Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 10 из 13«128910111213»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Аарон Дембски-Боуден Блуждающая в Пустоте
Аарон Дембски-Боуден Блуждающая в Пустоте
ТерминаторДата: Четверг, 17.01.2013, 18:06 | Сообщение # 1



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Цикл Повелителей Ночи:
1 - Клинок Ангелов (рассказ, еще не вышел)
2 - Секундус (рассказ, еще не вышел)
3 - Рыцарь Теней
4 - Ловец Душ
5 - Terminator Nights (рассказ, еще не вышел)
6 - Трон Лжи
7 - Кровавый Разоритель
8 - Ядро
9 - Блуждающая в Пустоте




Заметка автора:

Касательно целостности, поскольку все больше новых книг из серии Ересь Гора
получают признание в списках бестселлеров Нью-Йорк Таймс, события
вселенной Warhammer 40,000 претерпевают заметные сдвиги временных рамок.
В "Ловце Душ" было сказано, что банда Сломанной аквиллы пережила
несколько столетий с момента окончания Ереси Гора из-за изменчивости
варпа.
В соответствии с новыми откровениями и деталями, относительно Легионов-Отступников во время Чистки, я немного изменил сюжет, чтобы
немного поддерживать эту целостность. "Блуждающая в Пустоте" содержит
ссылки на то, сколько же прошло времени для Талоса и Первого Когтя;
урегулирование этого вопроса более значимо, чем кажется для этих
древних, истерзанных эпохами войн.
Это незначительное изменение, и я, собственно, подозреваю, что большинство читателей даже не заметит, но
последовательность имеет для меня значение - следуя этому примечанию.
Я просто хотел заранее сказать "спасибо" за Вашу снисходительность.


"Я время видел, когда Империум дышать не сможет больше.
Когда от порчи собственной задохнется империя людей,
Отравленная грязью и грехами пяти сотен, введенных в заблуждение, поколений.
В ту ночь, когда безумие станет правдой,
Раскроются, подобно ране зараженной, Кадианские Врата,
Ворвутся в царство, которое они создавали, проклятые легионы
В эпоху, когда грядет конец всего сущего.
Рожденный, вопреки запретам и злому року,
Пророк Восьмого Легиона возвысится".

- «Предвестник суровых испытаний»,
записанный неизвестным колдуном VIII Легиона, М32


Пролог

Дождь


Пророк и убийца стояли с оружием в руках на зубчатой стене мертвой цитадели.
Дождь хлестал скорбным потоком, достаточно плотным, чтобы заслонять
обзор. Он шипел при ударе о камень, падая из пастей злобно косящихся
горгулий и стекая по стенам замка. Помимо шума дождя, единственные
различимые звуки доносились от двух фигур. Одна из них была
человеческой, она стояла в изломанном доспехе, издававшем гудение с
потрескиванием помех. Другая принадлежала женщине чужих, облаченной в
древнюю отформованную броню, которая пережила целую вечность оставляющих
рубцы ударов.
- Это здесь погиб ваш Легион, не так ли? - ее голос был изменен надетым шлемом, он вырывался из раскрытого рта маски смерти
со странным шипением, так что практически растворялся в дожде. - Мы
называем этот мир Шитр Вейрук. А как на вашем змеином наречии? Тсагуальса, да? Ответь мне, пророк. Зачем ты вернулся сюда?
Пророк не ответил. Он сплюнул на пол из темного камня едкую кровь и сделал еще
один неровный вдох. Меч в его руках превратился в изрубленные остатки,
расколотый клинок переломился пополам. Он не знал, куда делся болтер, и
на треснувших губах проступила улыбка от инстинктивного ощущения вины.
Несомненно, утратить подобную реликвию Легиона было грехом.
- Талос, - говоря, дева улыбалась, он слышал это в ее голосе. В этом веселье
было примечательным разве что отсутствие издевки и злобы. - Не стыдись,
человек. Все умирают.


Сообщение отредактировал StriderVic - Понедельник, 21.01.2013, 20:35
ТерминаторДата: Воскресенье, 10.03.2013, 12:00 | Сообщение # 136



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Вариель зашел в камеру, где один из детей лежал ничком и не двигался. Живодер перевернул его носком бронированного сапога, и на него уставились мертвые глаза.
–Двести тринадцать, – произнес он и жестом указал сервитору унести тело мальчика. – Сжечь.
– Повинуюсь.
Талос не обратил внимания на сервитора, выполнявшего свой погребальный труд.
– Брат, выслушай меня.
– Я слушаю, – Вариель не перестал нажимать клавиши на запястье, внося новые данные.
– Тебе нельзя быть с нами на Тсагуальсе.
Услышав это, он остановился. Вариель медленно поднял свой стерильный льдисто-голубой взгляд и посмотрел в черные глаза Талоса.
– Хорошо пошутил, – сказал Живодер без всякого веселья.
– Я не шучу, Вариель. В твоих руках ключ к значительной части будущего Легиона. Я отправлю тебя отсюда перед битвой. Корабль Дельтриана способен на варп-перелеты, и ты отправишься с ним вместе со своим оборудованием и работой.
– Нет.
– Это не обсуждается, брат.
– Нет, – Вариель сорвал кусок содранной кожи с наплечника, скрывавший крылатый череп. Символ Восьмого Легиона уставился на Талоса пустыми глазницами.
– Я ношу крылатый череп Нострамо также, как и ты. И я буду сражаться и умру вместе с тобой на этой бесполезной маленькой планетке.
– Ты ничего мне не должен, Вариель. Больше ничего.
Впервые за все время Вариель выглядел ошеломленным.
– Должен? Должен тебе? Так вот каким тебе видится наше братство? Череда услуг и одолжений. Я ничего тебе не должен. И я встану рядом с тобой, потому что мы оба из Восьмого Легиона. Мы братья, Талос. Братья до самой смерти.
– Не в этот раз.
– Ты не можешь…
– Я могу все чего пожелаю. Капитан Малхарион согласен со мной. На корабле Дельтриана нет места для более чем десяти воинов, и даже оно отведено для реликвий, которые надлежит вернуть Легиону. Ты и плоды твоей работы должны быть сохранены прежде всего.
Вариель вздохнул.
– Ты когда-нибудь задумывался о том, как часто ты перебиваешь тех, с кем разговариваешь? Эта твоя привычка раздражает почти так же как и Узас, постоянно облизывающий зубы.
– Я это запомню, – ответил Талос, – и посвящу те многие отведенные мне годы борьбе с этим страшным изъяном моего характера. Итак, ты будешь готов? Если я дам тебе двенадцать часов времени и столько сервиторов сколько пожелаешь, ты можешь заверить меня в том, что твое оборудование будет погружено на корабль Дельтриана?
Вариель обнажил зубы в несвойственной ему злобной улыбке.
– Будет сделано.
– Я не видел, чтобы ты выходил из себя со времен Фриги.
– На Фриге были особые обстоятельства. Как и сейчас, – Вариель помассировал пальцами закрытые глаза. – Ты многого просишь от меня.
– Как и всегда. И к тому же, мне нужно чтобы ты еще кое-что сделал.
Апотекарий снова встретил взгляд пророка, чувствуя тревогу в голосе Повелителя Ночи.
– Проси.
ТерминаторДата: Воскресенье, 10.03.2013, 12:00 | Сообщение # 137



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– Когда ты уйдешь, я хочу чтобы, ты нашел Малека из Атраментар.
Вариель вскинул бровь.
– Я никогда не вернусь в Мальстрим, Талос. Гурон снимет мою голову.
– Я не верю, что Малек остался там, как и в то, что Атраментар могли бы по своей воле присоединиться к Кровавому Корсару. Если они высадились на судно Корсаров, у них были на то иные причины. Не знаю, какие именно, но я доверяю ему, несмотря на то, что произошло. Отыщи его, если сможешь, и скажи, что его план сработал. Малхарион выжил. Мудрец войны взял на себя командование и снова вел Десятую роту в ее последние ночи.
– Это все?
– Нет. Передай ему мои благодарности.
– Я сделаю все, если ты того желаешь. Но корабль Дельтриана не улетит далеко без дозаправки. Он слишком мал для долгих перелетов, и мы оба это знаем.
– Ему не обязательно улетать далеко, просто нужно выбраться отсюда.
Вариель недовольно заворчал.
– Эльдары могут пуститься в погоню за нами.
– Да, могут. Еще на что-нибудь пожалуешься? Ты тратишь то немногое время, что я могу тебе дать.
– Что насчет Октавии? Как мы поплывем по морю душ без навигатора?
– Тебе не придется, – ответил Талос. – И поэтому она отправится с тобой.

Он мог бы догадаться, что она среагирует менее тактично, нежели Вариель. Если бы он потрудился предсказать ее реакцию, то оказался бы прав.
– Я думаю, – сказала она, – меня достало делать то, что ты мне говоришь.
Талос не смотрел на навигатора – он ходил вокруг ее трона, глядя на бассейн, вспоминая его прежнюю обитательницу. Она умерла в грязи, разорванная на части болтерами Первого Когтя. И, хотя его память была близка к абсолютной, Талос поймал себя на том, что не может припомнить имени создания. Как удивительно.
– Ты вообще слушаешь меня? – спросила Октавия. Ее изысканно вежливый тон голоса заставил воина обратить на нее внимание.
– Да.
– Хорошо.
Октавия сидела на троне, одной рукой прикрывая увеличившийся живот. Ее истощение делало беременность все более заметной.
– Каковы шансы, что корабль Дельтриана окажется в безопасности?
Талос не видел смысла лгать ей. Он смотрел на нее тяжелым долгим взглядом, позволяя секундам бежать вместе с ритмом ее сердца.
– Твой шанс выжить удивительно мал. Но все же шанс есть.
– А Септим?
– Он наш пилот и мой раб.
– Он отец.
Талос предупреждающе поднял руку.
– Осторожней, Октавия. Не стоит ошибочно полагать, что меня могут пробрать преисполненные эмоций просьбы. Знаешь ли, я свежевал детей на глазах у их родителей.
Октавия стиснула зубы.
ТерминаторДата: Воскресенье, 10.03.2013, 12:01 | Сообщение # 138



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– Значит, он остается. – Она не знала, зачем произнесла это, тем не менее, слова вырвались сами. – Как бы то ни было, он отправится за мной. Ты не сможешь удержать его здесь. Я знаю его лучше тебя.
– Я пока еще не решил его судьбу, – ответил Талос.
– А что насчет твоей «судьбы»? Как насчет тебя?
– Не говори со мной таким тоном. Здесь не имперский двор Терры, ваше маленькое высочество. Меня нисколько не впечатляет и не внушает благоговейного страха твой заносчивый тон, так что остынь.
– Прости, – сказала она. – Я… просто злюсь.
– Понятно.
– Так что ты будешь делать? Ты собираешься позволить им просто убить вас?
– Нет конечно. Ты видела, что произошла, когда мы попытались бежать, как мы разбивались о блокаду за блокадой. Они не позволят нам сбежать в Великое Око. Петля стала затягиваться, когда я запустил психический вопль. Мы займем оборону здесь, Октавия. Если мы будем медлить дальше – мы упустим наш последний шанс выбрать, где разразится эта война.
– Ты не ответил на мой вопрос.
– Мы все умрем. – Талос указал на стену мониторов, каждый из которых под разными углами показывал пространство снаружи корабля: каждый был подобен глазу, смотрящему на миллионы дрейфующих в пустоте обломков скалы. – Как мне еще яснее выразиться? Разве это не очевидно? За этим астероидным полем корабли чужаков только и ждут, когда мы сдвинемся с места. Мы – трупы, Октавия. Вот и все. Поэтому убедись, что готова покинуть корабль. Бери все что пожелаешь, мне до этого нет дела. У тебя одиннадцать часов, и больше я не желаю тебя видеть.
Он развернулся и ушел, отпихнув в сторону двух ее слуг, которые не успели быстро убраться с дороги. Октавия проводила его взглядом, ощутив вкус свободы впервые с момента ее пленения и уже не уверенная, был ли он таким приятным, каким она его помнила.
Дверь плавно открылась, явив его господина стоящим в дверном проеме.
Септим взглянул вверх, не выпуская из рук шлем Узаса. Он выполнял последние ремонтные работы с линзой левой глазницы.
– Господин?
Талос вошел, наполнив скромную комнату жужжанием сочленений доспеха и вездесущим гудением работающей брони.
– Октавия покинет корабль через одиннадцать часов, – произнес Повелитель Ночи. – Вместе с твоим нерожденным дитем.
Септим кивнул, не сводя взгляда с лицевой пластины своего господина.
– При всем уважении, повелитель, я уже догадался.
Талос ходил кругами по комнате, бросая взгляд то туда, то сюда и не задерживая его долго на какой-либо вещи. Он заметил полусобранные пистолеты на верстаке, наброски схем, угольные рисунки его возлюбленной Октавии и кучей сваленную на пол одежду. Прежде всего, пространство было наполнено чувством жизни, оно было убежищем одной конкретной живой души.
Комната человека, подумал Талос, вспоминая свои собственные покои, которые во всем походили на покои любого другого легионера, за исключением нацарапанных на железных стенах пророчеств.
«Как они непохожи на нас. Они оставляют свой след везде, где живут.»
Он повернулся обратно к Септиму, человеку, прослужившему ему почти десять лет.
ТерминаторДата: Воскресенье, 10.03.2013, 12:01 | Сообщение # 139



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– Нам с тобой нужно поговорить.
– Как вам угодно, господин, – Септим отложил шлем.
– Нет. На ближайшие несколько минут мы забудем, кто из нас служит, и кому из нас прислуживали. Сейчас я ни хозяин, ни повелитель. Я – Талос.
Воин снял шлем. Его бледное лицо было спокойно.
Обеспокоенный такой странной фамильярностью, Септим ощутил безумное желание взяться за оружие.
– Почему мне кажется, что это – какая-то ужасающая прелюдия, перед тем, как мне перережут глотку? – спросил оружейник.
Улыбка пророка не отразилась в его черных глазах.
Дельтриан и Октавия не поладили с самого начала, что ни для кого из них не было сюрпризом. Она думала, что он невыносимо нетерпелив для такого аугментированного создания, а он думал, что от нее неприятно пахло биологическими химикатами и органическими жидкостями, участвующими в репродуктивном процессе млекопитающих. Их взаимоотношения начались с этих первых впечатлений и с того момента двигались по наклонной. Для них обоих было облегчением, когда навигатор отправилась в свою каюту, чтобы произвести последние приготовления перед полетом.
Она зафиксировала ремни на неудобном троне в брюхе похожего на припавшее к земле насекомое корабля Дельтриана. Ее «каюта», как таковая, была оснащена единственным пикт-экраном, и в ней едва хватало места, чтобы вытянуть ноги.
– Здесь когда-нибудь хоть кто-нибудь сидел и проверял это оборудование? – спросила она, когда сервитор всунул тонкий нейрошунт в незаметный, искусно сделанный разъем на виске. – Ай! Поаккуратней с ним!
– Повинуюсь, – промямлил киборг, уставившись на нее мертвыми глазами. Это все, что она услышала в ответ, что в свою очередь, ничем ее не удивило.
– Втыкай до щелчка, – объяснила она лоботомированному слуге, – а не пока он выйдет из моего другого чертова уха.
Сервитор пустил слюну.
– Повинуюсь.
– О Трон, просто уйди отсюда!
– Повинуюсь, – произнес он в третий раз и именно так и поступил. Она услышала, как он врезался во что-то в коридоре снаружи, когда корабль вздрогнул на палубе во время последней загрузки боеприпасов. В отсеке Октавии не было иллюминаторов, поэтому она переключалась между сигналами с внешних пиктеров. На экране мерцали виды с палубы основного ангара «Эха». «Громовые ястребы» загружались под завязку, а десантные капсулы взводились на позиции.
Октавия бесстрастно наблюдала, не зная, что чувствует. Был ли это дом? Станет ли она скучать по всему этому? И куда они направятся, даже если выберутся?
– Оу, – прошептала она, глядя на экран. – Вот дерьмо.
Она остановила смену изображений и ввела код, чтобы повернуть один из видоискателей на корпусе корабля. Погрузочные платформы и транспорты для экипажа сновали туда – сюда. Часовой-погрузчик, украденный давным-давно во время одного из рейдов, шагал следом за ними, грохоча по палубе стальными ступнями.
Септим, с потрепанной кожаной сумкой через плечо, говорил с Дельтрианом у главного пандуса. Длинные волосы скрывали лицевую аугметику. Под его тяжелой курткой был легкий бронекостюм. В ножнах на правой голени было закреплено мачете, оба пистолета висели на бедрах.
Она понятия не имела, что он говорил. Внешние видоискатели не передавали звук. Она видела, как он похлопал Дельтриана по плечу. Судя по тому, как тощий кадавр отшатнулся – этот жест он не оценил.
Септим прошел дальше по пандусу и исчез из виду. На экране снова возник Дельтриан, вернувшийся к управлению погрузочными сервиторами и нескончаемым потоком заносимой на борт машинерии.
И почти сразу же раздался стук в дверь.
ТерминаторДата: Воскресенье, 10.03.2013, 12:01 | Сообщение # 140



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– Скажи, что ты в повязке, – услышала она голос из-за металлической перегородки. Улыбнувшись, она коснулась рукой лба, чтобы удостовериться.
– Тебе нечего бояться.
Дверь открылась, и войдя, Септим побросал на пол свои вещи, как только она закрылась позади него.
– Меня освободили от службы, – сказал он. – Как и тебя.
– А кто поведет «Опаленного» к поверхности?
– Никто. Отрядов едва хватает на три десантно-штурмовых корабля. «Опаленный» уже загружен в транспортировочные когти этого корабля. Талос завещал его Вариелю, и он уже под завязку набит оборудованием из апотекариона и реликвиями из Зала Размышлений. Их нужно вернуть Легиону в Оке, если мы вообще до него доберемся.
Улыбка Октавии исчезла, как солнце в закат.
– Мы не сможем уйти так далеко. Ты же понимаешь, не так ли?
Он спокойно пожал плечами.
– Посмотрим.
Весть о предстоящем сражении разлетелась по кораблю, но «Эхо» было нестоящим летающим городом со всем из этого вытекающим. На самых верхних палубах битва была делом концентрации: офицеры и матросы знали свои роли и исполняли свои обязанности с профессионализмом, каким славились корабли Имперского Флота.
Но стоило осмелиться углубиться в нутро корабля, к нижним палубам, и вести о грядущем сражении встречались невежественными мольбами и беспомощным бормотанием. Тысячи тех, кто питал корабль своим потом и кровью, трудившиеся в реакторных отсеках и на орудийных платформах, понимали ситуацию лишь поверхностно и знали лишь то, что вскоре им предстоит вступить в бой.
Талос шагал в одиночестве по палубе главного ангара. Уцелевшие воины десятой роты уже погрузились в десантные капсулы, а их «Громовые ястребы» были загружены боеприпасами, которые будут доставлены на поверхность планеты. Там и тут стояли безмолвные бездействующие сервиторы, ожидая очередного приказа, который их безмозглые головы смогут понять.
Пророк пересек посадочную зону, направляясь туда, где Дельтриан спускался по пандусу своего корабля.
– Все готово, – вокализировал Дельтриан.
Талос взглянул на адепта немигающим взглядом красных линз.
– Поклянись мне, что сделаешь то, что я скажу. Те три саркофага бесценны. Малхарион будет с нами, но три другие усыпальницы должны добраться до Легиона. Эти реликвии бесценны, и они не могут погибнуть здесь с нами.
– Все готово, – снова произнес Дельтриан.
– Генное семя важнее всего, – настаивал Талос. – Запасы генного семени в хранилище должны добраться до Ока любой ценой. Поклянись мне.
– Все готово, – повторил Дельтриан. Клятвы вызывали у него мало уважения. На его взгляд, обещания были чем-то, что использовали биологические объекты, пытаясь выдать надежду за просчитанную вероятность. Проще говоря, соглашение заключалось на основе неверных параметров.
– Поклянись мне, Дельтриан.
Техноадепт издал звук ошибки, вокализировав его низким жужжанием.
– Очень хорошо. Чтобы закончить этот обмен вокализациями, я даю клятву, что план будет выполнен в соответствии с заданными параметрами и с учетом моих лучших способностей и возможностей управлять действиями других.
– Достаточно.
Дельтриан еще не закончил.
– С учетом оценочных данных мы останемся в астероидном поле еще несколько часов после вашего отбытия, пока не будем уверены, что все суда ксеносов пустились в погоню. Необходимо учесть ненадежность показаний ауспекса, помехи при дрейфе и вмешательство чужаков. Логистика…
ТерминаторДата: Воскресенье, 10.03.2013, 12:02 | Сообщение # 141



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– Есть много факторов, – перебил Талос, – я понимаю. Прячься, сколько нужно, и беги, как только сможешь.
– Как вы пожелаете, да будет так.
Техножрец отвернулся, но замешкался. Талос не уходил.
– Ты стоишь здесь, ожидая, что я пожелаю тебе удачи? – Дельтриан наклонил свое ухмыляющееся лицо. – Ты должно быть осведомлен, что сама идея удачи является для меня анафемой. Бытие предопределено, Талос.
Повелитель Ночи протянул руку. Оптические линзы Дельтриана на мгновение сфокусировались на бронированной перчатке. Тихое жужжание из-за его лица выдавало то, что его глаза меняли фокус.
– Любопытно, – произнес он. – Обработка…
Мгновением позже он сжал запястье легионера. Талос сжал запястье адепта в ответ, возвращая традиционное воинское рукопожатие Восьмого Легиона.
– Это большая честь, достопочтенный адепт.
Дельтриан подыскивал подходящий ответ. Он всегда был в стороне, но древние формальные слова, по традиции произносимые воинами Восьмого Легиона накануне безнадежных битв, тут же пришли на ум, что показалось ему удивительным..
– Умри как жил, сын Восьмого Легиона. Облаченный в полночь.
Двое разошлись. Дельтриан, у которого было столько же терпения, сколько и такта, немедленно развернулся и, взойдя по пандусу, устремился внутрь корабля.
Талос помедлил, увидев Септима наверху пандуса. Раб поднял руку в перчатке на прощание.
Талос пренебрежительно фыркнул. Люди. Поступки, которые они совершают, ведомы эмоциями.
Он кивнул своему бывшему рабу на прощание и молча покинул ангар.
ТерминаторДата: Вторник, 26.03.2013, 21:54 | Сообщение # 142



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


XXII

Прорыв.

«Эхо» прокладывало путь сквозь астероидное поле, не обращая внимания ни на запасы снарядов, ни на мощность пустотных щитов. Астероиды поменьше крейсер таранил, и их осколки разлетались в стороны со всполохами от щитов. Те, что крупнее – разносились в пыль залпами орудий корабля.
Корабль не уходил от взрывов, не сбавлял хода и не маневрировал. Он не выпускал дронов, чтобы разогнать попадавшиеся на пути осколки породы. «Эхо проклятия» прекратило скрываться и теперь вырвалось из своего временного убежища. Дорсальные батареи и бортовые орудия целились вперед, готовые испустить свой последний гневный вопль.
На мостике Талос со своего трона наблюдал за происходящим. Экипаж командной палубы, состоящий полностью из смертных, был практически безмолвен, будучи поглощен работой. Сервиторы передавали пергаментные распечатки отчетов, некоторые из которых они медленно изрыгали из аугметических ртов. Пророк не сводил глаз с оккулуса. За вращающимися глыбами – теми, которые еще не разнесли в пыль пушки «Эха» – ждал в засаде флот чужаков. Он видел, как они движутся в пустоте, подобно волнам – омерзительно гармонично; их блестящие солнечные паруса постоянно двигались, пытаясь поймать слабый свет далекого солнца.
– Доложить, – приказал Талос.
Каждая секция командной палубы откликнулась. Реплики «есть» и «готов» зазвучали в ответ. Выражаясь языком Дельтриана, все было в полной готовности. Ему ничего не оставалось делать, кроме как ждать.
– Флот чужаков движется на перехват. Они заняли позицию на самых чистых путях через астероидное поле.
Это он видел достаточно отчетливо. Меньшие корабли, выполненные из точеной кости, держались возле главных кораблей, как мелкие рыбешки, кормящиеся возле акул. Большие крейсеры шли с не менее поразительной скоростью. Они выписывали плавные дуги, шевеля парусами, стремясь перехватить «Эхо проклятия», как только оно покинет самую плотную область астероидного поля.

Ему не нравилось, как они двигались – до отвращения ловко, превосходя все возможные пределы человеческих кораблей. Превзойти их в скорости или вооружении уже было невозможно, а теперь казалось, что и победить их маневрированием – такая же фантастика.

– Сорок пять секунд, повелитель.
Талос откинулся на троне. Он прекрасно осознавал, что у него была перспектива не выбраться с этой палубы живым.
Прорваться к планете будет самым сложным. Но перспектива убивать тощих ксеночервей в катакомбах Тсагуальсы после этого казалась ему столь аппетитной, что у него непроизвольно начала выделяться слюна.

– Тридцать секунд.
– Все цели захвачены, – сообщил смотритель орудий, – нам нужно сохранять стабильный курс в течение минуты, чтобы сделать первый залп полностью.
– У тебя она есть, мастер оружия, – ответил Талос. – Сколько целей он поразит?
– Если чужаки поведут себя, как обычно поступает флот эльдар, вместо того, чтобы пройти мимо нас для обмена бортовыми залпами…пятнадцать целей, мой лорд.
Губы Талоса растянулись за лицевым щитком, но это была не совсем улыбка. Пятнадцать целей на один залп. Кровь Хоруса, он будет скучать по этому кораблю. Он был прекрасным близнецом «Завета», а улучшения, которым подвергли его Корсары за несколько веков не оценил бы лишь идиот.
– Двадцать секунд.
– Мне нужен вокс-канал со всем кораблем.
– Есть, господин
Талос набрал в легкие воздух, зная, что его слова услышат тысячи рабов, мутантов, еретиков и слуг на многочисленных палубах корабля.
– Говорит капитан, – произнес он. – Я – Талос, кровь от крови Восьмого примарха, сын мира, что не знал солнца. Надвигается буря, подобных которой не было; она готова разорвать корабль на части. Лишь ваш пот и ваша кровь могут нас всех спасти, и не важно, на какой палубе вы трудитесь. В грядущие минуты на счету каждая жизнь. Всем до единого, каждой душе, приготовиться к битве.
– Пять секунд, господин.
– Запустить Вопль.
– Есть, господин.
– Первый залп, как запланировано, затем стреляйте по своему усмотрению
– Есть, господин.
– Господин, мы вырвались из Скопления Талоса – вражеский флот направляется, чтобы…
– Открыть огонь.
ТерминаторДата: Вторник, 26.03.2013, 21:54 | Сообщение # 143



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


«Эхо проклятия» неслось во весь опор, изрыгаемые им бурлящие потоки кипящей плазмы были столь же прекрасны, сколь и опустошительны. Широкое поле астероидов было одним из многих неблагоприятных факторов, сделавших Тсагуальсу столь безопасным укрытием на столь многие годы после Ереси. Навигация в этих местах была значительно менее опасна, чем в плотном поле осколков вокруг разрушенной луны, но корабли эльдаров все еще предпочитали петлять и огибать любой обломок на своем пути, нежели рискнуть его протаранить.
«Эхо проклятия» это не заботило. Оно неслось как таран, полагаясь на свои пустотные щиты и комплексы носовых орудий, сокрушающие любые надвигающиеся угрозы. Их изначальные пике были менее грациозны, нежели их прежний танец в пустоте, так как их жертвы вели совсем другую игру. «Эхо» не подчинялось общепринятой логике, ни разу не поворачивало, чтобы предоставить своим орудийным батареям лучший угол, не вносило коррективы в свои полетные векторы. Корабль был не там, где его поджидали ксеносы. Не стал он идти и в подготовленную ловушку. Он просто рассекал себе путь сквозь астероидное поле, жертвуя безумным количеством боеприпасов и мощностью щитов, пробиваясь к планете впереди.
Приготовившиеся к атаке корабли эльдар ждали в засаде на всех более-менее расчищенных путях из поля осколков, но теперь они оказались далеко от своей убегавшей жертвы.
– Работает? – спросил Талос. Он и так видел, что работает: это было очевидно по тому, как несколько кораблей ксеносов набрали скорость, чтобы скорректировать свои атакующие векторы. Но все же он хотел услышать подтверждение.
Офицеры впились взглядами в свои консоли; сильнее всех – те, кто следил за гололитическими проекциями ауспексов.
– Флот эльдар пытается выйти на нашу траекторию. Несколько крейсеров уже потерпели в этом неудачу.
– Работает, – Талос остался сидеть на троне, противясь желанию расхаживать по палубе. Корабль трясся от орудийных залпов и кусков породы, барабанивших по пустотным щитам. – Мы опережаем почти половину из них.
Корабли чужаков были удлиненными, с очерченными контурами, все из гладкой кости и с блестящими крыльями-парусами. Он предполагал, что именно из-за удаленности от солнца эльдарские корабли двигаются вяло, лишенные необходимого для их солнечных парусов тепла, но он едва ли обладал обширными знаниями об их функционировании. Все всегда казалось догадками в случае с эльдарами.
– Авангард кораблей ксеносов входит в пределы досягаемости орудий.
Талос подумал о братьях в десантных капсулах и о разогревающих двигателях десантно-штурмовых кораблей, ожидавших в ангарах. В оккулусе серая сфера Тсагуальсы размером с монету с каждой секундой увеличивалась в размерах. Сирены опасного приближения завывали на каждый астероид, который, вращаясь, улетал в сторону при их неумолимом приближении, а прикованные к своим станциям сервиторы бормотали об угрозе от выпущенных в их сторону боеголовок. По причине, которую он не мог внятно объяснить, Талос чувствовал, как его лицо расплывается в улыбке. В кривой, искренней улыбке неуместного веселья
– Лорд, – обратился к нему один из офицеров ауспекса. – Торпеды чужаков устойчивы к нашим помехам.
– Даже к Воплю?
Воин знал, что Вопль был откалиброван под имперские технологии, но даже несмотря на это, он надеялся, что он поможет.
– Несколько сбилось с курса, другие улетели в поле обломков, но более трех четвертей все еще на прицеле.
– Время до столкновения?
– Первая достигнет нас меньше чем через двадцать секунд.
– Довольно неплохо. Всем постам, приготовиться к столкновению.
Вскоре дребезжание корпуса переросло в тряску, а тряска в свою очередь, стала неистовыми конвульсиями. Талос почувствовал, как какое-то новое и неприятное беспокойство прокралось вдоль позвоночника. Сколько раз он был на борту корабля во время космических сражений? Сложный вопрос. Все равно что спрашивать, сколько вдохов и выдохов он совершил за прожитые столетия. Но это было другое. В этот раз вел корабль он один. Он не мог просто оставить его в руках Вандреда и сосредоточиться на своих мелких терзаниях.
«Здесь нужен Малхарион», – Талос отмел предательскую мысль, сколь истинной она бы ни была.
ТерминаторДата: Вторник, 26.03.2013, 21:55 | Сообщение # 144



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– Щиты держатся, – доложил ближайший к нему сервитор. – Две трети силы.
Талос наблюдал, как планета становится все ближе, в то время как весь корабль вопил вокруг него.
– Давай, – шептал он, – давай же!
«Эхо проклятия» пробивалось вперед, тараня попадавшиеся на пути астероиды. Едва ли эльдарские капитаны были новичками в космических сражениях, и ни один из их домашних искусственных миров на краю Великого Ока не был бы удивлен тактикой корабля Архиврага. По всему флоту поднялись солнечные паруса и крейсера чужаков пошли хищным, изящным атакующим курсом, наполняя усеянную обломками пустоту потоками мерцающего пульсарного огня.
Поодиночке луч каждого пульсара был тонкой нитью на фоне бесконечной черноты, но вместе они рассекали пустоту подобно сияющей паутине, опутывающей и вгрызающейся в еле державшиеся пустотные щиты "Эха".
«Эхо проклятия» сделало бочку, несясь вперед и обращая свои бортовые и спинальные батареи к врагу. Орудия корабля изрыгали ответный огонь подобно истекающему гноем нарыву. Некоторые корабли эльдар были столь изящны, что, казалось, они просто исчезли с пути залпа. Другие приняли огонь на себя и позволили ему стечь по своим мерцающим щитам, зная, что курс «Эха» вынуждал его стрелять в основном по астероидам.
Первым подбитым судном ксеносов был небольшой корабль сопровождения, носивший имя, которое невозможно выговорить человеческим языком. Разумеется, никому из находившихся на борту «Эха проклятия» не пришло в голову попытаться это сделать; вместо этого люди смеялись и ликовали, когда он разваливался на части у них на глазах, пораженный шквальным огнем спинальных плазмо- и макро-батарей.
Это был всего лишь удачный выстрел, и Талос знал это. Тем не менее, от этого зрелища по его коже пробежали мурашки.
Второй корабль ксеносов погиб больше по воле случая, нежели от гнева Повелителей Ночи. Не имея времени даже на поворот, «Эхо проклятия» выплеснуло огневую мощь всех фронтальных орудий на огромный астероид впереди. Лазерные залпы вгрызлись в замерзший камень, и расщепили его вдоль слабых мест как раз тогда, когда закрытый щитом нос корабля на полной скорости протаранил его. Когда астероид распался на части, треснув под натиском полыхающих, но слабеющих щитов, вращающиеся осколки разлетелись во всех направлениях. Эльдарский флот, несмотря на всю свою ловкость, не мог уклониться от всех обломков. Даже когда они бросились врассыпную, чтобы отлететь в сторону, некоторые все же получили несущественные повреждения от разлетавшихся осколков породы.
Талос криво улыбнулся, когда одна из громадных глыб врезалась в изящный силуэт вражеского корабля. Обломок разбил солнечный парус на осколки прекрасного бриллиантового стекла и раздавил костяной корпус. Корабль вертелся, деформируясь и агонизируя, пока не угодил прямиком в другой астероид перед ним.
– Даже если мы погибнем здесь, – усмехнулся Повелитель Ночи, – это стоило увидеть.
– Три минуты до Тсагуальсы, господин.
– Хорошо, – его улыбка тут же растаяла, когда он вспомнил о предстоящем предательстве. Зная траекторию корабля и насколько противник их превосходит, многие из несчастных душ на корабле уже поняли, чем все это кончится.
– Подготовить корабль к варп-перелету? – спросил один из офицеров. Талос понял по голосу, что человек потерял надежду и теперь пытался скрыть свое беспокойство. Пророк ценил его за это. Малодушию не место на мостике.
– Нет, – ответил Талос. – И ты в самом деле веришь, что мы окажемся в безопасности? – корабль задрожал, от чего некоторые смертные члены экипажа вынуждены были схватиться за перила и консоли. – Даже если это бегство увенчается успехом, неужели ты считаешь, что нам и дальше удастся ускользать от них?
– Нет, господин. Конечно нет.
– Разумный ответ, – сказал Талос. – Сосредоточься на своих обязанностях, лейтенант Роулен. Не думай о том, что произойдет потом.
Септим и Дельтриан стояли в скромной тесной каюте, которую техноадепт без тени гордости или стыда обозначил как мостик Эпсилон К-41 Сигма Сигма А:2.
Он также потребовал, чтобы Септим покинул палубу, на что человек ответил по-нострамски нечто неясно биологическое про мать Дельтриана.
– Я пилот, – добавил он. – Я собираюсь помочь этой посудине взлететь.
ТерминаторДата: Вторник, 26.03.2013, 21:56 | Сообщение # 145



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– Твоя аугметика хоть и впечатляет, но весьма ограничена, чтобы взаимодействовать с духом машины моего корабля.
Септим указал на вращающиеся глыбы на мерцающем гололите.
– Ты доверишь сервиторам и духу машины лететь через это?
Дельтриан издал звук подтверждения.
– Куда больше, нежели кому-либо из людей. Что за…что за странный вопрос?
Септим сдался, но остался на мостике возле трона сервитора-пилота.
Раб и адепт вместе с двумя десятками сервиторов и закутанных в мантии членов экипажа смотрели на гололитическую проекцию, служившую одновременно тактической картой и оккулусом. В отличие от гололитических изображений «Эха», она была размытой и мерцала так часто, что человеческий глаз Септима заболел. Когда он смотрел на него бионическим глазом, боль проходила, как исчезала и часть помех. Только тогда он понял, что проекция была предназначена для аугметических глаз.
Сам корабль был похож на жирного жука, ощетинившегося защитными турелями, и три четверти длины которого было отведено под варп-генераторы и маршевые двигатели. Эти отсеки корабля отделялись переборками от жилых отсеков, и Септим видел, что некоторые адепты носили дыхательные маски всякий раз, когда входили и выходили из двигательного отсека.
Внутри корабля было до безумия тесно. Чтобы освободить место для брони, систем вооружения и двигателей, каждый тоннель был узким проходом, а в помещениях хватало места лишь для одного оператора и самых основных систем. Командная палуба была самым просторным местом на всем корабле, и даже там было яблоку негде упасть, стоило собраться восьмерым.
Септим посмотрел на мигающую на гололите идентификационную руну корабля. Она была прицеплена к астероиду, пока они скрывались от сканеров чужаков. Далеко за пределами поля обломков и астероидов руна, обозначавшая «Эхо», была песчинкой в буре враждебных сигналов.
– «Эхо» почти на месте, – произнес он, – они прорвутся.
Услышав знакомый звук, Септим повернул голову. В помещение вошел Вариель, гудя сочленениями своего доспеха при каждом движении.
– Скажи мне, что происходит, – как всегда спокойно потребовал он.
– Не похоже, что они знают, что мы здесь, – Септим перевел глаза на гололит.
– Cкажи мне, что с «Эхом», смертный болван.
Пристыженный очевидностью своей ошибки, Септим заставил себя улыбнуться.
– Они прорвутся, лорд Вариель.
Апотекарий не выказывал никаких эмоций, услышав уважительное обращение, как не выказывал их множество раз в прошлом, когда Септим произносил или не произносил его. Подобные вещи совершенно не имели для него значения.
– Я полагаю, мы скоро отправляемся?
Дельтриан кивнул, изо всех сил имитируя движения человека шеей, не предназначенной для того, чтобы сгибаться таким изящным образом. Что-то заклинило в верхней части позвоночника, и ему потребовалась пара секунд, чтобы ослабить позвоночные связки.
– Ответ положительный, – вокализировал он.
Вариель подошел туда, где стоял септим и сам взглянул на гололит.
– Что это? – он указал на рунический символ.
– Это.. – Септим дотянулся до консоли пилота-сервитора и подрегулировал гололитический дисплей, нажав пару кнопок. – …это ударный крейсер Ордена Генезиса, который мы уничтожили несколько месяцев назад.
Вариель не улыбнулся, что не удивило Септима. Его бледно-голубые глаза моргнули, когда он изучал гололитическое изображение разрушенного крейсера, чей корпус был открыт пустоте. Воин наклонился и увеличил картинку, чтобы рассмотреть тотальное разрушение, где в самом сердце Скопления Талоса среди самого плотного скопления астероидов от разрушенной луны дрейфовал погибший крейсер.
ТерминаторДата: Вторник, 26.03.2013, 21:56 | Сообщение # 146



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– Это было в высшей степени великолепное убийство, – отметил Повелитель Ночи.
– Да, господин.
Вариель посмотрел на него с беспокойством во взгляде. После почти десяти лет в услужении у Восьмого Легиона Септим был готов поспорить, что его больше ничто не может заставить нервничать. Глаза Вариеля, похоже, были редким исключением.
– Что с тобой? – спросил апотекарий. – У тебя участилось сердцебиение. От тебя воняет каким-то идиотским эмоциональным возбуждением.
Септим склонил голову к гололиту.
– Это трудно… смотреть как они сражаются без нас. Все, чем я занимался почти всю свою сознательную жизнь, это служение Легиону. Без него…я даже не уверен, что знаю, кто я.
– Да, да. Очень интересно, – он повернулся к Дельтриану. – Техноадепт, дабы развеять скуку, я желаю послушать переговоры эльдар. Ты сможешь перехватить их сигнал?
– Конечно, – Дельтриан развернул две из своих вспомогательных конечностей, и они аркой изогнулись над его плечами, чтобы работать с отдельной консолью. – Но я не обладаю способностью переводить лингвистические вокализации эльдар.
Это привлекло внимание Вариеля.
– Правда? Любопытно. Я полагал, ты более просвещен в этом.
– У адепта Механикум есть более насущные вопросы, нежели разбирать жалкое бормотание ксеносов.
– Ни к чему раздражаться, – Вариель мгновенно выдал улыбку, столь же фальшивую, сколь и беглую. – Я говорю на нескольких эльдарских диалектах. Просто перехвати сигнал, если можешь.
Дельтриан замер перед тем, как потянуть за последний рычаг.
– Объясни, как ты обучился языку чужаков.
– Тут нечего объяснять, уважаемый адепт. Я не выношу невежества. Когда предоставляется шанс научиться чему-нибудь, я его использую. – Он взглянул на закутанную в мантию фигуру. – Ты считаешь, Красные корсары сражались только против прогнившего Империума? Мы бесчисленное количество раз сражались с эльдарами. Были и пленники. Догадайся с первого раза, кто под пытками извлекал из пленников информацию.
– Я понял, – ответил Дельтриан, в очередной раз предприняв попытку сымитировать кивок. Его позвоночник, сделанный из различных драгоценных металлов и укрепленный тонкими пластинами керамита, щелкал и жужжал от движения. Когда он включил последний рычаг, мостик заполнили шипящие шепчущие голоса ксеносов, искаженные треском вокса.
Вариель поблагодарил его и вернулся к гололиту. Септим стоял рядом с ним, и его внимание металось между разворачивающейся битвой и бледным лицом апотекария.
– Хватит смотреть на меня, – произнес Вариель спустя минуту. – Это начинает раздражать.
– Что говорят эльдары? – спросил Септим.
Вариель слушал еще полминуты, и казалось, не уделял этому особого внимания.
– Они говорят о маневрах в трех измерениях, сравнивая движения корабля с призраками и морскими тварями. Очень поэтично, очень бессмысленно и очень по-ксеносски. Пока ни одного сообщения о жертвах. И я не слышу ни одного капитана эльдар, чья душа вопила бы, улетая в небытие.
Внезапно Септиму стало ясно, что именно слушал Вариель. Первый Коготь был прав: Вариель поистине принадлежал к Восьмому Легиону, независимо от происхождения его генного семени.
– Я… – начал апотекарий, но затем вдруг замолчал. Голоса эльдар перешептывались на заднем плане.
Септим набрал в грудь воздуха, чтобы спросить.
– Что они…
Вариель взглядом заставил его замолчать. Белесые глаза сузились в недоверчивой сосредоточенности. Раб в ожидании скрестил руки на груди, надеясь получить объяснения, но едва ли его ожидая.
– Постой, – выдохнул наконец Вариель, закрыв глаза, чтобы лучше сконцентрироваться на языке чужаков. – Что-то не так.
ТерминаторДата: Воскресенье, 07.04.2013, 19:41 | Сообщение # 147



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


XXIII

Отринутая судьба.


Октавия занималась тем, чем долго не осмеливалась заняться. Она использовала свой дар ради удовольствия, а не по долгу или необходимости. 
Море Душ не было источником удовольствий – ее детство было наполнено историями о навигаторах, смотревших в его глубины слишком долго и вглядывавшихся в волны варпа слишком глубоко. После этого им больше ничего не казалось прежним. Один из отпрысков дома Мерваллион – ее кузен Трален Премар Мерваллион – был заперт под фамильным шпилем в изолирующей колбе, где он более не мог причинить себе вред. Последний раз, когда она его видела, он плавал в мутной жидкости в амниотическом бассейне, скованный ремнями – хохочущий и гордый обладатель рваной дыры посередине лба, где когда-то был его третий глаз. Октавия вздрогнула от воспоминаний о кузене, и пузырях слюны, текущих из его смеющегося рта. Он всегда смеялся. Она надеялась, что чтобы ни зажгло его маниакальное веселье, оно даровало ему некое подобие утешения. Но она не была настолько наивной, чтобы верить в это. Она не любила думать о Тралене. Рассказывали, что навигаторы умирают, если им удаляют варп-глаза. Но оказалось, бывали из этого ужасного правила и исключения, хоть и редкие и немногочисленные.
Ей потребовалось много времени, чтобы успокоить нервы, прежде чем рискнуть посмотреть без нужды. Но, стоило ей только закрыть человеческие глаза и снять повязку – остальное не составило труда. На самом деле это было пугающе просто – все равно, что упасть на полпути к особенно трудной вершине, но девушка знала, что у нее хватит сил взобраться обратно.
Октавия, когда-то Эвридика из дома Мерваллион, может и не происходила из благословенного рода сильных навигаторов, но опыт, полученный на борту норовистых кораблей Восьмого Легиона, отточил навыки, которыми она владела.
Она не могла не задумываться, как бы она показала себя сейчас на измерительных приборах дома на святой Терре? Стала ли она сильнее, или же это была всего лишь самоуверенность и знание дела? 
Ей никогда этого не узнать. Шансы на то, что она когда-либо ступит на Тронный Мир, были пугающе малы. Но эта мысль не казалась такой безрадостной как когда-то. Она не знала почему.
Однако, она была движима любопытством. Менее эгоистичным и более упрямым, нежели размышления о собственной судьбе. Всматриваться в Море Душ было также просто, как и открыть третий глаз. Ей не нужно было находиться в варпе, как требовалось некоторым навигаторам. У немногих из них было хоть что-то общее в использовании своего дара. Ее отец мог смотреть в варп, лишь раскрыв все три своих глаза. Она не знала, как он это делал – у всех были свои личные привычки. 
Когда она видела, то глядела своим тайным зрением на темные потоки полусформировавшегося ничто – на его безликие волны, бесформенные, но скользящие, подобно змеям. Ведьмы и шаманы из примитивных эпох Старой Земли полагали, что это не отличается от ритуала, позволявшего им заглянуть в слои их мистического ада. 
Но ища, она не могла не задерживать дыхание, пока колотящееся сердце и боль в легких не заставляли ее вздохнуть снова. На каком-то осмысленном уровне она знала, что проецирует свое видение сквозь волны скверны, возможно, даже оставляя в эфире частицу своего сознания, но Октавию мало волновала метафизика. Ее интересовало лишь то, что она могла отыскать, используя свое второе зрение.
Они бежали и бежали, оказавшись в безумии блокады эльдаров, уплывая по волнам по пути наименьшего сопротивления. Психический вопль Талоса разорвал варп, растянул его сосуды и взбудоражил его течения.. Она направляла корабль как могла, седлая ветра, а не сражаясь с ними и рискуя разбить «Эхо» вдребезги. Все это время она пребывала между двумя состояниями, видя разделенный варп и ощущая руку на набухшем животе. 
И теперь, освободившись от гнета бега через варп, она могла свободно смотреть в него. Октавия всматривалась пристальней, и ее взор проникал все глубже за сотни оттенков черноты за светом Астрономикона, ища хоть какой-нибудь источник света среди бушующих облаков.
ТерминаторДата: Воскресенье, 07.04.2013, 19:41 | Сообщение # 148



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Впервые она смотрела, чтобы увидеть, что сделал Талос. У нее на глазах истекали кровью клубящиеся волны демонической материи, разорванные тяжелыми ранами и затекающие друг в друга. Она смотрела, как они расщепляются и изменяют формы, смешиваются и разделяются, порождая кричащие лица и также быстро растворяя их. Из бушующих волн тянулись руки, тая и сгорая, как только хватались за вытянутые когти других находившихся рядом душ.
Октавия успокоилась и заглянула глубже. Раненный варп – нет, не раненый, осознала навигатор, – не раненный, – возбужденный – растягивался снова и снова. Кровоточащие реки встречаясь, сливались в кровоточащий океан. Сколько миров поразила эта невидимая буря? Сколько ужаса он принес?
Она слышала свое имя в бьющихся волнах: шепот, крик, жалобный вопль…
Октавия откинулась назад. Око закрылось, и открылись ее человеческие глаза.
На мгновение, увлеченность тем, что Талос распространил на десятки систем, захватила ее даже больше, чем страх лететь сквозь это. Варп всегда являл собой вечный поток, а в первые часы после того, как вопль только прозвучал, он оживленно кипел. А теперь, однако, она готовилась вести незнакомый корабль по непроходимым морям.
Навигатор поправила свою повязку, перевязала конский хвост из волос и вытянулась, сидя на неудобном троне и пытаясь снять напряжение со спины. На секунду она подумала о своих прислужниках, столпившихся за дверью в узком коридоре. Она безумно скучала по Псу, и даже осознавать это было больно. Больше этого – как она ни желала в этом признаваться даже самой себе, – она хотела, чтобы Септим был с ней. Он был не способен подобрать нужные слова, но все же… его самоуверенная улыбка; проблески веселья в его случайных взглядах; то, как он разваливался на троне, независимо от того, насколько страшной казалась угроза…
« - Лучше места чтобы влюбиться и не найти, - подумала она. - Если это вообще можно так назвать».
Когда Октавия заерзала в своем кресле, ее глаза расширились от внезапного шока. Будто боясь коснуться собственной плоти, она положила дрожащую руку на живот и ощутила, как внутри нее впервые зашевелилась новая жизнь. 

Когда щиты отключились, сидевший на троне Талос даже не шелохнулся. Членов экипажа – как минимум тех, кто остались, – сбило с ног внезапно усилившейся тряской, охватившей корабль. Два безногих сервитора выпали из своих ячеек, раскрывая и закрывая рты, пока их бесполезные руки стучали по полу, пытаясь продолжать работать на консолях, до которых они более не могли добраться
– Щиты отключены, господин, – прокричал один из офицеров.
«– Что, правда?» – подумал Талос.
– Ясно, – ответил он сквозь стиснутые зубы 
– Приказы, сир?
Пророк смотрел, как серая планета увеличивается в размерах, пока не превратилась в опухший шар, чей унылый рябой лик растянулся на весь экран.
Уже близко. Очень близко.
– Доложить о повреждениях, – приказал он.
Хотя ему хватило и тряски корабля. Уже по ней было понятно, что корабль невероятно быстро потрошат ксеносы огнем пульсаров. Столько эльдарских кораблей, и такая огневая мощь… «Завету Крови» никогда не приходилось получать такие повреждения за всю его выдающуюся карьеру. «Эхо проклятия» терпело их в первый и последний раз. 
Офицер Роулен не мог оторвать округлившихся глаз от экрана консоли.
– Господин… у нас слишком серьезные…
– Мы в диапазоне выпуска десантных капсул?
ТерминаторДата: Воскресенье, 07.04.2013, 19:41 | Сообщение # 149



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


– Я..
Талос перемахнул через перила и глухо приземлился на палубу позади офицера. Он сам посмотрел на экран, быстро поняв, что значат бегущие руны. Зарычав, он повернулся к хозяйке вокса.
– Высаживай Легион, – проревел он сквозь творившийся вокруг них хаос.
Женщина, носившая униформу и клеймо слуг Красных Корсаров, набрала несколько команд на своей консоли. 
– Легион высаживается, господин. 
– Вокс-каналы, – приказал он. – Вокс-каналы, немедленно!
– Есть вокс, господин.
Голоса братьев скрипели в неразберихе шума и огня, охвативших сотрясавшийся мостик.
– Талос – всем силам Легиона, – закричал он. – Подсчет душ. Подтвердить высадку.
Один за другим они отозвались. Он слышал ликующие крики братьев в десантных капсулах, когда они докладывали: «– Второй Коготь ушел», «– Четвертый Коготь высадился», и «Третий Коготь запущен». Оккулус перенастроился, чтобы показать, как несколько «Громовых ястребов» вылетают из ангаров в последний раз, мчась к звездам с добела раскаленными двигателями.
Гулкий бас Малхариона возвестил о высадке мудреца войны:
– Увидимся на прогнившем мире, Ловец Душ.
Прозвучало еще три подтверждения, произносимых теми же оцифрованными рычащими голосами. Оккулус снова переключился на демонстрацию сцены какого-то мифического ада. Огненные волны омывали обзорный экран подобно жидкому пламени.
– Мы в атмосфере, – выкрикнул один из офицеров. – Приказы?
– Не все ли равно? – закричал в ответ другой.
– Перейти к набору высоты! – крикнул остальным один из рулевых.
Даже Талосу пришлось схватиться за перила, когда «Эхо» резко бросило в неконтролируемое пике. Он не желал представлять, сколь малая часть корабля все еще была единым целым – не после такого безумного испытания.
Западные двери мостика открылись с ревом гидравлики, и в охваченном огнем дверном проеме показался Сайрион.
– Ты ненормальный? – произнес он в вокс. – Поторапливайся!
« - Сейчас или никогда», - подумал Талос . 
Он взбежал вверх по ступеням к командному трону и ухватился за подлокотник, чтобы удержаться на ногах. Тающий вид на оккулусе показывал то тонкие облака, то звезды, то землю – и так по бесконечному кругу. 
Свободной рукой он вытащил свой меч из захватов на троне и убрал его в ножны за спиной.
– Ты должен был быть в десантной капсуле, – ответил он по воксу Сайриону.
– Если бы, – отозвался брат. – Задняя часть корабля просто отвалилась.
– Ты шутишь.
– Нет двигателей. Это не шутка. Мы в свободном падении, – Сайрион схватился за проем, когда вокруг него сгрудились смертные члены экипажа, спасавшиеся бегством с мостика. – Ну же!
ТерминаторДата: Воскресенье, 07.04.2013, 19:42 | Сообщение # 150



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Талос бросился к нему, удерживая равновесие, в то время как под ноги ему падали люди, а сама палуба, казалось, потеряла всякое представление о законах физики.
Мечи воинов недолго пробыли в ножнах. Когда они прорывались через забитые паникующими человеческими телами коридоры, оба клинка стали рубить и резать, прорубая путь через живой лес. К запаху страха и вони пота добавился еще и запах крови, раздражая чувства Талоса. Сквозь крики он смутно осознавал, что вырезал свой собственный экипаж, хотя какое это имело сейчас значение? Они все равно умрут через считанные минуты так или иначе.
Сайрион тяжело дышал, то взмахивая гладием, то ломая спины и ноги пинками и ударами.
– Мы все умрем, – выдохнул он в вокс. – И это ты виноват, что так долго ждал.
Талос рассек мечом тело человека, располовинив его от шеи до таза и оттолкнул плечами останки.
– Ты вернулся на мостик лишь для того, чтобы поплакаться?
– Да нет вообще-то, – допустил Сайрион. – Но никто не должен умирать, не вспомнив о своих ошибках.
– Во имя бесконечного ада, где вас носит? – раздался в воксе голос Меркуциана.
Талос выпотрошил еще одного из бегущих членов экипажа и швырнул его останки в сторону. Он обливался потом под броней, чувствуя напряжение от нескончаемой рубки блокирующих тоннели паникующих людей. Полчища их, сотни – а скоро будут тысячи – неслись к спасательным капсулам. Усталость не составляла проблемы: он мог рубить день и ночь напролет. Проблема была лишь во времени.
– Запускайте десантную капсулу, – произнес в вокс Талос. – Меркуциан, Узас, спускайтесь на Тсагуальсу.
– Ты с ума сошел?! – прозвучал надрывный ответ Меркуциана.
– Нам ближе к спасательным капсулам командной палубы. Просто отправляйтесь.
Сайрион извлек гладий из спины офицера в униформе. Его дыхание начало сбиваться.
– Если остались еще хоть какие-то спасательные капсулы после бегства этих паразитов, то порядок.
– Аве Доминус Нокс, Талос. Увидимся в катакомбах.
Талос услышал лязг раскрывшихся захватов, грохот освободившейся капсулы и радостные завывания Узаса. Полет через атмосферу унес их из диапазона вокса за несколько ударов сердца, заглушив ругательства Меркуциана и смех Узаса.
Талос и Сайрион прорубали себе путь дальше. 

Шепот продолжался. Хор нежных голосов обменивался словами и пересмешками, и каждый из них на слух был как шелковый туман, даже сквозь шипение вокс-помех. Вариель слушал его почти полчаса. Внезапное любопытство апотекария переросло в пристальное внимание, которое превратилось в целенаправленную сосредоточенность. Теперь Септим гораздо чаще смотрел на апотекария, чем на гололит. Бледные губы Вариеля не останавливались ни на минуту, нежно произнося слова чужаков, пока он переводил их в уме.
– Что за..? – начал Септим снова, лишь для того, чтобы поднятый вверх кулак заставил его замолчать. Вариель приготовился ударить его наотмашь, если человек заговорит снова.
– Дельтриан, – произнес апотекарий спустя несколько ударов сердца.
– Живодер, – выразил почтение адепт.
– Игра изменилась. Доставь меня в диапазон действия вокса на поверхности Тсагуальсы.
Оптические линзы Дельтриана повернулись в глазницах и перефокусировались.
– Я запрашиваю причину для действия, резко противоречащего данным нам приказам и запланированным процессам.
Вариель все еще пребывал в растерянности, слушая хриплое урчание эльдарской речи. Септим подумал, что она звучала наподобие песни, которую пел тот, кто надеялся, что его не слышат. Она была прекрасна, но от нее по коже бежали мурашки.
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Аарон Дембски-Боуден Блуждающая в Пустоте
Страница 10 из 13«128910111213»
Поиск: