Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 3 из 9«1234589»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Стив Лайонс Ходячие Мертвецы
Стив Лайонс Ходячие Мертвецы
ТерминаторДата: Суббота, 23.03.2013, 10:32 | Сообщение # 31



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


ГЛАВА 7

ГУБЕРНАТОР Хенрик стоял на вершине самой высокой башни Иеронимус-сити – его дома, и смотрел на свои владения – как он боялся, в последний раз.

Его город был окутан дымом, огромные клубы дыма поднимались с нижних уровней. Минуту назад он видел, как рухнула еще одна башня, прямо у него на глазах. До этого он не спешил эвакуироваться; опасность, казалось, еще далеко. Теперь же он с нетерпением смотрел, как флаер заходил на его посадочную площадку, вихрь воздуха от его двигателей, взъерошил редеющие волосы губернатора. Он знал, что следующим будет разрушен Верхний Шпиль. Возможно, его уже атакуют где-то внизу, и Хенрик узнает об этом, только когда башня обрушится под его ногами.

Когда флаер сел, Хенрик бросился к нему и забрался на заднее сиденье, его телохранители уселись рядом по обе стороны. Флаер взвыл и заскрипел, снова борясь с гравитацией. Хенрик не понимал, как эта тяжелая громоздкая машина вообще может летать, но для него было достаточно того, что она летает. Оказавшись в воздухе, он почувствовал облегчение, но вскоре оно сменилось чувством глубокого горя.

Он видел свет фар на скайвэе внизу, полицейский грузовик, в который слуги губернатора погрузили вещи, наиболее ценные для него: его медали и личные голоснимки, несколько самых драгоценных предметов антиквариата и картин, и его любимое кресло. Технопровидцы работали с внешними лифтами, пытаясь подключить их к аварийным источникам энергии, и, если им повезет, грузовик выведут за стены города. Но даже так, столько всего пришлось оставить…

Проклятье, он заслужил свое высокое положение и соответствующий ему уровень жизни! Он не хочет начинать все с нуля где-то на другой планете. Он не хочет быть губернатором, потерявшим свой мир – и не будет. Он поклялся в этом.

Он повернулся к телохранителю слева.

– Вызовите Кальдера еще раз, – приказал он. – Я хочу знать, что происходит.

Солдат послушно передал вызов – и, спустя бесконечные десять секунд, в вокс-наушнике сквозь треск помех послышался сдержанный голос сержанта Кальдера.

– Все еще продвигаемся по 204-му уровню, – сообщил сержант. – Некоторые скайвэи обрушились, приходится искать обход.

– Что со следящим устройством? – спросил Хенрик. – Оно все еще… она еще…?

– Все еще двигается, сэр. Примерно в пятнадцати кварталах, и приближается. Мы сообщим, как только найдем ее.

Хенрик тяжело опустился на сиденье, устало потерев глаза. Почему Арикс именно сегодня решила оказать неповиновение? Почему она проигнорировала его предостережения? Его племянница всегда была своевольной, но он не думал, что она настолько упряма, чтобы назло ему подвергнуть себя опасности. Он не мог представить, зачем она могла уйти из Верхнего Шпиля так далеко, на столько уровней вниз.

По крайней мере, она все еще двигалась. Он поблагодарил Императора за следящее устройство в ее ожерелье, которое ее мать подарила ей. Слава Императору за мысль вмонтировать в это ожерелье следящее устройство, по которому солдаты СПО смогут найти ее. Должны найти.

– Что насчет генерала Тренчарда? – спросил он солдата. – Новостей нет?

– Нет, сэр. Похоже, генерал был дома, когда его дом… когда рой этих насекомых… Он считается пропавшим без вести, предположительно мертвым. Полковник Браун исполняет его обязанности, пока… мы не знаем точно.

Хенрику с недавних пор приходилось слышать подобное весьма часто. Казалось, никто ни в чем не был уверен. Например, никто не знал, что происходит в главном генераторуме города. Он приказал полицейским выяснить это, и СПО направили туда несколько отделений солдат, но от них до сих пор не было никаких известий. И Арикс…

Он заставил себя не думать о ней. Он должен верить, что солдаты найдут ее. Тем временем из флаера уже можно было разглядеть огромное кольцо космопорта Иеронимус. Хенрик был почти ослеплен сиянием огней этого кольца, они казались такими яркими после столь долгого пребывания во тьме. Флаер, заходил на посадку среди этих огней, почти задевая брюхом стены космопорта, и это значило, что Хенрика ждала работа. Надо было спасать мир.
ТерминаторДата: Суббота, 23.03.2013, 10:32 | Сообщение # 32



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


КОНЕЧНО, его сразу узнали.

Когда Хенрик шел по главному терминалу космопорта, его окружили отчаявшиеся люди, они теснились вокруг, пытаясь подойти к нему, чтобы он услышал их мольбы. Его телохранители взяли наизготовку лазганы, и этой скрытой угрозы оказалось достаточно, чтобы удержать толпу на расстоянии. Хенрик смотрел только вперед, не обращая на них внимания – его беспокоили более важные вещи, чем их мелкие жалобы.

Он приказал полицейскому привести его к тому, кто здесь командует. Его провели по лестнице в застланный ковром коридор, в котором, к счастью, не было беженцев. Однако в нем было полно солдат Крига, переносивших мебель и оборудование между административными помещениями космопорта. Почти полная тишина, в которой они работали, пугала губернатора; из-за нее они напоминали сервиторов.

– Полковник, – сказал он, увидев знаки различия командующего офицера. – Не могли бы вы быстро ввести меня в курс дела?

Полковник обернулся и секунду оглядывал Хенрика сквозь линзы противогазной маски, скрывающей лицо.

– Я вас не знаю, – сказал он.

Хенрик нахмурился, потом заметил полковой номер на наплечнике офицера.

– Прошу прощения, – сказал он. – Я принял вас за полковника-42, мы с ним встречались недавно. Вы, должно быть, полковник…186, да? Меня зовут Хенрик. Я губернатор этой планеты.

– Понятно, – резко сказал полковник. – В таком случае обязан сообщить вам, губернатор Хенрик, что Иеронимус Тета находится на военном положении. Таким образом, вы освобождены от своей должности.

Он повернулся и пошел в ближайший кабинет, оставив Хенрика стоять с открытым от изумления ртом.

– Эй, подождите! – воскликнул губернатор.

Он попытался войти в открытую дверь, но на его пути оказался худощавый человек лет семидесяти, возвышавшийся над невысокой плотной фигурой Хенрика.

– Комиссар Костеллин, – представился он. – Возможно, я смогу ответить на ваши вопросы.

Хенрик бросил последний возмущенный взгляд на полковника, который давал указания гвардейцам, устанавливавшим аппаратуру связи. Потом он пожал руку комиссара и позволил ему увести себя отсюда, все еще продолжая хмуриться.

КОСТЕЛЛИН занял небольшой кабинет в конце коридора. Он уже успел добыть себе термос рекафа, дымившийся на подносе на его столе. Хенрик нетерпеливым жестом отказался от предложенной кружки рекафа, но вскоре пожалел об этом, потому что горячий стимулирующий напиток был именно тем, что ему сейчас нужно.

Когда Костеллин сел в кресло, его лицо стало мрачным.

– Ситуация складывается весьма серьезная, – сказал он, – возможно, более опасная, чем вы представляете. Наши части в столице докладывают…

– Вы послали войска в мой город?! – выдохнул Хенрик.

– Пока только пару взводов. Их задача…

– Мне плевать какая у них задача, я все еще имперский губернатор этого мира, что бы там ни говорил этот ваш полковник! Я несу ответственность за благополучие его населения, и требую, чтобы меня ставили в известность прежде чем…

– Я понимаю ваше затруднительное положение, губернатор, – спокойно сказал комиссар, – и мне известно, что полковник-186 склонен действовать в довольно грубой манере.

– Это еще мягко сказано, – проворчал Хенрик.

– Однако уверяю вас, – сказал Костеллин, – что полковник действует исключительно в интересах этого мира и его населения.

– Так, как он их понимает, – заметил Хенрик. – И уж конечно, я обладаю большей компетенцией в этом вопросе.

– Как полковник сказал вам, это военная операция, и самым важным для нас сейчас является время. Мы должны принимать трудные решения и принимать их быстро, и если иногда это означает…

– Продолжайте же, – нетерпеливо сказал Хенрик. – Я готов услышать худшее.

И Костеллин рассказал ему. Он рассказал о металлических насекомых, о которых Хенрик уже слышал, и о вурдалаках, прятавшихся среди развалин Иеронимус-сити – о них Хенрик не знал. Комиссар объяснил, что, судя по показаниям сканеров войскового транспорта на орбите, более сотни башен потеряли как минимум верхние сорок этажей – гораздо больше, чем опасался Хенрик.
ТерминаторДата: Суббота, 23.03.2013, 10:32 | Сообщение # 33



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– Один из наших взводов был атакован противником, – сказал Костеллин. – Пятьдесят гренадеров Крига, около четверти из них были вооружены мелтаганами, против вдвое меньшего количества вурдалаков, и даже при таком соотношении сил потери гвардейцев составили почти тридцать процентов.

– Но они победили? – с надеждой спросил Хенрик.

– Да, – сказал Костеллин. – К сожалению, мы подозреваем, что эти существа – лишь авангард гораздо большей армии некронов.

Хенрик раньше никогда не слышал о некронах, но даже от самого этого слова на его душу повеяло могильным холодом.

– Вы думаете… надежды нет?

– Я думаю, вы должны снова связаться с командованием флота. Возможно, вы сможете ускорить отправку кораблей для эвакуации населения.

Когда комиссар сделал глоток рекафа, зловещий грохот орудийных выстрелов встряхнул стены кабинета, с потолка посыпалась штукатурка. Хенрик оцепенел, вцепившись в подлокотники кресла с такой силой, что его пальцы побелели.

– Что происходит, Костеллин? – спросил он.

– Когда вы покидали город, вероятно, вы заметили, что мы окружили его. Мы намерены закрыть все выходы из города и изолировать некронов внутри.

– Вы не можете! – закричал Хенрик. – Там, в городе, остались еще миллионы людей!

«Арикс», подумал он.

– Конечно, – сказал Костеллин, – мы предоставим больше времени на эвакуацию. Мы спасем столько людей, сколько сможем. Однако мы должны также учитывать жизни тех тысяч людей, которые уже успели покинуть город, и миллиардов тех, которые живут в других городах планеты. Мы не можем рисковать…

– Вы оставляете их на смерть, – сказал Хенрик, – тех, кто не успел выбраться вовремя. Вы принесете их в жертву.

– Наступает время, – подтвердил Костеллин, – когда такое решение должно быть принято.

– И кто примет его? Кто решит, кому жить, а кому умирать. Нет, не говорите, я и сам догадываюсь. Полковник-186, не так ли?

ХЕНРИК ждал полковника Брауна, когда его колонна полугусеничных машин с открытыми кузовами въехала в ворота космопорта. Временному командующему СПО было уже за сорок, это был человек плотного телосложения, с румяными щеками и щетинистыми усами. Он ехал в головной машине, в сопровождении майора и двух лейтенантов, все они не выпускали из рук вокс-микрофоны, получая донесения и отдавая приказы.

– Мы потеряли связь с почти половиной наших отделений в городе, – доложил Браун губернатору, едва переведя дыхание. – Некоторые из них докладывали, что их атаковали странные существа – отвратительные монстры с металлическими черепами. Я приказал им начать отступление из города, но…

– Сэр, я не могу связаться с 84-м отделением, – сообщил один из лейтенантов. – Похоже, мы и их потеряли. Они приближались к генераторуму и успели сообщить, что на скайвэях тихо, слишком тихо. А потом… 17-е отделение тоже направляется туда, они в нескольких кварталах и в четырех уровнях выше. Я могу направить их…

– Нет, – сказал Хенрик. – Забудьте про генераторум. Всем отделениям в городе сосредоточиться на эвакуации мирных жителей. Они должны помочь людям выбраться оттуда.

– Сэр, – сказал второй лейтенант, – я получаю сообщения о перестрелке на самом нижнем уровне, у северных ворот. Мутанты прорываются через блокпосты…

Полковник Браун собирался ответить, но Хенрик его опередил.

– Пошлите подкрепления, все части, которые смогут добраться до них. Нельзя потерять контроль над воротами. Они должны оставаться открытыми пока не… Они должны оставаться открытыми.

– Сэр, 15-е отделение докладывает о беспорядках на…

– … атакуют гражданских на 82-м уровне. Сержант Каттер запрашивает…

– … отрезаны там. Они не могут найти лестницу…
ТерминаторДата: Суббота, 23.03.2013, 10:33 | Сообщение # 34



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– … потеряли пять человек, но смогли убить эту…

– Сэр, еще одна засада на 204-м уровне. 47-е отделение атаковано пятью – нет, шестью тварями. Сержант Кальдер докладывает…

Среди этого вала информации одно имя прозвучало в ушах Хенрика как внезапный выстрел. Он выхватил вокс-микрофон у испуганного лейтенанта, нажал руну передачи.

– Сержант Кальдер, это Хенрик. Ваше отделение не должно ввязываться в бой. Выйти из боя, слышите меня? Отступайте!

– … легче сказать, чем сделать, сэр. Они прижали нас. Мы не можем…

– Слушай, Кальдер. Ваша главная задача – найти и спасти мою племянницу. Вы не сможете… вы не справитесь с этими тварями.

– … убили одну, но они схватили Рейнарда, сэр. О, Император, они… они свежуют его заживо! Я… мы пытаемся отступить, но двое наших… когда они увидели, что случилось, что делают эти твари, они пытались убежать, но монстры бегают быстрее… порезали их… идут ко мне… я не могу…

– Уходите оттуда, Кальдер! Это приказ! Сержант Кальдер!

Ответа не было, только треск помех.

– Вы слышите меня, сержант Кальдер? Кальдер, вы там?

Казалось, все вокруг Хенрика остановилось. Офицеры ошеломленно смотрели на него. Он понял, что он кричал. Глубоко вздохнув, он переключил вокс на открытый канал и сказал настолько спокойным голосом, насколько мог:

– Всем подразделениям поблизости от 204-го уровня, сектор… я не знаю, но где-то близко к центру. Мы потеряли связь с 47-м отделением, повторяю, потеряли связь с 47-м отделением. Я… мне нужно, чтобы вы нашли их. Пожалуйста.

Он передал микрофон лейтенанту, который сразу же принял новое сообщение, и отошел в сторону, чтобы разобраться с ним.

Хенрик, проглотив комок в горле, выбросил из головы мысли об Арикс и повернулся к полковнику Брауну.

– Ладно, – сказал он. – Значит, мы потеряли нашу базу в городе. Нам нужно последовать примеру Имперской Гвардии и организовать полевой штаб здесь, в зданиях космопорта. Свяжитесь с другими базами СПО по всей планете, прикажите им выслать сюда подкрепления, столько, сколько смогут. Организуйте мне кабинет не далее чем в двух дверях от кабинета полковника-186 и… я хочу чашку свежего рекафа.

– Губернатор, это означает…?

– Простите, полковник, это не значит, что я сомневаюсь в ваших способностях, но думаю, что этот кризис требует более опытного командующего. – Хенрик при этом заметил на лице Брауна выражение облегчения, которое полковник тщетно пытался скрыть. – Как бывший офицер Имперской Гвардии и как губернатор этой планеты, я принимаю непосредственное командование силами планетарной обороны.

ХЕНРИК приказал своим адъютантам разыскать среди вещей ящик с его старым военным снаряжением. Они суетились вокруг, помогая ему надеть потускневшую от времени броню, начищали кокарду на фуражке, смазывали болт-пистолет. Его старая шинель была сейчас слишком тесна ему, и пуговицы не застегивались, поэтому пришлось доставать ему новую. Хенрик стоял неподвижно посреди этой суеты, его глаза были открыты, но он не видел того, что происходит вокруг, погруженный в воспоминания молодости.

Он думал, что дни военной службы давно прошли для него…

Выйдя в коридор, он без стука зашел в следующую дверь.

– Мистер Хенрик, – сказал полковник-186, едва удостоив посетителя взглядом. – Я предпочел бы, чтобы вы обращались по интересующим вас вопросам к моему комиссару. Думаю, вы встречались.

– Губернатор Хенрик, – поправил его Хенрик. – Или генерал Хенрик, если вас это больше устроит.

Если полковник и был удивлен этим, то проявил удивление лишь короткой паузой перед следующей фразой.

– Вы приняли командование СПО.

– Похоже, нам все-таки придется работать вместе.

Полковник откинулся в кресле.

– Как я понимаю, до сих пор ваши солдаты действовали не слишком эффективно. Какие у вас потери?

– Я… пока не знаю точных цифр, но я уверен, что мы сможем сыграть важную роль…
ТерминаторДата: Суббота, 23.03.2013, 10:33 | Сообщение # 35



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– С этим я не спорю… генерал. Любой человек, готовый пожертвовать жизнью за Императора, не важно, насколько хорошо обученный или вооруженный, является для нас ценным ресурсом.

– Э… да.

– Однако эти ресурсы могут быть использованы более эффективно, если ими будет распоряжаться один командующий. Я думаю, что я должен…

– Это мои люди, – твердо сказал Хенрик. – Они будут получать приказы только от меня и ни от кого больше, и если вы желаете обсудить этот вопрос с Администратумом…

– Вы, конечно же, немедленно начнете призыв.

На секунду Хенрик лишился дара речи. Он лишь беззвучно открывал рот, пока полковник продолжал:

– Этот космопорт и его окрестности полны годных к военной службе беженцев, не приносящих никакой пользы. Какие бы обязанности эти люди не исполняли в вашем обществе, сейчас они не заняты ничем.

– Но как… у нас просто нет снаряжения, чтобы обмундировать и вооружить их всех. Наша планета всегда была мирной, полковник, у нас не было необходимости содержать значительные вооруженные силы…

– Вы согласны, – сказал полковник-186, – что ваши люди являются ресурсом, и мы должны использовать этот ресурс с максимальной эффективностью. Они верные подданные Императора?

– Конечно. Конечно, они верные подданные, но…

– Тогда они будут рады отдать свои жизни во имя Его. Это лучше, чем позволить нашим врагам вырваться из города, ибо тогда эти люди тоже погибнут, но уже без всякой пользы.

– Кстати об этом, – сказал Хенрик. – Я так понимаю, вы собираетесь закрыть ворота города. Так как в городе сейчас находятся в основном мои люди, это я должен решать когда…

– У ваших людей есть время до рассвета, – сказал полковник. – После чего им тоже предстоит пожертвовать жизнью ради славы Империума.

ЛАГЕРЬ беженцев сильно увеличился. С вершины холма у космопорта Хенрик видел новые ряды палаток, поставленных вдоль дорог, тянувшиеся почти до соседних городов. Губернатор говорил по воксу, пытаясь связаться с другим сержантом СПО сквозь всплески помех и постоянный шум встревоженных голосов.

– … кажется, один из ребят нашел что-то, сэр. Что-то в развалинах. Это… о, Император, спаси нас, это труп. Похоже, это… один из наших, сэр, это…

– Будьте осторожны, сержант Флест, не теряйте бдительности.

Последовала долгая пауза. Хенрик уже собирался повторить вызов, когда голос сержанта раздался снова, напряженный и, казалось, едва сдерживающий тошноту.

– Подтверждаю, сэр. Труп… один из наших… нашли его лазган, но тело ободрано… то есть, его кожа, сэр, содрана с костей… это… я не знаю, что могло сделать подобное…

– Сосредоточьтесь, сержант. Вы должны сконцентрироваться. Мне нужно, чтобы вы… Можете опознать его? Осталось что-то…?

– … нашли его жетон. Согласно ему, это… рядовой Васор, 47-е отделение. И тут рядом… еще два… нет, три… Святой Трон, это была бойня!

– Вы нашли сержанта Кальдера? Абсолютно необходимо, чтобы вы нашли сержанта Кальдера!

– … нашли его, сэр. Так же, как с остальными. Что бы ни сделало это…

– Слушай меня, Флест. Мне нужно, чтобы ты… У Кальдера есть следящее устройство? Оно похоже на вокс-аппарат, но меньше, черного цвета, с…

– Подтверждаю, сэр. Устройство здесь, но оно… Похоже, Кальдер упал на него, когда… оно разбито на куски, сэр. Нужен техножрец, чтобы…

Остальные слова сержанта не было слышно из-за помех, но Хенрик услышал достаточно.

Микрофон выпал из его онемевших пальцев; один из телохранителей поспешил подхватить его. Конечно, даже до этого, последнего, удара Хенрик понимал, что Арикс навсегда потеряна для него. Меньше чем в двух километрах отсюда Корпус Смерти Крига начинал осаду его города. Они устанавливали минные поля вокруг его границ, закладывали подрывные заряды, чтобы подорвать некоторые из внешних башен. Возможно, они причинят городу не меньшие разрушения, чем рой металлических насекомых – и, как тех насекомых, их, казалось, не заботило, сколько людей погибнет при этом.

Казалось легче всего сдаться, оставить эту войну полковнику-186 и сбежать на первом же спасательном корабле. Это было бы легко и безопасно, но губернатор-генерал Тальмар Хенрик гордился тем, что происходил из династии героев. Пока остается хоть малейший проблеск надежды, он будет сражаться. Он не опозорит память своего отца, брата и своих сыновей.

Он взял громкоговоритель, которые солдаты принесли для него. Оглядев море умоляющих лиц, собравшихся перед своим правителем, он поднял рупор к губам и произнес:
ТерминаторДата: Суббота, 23.03.2013, 10:33 | Сообщение # 36



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– Мои граждане, – сказал он. – Я знаю, у вас есть вопросы. Я знаю, вы напуганы, и не буду лгать вам, наш мир находится в опасности. Поэтому я… мне нужна ваша помощь. Я прошу всех годных к военной службе мужчин от пятнадцати до сорока пяти лет завтра отметиться у офицеров СПО. Вы были избраны… мы все были избраны для чести службы Богу-Императору, и пока наши сердца остаются чисты, пока мы сражаемся во имя Его против сил зла, угрожающих нам, я верю, Он не допустит, чтобы погибло все, что мы создали здесь. Слава Императору!

ГЛАВА 8

НЕБО на востоке светлело, и ночные тени исчезали. Скайвэи Иеронимус-сити, окрашенные в пастельные синие и серые оттенки, казались необычно тихими, и рядовой Карвин снова почувствовал надежду.

Его отделение достигло окраин города – девять усталых солдат и несгибаемый сержант Флест вместе с кучкой гражданских, которых они подобрали по пути – но они были еще на высоте почти сотни уровней. В темноте Карвин был уверен, что у них нет шансов добраться до ворот города, прежде чем их закроют. Сейчас, в предрассветных сумерках, все казалось ему возможным.

Долгая ночь, наконец, закончилась. Если бы кошмары, которые она принесла, рассеялись так же легко…

Карвину было девятнадцать лет. И уже три года он был солдатом СПО. Он пошел служить, искренне желая сделать родной мир безопаснее. Его мать всегда ворчала, что кто-то должен держать этих грязных мутантов под контролем, подальше от нормальных людей, и Карвин думал «почему бы не я?». Ему нравилась служба, она давала достаточно средств ему и его матери, чтобы переселиться на целых девять уровней наверх, и теперь мать уже не так ворчала.

И, в конце концов, Иеронимус Тета был хорошо защищен. Вот почему многие друзья Карвина пошли служить в Имперскую Гвардию: чтобы, сражаясь на дальних полях битв, не допускать настоящие угрозы до родного мира. Вот почему до сих пор Карвину не приходилось встречаться с чем-то более опасным, чем возмущенные безоружные гражданские во время голодных бунтов в прошлом году.

До сих пор…

Четыре часа назад Карвин нашел в развалинах окровавленный труп без кожи. Он смотрел в мертвые глаза солдата, такого же молодого, как он сам, и ни время, ни начинавшийся рассвет не помогали забыть ужасную картину. Она всегда была с ним, возникая перед глазами во всех своих страшных подробностях.

– Мы обыщем эти здания, – сказал сержант Флест, указывая на линию домов по обе стороны улицы. – Надо найти путь вниз.

Еще ни одному приказу Карвин не был так рад.

Он подошел к ближайшей двери и ударом приклада выбил замок. Секунду подождав, пока его глаза привыкнут к мраку за дверью, Карвин шагнул в длинный коридор, напугав бегавших там серых крыс.

Здесь была лестница, но, как и ожидал Карвин, дверь вниз была забаррикадирована с этой стороны. Никто не хотел, чтобы в его дом ночью забрались обитатели нижних уровней. Однако баррикада оказалась весьма хлипкой, просто стол и несколько стульев, сваленных в кучу у двери, скорее в надежде помешать ее открыть, чем с четкой целью.

Карвин с легкостью выдернул из баррикады стул, а за ним с грохотом рухнул и стол. Теперь по лестнице можно было пройти. Путь впереди был чист, по крайней мере, до следующего скайвэя. Довольный собой, Карвин повернул назад, чтобы доложить о своей находке сержанту. Он уже почти дошел до двери, когда снаружи раздались крики и выстрелы, и Карвин застыл в ужасе.

Он не мог идти вперед. Каждый раз, когда он думал об этом, перед глазами появлялся кровавый освежеванный труп, и накатывала тошнота. Карвин хотел повернуться и убежать вниз по лестнице, но совесть не позволила ему бросить товарищей, и, кроме того, что чувствовала бы его мать, если бы ее первенца расстреляли за дезертирство?
ТерминаторДата: Суббота, 23.03.2013, 10:34 | Сообщение # 37



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


В конце концов, его совесть победила. Он заставил себя сделать маленький шаг, потом еще один, потом еще – и, наконец, дошел до двери, и, собрав всю свою храбрость, выглянул наружу.

Карвин был предупрежден о череполиких вурдалаках. Последние четыре часа он только и делал, что всматривался в тени, пытаясь заметить их, думая, на что они могут быть похожи. Реальность, однако, оказалась куда более ужасной, чем все, что он мог вообразить.

Они окружили его отделение; они появились с каждой стороны ряда зданий, всего их было десять, и сейчас они готовились захлопнуть свою ловушку. В центре скайвэя сержант Флест и двое солдат пытались защитить гражданских, но их лазерные выстрелы, казалось, едва беспокоили монстров.

Остальные товарищи Карвина уже выходили из домов и тоже начинали стрелять, наконец, одного вурдалака удалось свалить, но было уже слишком поздно. Охотники набросились на добычу, их клинки, уже покрытые запекшейся кровью, начали свою ужасную работу.

Карвин поднял лазган, но так дрожал от страха, что не мог хорошо прицелиться. «Они уже мертвы», сказал он себе. «Сержант Флест, Тондал, Гарровэй, им уже не помочь». И с этой мыслью он переключил лазган на огонь очередями, и треск лазерных выстрелов заглушил вопли его товарищей.

Но это помогло ненадолго. Аккумулятор лазгана разрядился, и внезапно в прицеле Карвина возникло зрелище, от которого кровь стыла в жилах – злобно ухмылявшийся металлический череп. Вурдалаки покончили со своими жертвами на скайвэе; теперь они разделились и обратили свое внимание на стрелков. Взвизгнув, Карвин отскочил обратно в здание, лихорадочно выдернув разряженный аккумулятор из лазгана и пытаясь вставить новый. Он запнулся на словах Литании Заряжания, и аккумулятор выпал из его трясущейся руки.

Вурдалак был уже у двери. Трупное зловоние ударило в нос Карвину, вызвав приступ тошноты. Карвин перехватил лазган обеими руками, намереваясь встретить своего убийцу штыком, хотя знал, что это ему не поможет.

Вдруг вурдалак взорвался.

Совершенно внезапно, просто вспышка пламени, в которой испарилось одеяние монстра из содранной кожи, металлический скелет под ним расплавился. К уже и так невыносимому зловонию добавилось облако едкого дыма, и Карвин, потянувшийся за аккумулятором, упал на четвереньки, сраженный приступом мучительной рвоты.

Подняв слезящиеся глаза, он увидел, что том месте, где только что был вурдалак, стоит какая-то фигура. Карвин едва не закричал, увидев ее лицо – это был металлический череп. Потом он заметил на шлеме над черепом пластину с изображением имперского орла, и облегченно вздохнул.

Череп был маской, понял Карвин, а под ней…

… под ней была еще одна маска – из ткани, соединенная шлангом с дыхательным аппаратом на спине. Несмотря на пугающую внешность, на наплечниках этого человека были знаки различия имперского гвардейца, и он нес мелтаган, выстрел которого только что спас жизнь Карвина.

Гвардеец, казалось, с презрением посмотрел на Карвина, отвернулся и вышел, его оружие еще раз сверкнуло яркой вспышкой. Стыдясь своей слабости, Карвин перезарядил лазган и поспешил за гвардейцем, задержав дыхание и пытаясь не смотреть на дымящуюся лужу серебристого металла у двери.

Снаружи ход боя решительно изменился. Взвод гвардейцев в масках-черепах, прибывший с востока, превосходил численностью вурдалаков более чем втрое. Лишь у немногих были мелтаганы, остальные были вооружены хеллганами, более мощным вариантом лазгана – Карвин видел хеллган когда-то на учебных стрельбах, но с тех пор ни разу – и их огонь тоже имел действие. Вурдалакам не позволяли приблизиться и пустить в ход когти. Еще два монстра были испарены, двух других свалили багровые выстрелы хеллганов.

На секунду Карвин почувствовал огромное облегчение от того, что он спасен, и благодарность к своим спасителям – но в следующую секунду эти чувства испарились.

Он услышал хлопок сжимаемого воздуха, и внезапно вурдалаков на скайвэе стало в четыре раза больше. Секунду назад их оставалось лишь пять, а в следующую стало более двадцати, и Карвин представить не мог, откуда к ним прибыли подкрепления. Они просто… появились.

Вурдалаки были все еще прижаты огнем, но теперь, благодаря своей численности, они стали продвигаться вперед. Некоторые из них схватили трупы своих предыдущих жертв и использовали их как щиты от огня гвардейцев. Карвин поймал в прицел одну такую тварь, но эта их новая тактика заставила его промедлить с выстрелом. Гвардейцы же не прекращали огонь, невзирая ни на что.
ТерминаторДата: Суббота, 23.03.2013, 10:35 | Сообщение # 38



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Труп сержанта Флеста был подожжен пролетевшим мимо выстрелом мелтагана; вурдалак швырнул его в ряды гвардейцев, заставив их нарушить строй. Карвин закусил нижнюю губу от ярости – Флест был хорошим человеком, хорошим командиром, он заслужил покой после смерти – и нажал спуск, но лишь несколько выстрелов его лазгана попали в цель, да и те безвредно скользнули по металлическим костям вурдалака.

Карвин ожидал, что гвардейцы отступят. Но вместо этого их передние ряды достали штык-ножи и бросились врукопашную, каждый гвардеец атаковал отдельного противника. Карвин был восхищен и ошеломлен их храбростью, зная, что вурдалаки гораздо сильнее людей в ближнем бою. Гвардейцы сражались жестко и упорно, продержавшись в рукопашной гораздо дольше, чем сержант Флест и другие солдаты СПО, но вурдалаки были быстрее, сильнее, и у каждого из них было восемь клинков против одного клинка гвардейца.

Первый гвардеец упал, его сердце было пронзено металлическими когтями, но еще прежде чем он коснулся земли, и он и его противник были испарены огнем мелтагана, и Карвин понял, что в этом и состоял план. Те десять гвардейцев пожертвовали собой без малейшего промедления, чтобы выиграть время для остальных.

Еще один вурдалак испарился, а третьего сразил огонь хеллганов. Другой, к восхищению Карвина, был пронзен штыком и рухнул в лужу жидкого металла, оставшуюся от его собрата. Но когда гвардеец-победитель отвернулся в поисках следующего врага, вурдалак дернулся и снова вскочил на ноги, его когти-клинки нанесли удар.

Карвин крикнул «Берегись!», но если гвардеец и услышал его, отреагировать он не успел. Он был освежеван за пару секунд, но в следующий момент залп хеллганов покончил с его убийцей. Это происходило повсюду на поле боя, предположительно мертвые вурдалаки поднимались и снова бросались в атаку, и Карвину стало казаться, что надежды нет, что этот кошмар никогда не кончится.

Он увидел вспышки выстрелов в дверях, выходящих на скайвэй: двое уцелевших солдат из его отделения делали все, что могли, чтобы помочь гвардейцам, хотя, несомненно, уже знали, что их усилия мало что значат. Только мелтаганы убивали вурдалаков сразу и наверняка – и Карвин видел, что теперь и сами вурдалаки поняли это, и их основными целями стали гвардейцы с мелтаганами. Остальные гвардейцы бросили хеллганы, сражаясь штыками, чтобы защитить своих лучше вооруженных товарищей. Карвин беспомощно наблюдал, как один вурдалак ловко обошел двоих противников, чтобы атаковать солдата с мелтаганом. Монстр взмахнул когтями, рассекая фузионную камеру мелтагана, и ослепительная вспышка испарила и гвардейца и вурдалака.

Еще один гвардеец отступил к краю скайвэя, лишь в нескольких метрах от двери, в которой стоял Карвин, вурдалак свирепо атаковал его. Гвардеец выстрелил из мелтагана, но промахнулся, Карвин попытался сам прицелиться в монстра, но обнаружил, что гвардеец закрывает ему цель. Через секунду эта проблема решилась – гвардеец упал, обливаясь кровью, но прежде чем его убийца смог добраться до Карвина, выстрел лазгана уложил его.

Карвин понимал, что Император требует от него сейчас, как бы ни было ему страшно. Лишь в нескольких шагах на скайвэе лежал мелтаган убитого гвардейца, очевидно, не замеченный в пылу боя. Шанс Карвина сделать что-то важное, спасти несколько жизней, ему лишь нужно было подобрать это оружие – и стать основной целью вурдалаков.

Он говорил себе, что у него нет выбора. Он не мог думать о вурдалаках и их когтях, не мог думать об освежеванных телах в развалинах, или о горящем трупе своего сержанта. Он должен был брать пример с этих гвардейцев с их масками-черепами, должен быть таким же отважным, как они, должен сделать эти несколько шагов…

Карвин подбежал к мелтагану, упал на одно колено и схватил оружие. Его сердце бешено колотилось, ладони стали такими скользкими от пота, что оружие едва не выскользнуло из рук. На ощупь он нашел спусковой механизм; его взгляд был прикован к вурдалаку, неподвижно лежавшему лишь в метре от него. Монстр не двигался с тех пор, как упал – возможно, он был уже окончательно мертв – но Карвин хотел убить его наверняка.

Сначала он подумал, что мелтаган дал осечку, потому что ожидаемой отдачи не было, оружие лишь издало шипение, но потом вдруг приглушенно громыхнуло, и труп вурдалака загорелся. Возликовав на секунду от этой победы, Карвин вспомнил о других тварях, чье внимание он, несомненно, успел привлечь. Он поднял мелтаган на плечо, молясь о том, чтобы убить по крайней мере еще одного вурдалака прежде чем погибнуть самому, или двух, если Император будет милостив к нему.
ТерминаторДата: Суббота, 23.03.2013, 10:35 | Сообщение # 39



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Найти цель посреди рукопашной схватки было труднее, чем он ожидал. Он боялся случайно попасть в гвардейца. Сами же гвардейцы с мелтаганами не были так осторожны. Один из их выстрелов только что испарил двух их товарищей и вместе с ними вурдалака. Несомненно, они понимали, что, если они не сделают этот выстрел, их товарищи все равно погибнут. Но Карвин не мог так думать.

Два вурдалака, обойдя гвардейцев, приближались к нему с каждой стороны. Карвин не знал, в которого из них целиться, который доберется до него первым, и, наконец, когда он выбрал вурдалака слева, то понял, что уже слишком поздно, он не успеет остановить их обоих. По крайней мере, он запишет на свой счет еще одного. Он преодолел побуждение закрыть глаза, бежать от ужасного зрелища приближавшегося монстра. Он стиснул зубы и выстрелил…

… и промахнулся, но вурдалак все равно упал от сильного удара штыком сзади. Он рухнул прямо перед Карвином, и, содрогнувшись от страха и отвращения, солдат прицелился в тварь и нажал спуск. Но выстрел мелтагана лишь задел монстра, и к ужасу Карвина, вурдалак попытался встать, хотя левая сторона его тела превратилась в расплавленный металл, стекавший на землю. Существо смотрело на Карвина пылающим взглядом, полным злобы, даже когда левая глазница его черепа расплавилась и потекла по лицу. Потом его левая нога подогнулась, и вурдалак снова рухнул на землю, бессильно дергая конечностями, пока не замер неподвижно.

Карвин, однако, еще не был мертв. Он повернул мелтаган вправо, ожидая, что сейчас в него вонзятся когти второго вурдалака, но тот исчез. В панике Карвин развернулся, но вурдалак не подкрадывался к нему с тыла, как он боялся. И вдруг Карвин увидел, что наполовину оплавленный труп монстра, лежавший перед ним, тоже исчез. Больше не было слышно шипения мелтаганов гвардейцев или треска лазганов его товарищей. Бой закончился.

Вурдалаков нигде не было, ни мертвых, ни живых. Они просто исчезли так же внезапно, как появились, но это значило…

Это значило, что они несомненно вернутся. Металлические вурдалаки могут атаковать снова, в любой момент, и никто не увидит, как они приближаются.

Карвин нерешительно поднялся и пошел вперед, его шаги громко звучали во внезапно наступившей тишине. Остальные выжившие солдаты из его отделения вышли из дверей; еще несколько минут назад их было десять, теперь осталось всего четверо.

– Кто командует вашим отделением?

Карвин лишь через секунду понял, кто это говорит, и что вопрос обращен к нему. Гвардеец со знаками различия лейтенанта угрожающе возвышался над ним, и Карвин нервно глотнул, глядя в темные глазницы маски-черепа.

– Сержант Флест, сэр, – сказал он. – Но он мертв. Вы только что сожгли его тело.

– Какие были его последние приказы?

– Выбираться из города.

– Теперь это невозможно.

Пока лейтенант говорил, Карвин увидел первые красные лучи утреннего солнца, осветившие скайвэй. Земля под ногами вздрогнула от мощного взрыва где-то внизу, и Карвин понял, что офицер говорит правду. «Вурдалаки задержали нас слишком надолго», подумал он, и в его горле пересохло.

– Мое обозначение, – сказал офицер, – лейтенант 4432-9801-2265-Феста, командир 1-го взвода гренадеров роты «Бета» 81-го пехотного полка Крига. Вы поступаете в мое распоряжение.

Карвин не мог сказать, был это вопрос или приказ. Он вообще сейчас не мог говорить, и лишь кивнул. Солдат Парвел говорил по воксу, докладывая обстановку, но Карвин не слишком надеялся, что полковник Браун или губернатор или кто там сейчас командует, сможет прислать флаер чтобы спасти нескольких рядовых солдат СПО. Сейчас их, наверное, сотни в городе, оказавшихся в такой ситуации, и, вполне возможно, не меньшее число и более важных людей.

Еще один гвардеец Крига, даже более высокий и худощавый, чем прочие, ходил по скайвэю, осматривая убитых и оказывая медицинскую помощь немногим выжившим раненым. За ним следовала пара сервиторов, нагруженных медикаментами и подобранными у убитых хеллганами. Когда медик находил тяжело раненого гвардейца в безнадежном состоянии, он произносил короткое благословение и добивал его выстрелом в голову. После этого он забирал оружие и снаряжение с трупа гвардейца, и передавал его сервиторам. Взвод гренадеров потерял тринадцать человек. В строю осталось меньше двадцати.
ТерминаторДата: Суббота, 23.03.2013, 10:36 | Сообщение # 40



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Медик склонился над солдатом СПО, и Карвин на секунду почувствовал всплеск надежды, что еще один из его товарищей может быть спасен. Но тот факт, что он не мог даже опознать это освежеванное изуродованное тело, говорил ему, как ничтожно мала эта надежда. Все же медик достал шприц и воткнул в руку солдата.

Карвин не сразу понял, что он делает.

– Прекрати! – закричал он, подбежав к нему. – Ты не можешь делать это с ним!

– Он мертв, – сказал медик равнодушным голосом.

– Я знаю, – сказал Карвин. – Я вижу это, но…

– Мы отрезаны от линий снабжения и должны использовать все доступные нам ресурсы, – шприц наполнился кровью, и медик передал его сервитору. – Твоему товарищу больше не нужна эта кровь, но она может спасти жизнь того, кто еще способен служить Императору. Полагаю, твой товарищ хотел бы служить Императору?

С такой логикой Карвин спорить не мог, но он все равно не хотел смотреть на то, что делает медик. «Кто эти люди», думал он, «которые испытывают к мертвым так же мало уважения, как эти металлические вурдалаки?»

Медик встал и ожидающе протянул руку. Карвин лишь через секунду вспомнил, что все еще держит мелтаган, и неохотно отдал оружие. Мелтаган передали одному из гвардейцев Крига, но медик – хотя теперь Карвин видел, что это был больше чем просто медик; гвардейцы Крига явно уважали его и называли квартирмейстером – жестом отдал приказ сервиторам, и четырем солдатам СПО были выданы хеллганы – хоть что-то лучше простого лазгана.

Лейтенант собрал своих солдат.

– Город полностью изолирован, – сказал он, – но нам, вероятно, еще представится возможность послужить Императору за этими стенами. Нам приказано залечь на дно, до тех пор, пока не будет сообщено, что именно это за возможность.

Видимо, он тоже связывался с командованием, хотя Карвин не видел и не слышал этого. Однако он заметил, что один из гвардейцев нес вокс-аппарат, так что, возможно, лейтенант связывался по нему через вокс-бусину.

Карвин испытал облегчение, когда они наконец ушли с этого скайвэя, прочь от лежавших на нем трупов – облегчение от того, что теперь ему казалось менее вероятным, что вурдалаки снова их найдут. Однако когда Карвин попытался представить свою дальнейшую судьбу, облегчение сменилось щемящей тревогой.

Теперь он следовал за командирами, которых не знал, за людьми, которые внушали ему страх, которым он не мог полностью доверять. Земля под ногами снова вздрогнула, вероятно, обрушился еще один участок скайвэя или здание где-то внизу, и Карвин понимал, что его мечты о спасении, мечты, которые поддерживали его всю эту долгую страшную ночь, погибли безвозвратно. Как погибли и почти все его товарищи, друзья…

Он был все еще жив, все еще двигался, но куда – он не имел ни малейшего представления. Теперь вместо выхода из города они шли обратно, к его центру – и солдат Карвин не сомневался, что его новоявленные товарищи думают там умереть.

ГЛАВА 9

ГЮНТЕР проснулся от солнечного света и отдаленного треска выстрелов. Выглянув наружу, он увидел пустой скайвэй и никаких признаков всего того, что произошло накануне, если не считать одинокого автотакси, оставленного у здания. Однако хронометр Гюнтера показывал время утренней смены, так что сейчас на скайвэе должно было быть полно людей.

Вебер крепко спал на своем посту у окна. Гюнтер встряхнул его, разбудив, и они отправились искать еду, потому что оба были очень голодны, и еще потому, что легче было сосредоточиться на краткосрочных целях, чем думать, что будет дальше. Автоматический раздатчик пищевой пасты над плитой был пуст, и Вебер вломился в другую комнату в коридоре. Как оказалось, эта комната была занята: молодая женщина сидела, сжавшись в углу, двое детей испуганно вцепились в нее, и все трое плакали и кричали в ужасе от внезапного вторжения. Гюнтеру и Веберу понадобилось несколько минут, чтобы успокоить их.

Вебер предложил женщине пойти с ними и попытаться выйти из города. Для Гюнтера было новостью, что они еще надеются выбраться отсюда, но он не возражал. При дневном свете он чувствовал себя увереннее, чем ночью, и женщина подтвердила, что они находятся лишь в нескольких километрах от городской стены. Ориентируясь по солнцу, они смогут добраться до стены за час. Была лишь одна проблема…

– Мы пытались выбраться прошлой ночью вместе с солдатами, – всхлипнула женщина, – но лифты, внешние лифты, не работали, и солдаты… я не смогла сделать то, что они приказали… не смогла вести моих детей туда, вниз… где живут мутанты…
ТерминаторДата: Суббота, 23.03.2013, 10:36 | Сообщение # 41



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Ее слова несколько убавили оптимизм Гюнтера, и, когда они с Вебером поглощали найденную скудную пищу, он предположил, что женщина, возможно, права.

– Может быть, – сказал он, – лучше пока остаться здесь.

– Что, и ждать, пока нас спасут? – фыркнул Вебер. – Ну тогда удачи. Сначала они пошлют солдат за дочерью губернатора, потом за его друзьями, потом за приближенными, а его верные подданные будут в самом конце списка.

– Я никогда раньше не покидал город, я даже не знал как… Если есть только один путь – вниз… Вебер, я думаю, эти монстры пришли оттуда, снизу…

– Но сейчас пока тихо, – сказал Вебер. – И все утро было тихо, и я думаю, лучше рискнуть при дневном свете, чем ждать что будет, когда настанет ночь.

Гюнтер мрачно кивнул, но он думал о солдатах, которые проходили мимо его окна этой ночью. Они не были похожи на чудовищных вурдалаков или металлических насекомых, которых описывал Вебер. По их поведению, по тому, как они двигались, Гюнтер видел, что они разумны, и это напугало его больше чем что-либо, виденное до сих пор. Он был уверены, эти солдаты и сейчас где-то здесь, что-то замышляют, планируют, ищут…

Вебер был прав. Здесь не безопасно. Теперь они нигде не будут в безопасности.

– Я полагаю, – сказал Гюнтер, – если мы так близко… мы можем посмотреть, что там, и может быть… может быть, лифты уже починили, и мы… я не знаю, возможно, мы выберемся.

Почему-то в его мыслях это заявление звучало более уверенно. Но Вебер с ним согласился – и, видя облегчение в глазах бывшего владельца магазина, Гюнтер понял, что, несмотря на внешнюю уверенность, Вебер тоже нуждался в поддержке.

Они вышли на прохладный утренний воздух, и, хотя на скайвэе было тихо – почти сверхъестественно тихо – Гюнтер почувствовал, что вся его логика, все его смелые решения просто испаряются. Он ощущал себя здесь одиноким, уязвимым.

Он надеялся, что не совершает сейчас фатальной ошибки.

ИМ не пришлось долго ждать, чтобы найти следы страшных событий прошлой ночи.

Прежде всего, Гюнтер увидел разрывы в очертаниях башен на фоне неба. Он пытался убедить себя, что они, возможно, были там всегда, что башни просто могли быть построены дальше на окраинах города. Потом, завернув за угол, они с Вебером увидели разрушенное здание, возможно, то, мимо которого они проходили раньше, и Гюнтер больше не мог лгать себе.

Он увидел изуродованное тело в развалинах, и, хотя ему было страшно смотреть на него, он не мог отвести глаз. Оно не было похоже на вурдалака, но без более тщательного осмотра – а Гюнтер не собирался подходить к нему ближе – сказать наверняка было невозможно. Гюнтер испытал облегчение, когда по молчаливому согласию они с Вебером обошли руины, вместо того, чтобы идти через них, хотя это удлиняло им путь.

На скайвэях было еще больше трупов. Они лежали там, где их застигла смерть, с некоторых была содрана кожа, их обнаженные кровеносные сосуды блестели на солнце. Но были здесь и живые. Гюнтер и Вебер были не единственными людьми, оказавшимися в ловушке на улицах покинутого города.

Многие из выживших ошеломленно бродили, словно зомби, по руинам своих домов. Многие, как понял Гюнтер, ждали, что кто-то скажет им, что делать. Иногда кто-нибудь оборачивался к нему в надежде, видя сквозь кровавые пятна его серую форму, очевидно, думая, что этот человек уведет их отсюда, и тогда Гюнтер чувствовал стыд, потому что не был тем, кто мог им помочь.

Тем не менее, пока он и Вебер шли мимо, за ними последовали несколько человек, привлеченных уже тем фактом, что они куда-то целенаправленно идут. Вебер ни звал их с собой, ни отгонял, он просто шел вперед в мрачном молчании.

Они нашли полугусеничную машину СПО, вокруг нее на скайвэе лежали трупы солдат – целое отделение. Своим появлением они напугали молодого человека с безумными глазами, грабившего трупы; он нацелил украденный лазган на пришельцев и случайно нажал спуск. К счастью, лазерный луч ни в кого не попал, но треск выстрела разнесся по скайвэю, как сигнал тревоги. Гюнтер хотел уйти отсюда, но, к его досаде, Вебер был намерен сначала поговорить с парнем.

Спустя минуту, Гюнтер понял зачем. Вебер сам хотел заполучить оружие солдат. Он подобрал лазган, взял его обеими руками, приложил к плечу, прицелился. Когда Гюнтер сказал, что этим он лишь сделает себя целью, Вебер, обыскивая подсумки солдат на предмет аккумуляторов, проворчал:
ТерминаторДата: Суббота, 23.03.2013, 10:36 | Сообщение # 42



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– Мы уже стали целями, все мы…

Гюнтер все еще обдумывал это, когда последний лазган был подобран. Теперь у их группы было четыре лазгана – еще несколько оказались выведены из строя – и ему пришлось признать, что с оружием было спокойнее. Он напомнил себе, что видел, как один из вурдалаков был убит огнем лазганов, что их можно убить, и лучше хотя бы небольшой шанс, чем никакого.

Говорили, что стоит взять с собой и машину, но никто не умел управлять ею, а когда одна женщина все же смогла завести двигатель, его рев был оглушающим. Гюнтер заметил, что, когда скайвэи засыпаны развалинами, а лифты не работают, машина не увезет их далеко.

По скайвэю ходил старик, громко вещая всем, кто готов был его слушать. Он проповедовал, что Император мертв, что Иеронимус Тета оставлен на милость Губительных Сил. Днем раньше его бы оплевали за такую ересь, если не казнили бы на месте. Сейчас же, когда их группа возобновила свой путь неизвестно куда, Гюнтер не мог сказать с уверенностью, что еретический проповедник ошибается.

ЕЩЕ одна башня. Осталось пройти лишь еще одну башню, а за ней – только небо. Пусть это было небо, покрытое дымом и пеплом, перечеркнутое копотью от тысяч погребальных костров, пылающих в городе, все же это было желанное зрелище. На секунду надежда в душе Гюнтера воскресла, но в следующее мгновение она рухнула.

Один за другим их спутники останавливались, когда видели, что оказалось перед ними. Скайвэй, который должен был вывести их к свободе, резко обрывался. Его опоры были взорваны, по крайней мере, одно из зданий, поддерживавших его, разрушено. Чувствуя, как скайвэй с напряжением прогибается под его тяжестью, Гюнтер подошел к краю обрыва, насколько хватило смелости. Даже если бы у них были веревки, даже если бы они смогли спуститься вниз, они оказались бы в огромной груде развалин в двадцати уровнях ниже, которая тянулась дальше, чем он мог видеть.

До последней башни добраться было невозможно.

Долго никто не произносил ни слова. Тогда Вебер, казалось, неохотно принявший свое положение де-факто лидера, предложил вернуться и найти неповрежденную лестницу. Он сказал, что, возможно, есть еще выход внизу, под развалинами. Его пораженческий тон никого не убедил, и меньше всего – Гюнтера, но лучших предложений все равно ни у кого не было. Однако, когда павшие духом беженцы повернули назад, Гюнтер заметил, что несколько человек не пошли со всеми, решив остаться.

Их группа сократилась до семи человек к тому времени, когда они, наконец, нашли неразрушенное здание, разобрали баррикаду на лестнице и расчистили путь вниз. Четверо мужчин, три женщины, и на всех три лазгана. Два человека шли впереди Гюнтера, остальные позади, и он чувствовал себя зажатым на этой узкой темной лестнице. В конце концов, он пожалел, что не взял себе лазган.

Они шли уже почти сорок минут, и Гюнтер потерялся счет уровням, по которым они спускались. Они наткнулись на еще одну баррикаду, и устало начали ее разбирать. Эта баррикада была укреплена колючей проволокой, и Вебер начал осторожно ее снимать, ругаясь каждые несколько секунд, когда проволока вонзалась в его руки. У Гюнтера болели ноги, он не мог по узкой лестнице протиснуться к баррикаде, чтобы помочь Веберу, поэтому он просто сел на ступеньку и опустил голову на руки.

В поисках еды и отдыха они забрались в еще одно покинутое жилище. Он было меньше, чем те, к каким привык Гюнтер, слишком тесным для семи человек, стены были покрыты отвратительными богохульными граффити. Они явно были близко к самой поверхности.

Когда они вышли наружу, Гюнтер приготовился столкнуться со всеми ужасами нижних уровней. Он был изумлен, увидев солнечный свет, и почувствовал облегчение – до тех пор, пока не понял, что свет проникает сюда лишь потому, что многие башни обрушились. Скайвэй перед ними был усыпан обломками и выглядел почти так же, как скайвэи наверху – массовые разрушения уравняли все. Несколько людей, одетых в лохмотья, пробирались сквозь развалины, но Гюнтер не видел у них явных признаков мутации. Вероятно, мутанты уже сбежали через ворота, или с ними разобрались СПО.

К несчастью, этот уровень внушал не больше надежды, чем прочие. Всего лишь десять минут спустя, они обнаружили, что скайвэй, по которому они шли, полностью засыпан развалинами. Люди садились прямо на дорогу, слишком усталые, чтобы обдумывать, как выбираться дальше, лишенные какой-либо надежды, что дальнейший риск может оправдаться.
ТерминаторДата: Суббота, 23.03.2013, 10:37 | Сообщение # 43



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– Мы можем попытаться пойти в другом направлении, – сказал Вебер без особого энтузиазма. – Выход может быть где-то на севере или на юге. Хотя я сомневаюсь. Это не случайные разрушения. Кто-то сделал это с целью запереть нас тут. Думаю, теперь выбраться из Иеронимус-сити можно только по воздуху – и, как я уже говорил, нужно быть дочерью губернатора, чтобы ради тебя сюда послали флаер.

Словно подчеркивая его слова, скайвэй слегка вздрогнул. Перила качнулись, мелкие камешки посыпались на спину Гюнтера.

– У Хенрика нет дочери, – рассеянно прошептал он.

– Дочь, племянница, – так же рассеянно ответил Вебер, – кто бы ни была эта женщина.

– Что… какая женщина?

– Я говорил, разве нет? Парень, с которым я говорил прошлой ночью, который рассказал мне о насекомых… Он сказал, что незадолго до того, как они появились, он видел родственницу губернатора.

– Ты не рассказывал мне об этом, – сказал Гюнтер более громким голосом. – Ты не говорил, что…

И тут началась стрельба.

Многочисленные лазерные лучи врезались в развалины за спиной Гюнтера, один выстрел попал слишком близко от его головы, и отколовшийся кусок пласкрита поранил ему левое ухо. Он попытался вскочить на ноги, определить, откуда исходит угроза, и почувствовал, как куча обломков осыпается и сползает под его руками. К счастью, Вебер и еще один человек с лазганом отреагировали быстрее, чем Гюнтер, и открыли ответный огонь.

На обочине скайвэя мелькали тени, сгорбленные, нечеловеческие силуэты, и поистине мерой всех ужасов, через которые Гюнтер прошел за последние два дня, было то, что он почти с облегчением узнал в них всего лишь мутантов. Очевидно, зрелище покинутого, разрушенного города придало им смелости, и они воспользовались шансом захватить часть его для себя. Им где-то удалось раздобыть как минимум два лазгана.

Еще один лазерный луч попал в женщину с бледным лицом и опухшими глазами, сидевшую рядом с Гюнтером, срезав ей правую руку до локтя. Она ошеломленно посмотрела на обожженный обрубок руки и потеряла сознание. Ответный выстрел Вебера попал в горло мутанту, и тот, взвизгнув, умер.

Гюнтер был здесь легкой мишенью. Он хотел убежать, как он всегда убегал до этого, но теперь бежать было некуда. Он бросился вперед, пытаясь найти укрытие, и вдруг перед ним поднялись новые силуэты. Мутантов было больше, чем он видел сначала; их оказалось восемь или девять. Ствол лазгана повернулся в его сторону, но его владелец попал под огонь, и смерть Гюнтера была отсрочена на секунду или две.

Его последней отчаянной надеждой было вступить с мутантами в рукопашный бой, лишить их преимущества владения лазганами. Это пугало его до ужаса, но больше ничего ему не оставалось, и, опустив голову, он бросился на тощую, зловонную, покрытую язвами тварь, надеясь, что с разбега сможет повалить ее. Он врезался в мутанта, но тот видел его, успел приготовиться, и встретил удар, не пошатнувшись ни на шаг.

Мутант обладал силой разъяренного грокса. Он повалил Гюнтера на спину и прижал к земле костлявым коленом. Вонючая пасть нависла над Гюнтером, брызгая слюной в лицо. Он пытался удержать руки мутанта, а тот тянулся выдавить ему глаза своими грязными мозолистыми пальцами.

Его спас еще один толчок землетрясения, более сильный и продолжительный, чем первый. Мутант потерял равновесие, и Гюнтер отбросил его. Он не мог сравниться в силе с мутантом и побежал, но землетрясение лишило его опоры, и мутант догнал его, схватив за ноги. Когда Гюнтер упал, его рука наткнулась на кирпич, лежавший на скайвэе. Схватив его, Гюнтер изогнулся и ударил мутанта по голове. От силы удара кирпич выбило из пальцев, но удар достиг цели – мутант рухнул.

Гюнтер не знал, куда он упал, не знал, пытается ли еще мутант добраться до него. Казалось, весь мир содрогается с такой силой, что у Гюнтера стало двоиться в глазах. Он не мог встать, не мог даже попытаться, он мог только вцепиться в скайвэй и молиться Императору, чтобы он не обрушился.

Землетрясение прекратилось. Гюнтер услышал шаги и, осторожно подняв голову, увидел, как четверо мутантов в страхе бегут прочь. Он посмотрел на того мутанта, с которым сражался, и затаил дыхание при виде безжизненного тела, лежавшего рядом, из проломленного черепа мутанта текла черная кровь. Гюнтер испытал противоречивые чувства. Он чувствовал гордость, потому что на этот раз он не бежал, а сражался, исполнял волю Императора. И в то же время он был испуган тем, что его руки отняли чью-то жизнь, хоть это и была жизнь мутанта.
ТерминаторДата: Суббота, 23.03.2013, 10:37 | Сообщение # 44



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Вместо мутанта здесь мог лежать его труп.

Гюнтер услышал шум драки позади, и, оглянувшись, увидел, что его товарищи-беженцы прижали последнего мутанта к земле, и один из них приставил лазган к его голове. Гюнтер закрыл глаза, чтобы не видеть смерть мутанта, но звук лазерного выстрела все равно вызвал в его мыслях ясную картину казни.

Послышался голос женщины, зовущей на помощь, и Гюнтер понял, что кого-то убили. Женщина стояла на груде развалин, и сердце Гюнтера замерло, когда он увидел копну густых черных волос и узнал рядом с ней тело Вебера.

Он подбежал к своему новому другу, хотя не знал, как можно помочь ему. Вебер все еще дышал, но тяжело, в его груди зияла рана. Его лицо было покрыто потом, зрачки сжимались, словно он смотрел куда-то очень далеко.

– Кто-нибудь может помочь ему? – закричал Гюнтер. – Никто не находил у тех солдат аптечку или что-то вроде того?

– Просто… отдышаться… вот и все… – прохрипел Вебер, с тяжелейшим усилием подняв руку и схватившись за руку Гюнтера. – Надо секунду… перевести дух…

По лицу Вебера было ясно, что он и сам не слишком верит в собственные слова. Он сжимал руку Гюнтера с такой силой, словно цепляясь за саму жизнь, в его глазах была отчаянная мольба, но Гюнтер не знал, как помочь ему.

Он чувствовал, что должен сказать что-то, как-то утешить, но сейчас его разум занимала лишь одна мысль, и у него оставался последний шанс спросить об этом Вебера.

– Эта женщина, – сказал он, – которую видел твой приятель… как он узнал, что она…?

Вебер сначала был удивлен, но потом ему, вероятно, показалось, что лучше думать о чем-нибудь другом, только не о своей участи.

– Ты имеешь в виду… – сказал он, – дочь… губернатора?

– Племянница, – сказал Гюнтер. – Она его племянница. Так это была точно она?

– Тот парень, он… сказал, что запомнил ее… в новостях, во время голодных бунтов. Не знаю, может быть… ему просто показалось…

– Он сказал, как она выглядела? Вебер, он сказал?

– Не знаю… Молодая. Хорошо одета… Но он мог ошибиться… Что может… может кто-то вроде нее делать так далеко… от своего Шпиля?

Вебер закрыл глаза, и Гюнтер почувствовал, что его рука слабеет, дыхание становится поверхностным. Гюнтеру больше нечего было ему сказать, он лишь в последний раз крепко пожал руку Вебера, чтобы напомнить ему, что он не один, и, наконец, испустив последний мучительный вздох, Вебер умер, и его пальцы обмякли в руке Гюнтера.

– Что будем делать дальше? – спросил чей-то глухой голос позади, и Гюнтер понял, что другие беженцы собрались вокруг и смотрят на него, словно ожидая, что он поведет их. Женщина, потерявшая руку, была уже на ногах вместе с остальными и едва слышно плакала.

– Я не знаю, – сказал Гюнтер. – Я… я не знаю.

– Мы пойдем дальше? – спросил кто-то еще. – Будем искать другие ворота?

– Я не знаю.

– Что если мутанты вернутся? Что если они приведут подкрепления?

– Я не знаю, не знаю, не знаю!

Последние слова он прокричал, и это усилие словно прорвало некую плотину, и на глазах Гюнтера показались слезы. Он с трудом сдержал их, проглотив комок в горле и глубоко вздохнув.

– Я думаю, – сказал он, наконец, придя в себя, – что Вебер был прав. Для нас нет выхода из города. Думаю, нам стоило бы… вернуться туда, где мы были. Вернуться на верхние уровни, там безопасно… более безопасно, я имею в виду. Мы должны ждать, пока губернатор… ну, что-то предпримет. Верьте в Императора, и Он… Он защитит.

Когда Гюнтер произносил эти слова, он знал, что он скоро расстанется с этими людьми.

Весь этот день он не думал об Арикс. Был слишком занят собственным спасением. Сейчас ему было ясно, что, когда отключили электричество, ее не было дома. Она была на 204-м уровне, где ее застигло нападение металлических насекомых. Вебер не был уверен в этом, но Гюнтер был абсолютно уверен, потому что он знал одну вещь, которой не знал Вебер.

Он знал, что по скайвэю на 204-м уровне проходили маршруты всех автотакси с Верхнего Шпиля на 223-й уровень – где и находился скромный дом Гюнтера.

Арикс искала его – а он, в своем страхе, в своем эгоизме, забыл о ней. Конечно, она не сказала своему дяде, куда она идет, так что он не мог ее спасти, несмотря на домыслы Вебера. Вероятно, она была сейчас одна, вероятно, ранена, почти наверняка укрылась в доме Гюнтера, и думает, где он, нуждается в нем…

Он должен вернуться. Должен найти ее.
ТерминаторДата: Суббота, 23.03.2013, 10:37 | Сообщение # 45



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Он отпустил руку Вебера, осторожно уложив ее на грудь умершего. Потянувшись через его тело, Гюнтер подобрал его лазган. Оружие оказалось неожиданно легким.

Похоже, Император хотел, чтобы Гюнтер Сорисон сражался – и дал ему что-то – что-то более важное, чем его жизнь – за что можно сражаться. И Гюнтер сказал себе, что это хорошо, потому что теперь он мог сражаться – он только что доказал себе это.

Гюнтер не мог быть героем, он это понимал, но он мог быть солдатом. И он сказал себе, что будет солдатом – хотя бы потому, что другого выбора сейчас не было.

ГЛАВА 10

ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЕ достигло Порта Иеронимус.

Костеллин почувствовал первый толчок, когда стоял у окна своего кабинета, глядя на панораму космопорта. Инструкторы СПО проводили строевую подготовку только что призванных новобранцев, у которых, несмотря на все их усилия, с трудом получалось шагать в ногу. От первого толчка некоторые из них упали, и комиссар усмехнулся, видя их смятение.

На сам толчок он почти не обратил внимания, решив, что он вызван подрывными зарядами. Он все утро слышал взрывы этих зарядов, доносившиеся из города, хотя промежутки между взрывами увеличивались.

Затем последовал второй удар, более мощный и длительный, и Костеллину пришлось схватиться за подоконник, чтобы удержаться на ногах. Теперь у него были все основания беспокоиться.

Костеллин не был первым, кто вошел в кабинет полковника-186. Губернатор-генерал Хенрик опередил его. Адъютанты полковника работали с вокс-аппаратом, запрашивая донесения от офицеров на позициях и из частей других трех полков Крига.

– Подтверждено, сэр, – доложил лейтенант в противогазе, протягивая стопку инфопланшетов. – Согласно нашим расчетам, эпицентр обоих толчков находился точно здесь, – он указал на инфопланшете, – в центре Иеронимус-сити.

Полковник кивнул, словно ничего иного и не ожидал. Повернувшись к Хенрику, он спросил:

– В этом регионе когда-либо наблюдалась геологическая нестабильность?

Хенрик покачал головой.

– Никогда. Сколько я жил здесь, никогда не было землетрясений. Но даже если бы и были, это началось слишком уж…

– Тогда мы можем предположить, – прервал его полковник, – что это землетрясение вызвано деятельностью некронов. Лейтенант, мне нужны свежие данные сканирования этого района.

– Да, сэр. Я свяжусь с транспортом на орбите, сэр.

Больше по этому вопросу сказать было нечего, пока не будут доставлены данные сканирования, и Костеллин, попросив, чтобы его проинформировали, когда они прибудут, ушел. У него было плохое предчувствие насчет этого, но он решил не делиться своими мыслями, пока не будет располагать более достоверной информацией. Он знал, что полковник не склонен выслушивать необоснованные предположения. Хенрик последовал за ним, но Костеллин заметил, что губернатор-генерал поставил часовым солдата СПО в коридоре между кабинетами, вероятно, чтобы быть в курсе, если какое-нибудь совещание начнется без него.

Спустя сорок минут губернатор предпринял еще одну предосторожность – нанес визит комиссару. Костеллин терпеливо слушал, пока Хенрик встревоженно говорил о ситуации вообще и возможных причинах землетрясения в частности, прежде чем перейти к наиболее волновавшему его вопросу.

– Конечно, мы прочесываем город, – сказал Хенрик, – но наши лазганы неэффективны против этих некронов. Мы уже потеряли этим утром два отделения вместе с флаерами, на которых они летели. Мне лишь нужно… Мы все еще составляем список пропавших без вести. Я говорю о важных людях: индустриальных магнатах, меценатах, даже лордах. Ирония в том, что сейчас, когда лифты не работают, у тех, кто живет на верхних уровнях, меньше всего шансов выбраться. Но я слышал… я читал сообщения, и, кажется, что солдаты Крига…

– Вы просите нас о помощи, – сказал Костеллин.

– У вас есть ресурсы, оружие, и мы просто…
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Стив Лайонс Ходячие Мертвецы
Страница 3 из 9«1234589»
Поиск: