Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 8«123478»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Герои космодесанта (Сборник Рассказов)
Герои космодесанта
ТерминаторДата: Четверг, 18.04.2013, 21:11 | Сообщение # 16



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


В первый день состязаний Свежерожденный выиграл две дуэли: в первой он проломил череп пистольеру из числа корсаров Каарьи Саломбара, прежде чем тот успел выстрелить, а во второй в схватке одолел избранного племени локсатлей из выводка Ксанеанта. Последняя битва длилась почти час, и даже истощив весь свой игольчатый боеприпас, локсатль не смог убить противника.
В Мальстриме, насыщенном энергией варпа, способности к регенерации в дьявольском порождении Халан-Гола возросли, и каждая рана Свежерожденного хоть и причиняла ему мучительную боль, но заживала всего через несколько мгновений. Оставшись без сил и оружия, локсатль был вынужден броситься на Свежерожденного и попытаться пробить его броню источающими яд когтями, но даже его проворство не могло соперничать с выносливостью противника. И вот, наконец, шипящий, задыхающийся ксенос был повержен, и Свежерожденный свернул обессилевшему врагу шею, а затем оторвал голову.
По мере того, как продолжались бои и убийства, отряды, лишившиеся своих чемпионов, начали объединяться во все более крупные группировки под знаменами наиболее сильных командиров. Кадарас Грендель сражался, как всегда, с жестокой, не знающей пощады яростью и выиграл несколько дуэлей для Улувента; Хонсю видел, что Ваанесу все труднее и труднее сдерживать злость в ответ на такое вероломство. Чтобы несколько разрядить обстановку, Хонсю отправил бывшего Ворона на арену вместо Свежерожденного, дав тому время залечить раны, и Ваанес с радостью прикончил одного за другим избранных трех отрядов, тем самым еще пополнив растущую армию Хонсю.
Сам Хонсю выходил на арену дважды: один раз, чтобы убить предводителя пиратов, вооруженного двумя кривыми саблями, острыми, как бритвы; во второй дуэли его противником был воин из расы крутов, его оружием был боевой посох с двумя лезвиями, с которым он управлялся со сверхъестественной скоростью и четкостью.
Четвертый день бойни завершился поединком Свежерожденного и гигантского огра, которого Свежерожденный задушил его собственным энергетическим кнутом и, тем самым, пополнил армию Хонсю сотней этих звероподобных чудовищ.
В итоге остались армии только трех чемпионов.
Кровожадные собиратели черепов Паштока Улувента, танцоры-мечники Ноты Этассай и Железные Воины Хонсю.
С учетом побед, которые одержали его чемпионы и он сам, войско Хонсю стремительно увеличивалось в размерах и теперь состояло приблизительно из пяти тысяч солдат. Под его командованием оказалось множество бронетехники, самые разнообразные ксеносы и банды пиратов. В общей сложности под его знамя перешло семнадцать отрядов — по всем оценкам внушительная сила, способная нанести серьезный урон его врагам.
Пашток Улувент собрал армию примерно в шесть тысяч воинов, а утонченное и смертоносное мастерство Ноты Этассай заработало ему пять тысяч. Каждое из этих войск было достаточно сильным, чтобы отвоевать себе изрядный кусок территории Империума и учинить на нем резню, какой еще не знала история.
Но Жатва Черепов еще не закончилась: правила, установленные Тираном, гласили, что в конце нее должен остаться только один чемпион.
С наступлением темноты три противника вышли на арену, облачившись в доспехи и выбрав оружие сообразно своим вкусам. Искусственная рука Хонсю блестела в свете факелов, зажженных по периметру арены, а позади них толпы воинов ревели, криками выражая поддержку своим командирам.
Все трое прошли в центр арены и встали друг против друга. Хонсю воспользовался возможностью изучить противников, понимая, что останется в живых, только если будет знать их лучше, чем они знают сами себя.
Нота Этассай был облачен в облегающий костюм из мягкой черной кожи, поверх которого были пристегнуты элементы гибкого доспеха, прикрывавшие наиболее уязвимые места. Андрогин грациозно скользнул на арену, и прежде чем началась битва, порадовал зрителей акробатическим ритуалом, в котором прыжки и перевороты сопровождались вращением двух мечей, темных, как бархатная ночь. Лицо его было скрыто кожаной маской с металлическими заклепками и застежками-молниями, похожими на шрамы, а на месте глаз были сферы из дымчатого стекла, светившиеся иронией и весельем, как будто их владелец пришел на встречу друзей, а не на смертельный поединок.
Пашток Улувент воткнул свой меч в пропитавшийся кровью песок арены и взревел, сотрясая небеса кличем, полным первобытной, не выразимой словами ярости. С его доспехов капала жертвенная кровь, и похожая на обнаженную мускулатуру броня, казалось, вздымалась и пульсировала в такт биению его сердца. Глаза его, подобные озерам крови, тускло светились. Он поднял кинжал, приставил зазубренное лезвие к шее и нанес себе глубокую рану. Как только из пореза потекла кровь, чемпион воинственного бога отбросил кинжал в сторону. Хонсю прищурился:
ТерминаторДата: Четверг, 18.04.2013, 21:12 | Сообщение # 17



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Уже сдаешься, Улувент?
— Если я не успею убить тебя, прежде чем истеку кровью, то я не достоин победы, и смерть моя будет угодна Трону Черепов, — ответил тот.
— Не жди, что я совершу что-то подобное, — предупредил Хонсю.
— Я и не жду. Ты — дворняжка, выродок, порожденный смешением генов в тяжелые времена. Ты — существо без чести, которому лучше было бы никогда не появляться на свет.
Хонсю сдержал злость, но Улувент на этом не остановился:
— Один из твоих чемпионов уже поклялся мне в верности, но если ты подчинишься мне, твоя смерть будет быстрой.
— Я никому не подчиняюсь, — предупредил Хонсю противника.
Нота Этассай рассмеялся: это был высокий, мелодичный смех, полный искреннего веселья.
— А я, напротив, прекрасно умею подчиняться, хотя во всех сношениях предпочитаю быть сверху.
— Вы мне оба отвратительны, — прорычал Улувент. — Сражаться с вами — оскорбление моей чести.
Взревел боевой горн титана, и подбадривающие крики зрителей немедленно смолкли. Тиран Бадаба поднялся с трона, чтобы обратиться к стоящим на арене чемпионам; Хамадрия обвилась вокруг его бедра, как какая-то мерзкая пиявка.
— Жатва Черепов закончится этой ночью! — объявил Гурон Черное Сердце, и голос его разнесся над всей ареной до самых склонов гор. — Только один чемпион будет признан победителем, а его противники будут повергнуты на песок этой арены. Сражайтесь достойно, и вам выпадет честь принести страх и смерть тем, кто предал наше доверие.
Тиран Бадаба встретился взглядом с каждым из трех чемпионов, затем поднял руку, увенчанную когтистой перчаткой.
— А теперь сражайтесь!
Хонсю отпрыгнул назад, увернувшись от топора Улувента, одним ударом намеревавшегося отрубить ему голову, затем отклонился в сторону, уходя от черного меча Этассай, быстрым выпадом доставшего его наплечник. Темное лезвие топора Хонсю описало широкую дугу, заставляя противников отступить, и бой постепенно начал перемещаться от центра арены.
Этассай легко ушел от атаки, мечи его непрестанно вращались, а кожаная маска скрывала все эмоции; Улувент же покрепче перехватил меч, настороженно следя за всеми движениями противников. Хонсю знал, что из двоих его врагов Улувент сильнее, но Этассай двигался с не знающей пощады скоростью, к тому же неизвестно было, что за сила таится в его черных клинках.
Топор Хонсю алкал крови, его ненасытная жажда причинять боль дрожью отзывалась в древке оружия и в руках его владельца — по крайней мере, в одной из них. Энергия, заключенная в серебристом протезе, который он забрал у сержанта Ультрамаринов, была абсолютно чужда существу, заточенному в топоре.
На этом этапе поединка соперники обычно оценивали друг друга, пытаясь выявить признаки слабости или страха, которые можно будет обратить в свою пользу. Хонсю понимал, что ни слабости, ни страха в своих нынешних врагах не найдет: их закалили годы войны и вера в своих богов.
Улувент всеми фибрами души будет стремиться убивать во имя Кровавого Бога; Этассай постарается извлечь из этой дуэли все возможные ощущения. Победа для него будет на втором месте, главное же — испытать запредельные неистовство, боль и удовольствие. Хонсю же не интересовали ни радость битвы, ни почет, уготованный тому, кто убьет своего противника. Все это предприятие было всего лишь средством для достижения его цели. Для него не имели значения ни пиратские планы Тирана, ни возможность заслужить милость древних богов варпа.
Этассай первым пошел в атаку, одним прыжком приблизившись к Улувенту, и его темные мечи затянули песню, предназначенную для чемпиона в красных доспехах. Улувент стремительным движением парировал атаку и резко развернулся, нацеливая рубящий удар в спину Этассай. Но избранный Темного Принца не стоял на месте и, взметнувшись вверх, сделал сальто назад, перелетев через клинок.
Замахнувшись топором, Хонсю бросился на Этассай, но воин нырнул под удар и, опираясь рукой о землю, выбросил тело вперед, сбивая врага с ног. Увидев, что Хонсю упал, Улувент рванулся вперед, занося над ним окровавленный меч, но Железный Воин откатился в сторону, и острие клинка воткнулось в песок. Сапог Этассай с грохотом врезался в шлем Улувента, и разъяренный чемпион Кровавого Бога отшатнулся назад, не успев высвободить меч.
ТерминаторДата: Четверг, 18.04.2013, 21:12 | Сообщение # 18



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Хонсю вскочил на ноги и немедленно был вынужден перейти в оборону: Этассай резко развернулся, забыв про Улувента, и обрушил на него череду молниеносных ударов меча. Избранный Темного Принца двигался невероятно быстро, и все силы Хонсю уходили лишь на то, чтобы не дать разрезать себя на лоскуты. Доспех его уже покрылся бесчисленными вмятинами и царапинами, и он понял, что Этассай просто играет с ним, стараясь продлить поединок и в полной мере насладиться ощущением собственного превосходства.
Хонсю почувствовал, что его охватывает злость и раздражение, но сдержался, зная, что Этассай не оставит безнаказанной даже малейшую ошибку. Вместо этого он сконцентрировался на том, как обратить надменность противника против него самого. Этассай верил, что он сильнее, и в этом-то и будет его самое уязвимое место.
Краем глаза Хонсю заметил, что Улувент кружит вокруг них, выжидая, когда появится шанс забрать свой меч, при этом проявляя выдержку, несвойственную воинам Кровавого Бога. Хонсю старался держаться поближе к брошенному оружию и не дать Улувенту сократить дистанцию. С одним противником он еще справится, но с двумя? Вряд ли.
В конце концов Этассай, которому надоело драться только с Хонсю, предложил:
— Пусть он заберет свой меч, без его припадков бешенства становится скучно.
Вместо ответа Хонсю повернулся к клинку, погруженному в песок, и расколол его своим демоническим топором. Меч Улувента разлетелся на тысячи осколков, и даже маска не смогла скрыть капризного недовольства, охватившего при этом Этассай.
Андрогин бросился вперед, но Хонсю ждал этой атаки и был к ней готов. Со всей силы он ударил противника в грудь древком топора, и чемпион, издав придушенный вскрик, бездыханным рухнул на землю.
Сзади послышалось движение — то Улувент сделал свой ход: он наступил всем весом на грудь Этассай, послышался хруст костей. Затем Улувент бросился на Хонсю, врезавшись в него с разбегу, и они оба тяжело повалились на землю. Хонсю упустил топор из рук, а латные перчатки Улувента уже сомкнулись вокруг его горла. Оба воина катались по пропитанному кровью песку, осыпая друг друга ударами крепких как сталь кулаков.
— Пришло время умирать! — презрительно бросил Улувент Хонсю в лицо.
Железный Воин изо всех сил ударил коленом в живот Улувента, но хватка гиганта не ослабевала. Хонсю ударил еще раз, и еще, пока, наконец, не почувствовал, что удушающее кольцо вокруг горла разжимается. Ему удалось высвободить одну руку, и ребром ладони он ударил по череполикому шлему Улувента. Орочья кость раскололась, под ней обнажилась открытая рана на шее, и кровь брызнула на шлем Хонсю.
Он ударил по ране кулаком, затем запустил пальцы в шею Улувента, стараясь шире раскрыть порез. Противник взревел от боли и скатился с Хонсю, затем неуверенно поднялся на ноги и, шатаясь, побрел в сторону своего отряда за новым оружием, ладонью зажимая раненую шею.
Поднявшись, Хонсю обнаружил, что тоже нетвердо держится на ногах. Устремляясь вслед за Улувентом, он подобрал свой топор, лежавший неподалеку от стонущего Этассай. На избранника Темного Принца внимания можно было не обращать: он был повержен и, вероятнее всего, уже наслаждался экстазом агонии, обжигавшим все нервные окончания.
С новыми силами Хонсю шел за Улувентом. Воин сорвал с головы разбитый шлем, под которым обнаружилось покрытое шрамами и обожженное лицо. Из широкой раны на шее толчками текла кровь, но боль, казалось, только придала Улувенту решимости, и он рявкнул, требуя новый клинок.
Несмотря на опасную рану, Улувент все еще был серьезным противником, и, получи он новое оружие на смену потерянному, Хонсю придется туго.
Кадарас Грендель протянул Улувенту меч с широким клинком, и Хонсю задержал дыхание…
Пашток Улувент протянул руку, чтобы взять оружие, но в самый последний момент Грендель перехватил меч и вогнал лезвие в грудь чемпиону. Острие клинка пробило броню на спине Улувента, и Грендель еще и провернул лезвие, заставляя могучего воина пошатнуться.
Улувент зарычал от боли, бросился в сторону от Гренделя, вырывая меч у того из рук, а затем рухнул на колени. Хонсю не дал ему времени опомниться от боли и шока и с размаху опустил топор на плечо воина. Темное лезвие вдребезги разбило наплечник и рассекло чемпиона Кхорна от ключицы до пояса.
Пораженная тишина повисла над ареной: никто не ожидал, что Пашток Улувент будет побежден. Когда жаркий огонь в глазах Улувента уже стал гаснуть, Грендель сделал шаг вперед из рядов воинов Кровавого Бога и встал рядом с Хонсю.
ТерминаторДата: Четверг, 18.04.2013, 21:12 | Сообщение # 19



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Извини, — сказал Грендель, улыбаясь. — Я знаю, что Хонсю нечистокровный ублюдок, и битва под твоим знаменем была бы более кровавой, но, идя в бой с ним, я, по крайней мере, выживу.
Улувент обратил на Хонсю взгляд, затуманенный болью и ненавистью:
— Дай… мне… клинок.
Как бы ему ни хотелось отказать врагу в подобной просьбе, Хонсю понимал, что должен исполнить пожелание чемпиона, если хочет, чтобы в воинах, выигранных у Улувента, была хоть капля верности.
— Дай ему меч, — приказал он.
Грендель кивнул и вытащил клинок из груди поверженного чемпиона, вызвав фонтан пенящейся крови. Он протянул оружие Улувенту, и тот обхватил эфес меча слабеющей рукой.
— И… мой череп, — выдохнул Улувент из последних сил. — Тебе придется… его… забрать.
— С превеликим удовольствием, — ответил Хонсю, поднял топор и исполнил последнюю просьбу Улувента.
Как только голова Паштока Улувента оказалась на пике у трона Черного Сердца, Жатва Черепов подошла к концу. Сотни воинов погибли на песке арены, но эти смерти мало что значили в масштабе грядущих событий и могли только служить пищей для самомнения Тирана и развлечением для Темных Богов варпа.
Перед отбытием с Нового Бадаба в распоряжении Хонсю было почти семнадцать тысяч воинов, принесших ему кровную клятву верности. Отряды, собранные Улувентом, также украсили свои знамена его символом Железного Черепа.
Нота Этассай выжил и по собственной воле поклялся Хонсю в верности, перед этим поблагодарив его за возможность испытать непередаваемые ощущения от обломков костей, протыкающих легкие.
Гурон Черное Сердце сдержал свое слово: победитель в Жатве Черепов действительно многое приобрел благодаря его покровительству. Покидая орбиту, «Поколение войны» вел за собой целую флотилию самых разных кораблей: это были дары Бадабского Тирана, сделанные им ради скорейшего нанесения удара по силам Империума. Вдобавок к этим кораблям, флагман Хонсю теперь окружали корабли побежденных чемпионов, и все вместе они составляли разношерстный, но сильный флот корсаров и ренегатов.
В нем были и повидавшие множество боев военные корабли, и неповоротливые грузовозы, и планетарные канонерки, и оснащенные варп-двигателями следящие станции, и захваченные крейсеры. Во главе флотилии шел «Поколение войны», и тщательно выверенный курс его лежал через Мальстрим, прочь от владений Гурона Черное Сердце.
Флотилия была готова к переходу, и тошнотворно-желтый диск Нового Бадаба скрылся в пылевых облаках и потоке грязной энергии Имматериума, вырвавшегося из разрыва в ткани пространства. Хонсю вспомнились слова, сказанные Тираном в их последнюю встречу.
Черное Сердце указал темным когтем на Ваанеса, Гренделя и Свежерожденного, уже поднимавшихся на борт потрепанной «Грозовой Птицы»:
— Как только в них больше не будет нужды, убей их, — сказал Тиран. — Иначе они в конце концов предадут тебя.
— Они не посмеют, — возразил Хонсю, но семена сомнения уже были посеяны.
— Запомни вот что, — ответил Гурон Черное Сердце.- Сильные становятся сильнее в одиночестве.
ТерминаторДата: Пятница, 19.04.2013, 20:57 | Сообщение # 20



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Крис Роберсон Бросок сквозь строй
Восходящее солнце только что появилось над горными вершинами, едва различимыми на восточном горизонте, пухлое и красное, как перезрелый фрукт. Утренние лучи упали на солончаковые равнины, каждый камень и выступ отбросили длинные тени, протянувшиеся через пересохшие останки дна древнего моря, испарившегося гораздо раньше, чем предки человека на Терре впервые слезли с деревьев. В этом мертвом и сухом месте не было жизни, лишь двигались песчаные вихри, поднятые горячими ветрами, дувшими с севера на юг и вспять с юга на север. Крошечные недолговечные смерчи паслись на тонком слое песка поверх соляных равнин, ссохшихся до твердости рокрита. Не было слышно ни звука, кроме заунывного свиста ветров.
Но вот с запада примчалось мотоотделение Скаутов, мощные двигатели оглушающе ревели, протекторы толстых шин взрывали сухой грунт, взбивая вверх песок, огромные столбы которого вырастали за их спинами.
Это прибыли Имперские Кулаки.
Моторизованное отделение Скаутов неслось через пустыню на восток в компактном авангардном построении. На острие клина находился Ветеран Сержант Хилтс, на его левом фланге — Скауты Затори и с’Тонан, на правом — Скауты дю Кест и Келсо.
Затори не забывал бросать взгляды назад. На него, как на замыкающего левый фланг, падала задача следить за тылом слева, подобно тому, как Келзо, в качестве замыкающего правый фланг, прикрывал их сзади справа, тогда как с’Тонан и дю Кест контролировали передние подходы, а Хилтс задавал темп и прокладывал курс.
Они ехали всю ночь, делая зигзаги с севера на восток и с юга на восток, но, хотя им еще только предстояло обнажить клинки, а стволы сдвоенных болтеров их мотоциклов были мертвыми и холодными, их поездка не была праздной прогулкой. На их текущую миссию делались высокие ставки — на кону стояли жизни всех людей Туниса. Если им не удастся обнаружить вражеские войска — вражеские войска очень специфического рода — то они не выполнят свой долг, и цену заплатят миллионы. Но уже занималось утро, а они все еще не нашли никакого признака противника.
До настоящего момента.
“Сержант, — сообщил Затори по общему каналу вокса, чтобы слышало все отделение, — мы взяли след”.
Затори сконцентрировался, задействуя улучшенное зрение Астартес, чтобы вглядеться дальше, чем неаугментированный человек мог даже вообразить себе возможным.
“Это зеленокожие, — добавил он в подтверждение. — И они нас заметили”.
“Принято”, — ответил по воксу Ветеран Сержант Хилтс, поддавая газу и набирая скорость. Он махнул вперед своим увесистым силовым кулаком: “Отделение, увеличить темп. Гонка началась”.

Прошли лишь недели с того момента, как космический халк с орками, выплюнутый из случайного разрыва самой ткани пространства, неожиданно появился на орбите планеты Тунис. Обитавшие внизу люди вряд ли замечали его присутствие над головой, пока с небес не начали падать бесчисленные спускаемые аппараты, извергавшие из себя как воинов, так и боевые машины.
Первые стычки человеческого населения и орков-захватчиков были жестокими и короткими. Самые восточные поселения, опоясывавшие западную границу соляных равнин, были снесены до основания орками на байках, багги и боевых платформах — бандами зеленокожих с наркотической тягой к движению и убийству, колесившими ради совершения налетов, в то время как основные силы орков окопались где-то в бесчисленных пещерах и подземных проходах, спрятанных под восточными горами. Космодесантники знали, что где-то под этими пиками у орков была скрытая база, и если Кулакам не удастся ее найти, то у них мало шансов предотвратить полномасштабное вторжение. То, что основная масса орков-захватчиков завершит работу над осадными машинами и дружно навалится на человеческие поселения, было только вопросом времени, но до этого момента орочьи налетчики будут искать развлечений и приключений везде, где только смогут.

Фонат оборотов нигде не стоит, вообще не спит, никогда не тупит. Для него существует лишь движение.
ТерминаторДата: Пятница, 19.04.2013, 20:58 | Сообщение # 21



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Ротгрим Скаб знал это лучше, чем кто-либо. С того момента, как спускалки коснулись поверхности этого мира, он и его команда были на ходу. В обязанности Ротгрима, как Ноба боевой шайки фонатов оборотов клана Злых Солнцев, входило распалить байк-боев и поставить их на колеса, выбрать точку на горизонте и выдвинуться к ней, а потом убить каждое живое существо, попавшееся им на пути.
Он несся во главе стаи, мощные ноги обвивали кожух форсированного двигателя боевого байка, чей хриплый рев был единственным звуком в его ушах, вывернутые ноздри забивали выхлоп и пыль. Позади тянулись сверхмощные грузовики и боевые платформы, байки и багги — в целом более чем дюжина машин. Байк-бои клана Злых Солнцев были разряжены в кожу, цепи и доспехи, на ногах — массивные башмаки со стальными мысками, во лбах — металлические штифты, вкрученные прямо в кость. На каждом имелось что-нибудь красное: одежда или пятно, краска или брызги крови.
Как главарь боевой шайки, сам Ноб, Ротгрим был выряжен в алое с ног до головы, в одной руке он держал секиру, на его боку висела кобура с дакка-пушкой. Его тачка была выкрашена в цвет крови от радиатора и до земли, как, собственно, и подобало — как гласила старая орочья присказка, красный заставлял вещи двигаться быстрей. На древке, приделанном за его спиной, висело знамя Злых Солнцев — кроваво-красная орочья морда, ухмылявшаяся из сердцевины взрывавшейся звезды.
С той самой минуты, как они приземлились в этом пересохшем, пыльном мире, боевая шайка Ротгрима совершала разбойничьи налеты, не имея терпения дождаться конца приготовлений, производимых в тоннелях и пещерах под восточными горами. Как-только будет брошен клич, вся масса орочьей армии обрушится на людей, забившихся в свои поселения по всей пустыне, и, когда войско выступит, Злые Солнцы будут впереди всех.
Когда раздастся призыв, у всех у них будет полно работы, но до тех пор не было смысла сидеть на пятых точках и просто ждать, когда они смогут вылезти наружу и выступить.
Когда Ротгрим засек пятерых человек, ехавших через пустыню на своих маленьких байках, он решил слегка поразвлечься, перед тем, как убить их. Слишком давно он и его бои не практиковались на движущихся мишенях.

Местным повезло, что корабль Имперских Кулаков вообще оказался в этом районе, знал Скаут Затори. Губернатор планеты Тунис послал сигнал бедствия, как-только первые спускаемые аппараты орков начали сыпаться с неба на дальнюю сторону планеты, и в это время Имперские Кулаки находились неподалеку от системы, возвращаясь с предыдущего задания в Фалангу, крепость-монастырь ордена, в настоящее время стоявшую на якоре в нескольких неделях полета.
Конечно, корабль был фрегатом класса Гладиус, несшим лишь одно отделение Ветеранов Первой Роты, сопровождаемое отрядом Скаутов из Десятой. Но губернатор планеты был не в том положении, чтобы выражать недовольство размером сил, откликнувшихся на его отчаянные призывы о помощи.
Как и все остальные в мотоотделении под командованием Ветерана Сержанта Хилтса, Затори пока еще был не полноценным боевым братом Имперских Кулаков, а лишь новобранцем, лишенным черного панциря, который позволил бы ему носить керамитовую силовую броню полноправного члена Адептус Астартес и управлять ей. Но годы, проведенные им в Фаланге, за время которых его превращали из мальчика в над-человеческого сына Дорна, уже отдалили его от массы обычных людей. Когда десантный отряд покинул капсулы сброса и был принят губернатором планеты, Затори и его товарищи-Скауты возвышались над местными, которые тряслись в их тени, боясь Астартес — что Космодесантников, что Скаутов — почти также, как орков, угрожавших захватить их с востока.
Не считая крепостных Ордена, таких как команда фрегата Гладиус наверху на орбите или тех, кто служил на борту Фаланги, на протяжении нескольких последних лет Затори почти не поддерживал отношений с обычными людьми. Но, глядя на лица губернатора планеты и тех, кто укрылся вместе с ним в опорных пунктах на западе, Затори не мог не вспомнить тот первый раз, когда он сам увидел Космодесантников на поле битвы Иокарэ, на его далекой родной планете Триандр. Они казались легендами его предков, обретшими плоть, огромными воинами-рыцарями, ступившими в мир людей из королевства мифов.
Сейчас, годы спустя, Затори был одним из них, по-крайней мере, в глазах нормальных мужчин и женщин. Хоть еще только и Скаут, он, тем не менее, был благородным сыном Дорна, Имперским Кулаком. Он будет разить с яростью самого Императора. В этом состоял его долг. Этого требовала его честь.
ТерминаторДата: Пятница, 19.04.2013, 20:58 | Сообщение # 22



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Пять Имперских Кулаков с ревом неслись через пустыню, с жесткой дисциплиной поддерживая свое авангардное построение. Зеленокожие быстро приближались, заходя прямо им в спину.
По контрасту с четким строем Кулаков, чьи доспехи и мотоциклы золотисто-желтого и насыщенно-черного цветов сверкали под утренним солнцем, зеленокожие представляли собой разношерстный набор чудовищ, агрегаты которых изрыгали выхлоп и громыхали, как-будто заходясь в бесконечном предсмертном хрипе. Но от этого они не становились медленнее, грохоча позади Кулаков, как быстро приближавшийся штормовой фронт.
Бросив взгляд назад, Скаут Затори подавил нервозность, обнаружив орочий боевой байк, ревевший раздражающе близко от его собственной задней шины. Что мотоцикл, что его седок были красными, цвета свежепролитой артериальной крови, на укрепленном сзади древке бешено билось знамя, отмечавшее ездока как главаря шайки.
Орочий командир размахивал над головой секирой, вопли из широко распахнутой пасти уносило ветром. Затем он выпустил длинный залп из сдвоенных пушек, смонтированных впереди него. Там и тогда Затори бы и погиб, если бы, когда сработали плохо сбалансированные орудия, боевой байк не взбрыкнул и, потеряв управление, не завертелся волчком, посылая выстрелы мимо цели. И даже тогда разрывные снаряды прошли так близко от левого плеча Затори, что Скауту показалось, что он смог ощутить их тепловой след.
Затори посмотрел направо и краем глаза заметил парочку боевых багги, приближавшихся к флангу дю Кеста и Келсо. В задней части каждой двухместной штурмовой машины на оружейной платформе стояли стрелки, и за тот короткий момент, пока взгляд Затори оценивал обстановку, он увидел, как один из орков выпустил пару ракет. Снаряды зарылись в землю всего в каких-то метрах от задней шины Келсо, вверх взвились потоки песка и камней. Затори вернул внимание на дорогу под своими собственными колесами.
Как и остальные Скауты, Затори ждал, когда Ветеран Сержант Хилтс подаст сигнал. Приказы требовали, чтобы после первого контакта с врагом они поддерживали близкое построение, пока сержант не даст команду, и их миссия не перейдет в следующую стадию.
Затори надеялся, что он проживет достаточно долго, чтобы последовать приказу.
“Отделение, — по воксу наконец-то раздался голос Ветерана Сержанта Хилтса, — маневр уклонения альфа”.
“Есть”, — хором с остальными ответил Затори, и затем они, как один, нарушили построение, так что левый фланг отклонился вправо, а правый — влево; их траектории пересекались, как спирали ДНК, пока они ускорялись вперед, оставляя неорганизованных орков в попытках наверстать упущенное.
Теперь Скаутам предстояло сохранять мобильность достаточно долго, чтобы понять, что предпримут в ответ зеленокожие.

Песок набивался в глаза Ротгрима, останки бесчисленных насекомых находили свои могилы между его зубами. Он вертел секирой над головой, подстегивая остальную боевую шайку прибавить скорость.
В нескольких метрах от него паджигалка выпустила поток огня в ближайшего человека; огромные баки с прометием, приделанные к корме багги, питали тяжелые огнеметы, приводимые в действие парой Злых Солнцев. К тому времени, как последние трепещущие языки струи лизнули спину одному из людей-ездоков, пламя почти иссякло и всего-лишь опалило его доспехи, но, по крайней мере, это было хоть какое-то начало.
Ротгрим выпустил еще одну очередь из сдвоенных дакка-пушек на носу своей машины, их неравномерный стук звучал в его ушах, как музыка. Выстрелы прошли мимо человека, на хвосте у которого он сидел, и клубы песка и камней, взлетевшие далеко впереди там, где разрывные заряды в конце-концов попали в землю, послужили Ротгриму слабым утешением.
Боевой байкер по его левую руку безостановочно палил из своей винтовки, создавая огневую поддержку, сбивавшую людей с толку, в то время как Ротгрим и остальные сближали дистанцию. Другой боевой багги сделал несколько выстрелов из мега-бластера, еще с одного запустили из ракетомета пару боеголовок. Как и в случае Ротгрима, ни один из взрывов, больших или маленьких, не достиг большего, чем поднял пыль, но людям, чтобы избежать орочьего обстрела, приходилось увертываться туда и сюда, и это их замедляло.
А затем, казалось, мгновенно, дистанция сократилась до нуля. Вместо того, чтобы просто преследовать людей, команда Ротгрима оказалась среди них. Достаточно близко для рукопашной, для оружия ближнего боя вместо ненадежной стрельбы с расстояния.
Вот сейчас начнется настоящая потеха. Состоящая не в том, чтобы палить по далеким мишеням, надеясь вопреки всему, что что-нибудь да попадет куда-надо. А в том, чтобы в бою сойтись с врагом поближе, пикировать прямо ему на голову, как бомбардировщик, заходящий на цель, скорость против скорости, движение против движения.
ТерминаторДата: Пятница, 19.04.2013, 21:00 | Сообщение # 23



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Огромную пасть Ротгрима искривила злобная ухмылка, обнажились ужасные пожелтевшие зубы, все в мертвых насекомых, подобных солнечным пятнам на желтушной звезде. Это должно будет быть весело.

Скаут Затори не мог не вспомнить слова Риторикуса, кто много столетий назад свел воедино Ритуалы Боя, согласно которым Имперские Кулаки направляли свои действия. По мнению Ордена, Риторикус уступал лишь самому Примарху Рогалу Дорну. Риторикус написал бесчисленное множество трактатов, кодексов и лексиконов, но основополагающей среди них была Книга Пяти Сфер, катехизис меча. В ней, Риторикус особо отмечал важность понимания преимуществ и недостатков каждого вида вооружения из арсенала воина. Он говорил о роли стрелкового и ракетного оружия на открытом поле сражения, огнеметов и мелт в траншейной обороне, тяжелой артиллерии при бомбардировках и оружия взрывного действия для создания заградительного огня. Но более, чем чему-либо, он пел похвалы мечу в ближнем бою.
Очень редко, если вообще когда-либо, боевой брат Ордена Имперских Кулаков отправлялся на поле боя без меча в руке или у бедра, и среди Кулаков не были редкостью те, кто вступал в схватку без всякого оружия, за исключением своего верного клинка. Некоторые, как Капитан Третьей Роты Эшара, даже отправлялись в бой с мечом в каждой руке, испытывая свое мастерство мечников на всех врагах Золотого Трона. Даже Магистр Первой Роты — не говоря уже о том, что он был также Первым Капитаном, Смотрителем Арсенала и Начальником Караула Фаланги — легендарный Капитан Лизандер в ходе своей эпопеи на Малодраксе с помощью одного только меча вычистил с планеты Железных Воинов и возвратил свой громовой молот, Кулак Дорна — шедевр ручной работы, впервые полученный им от умиравшего страшной смертью Капитана Клейтуса более чем за тысячу лет до то того, как Затори появился на свет.
В Книге Пяти Сфер Риторикус писал: “Меч обладает наибольшим преимуществом в ограниченных пространствах, или в рукопашной, или в ближнем бою — в любой ситуации, где ты можешь сблизиться с противником”. И, ниже: “Душу Имперского Кулака можно найти в его мече”. А также: “Когда все шансы против тебя, и надежда на победу призрачна, священный воин с мечом в руке тем не менее может восторжествовать, если его намерения праведны и чисты”.
Так что, когда на него понесся зеленокожий байкер со здоровенной секирой, Затори теснее сомкнул хватку на мече и, держа второй рукой руль своего мотоцикла, повторил про себя Литанию Клинка. Прямо перед тем, как их байки почти что влетели друг в друга, пока орк заносил секиру над непокрытой головой Затори, Скаут прошептал молитву Дорну и Императору, чтобы у него хватило ловкости для выполнения задания.

Взмахом одной руки Ротгрим послал секиру вниз прямо в незащищенную голову человека. Но, прежде, чем лезвие вгрызлось в кожу и череп, тот исхитрился отклонить топор своим мечом; от удара вверх взлетел фонтан искр. Как скрестилось их оружие, так и два их мотоцикла врезались друг в друга так, что затрещали кости. В попытках удержать равновесие, скомпенсировав импульс столкновения, их седоки снова разъехались друг от друга, и теперь каждый готовился к следующему удару.
Скаля зубы, Ротгрим выкрикнул оскорбление человеку, который внезапно отпустил руль. Было бы забавно посмотреть, как он управляет маленьким байком без рук, если бы в следующий момент в одной из них не появилось большое ружье.
Ротгрим вывернул руль вправо как-раз вовремя, чтобы увернуться от хлынувшего из оружия раскаленного урагана, чьей температуры хватило, чтобы сплавить песок на земле в стекло.
Грозно рыча, в глубине души Ротгрим не мог не рассмеяться. Не только человек припрятал кое-чего в рукаве.
Зафиксировав вилку байка коленями, он отпустил руль и затем вытащил из кобуры дакка-пушку.

Затори понимал, что мелта-ружье было, в лучшем случае, временным сдерживающим средством. При любом раскладе, оно годилось лишь для самых близких расстояний: прометий, который оно возбуждало до субмолекулярного состояния, можно было нацелить лишь с точностью несколько метров. Но, вообще говоря, любое стрелковое оружие было трудно использовать на большой скорости, так что для МотоСкаутов замена дальнобойности на огневую мощь считалась очень даже стоящей. Как бы то ни было, Ветеран Сержант Хилтс сказал, чтобы, имея мелта-ружья для дистанционного огня и мечи для ближнего боя, Скауты не сильно рассчитывали на возможность использования своих сдвоенных болтеров. В конце-концов, те предназначались для стрельбы по целям, к которым мотоцикл приближался, а их миссия требовала держать курс от врагов до окончания гонки. Когда — и если — они выполнят задачу, то противников будет полным-полно, но даже в этом случае, если все пройдет по плану, смонтированным на мотоциклах болтерам применения не найдется.
ТерминаторДата: Пятница, 19.04.2013, 21:00 | Сообщение # 24



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Отклонив первый удар зеленокожего, Затори понял, что должен сменить позицию прежде, чем получит следующий, или он вылетит из седла и растянется в пыли. Хотя его и натаскивали работать с клинком любой рукой, его левая все еще была гораздо менее умелой, и, если орк приближался слева сзади, он не мог переложить меч в правую. Если бы Затори пришлось парировать и блокировать через корпус, его защитные возможности были бы весьма, если не фатально, скромны, а наступательный потенциал фактически свелся бы к нулю, так что меч в левой руке был единственным вариантом. Та была не слабее правой, просто, как он к своей досаде обнаружил в поединках на борту Фаланги, они имели разную сноровку.
После отражения первого удара орка их мотоциклы столкнулись и затем слегка разъехались по дуге, заленокожий оказался чуть позади байка Затори. Следующая атака, понимал Скаут, придет с этого направления. Поскольку он не был закреплен в седле, шанс, что зеленокожий вышибет его оттуда, был очень высок, и тогда участие Затори в гонке преждевременно закончится.
Следовательно, было необходимо изменить параметры схватки. Или, как писал Риторикус в Книге Пяти Сфер: “В преддверии поражения или в патовой ситуации овладей преимуществом, оценив положение противника и изменив свой подход”.
Так что, пока зеленокожий готовился к следующей атаке, Затори рискнул отпустить руль, вытащил свое мелта-ружье и послал в его направлении заряд перегретого газа. Затем, когда орк отреагировал так, как и предполагалось — достав собственный ствол и вернув выстрел — Затори вбросил мелта-ружье обратно в чехол и вывернул руль резко влево, посылая свой наклонившийся мотоцикл к зеленокожему. Проклиная неточную, но от этого не менее смертоносную стрельбу орка, Затори по ходу своей траектории промчался прямо у зеленокожего за спиной. Когда он пролетал мимо, передняя шина Скаута еле разминулась с задним колесом орка, и, как только они сблизились, Затори ударил мечом поперек его тела.
Когда Скаут, просвистев за спиной орка, почувствовал рывок меча в своей руке, ему на мгновение показалось, что он смог задеть зеленокожего, не успевшего поднять секиру, чтобы парировать удар. Бросив взгляд назад, Затори увидел невредимого орка и начисто срезанное древко, раньше державшее поднятое знамя. Изображенный на нем ухмылявшийся орк теперь бился внизу на перепаханной колесами земле.
В это мгновение взгляд Затори встретился с глазами зеленокожего, и Скаут увидел горевшую в них жажду убийства.

Развлекуха — это одно. Ротгрим не мог осуждать человека за то, что тот пару раз пальнул в него по ходу боя или за то, что он пытался проткнуть Ротгрима своим заостренным клинком. В конце-концов, это было честно. Рано или поздно Ротгрим прикончил бы его, но маленький парень имел право отбиваться. Иначе это была бы уже не потеха.
Но сбить штандарт Злых Солнцев в грязь? Вот это, это уже не лезло ни в какие рамки.
Ротгрим запихнул свою дакка-пушку обратно в кобуру. Для этого человека — никаких больше пуль и снарядов. Конкретно с этим он разберется собственными руками.

Затори возвращался на курс, направляя руль к горам, когда услышал по воксу голос: “Затори, справа!”
В следующее мгновение его подрезал Скаут Келсо, на максимальной скорости пересекший дорогу Затори справа налево, едва избежав при этом столкновения.
“Махнемся?” — спросил Келсо по воксу, пока разворачивался кругом, разбрасывая песок по широкой дуге. Он ткнул большим пальцем в том направлении, откуда приехал — в изрыгавший пламя боевой багги, следовавший за ним по пятам.
Затори глянул через плечо на орочьего байкера, тянувшегося у него в кильватере с кровожадной маской на зеленой морде.
Однако прежде, чем он успел ответить, Келсо уже поддал газу и погнал прямо на орка. “Благодарю, Затори. Я уже начал скучать”.
В следующий момент багги, до этого гнавшийся за Келсо, заревел за спиной Затори, между ним и байкером, внимание огнеметов переключилось на новую мишень. В смертельном танце Скаутов и орков Затори и Келсо, похоже, обменялись партнерами.
Затори до сих пор испытывал затруднения, пытаясь понять поведение Келсо. Все Имперские Кулаки получали определенное удовлетворение от выполнения своего священного долга, но Келсо, казалось, обретал в битве странную маниакальную радость и часто вел себя таким образом, который более желчный Затори совершенно не мог понять. С его точки зрения это, наверное, выглядело не столь нездоровым, как бестактные манеры дю Кеста или казавшаяся бесчувственной сдержанность с’Тонана, но, тем не менее, Затори считал, что радостная импульсивность Келзо в бою плохо сочеталась с мрачными обязанностями Астартес.
ТерминаторДата: Пятница, 19.04.2013, 21:00 | Сообщение # 25



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Раскаленные языки пламени плеснули на керамит доспехов Затори, когда багги развернулся за ним вдогонку, и Скаут прибавил скорость, чтобы не зажариться заживо.

Ротгрим раздраженно взревел, когда между ним и его добычей вкатилась паджигалка. Но потом на него помчался другой человеческий байкер, со счастливой улыбкой на лице размахивавший мечом над головой, и Ноб решил, что этот новый человек надлежащим образом разогреет его аппетит. Если он пока не в состоянии отомстить тому, кто надругался над штандартом Злых Солнцев, то для начала можно окрасить свою секиру кровью другого.
Человек ехал прямо на Ротгрима, и орк не был уверен, пытался ли он взять его на испуг, чтобы посмотреть, кто из них свернет первым, или вызывал на турнир, как конные воины какого-нибудь дикого мира. Это было странным, но казалось, что человек едва ли не смеялся.
Что ж, если его так радовала скорость, то Ротгрим почти мог это понять.
Конечно, через секунду-другую веселиться будет секира Ротгрима, причем у него в черепушке, и после этого человеку станет уже не до смеха.

Чем дальше на восток они продвигались, тем неровнее становилась почва под шинами Затори. Там, где раньше были лишь разбросанные валуны и небольшие выступы, нарушавшие уровень горизонта западных соляных равнин, теперь, по мере того, как они смещались к востоку, росло число больших камней, которые поднимались над солончаками, как верхушки айсбергов, и, в отдельных случаях, почти достигали размером мотоцикла Затори. С такими препятствиями на пути он уже не мог просто поддавать газу и нестись вперед, но был вынужден двигаться зигзагом, чтобы не столкнуться с камнями, достаточно большими, чтобы завершить его маршрут сокрушительной аварией.
К несчастью, преследовавший его боевой багги возвышался на четырех толстых шинах, а форсированному двигателю хватало мощности, чтобы протащить машину над и через меньшие из камней практически без потери импульса. Так что, пока Затори приходилось сбрасывать скорость, кладя строки зигзага туда и сюда, багги на всех парах торил путь вперед, сокращая разрыв между ними.
Прометиевые факелы на корме окатили Затори каскадом пламени, и он стиснул зубы от резкой боли. Он мог чувствовать, как кожа на загривке трескалась и вздувалась волдырями, как обгорал ежик волос на голове. И, хотя он отдавал себе отчет, что из грудного импланта в его кровь уже хлынули клетки Ларрамана, быстро создавая на пострадавших участках рубцовую ткань и останавливая кровотечение, знание этого ничуть не умаляло боли как таковой.
К счастью, на пути от Посвященного через Новообращенного и до Скаута Затори провел достаточно времени в Перчатке Боли и постиг смысл слов Риторикуса: “Боль есть вино сопричастия к героям”. Если он научился выдерживать продолжительные промежутки времени в этой оболочке из электро-волокон, будучи подвешен, казалось, на целую вечность в стальной клетке глубоко внутри Фаланги, медитируя на образе Рогала Дорна, учась концентрироваться, несмотря на боль, и оставаясь при этом в полном сознании на протяжении всей процедуры — если Затори мог делать это, то он мог пережить и не более чем дискомфорт плоти, прожариваемой до костей горящим прометием.
Он понимал, что раз зеленокожие подобрались к нему настолько, что смогли подрумянить его огнеметами, то они были достаточно близко, чтобы собственное мелта-ружье Затори могло вернуть им любезность.
Попросив про себя прощения у духа своего клинка, Затори одним плавным движением забросил меч в ножны на спине и выхватил оружие из чехла на боку мотоцикла. Не теряя ни мгновения, он скрутился в талии так сильно, как только мог, развернул кругом мелта-ружье и послал залп перегретого газа назад в преследовавший его боевой багги.

Ротгрим и его человеческая добыча, оба с поднятым оружием, были сейчас в мановении ока друг от друга. В последний возможный момент человек увернулся влево, направляя свой меч к широкой груди орка. Но Ротгрим предвидел удар и, как только человек потянулся влево, орк на кратчайший миг ударил по тормозам, сбрасывая скорость так, чтобы замах безвредно просвистел мимо, и в то же время посылая секиру по широкой дуге к нежной плоти над воротом доспехов.
Ротгрим пришпорил свой байк почти сразу же после торможения, так что он едва ощутил рывок сопротивления, когда его топор срезал человеку шею. Но, бросив взгляд назад, он увидел, как человеческий байк, шатаясь, рыскал влево и вправо, а безголовый седок откинулся назад на сиденье. В мертвой руке все еще был зажат меч, а позади подпрыгивала и катилась по земле голова.
Ротгрим удовлетворенно отметил алый цвет лезвия секиры. Это был приятный оттенок красного. Но его надлежало сделать еще краснее.
ТерминаторДата: Пятница, 19.04.2013, 21:01 | Сообщение # 26



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Выстрел мелты Затори попал прямо в зеленокожего водителя и почти мгновенно испарил его корпус от живота, оставив только пару осиротевших рук, безжизненно свисавших с баранки, и липкую лужу внутренностей поверх обгоревших остатков ног.
Наводчики огнеметов кормовой платформы старались направить на него еще один горящий поток, но их попытка провалилась, когда боевой багги, потерявший без водителя управление, влетел в один из больших камней. Скрежеща металлом по камню, машина резко встала, и пара зеленокожих, кувыркаясь, с шумом полетела по воздуху. Из потревоженного столкновением бака вылился прометий и, как только жидкость плеснула в открытое пламя огнеметов, она загорелась, и результирующий взрыв окутал боевой багги ревущим черным облаком дыма и жара.
Только вернув внимание на землю впереди, он увидел безголовое тело Скаута Келсо, врезавшееся в песок где-то в ста метрах от него. Голова Келзо, подпрыгивавшая по дну высохшего моря далеко позади от тела, больше не улыбалась.

Ротгрим увидел, как взорвалась паджигалка — вверх взлетел гриб черного дыма, а в сухом воздухе прогремел раскат взрыва, еле слышимый через хриплый рык двигателя его байка. Люди лишились ездока, на конях осталось только четверо, и даже с потерей паджигалки Злые Солнцы все еще имели на ходу около дюжины машин.
Оглядывая горизонт, Ротгрим мельком заметил осквернителя штандарта Злых Солнцев, который пронесся в направлении востока. Слишком много преград между ними, чтобы Ротгрим мог быстро его поймать, да и, в любом случае, пока имелись более близкие и более легкие мишени, заслуживавшие внимания его секиры в первую очередь.
Тем не менее, этот конкретный заезд уже давно пора было заканчивать.
Вытащив свою дакка-пушку, он сделал несколько быстрых залпов в воздух в шаблонном порядке: два длинных, четыре коротких, один длинный. Звук выстрелов пробьется даже сквозь рычание сверхмощных двигателей, и каждый байк-бой боевой шайки узнает последовательность и поймет, что это означает.
Приказы Ротгрима были прозрачны — пришло время прекратить гонку ради гонки и настала пора начать подводить добычу к развязке.

“Хилтс вызывает Затори, — раздался по воксу голос Ветерана Сержанта. — Твое положение?”
“Келзо убит, сэр”, — четко и отрывисто ответил Затори. “Я все еще жив и еду на восток, — он оглянулся назад и увидел штурмовой байк, как-раз погнавшийся за ним по пятам, — и меня преследует зеленокожий байкер. У меня была стычка с их главарем, но я потерял его из виду”.
“Принято, — затем, после паузы, — думаю, я засек их командира. Здоровый урод в красной сбруе на красном байке. Но я не вижу штандарта клана…”
Резко огибая камень высотой по грудь на своем пути, Затори безуспешно пытался сдержать ухмылку. “Мой промах, сержант. Я его срезал и оставил валяться в пыли”.
Скаут услышал короткий сухой смешок Ветерана Сержанта Хилтса, донесшийся через размещенную в ухе комм-бусину. “Неудивительно, что он выглядит таким недовольным”.
“Я и не ставил перед собой цели снискать его расположение”.
Пуля со глухим стуком отскочила от желто-черного керамита доспехов Затори, когда водитель гнавшегося за ним штурмового байка попытался снять его из своего ствола; выстрел попал в левое плечо. За ним последовал второй, тоже в левую часть тела, но ниже, ближе к талии. Каждый раз он инстинктивно наклонялся вправо, уходя от выстрела.
“Их методы изменились, — сказал по воксу Ветеран Сержант Хилтс после мгновения тишины. — Они больше не пытаются убить нас, а вместо этого используют тактику устрашения”.
Бросив взгляд направо, Затори смог разглядеть сворачивавшего к нему сержанта, их траектории сходились где-то впереди, а за спиной у последнего маячил одетый в красное главарь боевой шайки.
Хилтс продолжал молчать, и тогда Затори сообразил, что Ветеран Сержант давал ему возможность оценить важность своих слов. Хилтс готовил Скаутов Имперских Кулаков дольше, чем Затори жил на свете, и везде, хоть на ринге для поединков, хоть на поле боя, выискивал обучающие моменты, позволяя новобранцам под его командой усвоить важный боевой урок.
“Они ведут нас”, — наконец сказал Затори со всей уверенностью, на которую был способен.
“Да, — согласился Хилтс. — Точно так, как мы и надеялись”.
ТерминаторДата: Пятница, 19.04.2013, 21:01 | Сообщение # 27



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


“Ваши приказы, сэр?”
“Позволить себя вести, — ответил Хилтс. — И стараться не дать себя убить по ходу дела”.

Ротгрим наблюдал, как человеческий байкер с силовым кулаком, за которым он гнался, пристроился сбоку от другого, и один-единственный взгляд сказал ему, что этот второй был тем, кто разрубил древко знамени и унизил Злых Солнцев. За людьми следовал еще один байк-бой с пистолетом в кулаке, аккуратно укладывавший выстрелы им в спины и направлявший свою добычу точно так, как велел сигнал Ротгрима.
План состоял в том, чтобы позволить всем людям сохранять боевой дух, так чтобы они продолжали двигаться, пока не доберутся до стены, где они встанут и получат последнюю порцию веселья. Но, глядя на непокрытую голову ублюдка, сбросившего штандарт в грязь, Ротгрим убедил себя, что один-два человека все еще могут погибнуть по дороге. Тех немногих, кто дотянет до стены, вполне хватит, чтобы развлечь остальных.
Ротгрим закрутил свою секиру над головой, сигналя другим байк-боям. Быстрый тычок его пальца сначала в двух человек, а затем в собственную массивную грудь, был посланием, достаточно простым, чтобы дойти даже через висящую в воздухе пыль: эти люди — его.

Затори мельком заметил сворачивавших к ним справа Скаутов дю Кеста и с’Тонана, которых преследовала троица боевых багги. Стало ясно, что он был прав, и зеленокожие вели их, управляя их продвижением на запад. Оставалось надеяться, что орки гнали их туда, куда Хилтс и предполагал.
Он и сержант теперь ехали бок о бок, виляя туда и сюда, чтобы объехать постоянно возраставшее число каменных выступов и выходов породы, чьи размеры все увеличивались по мере продвижения на восток — самый большой из них уже был выше Затори верхом на его мотоцикле.
У них в кильватере тянулись два байка с зеленокожими, но, когда Затори выкроил возможность оглянуться назад, чтобы посмотреть, как близко те подобрались, один из орков как-раз отделялся, чтобы подстраховать их левый фланг. Только главарь боевой шайки с секирой, лезвию которой пятна крови Келсо придавали тот же оттенок, что и у кожаной одежды и машины, все еще продолжал преследование, быстро сближаясь с ними.
“Затори вызывает Хилтса, — передал Затори по воксу. — Главарь нагоняет”.
Хилтс потратил мгновение, чтобы бросить через плечо взгляд назад, затем развернулся обратно лицом вперед. “Соберись, Затори. Этот может пойти вразнос”.

Горы западного края соляных равнин уже возвышались перед ними.Солнце близилось к зениту, и тени почти исчезли, так что стало труднее замечать на пути более мелкие камни.
Когда они въехали в похожую на лабиринт систему валунов и складок, которая протянулась от подножия гор, Ротгрим осознал, что у него не получится втиснуться между двумя людьми, как он намеревался сделать, и уложить их, нанося удары секирой направо и налево. И, поскольку человек, обесчестивший штандарт, сейчас чуть опережал второго с силовым кулаком, это означало, что Ротгрим должен разобраться с последним до того, как отомстить человеческому ублюдку.
Уголки широкой пасти Ротгрима растянулись в злобной ухмылке, когда его осенила идея. Он повесил секиру на пояс, затем потянулся за спину и с треском отломил перебитый шест, который был всем, что осталось от древка, на котором раньше реял штандарт Злых Солнцев.
Когда два человека втянулись на относительно открытый участок пространства, Ротгрим резко пришпорил свой байк и нагнал их справа. Человек с его стороны развернулся, чтобы зацепить Ротгрима силовым кулаком, и тогда орк перегнулся влево так сильно, как только мог, не опрокинув при этом свой байк, и, как копье, воткнул сломанный шест между спицами переднего колеса.
Силовой кулак схватил пустой воздух, когда колесо заклинило, и мотоцикл человека с металлическим скрежетом кувыркнулся вверх тормашками.
Однако, прежде чем Ротгриму удалось посмаковать крушение, на его пути полыхнул заряд перегретого воздуха, и ему пришлось резко взять вправо, чтобы избежать следующего выстрела из дважды проклятого человеческого теплового ружья.
ТерминаторДата: Пятница, 19.04.2013, 21:01 | Сообщение # 28



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


“Отделение, нужно прикрытие”, — торопливо передал по воксу Затори, глядя, как Ветеран Сержант Хилтс кувыркался в воздухе. Выстрела мелты хватило, чтобы отогнать главаря орков, но это не продлится долго, и вскоре он опять сядет на хвост Затори. И, чтобы их миссия имела хоть какую-то надежду на успех, Затори не мог оставить Хилтса лежать там, где тот упал.
Два других скаута, дю Кест и с’Тонан, с ревом примчались на призыв Затори, размахивая мечами и стреляя болтами из своих сдвоенных болтеров. Они бросились на главаря орков, развернувшись между ним и Затори, на короткое время предоставляя последнему свободу маневра.
Пока главарь орков был занят дю Кестом и с’Тонаном, Затори с визгом затормозил там, куда впечатался Хилтс. Сержант был зажат между крупным камнем, который остановил его движение вперед, и тяжелым мотоциклом, прилетевшим вслед за ним через долю секунды. Сама машина превратилась в искореженное месиво, далекое от своей первоначальной формы, передняя вилка отломилась, и покрышка до сих пор катилась по песку. Хилтс был в ненамного лучшей форме. При тех скоростях, на которых они ехали, сила удара о крупный каменный выступ была достаточной, чтобы пробить керамитовые доспехи в нескольких местах, и сержант истекал кровью из ран, которые его клетки Ларрамана пока что не смогли затянуть. Одна нога была вывернута вперед под неестественным углом, и складывалось впечатление, что левое предплечье было полностью выбито из сустава. Удар мотоциклом только добавил повреждений.
“Возьми… возьми это…” — услышал Затори голос Хилтса, не по воксу — авария не могла не лишить сержанта возможности поддерживать передачу — вместо этого слова прохрипели из-под его поврежденного забрала.
Сержант приподнял свой силовой кулак, и Затори увидел маленькое устройство, закрепленное на раструбе латной перчатки.
“Простите, сэр”, — сказал Затори, спрыгивая с мотоцикла и бросаясь к Хилтсу. Кряхтя от усилия, он снял с сержанта искалеченную машину. “Мы уже потеряли ездока, и совесть не позволит мне бросить еще одного”.
Просунув обе руки под помятое тело сержанта, Затори выпрямился и поднял Хилтса в воздух.
Поспешно вернувшись к своему мотоциклу, Затори перекинул сержанта через заднюю часть байка, как седельные сумки, и, закрепив его, прыгнул обратно на сиденье.
“Скаут…” — произнес Хилтс, пока Затори поддавал газу, его голос был едва различим. Затори знал, что, получив такие сильные ранения, Хилтс впадет в забытье, пока его тело будет пытаться себя восстановить. “Нажимайте… Несмотря ни на что… Нажи…”
Сержант потерял сознание, полное внимание его тела переключилось на повреждения.
“Отделение, — передал по воксу Затори, срываясь с места и направляясь к встававшим перед ним горам. — Сержант у меня. Давайте закончим эту гонку!”

Они с ревом неслись на восток, Скауты слегка опережали Злых Солнцев, и, по мере того, как они приближались к предгорьям, скалистые выступы и выходы породы становились все больше и многочисленнее, вырастая над мертвым морским дном, как призрачные корабли. Путь вперед был трудным, и как Скаутам, так и оркам приходилось постоянно отклоняться туда-сюда, чтобы не налететь на препятствия.
И с каждой проходившей минутой горы придвигались все ближе, росли все выше, закрывая обзор от горизонта и до горизонта.

Ротгрим урчал от мрачного удовлетворения, глядя, как три человеческих байкера приближались к финишу гонки.
Им некуда было бежать. Как и велел Ротгрим, боевая шайка направляла людей через соляные равнины и через лабиринт камней, приведя их к естественному ущелью, которое врезалось в гору где-то на сто метров вглубь, кончаясь сплошной отвесной скалой. И именно к этой стене из камня люди пригнали свои мотоциклы.
Ротгрим с визгом остановился, за его спиной, пуская байки юзом, тормозила остальная боевая шайка. Он зарычал, взвешивая в руке секиру.
Три человека уже спешились, с мечами и ружьями в руках сформировав защитное кольцо вокруг павшего человека, перекинутого через один из байков.
Это было почти смехотворно, подумал Ротгрим. Люди действовали так, как-будто они имели шанс. И, как знать, против Ротгрима и его команды байк-боев, он действительно мог у них быть.
Но чего люди не понимали, так это того, что их должна заботить не только компания байкеров.
ТерминаторДата: Пятница, 19.04.2013, 21:02 | Сообщение # 29



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Сейчас начнется потеха, подумал Ротгрим, слезая со своего байка. Он стукнул по передатчику на поясе, сигналя об их приезде.
Люди развернулись на звук спрятанного в скале люка, открывавшегося за их спиной. Еще до того, как он успел распахнуться полностью, через него протиснулась дюжина орков, с секирами наготове и ружьями и пистолетами на взводе.

Сначала десятки, а потом сотни выплеснулись из люка, который вел к проходам и пещерам, скрытым под горой.
Затори держался неподалеку от своего мотоцикла на котором до сих пор кулем висел Ветеран Сержант Хилтс, его увесистый силовой кулак не доставал до плотно утрамбованной почвы всего нескольких сантиметров.
До Скаута долетел омерзительный хохот зеленокожих чудовищ, и он сообразил, что их должен веселить тот факт, что отделению не удалось от них сбежать.
Но чего орки не понимали, так это того, что Затори и прочие и не думали убегать, а просто держались впереди них. И сейчас они пришли к финишу.
Затори улыбался, наклоняясь вниз и отцепляя маленькое устройство, прикрепленное к раструбу силового кулака. Он поднял его вверх, и, как только он коснулся выключателя, миниатюрный маячок наведения телепорта начал слабо гудеть.
С вспышкой света и внезапным оглушающим грохотом перед Затори появился здоровенный Космический Десантник. Его керамитовая броня была отделана золотисто-желтым и насыщенно-черным, в одной руке он держал штурмовой щит, в другой — громовой молот внушительных размеров. Плащ за его спиной трепетал на сухом горячем ветру, а над плечами Космодесантника поднималось древко, увенчанное увитым гирляндой черепом, с перекладиной в виде свитка, на котором было написано имя: ЛИЗАНДЕР.
“Примарх! — выкрикнул Капитан Лизандер, воздев свой громовой молот Кулак Дорна над головой. — Во славу твою и во славу Его на Терре!”
Зарычав, Капитан Лизандер устремился на орков, столпившихся перед открытым люком — без колебаний, без промедления. Как только он освободил участок почвы, на котором появился, из небытия возник другой Космодесантник, затем еще и еще, все с громоподобными боевыми кличами на губах, все с оголенными мечами, готовыми пролить кровь. Полное отделение Ветеранов Имперских Кулаков, каждый был в Терминаторском доспехе, каждый рвался сойтись с орками-захватчиками.
Ветераны Первой роты ворвались в толпу зеленокожих, рубя мечами. Капитан Лизандер уже заныривал в скрытый подземный комплекс за распахнутым люком, разрушая все, что подворачивалось ему под руку.
На короткое время Ротгрим впал в оцепенение, глядя, как люди в доспехах крушат его братьев орков. Все, о чем он мог думать — что это случилось из-за тех людей, за которыми он гнался, и, в частности — из-за того дважды проклятого человека. В воображении возник штандарт Злых Солнцев, валявшийся где-то там на просоленном песке.
Он сильнее сжал свою секиру, огромная пасть искривилась в злобном оскале.
Гонка еще не кончилась, понял он.
Не раньше, чем он совершит свою месть.

Затори и два других Скаута собрались вокруг тела Ветерана Сержанта Хилтса, лежавшего на спине в точке эвакуации, ожидая боевой катер, который уже спешил, чтобы забрать их. Туда, где они стояли — на некотором удалении от базы в горе — доносились звуки битвы, в которой отряд Ветеранов схлестнулось с орками, плохо подготовленными к подобной атаке.
“Я бы с удовольствием остался и посмотрел на отделение Терминаторов за работой”, — сказал с’Тонан, разглядывая горизонт.
Забег мотоотделения через пустыню с самого начала был уловкой для внедрения маячка в ряды врага, достаточно глубоко, чтобы Терминаторы уничтожили их изнутри за один прием.
“А я бы отмылся от вони зеленокожих”, — ответил дю Кест, выковыривая из своих зубов жуков.
Затори не успел сказать, чего хотел бы он, поскольку их прервал оглушительный рев, пришедший с направления гор.
ТерминаторДата: Пятница, 19.04.2013, 21:02 | Сообщение # 30



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Это был одетый в красное главарь боевой шайки, который летел к ним на всех парах, держа свою гигантскую секиру высоко над головой. Он направлялся прямо к Затори, в глазах горела жажда убийства, из-за его потрескавшихся огромных зубов исходил животный вой.
Затори не стал тратить ни секунды на принятие оборонительной стойки, или на декламацию сокращенной Литании Клинка, равно как и на подъем своего меча в защитную позицию. Вместо этого он просто достал свое мелта-ружье, нажал на спуск и единственным длинным залпом превратил приближавшегося орка в лужу слизи и обуглившихся костей.
“Ну и что бы Риторикус сказал про этот маневр?” — спросил дю Кест, щуря глаза, в уголках его рта играла легкая улыбка.
“Элементарно”, — ответил Затори. “Я оценил положение противника, — он взвесил в руке свое мелта-ружье, — и овладел преимуществом, изменив свой подход”.

Гэв Торп Отступники
Рёв двигателей и боевых орудий отражался в массивном зале, и перекрывающееся эхо сливалось в постоянный гром разрушения. Витиеватый узор мозаики на стене разрушился на тысячи разноцветных осколков под воздействием ударов снарядов и лазерного огня. Мраморные плитки, покрывавшие пол, были поломаны и выбиты под железными траками боевых танков, громоздившихся впереди. Солдаты, одетые в длинные чёрные шинели сновали от укрытия к укрытию, прятались за огромными столбами, поддерживающими потолок, стремительно перебегали то туда, то сюда за насыпями щебня и прыгали в кратеры, пробитые в когда-то блестящем полу.
Шум войны заглушал выкрикиваемые команды лидеров повстанцев, которые вели своих людей из взорванных останков бронетранспортёров и постаментов разбитых статуй прежних Имперских командиров. Их люди пели новые гимны, вызывая своих изгнанных командиров. Боевые крики были полны ненависти и призывов к правосудию.
На протяжении всего зала, который был около мили в длину, мятежники наступали под прикрытием орудий своих танков.
Перед ними непреклонно стояли Астартес из Ордена Мстящих Сынов. Их синяя броня была покрыта пылью и грязью. Они прибыли, чтобы подавить восстание, как только обнаружили мир, охваченный гражданской войной. Они прибыли, чтобы покарать лидеров восстания и восстановить Имперского командующего. Сейчас они защищают этого человека от целого мира, восставшего против тирании их правителя. Битва собирала кровавую жатву. Из них осталось только тридцать воинов — тридцать Космических Десантников из ста трёх, которые сначала прибыли в Хелмабад.
Из-за импровизированных баррикад, сделанных из искорёженного металла, кусков разбитого рокрита и преград из сложенных в кучу тел, Астартес вели огонь по атакующим. Воздух освещался мерцающими инверсионными следами болтерных снарядов, в то время как ослепляющие выстрелы лазпушек сверкали, чтобы испарить плоть из бронированных корпусов. Хруст огня из тяжёлого болтера и рёв плазмы пел оду ярости Космических Десантников.
Позади стены бронированных гигантов жалось относительно небольшое количество людей, сохранивших верность Командующему Му’шану. Они изредка стреляли из своих лазганов в немногочисленные моменты храбрости. Когда-то они были элитой, хвалёной Гвардией Гробницы Хелмабада. Сейчас, ярость тех, кто когда-то дал клятву защищать, унижала их. Маски смерти на их головах казались больше комичными, чем мрачными. Их золотая парча и эполеты были изодраны, чёрные пластины брони пробиты, разорваны и вымазаны.
Посреди огня и опустошения шагал Брат-Капитан Мстящих Сынов Гессарт. Подобно своим братьям он носил броню, отмеченную многими сражениями. Синяя краска на ней была обожжена, а керамит пробит во множестве мест. Его левый наплечник был гладким и полностью белым. Быстрая замена вместо того, что он потерял два дня назад. Золотой шлем был покрыт слоем пепла, и кровь запятнала серебряного орла на его груди: кровь врагов лучший знак чести, чем символ, который она скрывает.
Гессарт выкрикивал команды, руководя защитниками. Каждый приказ подкреплялся выстрелами его шторм болтера.
— Рассеянный огонь слева, — прорычал он, выпуская три заряда, которые разорвали младшего офицера, наполовину скрывавшегося в переплетённых руинах железных скамей. Люди погибшего офицера попытались раствориться в облаках пыли и дыма.
Позади капитана стоял Библиарий Захерис, нимб энергии пылал над его психическим капюшоном. В правом кулаке он сжимал силовой меч, сверкавший энергией. Захерис не носил шлема. Его лицо было напряжённой маской, поскольку он проектировал невидимую силовую стену, окружавшую Космических Десантников. Вокруг псайкера лазерные заряды и снаряды, выпущенные из автопушек, проваливались в небытие, сопровождаемые искрами энергии варпа.
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Герои космодесанта (Сборник Рассказов)
Страница 2 из 8«123478»
Поиск: