть, принялся насыщаться.
Поначалу отсвечивающие обломки, которые он заглатывал, не превышали размеров человека. Но вскоре в раскрытую пасть, проплывая между клинообразных зубов, в глубины чёрной глотки потянулись куски покрупнее.
Чудовище набивало брюхо летающим в космосе хламом несколько часов, пожирая всё, что пролезало в рот. Добыча была хороша. Когда-то в далёком прошлом здесь произошло жестокое сражение. И всё, что теперь осталось — это ободранные планеты и остовы мёртвых кораблей, кружащие в медленном эллиптическом танце вокруг местной звезды. Но у остовов всё же было будущее. Подобранные однажды, они будут перекованы заново, отлиты в новые формы, которые понесут смерть и страдания новым бессчётным жертвам. Потому что этот зверь, этот ненасытный монстр пустоты, конечно же, был совсем не зверем.
Он был орочьим кораблём. И огромные иероглифы, кое-как намалёванные на его бортах, указывали, что корабль принадлежал клану Смертельных Черепов.

Огромная железная челюсть корабля с лязгом захлопнулась, и сразу же начало восстанавливаться давление. Процесс занял около двадцати минут, насосы заполняли трофейный отсек хоть и вонючим, но пригодным для дыхания воздухом. Коридор за герметично закрытыми дверями, ведущими в отсек, был битком набит орками, которые, рыча от нетерпения, колотили кулаками по толстым металлическим переборкам. Они толкались и пихались, пытаясь пробиться поближе к дверям. И когда уже, казалось, вот-вот разыграется смертоубийство, завыла сирена и тяжёлые створки разошлись в стороны. Орки хлынули внутрь, расталкивая и отпихивая друг друга, торопясь к грудам металлолома в неистовом стремлении заполучить самые лучшие куски.
ТерминаторДата: Суббота, 20.04.2013, 21:03 | Сообщение # 68



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Между наиболее крупными и темнокожими орками тут же разгорелись драки. Гиганты ревели, толкались, лязгали клыками и лупили друг друга аугментированными лапами, в изобилии щетинившимися различным оружием и инструментами. Они бы поубивали друг друга, если бы не были облачены в громоздкие кибернетические доспехи. Это была не простая зеленокожая солдатня. Это были орки уникальной породы, инженеры своей расы, каждый из них появлялся на свет с врождённым пониманием машин, жёстко запрограммированным на генетическом уровне наравне с любовью к насилию и пыткам.
И как и в любой касте, были среди них и представители посмышлёнее. Пока самые могучие ревели и били себя в обшитую железом грудь, одинокий орк, поменьше и победнее других, держась в тени, пробирался мимо, намереваясь первым подобраться к добыче.

Этого орка на грубом языке его расы звали Горгрот, и, несмотря на невероятное количество обломков, заглоченных кораблём, ему не понадобилось много времени, чтобы найти кое-что по-настоящему ценное. У самой стены отсека, заполненного хламом, ближе к огромным железным зубам корабля, он обнаружил покорёженную носовую часть человеческого корабля средних размеров. Осматривая её, Горгрот отметил торчащие спереди стволы орудий. Сердце орка забилось быстрее. Исправные они или нет, он сможет смастерить великолепные штуковины из этих трофейных орудийных систем. Тогда он станет более опасным орком — орком, с которым придётся считаться.
Воровато оглянувшись через плечо и убедившись, что никто из больших не обратил на него внимания, Горгрот пробрался к оторванной носовой части, вытянул кривую лапу и коснулся её корпуса. Броневые плиты обломка, изрытые выбоинами и воронками от попаданий плазмы и ударов торпед, находились в плачевном состоянии. Ближе к задней части, к месту отрыва от остального корабля, искорёженный металл почернел. Похоже, что корабль разнесло на куски взрывом. Однако причина разрушения корабля для Горгрота не значила ничего. Значение имел лишь его потенциал. В крошечных мозгах орка одна за другой уже проносились вспышки смертоносного вдохновения, их было так много, что он, фактически, забыл дышать, пока лёгкие не напомнили о себе болью. Эти видения были даром Горка и Морка, кровожадных орочьих богов, и он уже испытывал подобное много раз до этого. Каждый орочий инженер испытывал такое, и ничто, кроме вспарывания вражеской плоти, не давало столь абсолютного чувства правильности.
Но, несмотря на это, какая-то незначительная мелочь всё же отвлекала Горгрота от восторженного общения с богами.

В нижней части левого борта разрушенного носа загорелся огонёк; он подмигивал Горгроту из-под путаницы балок, тросов и выщербленных плит брони, разжигая его простецкое любопытство и маня к себе. Маленький зелёный огонёк, нечто вроде кнопки. Горгрот принялся расчищать обломки вокруг. Вскоре, несмотря на помощь гидроусилителей своего доспеха, он уже истекал потом, хрипя и рыча от натуги.
За считанные минуты он убрал всё, что мешало добраться до мигающего огонька, и выяснил, что это действительно какая-то кнопка.
Горгрот уже вытянул палец, чтобы нажать её, как вдруг какая-то неодолимая сила рванула его назад. Пролетев над полом, он с возмущённым рыком тяжело рухнул на спину. Не медля ни секунды, Горгрот попытался вскочить на ноги, но огромный металлический ботинок припечатал его к полу, прогнув броню на брюхе и глубоко вогнав его в ковёр острых обломков.
Горгрот поднял взгляд и наткнулся на горящие красным глаза самого крупного, самого могучего орка в трофейном отсеке.

Зазог, личный инженер могущественного военного вождя Бальтазога Дурнокрова. Большинству орков на корабле хватало мозгов, чтобы не оспаривать его выбор добычи. Именно поэтому Зазог всегда приходил в трофейный отсек последним: его неспешность была знаком полного превосходства над остальными трофейщиками.
И вот Зазог сделал свой выбор, оставив Горгрота и протопав к разрушенному носу. Там он присел, разглядывая мигающую кнопку. Он прекрасно понимал, что она означает. На борту должен быть действующий источник энергии — гораздо более ценная находка, нежели большинство остального хлама. Зазог выдвинул из среднего сустава левой механизированной лапы горелку и выжег на борту разрушенного носа грубое подобие личного знака. Затем он поднялся на ноги и взревел, бросая вызов окружающим.
ТерминаторДата: Суббота, 20.04.2013, 21:04 | Сообщение # 69



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Кучки гретчинов, самых жалких представителей расы оркоидов, в панике порскнули в стороны, исчезая в укрытии сумрака. Остальные орки отступили на шаг, злобно ворча и огрызаясь в сторону Зазога. Но ни один не осмелился принять вызов.
Зазог по очереди оглядел каждого, заставляя их, одного за другим, либо опустить взгляд, либо принять смерть от его руки. Затем, удовлетворённый выказанным почтением, он повернулся и толстым пальцем нажал мигающую зелёную кнопку.
Ничего не произошло. Зазог рыкнул и нажал ещё раз. По-прежнему ничего. Он уже собирался начать колотить по кнопке кулачищем, как вдруг услышал шум.
Шипение отпирающихся воздушных затворов.
Дверь дрогнула и заскользила вверх, уходя внутрь корпуса.

Морщинистую, покрытую шрамами морду Зазога перекосила жуткая ухмылка. Да, на борту был источник энергии. Работающая дверь доказала это. Он, как и Горгрот, начал ощущать вспышки божественного вдохновения, видения оружия столь грандиозного и смертоносного, что его ограниченные мозги едва могли вместить такое. Но это не имело значения. Боги будут действовать через него, как только он примется за работу. Его руки будут автоматически воплощать то, что его мозг мог едва осознать. Так было всегда.
Сдвижная дверь втянулась полностью, открыв вход, через который бронированная туша Зазога едва-едва могла протиснуться. Он двинулся вперёд с намерением пролезть внутрь, но так и не успел этого сделать.
Полумрак за дверью издал тихий кашляющий звук.
Череп Зазога разлетелся фонтаном крови и фрагментов кости. Обезглавленное тело опрокинулось спиной в хлам, устилавший пол отсека.
Остальные орки раскрыли рты от неожиданности. Они глазели на лежащее тело Зазога, пытаясь разобраться в неясных предупреждениях, крутившихся в мозгах. Плюнув на очевидную опасность, самые крупные орки поспешно принялись объявлять рыком свои притязания на освободившуюся добычу и отпихивать в сторону других, мало задумываясь, что их собственная смерть может быть близко.
А смерть была совсем рядом.

Из двери, открытой Зазогом, выметнулась огромная чёрная тень. Гуманоид, не такой рослый как орки вокруг, но всё равно массивный, двигался с таким проворством и уверенностью, что с ним не сравнился бы ни один орк. Его длинные адамантиевые когти трещали и искрились разрядами смертоносной энергии, когда он, кружась словно убийственный смерч, раздавал вокруг себя режущие и колющие удары. Он убивал и убивал, тёмно-красная кровь хлестала вокруг него огромными фонтанами. Зеленокожие валились словно мешки мяса.
Из развалины появились ещё четыре тени. Как и первая, все они были облачены в тяжёлую керамитовую броню чёрного цвета. У всех на массивном левом наплечнике красовалась замысловатая эмблема из черепа и литеры «I». Символ на правом наплечнике, однако, у каждого был свой.
— Зачистить помещение, — отрывисто бросил в комлинк один из них. Его болтер, снабжённый глушителем, харкнул смертью в ближайшего орка. — Быстро и без шума. Уничтожить оставшихся прежде, чем поднимется тревога. — переключив канал, он произнёс: — Сигма, это Коготь-Альфа. Первая фаза завершена. Команда внутри. Зачищаем точку входа.
«Вас понял, Альфа», — ответил невыразительный голос на другом конце канала. — «Продолжайте задание. Эвакуация через час, как запланировано. Капитану Редторн приказано уходить в случае, если вы пропустите время сбора, так что держите свою команду на коротком поводке. Это не операция по зачистке. Ясно?»
— Я в курсе, Сигма, — резко ответил командир истребительной команды.
«Так-то лучше», — произнес голос. — «Конец связи».

Зачистка трофейного отсека заняла у «Когтя» меньше минуты. Брат Раут из ордена Экзорцистов выстрелил в бегущего к выходу гретчина. Тварёныш споткнулся: бесшумный болт вонзился ему в спину. Полсекунды спустя заглушенный плотью хлопок разнёс гретчина на куски.
Он стал последним из двадцати шести трупов, валяющихся среди куч собранного хлама.
— Каррас, цель уничтожена, — доложил Раут. — Всё чисто.
ТерминаторДата: Суббота, 20.04.2013, 21:04 | Сообщение # 70



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Принято, — ответил Каррас. Он повернулся к космодесантнику с тяжёлым огнемётом: — Омни, ты знаешь что делать. Остальным, прикрыть вход.
Весь отряд, за исключением Омни, немедленно занял позиции, перекрывающие вход из коридора, откуда пришли орки. Омни, также известный как Максиммион Восс из Имперских Кулаков, отошёл к стене, сначала к левой, потом к правой, сноровисто работая над несколькими толстыми гидравлическими поршнями и силовыми кабелями.
— Грязно сработано, Каррас, — произнёс брат Соларион. — Ты позволил им увидеть наше появление. Я же говорил, что надо пустить дым. Если бы хоть один сбежал и поднял тревогу…
Каррас пропустил замечание мимо ушей. Соларион просто вёл себя как… Соларион.
— Кончай, Пророк, — сказал брат Зид. Он предпочитал называть Солариона прозвищем, которое сам же и придумал, хотя прекрасно знал, как оно раздражает гордого Ультрадесантника. — Помещение зачищено. Никто не сбежал. Грамотей знает, что делает.

Грамотей. Так они называли Карраса, точнее так его называли брат Восс и брат Зид. Раут и Соларион упорно звали его по фамилии. Сигма всегда называл его Альфа. А боевые братья на Окклюдусе, родном мире ордена Призраков Смерти, называли его просто по имени, Лиандро, а иногда и просто кодицием — по его званию в библиариусе.
Карраса не особенно волновало, как его называют, пока каждый исполняет свой долг. Ему была предложена честь служить в Карауле Смерти, и он принял её, зная о той великой славе, которую принесёт эта служба и ему, и его ордену. Но он не будет сожалеть, когда его обязательства перед Святой Инквизицией Императора будут исполнены. Жизнь Астартес кажется гораздо проще, когда ты среди братьев по ордену.
Когда он вернётся домой, Каррас не знал. Срок службы в Карауле Смерти не был фиксированным. Инквизиция требовала от тех, кого призвала, очень многого. Каррас мог не увидеть мрачно прекрасные города-крипты родного мира ещё десятки лет… если проживёт так долго.

— Готово, Грамотей, — доложил Восс, присоединяясь к отряду.
Каррас кивнул и указал на разбитый пикт-экран и руническую клавиатуру, торчавшую из стены рядом с единственным входом в отсек: — Как думаешь, сможешь из этого что-нибудь вытащить?
— На экран вряд ли, — ответил Восс, — но могу попробовать подключить вывод данных прямо на визор.
— Давай, — сказал Каррас, — только быстро. — остальным приказал: — Переходим ко второй фазе. Соларион, ты первый.
Ультрадесантник коротко кивнул, поднялся с занятой среди хлама позиции и прокрался в полутёмный коридор, держа болтер наготове. Несмотря на огромный вес доспехов, он двигался мягкими, почти бесшумными шагами. Ториас Телион, прославленный командир скаутов Ультрадесанта и бывший наставник Солариона, мог гордиться своим учеником.
Один за другим все члены команды, за исключением Восса, последовали за Соларионом.

В покрытых ржавчиной и грязью коридорах орочьего корабля освещение присутствовало, но электрические светильники, которые зеленокожие развесили вдоль труб и коробов, были старыми и в отвратительном состоянии. Исправными была едва ли половина. Но и те гудели и моргали в непрерывной борьбе дать хоть немного света. Но даже это слабое освещение беспокоило командира отряда. Инквизитор, известный членам «Когтя» лишь по позывному «Сигма», приблизительно оценил население орочьего корабля более чем в двадцать тысяч. И Каррас прекрасно понимал, что при таком соотношении сил темнота и скрытность были его лучшим оружием.
— Вырубите свет, — проворчал он. — Чем дольше мы останемся незамеченными, тем больше у нас шансов свалить с этого проклятого корыта.
— Мы можем расстреливать их по мере продвижения, — предложил Соларион, — но я бы не стал тратить патроны на то, что не истекает кровью.
Как раз в этот момент Каррас услышал в комлинке голос Восса: «Я закончил с терминалом, Грамотей. Удалось вытащить из центральной памяти корабля несколько старых грузовых деклараций. Но больше ничего стоящего. Этот корабль, по всей видимости, был гражданским тяжёлым транспортником, тип «Магеллан», построен на Стигиях. Назывался «Пегас».
— Никаких схем?
ТерминаторДата: Суббота, 20.04.2013, 21:04 | Сообщение # 71



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


«Большая часть центральной памяти сильно повреждена. Ему тысячи лет. Нам повезло, что удалось достать и это».
— Сигма, это Альфа, — сказал Каррас. — Корабль орков перестроен из имперского транспортника под названием «Пегас». Прошу предоставить схемы корабля, приоритет один.
«Я слышал», — ответил Сигма. — «Вы получите их сразу, как получу я».
— Восс, где ты сейчас? — спросил Каррас.
«Иду к вам», — ответил Имперский Кулак.
— Не знаешь, который кабель питает свет?
«Посмотри наверх», — ответил Восс. — «Видишь провода на потолке? Тот, который потолще, третий слева. Готов поставить свой нож, это он».
Каррасу не нужно было даже отдавать приказ. Как только Зид услышал слова Восса, его правая рука взметнулась вверх. Голубая вспышка отметила место, где когти Гвардейца Ворона прошли сквозь кабель, и коридор погрузился в кромешную тьму.

Для космодесантиников, однако, всё оставалось ясным как при свете дня. Шлемы седьмой модели, как и всё в их арсенале, были серьёзно доработаны лучшими оружейниками Инквизиции. Они могли похвастаться режимом совмещённого ночного и теплового видения, превосхоящим всё, чем Каррас пользовался раньше. За три года командования «Когтем» подобные штучки склоняли чашу весов в их пользу столько раз, что он уже перестал считать. Он лишь надеялся, что так будет ещё много раз в будущем, но это уже целиком зависело от их выживания здесь, а он слишком хорошо понимал, что шансы были против них с самого начала. Дело было даже не в количестве врагов или ограниченном времени. Здесь было что-то такое, с подобным которому встречаться раньше приходилось лишь немногим истребительным командам Караула Смерти.
Каррас уже ощутил его присутствие где-то на верхних этажах корабля.
— Продолжать движение, — приказал он.
Через три минуты после того, как Зид отрубил свет, Соларион шикнул, призывая остановиться.
— Каррас, — проскрежетал он, — у меня тут многочисленные ксеносы впереди. Советую тебе подойти и взглянуть.
Каррас приказал остальным ждать и двинулся вперёд, стараясь не удариться и не протереться широкими наплечниками о мешанину переплетённых труб, идущих вдоль обеих стен. Пригнувшись рядом с Соларионом, он понял, что о столь слабом шуме можно было не беспокоиться. Перед ним, в высоком восьмиугольном помещении столпилось более сотни орков. Они улюлюкали, хохотали и боролись друг с другом, пытаясь протиснуться поближе к центру комнаты.
Ни Каррас, ни Соларион ничего не видели из-за стены широких зелёных спин, но там, в середине, несомненно, находилось нечто, привлекавшее внимание орков.

— Что они делают? — прошептал Соларион.
Каррас решил, что есть лишь один способ узнать. Он сфокусировал сознание на дне желудка и принялся читать «Литанию Зрения вне Зрения», которой обучил его бывший наставник, старший библиарий Афион Кордат, в первые годы в библиариусе.
Под шлемом, скрытые от взгляда Солариона, глаза Карраса, обычно тёмно-красные, засияли белым потусторонним огнём. На лбу открылась рана. Одинокая капля крови скатилась по переносице и вдоль тонкого, острого носа. Медленно, по мере того, как он часть за частью раскрывал душу опасной силе изнутри, рана расширялась, открывая физическое проявление его психического внутреннего ока.
Каррас ощутил, как сознание выходит из тела. Силой воли он послал его в глубину помещения, поднимаясь над спинами орков и глядя на них сверху вниз.
Он увидел огромную яму, утопленную в центре металлического пола. Она была наполнена отвратительными яйцевидными тварями всевозможных расцветок; их крошечные красные глазки располагались над чересчур большими ртами, усеянными острыми как бритва зубами.
— Это трапезная, — сообщил Каррас по связи отряду. — В центре — яма со сквигами.
ТерминаторДата: Суббота, 20.04.2013, 21:05 | Сообщение # 72



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Он наблюдал через спроецированное сознание, как зеленокожие, стоя на краю, били в яму жутко зазубренными палками, цепляя добычу за податливую плоть. Затем они поднимали сквига, верещащего и истекающего кровью, в воздух, хватали его зубами, срывая с крючьев, и пожирали.

— Они заняты, — сказал Каррас, — но нам придётся найти другую дорогу на ту сторону.
— Пусти меня, Грамотей, — подал сзади голос Восс. — Я сделаю из них жаркое прежде, чем они поймут, что на них напали. Призрак меня прикроет.
— Только прикажи, Грамотей, — с готовностью отозвался Зид.
Призрак. Это про Зифера Зида. Если снять с него шлем, то можно сразу понять, за что он получил своё прозвище. Как и Каррас, и как все братья подобных орденов, Зид стал жертвой неправильного меланохромного имплантанта, небольшой мутации своего древнего и во всём остальном достойного геносемени. Его кожа, как и кожа командира отряда, была белой как мрамор. Но если Каррас обладал кроваво-красными глазами и белыми как мел волосами настоящего альбиноса, то глаза Зида были черны как уголь, и волосы его были не менее тёмными.
— Отставить, — сказал Каррас. — Мы найдём другой путь.
Он отправил своё астральное «я» дальше в помещение, отчаянно стараясь найти способ пройти так, чтобы не всполошить врага, но выбирать, похоже, не приходилось. И лишь направив сознание вверх, он увидел то, что искал.

— Под потолком есть переход, — сообщил он. — Выглядит хрупким и очень ржавым, но если мы пойдём по одному, он должен выдержать.
Резкий ледяной голос из комлинка перебил его: «Коготь-Альфа, приготовьтесь к приёму схем. Начинаю передачу».
Каррас усилием воли вернул сознание обратно в тело, и его светящийся третий глаз закрылся, оставив лишь тонкий незаметный шрам. Используя обычное зрение, он сверился с внутришлемным дисплеем и подождал, глядя, как докачиваются последние проценты передачи. Когда загрузка файла завершилась, Каррас мысленным импульсом вызвал его, и шлем спроецировал мерцающее зелёным изображение схемы корабля прямо на сетчатку левого глаза.
Остальные, он знал, видят то же самое.
— Согласно этим планам, — сказал он, — недалеко от второго перекрёстка позади нас у стены есть лестница. Мы возвращаемся к ней. Коридор выше этого приведёт нас к переходу.
— Если она ещё там, — сказал Соларион. — Орки могли её убрать.
— И возвращение будет стоить нам времени, — пробурчал Восс.
— Меньше времени, чем уйдёт на схватку, — возразил Раут. Его неприятный скрипучий голос из-за небольшого искажения комлинком стал ещё неприятнее. — Для этого боя будет и время, и место, но не сейчас.
— Смотрящий прав, — неохотно сказал Зид. Редко когда они с Раутом сходились во мнениях.
— Я тебе уже говорил, — предупредил Раут, — не называй меня так.
— Прав он или нет, — сказал Каррас, — тут не голосование. Я сказал. Выдвигаемся.

Мост над ямой-кормушкой Каррас переходил последним. Здесь, наверху, сумрак был плотным, и орки пока ничего не заметили, хотя было несколько моментов, когда казалось, старое железо вот-вот готово обрушиться, особенно под огромным весом Восса, тащившего тяжёлый огнемёт, взрывчатку и заплечный бак с прометием.
Имперский Кулак со своим снаряжением весил столько, что Каррас решил послать его первым. Восс перебрался на ту сторону, и не иначе как благодаря чуду орки внизу не обратили внимания на дождь коричневых хлопьев ржавчины, сыплющихся сверху.
«Хорошо ещё, что мы не прихватили с собой старого Хирона», — подумал Каррас.
ТерминаторДата: Суббота, 20.04.2013, 21:05 | Сообщение # 73



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Шестой член «Когтя» не смог бы даже выбраться из трофейного отсека. Коридоры на этом корабле были слишком узкими для столь могучего космодесантника. Поэтому Сигма приказал грозному дредноуту, некогда принадлежавшему к ордену Плакальщиков, а теперь навечно зачисленному в «Коготь», остаться на корабле Редторн, «Святой Неварре». Что вызвало несколько напряжённых моментов. Хирон отличался отвратительным характером.

Сантиметр за сантиметром Каррас продвигался по скрипящей металлической решётке. Болтер надёжно пристёгнут к магнитным креплениям на правом набедренном щитке, психосиловой меч покоится в ножнах на левом, через массивное плечо перекинут ремень криоконтейнера, взять с собой который заставил его Сигма. Каррас проклинал эту обузу, но бросить не мог. Контейнер прибавил ещё двадцать килограммов к его и так уже серьёзному весу, но он был критически важен для выполнения задания. Так что выбора у Карраса не было.
Далеко впереди, на другом конце трапа он увидел Раута, как всегда наблюдающего за ним. О чём Экзорцист думал, Каррас не имел ни малейшего представления. У него так и не получилось прочитать скрытного Астартес. У Раута совершенно отсутствовал отпечаток в варпе. Он просто не оставлял там следов. Даже его доспех, даже его болтер, ради Трона, отдавался в варпе больше, чем он сам. И причины этой аномалии Раут совершенно не желал обсуждать.
Они недолюбливали друг друга, Каррас знал и со своей стороны жалел об этом. Время от времени он пытался как-то сблизиться, но по каким-то причинам каждый раз встречал отпор. Экзорцист был неприступым, отдалённым, глухим, и, похоже, это его устраивало.
Каррас сделал ещё шаг, криоконтейнер неожиданно мотнуло вперёд, центр тяжести сместился, угрожая нарушить равновесие. Каррас быстро выровнялся, но из-за резкого движения мостки скрипнули, от них отвалился ржавый кусок металла и, вертясь, полетел вниз.
Каррас замер, молясь, чтобы орки ничего не заметили. Однако, один орк всё же обратил внимание.

Он стоял на краю ямы и натыкал толстого сквига на палку, когда кусок металла ударил его по голове. Орк тут же бросил своё занятие и принялся вглядываться в полумрак наверху, подозрительно щурясь на неосвещённые закутки высокого потолка.
Каррас уставился на него в ответ, пытаясь силой воли заставить того отвернуться. Однако, читать чужое сознание и управлять им — две совершенно разные вещи. Последнее было за пределами его возможностей. В конце концов, орку пришлось бросить разглядывания, но не благодаря воле Карраса. Виной тому стал характер самих зеленокожих.
Другие орки вокруг, желающие поесть, нетерпеливо принялись выдёргивать у него из рук палку. Одному из них это удалось, и глазеющий орк неожиданно обнаружил, что его лишили обеда. Он тут же впал в неистовую ярость, набросившись на того, кто утянул его палку, и на всех, кто оказался рядом. В этот момент задние ряды попёрли вперёд, и орк полетел в яму со сквигами.
Каррас видел, как сквиги набросились на злополучного орка, глубоко впиваясь в него длинными клыками и вырывая огромные кровавые куски. Пищевая цепь перевернулась с ног на голову. Орки вокруг ямы загоготали, веселясь и лупя своего погибающего собрата палками.
Каррас не стал смотреть дальше. Он осторожно продолжил путь, проклиная чёрный контейнер, теперь уже накрепко прижатый к боку рукой. Каррас присоединился к отряду, ожидающему у входа в туннель на дальнем конце моста, и они двинулись дальше, уходя всё глубже в лабиринты корабля. Соларион с Зидом шли в голове. Восс посередине. Раут и Каррас замыкали.
— Им не помешало бы заняться тут ремонтом, чёрт побери! — иронически проворчал Каррас.
Экзорцист промолчал.

Сравнивая на ходу то, что видел, с планами «Пегаса», переданными Сигмой, Каррас довольно скоро выяснил, что орки мало что переделали во внутренних частях корабля, если не считать грубо намалёванных на стенах иероглифов, наложенных где попало куч экскрементов и оставленных прямо на месте гибели гниющих трупов, что в целом сделало корабль непригодным для обитания кого-либо, кроме их собственного презренного рода. Массы колыхающейся плесени разрастались от разбитых водопроводных труб. Изношенная электропроводка искрила и шипела на каждого проходящего мимо. И столько вокруг было разбросано костей, что некоторые места были очень похожи на братские могилы.
ТерминаторДата: Суббота, 20.04.2013, 21:05 | Сообщение # 74



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


По мере продвижения в глубины корабля члены Караула Смерти уничтожили нескольких орков, точнее убивал их Соларион. По большей части это были гретчины, отправленные с каким-нибудь хозяйским поручением. Ультрадесантник бесшумно расправлялся с ними прямо на месте и запихивал маленькие тела под трубы или в тёмные ниши. Лишь дважды отряд встретил группы орков-воинов, и оба раза зеленокожих издалека выдавала громкая хрюкающая болтовня. Каррас видел, что и Воссу, и Зиду не терпится сцепиться с орками, но незаметность по-прежнему оставалась первоочередной задачей. Поэтому он, Раут и Соларион, используя мощные заряды «адского пламени», уничтожали врага тихими смертельными выстрелами бесшумных болтеров.
— Дошёл до точки «Адриус», — вскоре доложил ушедший вперёд Соларион. — Ксеносы не обнаружены.
— Отлично, входим и закрепляемся, — приказал Каррас. — Проверить углы и входы.
Отряд поспешил вперёд, выскочив из черноты коридора на нижний этаж уходящей на пару сотен метров вверх квадратной шахты. Металлические стены на всем её протяжении были покрыты застарелыми пятнами ржавчины и разнообразными потёками. Толстые трубы пересекали стены под всевозможными углами, многие из них травили пар или роняли ледяные капли охлаждающей жидкости. Сломанные лестницы и ржавеющие мостки, расположенные через равные промежутки, вели в зияющие дверные проёмы. По центру левой стены почти до самого верха шла открытая шахта подъёмника.

Именно здесь «Когтю» предстояло разделиться. Из этого помещения они могли попасть на любой уровень корабля. Восс и Зид отправятся по металлической лестнице вниз, остальные двинутся вверх.
— Удачи с лифтом, — кивнул в сторону клетки подъёмника Восс. Подъёмник был явно орочьей работы: мешанина металлических деталей, кое-как скреплённых воедино. Стальной пол, покрытый пятнами крови, раздвижная решётчатая дверь и здоровенный рубильник, который нужно толкнуть, чтобы подняться наверх, или потянуть на себя, чтобы спуститься вниз.
Куда делся штатный подъёмник, сказать было невозможно. Никаких следов от него не осталось.
Глядя на подъёмник и сравнивая его с планами, Каррас нахмурился.
— Нам придётся подняться на нём до самого верха, — сказал он Рауту и Солариону. Он указал на далёкий потолок: — Нам нужно на ту площадку на самом верху. Оттуда мы доберёмся до коридора, ведущего на мостик. Призрак, Омни, у вас своя цель, — он глянул на хроно, отсчитывающий время задания в углу визора. — Сорок три минуты, — сказал он. — Избегайте стычек, насколько возможно. И будьте на связи.
— Понял, Грамотей, — ответил Восс.
Каррас нахмурился. Он чувствовал в Имперском Кулаке жажду боя. Она поселилась в нём с того самого момента, как они вступили на борт этой уродливой машины. Как и большинство Имперских Кулаков, если Восс вступал в бой, он обычно не выходил из него до тех пор, пока был жив враг. Он мог быть упрямым до идиотизма, но его многогранные таланты окупали всё. Вооружение, техника, взрывное дело… Восс мог всё. (Omni — лат. «всё». Прим. пер.) — Призрак, — сказал Каррас, — сделай так, чтобы он вернулся сюда вовремя.
— Даже если мне придётся его вырубить и притащить на себе, — ответил Зид.
— Можешь попробовать, — фыркнул Восс, скалясь внутри шлема. Он и Гвардеец Ворона нашли общий язык сразу же, ещё при первой встрече. Временами Каррас завидовал им.
— Идите, — сказал он, и они пошли, спускаясь по правому лестничному пролёту, решётка под ногами Карраса сотрясалась от их шагов.

— И их осталось трое, — сказал Соларион.
— С благословением Императора, — ответил Каррас, — нас хватит и столько.
Он подошёл к подъёмнику, сдвинул в сторону решётку двери и вошёл. Когда остальные присоединились, добавил: — Если кто-то из вас знает молитвы механикусов, сейчас самое время. Раут, поднимай нас.
Экзорцист перевёл рубильник вперёд, и тот издал резкий металический скрежет. В вышине над ними начала проворачиваться лебёдка. Сначала медленно, потом всё набирая скорость, мимо них понеслись вниз этажи. Мелькали трубы и лестничные клетки, затем мимо просвистел противовес. Пол клетки скрипел и стонал под ногами, унося космодесантников всё выше и выше. Трос и агрегат наверху начали издавать какие-то тревожные звуки, но подъём оказался недолгим, продлившись едва ли минуту, за что Каррас не преминул поблагодарить Императора.
ТерминаторДата: Суббота, 20.04.2013, 21:06 | Сообщение # 75



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Когда они были уже почти на самом верху шахты, Раут слегка отвёл рубильник назад, и подъёмник замедлил скорость, издав тот же самый жалобный скрежет, что и в начале подъёма.
Каррас услышал, как Соларион ругнулся.
— В чём дело, брат? — спросил он.
— Нам повезёт, если весь чёртов корабль уже не знает, что мы здесь, — сплюнул Ультрадесантник. — Проклятый кусок орочьего хлама.
Подъёмник со скрежетом остановился у верхней площадки, и Соларион едва не сорвал решётку с креплений, отодвигая дверь в сторону. Выходя, он без раздумий снова занял место ведущего.

Шаткая стальная платформа расходилась в двух направлениях. Налево она вела к трём тускло освещённым коридорам. Направо — к крутой металлической лестнице, находящейся в крайне запущенном состоянии.
Каррас сверился с планом.
— А теперь плохая новость, — сказал он.
Остальные мрачно взглянули на лестницу.
— Она не выдержит, — сказал Раут. — Только не всех вместе.
Некоторые железные ступени ржавчина съела полностью, оставив провалы до метра шириной. Другие, прогнутые и искорёженные, были почти сорваны с болтов, словно что-то тяжёлое рухнуло на них сверху.
— Значит мы рассредоточимся, — ответил Каррас. — Держитесь ближе к стене. На каждую ступеньку давить как можно легче. Времени на раздумья у нас нет.
Они двинулись: Соларион впереди, Каррас в середине, Раут замыкающим. Каррас следил за впереди идущим внимательно, в точности запоминая куда тот ступал. Ультрадесантник двигался с уверенностью и плавностью, сравниться с которыми могли немногие. Если бы он оставлял чуть больший отпечаток в варпе, чем сейчас, Каррас бы даже заподозрил у него нечто вроде экстрасенсорного восприятия, но на самом деле тут сказывалась превосходная подготовка, полученная от мастера-скаута Телиона.

На середине лестницы, однако, Соларион внезапно вскинул руку и прошипел: — Тихо!
Раут с Каррасом застыли на месте. Лестница под ними тихо скрипнула.
— Ксеносы, прямо впереди. Двадцать метров. Три здоровых.
Ни Каррас, ни Раут их не видели: мешал крутой подъём.
— Можешь с ними справиться? — спросил Каррас.
— Только не в одиночку, — ответил Соларион. — Один стоит в дверном проёме. Я не могу в него прицелится. Два варианта: если он бросится в бой — отлично. Но он может поднять тревогу, как только я уберу этих. Лучше мы втроём положим их разом, если считаете, что сможете подняться сюда тихо.
Вызов в словах Солариона, не говоря уж об интонации его голоса, трудно было не заметить. Каррас поднял ногу и осторожно наступил на следующую ступень. Медленно перенёс на неё свой вес. Раздался резкий скрежет.
— Я сказал — тихо! — прошипел Соларион.
— Я слышал, чёрт возьми! — огрызнулся Каррас. Про себя он проклял висящий на плече криоконтейнер. Его вес и постоянно смещающийся центр тяжести сбивали равновесие, как на мосту над ямой со сквигами, но что он мог поделать?
— Раут, — сказал он, — пройди вперёд. Не касайся этой ступени. Встань слева от Солариона. Попробуй взять на мушку орка в дверях. Соларион, откроешь огонь по сигналу Раута. Тебе придётся разбираться с двумя другими самому.
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Герои космодесанта (Сборник Рассказов)
Страница 5 из 8«12345678»
Поиск: