Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 3 из 13«123451213»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Аарон Дембски-Боуден Блуждающая в Пустоте
Аарон Дембски-Боуден Блуждающая в Пустоте
ТерминаторДата: Четверг, 17.01.2013, 18:06 | Сообщение # 1



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Цикл Повелителей Ночи:
1 - Клинок Ангелов (рассказ, еще не вышел)
2 - Секундус (рассказ, еще не вышел)
3 - Рыцарь Теней
4 - Ловец Душ
5 - Terminator Nights (рассказ, еще не вышел)
6 - Трон Лжи
7 - Кровавый Разоритель
8 - Ядро
9 - Блуждающая в Пустоте




Заметка автора:

Касательно целостности, поскольку все больше новых книг из серии Ересь Гора
получают признание в списках бестселлеров Нью-Йорк Таймс, события
вселенной Warhammer 40,000 претерпевают заметные сдвиги временных рамок.
В "Ловце Душ" было сказано, что банда Сломанной аквиллы пережила
несколько столетий с момента окончания Ереси Гора из-за изменчивости
варпа.
В соответствии с новыми откровениями и деталями, относительно Легионов-Отступников во время Чистки, я немного изменил сюжет, чтобы
немного поддерживать эту целостность. "Блуждающая в Пустоте" содержит
ссылки на то, сколько же прошло времени для Талоса и Первого Когтя;
урегулирование этого вопроса более значимо, чем кажется для этих
древних, истерзанных эпохами войн.
Это незначительное изменение, и я, собственно, подозреваю, что большинство читателей даже не заметит, но
последовательность имеет для меня значение - следуя этому примечанию.
Я просто хотел заранее сказать "спасибо" за Вашу снисходительность.


"Я время видел, когда Империум дышать не сможет больше.
Когда от порчи собственной задохнется империя людей,
Отравленная грязью и грехами пяти сотен, введенных в заблуждение, поколений.
В ту ночь, когда безумие станет правдой,
Раскроются, подобно ране зараженной, Кадианские Врата,
Ворвутся в царство, которое они создавали, проклятые легионы
В эпоху, когда грядет конец всего сущего.
Рожденный, вопреки запретам и злому року,
Пророк Восьмого Легиона возвысится".

- «Предвестник суровых испытаний»,
записанный неизвестным колдуном VIII Легиона, М32


Пролог

Дождь


Пророк и убийца стояли с оружием в руках на зубчатой стене мертвой цитадели.
Дождь хлестал скорбным потоком, достаточно плотным, чтобы заслонять
обзор. Он шипел при ударе о камень, падая из пастей злобно косящихся
горгулий и стекая по стенам замка. Помимо шума дождя, единственные
различимые звуки доносились от двух фигур. Одна из них была
человеческой, она стояла в изломанном доспехе, издававшем гудение с
потрескиванием помех. Другая принадлежала женщине чужих, облаченной в
древнюю отформованную броню, которая пережила целую вечность оставляющих
рубцы ударов.
- Это здесь погиб ваш Легион, не так ли? - ее голос был изменен надетым шлемом, он вырывался из раскрытого рта маски смерти
со странным шипением, так что практически растворялся в дожде. - Мы
называем этот мир Шитр Вейрук. А как на вашем змеином наречии? Тсагуальса, да? Ответь мне, пророк. Зачем ты вернулся сюда?
Пророк не ответил. Он сплюнул на пол из темного камня едкую кровь и сделал еще
один неровный вдох. Меч в его руках превратился в изрубленные остатки,
расколотый клинок переломился пополам. Он не знал, куда делся болтер, и
на треснувших губах проступила улыбка от инстинктивного ощущения вины.
Несомненно, утратить подобную реликвию Легиона было грехом.
- Талос, - говоря, дева улыбалась, он слышал это в ее голосе. В этом веселье
было примечательным разве что отсутствие издевки и злобы. - Не стыдись,
человек. Все умирают.


Сообщение отредактировал StriderVic - Понедельник, 21.01.2013, 20:35
ТерминаторДата: Четверг, 17.01.2013, 19:36 | Сообщение # 31



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- Впустите нас!
Вход в убежище для трех улиц данного субсектора располагался в подвале «Шлифовальщика» – дешевом баре, расположенном на
третьем перекрестке.
Он никогда не пил тут, и единственный раз, когда он находился здесь дольше пяти минут, был четыре года назад. Тогда он
пережидал здесь Серую Зиму, когда почти весь округ был вынужден жить под
землей на протяжении трех недель, в то время как пыльные бури разоряли
их жилища.
Он стоял снаружи у запечатанной переборки вместе с толпой других, отрезанных от предназначенных для них аварийных убежищ.
- Они заперлись слишком рано, - то тут, то там звучали возгласы.
- Это не буря.
- Вы видели пожары?
- Почему они заперли двери?
- Взломайте их!
- Архрегент мертв.
Амар провел пальцами вдоль сварных швов двери, зная, что не найдет ни
единого признака слабости конструкции, но ему ничего не оставалось
делать под давлением напиравших сзади тел. Если они продолжат так
напирать на подвал – а судя по все прибывавшему потоку людей, так и
будет, - его размажут по железным переборкам.
- Они не собираются открывать…
- Оно уже полное.
Он тряхнул головой, услышав последнее замечание. Как убежище может быть
полным? Бункер рассчитан более чем на четыре сотни человек. С ним было
около шестидесяти. В него уперся чей-то кулак.
- Прекратите напирать! – крикнул кто-то еще. – Мы не можем открыть двери!
Амар крякнул, когда кто-то пихнул его сзади. Он вжался лицом в холодное
железо, и ему не оставили места, чтобы отвести локоть и освободить себе
пространство.
Скрип открывающихся дверей прозвучал как райская песня. Люди вокруг него ликовали и плакали, наконец отступая назад.
Потные руки цеплялись за швы двери, проворачивая ее на несмазанных
петлях.
- Милостивый Бог–Император… - прошептал Амар, увидев открывшуюся перед ним картину. Бункер был забит изуродованными до
неузнаваемости телами. Кровь неторопливой, зловонной рекой хлынула к
ногам Амара и тех, кто был позади него. Те, кто не видел того, что видел
он, отпихивали впереди стоявших, желая быстрее оказаться в ложной
безопасности.
Амар увидел оторванные конечности со скрюченными пальцами, лежащие повсюду в лужах крови. Тела лежали поверх других тел,
многие валялись там, где упали, другие были свалены в кучу. Темный
камень стен был забрызган алыми пятнами.
- Стойте, - произнес Амар так тихо, что едва услышал сам себя. Толкотня сзади не прекращалась. - Стойте!...
Шагнув в помещение, он замешкался. Едва он переступил порог, до его ушей донесся рев ускоряющегося цепного лезвия.
Залитый кровью, со свежим отпечатком ладони на лицевой пластине шлема, Узас поднялся из своего укрытия под грудой тел.
- Кровь Кровавому Богу! – произнес он, капая слюной с губ. - Черепа для Восьмого Легиона!

Архрегент смотрел на пожары и удивлялся, как металлические корабли могли гореть.
Хоть он знал, что пламя пожирало не сам корпус, а горючие вещества,
находившиеся внутри него, все еще было странно видеть, как дым и пламя
вырываются из прорех в стенах его приземленного корабля. Ветер не мог
развеять весь дым. Огромные столбы дыма загрязняли воздух вокруг
наблюдательного шпиля, мешая видеть дальше ближайших зданий.
- Нам известно, какая площадь города охвачена огнем? – обратился он к гвардейцу у стола.
- Из немногих полученных нами докладов мы предположили, что большая часть
населения перебирается в убежища, к которым они приписаны.
- Хорошо. – Кивнул архрегент. – Очень хорошо.
ТерминаторДата: Четверг, 17.01.2013, 19:37 | Сообщение # 32



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Чего бы это ни стоило, подумал он. Если напавшие пришли, чтобы убить их, подземные убежища не смогут ничем помочь людям, согнанным в стадо как
животные перед скотобойней. Но благодаря им хаоса на улицах было меньше,
и это уже прогресс своего рода.
- Отчеты по закрывшимся убежищам, сир, - произнес другой гвардеец. Одетый в ту же невыразительную
униформу, что и первый, он держал в руке дата-слейт. Архрегент взглянул
на него, отметив число убежищ, докладывавших о заполнении и закрытии
зелеными огоньками.
- Очень хорошо, – повторил он. – Если налетчики объявят о своих требованиях, я хочу чтобы меня оповестили, как только
слова сорвутся с их губ. Где помощник Муво?
Волей судьбы Муво вошел прежде, чем кто-либо из двенадцати гвардейцев успел ответить.
- Сир, западные амбары горят.
Архрегент закрыл глаза и ничего не ответил.
- Десантные корабли спускаются в западных районах и выгружают сервиторов,
мутантов, технику и…Трон знает что еще. Они роют ямы и бросают туда
тела наших жителей.
- Нам удалось оповестить другие населенные пункты?
Помощник кивнул.
- Санктум и Передышка подтвердили получение наших предупреждений. – Его
налитые кровью глаза остановились на картине, разворачивавшейся за
стеклянными стенами купола. – У них не больше шансов защититься, чем у
нас.
Архрегент перевел дыхание.
- Как дела у нашего ополчения?
- Некоторые из них собираются, другие направляются со своими семьями к
убежищам. Смотрители организуют отступление к убежищам. Нам стоит
отозвать их от исполнения штормового протокола?
- Пока не стоит. Сообщите ополченцам и всем Смотрителям на улицах, что они должны занять
оборонительные позиции, как только все убежища будут закрыты. Мы должны
обороняться, Муво.
Взглянув на обоих гвардейцев, он прочистил горло.
- Ввиду сложившейся ситуации, могу я получить оружие, молодой человек?
Гвардеец моргнул.
- Я…сир?
- Этого пистолета достаточно, спасибо.
- Вы знаете, как из него стрелять, сир?
Архрегент выдавил улыбку.
- Разумеется, знаю. А теперь, Муво, я хочу чтобы ты… Муво?
Помощник поднял трясущуюся руку и указал на что-то над плечом архрегента. Все,
кто был в помещении, обернулись и увидели сквозь пелену дыма огромный
хищный силуэт. Купол был достаточно прочным, чтобы поглотить все звуки,
но янтарные вспышки десантно-штурмового корабля отбрасывали
множественные блики на бронированное стекло. Люди видели, как окутанный
туманом птицеподобный призрак поднялся над куполом. Пламя омывало купол,
растекаясь подобно жидкости по его поверхности и создавая красивое
зрелище для наблюдающих снизу.
Архрегент видел, как открылась пасть транспорта, опустилась рампа, и две фигуры упали в воздух. Вспышка
золота в руках одной из них нацелилась вниз и купол, и от точки
соприкосновения по поверхности купола разбежались уродливые трещины.
Когда сапоги обоих фигур ударились о поверхность купола, его поверхность
пошла трещинами, и он рассыпался ураганом битого стекла.
Бритвенно-острые бриллианты дождем посыпались в центр комнаты под
хриплый рев двигателей десантного корабля, более не заглушаемый
прозрачным барьером.
ТерминаторДата: Четверг, 17.01.2013, 19:37 | Сообщение # 33



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Преодолев двадцать метров в свободном падении, обе фигуры приземлились на палубу, и от их удара по комнате пробежала дрожь. С минуту они стояли
на коленях, согнувшись и опустив головы, в образовавшемся от их
приземления кратере. Осколки стекла стучали по их броне, создавая
странную музыку.
Они встали. Один держал в руках несоразмерный цепной меч, другой – золотой клинок. Они двигались непринужденно, с
хищной грацией вышагивая по палубе. От каждого соприкосновения
керамитовых сапог железное покрытие пола резонировало. Оба гвардейца
архрегента открыли огонь. Мгновенно воины вскинули свое оружие. Первый
умер, когда золотое лезвие вонзилось в его грудь, и он свалился на пол
грудой подергивающейся плоти. Второй - когда цепной меч раскроил его
лицо и торс, кромсая плоть ожившими зубьями. Ошметки еще теплого мяса и
горячей крови покрыли архрегента и его помощника с ног до головы. Ни
один из них не шелохнулся.
Архрегент сглотнул, глядя на приближающиеся закованные в броню фигуры.
- Зачем? Зачем вы пришли сюда?
- Неверный вопрос, - улыбнулся Ксарл.
- И мы не дадим вам ответов, - добавил Талос.
Архрегент поднял одолженный пистолет и навел дуло на цель. Воины приближались.
Позади него помощник Муво сплел пальцы, надеясь таким образом унять
дрожь.
- Император защитит, - произнес архрегент.
- Если бы он защищал, - ответил Талос, - он бы никогда не отправил вас на эту планету.
Ксарл замялся.
- Брат, - обратился он по воксу, не обращая внимания на старика с пистолетом. – У меня сигнал с орбиты. Что-то не так.
Талос повернулся к другому Повелителю Ночи.
- Я тоже это слышал. Септим, приведи «Очерненного» к восточному краю шпиля. Мы должны вернуться в космос сейчас же.
- Принято, повелитель. – Прозвучал искаженный помехами ответ. Мгновение
спустя десантно-штурмовой корабль уже висел над краем купола с опущенной
рампой, похожий на изогнутый орлиный клюв.
- Император защитит, - снова прошептал архрегент, дрожа как осиновый лист.
Талос повернулся спиной к смертному.
- Кажется, в редких случаях он действительно защищает.
Оба Повелителя ночи очистили свои мечи от остатков плоти и, выхватив на
бегу болтеры, открыли огонь по бронированному стеклу. Закованные в броню
фигуры бросились на разрушенный барьер и скрылись из виду. Архрегент
немигающим взглядом наблюдал, как их силуэты исчезают в темной утробе
десантно-штурмового корабля.
- Император защищает, - произнес он в третий раз, пораженный тем, что это была самая настоящая правда.
Талос обхватил голову руками. Перекатывающаяся пульсирующая боль давила на
глаза изнутри черепа. Вокруг него Первый Коготь приводил оружие в
боеготовность, держась за поручни, пока «Очерненный» продолжал свой
полет в небеса.
- Это судно Имперского флота? – спросил Сайрион.
- Сообщают, что это корабль Адептус Астартес. – Ксарл держал руку со
стороны своего шлема, будто это могло помочь ему лучше слышать. –
Вокс-отчеты просто захватывающие, если не сказать больше. «Эхо» несет
потери.
- Мы превосходим многие из их крейсеров, - Меркуциан стоял на коленях, занятый переборкой своего тяжелого болтера, не глядя на
остальных.
- Мы превосходим их, когда они не врываются в систему и не втыкают нам в спину нож из идеально устроенной засады,- подметил
Сайрион.
Талос набрал в грудь воздуха, чтобы заговорить, но не произнес ни слова. Он закрыл глаза, ощущая слезы и надеясь, что на этот
раз это будет не кровь. Он понимал, что это кровь, но вера в обратное не
давала гневу вырваться наружу.
ТерминаторДата: Четверг, 17.01.2013, 19:38 | Сообщение # 34



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Сыны Тринадцатого легиона, - проговорил он, - в броне из алого и бронзы.
- Что он говорит?
- Я…. – начал было Талос, но так и не договорил предложение до конца. Меч
первым упал на палубу. Пророк упал на колени мгновением позже. Жаждущая
его сознания тьма из-за глаз возвращалась ревущей приливной волной.
- Опять? – рассердился Ксарл. – Что, во имя преисподней, с ним происходит?
- У меня свои подозрения, - ответил Вариель, склоняясь рядом поверженным воином. – Нам нужно доставить его в апотекарион.
- Нам нужно защищать этот проклятый корабль, если мы доберемся до него первыми, - возразил Сайрион.
- Я слышу сирены, - сказал Талос и провалился в зияющую пасть небытия.
VI

Атака.

Он проснулся, смеясь, вспомнив Малхариона. Глубокий грохочущий бас
мудреца войны болью отдавался в его голове, когда более года назад
дредноут пробудился со словами: «Я слышал болтерную стрельбу».

Он тоже услышал болтерную стрельбу. Эту барабанную дробь было нельзя не
узнать: тяжелый, прерывистый треск обращенных друг против друга
болтеров. Характерный глухой стук падающих на пол пустых гильз и гулкое
эхо взрывов, когда заряды попадали по стенам и броне, сливались в
знакомую какофонию.
Пророк заставил себя встать на ноги и хлопнул рукой по шлему, приказав ретинальному дисплею сменить настройки. Он
окинул взглядом окружавшую его обстановку - тесный пассажирский отсек
своего собственного «Громового ястреба».
- Пятьдесят три минуты, господин, - сообщил Септим, кратко докладывая, как долго его хозяин
пробыл без сознания. Талос обернулся, чтобы взглянуть на своего слугу,
одетого "как обычно": в поношенную летную куртку и с висящими на бедрах
пистолетами.
- Расскажи мне все, - приказал воин. Септим уже развешивал его оружие, одно за другим. Человек поднимал каждое из них
обеими руками.
- Мне известно немногое. Все когти были отозваны, прежде чем началась короткая битва в пустоте. Враги взяли нас на
абордаж. Я не знаю, опущены ли все еще наши щиты, но вражеский крейсер
не ведет по нам огонь, пока у нас на борту находятся его люди. По
приказу лорда Сайриона мы прибыли в главный ангар. Он хотел быть ближе к
мостику, чтобы защищать его.
- Кто взял нас на абордаж?
- Имперские космодесантники. Больше я ничего не знаю. Вы видели их во сне?
- Не помню, что мне снилось. Только боль. Оставайся здесь, - приказал Талос. - Благодарю тебя, что присмотрел за мной.
- К вашим услугам, господин.
Пророк сошел по рампе в ангар. Молчаливые сервиторы и дроны-черепа смотрели на него в ожидании приказа.
- Талос? – обратился по воксу один из его братьев.
- Это Талос смеялся? – прозвучал другой голос.
- Отступить! – это был Люкориф. Определенно, это был Люкориф, Талос узнал
его по низкому скрипучему голосу. – Отступаем ко второму атриуму.
- Держать позиции! – Сайрион? Да… Сайрион. По воксу было сложно
определить наверняка. – Держать позиции, вы, жрущие падаль ублюдки! Вы
оставите нас без поддержки!!
В ответ вокс-сеть отозвалась хором переругивающихся голосов.
- Это Талос смеялся?
- Это Ксан Курус из Второго Когтя…
- Где этот проклятый апотекарий?
- Четвертый Коготь – Первому, нам немедленно нужен Вариель.
- Отступаем из третьего коридора. Повторяю, мы потеряли коридор терциус.
- Кто там смеялся?
ТерминаторДата: Четверг, 17.01.2013, 21:15 | Сообщение # 35



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- Талос? Это ты?
Пророк сделал тяжелый вдох; его гортань, казалось, не использовалась так долго, что атрофировалась.
- Я проснулся. Первый коготь, доложить обстановку. Всем когтям – доложить.
Ответа он не получил. Вокс разразился новым залпом болтерного огня.
Шатаясь, Талос покинул небольшой ангар, некрепко держа оружие в руках, все еще
подергивавшихся от болевых спазмов. Он пошел на звук стрельбы, и ему
пришлось проделать путь в пятьсот метров по извилистым коридорам, прежде
чем он оказался у ближайшего к нему источника звука. Шатаясь, он забрел
в эпицентр пальбы и в его голову тут же угодил снаряд, на мгновение
ослепив его. Попавший в шлем разрывной болт срикошетил об угол, но его
силы удара было достаточно, чтобы хрупкая электроника сбоила в течении
нескольких раздражающих секунд. Изображение вернулось, но перед глазами
стояла подернутая помехами красная пелена и мигающие руны.
- Пригнись, - приказал голос. Над ним стоял Меркуциан. Его руки тряслись
от отдачи тяжелого болтера. Оружие болтерного типа давало не очень
мощные дульные вспышки, и все же зажигание каждого реактивного снаряда
озаряло полночно-синие доспехи Меркуциана янтарными бликами.
- Говорит Меркуциан из Первого Когтя, - доложил он, - Кровоточащие Глаза
нарушили строй. Мы отрезаны от главного атриума. Запрашиваем
незамедлительное подкрепление.
- Вы сами по себе, Первый коготь. Удачной охоты, – протрещал голос в ответ.
Талос повернулся, и в его поле зрения попал Сайрион. В одной руке был зажат
заляпанный запекшейся кровью гладий, другая держала болтер со штыком.
Одной рукой Сайрион сделал три выстрела, едва целясь.
- Как мило, что ты соизволил проснуться, - прокомментировал он с невозмутимым
спокойствием в голосе, не удостоив Талоса и взглядом.
Сайрион подкинул гладий, и пока оружие кувыркалось в воздухе, он успел
перезарядить свой болтер, а затем подхватил начавший падать меч. В
нескольких десятках метров от них маячили неясные очертания противников,
засевших за баррикадами. Причиной их тактического укрытия был
Меркуциан. Или, скорее, рокотавший в его руках тяжелый болтер.
- Мы все тут умрем, - проворчал Меркуциан сквозь какофонию стрельбы своего
оружия. Он ни на минуту не прекращал стрелять. Его болтер, рявкая,
выплевывал по три снаряда, купаясь в ярких янтарных вспышках.
- О, без сомнения, - любезно согласился Сайрион
- Эти kalshiel Кровоточащие Глаза, - выругался Меркуциан, упав на одно
колено и перезарядив свое оружие максимально быстро. Шквал детонирующих
по всему коридору снарядов взял на себя Сайрион.
- Они могут выстрелить в любой момент, Талос, - предупредил он, - ты мог бы
воспользоваться своим великолепным болтером. Лучшего момента и не
придумать.
Талос наполовину укрылся за подпружной аркой. Его меч и болтер остались лежать на палубе у его ног. Он нагнулся, чтобы подобрать
их, ругаясь на нечеткое видение и на боль, протянувшуюся вдоль
позвоночника. Он поднял массивный болтер только со второй попытки и
добавил его голос к общему хору стрельбы. Потоки разрывных снарядов
оглашали пространство коридора. Тридцать секунд непрекращающейся
барабанящей стрельбы.
- Что произошло? – спросил он. – Кто взял нас на абордаж? Какой Орден?
Сайрион усмехнулся.
- А ты не в курсе? Ты же видел это в своих снах, разве нет? Ты сказал: «в
броне из алого и бронзы», перед тем, как потерял сознание.
- Я ничего не помню, - признался Талос.
- Перезарядка, - выкрикнул Меркуциан. Он снова припал на одно колено, не
сводя глаз с тоннеля, пока его руки летали как темные молнии. Щелк,
щелк, - и тяжелый болтер вновь запел свою гортанную песню.
- Что происходит? – повторил Талос. – Кровь ложного Императора, да мне кто-нибудь скажет, что происходит?
ТерминаторДата: Четверг, 17.01.2013, 21:15 | Сообщение # 36



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Вломившийся в коридор Узас прервал объяснение Сайриона. Он рухнул с потолка и вцепился в горло имперскому космодесантнику в красной броне.
Два воина катались по полу на линии огня, из-за чего противоборствующие
стороны были вынуждены прекратить атаки, хоть и ненадолго.
- Идиот, - выдохнул Меркуциан, держа палец на спусковом крючке.
Имперский воин ударил кулаком в лицевой щиток Узаса, и его голова запрокинулась с
хрустом ломающихся костей. Когда их брат пошатнулся, Первый Коготь
окатил космодесантника шквальным болтерным огнем.
Космодесантник с воплем упал. Теперь, когда им больше ничто не мешало, вражеский отряд на
другом конце коридора перешел в наступление. Их болтеры отзывались тем
же глухим стуком, что и у стрелявшего в ответ Первого когтя. Снаряды
взрывались вокруг укрытия Талоса, осыпая его градом осколков.
Узас бросился бежать, на этот раз более разумно выбрав направление движения –
обратно к братьям. Талос видел, как он осекся, когда болт попал ему в
спину, а другой по касательной задел ногу. Узас врезался в стену рядом с
Меркуцианом, оттолкнувшись от ее стальной поверхности с отвратительным
визжащим скрежетом истерзанного керамита. Когда он упал на палубу, то
его шлем гулко ударился об пол, напоминая звон колокола, завершающий
похоронную церемонию.
- Идиот, - повторил Меркуциан. Его тяжелый болтер продолжал громыхать. Вражеский отряд преодолел половину коридора,
оставляя позади убитых и раненых боевых братьев. И по-прежнему, они
продолжали скрываться за готическими сводчатыми стенами.
Ретинальный дисплей талоса показывал жизненные показатели первого когтя в пределах
нормы. Более обеспокоенный чем он сам мог признать, он бросился к Узасу и
отволок дергавшегося недоумка в укрытие. Доспех боевого брата был черен
от копоти, клочья содранной кожи, служившие ему плащом, сгорели дотла.
Почерневшая броня источала резкую химическую вонь, свидетельствуя о том,
что Узас неоднократно попадал под пламя огнемета, и было это не так
давно.
- Сукин с… - бормотал Узас, давясь приступами мокрого кашля.
- Где Вариель? – спросил Талос. – Где Ксарл? Я поубиваю вас собственными руками, если вы не начнете мне отвечать!
- Ксарл и Вариель удерживают кормовые тоннели, – Сайрион снова
перезаряжал оружие, - эти черви высадились на «Эхо» на орбите, пока мы
даже не пристыковались. Так или иначе, Империум нас поджидал.
Меркуциан отступил на пару шагов назад, и как раз в этот момент ему в наплечник
врезался шальной снаряд, и всех троих окатило фонтаном керамитовой
крошки.
- Орден Генезиса, - произнес он, - абордажные команды высадились около часа назад. Грязнокровые родственнички Ультрадесантников.
- Быть может, мы вышли из варпа слишком близко к Новым Землям, когда
двигались к системе Тсагуалсы, – предположил Сайрион. – Хотя я
сомневаюсь в этом. Гораздо более вероятно, что они засекли нас по
варп-маякам, оставленным их библиариями. Хитрые парни они, эти
грязнокровые.
- Очень хитрые, - отозвался Меркуциан.
- Ты, конечно, можешь обвинить своего навигатора, - подметил Сайрион. Стена
позади него взорвалась облаком осколков. – Она должна была учуять маяки,
которые оставили в варпе эти настырные собаки.
Талос вернулся в укрытие, перезаряжая болтер.
- Она говорила, что чувствовала что-то, но не знает, что именно, – сказал он. – Нам нужно отступать. Мы потеряли этот коридор.
- Мы не можем отступить, на этой дуге мы единственные защитники. Если они
проберутся на мостик, мы потеряем корабль. Пустотные щиты по-прежнему
опущены, хотя Дельтриан клялся кровью и маслом восстановить главный
генератор.
- Бежать мы тоже не можем, - пробормотал Меркуциан. – Кровоточащие Глаза удерживали южные проходы. Имперцы подступают и с тыла.
Меркуциан выругался и отступил еще на несколько шагов.
- Проклятье, он выглядит угрожающе.
Пророк оставил сгорбленного и раненого Узаса у стены, а сам присоединился к
братьям, целившимся в коридор и от души потчевавшим его шквальным огнем.
Его зрение теперь полностью восстановилось, и целеуказатели замирали на
отдельных фигурах врагов. Он мог различить изукрашенные цепи и табарды,
наброшенные поверх брони противников. Нанесенные на ее пластины знаки
отличия они носили с гордостью. Один воин был впереди остальных,
приближаясь с неизбежным намерением .
ТерминаторДата: Четверг, 17.01.2013, 21:16 | Сообщение # 37



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- Ох, - вздохнул Талос. Последовавшие за этим многосложные нострамские ругательства не поддавались литературному переводу на готик. В приличном
обществе произносить такое было бы недопустимым, равно как и в наименее
испорченных кругах общества неприличного.
Сайрион выстрелил, прижав болтер к щеке, и, улыбаясь, подметил.
- По крайней мере мы будем убиты настоящим героем!

Пустотные щиты не были опущены. Но не это было проблемой.
- Анализирую, - громко возвестил техноадепт. – Анализирую. Анализирую.
Он смотрел сквозь потоки рунических символов, проносившихся в его
сознании. Связь с когитаторами генератора была крепкой и текучей, но
объем информации требовал неприемлемого количества времени для
обработки.
Проблема заключалась не в падении пустотных щитов. Проблема заключалась в том, что они упали на три минуты и девять секунд,
в связи с чем корабль подвергся неизвестному до сего момента нападению,
что произошло ровно сорок восемь минут и двенадцать секунд назад. В
сражении с вражеским кораблем тех драгоценных секунд уязвимости было
достаточно, чтобы вражеские абордажные команды успели высадиться на их
палубы в большом количестве.
От мысли о тех имперских космодесантниках, что сейчас рвут «Эхо» на части изнутри, его кожа
покрылась бы мурашками, если бы она у него еще осталась.
Щиты активировались вновь, но напряжение в генераторе держалось у критической
отметки. Это вело к дальнейшим проблемам: в случае, если он не сможет
вернуть генератор к стабильному функционированию, щиты могут не
выдержать очередного залпа вражеских орудий. Быть может, они бы не стали
этого делать, пока на борту находились их собственные отряды, но
Дельтриан не приблизился к бессмертию посредством одних лишь
предположений и допущений. Он был из тех, кто не полагался на шансы – он
склонял их в свою пользу.
Если пускаться в предположения и дальше, то следующий залп мог стоить им корабля, если пустотные щиты не смогут
быстро восстановиться. Что еще хуже, их может ожидать полный провал,
который будет стоить им не только корабля, но и жизней.
Дельтриан совершенно не собирался умирать, только не после таких временных затрат и
кропотливой работы по переделке его биологической оболочки в это
произведение механического совершенства. Не хотел он, чтоб и его
бессмертная душа выплеснулась в изменчивый эфир, где ее разорвут на
части увеселения ради демоны и их безумные боги. Это, как он любил
говорить, не было оптимальным вариантом.
- Анализирую, - повторил он.
Вот он. След поврежденного кода, затерявшийся в путанных когитациях
генератора - найден среди тысяч пролетающих за секунду мыслей. Ущерб был
минимальным и в большей степени приходился на внешние проекционные
комплексы правого борта. Их можно починить, но дистанционно сделать это
не удастся. Придется отправить сервиторов или пойти самому.
Дельтриан не стал сокрушаться. Он выразил свое раздражение неязыковой тирадой
машинного кода, как оцифрованную отрыжку. С несвойственным ему терпением
технопровидец активировал надгортанный вокс, имитируя глотание.
- Это Дельтриан.
ТерминаторДата: Четверг, 17.01.2013, 21:16 | Сообщение # 38



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Вокс-сеть взорвалась криками и звуками болтерной стрельбы. Ах, да, попытка держать оборону. Дельтриан почти забыл о ней. Он отсоединился от
терминала и перенастроился на свое окружение. С минуту он оглядывался.
Пустотный Генераториум занимал одно из самых больших помещений на
корабле. Его стены покрывали слои лязгающих силовых распределителей,
выкованных из бронзы и священной стали. Все эти второстепенные узлы
питали главную колонну, представлявшую собой башню из черного железа и
пульсирующей плазмы. Производимую ей жидкую энергию можно было увидеть
через открытые глаза и пасти горгулий, украшавших подножие колонны.
Только сейчас, когда его внимание вернулось во внешний мир, он увидел,
что безумию пришел конец. Комнату, где он находился, еще недавно
оглашали крики и болтерная стрельба, а теперь здесь царила
благословенная тишина.
Вражеские захватчики - или скорее, изуродованные фрагменты, которые недавно были вражескими захватчиками –
устилали половину помещения подобно изодранному пропитанному кровью
ковру. Обонятельные сенсоры Дельтриана зарегистрировали высокую
концентрацию запаха крови и телесных выделений, от которой
пищеварительный тракт смертных извергнул бы съеденное накануне в знак
протеста. Запах мертвечины никак не действовал на Дельтриана, но он
зафиксировал вонь склепа для завершения отчета, который он собирался
составить позднее этим вечером.
Нигде поблизости от него нападавших не было, так как Дельтриан, как и многие адепты культа Машины, прежде
всего просчитывал все непредвиденные обстоятельства, привыкнув иметь
дело с превосходящими силами. Как только пустотные щиты упали на долю
секунды, он уже знал, что Повелители Ночи рассеются по всему кораблю,
защищая каждую из его палуб от непредвиденной атаки. Так что его
безопасность была исключительно в его собственных руках.
По правде говоря, три четверти его сервиторов не выжили. Он мерил шагами
помещение, обобщая расхождения в информации о резне. В строю еще
оставались автоматоны с бесстрастными лицами. Их индивидуальность была
стерта, левые руки им заменяли громоздкие тяжелые орудия. Бионика
заменяла половину кожного покрова и большую часть внутренних систем.
Каждый из них требовал внимания к деталям и являл собой плод если не
любви, то кропотливого труда.
Он не стал благодарить их и поздравлять с будущей победой. Они в любом случае бы это не отметили. И все же,
сразить десять Имперских космодесантников было нелегко даже ценой - он
подсчитал за один удар сердца - тридцати девяти усиленных сервиторов и
двенадцати стрелковых дронов. Потеря подобного масштаба будет доставлять
ему неудобства некоторое время.
Дельтриан остановился, чтобы опознать эмблему на оторванном наплечнике. Белый треугольник,
перечеркнутый перевернутым символом. Их доспехи были гордого, кричащего
красного цвета.
- Записано: Орден Генезиса. Берут начало от тринадцатого легиона.
Как восхитительно. Воссоединение своего рода. Последний раз он встречал
этих воинов – или их прародителей по крайней мере, - во время Резни на
Тсагуалсе.
- Фаза один: завершена. – произнес он, отправив импульсный код подтверждения в ожидавшие мозговые центры выживших сервиторов. –
Начать фазу два.
Киборги шагали в ногу, продолжая выполнение ранее отложенных протоколов. Пять из оставшихся десяти отправятся исследовать
корабль с целью найти и уничтожить подпрограммы.
Другая половина пойдет с Дельтрианом обратно в Зал Памяти.
Корабль задрожал достаточно сильно, чтобы один из сервиторов лишился точки
опоры и из его кибернетической челюсти прозвучало сообщение об ошибке.
Дельтриан проигнорировал его и снова активировал вокс.
- Дельтриан – Талосу из Первого Когтя.
Ответом ему был звук далекой и искаженной вокс-помехами болтерной стрельбы.
ТерминаторДата: Четверг, 17.01.2013, 21:17 | Сообщение # 39



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- Он мертв.
Дельтриан засомневался.
- Подтвердите.
- Он не мертв, - ответил другой голос, – я слышал, как он смеялся. Чего ты хочешь, техноадепт?
- С кем я разговариваю? – спросил Дельтриан, не заботясь о том, чтобы придать своему голосу оттенок вежливости.
-С Карадом из Шестого Когтя, – воин отключился, когда в динамике зазвучал
грохот болтерной стрельбы. – Мы удерживаем посадочные платформы левого
борта.
Внутренним процессорам Дельтриана потребовалась доля секунды, чтобы восстановить в памяти внешний облик Карада, относящиеся к нему
хроники Легиона и все модификации, которые претерпела его броня за
последние три столетия.
- Да, - отозвался он, - ваши последние доклады по обстановке звучат увлекательно. Где Талос из Первого Когтя?
- Первый Коготь защищает главный атриум. Что случилось?
- Я обнаружил и проанализировал ошибку в функционировании пустотных
щитов. Я требую распоряжений господина и мне необходим эскорт в….
Канал связи с Карадом забарахлил, взорвавшись яростными криками.
- Карад? Карад из Шестого Когтя?
Его перебили:
-Это Фаровен из Шестого Когтя, мы отступаем с посадочных палуб. Все, кто еще
дышит и пребывает в здравом уме, свяжитесь с нами на Новом Черном
Рынке.
- Это Дельтриан, мне требуется эскорт Легиона в….
- Ради любви ко всему святому, техножрец, заткнись! Шестой коготь отступает. Карад и Иатус мертвы.
Сквозь треск помех прорвался другой голос.
- Фаровен, это Ксан Курус. Подтверди гибель Карада.
- У меня есть визуальное подтверждение. Один из этих носящих аквилу снес ему голову.
Дельтриан слушал, как легионеры защищали корабль. Возможно, их непочтение было простительным, учитывая обстоятельства.
Проходя мимо органических останков, которые когда-то были верными Золотому
Трону солдатами, и кладбища модифицированных тел, которые были его
собственными вооруженными слугами, Дельтриан снова решил взять дело в
свои руки.

Люкориф из Кровоточащих Глаз не был ограничен палубами, как его младшие товарищи. Хотя он не мог передвигаться так,
как мог когда-то, его бегство было на удивление легким, и в то же время
это была дикая гонка во весь опор . Когти на руках и ногах лязгали по
железным решеткам со звериной скоростью. Он бежал как обезьяна, или как
волк, или как воин, который не был полностью человеком благодаря
изначально имперским генным изменениям, а уж впоследствии -
непостоянству приливов варпа.
Люкориф хотел жить, пожалуй, больше, чем остальные его братья. Он не желал умирать, сражаясь в безнадежном
бою, не говоря уж о том, что он был плохо приспособлен для сражений,
если уж на то пошло. Пусть безумство удерживать последние оплоты было
так свойственно его братьям – он жил своей жизнью, извращенной, с точки
зрения рациональности. И, убегая, он не испытывал ничего похожего на
стыд.
В ответ на его лихорадочную потребность самосохранения – никто не посмел бы назвать ее страхом, это чувство было ближе, скорее, к
гневу, - сопла двигателей его прыжкового ранца испускали тонкие струйки
черного дыма. Они жаждали извергнуть пламя и громкий вой, унося его
ввысь. Он сам жаждал поддаться этому соблазну. Все, чего он желал, это
куда–нибудь взлететь. Заключенный на борту умирающего «Эха проклятия»,
он едва ли мог рассчитывать на подобные перспективы.
Первый коготь все еще ругал Кровоточащие Глаза за их отступление.
ТерминаторДата: Четверг, 17.01.2013, 21:17 | Сообщение # 40



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- Пусть поскулят, - хохотнул Вораша шипящим «сс-сс-сс». Оба раптора бежали, цепляясь за потолок. Другие Кровоточащие Глаза, проявившие себя
за последние несколько месяцев как самых жестокие и упрямые из
оставшихся в живых, прокладывали себе путь по стенам и полу.
Корабль снова содрогнулся. Люкориф был вынужден вцепиться в металл когтями на руках и ногах, чтобы его не стряхнуло вниз.
- Нет, - зашипел он, – подождите.
Кровоточащие Глаза замерли в нечеловеческом единстве: каждый оставался неподвижным,
зацепившись за стены вокруг лидера. Встреча стаи в трех измерениях.
Вораша склонил свой скошенный шлем на птичий манер. Каждый из них
обратил свою демоническую железную маску с нарисованными дорожками слез в
сторону их чемпиона.
- Идите, - Люкориф подчеркнул свой приказ раздраженным пронзительным криком, – отступайте ко второму атриуму и
окажите поддержку Четвертому Когтю.
Мышцы напряглись, когда инстинкт повиновения пробежал сквозь них.
- А ты? – прошипел в ответ Вораша.
Люкориф издал вороний крик, развернулся и двинулся тем же путем, каким они пришли.
Кровоточащие Глаза смотрели друг на друга, пока их лидер оторвался от стаи и
пронесся обратно по потолку коридора. Инстинкт подсказывал им: стая
охотилась вместе, или не охотилась вовсе.
- Что? Что это?
- Идите, - по воксу скомандовал им Люкориф.
Не проронив ни слова, они незамедлительно повиновались.

С самого рождения на законопослушном уважаемом феодальном мире на окраине
Сегментума Ультима, этот воин прославился в рядах своего Ордена
дисциплиной, вниманием, навыками и непревзойденным тактическим чутьем.
Никто из его братьев не превзошел его и в поединках за почти четыре
сотни лет. Ему трижды предлагали титул ротного капитана – мантию
повелителя больше чем сотни избранных воинов Императора – и он всякий
раз смиренно и благородно отвергал предложение. Один наплечник украшал
выполненный из белого камня величественный Крукс Терминатус. На втором
красовался вырезанный из черного железа и мрамора с синими прожилками
геральдический символ Ордена.
Для своих братьев он был просто Толемион. В архивах Ордена он значился как Толемион Сарален, Чемпион
Третьей боевой роты. Для врагов Трона Терры он являл собой воплощение
возмездия, закованное в алый керамит.
Его доспех был сделан из композитных металлов с абляционным покрытием, многослойных и усиленных
сотнями часов работы непревзойденных мастеров. Увенчанный гребнем шлем с
богато украшенной лицевой пластиной и бронзовой решеткой был
величественным пережитком ушедшей эпохи, выкованным во времена расцвета
космических путешествий. В одной красной перчатке был зажат дрожащий
громовой молот, чье силовое поле гудело так, что начинали ныть зубы. В
другой был внушительный ростовой щит, выполненный в форме профиля
аквилы, чье распростертое крыло защищало владельца.
Приказ, который он отдал своим боевым братьям, содержал всего два слова.
- Абордажные клинки.
Три воина поравнялись с ним, повесив болтеры и взяв в руки пистолеты и клинки.
Первый коготь наблюдал это безжалостное наступление, поливая коридор огнем.
Разрывные снаряды разбивались о башенный щит чемпиона, не причиняя ему
никакого вреда.
Меркуциан с презрением швырнул свой тяжелый болтер об пол.
- У меня пусто.
Как зеркальное отражение приближающихся космодесантников, он поднял болт-пистолет и достал из ножен на голени гладий.
- Никогда не думал, что захочу увидеть Ксарла, - добавил он.
Талос и Сайрион вскинули свои мечи мгновением позже. Пророк помог Узасу
подняться на ноги, не ожидая слов благодарности в ответ, и одобрительное
ворчание в ответ поразило его до глубины души.
ТерминаторДата: Четверг, 17.01.2013, 21:18 | Сообщение # 41



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


И, перед тем как отряды сблизились, имперский щитоносец пророкотал через вокс-динамик своего шлема.
- Я – погибель Еретиков. Я – Бич Предателей. Я – Толемион из ордена Генезиса, Страж Западного протектората, убийца…
Первый Коготь не стал ждать, пока их расстреляют. Они бросились в атаку
- Смерть приспешникам ложного Императора!!! – орал Узас. – Кровь для Восьмого Легиона!!!
VII

Тупик.

У Первого Когтя был единственный шанс выжить в следующие несколько минут,
и они вцепились в него изо всех сил . Все четверо, как один, всем
весом навалились вперед сплошной массой брони цвета полуночи. Талос и
Меркуциан отвечали за авангард, и оба врезались покатыми шипастыми
наплечниками в щит-полуаквилу, сопровождая действие единым криком
невыразимого гнева.
Толемион сопротивлялся их давлению, и подошвы его сапог высекали искры из палубного настила, медленно скользя назад.
За долю секунды он взмахнул молотом и обрушил кувалду на прикрепленный к
спине силовой генератор Меркуциана, превратив сконцентрированный вихрь
силы во вспышку света и энергии.
Ранец Меркуциана взорвался, разбросав обломки во все стороны.
Сокрушительная сила молота с грохотом опрокинула его на пол под ноги
противоборствующих сторон. Талос заметил, как жизненные показатели
исчезли с ретинального дисплея, отключившись еще до того, как показали
ровную линию.
Как только Меркуциан упал, на его место встал Узас, заставив чемпиона отшатнуться назад.
Это был переломный момент. Первый Коготь и их благородная жертва сошлись в
рукопашной и повалились на пол, изрыгая проклятия. Первым поднялся и
встретил лезвия Ордена Генезиса Сайрион. Его гладий вонзился в живот
ближайшего имперского космодесантника, вызвав болезненный раздражающий
булькающий звук. Космодесантники наносили рубящие удары по его броне,
оставляя серебристые следы там, где лезвия их мечей касались керамита и
выбивали из гладкой поверхности целые куски. Узас даже не потрудился
встать: он кромсал цепным топором одного из стоявших на коленях врагов.
За свои труды он был вознагражден другим врагом, всадившим клинок ему в
спину.

Талос не мог дотянуться до Толемиона, прижатый его щитом-полуаквилой. Аугметической рукой он перехватил меч и резко дернул
за него, лишив хозяина щита равновесия. Воин Генезиса упал, и его
гордый доспех из кованой бронзы встретился с поднятым золотым клинком
Кровавого Ангела, который теперь принадлежал Талосу. Хруст. Звон металла
о металл. Шипение вскипающей крови на закаленном железе.
Пророк откатился в сторону, отпихнув отрубленные ноги бьющегося в конвульсиях имперца из-под себя.
Двое повержены.
Его чувства бушевали в ответ на возбужденные синапсы и ускоренные рефлексы.
Талос вцепился и набросился на последнего космодесантника Ордена
Генезиса одновременно с Сайрионом. Два Повелителя Ночи увлекли его на
палубу, утоляя жажду своих клинков с каждым колющим ударом.
«Мы не солдаты. Прежде всего, мы – убийцы, как и всегда».
Чьему перу принадлежали эти слова? Кто мог произнести их? Малхарион? Или быть
может, Севатар? Они оба любили подобные драматические фигуры речи.
У него закружилась голова. В глазах все поплыло, когда он вытащил свой
меч из ключицы космодесантника, словно из живых ножен. Никогда прежде
ему не приходилось вступать в бой так скоро после пробуждения от
пророческого сна. Толемион поднялся с жужжанием суставов брони, отбросив
Узаса в сторону ребром щита. Легионер отшатнулся к братьям. Его шлем
был исковеркан до неузнаваемости. Меркуциан, не шевелясь, лежал под
ногами чемпиона. Три воина Генезиса тоже лежали на полу как мертвые.
Талос, Узас и Сайрион стояли лицом к лицу с Толемионом, и от их бравады,
которая и в начале схватки и так была неважной, теперь не осталось и
следа. Узас и Талос едва держались на ногах. За всю бесславную и не
совсем выдающуюся историю Первый Коготь еще никогда не оказывался в
столь неравном положении.
ТерминаторДата: Четверг, 17.01.2013, 21:18 | Сообщение # 42



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- Ну же, - протянул космодесантник. В его голосе, искаженном воксом и похожим на пчелиное жужжание, они все уловили холодный азарт. Вопреки
вызову, Толемион не стал ждать, когда противники выстрелят, и в то же
время не хотел рисковать, позволив им сбежать. Увенчанный гребнем шлем
наклонился при приближении, а его занесённый молот пронзительно визжал,
готовый обрушить свою сокрушительную мощь на головы врагов.
Аурум, Клинок Ангелов, отразил первый удар. Золото заскрежетало по оружейной
латуни, когда пророк защищался от ударов атак чемпиона. Толемион
вырвался из клинча с первой попытки и нанес удар по эфесу меча. Удар
молота, отклонившись, пошел по касательной, но угодил по сведенным
вместе запястьям Повелителя Ночи. Талос выронил клинок из рук, и
Толемион ударом ноги впечатал пророка в сводчатую стену, добив его
ударом наотмашь в солнечное сплетение. Разбитая аквила на нагруднике
Талоса обуглилась, когда глубокие трещины разбежались по ней символичной
звездой.
- Смерть тебе, еретик!
Когда Талос упал, присоединившись к лежавшему на палубе Меркуциану, Сайрион и Узас разом
пригнулись. Первый набросился на увесистый щит, вцепившись латными
перчатками в его края. Если бы он сумел вырвать его их рук Толемиона или
хотя бы оттащить вниз, Узас мог бы нанести ему смертельный удар.
Он осознал свою ошибку, как только схватился за украшенный щит. Узас был
невообразимо небрежен в своих лучших проявлениях, когда дело касалось
стайной тактики. Его не охватывало отчаяние, как это бывало с его
братьями. Да и Толемион не был настолько глуп: вовремя распознав
приближавшуюся угрозу, он приложил Сайриона головой об стену, когда
Повелитель Ночи схватился за щит.
Давление было такое, как если бы он попал под гусеницы «Лендрейдера». Сайрион не мог произнести ничего,
кроме сдавленных вздохов, когда его методично вжимали в стену.
Дотянувшись до края щита, он выстрелил в колено чемпиона из своего
пистолета. Выстрел не причинил ему особого вреда, а лишь поцарапал
керамит. Толемион использовал свой замах, чтобы завершить ранее начатый
бой с Узасом. Когда владелец топора приготовился нанести очередной удар,
ему в лицо угодил громовой молот. Он пробил слабую броню и секундой
позже ударил по нагрудной пластине. Молнии зловеще заиграли по всему
доспеху, когда воин упал на палубу вслед за братьями.
Закончив с остальными, Толемион отпустил Сайриона. Пошатываясь, легионер сделал шаг
вперед, выронив оружие из онемевших рук. От третьего и последнего удара
щитом он зашатался на пятках и безвольно осел на палубу.
- Твоя нечестивость претит мне.
Злобное гудение брони Толемиона вторило его громоподобному голосу.
Приблизившись, он встал над Сайрионом и наступил на нагрудник Повелителя
Ночи.
– Стоило ли отворачиваться от величия Императора? Неужели все твои злобные достижения оправдывают гнилое существование теперь, когда
твоя жизнь подходит к концу?
Смех Сайриона прервал кашель, но и он звучал как смех.
- Тринадцатый Легион…всегда славился…лучшими ораторами...
Толемион поднял свой молот. Выражение его лица было скрыто за прочной лицевой пластиной шлема.
- Сзади, - Сайрион продолжал хохотать.
Толемион не был глупцом. Даже новобранца не провести таким грубым розыгрышем.
Этот факт на фоне беспрестанной болтовни абордажных команд,
обменивающихся сообщениями по воксу, объяснял, почему он был застигнут
врасплох подкравшимся сзади Ксарлом.
Сайрион был единственным из Первого Когтя, кто видел последовавшую дуэль. То, что он видел, осталось
с ним до той самой ночи, когда он погиб.
Они не набросились друг на друга сразу же. Несколько мгновений они смотрели друг на друга, каждый
разглядывал трофеи и знаки отличия, которыми была увешана броня
соперника.
Толемион был в образцовом имперском снаряжении, с восковыми печатями чистоты, почетными свитками и аквилами, украшавшими
его великолепный доспех. Ксарл был его порочным отражением: его броня
была увешана клочками содранной кожи вместо пергаментных свитков, а
также черепами и шлемами имперских космодесантников, болтавшимися на
ржавых цепях.
ТерминаторДата: Четверг, 17.01.2013, 21:19 | Сообщение # 43



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


- Я - Толемион из Ордена Генезиса, Страж Западного Протектората. Я - Конец Еретиков, Бич Предателей и верный сын лорда Жиллимана.
- Ну надо же, - хохотнул Ксарл в вокс-репродуктор, - должно быть, ты очень гордый.
Он подпихнул ногой что-то круглое и тяжелое, валявшееся на полу у них под
ногами. Предмет покатился к сапогу Толемиона. Шлем космодесантника
Генезиса: глазные линзы выбиты, а лицевая пластина забрызгана кровью.
- Ты будешь кричать так же, как и он, - улыбнулся Ксарл.
Чемпион никак не отреагировал. Он даже не шелохнулся.
- Я знал этого воина, – в его голосе звучала трагическая забота. – Это
был Калеус, рожденный на Новых Землях, и я знаю, что он умер, как и жил:
с отвагой, честью и не ведая страха.
Ксарл обвел мечом сцену, указав на распростертые на полу фигуры воинов Первого Когтя.
- Я знаю каждого из этих воинов. Они – Первый Коготь, и я знаю, что они умрут, как и жили: пытаясь убежать.
А затем он рассмеялся. Насмехательств над поведением чемпиона Генезиса
было недостаточно, чтобы ввергнуть имперского полукровку в ярость, но
смех Ксарла стал последней каплей.
Толемион приблизился, держа наготове молот и высоко подняв щит.
- Якшайся дальше со своими черными богами, еретик. Сегодня ты познаешь…
Ксарл фыркнул от раздражения.
- Я совсем забыл, как вы, герои, любите собственные голоса.
Когда Толемион подошел ближе, Повелитель Ночи взял двуручный цепной клинок в
одну руку. Другой он поймал рукоять цепного топора Узаса, подцепив его с
палубы. Оба лезвия взревели, перемалывая зубьями воздух. По пути сюда
он сразил семерых имперских космодесантников, и теперь их кровь фонтаном
брызг разлеталась с завывавших зубьев цепного меча. Его тело обливалось
потом под броней, в то время как в глазах плясало окрашенное болью и
гневом веселье. В местах, где доспех был пробит, его колола жгучая боль
от полученных ран.
- Давай приступим, - произнес он, улыбаясь. – Жду не дождусь, когда позволю нашим рабам использовать твой шлем в качестве
ночного горшка.

Дельтриану не требовалось дышать в привычном понимании этого слова, но оставшейся органике требовался кислород для
нормального функционирования, и протекавшие в с его учаситем процессы
можно было лишь замедлить при необходимости . Аугметический эквивалент
задержки дыхания предназначался для манипуляций с внутренним
хронометражем, заставляя его работать на минимально допустимой скорости.
От этого он двигался медленно и вяло, но зато мог работать в
безвоздушном пространстве до трех часов по его самым смелым расчетам.
Его роба колыхалась вокруг при ходьбе. Ребристый корпус «Эха проклятия»
простирался на километры вперед и назад под его когтистыми опорами. Куда
не посмотри, повсюду были лишь пустота космоса и далекие звезды,
мерцавшие в бесконечности.
Вражеский корабль кружил вокруг «Эха проклятья», хищнически выжидая и отбрасывая тени на корпус большего
крейсера, когда загораживал далекое солнце. Это был тяжеловооруженный
ударный крейсер, на носу которого красовалось имя «Мантия Диадемы».
Адепт вопреки своей воле заключил, что это было крайне красивое имя для
боевого корабля.
ТерминаторДата: Четверг, 17.01.2013, 21:20 | Сообщение # 44



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Дельтриан сделал еще шаг, осторожно двигаясь по внешнему корпусу в сопровождении слуг. Большинство были в защитных костюмах и респираторах.
Некоторые, как и сам Дельтриан, были закутаны в просторные балахоны.
Путь группы лежал по поврежденным секциям корабля, через похожие на
кратеры углубления и участки изуродованной стали. Корабль мог прожить
целую вечность, не уделяя внимания внешним повреждениям, но несколько
секунд неудачного обстрела определенных секций могли обернуться
настоящей катастрофой.
- Ваше преподобие, прошу вас, - обратился по воксу один из младших адептов Дельтриана. Не найдя подходящих слов из
человеческого лексикона для выражения недовольства, адепт выпалил тираду
оскорбительного кода по каналу связи. Дельтриан повернулся к нему.
Мигая линзами из-под капюшона, на него уставился череп. Внешность
Дельтриана была просчитанной хитростью, целью которой было вызывать
дискомфорт у простых смертных. Его собрат-механикум мог уловить
недовольство в едва заметных движениях мимики, вплоть до прикрытых
диафрагм оптических линз.
Адепт уже готовился принести извинения, когда Дельтриан заговорил.
- Лакуна Абсолют, если вы намерены и дальше отвлекать меня своими
возражениями, я разберу вас на запчасти. Пошлите мне импульс
подтверждения понимания вами мной сказанного.
Лакуна Абсолют передал всплеск кодов подтверждения.
- Отлично, – Дельтриан вновь сконцентрировался на своих обязанностях. –
Сейчас не время для того, чтобы излагать оптимальные функциональные
специфики.
Ремонтной бригаде Механикум потребовалось ровно двенадцать минут и две секунды, чтобы добраться до первого
шпиля-генератора пустотных щитов. Повреждения были налицо: пилон, чья
высота в шесть раз превышала рост неаугментированного человека, был
нагромождением искореженных железных обломков посреди кратера,
въедавшегося в плоть корабля.
- Анализирую, - произнес он, всецело уделив свое внимание обозреваемому ущербу. Какие повреждения следовало
устранить незамедлительно, а какие из них являлись поверхностными и
могли подождать до захода в ремонтный док?
- Шестнадцать лонжеронов из композитных металлов следует заменить, чтобы устранить повреждения фокусировки шпиля.
Четыре сервитора послушно побрели выполнять распоряжение. От магнитных
захватов на их ногах по корпусу пробегала дрожь. Линзы Дельтриана
жужжали, когда его зрительное восприятие проникало сквозь внешние слои
корпуса. Он приложил руку к покореженному металлу и пустил
ультразвуковой импульс в поврежденное перекрытие.
- Повреждение не распространилось глубоко внутрь. Внутренняя команда, двигаемся дальше.
- Принято, – прозвучал в ответ безжизненный голос, источник которого находился в десятках метров под ними.
- Ваше преподобие? – обратился один из адептов. Делтриан не стал
поворачиваться. Он уже направлялся в кратер, начиная изучение следующего
шпиля.
- Говорите, Лакуна Абсолют.
- Вы просчитали вероятность обнаружения наших попыток произвести ремонт узкочастотными ауспексами противника?
- Обнаружение нас не имеет значения. Пустотные щиты активны, и сейчас
наша задача удостовериться, что они останутся активны. Я и не
рассчитывал, что эта ситуация находится в пределах твоего познания.
- Ваше преподобие, пустотные щиты в данный момент подняты. Если они
отключатся, прежде чем мы закончим ремонт, враги безусловно будут
стремиться помешать нам, разве не так?
Дельтриан сдержался, чтобы не выругаться.
- Замолчите, Лакуна Абсолют.
- Принято, Ваше преподобие.
ТерминаторДата: Четверг, 17.01.2013, 21:20 | Сообщение # 45



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Ксарл поймал очередной взмах молота скрещенными лезвиями. Его собственный меч, носивший непримечательное имя «Палач», превратился в
обломки. В моменты между блокирующими ударами и смертоносными выпадами
он искренне сомневался, что Септим сможет привести его в боеспособное
состояние. Разумеется, если Септим был все еще жив. Экипаж, как и
корабль, нес ужасные потери.
Бесспорно, ему будет не хватать этого меча. Если предположить, что он выживет. Боевыми навыками он превосходил
любого из Первого Когтя, - да и любого из Повелителей Ночи, за
исключением Малека из Атраментар, если говорить начистоту. Однако,
биться с ротным чемпионом Адептус Астартес было делом нешуточным,
особенное если учесть, что один из дуэлянтов был неважно вооружен и
экипирован.
Ксарл ударом поврежденного топора Узаса отвел громовой молот в сторону, обрушив очередной бесполезный удар своего меча на
крепкую броню Толемиона. Практически беззубый цепной меч скользнул по
многослойному керамиту, оставив лишь царапины. Помимо отсутствующих
зубьев меч почти не имел рукояти. Ни одно цепное оружие не смогло бы
противостоять громовому молоту в длительном поединке. Ксарл,
выругавшись, выбросил его. Тремя сокрушительными ударами по щиту Ксарл
оттеснил Толемиона назад настолько, насколько ему было нужно. Он
повторил движение ногой, подхватив с палубы силовой меч Кровавого Ангела
и взяв его в свободную руку. Сжатия рукояти было достаточно, чтобы
активировать его. Меч зашипел, испуская смертоносные потрескивающие
молнии вдоль золотого лезвия.
Все изменилось, когда он взял в руки клинок, получив оружие, способное парировать сокрушительные удары
молота. Ксарл нанёс удар обоими клинками по рукояти молота, отводя его в
сторону. Соприкасавшиеся силовые поля злобно рычали и сыпали искрами.
Когда Толемион поднял щит, готовясь нанести сокрушительный удар, топор
Ксарла вонзился в его верхний обод. Повелитель Ночи потянул топор на
себя, вырвав щит из цепких рук космодесантника.
Они снова расступились. Оба оружия в руках Ксарла были активированы, под ногой лежал абордажный щит-полуаквила.
Толемион двумя руками сжимал свой молот.
- Ты хорошо сражался, предатель, но сейчас все закончится.
- Думаю, я выиграю, - Повелитель Ночи оскалился за лицевой пластиной шлема, - а ты как думаешь?

Дельтриан добрался до поврежденной колонны генератора. Расположенная в
полукилометре от первой, она представляла собой столб расплавленного
металла. Ее обрубленное основание торчало из опаленной бронированной
обшивки корабля. Корпус под ногами походил на изъеденную коррозией,
оплавленную пустыню искореженной стали от тяжелых повреждений,
полученных от последнего обстрела. Впервые за несколько десятилетий
Дельтриан ощутил нечто похожее на безысходность. Эмоция была слишком
сильной и внезапной, чтобы ее могло поглотить стандартное для Механикум
подавление недостатков смертной органической плоти.
- Лакуна Абсолют.
- Ваше преподобие?
- Направляйтесь с оставшейся командой к последнему поврежденному шпилю. С этим я разберусь сам.
Лакуна Абсолют стоял позади своего хозяина. Красная роба дрейфовала в
безвоздушном пространстве. Его лицо было хромированным подобием древней
терранской посмертной маски, равнодушной и лишенной какого-либо
выражения. Голос воспроизводился вшитым в горло вокализатором размером
не больше таблетки.
- Принято. Но как вы справитесь с этим, Ваше преподобие?
Дельтриан оскалился, хотя скалился он всегда. Черты лица не оставляли ему иного выбора.
- Вы получили свои приказы. Выполняйте.
По спине пробежала волна дрожи, когда он получил информацию по каналу, соединявшему его непосредственно с кораблем.
- Нет, - громко произнес он.
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Аарон Дембски-Боуден Блуждающая в Пустоте
Страница 3 из 13«123451213»
Поиск: