Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 4 из 10«123456910»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Митчел Скалон Сошествие Ангелов (Ересь Хоруса)
Митчел Скалон Сошествие Ангелов
ТерминаторДата: Вторник, 19.02.2013, 16:28 | Сообщение # 46



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Такие вопросы редко обсуждались, по крайней мере открыто, но в обществе Калибана существовали и другие религиозные представления. С одной стороны, на планете имелась традиционная религия, все еще очень популярная как среди простого люда, так и в кругу немногочисленных фанатиков из числа знати. В этой религии сочетались элементы культа предков и мистические народные воззрения, восходящие к древним познаниям первых колонизаторов планеты. Приверженцы этой религии верили, что леса Калибана населены духами-хранителями, особую роль в ней играли мрачные невидимые ангелы, которые время от времени вмешивались в людские дела, преследуя свои собственные, никому не ведомые и загадочные цели.

Однако это не означает, что Хранители во Тьме — единственные сверхъестественные существа на Калибане. Последователи традиционной веры считали великих зверей злобными духами, принявшими материальную форму, чтобы приносить людям страдания и лишения.

Учитывая все это, не было ничего удивительного, что отдельные жители и целые семейства нередко приносили жертвы Хранителям во Тьме, умоляя их вмешаться и усмирить великих зверей.

В отличие от верований народа рыцарские ордена Калибана придерживались более гностического кредо. Они полностью отвергали вмешательство в жизнь людей сверхъестественных сил. Даже допуская существование таких существ, как духи и божества, они подвергали сомнению их прямое вмешательство в дела людей.

Считалось, что побуждения и стремления сверхъестественных существ слишком чужды человеческому восприятию мира, и они вряд ли способны определить, когда требуется их помощь и в чем она должна выражаться.

Философия рыцарских орденов утверждала, что единственной побудительной силой в развитии личности любого человека является его собственная воля, а не предполагаемое влияние потусторонних сил. В соответствии с этими положениями в различных сообществах уделяли внимание совершенствованию разума и физического состояния рыцарей, чтобы добиться соответствия идеалам превосходства, хотя представления об этих идеалах могли отличаться в разных орденах.

Захариэль, после того как провел много лет в Ордене, впитал религиозные убеждения своих мастеров и принял их как свои собственные верования. Он не собирался спорить с людьми вроде Нарела, но и вникать в их суеверия тоже не имел никакого желания. Хранители во Тьме существовали только в мифах, и он не верил в оберегающих духов, милостиво охранявших человеческие души от каких-то теней, — только в силу человеческого разума. Деяния людей, подобных Лютеру и Льву, их кампания по уничтожению великих зверей служили ему подтверждением того, что у человека есть право свободного выбора пути своего развития. Разум способен постичь мир и даже космос, и люди, если им представится шанс, всегда предпочтут помочь своим братьям.

Захариэль был уверен, что все люди в сущности добры и, будь у них возможность, они из всех предложенных путей выберут самый лучший и светлый. Ни один человек не станет сознательно творить зло, если к этому его не принудят какие-либо обстоятельства.

На дурные поступки могут спровоцировать голод, невежество или страх, но никто не станет следовать по пути зла, если есть другие возможности.

Никто не может сознательно выбрать тьму, если есть возможность идти к свету.

В конце концов Захариэль выбросил из головы не предвещавшее ничего хорошего напутствие Нарела, перестал размышлять о природе человечества и сосредоточился на предстоящей охоте.

В этот момент его больше интересовали наставления лесника относительно дороги, а не вопросы человеческой судьбы и предназначения. Тот велел ехать на восток до обожженного молнией дерева и поляны за ним. Захариэль последовал этим инструкциям и воспользовался методом своих мастеров, позволявшим очистить мысли и обратить все духовные силы на стоящую перед ним цель. Он подстегнул коня, и тот перешел на рысь.

Пришпоривая скакуна, Захариэль устремлялся навстречу своему будущему.

Тропа оказалась достаточно протоптанной, и Захариэль легко отыскал опаленное молнией дерево. Сразу за ним простирался лес замшелых стволов, стоявших, словно ряды древних менгиров. Здесь начиналось царство сумрака и теней, и Захариэль начал понимать происхождение местных суеверий.

Северная Чаща давно считалась непригодным для жилья местом из-за близости гор, где устраивали себе логова опасные хищники, из-за слишком бедной почвы, требующей неимоверных усилий, чтобы получить какую-то отдачу, и из-за того, что леса были слишком густыми, чтобы можно было передвигаться по ним относительно безопасно. Более того, это место пользовалось дурной репутацией и славилось необъяснимыми явлениями вроде загадочных огней в гуще леса или пропажи людей, которые через неделю-две возвращались к своим семьям, но постаревшими на целые десятилетия.
ТерминаторДата: Вторник, 19.02.2013, 16:29 | Сообщение # 47



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Да, Северная Чаща хранила немало секретов, и Захариэль, как ни крепился, углубляясь в сердце леса, ощутил первое шевеление страха. Хоть он и поклялся себе ничего не бояться, оказалось, что страх просто притаился под слоями ненависти к зверю и горечи, вызванной кончиной брата Амадиса.

Как просто было насмехаться над суевериями сельских жителей, находясь под защитой стен Эндриаго, среди друзей и при ярком свете. И как легко одиночество и сумрак могли развеять всю решимость и самоуверенность.

Захариэль проглотил страх и опять пришпорил коня, чувствуя, что скакун тоже боится этого места. Вокруг стояли такие старые, кривые деревья, каких он еще никогда не видел, вероятно пораженные какой-то болезнью, поскольку из них повсюду сочился тягучий сок, наполнявший воздух запахом подгнивших фруктов.

Деревья мелькали мимо по мере того, как Захариэль углублялся в Северную Чащу, и ему все время чудился невнятный шепот, словно последний вздох умирающего человека. Почва под копытами коня становилась все более влажной и болотистой, и корни деревьев почти полностью скрывались под сплетенными стеблями травы.

Все дальше и дальше уходила в заросли тропа, и в душе Захариэля возникло ощущение пустоты, сосущая бездна холодила сердце и разум.

Внезапно Захариэль почувствовал себя бесконечно одиноким.

Дело было не в полном отсутствии людей, а в одиночестве души, абсолютной изоляции от окружающего мира. Ужасное ощущение сопровождалось осознанием собственной незначительности, и Захариэль едва сдержал жалобный крик.

Каким надо быть высокомерным, чтобы считать, что находишься в центре спирали! Что за тщеславие верить, будто можешь оказать влияние на путь развития всего мира.

Глаза наполнились слезами, а конь, не сознающий, какая мрачная тьма окутала душу его седока, уносил его все глубже в лес.

— Я не ничтожество, — шептал Захариэль подступившей тьме. — Я — Захариэль из Ордена.

Тьма насмешливо глотала его слова, и прежде чем звуки могли вызвать хоть малейшую рябь на поверхности окружившей его бездонной пустоты, их подхватывал и уносил неощутимый ветер.

— Я — Захариэль из Ордена! — закричал он в темноту.

Слова опять растворились в безмолвии, но в этот раз энергичное восклицание на короткий миг заставило темноту покинуть его душу. Захариэль кричал снова и снова, сознавая опасность громких звуков во время охоты на опасного хищника, но еще больше опасаясь безмолвной тьмы, грозящей завладеть его душой.

Тропа все так же уходила вглубь леса, а Захариэль продолжал громко повторять свое имя. С каждым шагом своего коня он все отчетливее чувствовал, что из земли сочатся невидимая злоба и неуправляемая стихийная энергия, словно глубоко-глубоко под поверхностью Калибана бьется готовый прорваться наружу грозный источник. Как сквозь построенную бобрами из глины и грязи плотину сочатся струйки воды, так и здесь на поверхность мира из глубины вырывалось нечто ужасное, что влияло на жизнь обитавших поблизости людей.

Едва эта мысль успела оформиться в сознании Захариэля, как он почувствовал, что уже не один в лесу.

Мягкое прикосновение к поводьям остановило боевого коня, и Захариэль жадно вдохнул глоток холодного воздуха. Он совершенно четко ощущал присутствие нескольких существ, скрывающихся в тени под деревьями.

Он знает… Он чувствует это…

Юноша не мог никого разглядеть, настолько глубоко эти существа скрывались во мраке между деревьями, и все же абсолютно точно знал, что они там, они смотрят на него из темноты.

Смотрят на него из темноты…

Он видел движение краем глаза, но стоило повернуть голову и взглянуть прямо, как едва уловимые тени исчезали. Захариэль заметил не меньше пяти существ, но не мог с уверенностью сказать, сколько их всего.

Убьем его… Он уже поражен…

Шепот порхал между деревьев, однако Захариэль знал, что эти звуки вылетают не из человеческого горла, вернее сказать, не принадлежат к миру, который можно исследовать пятью имеющимися чувствами. Он воспринимал ведущийся вокруг него разговор, и хотя слова, если это понятие можно применить к беззвучному обмену информацией, были ему совершенно незнакомы, он без труда различал их смысл.
ТерминаторДата: Суббота, 09.03.2013, 12:18 | Сообщение # 48



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– Кто вы? - крикнул он, стараясь, чтобы его голос не дрожал - Прекратите шептаться и покажитесь!

Тени, наблюдающие за ним, метнулись глубже во тьму при звуках его голоса, возможно удивленные тем, что он почуял их присутствие или что он смог услышать их безмолвное бормотание.

Он несет пятно в себе. Лучше убить его сейчас…

От угрозы рука Захариила метнулась к мечу, но в его мысли вмешалось призрачное касание, удержавшее его от нападения.

Твои попытки напрасны, Захариил из Ордена. Ты не можешь причинить нам вред оружием из этой реальности…

Голос эхом раскатывался под его черепом, и Захариил крикнул на голос, который звучал так, будто говоривший был прямо перед ним.

– Кто вы? - закричал он, овладевая своими чувствами и бросая дикие взгляды во все стороны опушки. Он не видел ни одного из своих собеседников, но пустил лошадь кругом, извлекая меч.

– Покажитесь! - потребовал он опять - Я устал от этих фокусов!

Хорошо…

Едва слова прозвучали в его сознании, он увидел одного из невидимых собеседников.

Фигура появилась из тьмы меж деревьев. Она была не выше пары футов ростом, и от головы до пят была закутана в робу с капюшоном, которая скрывала каждый дюйм ее плоти. Тьма под капюшоном была более плотной, чем та, которая окружала Захариила, и он был уверен, что если он увидит, что скрывается за этой угольно-черной темнотой, он безвозвратно потеряет рассудок.

Руки существа были сведены впереди, каждая скрывалась в рукаве другой. Осанка была согбенной, хотя Захариил не чувствовал никакого подчинения в манере поведения существа.

– Что вы такое? - спросил Захариил - Вы Глядящие из Тьмы?

Это подходящее нашей цели название.

Цели? Какой цели? - спросил Захариил.

Общения с тобой, которое ты сможешь понять. Люди нуждаются в названиях в своем мире, чтобы он имел смысл.

– Люди? - сказал Захариил - Таким образом, ты утверждаешь что ты… не человек?

Верно, мы принадлежим виду, неизвестному большинству людей.

– Тогда что ты?

Это неважно, но важно чтобы ты покинул это место.

– Я не могу - ответил Захариил - Я поклялся выследить зверя, котрый убил моего друга.

Создание, которое ты ищешь, не здесь, хотя оно близко.

– Ты знаешь, где оно? Отвечай?

Хорошо, но ты должен поклясться, что ты уйдешь отсюда и никогда не вернешься. Эти леса испорчены и пребывание здесь опасно для людей.

– Испорчены? Испорчены чем?

Маленькая фигура покачала головой.

Нет, людям не следует знать этого. Ваша раса и так знает слишком многое и стремится вмешиваться туда, куда не следует.

– Я не понимаю - сказал Захариил - Что вы здесь делаете?

Мы члены братства, подобного твоему… группа единомышленников посвятивших себя борьбе с самым древним злом.

– Каким злом? - спросил Захариил - Ты имеешь в виду Великих Зверей?
ТерминаторДата: Суббота, 09.03.2013, 12:18 | Сообщение # 49



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Нет, они лишь симптом общей болезни. Я не назову это зло, достаточно сказать, что оно будет гибелью вашей расы и однажды уничтожит вас.

Захариил почувствовал, как озноб пробежал по его телу, когда существо упомянуло это великое зло, от твердой уверенности что существо говорит правду. Эти слова несли в себе тяжесть эпох, и хотя это было невозможно, Захариил чувствовал, что этому созданию может быть несколько тысяч лет, если не больше.

– Это зло. С ним можно сражаться? - спросил он.

Конечно. С любым злом можно сражаться.

– Тогда позвольте мне помочь вам уничтожить его - закричал он.

Фигура покачала головой, и порыв Захариила угас.

Зло подобное этому не может быть уничтожено. Его можно держать в заточении, но пока будут люди, оно также будет существовать.

– Тогда чем я могу помочь?

Уйти. Отравится прочь отсюда и больше не возвращаться.

Захариил кивнул, одновременно стремясь убраться отсюда и в то же время не желая уходить не узнав больше об этих…чужаках.

– Как вы здесь появились?

И снова фигура покачала своей головой, и Захариил увидел еще две небольшие фигурки, которые вышли из-за деревьев, у них были одеяния и позы неотличимые от первой фигуры.

Он задает слишком много вопросов!

Его раса любопытна и это погубит их. Нам надо убить его.

Он не знал, кто из трех говорил, потому что их голоса накладывались друг на друга и скручивались в его голове подобно воде, вытекающей через отверстие. Хотя его собеседники были малы ростом, и Захариил без труда одолел бы их в любом физическом столкновении, он не сомневался в том, что существа обладают силами, которых он не понимал, и что они могут оборвать его существование также легко, как погасить свечу.

– Почему вы хотите убить меня? - сказал он - Что я вам сделал?

Лично ты не сделал ничего, но как раса вы угрожаете обречь галактику на вечные муки.

Захариил был ошеломлен словами существа, из которых следовало, что люди живут не только на Калибане и что человечество расселено по звездам. Невероятная новость о том, что многие из древних легенд являются правдой, пьянило, будто самое лучшее вино, играющее на его языке.

Вдохновенный этим новым знанием, он протянул свой клинок и произнес:

– Я уже поклялся, что буду сражаться со злом угрожающим моему Ордену, но я клянусь, что сделаю все, что в моих силах, чтобы противостоять тому злу, с которым боретесь вы.

Он почувствовал одобрение созданий и знал, что они почувствовали правдивость его слов.

Хорошо, Захариил из Ордена. Мы принимаем твою клятву. Теперь тебе пора уходить.

У Захариила были еще тысячи вопросов этим наблюдателям, но он удовлетворился теми знаниями, которые уже получил. Он вложил меч в ножны и развернул лошадь, в то время как Глядящие из Тьмы растворились в зарослях.

Едва очертания наблюдателей поглотила темнота, последний вопрос появился в его сознании, когда он вспомнил сказанное глядящими.

– Подождите! - крикнул он - Что вы имели в виду, что во мне есть порок?
ТерминаторДата: Суббота, 09.03.2013, 12:19 | Сообщение # 50



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Сначала он подумал, что ему было отказано в ответе, но за мгновение до того, как они исчезли из вида, голос прошептал из теней.

Не пытайся открыть дверь, ведущую к легкому могуществу, Захариил из Ордена. Отправляйся обратно к дереву, пораженному молнией, и ты найдешь, что искал.

Затем они исчезли.

Захариил скакал прочь из глубин леса, его силы прибывали, свинцовая тяжесть, обрушившаяся на его душу, когда он направлялся вглубь, уменьшалась с каждым километром обратного пути. Что то ужасное случилось в этой части леса, ужасное настолько, что стражи из другого мира явились на Калибан, чтобы смотреть за лесом.

Находилось ли зло, о котором они говорили на Калибане до сих пор, или же оно оставило здесь эхо своей злобы - он не знал этого, и предполагал, что в своем невежестве ему лучше держаться подальше. Он понимал, что угроза в этой части леса касалась не только его тела, но была гораздо более опасной.

Его посвятили в тайные знания, и если Орден чем и гордился, так это тем, как его члены умели хранить секреты. Вещи, о которых он узнал и то во что он верил, будут оставаться скрытыми в его сердце навечно, и ни одна земная пытка не сможет вырвать из него эти тайны.

Захариил в мыслях вернулся к своему разговору со Львом на вершине башни и тому, как удивлялся великий воин легендам о Терре и других обитаемых мирах. Захариил один на Калибане знал ответ на этот вопрос, и уникальность его положения тревожила его.

Его путешествие из темного сердца леса проходило спокойно, шаг его коня был легок, когда он прокладывал путь меж сплетения корней и близкостоящих деревьев. Даже тени, которые сгущались над ним до этого, кажется, исчезали от растекавшегося тепла полуденного солнца, пробившегося сквозь ветви деревьев.

Постепенно густой подлесок уступил место грунтовой дороге, и Захариил улыбнулся, узнав путь по которому он ехал много часов назад. Лошадь сама поскакала по дороге без дополнительных указаний и, миновав несколько покрытых листвой беседок, они достигли опушки с почерневшим деревом, в которое ударило молния.

Захариил был погружен в размышления, поэтому зверь застал его врасплох.

Зверь кинулся на него будто из неоткуда.

Он скрывался в тенях между сплетенными старыми деревьями, рядом с краем опушки. Когда он бросился к Захариилу сквозь листву, тот подумал, будто это ожил камень чудовищной формы.

Захариил увидел темный, гибкий силуэт, несущийся на него. Тварь была огромной и двигалась с невероятной скоростью. Конь Захариила испугался, и неожиданно рванул, взбесившись от паники. Захариил боролся, чтобы остаться в седле, крепко схватив поводья.

Лев Калибана почти настиг его.

И в следующее мгновение разорвет его на части.

Глава восьмая

В один леденящий, очень долгий миг страха, Захариил разглядел подробности телосложения зверя. Его тело было широким и мощным, львиным лишь в том смысле, что обладало четырьмя ногами и несло гриву острых как лезвия шипов, растущую вокруг покрытой броней головы. Каждая конечность была покрыта блестящей броней, твердой как камень, и гибкой, как кожа. Подобные кинжалам когти торчали из передних лап, а два клыка, сравнимых с кавалерийскими саблями выступали из верхней челюсти.

Захриил потом думал, усилило бы его страх количество убитых чудовищем людей, но в какой то момент он был напуган и так.

Только его инстинкты, выпестованные долгими часами, проведенными в стрелковых залах Альдурука, спасли ему жизнь. Захариил поднял пистолет с вращающимися стволами, полученный от умиравшего Амадиса и выпустил залп, посылая каждый болт в центр львиного тела, как его учили наставники.

Болты попали в цель, но лев, кажется, даже не заметил взрывов, когда они ударили в его толстую шкуру. Патроны, которыми был заряжен пистолет, имели разрывные пули, сделанные таким образом, чтобы взрываться глубоко в теле жертвы. У них было достаточно мощи, чтобы убить что угодно, даже существо с таким пугающим видом и силой.

Лев не обратил на них внимания, будто и не почувствовав ударов.

Рыча от гнева, лев в прыжке нанес удар когтистой лапой.

Удар пришелся по боевому коню Захариила, пробив бок животного с ужасным звуком ломающихся костей. Конь изогнулся, когда лев пропорол его тело, и Захариила вышибло из седла. Он упал на спину в грязь.
ТерминаторДата: Суббота, 09.03.2013, 12:21 | Сообщение # 51



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Захариил быстро вскочил на ноги, в то время как его конь испустил дух, теплая масса внутренностей животного выпала из искалеченного тела.

Внимание обезумевшего от стремительного убийства льва, было приковано к умирающей лошади Захариила.

Захариил еще раз выстрелил, отправив еще одну порцию болтов в чудовище, в то время как лев откусил часть от визжащей лошади, клинки его клыков вырвали огромный кусок мяса из крупа. Тело льва было покрыто гибкой броней, каждый раз, когда болт попадал в цель, разлетались искры и куски странного упругого материала.

Оружие Захариила сухо клацнуло, когда он опустошил магазин, а лев издал ужасающий рев, наполовину вой наполовину рык. Захариил торопливо перезарядил орудие, пятясь от чудовища, устрашенный его огромной мощью.

Лев крадучись шел по краю опушки. Глаза - змееподобные, ярко-оранжевые с черными узкими щелями посередине. Грива из клинков вокруг шеи непрерывно колыхалась, угрожающе рассекая воздух.

Захариил также продолжал двигаться боком, в противоположную движению зверя сторону. Утробный рев и слюна, свисавшая из открытой пасти твари, говорили о чудовищном голоде, и Захариил старался не думать о том, что эти клыки могут разорвать его.

Хотя тварь была чем-то неестественным, чудовищем из его худших кошмаров, у Захариила было ощущение, что зверь глядит на него со злой насмешкой. Борясь с подступившим страхом, Захариил вспомнил о сражении с крылатым чудовищем, и свою аналогию с пауком и мухой, которую он использовал, чтобы описать свои ощущения от того зверя. Лев проявлял то же злобное наслаждение охотой, а Захариил чувствовал себя лакомым кусочком, который смакуют, перед тем как поглотить.

Его опыт подсказывал ему держаться от льва на расстоянии и использовать пистолет для большей эффективности, а его рыцарский кодекс предписывал Захариилу броситься на чудовище и встретиться с ним в славной рукопашной схватке. Нацелив пистолет на крадущегося льва, Захариил обнажил свой клинок, прикидывая в уме различные возможности. Учитывая обойму в пистолете, у него их оставалось две. Были еще боеприпасы, но они находились в седельной сумке растерзанной лошади, и бывшие вне досягаемости. Если он не бросится в рукопашную, у него оставалось двадцать четыре выстрела чтобы убить льва.

Обычно, Захариил мог счесть, что двадцати четырех патронов ему хватит, чтобы справится с любым врагом во вселенной, но Великие Звери Калибана были невероятными созданиями, сочетая самые жуткие черты разных созданий в одном отвратительном теле. Тягучая красная жидкость сочилась из тех мест, где тело льва поразили болты, но Захариил не знал, была ли это кровь или какие то мерзкие выделения.

Даже пробитые места на шкуре чудовища, казалось, начали затягиваться.

Без предупреждения, лев рванул через опушку к Захариилу с невероятной скоростью.

Захариил нырнул в сторону, направив клинок по широкой низкой дуге, чтобы отразить атаку твари. Жужжащие зубья меча прорезали шкуру льва и кровь брызнула на Захариила. Лев, взревев, изогнулся на середине прыжка, и нанес Захариилу удар задними ногами, сбив того с ног. Упав, он перекатился, держа меч на отлете, чтобы не напороться на свой клинок. Грива льва сверкнула, тяжелые лапы вспороли землю в том месте, куда упал Захариил.

Захариил нанес колющий удар клинком, и жужжащие зубья прорезали гриву из шипов вокруг шеи чудовища. Из разрубленных шипов брызнула кипящая жидкость, капли которой, упав на доспехи, зашипели, будто кислота. Лев извернулся, и его огромные челюсти щелкнули перед Захариилом. Тот бросился вбок, в то время как мощные челюсти сошлись в сантиметрах от его тела. Избежав атаки, он выстрелил по льву несколько раз. И снова зверь словно не почувствовал боли или шока, словно был к ним иммунный.

Кожа Захариила уже была скользкой и покрыта потом, он мог чувствовать, как сдавлены броней его плечи и икры. Его доспехи были оборудованы механизмами, которые обеспечивали охлаждение и помогали при движении, но они не справлялись с перегрузками, которые вызывала схватка со львом.

Жизнь Захариила балансировала на лезвии ножа, следующие мгновения решат, доживет ли он до следующего заката или нет. Время осторожности прошло.
ТерминаторДата: Суббота, 09.03.2013, 12:22 | Сообщение # 52



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Описав мечом широкую дугу, чтобы удержать льва на расстоянии, Захариил внезапно бросился вперед. Перекувырнувшись по земле, он закричал и побежал по направлению ко льву, выпустив в зверя еще несколько выстрелов из пистолета Амадиса.

На какой-то краткий миг лев, кажется, опешил, затем разинул пасть и издал громкий разгневанный рев. Захариил и лев помчались на встречу друг друга, за мгновения покрыв расстояние между собой.

От близости зверя тошнота подкатывала к горлу. Было в нем нечто омерзительное, будто в прокаженном. Чудовище окружал тошнотворный запах разложения, и Захариил не был уверен, что это был именно запах, а будто это внутренняя гнусность твари обволакивала все вокруг.

Захариил почувствовал, будто нечестивая аура зверя проникает сквозь его доспехи в поры. Как никогда присутствие зверя ощущалось, словно раковая опухоль в сердце мира, источник пагубной заразы, которая должна быть уничтожена.

Его ненависть придала ему сил.

Захариил был совсем близко к зверю, стоя с ним лицом к лицу. Он выпустил еще два болта прямо в упор, прежде чем они сошлись в рукопашной. Затем, когда лев ударил Захариила лапами, тот проскочил мимо них и сильно ударил тварь мечом в широкую грудь. Лев взревел, и его пасть раскрылась. Захариил выстрелил из пистолета прямо в распахнутый зев, направив болты прямо в небо зверя. Он колол и колол, зубья меча пробуксовывали, пробиваясь через бронированные верхние слои кожи льва.

Голова льва с грохотом врезалась в него, и он отлетел на землю, услышав ужасный звук с

которым внутри его тела ломались кости.

Захариил жестко приземлился, из его легких вышибло воздух, в то время как зверь обрушил свои передние лапы на его грудь. Похожие на кинжалы когти пронзили внешние слои его брони, и Захариил закричал, когда кончики когтей прорезали кожу и мышцы его груди.

Захариил чувствовал давление массы тела льва, голова льва была в сантиметрах от него, а обильная кислотная слюна капала на его лицо. Он почти не мог дышать.

Рука, в которой был пистолет, была свободной, и Захариил выстрелил несколько раз в упор в живот льву.

Захариил услышал зловещий трескающийся звук, с которым начали поддаваться крепления брони. Лев стоял на нем, зная, что человек пригвожден и беспомощен, и продолжал смотреть как тот медленно и мучительно умирает, пока лев выдавливает из него жизнь.

Захариил чувствовал это так, будто железная цепь сдавила ему грудь и не дает дышать. Когти льва подняли его с земли к челюстям, готовым раскусить его на две части. Огромная пасть открылась, и зловоние которое исходило из невообразимо широкой глотки было самой отвратительной вещью, которую Захариил только мог представить.

Длинные клыки верхней челюсти выступали из пасти льва, каждый из них был подобен клинку органического происхождения, и они грозили ему гибелью. Он бессильно боролся в хватке льва, когти зверя втиснулись в нагрудную броню, моментально прижав его к месту. Захариил закричал от злости и страха, ощущая, как его ненависть к чудовищу превращается в сияющий шар неистовой силы внутри него. Он плюнул в пасть чудовища, когда клыки приблизились к нему.

Он закрыл глаза, когда клыки нанесли удар, и почувствовал, как излучение его ненависти вырвалось из тела неровным ореолом света.

Все остановилось.

Хотя его глаза были закрыты, он мог видеть неясные очертания льва, каждая кость и внутренние органы представлялась ему как на ладони, будто была освещена изнутри каким то странным прозрачным солнцем. Он мог видеть кровь, перекачиваемую по телу зверя, биение его сердца и мерзкую силу, которая породила эту тварь.

Картинка была в движении, но словно в сильно замедленном. Каждый удар сердца льва был подобен медленному глухому рокоту, порожденного махом древнего маятника. Клыки зверя все еще приближались к его телу, но их движение было бесконечно медленным, Захариилу даже пришлось потратить какое то время, чтобы понять что клыки вообще двигаются.

Каждая кость и каждый мускул Захариила болел. Его грудь горела огнем, и он ощущал, как болезненный холод проникает в его кости, пока эта новая и неизвестная сила текла сквозь него. Он посмотрел на свое тело, видя вены и кости под кожей.

Как он и подозревал, зверь раздробил ему несколько ребер. Под ставшей прозрачной броней он мог видеть перемешанные обломки.

Захариил поднял руку, и она прошла сквозь неясные очертания прозрачной плоти, будто та имела плотность дыма. Он мечтательно улыбнулся, видя, что все еще сжимает пистолет брата Амадиса. Механизмы оружия и внутреннее устройство ясно лежали перед его новоприобретенным взглядом.
ТерминаторДата: Суббота, 09.03.2013, 12:22 | Сообщение # 53



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Он наставил пистолет на сердце чудовища, внутри призрачного контура тела зверя. Захариил открыл глаза и нажал на спусковой крючок.

Реальность вернулась с ужасающей силой, когда зверь умер в весьма впечатляющей манере.

Рука Захариила была погребена в плоти зверя, его латные наручи проникли в грудь чудовища, словно были имплантированы туда. Челюсти льва касались его наплечников, лезвия клыков пронзили броню и проникли в тело Захариила.

Но прежде чем челюсти сошлись, грудь льва разнесли внутренние взрывы.

Пламя и ошметки живота разлетелись в стороны, когда болты взорвались внутри тела чудовища.

Утроба льва с взрывом извергла комок горячих внутренностей, и тварь рухнула на Захариила, придавив его к земле.

Он застонал от боли под невероятным весом чудовища, его плечо будто превратилось в горн, в котором находились его разорванные мускулы и кровь. Каждая мышца стонала, и он чувствовал огонь боли по всей грудной клетке.

Захариил сжал веки и, прикусив губу, навалился на тело льва, откатив его в сторону. Воздух наполнил его легкие, и он закричал когда его сломанные ребра соприкоснулись.

Боль в плече была невероятной, клыки льва все еще находились в его плоти и броне. Глубоко вдохнув, он бросил пистолет и опустил руки на огромную голову льва. Глаза зверя были безжизненны, но его пугающий облик все еще обладал жуткой силой. Хотя он знал, что Зверь бесспорно мертв, он будто в душе ожидал, что пасть раскроется опять, чтобы довершить начатое.

Лучше быстро, чем медленно, и он, закричав, дернул голову чудовища назад. Острые клыки выскользнули из тела Захариила, покрытые его кровью, и, освободившись от хватки, он отполз от мертвого тела.

Кровь струилась из ран от клыков на плечах, и он несколько минут снимал броню и осматривал скверные ранения. Он как мог, очистил свои раны средствами из седельных сумок, снятых с растерзанного и окровавленного коня. Свои раны он забинтовал плотными повязками.

Любопытно, что боль, кажется, уменьшилась, но Захариил знал, что это просто шок. Довольно скоро она вернется с новой силой. Сделав все что было возможно для своего несчастного израненного тела, он опустился на колени в истощении и наконец позволил себе задуматься о том, как он смог одолеть зверя.

Что за странная сила позволила ему так увидеть зверя. Был ли это какой то эффект от путешествия в темный лес, неведомая сила, которую Глядящие дали ему.

Или это было нечто более темное?

Глядящие сказали, что клеймо уже в нем.

Было ли это проявлением этого клейма?

Чем бы это ни было, он не мог этого объяснить, и абсолютно неизвестная способность пугала его больше, чем неистовость льва. Какова бы ни была причина этого мощного проявления, Захариил поклялся держать это в себе. В древние времена на Калибане людей сжигали заживо за меньшее, а он не хотел закончить дни на костре.

Шатаясь, Захариил поднялся на ноги и подобрал меч и пистолет. Оруженосец обычно брал какую либо часть твари, которую должен был убить, в качестве трофея, но взрывы внутри желудка льва превратили большую его часть в окровавленные ошметки.

В поисках среди мерзких останков, Захариил понял, что есть только один трофей, который он может принести в Эндираго, а затем в Альдурух. Взяв меч, он приступил к отделению головы льва от его тела. Зазубренное лезвие справлялось с задачей, теперь, когда странные двигающиеся пластины хитиновой брони были неподвижны.

Наконец отрезав голову льву, Захариил повернулся к пути, который лесничий указал ему, кажется, целую жизнь тому назад.

Хотя его голова кружилась от боли и кровопотери, он улыбался, направляясь к обратному пути в Эндираго, таща тяжелую клыкастую голову за собой.

Он представлял, какую реакцию вызовет его возвращение у Лорда Домиила и Нарела. Он не испытывал злобы к этим людям за то что они сомневались в нем и думали, что чудовище его убьет, он был просто счастлив, доказав, что они ошибались. Он достиг всех целей своего путешествия. Он убил Зверя и избавил жителей Эндираго от страха перед чудовищем. В то же время он испытал себя до самого предела.
ТерминаторДата: Суббота, 09.03.2013, 12:22 | Сообщение # 54



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Он доказал свою готовность. Он доказал, что удовлетворяет требования Ордена к доблести и доказал, что достоин стать рыцарем.

Но, в конце концов, и это было главным - он остался в живых.

Оглядываясь на голову зверя, он чувствовал глубокое и неизменное чувство торжества. Он прошел испытание. Он был успешен в своей охоте.

Первый раз в своей жизни Захариил почувствовал, что он по настоящему достоин тех высоких идеалов, которые сам поставил перед собой. Он бы никогда не был самодовольным, только не в случае доказательства своей состоятельности.

Он справился с заданием, называли ли это заданием или нет. Всегда будут еще чудовища, которых надо убить, еще битвы, в которых надо сражаться, еще войны, в которых надо побеждать.

До последнего удара сердца в своей жизни, он никогда не сдастся, никогда не позволит себе потерпеть неудачу. Но на мгновение, именно на это мгновение, он чувствовал, что он заслужил право на гордость за свое достижение.

Захариил покинул опушку и начал долгий обратный путь к Эндираго.

Глава девятая

В Эндриаго, Лорд Домиил одарил его новым дестриером, взамен погибшего из-за льва. Проведя неделю необходимого отдыха в поселении, чтобы дать достаточно времени своим ребрам и плечу зажить, Захариил, не терпя, начал свое путешествие домой, как только радостные горожане его отпустили, и он смог двигаться без той агонизирующей боли, которая то и дело вспыхивала в ребрах.

Учитывая тот факт, что он повторял свое более раннее путешествие, только в обратную сторону, он знал, какими дорогами идти, и сумел добраться до крепости-монастыря Ордена намного быстрее, чем мог ожидать. Спустя тридцать восемь дней с момента своего отъезда из Эндриаго, он уже мог вдалеке различить башни Альдурука. На тридцать девятый день, он был у ворот.

Последняя часть поездки всегда будет казаться наиболее значимой для него. Когда он приближался к крепости, чувство радостного ожидания росло в нем, поскольку он думал о том, как вновь встретится с Немиилом и остальными друзьями.

Представ, ему все еще придется встретится с проверяющими, которые должны проверить его достижение, но с головой льва, он не будет иметь проблем. Захариил горячо ждал возвращения домой, ожидая сердечной встречи его друзей, тем более, что почти все, кого он знал, думали, что он погиб во время поисков.

Естественно, он не мог полностью постичь того, что это означало. Жизнь казалась ему замечательной. Она была еще слаще из-за перенесенных трудностей его недавнего испытания. Он оказался против одного из наихудших Зверей, которых мог породить Калибан, и сумел выжить. Он хотел отпраздновать существование этого чувства с друзьями.

Он не мог знать, как печально они проводили недели, с момента его ухода из Альдурука. Его друзья считали его мертвым. Они горевали о нем.

В мыслях, они почти похоронили его.

Факт того, что он выжил, несмотря на весь страх за его безопасность, дал Захариилу дополнительный жар героизма в глазах многих его сверстников, особенно тех оруженосцев, кто был рядом с ним в Ордене.

Тем не мене, во время возвращения в Альдурук, он не понимал этого.

– Мы все думали, что ты погиб, - нетерпеливо сказал Аттий.

Младший парень держал коробку, содержащую немного личных вещей Захариила, оставленных ним, когда он нес свое снаряжение по коридору. - Все так считали. Они думали, что Зверь, скорее всего, убил тебя. Были даже разговоры о проведении похоронной церемонии для тебя. Это было бы забавно, правда? Представь, ты возвращаешься, чтобы обнаружить, что мы уже вырезали твое имя на одной из мемориальных плит в подземельях.
ТерминаторДата: Суббота, 09.03.2013, 12:23 | Сообщение # 55



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Это происходило позже, на первый день после его возвращения в Альдурук. Несколькими часами ранее, Захариил прошел великие крепостные врата, встреченный приветствиями и топотом множества ног. Очевидно, весть о его скором прибытии уже пришла из наблюдательных постов, поскольку, когда открылись врата, казалось, будто все населения Альдурука ждало, чтобы поздравить его.

Когда Захариил въехал во внутренний двор, он увидел рыцарей, оруженосцев и сенешалей, радовавшихся его возвращению. Шум их встречи был оглушительным. Это был тот миг, который навсегда останется с ним, окончание его первого великого путешествия, момент прибытия домой, когда он, наконец, почувствовал себя принятым как равный в рядах Ордена.

Немиил уже ждал его, когда он прибыл. Он был первым, кто приветствовал Захариила, схватив его в медвежьи объятия. Немиил говорил ему, его рот работал с ужасающей скоростью, но слова затерялись среди шума толпы.

Впоследствии, как только волнение улеглось, и Захариил доложил стражу врат, и, как он ожидал, ему дали время, спустя которое, он должен был предстать перед проверяющими Ордена. Тем временем, ему приказали уйти из бараков оруженосцев. Полдюжины спален находилось в редко посещаемом углу крепости для тех, кто окончил поиски, но еще не стал официально рыцарем.

– Так, это оно, - сказал Захариил, открыв дверь в его новую комнату, и глянул внутрь. Комната была пуста. В соответствии с монашескими традициями Ордена, она была немногим более, нежели спартанская келья. В углу находилась кровать, на которой он мог спать, но кроме нее, внутри больше ничего не было, даже стула.

– Не думаю, что они хотят оставлять тебя здесь надолго, - пробормотал Аттий позади него.

Захариил снисходительно улыбнулся, зная, что магистр Рамиил был рад его продвижению.

– Ты такой счастливчик, - пробормотал Аттий. Мальчик сказал это тихо, почти шепотом.

– Счастливчик? - сказал Захариил. Он обвел комнату вокруг них, - мне досталось это, ты слепой или не заметил нашу прекрасную обстановку? Ты видел мою новую комнату, Аттий, и все же, ты называешь меня счастливчиком?

– Я говорил не о комнате, - ответил Аттий.

Утомившись держать коробку, Аттий положил ее на пол кельи.

– Я имел ввиду, что тебе довелось охотиться на Великих Зверей. Ты завершил свои поиски для рыцарства. Я рад за тебя, правда. Ты заслужил это. Ты будешь Сар Захариилом. Ты будешь сражаться в войнах и сражениях вместе с лучшими из рыцарей Ордена, рядом с такими героями, как Лев и Сар Лютер. Магистр Рамиил будет гордиться тобой. Ты станешь рыцарем.

– И ты также станешь, - сказал Захариил. - Я знаю, что это время кажется далеким, но недолго осталось ждать, когда тебе дадут твои собственные поиски. Несколько лет, и все. Следуй учениям, усердно тренируйся, и все произойдет так быстро, что ты даже не заметишь.

– То-то и оно, - Аттий встряхнул головой. - К тому времени, когда я стану достаточно взрослым, все может измениться. Кампания Ордена против Великих Зверей к тому времени будет завершена. Никого не останется. И, без Великих Зверей, не будет больше поисков. Не будет никакого пути, чтобы стать рыцарем. Ты совершил то, что никогда не сумею я, Захариил. Ты убил Великого Зверя. Я никогда не получу подобный шанс.

Говоря это, Аттий имел выражение задумчивой грусти, которая выглядела почти душераздирающе на таком молодом лице. Аттий видел мир, в котором больше не было пути для мужчины, чтобы стать рыцарем.

Инстинктивно, Захариил отогнал такое холодное видение. Он был оптимистом и идеалистом до глубины души.

Когда он смотрел на ход кампании Ордена против Зверей, он восхвалял ее достижения. Он был уверен, что будущее могло только подтвердить то, что обещали Лютер и Лев людям Калибана до начала кампании. Когда он смотрел в будущее, то на горизонте видел мир и процветание. Он видел конец страха. Он видел конец страданиям и нужде. Он видел лучшее завтра.

Когда Захариил глядел в будущее, то всегда видел наилучшее из возможного.

Это было его проклятием.

– Ты смотришь на это слишком мрачно, мой друг, - сказал Захариил. Он улыбнулся парню, чтобы убедить его в этом. - Я знаю, люди каждый день говорят об окончании кампании, но я подозреваю, что она вполне может продлиться намного дольше. Конечно, если монстр, с которым я сражался, был чем-то наподобие разведчика, то я сомневаюсь, что Великие Звери собираются сдаваться и умирать. Они будут бороться зубами и когтями, чтобы выжить, как они всегда умели. Поэтому, я бы не слишком волновался, Аттий. Ты до сих пор имеешь время, чтобы убить своего Зверя, и у тебя достаточно времени, чтобы стать рыцарем.
ТерминаторДата: Суббота, 09.03.2013, 12:23 | Сообщение # 56



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Там была оконная щель, выходившая на верхушки лесных деревьев. Захариил обнаружил, что смотрит в ту сторону.

Как это часто случалось в прошлом, он на миг удивился двойной природе своего мира. Издали, леса были прекрасными на свой, мрачный и угрожающий, манер. Но, внутри тех самых живописных лесистых местностей, жили существа, которые были порождением человеческих кошмаров, существа, подобные тому, которое он убил.

Захариил любил Калибан, но он не был слеп к этим ужасам. Время от времени, ему казалось, что они жили на планете, бывшей адом и раем одновременно. И все же, связь, которую чувствовал к своему дому и лесам, была сильней и могущественней, чем что-либо иное в его жизни. Он любил свой мир безоговорочно, не смотря на его недостатки.

– Ты знаешь, почему люди иногда называют эту крепость Скалой? - он внезапно спросил. Вид из окна, и те леса, такие далекие от них, вдохновили его. Он хотел разделить свое озарение с Аттием, отвернуть парня от его печалей.

– Потому, что это название крепости Альдурук, - ответил Аттий. - Это значит «Скала Вечности» на одном из старых диалектов. Магистр Рамиил говорил, что вначале это было название горы, на которой стоит крепость. Потом, когда основатели Ордена решили построить здесь крепость-монастырь, они решили использовать название горы и для крепости.

– Это одна причина, - сказал Захариил, - но есть и другая. Подумай о названии, Альдурук, Скала Вечности. Орден имел и другие монастыри, но этот был первым. Он наш духовный дом, и место всех наших начинаний. Так, основатели дали такое название, которое имело значение, название, которое точно подвело итог тому, что они пытались здесь построить. Это место - наша скала, Аттий. Это - наш фундамент. До тех пор, пока она стоит, часть наших идеалов всегда будет жива. Ты понимаешь то, что я пытаюсь тебе сказать?

– Думаю, что да, - кивнул Аттий, его лицо выражало сосредоточенность. - Ты говоришь, что даже когда Звери исчезнут, Орден все еще будет здесь, и все еще будут рыцари.

– Точно, - согласился Захариил. - Значит, для тебя нет причин быть таким грустным. Если тебе станет легче, посмотри на это с такой стороны. Нашей обязанностью является защищать людей от всех существ, живущих в лесах. Даже когда Звери исчезнут, эта обязанность не изменится. Это Калибан. Здесь всегда будут монстры.

Магистр Рамиил был одним из первых, кто поздравил его со становлением рыцарем. Его бывший наставник явно хотел сказать больше, но его поглотила толпа рыцарей, окруживших его со всех сторон, чтобы поприветствовать Захариила в Ордене.

В отличие от торжественности церемонии, которой его ввели в Орден много лет назад, его посвящение в рыцари было отмечено внезапным столпотворением. Посвящение в рыцари было великим моментом в жизни любого человека, моментом, о котором все присутствующие люди знали и разделяли.

Они неслись всей массой, чтобы принять последнего новоприбывшего в их ряды. Под закрытыми капюшонами Захариил видел дружественные и радостные лица.

Прежде, чем он понял, что произошло, он был схвачен множеством ближайших к нему людей. Смущенный, Захариил почувствовал, что они подняли его на руки. Внезапно, совместными действиями дюжины рыцарей, Захариил был подброшен в воздух. Он поднялся над уровнем их плеч, прежде чем упасть в руки тех же людей, что подбросили его.

Он слышал смех людей, когда его вновь подбросили в воздух. Его тело вертелось в воздушном пространстве, Захариил видел, будто в калейдоскопе, лица окружающих его людей. Все они смеялись. Некоторых из них он знал лично, но многие были мужчинами, которые когда-то были строгими и отдаленными фигурами в его жизни.

Он видел Льва, Лютера, Лорда Сайфера и магистра Рамиила, все они либо улыбались, либо смеялись.

Из всего того, что он видел в жизни, эта картина останется с ним как наиболее странная и невероятная.

– ЭТО традиция, - сказал ему Лютер, смеясь, когда они позже разделяли кубок вина, - я имею ввиду тот трамплин. Это мы проделываем с каждым новым человеком. Но твое лицо, это было наилучшей частью.

Они находились в главном столовом зале Альдурука. На счастье для Захариила, его друзья рыцари вернулись к более прозаическим методам отмечать его посвящение, как только они закончили бросать его вверх-вниз, будто тряпичную куклу. Банкет проводился в его честь, и в котором численные поздравительные тосты звучали для него.
ТерминаторДата: Суббота, 09.03.2013, 12:23 | Сообщение # 57



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Рыцари, которых он когда-то мог видеть только издалека, торжественно жали ему руку и называли его своим братом. Захариил не знал, это было из-за того, что они уважали его успех в убийстве Зверя Эндриаго, или просто оттого, что они приветствовали всех новых рыцарей подобным способом. Как бы то ни было, он нашел, что реакция на его становление рыцарем была почти подавляющей.

Это был движущийся опыт, который был тем более запоминающимся из-за компании, в которой он находился. Как только с едой было покончено, и собрание начало смешиваться и разделятся на меньшие группки, Лютер предпринял специальную попытку, чтобы найти его.

Очевидно, он считал важным, чтобы Захариил вовсю насладился празднованием.

– Да, твое лицо, - сказал Лютер, все еще смеясь.

Сар Лютер имел хорошее настроение, что мгновенно заставило Захариила расслабится.

– Правда, плохо, что ты не мог видеть себя со стороны. Сначала, когда тебя схватили, ты выглядел так, будто думал, что они пришли тебя убивать. Потом, когда ты понял, что происходит, могу поклясться, ты начал выглядеть еще более испуганным. В какой то момент я подумал, что ты сейчас обмочишься. Хорошо, что ты этого не сделал, ведь в то время ты как раз был в воздухе.

– Просто… я не ожидал такого, - сказал Захариил. - Я не думал…

– Что? У тебя разве нет чувства юмора? - хихикнул Лютер.

Он поднес руку к глазам, будто вытирая слезы от смеха.

– Нет, ну, в общем, нормальные люди так не делают. Это и сделало все настолько забавным. Между прочим, ты знаешь, я не шутил, называя это традицией. Гарантирую, этого ты не услышишь от своих магистров или Лорда Сайфера. Но тем не менее, дело подбрасывания новичка в воздух есть такой же традицией, как и те, что ты перенес за все эти годы. Мы называем это "невидимым трамплином". Думай об этом как о противоядии к строгой серьезности церемонии инициации. Так мы приветствуем тебя в семье.

– Семье?

– Орден, - объяснил Лютер. - Ты помнишь, что говорил Лорд Сайфер во время твоей первой церемонии инициации? Мы братья, каждый из нас, а братья не проводят все свое время, сидя с грустным выражением лица или оплакивая тяготы мира. Иногда нам нужно расслабится. Мы смеемся, мы шутим, мы разыгрываем друг друга. Мы делаем то, что делают истинные братья. Оглянись вокруг комнаты, Захариил. Каждый присутствующий здесь человек сможет умереть за тебя, и они ожидают, что ты сможешь также умереть за них. Калибан - опасное место, и многие из нас могут быть призваны, чтобы свершить окончательную жертву ради своих братьев. Но это не значит, что мы не можем иногда вместе посмеяться. Это помогает нам быть нормальными. Все мы любим пошутить.

– Даже он? - спросил Захариил, бросив взгляд на Льва Эль'Джонсона, плечи и голова которого возвышались над остальными рыцарями вокруг него.

Во Льве будто было чувство отчужденности, которое казалось более явным, когда он виднелся издалека. Захариил помнил разговор, который он имел со Львом на вершине крепостной башни, и чувство изоляции становилось странно ощутимым, когда Лев был окружен людьми.

– Нет, ты не так понял, - сказал Лютер. - Мой брат - одиночка. Это всегда был его путь. Не то, чтобы он испытывал недостаток в чувстве юмора. Это не так. Ты должен помнить, что он настолько же гений, насколько и великий воин. Его разум - тонкий и сложный инструмент, и его юмор сформирован с тем же самым блеском, с которым он показывает и все остальное, что делает. Когда мой брат отпускает шутки, никто не понимает их. У него есть тенденция подавать их слишком высоко для нашего понимания. Они пролетают над нашими головами.

Печальный взгляд быстро прошелся по лицу Лютера, когда он пристально посмотрел на Льва. Поняв это, Захариил почувствовал, будто он неосторожно злоупотребил личным горем. Это заставило его острее почувствовать силу уз между Львом и Лютером, эмоциональную связь, которая напоминала ему о его узах с Немиилом.

Было ясно, что Лютер был замечательным человеком, возможно даже более, чем люди думали о нем. Он обладал феноменальным талантом во множестве областей, не в последнюю очередь как лидер, воин и охотник. За исключением Льва Эль'Джонсона, Лютер завершил больше поисков против Великих Зверей, чем любой другой человек в истории Калибана.
ТерминаторДата: Суббота, 09.03.2013, 12:24 | Сообщение # 58



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


В любую другую эпоху, Лютер вероятно был бы провозглашен величайшим героем своего века. Он был неутомимым чемпионом людей Калибана, отмеченный как своими внутренними качествами юмора и хорошей заботой во времена кризисов, так и доблестью своих деяний. Трагедией Лютера было родится в ту же эру, что и человек, против которого все его попытки будут оцениваться и считаться недостаточными в сравнению. С того дня, когда он натолкнулся на Джонсона в лесу и решил принести его в цивилизацию, Лютер слышал похоронный звон своей собственной легенды.

С того времени он был осужден на жизнь в тени Льва.

По мнению Захариила, еще выше о Лютере говорило то, что его привязанность ко Льву казалась настоящей и добровольной. Много людей в его ситуации, возможно, испытали бы желание уступить ревности и начали завидовать достижениям Джонсона. Но не Лютер, он был не такой.

С истинной братской преданностью, он положил все свои силы на обеспечение того, чтобы планы Льва были успешными. Лютер был настолько же ответственен за кампанию против Великих Зверей, как и Джонсон, но поскольку война подходила к концу, все похвалы принимал Джонсон, а не Лютер.

Захариил не мог ощутить никакой горечи в нем, поскольку Лютер очевидно признал, что его роль в истории сводилась к второй скрипке в триумфах его брата.

– Мой брат - одаренный человек, - сказал Лютер, все еще глядя на Льва. - Я подозреваю, что никогда не было такого человека, как он. Конечно, никто из живых не сможет соответствовать ему в диапазоне его возможностей. Ты знал, что он - превосходный имитатор?

– Лев? Нет, я не знал этого.

– Он может подражать звуку любого животного на Калибане, от охотничьего крика хищника до брачного зова серинкса. Он также имеет замечательный певчий голос. Он знает все старые песни, народные мелодии Калибана. Если бы ты слышал, как он поет «Леса Моих Отцов», ты б разрыдался, это я тебе обещаю. Насколько я знаю, он никогда не пробовал создавать собственные музыкальные работы, но будь уверен, если б он их сделал, то результаты были бы потрясающими. Мой брат преуспевает во всем, к чему не приложит руки, это его трагедия.

– Его трагедия? - спросил Захариил, оступившись на мгновение. - Может ли считаться трагедией быть хорошим во всем?

– Возможно трагедия - слишком сильное слово для этого, - Лютер пожал плечами, возвращаясь к Захариилу, - но ты должны помнить, что мой брат уникален. Он никогда не говорит о своем происхождении: это загадка как для него, так и для кого либо другого. Можно было бы подумать, что он скорее некий бог или полубог, упавший на землю, нежели человек, рожденный женщиной, как все остальные. Мой брат не был брошен один из-за своей ошибки. Его знания настолько великолепны, настолько экстраординарны, что временами даже я не могу следовать за ходом его мыслей, а я знаю его много лет, достаточно долго, чтобы приспособится к его мысленному процессу.

– Подумай, насколько это может быть скучным для него, - продолжил Лютер. - Не пойми меня неправильно: мой брат любит Калибан и он любит Орден. Но иногда чувствуется, что он будто гигант в стране пигмеев, и физически, и духовно. Лорд Сайфер говорит, что интеллектуальное развитие основано на свободном разговоре и обмене идеями между равными, но мой брат не имеет равных, только не на Калибане. Здесь, в Ордене, мы даем выход его энергии. Мы даем ему дух товарищества и ощущение цели. Мы даем ему нашу преданность. Мы следовали бы за ним до самой смерти, но этих вещей недостаточно в человеческой жизни. Даже будучи окруженным со всех сторон друзьями и последователями, мой брат все еще одинок. На Калибане нет таких, как он. Он - самый одинокий человек в мире.

– Я никогда не думал об этом в таком духе прежде, - сказал Захариил.

– Вероятно, тебе не следует думать об этом вновь, - сказал Лютер, кивая головой. Он поднял кубок с вином в руке и вдохнул его аромат, притворно оценивая. - Послушай меня, это празднование, а я всегда умею все сделать траурным. Мне следует поговорить с магистром виночерпием Ордена о винах, которые он подал здесь. Оно клонит мужчин в задумчивость, в то время, как должно приносить веселость. К его недостаткам можно додать и то, что оно оставляет кислое послевкусие. И да, когда я пришел, чтобы поговорить с тобой, моим единственным намерением было извиниться за игру в дьявола.

– Игру в дьявола?
ТерминаторДата: Суббота, 09.03.2013, 12:24 | Сообщение # 59



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– Когда ты первый раз присоединился к Ордену и был впервые инициирован, - сказал Лютер. - Это часть ритуала. Тебе задают вопросы трое разных следователей. Одному из следователей дают задание попытаться подорвать и унизить кандидата на рыцарство. От него ожидается придираться ко всему, что кандидат может решить сказать или сделать. Негативный следователь именуется «дьяволом». Все это, конечно, символично, основано на неком старом суеверии. Лорд Сайфер, возможно, сможет рассказать тебе больше про это. Я только хотел, чтобы ты знал, что не было ничего личного в факте, что я играл роль дьявола на твоей церемонии. Это ритуальная роль, и все. Она избирается жребием, таким образом, был явный шанс, что мне придется сделать это. Я никогда не имел никаких сомнений на счет твоих способностей. Я подозреваю, что ты станешь одним из наилучших и ярчайших.

Лютер протянул руку, чтобы сжать предплечье Захариила пониже локтя, и Захариил сделал аналогично. Это был традиционный жест дружбы на Калибане.

– Я поздравляю тебя, Сар Захариил, сказал он, созерцая над Захарииловым плечом на рыцарей вокруг них. - Предполагаю, что мне следует предпринять прогулку вокруг комнаты. Есть несколько других рыцарей, которых я должен увидеть.

Лютер обернулся, только чтобы взглянуть на Захариила прежде, чем уйти.

– О, и Захариил, если тебе будет нужен совет, ты знаешь, куда обращаться. Свободно можешь позвать меня в любое время. Если у тебя есть проблема, я ее всегда выслушаю.

Немиил уже говорил с Захариилом той ночью, как и магистр Рамиил. Немиил казался взволнованным тем, что его кузен наконец стал одним из рыцарей Ордена.

С гудящей от выпитого алкоголя головой, Захариил тихонько потягивал вино, но Немиил потворствовал своей жажде немного сильнее.

Очевидно, что в то время, как Захариил охотился на Зверя Эндриаго, Немиил запросил собственные поиски. Будто стремясь доказать, что их соревнования столь же живы, как всегда, Немиил возвратился в Альдурук только неделей раньше Захариила.

Он уже говорил нечленораздельно к тому времени, когда они смогли вести надлежащую беседу, его друг описывал грандиозное видение их будущего.

– Ты уже произвел большое впечатление, кузен, - сказал Немиил, выдыхая винные пары, неустойчиво пошатываясь, - мы оба произвели. Мы доказали, что имеем то что требуется. Но это только начало. Однажды, мы поднимемся в Ордене настолько высоко, насколько это возможно. Мы станем как Лев и Лютер, ты и я. Мы братья, и мы переделаем наш мир вместе.

Магистр Рамиил был более осмотрителен. Как всегда, Захариилу было тяжело прочитать, что написано на лице магистра. После того, как Немиил побрел и свалился на ближайший стул и заснул, Рамиил пришел, чтобы еще раз поздравить своего прежнего ученика.

– Сар Захариил, - сказал его магистр. - Это все очень приятно. Но, тем не менее, помни, когда мужчина стает рыцарем, начинается тяжелая работа. До этого момента, ты был только мальчиком, который хотел быть рыцарем и мужчиной. Теперь, ты поймешь, какими обе эти трудности могут быть.

Рамиил больше ничего не сказал и извинился, оставляя Захариила обдумать значение его слов.

Захариил задавался вопросом, что имел в виду его магистр, признавая, что в нем появилось ощущение неугомонности, нечто, отличающееся от того легкого беспокойства, которое принесли слова магистра.

Посвятив столько своих сил и времени, чтобы стать рыцарем, он ощущал громкое чувство недовольства, чувство незавершенности.

Он достиг цели своего детства.

Какую новую цель ему найти, чтобы она направляла его жизнь?

Позже вечером Захариил обнаружил себя разговаривающем с Лордом Сайфером, старик держал похожий кубок и лирично вещал на тему разнообразных рангов и положений в Ордене.

Начинавшаяся как беседа о торжественных клятвах, которые ему нужно будет дать уже как рыцарю, переросла, в значительной степени благодаря стараниям Лорда Сайфера, в дискуссию о высшей иерархии в Ордене и его положении в ней.

– Конечно, именно поэтому некоторые думают, что Рамиил станет новым Лордом Сайфером, когда Джонсон будет возведен в Гроссмейстеры.

– Я думал, что это был только слух, - сказал Захариил, - о том, что Лев станет Гроссмейстером, я имею ввиду. Разве это было утверждено?
ТерминаторДата: Суббота, 09.03.2013, 12:25 | Сообщение # 60



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– А? - сказал Лорд Сайфер, безучастно смотрящий на его смущение. Потом, после нескольких мгновений молчания, на его лице появилось понимание. - Ах, я, возможно, был слишком свободен с моими тайнами, действительно, непростительная ошибка для человека с моим положением.

Лорд Сайфер вздохнул.

– Я должно быть старше, чем думал. Однако, нет такого молодого человека, который мог бы забыть об услышанном. Да, ты прав. Это не было утверждено, но решение уже принято, мы просто его еще не огласили. Джонсон станет новым Гроссмейстером, а Лютер будет его заместителем. Что касается меня, то я удалюсь от моих обязанностей через несколько дней. Тогда Джонсон решит, кто будет избран моим наследником. Действительно, я понятия не имею, кого он выберет, но магистр Рамиил будет хорошей кандидатурой, ты не считаешь?

– Более того, - кивнул Захариил, - я считаю, что он будет отличным Лордом Сайфером.

– Да, он будет. Это мнение только для твоих ушей, Захариил, как и все другое, что я только что сказал. Не делай двойной ошибки, ссылаясь на память старика и делая оговорки перед всеми. Это только бы мешало мне, и заставило иерархию Ордена думать, что им следовало бы давным-давно избавиться от меня. Могу ли я положится на твои добрые намерения?

– Абсолютно. Я даю слово, что никогда не буду повторять этот разговор ни перед кем.

– Превосходно, - сказал Лорд Сайфер. - Я рад видеть, что ты понимаешь ценность предусмотрения.

Несколько секунд он пристально глядел, его провалы глазниц улавливали картину, на которой рыцари наслаждались вином и разговорами друг с другом. Затем, без предупреждения, Лорд Сайфер обернулся, чтобы покинуть собрание.

Необъяснимо, но Захариилу подумалось о старом медведе, бредущем в лес, чтобы умереть.

– Орден находится в хороших руках, - сказал Лорд Сайфер, бросивший слова серией выстрелов через плечо, уже уходя. - Среди мужчин, подобных Джонсону, Лютеру, магистру Рамиилу, и даже подобного тебе молодняка, я уверен, что он будет процветать еще десятилетиями. Я сомневаюсь, что доживу до того, чтобы увидеть это, но я все равно доволен. Пришло время одному поколению уступить дорогу следующему, поскольку это течение жизни. Я не боюсь за будущее.

Это будет последний раз, когда Захариил говорил с человеком, называвшимся Лордом Сайфером в то время, когда он присоединился к Ордену. Впрочем, это будет последний раз, когда он его видел.

Через несколько дней, будут объявлены поиски против другого Зверя в Нортвайлде около поселения, называвшегося Брадин. Удалившись от своих обязанностей, бывший Лорд Сайфер подаст прошение, чтобы иерархия Ордена разрешила ему взять поиски. Они примут его запрос, и старик спокойно уедет из Альдурука одним ранним утром, когда большинство обитателей крепости еще будет спать.

Его никогда больше никогда не увидят вновь.

Некоторые будут говорить, что Зверь, на которого он охотился, убил его; другие скажут, что, вероятнее, он наткнулся на группу хищников, перед тем, как попасть в Нортвайлд.

Правду никогда не узнают, но вслед за исчезновением, для него будет выделено место чести в катакомбах под Альдуруком. Это было маленькое место, скалистая полка не более трети метра в ширину и полметра в высоту, достаточно большая, чтобы поместить на нее урну с прахом или несколько костей старика, если его тело когда-либо найдут.

Его имя будет выгравировано на скале каменщиками Ордена.

Такими будут приходящие дни. Захариил не знал, что случится в будущем, также он не мог знать, что никогда уже не увидит Лорда Сайфера, или, точнее именно этого Лорда Сайфера вновь.

Другая личность будет иметь этот титул в Ордене, и его истинный характер навсегда будет тайной.

Это будет делом будущего.

В настоящий момент, поскольку рыцари Ордена пили и праздновали вместе, единственной вещью, которую оставалось сделать Захариилу, чтобы быть возведенным в рыцари, это получить подтверждение его статуса Львом.
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Митчел Скалон Сошествие Ангелов (Ересь Хоруса)
Страница 4 из 10«123456910»
Поиск: