Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 4 из 13«1234561213»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Аарон Дембски-Боуден Блуждающая в Пустоте
Аарон Дембски-Боуден Блуждающая в Пустоте
ТерминаторДата: Четверг, 17.01.2013, 18:06 | Сообщение # 1



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Цикл Повелителей Ночи:
1 - Клинок Ангелов (рассказ, еще не вышел)
2 - Секундус (рассказ, еще не вышел)
3 - Рыцарь Теней
4 - Ловец Душ
5 - Terminator Nights (рассказ, еще не вышел)
6 - Трон Лжи
7 - Кровавый Разоритель
8 - Ядро
9 - Блуждающая в Пустоте




Заметка автора:

Касательно целостности, поскольку все больше новых книг из серии Ересь Гора
получают признание в списках бестселлеров Нью-Йорк Таймс, события
вселенной Warhammer 40,000 претерпевают заметные сдвиги временных рамок.
В "Ловце Душ" было сказано, что банда Сломанной аквиллы пережила
несколько столетий с момента окончания Ереси Гора из-за изменчивости
варпа.
В соответствии с новыми откровениями и деталями, относительно Легионов-Отступников во время Чистки, я немного изменил сюжет, чтобы
немного поддерживать эту целостность. "Блуждающая в Пустоте" содержит
ссылки на то, сколько же прошло времени для Талоса и Первого Когтя;
урегулирование этого вопроса более значимо, чем кажется для этих
древних, истерзанных эпохами войн.
Это незначительное изменение, и я, собственно, подозреваю, что большинство читателей даже не заметит, но
последовательность имеет для меня значение - следуя этому примечанию.
Я просто хотел заранее сказать "спасибо" за Вашу снисходительность.


"Я время видел, когда Империум дышать не сможет больше.
Когда от порчи собственной задохнется империя людей,
Отравленная грязью и грехами пяти сотен, введенных в заблуждение, поколений.
В ту ночь, когда безумие станет правдой,
Раскроются, подобно ране зараженной, Кадианские Врата,
Ворвутся в царство, которое они создавали, проклятые легионы
В эпоху, когда грядет конец всего сущего.
Рожденный, вопреки запретам и злому року,
Пророк Восьмого Легиона возвысится".

- «Предвестник суровых испытаний»,
записанный неизвестным колдуном VIII Легиона, М32


Пролог

Дождь


Пророк и убийца стояли с оружием в руках на зубчатой стене мертвой цитадели.
Дождь хлестал скорбным потоком, достаточно плотным, чтобы заслонять
обзор. Он шипел при ударе о камень, падая из пастей злобно косящихся
горгулий и стекая по стенам замка. Помимо шума дождя, единственные
различимые звуки доносились от двух фигур. Одна из них была
человеческой, она стояла в изломанном доспехе, издававшем гудение с
потрескиванием помех. Другая принадлежала женщине чужих, облаченной в
древнюю отформованную броню, которая пережила целую вечность оставляющих
рубцы ударов.
- Это здесь погиб ваш Легион, не так ли? - ее голос был изменен надетым шлемом, он вырывался из раскрытого рта маски смерти
со странным шипением, так что практически растворялся в дожде. - Мы
называем этот мир Шитр Вейрук. А как на вашем змеином наречии? Тсагуальса, да? Ответь мне, пророк. Зачем ты вернулся сюда?
Пророк не ответил. Он сплюнул на пол из темного камня едкую кровь и сделал еще
один неровный вдох. Меч в его руках превратился в изрубленные остатки,
расколотый клинок переломился пополам. Он не знал, куда делся болтер, и
на треснувших губах проступила улыбка от инстинктивного ощущения вины.
Несомненно, утратить подобную реликвию Легиона было грехом.
- Талос, - говоря, дева улыбалась, он слышал это в ее голосе. В этом веселье
было примечательным разве что отсутствие издевки и злобы. - Не стыдись,
человек. Все умирают.


Сообщение отредактировал StriderVic - Понедельник, 21.01.2013, 20:35
ТерминаторДата: Четверг, 17.01.2013, 21:21 | Сообщение # 46



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- Ваше преподобие?
- Нет, нет, нет! Генератор был стабилизирован!
- Пустотные щиты, - прозвучал голос по вокс-каналу. - Отключение.
VIII

Переломный момент.

Ксарл поднял клинок. С каждым хрипящим вздохом он отхаркивал кровавые комки
внутрь шлема. Противостояние длилось лишь несколько минут. Воины
двигались столь стремительно, что казалось, их очертания расплывались.
Они наносили друг другу сокрушительные удары, отчаянно защищаясь от
выпадов противника. Все изящество дуэли исчезло, сведясь к двум воинам,
не желавшим ничего иного, кроме как убить друг друга.
Как его это ни печалило, но Ксарл осознавал, что выдохся. Выносить удары громового
молота, способного пробить танковую броню, немногим отличалось от
отражения атак самого танка. Левая рука безвольно болталась, наплечник и
плечо под ним были разбиты. Каждый вздох отдавался колющей болью из-за
поврежденного нагрудника, проткнувшего грудь в нескольких местах.
- Просто умри, - выдохнул он и поднял клинок снова. На этот раз он вспорол
живот Толемиона, вырвав из брони фонтан мокрых от крови осколков.
Чемпион осел. Его броня теперь превратилась в обломки, чугунный молот валялся на полу.
- Еретик, – прорычал космодесантник, - за твою скверну…
Ксарл ударил наотмашь по шлему лоялиста и прервал его угрозу возмездия.
- Я знаю, знаю! Ты это все уже говорил…
Повелитель Ночи отступил назад, бросив меч, чтобы здоровой рукой достать до замков
на горжете. Ему нужно было снять шлем, чтобы он смог видеть и дышать. С
шипением сжатого воздуха шлем поддался. Как только зрение очистилось от
залитых кровью линз, Ксарл снова поднял клинок Талоса. Корабль вокруг
него содрогался.
- Ваши щиты опущены, - Толемион издал рявкающий смешок. – Еще больше моих братьев высадится на ваши палубы.
Ксарл не удостоил его ответом. Он бросился вперед со всей силой, которую мог
собрать. Мышцы горели от гнева и адреналина боевых наркотиков. Меч и
молот встречались с грохотом и вспышками энергии, когда их разнополярные
силовые поля встречались при ударах.
Удары были подобны размытым пятнам, раненые воины плевались и сыпали проклятиями на исходе своих сил
в последние мгновения дуэли. Толемион не сдавался – не в его природе
было сдаваться. Клинок Ксарла оставил еще одну трещину на его броне,
холодная сталь врезалась глубже, и с каждым порезом его покидали
драгоценные капли силы, которой и так оставалось немного. Размеренные и
неуклюжие удары молота обрушивались на противника в ответ. Достигая
цели, они отдавались зловещим гулом, отбрасывая Повелителя Ночи к стене.

Ксарл вскочил на ноги, чувствуя, как от его брони отваливаются целые куски. Он вздрогнул от мысли, сколько времени уйдет у оружейника
Первого Когтя на починку, и едва не упал, споткнувшись о тело Сайриона.
Тот пытался встать, но безуспешно.
- Ксарл, - прорычал Сайрион сквозь шлем, - помоги мне встать.
- Лучше лежи, - задыхаясь, ответил Ксарл. Единственного взгляда на
поверженного брата было достаточно, чтобы понять, что Сайрион был
слишком ослаблен, чтобы что-либо предпринять.
- Я скоро закончу, - сказал Ксарл.
Клинок и молот одновременно нанесли удар, встретившись промеж двух изрыгающих
проклятья воинов. Вспышка была столь яркой, что обожгла Ксарлу сетчатку,
и теперь в поле его зрения мерцали призрачные изображения. Пока этот
бой оставался честным – ему не победить, в то время как шансы смухлевать
таяли с каждой каплей крови, вытекавшей из тела. Броня ублюдка была
слишком прочной, и еще одного удара молота хватит, чтобы уложить его
надолго; достаточно для того, чтобы Толемион прикончил его раз и
навсегда.
ТерминаторДата: Четверг, 17.01.2013, 21:21 | Сообщение # 47



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Космодесантник Генезиса набрал в легкие воздуха, чтобы изрыгнуть очередное проклятие. Ксарл уловил момент и ударил его головой. Жизнь в
кровопролитии и битвах сделала Ксарла привычным к боли, но удар голым
лбом о крепкий клепанный шлем ротного чемпиона Адептус Астартес тут же
был отмечен как один из самых болезненных моментов за все его
существование.
Голова Толемиона откинулась назад, но Ксарл не позволил ему уйти. Он склонился ближе, окруженный язвительным жужжанием
оружия, и приложился головой о лицевую пластину шлема космодесантника во
второй раз. И в третий. Удары эхом разносились по коридору, будто в
кузнице. В четвертый раз его нос отвратительно захрустел. В пятый что-то
хрустнуло в лобовой части черепа. Затем последовали еще два удара. Он
разбивал свое собственное лицо, и испытываемые при этом чувства не
поддавались никаким описаниям, равно как и боль. Кровь заливала глаза.
Он больше не мог видеть, зато чувствовал, как слабеют мышцы Толемиона, и
слышал булькающие звуки из поврежденной гортани. Он сплюнул. Тягучий
комок смешанной с кровью кислотной слюны попал на левую линзу шлема
Толемиона, с шипением проедая себе путь к скрытой под ним плоти. От
восьмого удара зашатались оба: Толемион, спотыкаясь, оперся о стену, а
Ксарл потерял равновесие и рухнул на колени на несколько секунд. Меч
Талоса выпал из рук. Ослепленный, он упал на пол рядом с оружием. Он
почувствовал, как над ним поднялась тень и услышал напряженное гудение
поврежденного силового доспеха. Он знал, что это космодесантник Генезиса
поднимал повыше свой молот, - его характерное жужжание нельзя было не
узнать. Пальцы Ксарла сжали рукоять энергетического меча Талоса, и,
собрав все силы, он с криком толкнул его вверх.
Меч попал в цель и вонзился в нее глубоко. Не колеблясь, Ксарл начал рубить, как только
лезвие погрузилось в плоть. Его неуклюжие, жестокие удары разрывали
броню, плоть и кости с одинаковым наслаждением. На него лилась кровь и
сыпались извивающиеся петлями кишки. Он чувствовал, как они плюхнулись
на плечи и кольцами обвились вокруг шеи, как скользкие змеи. При других
обстоятельствах его бы порадовало это грязное зрелище.
Ксарл выдернул меч и заставил себя встать на ноги в порыве обновленных жизненных сил.
Следующий удар разрубил сжимавшую молот руку чемпиона в районе запястья,
позволив, наконец, выпасть оружию.
- Я забираю твой шлем, - задыхаясь, произнес Ксарл, – в качестве трофея. Думаю, я его заслужил.
Толемион раскачивался на ногах, будучи слишком выносливым и упрямым, чтобы упасть.
- За.. за.. Имп..
Ксарл отступил назад, развернулся со всей силой, которую смог собрать, и
разрубил золотым клинком шею врага. Он прошел сквозь нее не замедляясь,
будто разрезая воздух. Голова упала в одну сторону, тело – в другую.
- Да в бездну твоего Императора, - выдохнул Ксарл.

Дельтриан никогда не работал так быстро, даже будучи относительно ограниченным
замедленной работой органов. Он развернул четыре вспомогательные руки,
активировал их, и они развернулись из пазух на его переделанной спине.
Каждое подобие его настоящих рук заканчивалось сигнумом, выполненным в
виде увитого проводами стержня. Адепт не мог доверить сервиторам
работать с той скоростью и точностью, какой требовал момент, поэтому он
воспользовался ими для большей эффективности. Четыре сервитора исполняли
приказы по малейшему движению сигнума, каждый их вздох и мышечное
сокращение были подчинены его воле. Кружась в отвратительном балете
лоботомированного единства, бионические рабы поднимали балки на место,
скрепляли их сварными швами, трудясь над восстановлением разрушенного
внешнего фокусировочного шпиля силового пилона.
Соединить основание шпиля с выгоревшей электроникой в корпусе корабля было куда более
сложной задачей. Для этого Дельтриан разделил свое зрительное
восприятие, и смотрел глазами четырех сервиторов, находившихся вместе с
ним на поверхности корпуса корабля: с позиции надзирателя своими
собственными глазами он видел край кратера, а глазами двух сервиторов на
борту корабля – его же, но на глубине нескольких метров. Они забились в
служебные тоннели и чинили нанесенный ущерб встроенными в пальцы
микроинструментами, обливаясь маслянистым потом.
ТерминаторДата: Четверг, 17.01.2013, 21:22 | Сообщение # 48



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Дельтриан был из тех людей (в широком смысле этого слова), которым работа обычно доставляла удовольствие. Сложности мотивировали его, и
результатом было нечто сродни положительным эмоциям, а также рост
продуктивности. Существа из плоти и крови могли бы назвать это
вдохновением. Однако это упражнение в скорости и умении находилось за
пределами предпочтительных параметров работы. Он выигрывал войны,
прилагая гораздо меньше усилий, чем в этот раз.
Пустотные щиты, замерцав, снова отключились, канув в небытие на две минуты и сорок одну секунду.
В это время Дельтриан делил свое внимание между шестью сервиторами,
одновременно глядя в пустоту и наблюдая за красным пятном вражеского
корабля на дальней орбите раненого «Эха проклятия». Постоянная смена
фокусировки линз еще больше рассеивала его драгоценное внимание, но он
должен был знать, когда вражеский крейсер предпримет попытку
десантировать еще больше воинов, пока щиты «Эха» не функционируют.
Экипажу ударного крейсера Генезиса определенно хотелось открыть огонь,
но они ни в коем случае не будут стрелять по кораблю, на борту которого
находилось столько верных им воинов. Вместо этого они запустили еще две
абордажные капсулы, определенно с последними космодесантниками из
экипажа корабля. Дельтриан видел, как капсулы приближались, прожигая
пустоту. У основных орудийных батарей «Эха» не было шанса сбить их, так
как цель была для них слишком мелкой, но управляемые сервиторами
оборонительные турели начали плеваться трассирующим огнем, как только
капсулы оказались в диапазоне досягаемости. Одна из них взорвалась,
разлетевшись на части под артиллерийским огнем и выбросив свой
органический груз в космическое пространство. Дельтриан не видел, как
тела имперских космодесантников и обломки их капсулы врезались в корпус
со смертоносной инерцией, но позволил себе на краткий миг представить,
какое месиво могло быть после взрыва такой силы.
Вторая капсула достигла цели и вгрызлась в брюхо корабля за пределами поля зрения
техноадепта. Он послал импульсный вокс-отчет, снабдив его указанием
предположительного приземления капсулы, и надеялся, что по крайней мере
один из защищавших корабль Когтей обратит на него внимание.
Семь минут и тридцать семь секунд спустя, когда пустотные щиты были
восстановлены, и его работы по ремонту приблизились к завершению на
сорок процентов, позади него пронеслась тень. Дельтриан неохотно отвел
часть своего внимания и наполовину обернулся, когда что-то с
титанической силой ударило его, взорвавшись слишком быстро, чтобы мог
заметить человеческий глаз. Технически глазные имплантаты Дельтриана
были способны зафиксировать сферический взрыв, разбухший неуловимо для
человеческого глаза и рассеявшийся в пустоте. Но ему так и не удалось
ничего отследить. Взрыв, произошедший в районе груди, оторвал его
крепления от обшивки, отправив техноадепта скользить вдоль корпуса
корабля. Пока длилось падение, несколько его конечностей протянулись,
чтобы зацепиться за корпус и остановить его, а когитационный процессор
сделал несколько вещей. В первую очередь, он немедленно произвел оценку
ущерба, нанесенного его физической форме. Затем он отметил, как шесть
его сервиторов отключились, вернувшись к своему обычному замедленному
режиму функционирования. В-третьих, он отправил предупреждения другим
ремонтным бригадам, работавшим снаружи корабля. И, наконец, Дельтриан
позволил себе на мгновение удивиться, каким образом, во имя бесконечного
ада, кому-то из имперских космодесантников удалось пережить взрыв
абордажной капсулы и пройти вдоль корпуса корабля для того, чтобы
выстрелить ему в спину. Такая выносливость раздражала его, когда дело
касалось врагов.
Все произошло менее чем за секунду. Скользящее падение Дельтриана закончилось три секунды спустя, после произведенных
им расчетов, и теперь он дрейфовал, не имея возможности дотянуться до
корпуса, крутясь и переворачиваясь в пустоте. Звезды вращались,
расплываясь перед его двигающимся по спирали взглядом. Не имея способа
создать силу инерции или тяги, он был почти уверен, что ему придется
болтаться в пространстве до самой смерти. Это…это было неприемлемо.
Что-то ухватило его за робу и, дернув, возвратило на место. Техноадепт
повернулся в невесомости, увидев руку, схватившую его за самый край
балахона, и воина, которому принадлежала рука.
Повелитель Ночи взирал на него раскосыми глазными линзами. По демонической маске красными и
серебряными дорожками сбегали нарисованные слезы.
ТерминаторДата: Четверг, 17.01.2013, 21:22 | Сообщение # 49



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- Я услышал тебя по воксу, – сказал Люкориф из Кровоточащих Глаз.
- Хвала милости Бога-Машины, - ответил Дельтриан.
Раптор, не особо церемонясь, вернул адепта обратно на поверхность корпуса.
- Как скажешь, - прохрипел Люкориф, – оставайся здесь. Пойду, перережу
глотку тем, кто в засаде. Потом вернешься к своим ремонтным работам.
Двигатели, расположенные на спине, зажили своей тихой жизнью. Безвоздушное
пространство скрадывало их рев. Вспыхнув маневровыми двигателями,
Повелитель Ночи оторвался от корабельной обшивки и устремился к
разрушенному пилону.
Дельтриан смотрел, как он удалялся, и с облегчением решил не фиксировать для последующего архивирования
проявленное раптором неуважение.
На сей раз.

Ксарл бросил меч. С терпением, на грани безумия, он добрел до арочной стены и прислонился
к ней. Какое-то время он провел в таком положении, определяя очаги боли
и переводя дух. Запах крови, сочившейся через его нагрудник, был
слишком насыщенным и чистым. Он знал, что это была кровь из сердца.
Плохи дела. Если одно из сердец повреждено, он пробудет недееспособным
несколько недель, пока не адаптируется к аугметической замене. Одна рука
не двигалась, вторая онемела ниже локтя, пальцы шевелились с трудом.
Отказывалось сгибаться одно колено, а боль в груди сковывала тело
холодом, распространяясь все дальше.
Он снова хмыкнул, но пока не смог отойти от стены. Подождать еще минуту. Дать возможность
регенерирующим тканям устранить ущерб. Только и всего. Это все, что ему
было нужно.
Сайрион был первым, кто поднялся, и прислонился к стене напротив. Его доспех выглядел таким же потрепанным, как и доспех Ксарла.
Вместо того чтобы помочь подняться остальным, он взял в руки
деактивированный молот.
- Элементы питания молота разряжены на восемьдесят процентов. Похоже, нас он молотил сильнее, чем тебя.
Ксарл не ответил. Он все еще стоял, подпирая стену.
- Никогда не видел подобной дуэли, - добавил Сайрион, двигаясь туда, где стоял брат.
- Отстань от меня. Дай отдышаться.
- Как пожелаешь.
Сайрион подошел к Талосу, который, все еще не шевелясь, лежал на палубе. Флакон
химических стимуляторов, впрыснутых в шею пророка, вызвал мышечный
спазм, и он, закашлявшись, поднялся на ноги.
- Меня никогда прежде не избивали громовым молотом. Вариель изведет нас расспросами о
подробностях его воздействия на нервную систему, но у меня нет ни
малейшего желания ощутить это снова.
- Радуйся, что удар прошел по касательной.
- Но он не ощущался, как касательный, - отозвался Талос.
- Если ты еще жив, значит, все-таки по касательной.
Один за другим, воины Первого Когтя вставали на ноги.
- Ксарл, - произнес Талос. – Не могу поверить, что ты убил его.
Воин посмотрел на братьев с веселой усмешкой.
- Ерунда все.
Он поймал свой шлем, брошенный ему Талосом. Ксарл провел пальцами по
крылатому гребню – церемониальному украшению легиона, глядя вниз на
мрачный образ, которым он являл себя галактике. Глаза больше не заливала
кровь, но его череп был разбитой массой плоти и костей. Даже вращение
глаз в глазницах вызывало такую боль, от которой хотелось упасть на
колени, но он не позволял себе таких проявлений слабости. Когда он
моргал, боль была настолько острой, что он был не в силах описать ее
даже самому себе. Он не хотел знать, что осталось от его лица.
ТерминаторДата: Четверг, 17.01.2013, 21:23 | Сообщение # 50



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Остальные смотрели на него с тревогой в глазах, что злило его еще больше.
- Ты еще в состоянии драться? – спросил Талос.
- Бывало и лучше, - ответил Ксарл. – Но драться я могу.
- Нам нужно уходить, - прервал их Меркуциан. Он был самым слабым из всех.
Без питания его доспех был практически бесполезен, не улучшая ни
реакцию, ни силу. Подвижные сочленения не жужжали, ранец не гудел. – Нам
нужно связаться с другими Когтями, прежде чем нас снова возьмут на
абордаж.
- Ксарл, - обратился Талос.
Воин поднял взгляд.
- Что?
- Возьми молот. Ты заслужил его.
Ксарл надел шлем. Он щелкнул замками на латном воротнике, и из динамика зазвучало привычное искаженное воксом ворчание.
- Талос, - произнес он, – брат мой.
- Что такое?
- Я сожалею, что прежде спорил с тобой. Нет ничего плохого в том, чтобы иметь цель в жизни или искать способ выиграть эту войну.
- Мы поговорим об этом позже, брат, - ответил Талос.
- Да. Позже.
Ксарл сделал шаг вперед. Его голова медленно опустилась, словно он кивнул.
Тело рухнуло вслед за ней бескостной массой. Он безвольно упал на руки
пророка, а его доспех передал в эфир немелодичный писк сигнала
остановившегося сердца.
IX

Отражение.

- Я нарушил много клятв: какие преднамеренно, какие по воле случая, какие
по несчастью. Одна из немногих, которой я пытаюсь гордиться, это наш
обет, данный Механикум. Ни один Легион не сможет выжить без тех основ,
которые нам предоставляют изгнанники Марса.
(с) Конрад Кёрз, Ночной Призрак, примарх Восьмого Легиона.


Талос притащил тело на мостик. Доспех Ксарла грохотал по палубе, гремя керамитом при каждом шаге.
- Оставь его, - сказал Меркуциан. Он был без шлема, так как его лишенный
питания доспех больше не поддерживал вокс-связь. - Талос, оставь его.
Нам нужно сражаться.
Пророк оттащил тело Ксарла к краю помещения, уложив брата возле западных дверей. Поднявшись, он окинул пространство
безучастным взглядом. Мостик был погружен в привычную суету, шум и
организованный хаос: офицеры и сервиторы сновали туда-сюда, перемещаясь
между своих рабочих станций. Те, кто остался от Первого Когтя,
направились к восточным дверям, на ходу проверяя свое оружие. Люди
разбегались перед ними, их жесты, демонстрирующие уважение, всячески
игнорировались.
Только Талос задержался у командного трона.
- Почему мы не атакуем вражеский корабль?
- Ты не желаешь обчистить его, как только мы загоним этих щенков в могилы? - отозвался по воксу Сайрион.
Талос отвернулся к оккулусу, глядя на дрейфующий в утомительном ожидании алый ударный крейсер.
- Нет, - ответил он, - нет, тебе стоило догадаться, что я не захочу.
- Но мы не можем взять их на абордаж, в то время как все наши отряды атакованы.
- Ты ненормальный? Я не хочу брать их на абордаж, - сказал пророк. - Я хочу, чтобы они сгорели.
- Они находятся на расстоянии в полсистемы от нас, вне диапазонов
досягаемости орудий. Они отступили, как только запустили абордажные
капсулы.
Талос поочередно посмотрел на братьев, затем на членов экипажа, так, как будто они все разом обезумели.
- Тогда уничтожить их.
Атмосфера на корабле накалялась, и Сайрион прочистил горло.
- Ты хочешь уничтожить этот корабль? В самом деле?
Пророк схватился за голову.
- Неужели это так сложно понять?
- Потому что это едва ли тянет на пиратство - уничтожать свою добычу.
Сайрион смотрел на корабль вдалеке.
- Подумай о запасах боеприпасов и амуниции на том корабле. Подумай о
тысячах душ экипажа, о ресурсах, об оружии, которое мы могли бы
награбить.
- Все что нам нужно, есть на борту «Эха». Я не желаю заниматься грабежом. Я желаю мести.
- Но... - Сайрион затих, поймав мимолетный взгляд Талоса. Его лицо в этот момент ничего не выражало.
- Нет, - сказал пророк, - Вражеское судно будет предано огню . Они умрут.
Восточные двери открылись, скрипя гидравликой, и в них, хромая, вошел Вариель. Из
заевшего колена его аугметической ноги сыпались снопы искр. Полотна из
клочков содранной кожи, наброшенные поверх доспеха, были залиты кровью.
Кулак Корсаров на наплечнике был разбит ударом молота, другой с
окровавленной гордостью щеголял крылатым черепом Легиона.
ТерминаторДата: Четверг, 17.01.2013, 21:24 | Сообщение # 51



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- Пятый Коготь очистил основные жилые палубы, - сообщил он. - Воины Генезиса пролили много нашей крови, но положение дел меняется.
Талос ничего не ответил.
- Ксарл? - спросил Вариель.
- Мертв. - Талос не смотрел на тело. Он восседал на командном троне,
временами хрипя из-за боли от полученных ран. Боевые стимуляторы
сдерживали самые тяжелые ощущения, но ему вскоре потребуется снять
броню. - Заберешь его генное семя позже.
- Я должен собрать его сейчас же. - ответил Вариель.
- Позже. Это приказ, - он свысока взглянул на стоявших группой братьев. -
Вариель нужен другим Когтям. Отправляйся в Зал Отражения и защити
Дельтриана любой ценой. Я прикажу всем отделениям отступить на ваши
позиции, когда они закончат бой.
Сайрион вышел вперед, будто желая что-то возразить.
- А как же ты?
Талос кивком головы указал на оккулус.
- Я присоединюсь к вам, как только закончу.

Раптор ожидал на краю кратера. Дельтриан не обращал внимания на воина, вернувшись обратно к трудностям разделения зрения.
На вершине возводимого пилона устанавливали проводящую сферу, пока
ремонтные команды на палубе подключали электронику башни к сети корабля.
Несмотря на отсутствие нервов и невосприимчивость к боли вследствие этого, раны
Дельтриана вызывали беспокойство. Он истекал драгоценными
кровезаменяющими маслами, а его немногочисленные органические компоненты
посылали внутренние сигналы на его ретинальный дисплей. Что было еще
хуже, его органы работали на пределе возможностей, оказывая нагрузку и
на без того перегруженную аугметику. Сейчас как никогда время было
решающим фактором. К счастью, его работа была почти завершена.
Кристаллы замерзшей крови легонько бились об его серворуки, когда он работал.
Судьба устроившего Дельтриану засаду была незавидной. Тела не было, но
остались кристаллические свидетельства, застывшие в пустоте.
Он слышал, как Люкориф снова вступил в схватку, слышал по воксу его
ворчание и заглушенные стуки, но адепт не обращал на это особого
внимания. В этот момент корабль у него под ногами сотрясла сильнейшая
дрожь. Звезды завертелись в ночном небе, и Дельтриан потерял несколько
бесценных секунд, наблюдая за их танцем в пустоте. Корабль двигался.
Было ясно, что он совершал заход для атаки. Он не мог представить себе
расклад событий, при котором Повелители Ночи уходили бы от меньшего по
габаритам судна. Особенно если учесть, что оно прибыло защищать мир,
который они желали присвоить себе.
- Дельтриан - стратегиуму. Щиты будут стабилизированы в течение четырех стандартных минут.
- Это Талос, - пробился ответ сквозь треск помех. - Щиты уже активированы.
- Мне известно об этом. Но они не стабилизированы из-за повреждений
внешнего пилона. Они снова могут подвести, и шанс этого возрастет до
почти стопроцентной вероятности, если основным фактором выступит
кинетическая сила. Не вступайте в бой, пока генераторы пустотных щитов
не восстановят оптимальную мощность. Подтвердите осознание этой важной
оговорки немедленным ответом.
- Понял тебя, адепт. Работай быстрее.

Корабль вокруг нее содрогался. Октавия оставалась на своем троне, видя, как на стене пикт-экранов проплывают мимо звезды.
- Они бегут, - произнесла она. - Боевой корабль Генезиса старается держать дистанцию.
Септим стоял позади ее трона. Его раны были еще перевязаны, расцветившие лицо синяки были в самом соку.
- Разве тебе стоит здесь находиться? - спросила Октавия. Ее вопрос
невольно прозвучал в манере терранского аристократа как никогда прежде.
Он проигнорировал вопрос.
ТерминаторДата: Четверг, 17.01.2013, 21:24 | Сообщение # 52



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- Не вижу, как ты определяешь, что они бегут, - произнес мужчина скрипучим голосом, напрягая горло. - Это всего лишь красное пятно в
черноте.
Она не отвела глаз от экранов.
- Я просто могу сказать.
Несколько ее слуг суетились по другую сторону бассейна с питательной жидкостью,
охраняя двери в переборке. Одна из них приблизилась, и ее шаги эхом
раздались в сырой комнате.
- Хозяйка.
Октавия повернулась чтобы взглянуть на забинтованную фигуру в плаще.
- Что такое?
- Дверь заперта. Четвертый Коготь дал слово, что эта палуба защищена от вторжения.
- Благодарю тебя, Вулараи.
Фигура склонилась и вернулась обратно к своим товарищам.
- Ты хорошо с ними обращаешься, - подметил Септим. Он знал, что она все еще тосковала по Псу.
Она улыбнулась явно через силу и снова обратилась к экранам.
- Мы догоняем их, но слишком медленно. Двигатели разогреваются слишком
долго. Я почти могу представить капитана вражеского судна, который
смотрит на нас также как и мы на него, надеясь, что его абордажные
отряды захватят наш мостик раньше, чем мы догоним его корабль. Такая
погоня растянулась бы на несколько часов. Или даже на несколько дней.
- Октавия, - прозвучал рокочущий бас из вырезанных в стенах комнаты
горгулий. Вокс-динамики были встроены в широко раскрытые пасти. Она
дотянулась до подлокотника трона и повернула рычаг. Он, щелкнув,
поддался.
- Я здесь. Как идет сражение?
- Победа достанется нам дорогой ценой. Мне нужно, чтобы ты подготовилась к немедленному варп-прыжку.
Она дважды моргнула
- Я… что?
- Пустотные щиты будут стабилизированы через две минуты. Ты совершишь прыжок сразу после этого. Понятно?
- Но мы же на орбите.
- Мы покидаем орбиту. Можешь сама увидеть.
- Но мы же находимся так близко к планете. Да и враг не бежит к варп-маякам системы. Они не собираются в Море Душ
- Не время обсуждать это, Октавия. Я приказываю тебе запустить варп-двигатели как только пустотные щиты стабилизируются.
- Я сделаю это. Но куда мы направляемся?
- Никуда, - в его голосе звучало нетерпение, что показалось Октавии
редкой переменой. - Соверши прыжок ближе к противнику. Я хочу… провести
корабль сквозь эмпиреи и устроить засаду вражескому ударному крейсеру. Я
не буду тратить время, гоняясь за этими глупцами через весь космос.
Она снова захлопала глазами.
- Вы говорите, что нам нужно прорвать дыру в пространстве и проскочить
сквозь тончайшую грань эмпирея. Двигатели будут на последнем издыхании
до того, как нам потребуется заглушить их. Прыжок будет длиться не более
секунды, и даже в этом случае мы можем промахнуться мимо цели.
- Я не говорил, что меня беспокоит, как это будет сделано.
ТерминаторДата: Четверг, 17.01.2013, 21:25 | Сообщение # 53



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- Талос, я не уверена, что это вообще возможно!
- Я об этом и не спрашивал. Я просто хочу, чтобы ты это сделала.
- Как пожелаете, - ответила она. Вернув рычаг в исходное положение и
отключив вокс-канал с мостиком, Октавия сделала глубокий вдох. - Это
будет интересно.

- Строительство завершено.
Дельтриан начал сворачивать свои аугметические конечности, пока сервиторы отступали к позиции «слушаю и повинуюсь» вокруг него.
- Приказы? - произнес по воксу один из них.
- Следуйте за мной, - скомандовал Дельтриан, двинувшись с места. Стук
магнитных сапог по обшивке отдавался тихой дрожью. - Люкориф?
Раптор замер в ожидании на краю кратера, сжимая в когтях три красных шлема.
- Ты наконец закончил? Нам нужно немедленно попасть на корабль.
Люкориф поднялся с поверхности корпуса с мягким импульсом реактивной тяги. От
неуклюжего, передвигающегося ползком существа не осталось и следа –
здесь, снаружи, свобода превратила его в нечто гораздо более
смертоносное. Ведущие двигатели беззвучно выдыхали маленькие струйки
сжатого воздуха, позволяя раптору зависать в пустоте.
- Почему?
- Потому что Талос собирается заставить корабль прыгнуть.
- Это неверная терминология
Люкориф только фыркнул.
- И, тем не менее, он это сделает.
- Когда?
Дельтриан не прекращал движения. Он прошагал мимо зависшего в пустоте раптора,
опустив голову и сфокусировав оптические линзы на ближайшей к нему
переборке, вросшей в обшивку корабля. Она все еще была на расстоянии
более трехсот метров.
- Мне стоит ответить на этот вопрос, приведя подробную цепочку последующих событий? Он намерен задействовать
варп-двигатели как только стабилизируются пустотные щиты. Я починил
последний пилон. Таким образом, они стабилизированы. Таким образом,
уточняя далее, приходим к тому, что Талос намерен осуществить прыжок
сейчас. Вам когда-либо приходилось наблюдать живой организм, оказавшийся
в варпе без защиты?
Дельтриан расслышал влажные звуки по воксу. Он подозревал, что раптор улыбался таким образом.
- О, да, техножрец. Безусловно, приходилось.
Корабль рокотал под ногами адепта, наращивая силу и импульс подобно зверю, набирающему воздуха, чтобы зарычать.
Дельтриан активировал вокс, сымитировав глотание.
- Лакуна Абсолют?
- Ваше преподобие?
- Сейчас же сообщите мне свое местонахождение.
В ответ канал заполнил поток выражавшего удивление кода.
- Я засек признаки беспокойства в вашем запросе, почтенный адепт?
- Будьте добры, ответьте.
ТерминаторДата: Четверг, 17.01.2013, 21:25 | Сообщение # 54



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- Моя бригада находится в шестнадцати или двадцати секундах ходу до ближайшего комплекса технического обслуживания, примерно в шестистах
метрах в сторону левого борта от вашей позиции. Я уверен, что… - его
слова потонули в потоке статических помех.
- Лакуна Абсолют. Заканчивайте разговоры.
Ответом ему был все тот же шум статики.
- Стоп, - приказал Дельтриан. Сервиторы повиновались. Люкориф не
остановился. Он был уже у следующей переборки и, вцепившись когтями в
стальную плоть корабля, набирал код доступа.
- Лакуна Абсолют? - адепт попытался связаться с ним снова. Белый шум не прекращался, пока
Дельтриан не включил аудиофильтры на вокс - частоте, продираясь сквозь
хаос помех . Один звук вышел на передний план, заглушив остальные.
- Люкориф, - произнес Дельтриан.
Раптор замешкался у открытой двери в центре переборки.
- Что еще?
- Мой подчиненный Лакуна Абсолют подвергся атаке. Я расшифровал звук, свидетельствующий о гибели сервитора, по вокс-каналу.
- И? - Повелитель Ночи распахнул настежь дверь, оторвав стальной люк,
ведущий в технические туннели. Корабль предостерегающе вздрогнул у них
под ногами, двигатели набирали мощность. - Сконструируй себе другого
ассистента, или как вы там делаете своих слуг.
- Он… - Дельтриан замолчал, ощущая пронизывающую кости судна вибрацию. У них оставалось меньше минуты до входа в варп.
- Он уже мертв, - рассудил Люкориф. - Забирайся внутрь.
- Ваше преподобие, - протрещал голос Лакуны Абсолюта, когда связь восстановилась. - Астартес…
Логика и эмоции боролись в душе древнего адепта. У него было несколько
помощников и подчиненных, но мало кто был таким же одаренным как Лакуна
Абсолют. Немногие сохранили то же чувство личности и побуждений,
которыми стоило бы гордиться. По крайней мере, в сочетании с
эффективностью и амбициями в той редкой идеальной пропорции. Больше, чем
неудобства, присущего процессу подготовки замены, больше, чем
значительного увеличения объема работы, которую ему пришлось бы взвалить
на свои плечи, - на крохотном личностном уровне Дельтриана огорчала
потеря любимого помощника.
Истина была неловкой. Привязанность взращивала холодный дискомфорт в его ядре. Имей он больше живой плоти,
это ощущение можно было бы назвать "мороз по коже".
- Я не оставлю его.
Дельтриан развернулся и сделал семь шагов, пока не услышал полный отвращения вздох Люкорифа.
- Забирайся внутрь, - раптор парил позади него. За двигателями прыжкового
ранца тянулись следы призрачного огня, поднимая его над корпусом
корабля. - Я разберусь с твоим пропавшим другом.
Люкориф из Кровоточащих Глаз покрыл расстояние за два удара сердца. Корпус
промелькнул внизу полосой цвета его брони. Его цель выделялась,
освещенная внешними аварийными огнями. Одинокий воин в красной броне
охранял технический люк, явно намереваясь воспользоваться им и попасть
на корабль, когда увидел приближавшуюся к нему группу сервиторов адепта.
Грязные тронопоклонники. Хватало и того, что они расползлись по костям
корабля, но позволить им ползать по коже «Эха» выходило за всякие рамки
приемлемого.
Корабль под ним с невозмутимой настойчивостью закладывал вираж . Довольно. Он не окажется в ловушке снаружи, когда «Эхо» войдет в
варп. Не подобает предводителю культа Кровоточащих Глаз так встретить
свою кончину. Люкориф сделал кувырок, чтобы приземлиться на
космодесантника сверху. Воин попятился как раз вовремя, чтобы принять
удар обоих когтистых лап раптора на свою грудь. Люкориф схватил его
руками, сжав шлем космодесантника, пока когти на сапогах крошили
керамитовый нагрудник, пучки подкожных мышечных волокон и мягкую плоть
под ними. Неистовый рывок переломил космодесантнику шею - Люкориф
почувствовал приглушенный хлопающий треск разрывающихся позвонков даже
сквозь броню, что отделяла его от жертвы. Воин Генезиса обмяк, но
сохранил стоячее положение, удерживаемый на поверхности корпуса
магнитными подошвами сапог. Кровь каскадом кристаллов покидала его тело
через рваную рану в груди.
ТерминаторДата: Четверг, 17.01.2013, 21:26 | Сообщение # 55



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Люкориф устремился вверх, кувыркнувшись в пустоте, и приземлился на семь метров дальше, вскинув пистолет. Единственный болт врезался в нагрудник
космодесантника, сбив тело с магнитных захватов и отправив его в
свободное падение в небытие.
Только после этого Люкориф вернулся к поискам Лакуны Абсолюта. Адепт укрылся за гофрированным выступом
бронированной обшивки, сжимая в руках лазерный пистолет.
Судя по показаниям индикатора, оружие не было даже снято с предохранителя, хотя
от подобной безделушки и в лучшие времена не было бы никакого толку
против имперского космодесантника.
- Ты когда-нибудь модифицировал себя для битвы? - спросил Люкориф, дотянувшись до глотки адепта и вытащив его из укрытия.
- Никогда, - адепт болтался в руке воина. - Но после событий этой ночи я планирую исправить это досадное упущение.
- Просто полезай внутрь, - прорычал раптор.

Талос обратился к своему экипажу.
- Скажите мне, что это сработало.
Пока Октавию рвало и ее желудок избавлялся от своего жидкого содержимого
после варп-прыжка, и пока Когти наконец собирались вместе чтобы
изолировать и уничтожить остатки вражеских абордажных команд, «Эхо
проклятия» вздрагивало от сопротивления, возвращаясь в реальное
пространство. Боевой корабль ворвался обратно в реальность, и с его
зубчатого хребта стекали потоки тошнотворного не-дыма из самых глубин
эфира после поистине самого короткого варп-прыжка за всю историю
Легиона. Двигатели ожили менее чем на секунду, разорвав пространство
перед носом корабля. Не успел затянуться входной разрыв на ткани
пространства, как «Эхо» было извергнуто обратно за десятки тысяч
километров. Но ни одно путешествие сквозь варп не проходит бесследно,
ведь ни один из законов логики не применим при путешествии сквозь ад за
вуалью. Короткий перелет не был гарантией безопасности, и от появления
спустя несколько ударов сердца после исчезновения корабль вибрировал, а
его поле Геллера стало видимым из-за липкого грязного тумана.
К тряске на мостике добавлялась дребезжащая мелодия звякавших друг об друга цепей, свисавших с потолка.
Время от времени Повелители Ночи использовали их, чтобы подвешивать тела - Рувен был не единственным украшением.
- Ответьте мне, - приказал Талос.
- Корректировка систем, - отозвался один из офицеров мостика. - Ауспекс
активен. Он…он работает, господин. Мы в тринадцати тысячах километ…
- Поворачивай нас, - прервал пророк, - я хочу, чтобы тот крейсер был уничтожен.
- Произвожу разворот, сир, - ответила рулевая. Гравитационные генераторы
взвыли от напряжения, когда корабль круто накренился. Оккулус отключился
и включился вновь с взрывом статических помех, сфокусировавшись на
далеком красном военном корабле.
Талос бросил взгляд на гололитический дисплей, по-прежнему скрытый помехами и не показывавший
ничего стоящего. Враг улетел слишком далеко вперед, его не могли достать
ни одним из орудий - но это все же лучше, чем плестись на таком же
расстоянии позади цели. Теперь у него появилась другая идея, которая
могла бы сработать.
- Всю мощность - на двигатели.
- Есть, всю мощность на двигатели.
Мастер движения добрался до вокс-передатчика и набрал код для своих подчиненных на главной палубе машинариума.
- Всю мощность на двигатели, - повторил офицер-ветеран в
громкоговоритель, - пусть реакторы горят подобно ядрам звезд. Не жалеть
рабов.
Семь перекрикивавших друг друга голосов слились в единое согласие. Не все из них были человеческими.
«Эхо проклятия» устремилось вперед, рассекая пространство в погоне за своей жертвой.
ТерминаторДата: Четверг, 17.01.2013, 21:26 | Сообщение # 56



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Талос не был предназначен для ведения космических войн. Ему недоставало терпения Возвышенного, и, к тому же, он был, откровенно говоря, рабом
чувств: он вел войну с клинком в руке и с кровью на лице, возбуждаясь от
соленого запаха страха и пота врагов. Поединки в космосе требовали
определенной доли терпения, которым он никогда не владел. Он знал об
этом и не ругал себя за его нехватку. Нельзя быть знатоком во всех
областях. По этой причине после захвата «Эха проклятия» Талос не пожалел
времени и немедленно принялся налаживать доверительные отношения со
смертным экипажем.
Некоторые из них были выжившими с «Завета крови», другие были ветеранами флота Красных Корсаров. Когда они говорили, он
слушал их. Когда они давали советы, он внимал их словам. Когда он
действовал, это происходило с их рекомендаций.
Но терпение имело свой предел. Сегодня уже умер один из его братьев.
Бросив еще один взгляд на голопроектор, он заметил, что расстояние между обозначавшими корабли рунами сокращается.
- Мы поймаем их, - сказал Талос.
- Они бегут к точке выхода из системы, - отозвался мастер ауспекса.
Талос повернулся к сгорбленному бывшему рабу Корсаров. На его лице была выжжена нечестивая восьмиконечная звезда.
- Я так не считаю. Они бегут, чтобы укрыться, а не для того, чтобы покинуть поле боя.
Он приказал вывести на экран оккулуса панорамное изображение космического простора, наконец остановив взгляд на далекой луне.
- Здесь, - произнес Талос, - они стремятся выиграть время, удаляясь от
нас, чтобы скрыться за этой скалой. Им нужно ждать, пока их абордажные
команды не возьмут корабль под свой контроль, или пока они не получат
подтверждение, что штурм провалился. Вернутся они или же сбегут, все
зависит них.
Мастер ауспекса работал многосуставчатыми пальцами, нажимая клавиши на консоли. Каждая латунная кнопка щелкала как древняя
печатная машинка.
- Возможно, вы правы, милорд. Но до совершения варп-прыжка подобным маневром они бы выиграли около семи часов времени.
Талос почувствовал, как его взгляд снова возвращался к Ксарлу. Он
сопротивлялся ему, зная, что увидит тело брата, все так же прислоненное к
стене. Созерцание его трупа ничего бы ему не дало.
- А теперь? - спросил он.
Закутанный в мантию офицер потер гноящиеся язвы, которыми были отмечены края его губ.
- Мы настигнем их скорей всего через два часа.
Лучше. Не хорошо, но это было как минимум лучше. Но неприятная мысль все еще изъедала его.
Талос принялся рассуждать вслух.
- А что если они поймут, что их штурм провалился, когда достигнут укрытия?
Человек в мантии тяжело вздохнул.
- Тогда мы не сможем их поймать. Варп-прыжок дал нам шанс навязать им честный бой. Не больше, не меньше, милорд.
Талос наблюдал за ускользающим для передышки кораблем. Его двигатели работали
вовсю, унося его во временное убежище, которым стал безжизненный
планетоид. Неважно. Его идея должна сработать.
- Нострамо, - прошептал он. Воспоминания и воображение зажгли огонь в его темных
глазах, скрытых за череполиким шлемом и скошенными красными оптическими
линзами.
- Сир?
ТерминаторДата: Четверг, 17.01.2013, 21:27 | Сообщение # 57



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Пророку понадобилось несколько минут, чтобы ответить.
- Пусть бегут. Мы достаточно близко, чтобы запустить Вопль. Продолжайте преследование,
но позвольте им выйти на орбиту с другой стороны той скалы. Дайте им
подойти к ней близко, пусть верят, что смогут выиграть еще несколько
часов.
- Милорд?
Талос махнул главному вокс-оператору.
- Будь так любезна, разыщите Дельтриана.
Трудившаяся за своей консолью офицер - сильно аугментированная дама с испещрённым
кислотными шрамами лицом - кивнула мгновением позже.
- Готово, сир.
- Талос - Дельтриану. У тебя есть десять минут, чтобы активировать Вопль. Пришло время выиграть эту битву.
Ответ техноадепта опередил хриплый манерно растянутый тон Люкорифа.
- Мы находимся в самом конце дуги правого борта. Нам потребуется десять минут только на обратный путь до покоев адепта.
- Тогда пошевеливайтесь, - Талос жестом приказал мастеру вокса закрыть канал и тяжело вздохнул. - Мастер оружия.
Одетый в элегантную, но выцветшую от времени униформу офицер оторвал взгляд от своей консоли.
- Мой господин?
- Приготовьте циклонные торпеды, - приказал Повелитель Ночи.
- Господин? - отозвался он ошеломленным тоном.
- Приготовьте циклонные торпеды, - повторил он тем же тоном.
- Господин, у нас всего пять боеголовок.
Талос сглотнул, стиснув зубы и закрыв глаза, будто мог сдержать гнев, полностью отгородившись от мира.
- Приготовьте циклонные торпеды.
- Сир, я считаю, что нам нужно сохранить их для..
Человек больше ничего не сказал. Лицевая часть черепа отделилась, плоть и кости
захрустели в кулаке Повелителя Ночи. Талос не обратил внимания на то,
как упало тело, и содержимое вскрытой черепной коробки разметало по
палубе. Никто не заметил, как пророк с молниеносной скоростью преодолел
десять метров и перескочил консольный стол за один удар человеческого
сердца.
- Я стараюсь быть разумным, - сказал он, обращаясь к сотням наблюдавших членов экипажа. Искаженный воксом голос раздавался в
помещении гортанным злобным шепотом. - Я стараюсь закончить это
сражение, чтобы мы могли вернуться к нашим никчемным жизням, все еще
скрывая свои души во плоти наших тел. Я не импульсивен по своей природе.
Я позволяю вам говорить, давать советы… но не вздумайте принимать мое
снисхождение за слабость. Когда я отдаю приказ, вы будете повиноваться.
Прошу, не испытывайте мое терпение этой ночью. Вы пожалеете об этом, как
нам наглядно продемонстрировал мастер артиллерии Суев.
Лежавшее у ног Талоса тело еще дергалось, истекая кровью. Пророк протянул зажатые в
кулаке останки того, что когда то было человеческим лицом, ближайшему
сервитору.
- Избавься от этого.
Сервитор смотрел на него с преданностью в мертвых глазах
- Каким образом, мой господин? - монотонно пробормотал он.
- Да хоть сожри, мне все равно!
ТерминаторДата: Четверг, 17.01.2013, 21:27 | Сообщение # 58



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Пророк прошествовал обратно к трону, вступив в лужу органической грязи, вытекшей из трупа Суева. Все это время он сопротивлялся желанию
обхватить голову руками. Что-то внутри его сознания грозилось вырваться
на волю, и его череп раскалывался от напряжения.
Геносемя убивает тебя. Некоторым людям не дано пережить имплантацию.
Он взглянул вверх, на висевшие на ржавеющих цепях останки Рувена.
- Я убил тебя - сказал он, обращаясь к костям.
- Сир? - обратился к нему ближайший офицер. Талос взглянул на человека:
его тело извратила мутация, оставившая одну сторону парализованной и
придав лицу выражение жертвы инсульта. Тыльной стороной ладони,
застывшей, как клешня, он утер тянувшиеся с губ слюни.
«Неужели мы пали так низко?» - поразился пророк.
- Ничего, - ответил Талос. - Всем станциям, приготовиться к запуску
циклонных торпед. Когда будет активирован Вопль, и наши торпеды нельзя
будет сбить или засечь, уничтожьте луну.
ТерминаторДата: Четверг, 17.01.2013, 21:27 | Сообщение # 59



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Х.

Месть.

- Ксарл мертв - произнес Меркуциан, обращаясь в темноту, - не могу в это поверить. Он же был неубиваемый!
Сайрион хохотнул.
- По всей видимости, нет.
Освещение отключилось с треском перегрузки в сети, и корабль застонал у них под
ногами. Казалось, в этот момент задрожал сам воздух, обволакивая их
тела.
- Это еще что за новости? - спросил Вариель. В ответ на погасший свет на его плече зажглась встроенная лампа, пронзая лучом
черноту. Пятно света плясало перед ними в пустынном железном тоннеле.
Несмотря на то, что ретинальные дисплеи смягчали яркость света, другие Повелители Ночи инстинктивно сощурились от резких бликов.
- Выключи ее, - тихо сказал Сайрион.
Вариель подчинился, лишенный возможности выдать свое веселье даже улыбкой.
- Прошу, ответьте на мой вопрос, - начал он. - Тот звук и дрожь, встряхнувшая корабль. Что их вызвало?
Сайрион вел остатки Первого Когтя по тоннелям, двигаясь вглубь корабля.
- Это была инерционная коррекция от запуска циклонных боеголовок. Талос
творит либо что-то очень мудрое, либо что-то очень, очень бестолковое.
- Он зол, - добавил Меркуциан. Его братья все еще были в шлемах, и никто
из них не остановился, чтобы обернуться назад. Они шли дальше, держа
оружие наготове. - Талос не выкажет ни толики почтения к смерти Ксарла.
Это просматривается в его движениях. Он страдает от этого. Попомните мои
слова.
- Ксарл мертв? - выдохнул Узас сквозь решетку вокс-динамика.
Его проигнорировали все кроме Меркуциана.
- Он умер час назад, Узас.
- О. Как?
- Ты тоже при этом присутствовал, - тихо ответил Меркуциан.
- О…
Остальные буквально чувствовали, как его внимание скользит по поверхности беседы, не способное удержаться ни на миг.
Сайрион вел обескровленный Коготь, огибая углы, спускаясь по спирали на
следующую палубу. Члены экипажа расступались перед ними, как тараканы от
внезапной вспышки света. Лишь немногие, кутавшиеся в широкие одеяния
слуги и просители, рыдая, падали в ноги своим господам, умоляя их
сказать, что происходит. Сайрион отпихнул одного из них в сторону.
Первый Коготь продолжал свой путь мимо остальных.
- Этот корабль размером с маленький город, - сказал он, обратившись к братьям. - Если
черви Генезиса доберутся до нижних палуб, мы рискуем никогда не выкурить
их оттуда. Мы едва сумели вычистить самую скверную дрянь, оставшуюся от
ублюдков Корсаров.
- Ты слышал, что нашли на тридцатой палубе? - спросил Меркуциан.
Сайрион покачал головой.
- Ну-ка, просвети меня.
- За несколько ночей до прибытия к Тсагуалсе Кровоточащие Глаза сообщили,
что там, внизу, стены - живые. У металла есть вены, пульс, и он
истекает кровью, когда его режут.
Сайрион повернулся к Вариелю, скрывая свою недобрую насмешку за злобно оскалившимся шлемом.
- Что вы, нечестивые придурки, проделывали с кораблем, пока мы не угнали его?
Апотекарий продолжал идти. Раздавались грохот и шипение сервомоторов его
аугметической ноги, подражавших устройству живых суставов.
- Я видел корабли Повелителей Ночи, подвергшиеся разложению куда больше, чем вы
можете себе представить. Едва ли я из числа преданных, Сайрион. Я
никогда не выражал почтения Силам Власть Предержащим. Варп извращает
все, чего касается, не стану отрицать этого. Но неужели вы полагаете,
что на вашем драгоценном «Завете крови» ни одна палуба не подверглась
заражению?
ТерминаторДата: Четверг, 17.01.2013, 21:28 | Сообщение # 60



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- Не было ничего подобного.
- Да ты что?! Или ты попросту держался малообитаемых палуб, где прикосновения Тайных Богов были наименее
заметны? Ты ходил среди тысяч рабов, трудящихся в недрах инженерных
палуб? И они были также чисты, как ты утверждаешь, после десятилетий,
проведенных в Великом Оке?
Сайрион отвернулся, покачав головой, но Вариель не позволил ему солгать.
- А больше всего я не выношу лицемерия, Сайрион с Нострамо!
- Помолчи минутку и избавь меня от своего нытья. Я никогда не пойму,
почему Талос спас тебя на Фриге, как не пойму и того, почему он позволил
тебе пойти с нами, когда мы удирали из Зеницы Ада.
Вариель не нашелся что ответить. Он не был любителем длительных полемик и не горел
желанием оставлять в них последнее слово за собой. Подобные вещи мало
что значили для него.
Когда они спустились на другую палубу, первым подал голос Меркуциан. Его речь сопровождала их громыхающую поступь.
Рабы - жалкие оборванцы - продолжали разбегаться в стороны при их
приближении.
- Он с нами, потому что он - один из нас, - сказал Меркуциан.
- Как скажешь, - ответил Сайрион.
- Ты считаешь, что он не один из нас только потому, что солнечный свет не режет ему глаза?
Сайрион покачал головой.
- Я не желаю спорить, брат.
- Я абсолютно искренен в своих словах, - настаивал Меркуциан. - Талос
тоже так считает. Принадлежать к Восьмому Легиону означает быть
бесстрастным, сконцентрированным, хладнокровным - то, чего не понять
нашим собратьям. Не нужно происходить из мира без солнца, чтобы быть
одним из нас. Нужно всего лишь понимать страх. Причинять его и
наслаждаться этим. Получать удовольствие от его соленого запаха,
срывающегося с кожи смертных. Нужно думать как мы: у Вариеля это
получается.
Он склонил голову в сторону апотекария. Сайрион бросил взгляд через плечо, пока они шли дальше. Нарисованные на шлеме косые
слезы-молнии придавали ему торжествующее выражение.
- Он не нострамец.
Меркуциан, никогда не позволявший себе смеяться, все-таки улыбнулся.
- Почти половина избранных примарха были терранцами, Сайрион. Помнишь,
когда пал Первый Капитан Севатар? Помнишь, Атраментары распались на
разрозненные отряды, потому что отказались подчиняться Сахаалу. Вот тебе
пример. Подумай над этим.
- Мне нравился Сахаал, - прозвучал из ниоткуда голос Узаса.
- Как и мне, - добавил Меркуциан. - Я не испытывал к нему особой
привязанности, но я уважал его. И даже когда Атраментары распались после
смерти Севатара, мы знали, что их сопротивление Сахаалу берет начало от
чего-то большего, нежели простое предубеждение. Многие из Первой Роты
были терранцами, самыми древними воинами в легионе. Даже Малек был
терранцем. Значение имело здесь нечто большее, нежели мир, из которого
происходил Сахаал. Терранец ли, нострамец, или выходец с какого-либо
другого мира - для большинства из нас это никогда не имело значения.
Генное семя одинаково чернит наши глаза, независимо от того, где мы
родились. Мы разделяемся, потому что примархи мертвы, и такая судьба
ждет каждый легион с течением времени. Мы - боевые банды с общим
наследием и идеологией, следующие к одной цели.
- Все не так просто, - упирался Сайрион. - Глаза Вариеля не черные. Он носит в себе генное семя Корсаров.
Меркуциан тряхнул головой.
- Я удивлен, что ты цепляешься за древние предрассудки, брат. Как пожелаешь, но с меня довольно этой дискуссии.
Но Сайрион считал иначе. Оттолкнувшись от перил, он пролетел десять метров
и приземлился на нижнюю платформу. Братья стаей последовали за ним.
- Ответь мне на один вопрос, - произнес он. Теперь в его голосе звучало
меньше колкости. - Почему Первая Рота отказалась следовать за Сахаалом?
Меркуциан выдохнул сквозь зубы.
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Аарон Дембски-Боуден Блуждающая в Пустоте
Страница 4 из 13«1234561213»
Поиск: