Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 4 из 16«1234561516»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Тысяча Сынов Грэма Макнилла (Ересь Хоруса)
Тысяча Сынов Грэма Макнилла
ТерминаторДата: Вторник, 08.01.2013, 19:32 | Сообщение # 46



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Запас энергии подходил к концу, и одна огненная хека уже погасла.

«Как обидно погибать после такого волнующего проблеска будущего».

А потом Великий Океан расколол протяжный вой, преследователи дрогнули от этого яростного крика, а из бушующих волн Великого Океана появилось темное пятно. Потом показались клыки, похожие на мечи из льда, и начали рвать охотников варпа. Это было сочетание формы и воли, отточенное до остроты кинжала, стремящееся только к уничтожению и начисто лишенное милосердия. В гуще схватки постепенно стали проявляться желтые горящие глаза, лохматая черная шкура и белые клыки, с которых стекала слюна.

Облик еще не до конца оформился в мыслях Аримана, а он уже увидел призрачный силуэт волка, своими размерами и мощью превосходящего все виденные им живые существа. Чудовищный волк быстро расправился с хищниками варпа, сопровождая ужасным воем каждый смертоносный укус и каждый взмах когтистых лап.

Внутри волчьего тела Ариман успел заметить мимолетный проблеск воли, которая им управляла, — далекий блеск брони, но не черной, а темно-серой с металлическим отливом. Волк снова взвыл, и волны ничем не сдерживаемой ярости разошлись по Великому Океану, как круги по воде от брошенного камня. Хищники, напуганные более сильным зверем, разбежались.

И словно капли чернил на промокательной бумаге, растворились в темноте.

Волк повернулся к Ариману. Его тело трансформировалось подобно игрушке оригами, пока не остался только образ, замеченный в его сердце, — тонкое тело Астартес в темно-серой броне Космических Волков.

Волк подплыл к Ариману, и, чтобы заметить первобытную и грозную энергию, наполнявшую этого странника, не требовалось особое умение. Его жизненная сила казалась невероятной. Если Аримана можно было сравнить с управляемым реактором, то этот воин сиял с интенсивностью сверхновой звезды. Оба они излучали опасность, оба сияли ярким светом, но Ариман мог выбрать единственную жертву из миллиона, а Волк был способен умертвить миллион людей, лишь бы уничтожить свою жертву.

Грозный хищник исчез, но Ариман мог разглядеть его в глубине сердца Астартес.

— Нам надо уходить, брат. — Голос Волка напомнил скрежет столкнувшихся ледников. — Чем дольше мы задержимся, тем больше хищников сбежится попировать на нашей сущности.

— Я тебя видел, — сказал Ариман. — Ты прибыл со Скарссеном.

— С лордом Скарссеном, — поправил его воин. — Но ты прав, брат. Мое имя Охтхере Судьбостроитель, я рунный жрец Пятой роты Космических Волков, которой командует Амлоди Скарссен Скарссенссон.

— Азек Ариман, главный библиарий Тысячи Сынов.

— Я хорошо тебя знаю, Азек Ариман. — Судьбостроитель сопроводил эти слова хищной усмешкой. — И давно хотел с тобой встретиться.

Глава 7
ВОЛКИ ФЕНРИСА
ВСТРЕЧА МЫСЛЕЙ
ПЛОТИНА ПРОРВАНА

«На Фенрисе не водятся волки».

Ариман не раз слышал это самое распространенное утверждение из всех слухов, что появлялись то из одного, то из другого безымянного источника. Смешно было бы даже спорить об этом, поскольку живые доказательства обратного бежали рядом с Тысячей Сынов, вновь марширующими к Горе. Десяток волков с отливающей металлом шкурой свободно распределились вдоль колонны воинов, словно пастушьи собаки, перегоняющие стадо.

К Горе поднимались шесть сотен Астартес — Тысяча Сынов вместе с Космическими Волками. Во главе колонны, в окружении терминаторов из Тайных Скарабеев и в сопровождении своих капитанов, шагал Магнус Красный. Параллельно могучему примарху шагал лорд Скарссен и его Волчья гвардия. Охтхере Судьбостроитель шел рядом со своим лордом и на взгляд Аримана ответил легким кивком.

Они проговорили почти всю ночь, но Ариман так и не понял, чего следовало ожидать от рунного жреца.

По требованию Ятири было объявлено военное положение, и вместе с Астартес на Гору взбирались еще и «Ленд Рейдеры».

Вождь племени спустился с Горы одновременно с Калофисом, перед самым прибытием Космических Волков, и сразу же потребовал аудиенции у Алого Короля. Но Космические Волки должны были вот-вот появиться, и Ятири пришлось ждать, пока не закончится церемония встречи. Какими бы важными ни были для Тысячи Сынов проблемы на Агхору, дела смертных могут подождать перед делами Астартес.

Ариман видел, как Ятири пригласил в сверкающую пирамиду Магнуса, и заметил, что вождь испытывает страх. Как и все остальные обитатели Агхору, закрывающие лица масками, Ятири не отбрасывал тени на эфир, и его жизненная энергия оставалась скрытой от Тысячи Сынов. Ятири пришел вместе со своими старейшинами, и Ариман не мог не заметить, насколько они возбуждены, хотя и не читал их ауры.
ТерминаторДата: Вторник, 08.01.2013, 19:33 | Сообщение # 47



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Разговор между Ятири и Магнусом, вероятно, был серьезным, поскольку примарх сразу же приказал Ариману собрать воинов всех братств и отправиться в поход.

Увидев сборы Тысячи Сынов, лорд Скарссен прислал к Магнусу своего герольда, воина по имени Варангр Рагнульф Рагнульфссен, и после этого Космические Волки приняли участие в экспедиции.

Вскоре они миновали ряды мертвых камней; все скалы были пронизаны черными маслянистыми жилами, словно сгнившими венами. Агхору, увидев, что произошло с камнями, попадали на колени и зарыдали от страха. Ариман ненадолго задержался, чтобы осмотреть менгиры. Ему была известна лишь одна сила, способная воздействовать на скалы подобным образом.

— Что ты думаешь по этому поводу? — спросил Фозис Т’Кар.

— То же, что и ты, — коротко ответил главный библиарий и продолжил путь.

Марш-бросок продолжался, и Ариман оглянулся на воинов лорда Скарссена. Они задали быстрый темп, и Тысяча Сынов не отставали. Но если для Астартес это была быстрая ходьба, агхору пришлось бежать что есть мочи. И все же они держались следом: страх придавал им сил и помогал переносить изнуряющий дневной зной.

— Они как будто не чувствуют жары, — спустя некоторое время заметил Фозис Т’Кар.

— Кто?

— Да эти чудовища, которых привез с собой Скарссен, — пояснил Т’Кар. — Они прибыли из мира, в котором нет ничего, кроме снега и льда, и жара, кажется, им ничуть не мешает.

Ариман посмотрел на пробегавшего мимо волка, холка которого доходила ему до пояса. Серо-белая шерсть зверя завитками курчавилась на плечах, а на спине гладко прилегала к шкуре. Зверь как будто почувствовал его любопытный взгляд; он повернулся, прищурил желтые глаза и вызывающе зарычал, показывая клыки.

— Не могу сказать наверняка, — заговорил Ариман, — но те немногие существа, что обитают на Фенрисе, своей жизнью обязаны способности приспосабливаться к меняющимся обстоятельствам. И эти волки не исключение.

— Хотел бы и я уметь так приспосабливаться. Эта жара скоро меня доконает, — сердито проворчал Фозис Т’Кар. — Мое тело было модифицировано, чтобы выносить экстремальные условия, но солнце Агхору выжигает из него жизнь. От него страдает даже Хатхор Маат.

— Говори за себя, Т’Кар, — отозвался Маат. — Я чувствую себя вполне комфортно.

Несмотря на эти слова, Маат так же страдал от жары, как и все остальные. Если бы не силы Павонидов, он не смог бы так эффективно регулировать происходящие в теле процессы. А между тем волки Фенриса бежали вперед, словно стоял обычный теплый денек, и здешняя жара причиняла им не больше беспокойства, чем морозы родного мира.

— Выносливость заложена при их создании, — вступил в разговор Магнус.

До сих пор примарх не произнес ни слова, молча прислушиваясь к сказанному капитанами.

— При создании? — переспросил Ариман. — А кто же их создал?

— Первые колонисты Фенриса, — с улыбкой ответил Магнус. — Разве вы не видите внутри них пляску спиралей? Танец генов и применение сплайсинга,[40] освоенного учеными древности?

Ариман переглянулся со своими приятелями-капитанами, и Магнус, заметив этот взгляд, рассмеялся.

— Нет, конечно же не видите, — сказал он, качая головой. — Утизаар, ты ведь посещал Фенрис, не так ли?

Это был риторический вопрос, поскольку Магнус был прекрасно осведомлен о традиционных стажировках каждого из них.

Утизаар кивнул.

— Ненадолго, мой лорд, — сказал он. — И должен признать, это было не самое приятное путешествие.

— Я в этом не сомневаюсь. Фенрис неласково относится к чужакам, и это не самый гостеприимный мир, — признал Магнус, слегка улыбнувшись. — Этот мир не прощает никаких недостатков. Стоит только расслабиться среди его покрытых льдом океанов и заснеженных скал, как тебе грозит неминуемая гибель. Смертный, даже хорошо подготовленный к суровым условиям, не выживет там и нескольких минут, замерзнет насмерть.
ТерминаторДата: Вторник, 08.01.2013, 19:33 | Сообщение # 48



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Но аборигены там выживают, — заметил Ариман. — Очевидно, это грубые дикари, которые воюют друг с другом за жалкие клочки земли, уцелевшие после смещений земной коры Великого Года.

— Можно сказать и так, — согласился Магнус, — но это не совсем дикари.

— Чем же они отличаются? — спросил Хатхор Маат.

Он не мог поверить, что варварское племя смертных было способно удостоиться одобрения примарха.

— Ты что, не слушал? Фенрис — мир смерти, планета настолько враждебная, что могла бы поставить под сомнение даже твои способности к биоманипуляции. А эти смертные отвоевали себе землю, обзавелись домами и семьями, и все это — на планете, которую любой здравомыслящий человек постарался бы обойти стороной.

— Как же им это удается?

Магнус улыбнулся, и Ариман заметил, что он снова наслаждается ролью учителя.

— Для начала скажите, что вам известно о канис хеликс.[41]

— Это генетический праймер,[42] — ответил Хатхор Маат, — предшествующий ген, который способствует приживлению в организме претендента геносемени Космических Волков.

Магнус покачал головой, и взгляд его большого глаза, устремленный на капитанов, блеснул золотистой зеленью.

— Да, в этом заключается часть его функций, но никто не предполагал использовать его в этом аспекте, — сказал он.

— А как же его собирались использовать? — спросил Ариман.

Он оглянулся на Скарссена, снова надевшего свой кожаный шлем. Интересно, знают ли апотекарии Клыка то, что известно Магнусу? Командир Волков, испытав на себе могущество Магнуса, предпочитал держаться в стороне. Ариман подозревал, что, заявив о возможности уничтожения кораблей Космических Волков, примарх блефовал, но Скарссен, очевидно, не был в этом уверен.

— Представьте себе то время, когда люди впервые открыли Фенрис, — продолжил Магнус. — Этот мир настолько враждебен жизни, что человек просто не в состоянии там выжить. Буквально все грозит смертью: и леденящие кровь морозы, и периодически уходящие под воду континенты, и яростные ветры, способные выдуть воздух из легких. Но в те времена генетики воспринимали невозможность как вызов и постоянно внедряли в хромосомы людей и животных новые коды, причем с такой же легкостью, с какой адепты Механикум меняют операционные платы в сервиторах.

— Тогда выходит, колонисты привезли с собой на Фенрис генно-модифицированных волков? — спросил Фозис Т’Кар.

— Возможно, — кивнул Магнус. — Но более вероятно, что они приспосабливались. Порой не слишком удачно и не задумываясь о последствиях. А возможно, на Фенрисе жили другие, более древние расы.

Ариман наблюдал за Магнусом, пока тот говорил, и понимал, что примарх рассказывает им далеко не все, что знает. Магнус погружался в пучину Великого Океана намного глубже, чем осмеливался любой другой странник. Возможно, он и в самом деле стал свидетелем становления жизни в мире Короля Волков.

Магнус отстраненно пожал плечами:

— Вы смотрите на этих существ и видите в них только волков, но не потому ли, что ожидаете увидеть именно их?

— А что еще мы можем увидеть? — удивился Хатхор Маат. — Это же и есть настоящие волки.

— Если бы ты забирался так далеко, как забираюсь я, если бы видел то, что открывалось мне, ты бы осознал возможность заглянуть поверх ожидания, в истинную сущность объекта.

Магнус махнул рукой в сторону пробегавшего волка. Мощные мышцы перекатывались под его шкурой, невзирая на жару, и легко несли зверя вверх по склону.

— Я могу проникнуть взглядом сквозь плоть этого существа, пронзить кости до самого мозга и проследить все повреждения и модификации его генетического кода. Я могу проследить все его изменения вплоть до первоначального источника, — сказал Магнус. Ариман удивился прозвучавшей в голосе примарха грусти, как будто он повидал такое, чего совсем не хотел бы видеть. — Все дело в том, чем он хотел стать, и в разных стадиях долгого эволюционного пути.
ТерминаторДата: Вторник, 08.01.2013, 19:35 | Сообщение # 49



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Волк остановился рядом с Магнусом, и примарх кивнул ему. Казалось, они обменялись безмолвными фразами. Ариман перехватил понимающий взгляд Охтхере Судьбостроителя. Несмотря на все его недомолвки, Ариману хотелось закрепить зародившиеся между ними отношения.

— Пошел отсюда! — крикнул Фозис Т’Кар, прогоняя зверя. — Проклятые волки!

Магнус усмехнулся:

— Я же говорил: на Фенрисе не водятся волки.

Они встретились накануне вечером, сразу после того, как Ариман вернулся в свое физическое тело. Едва он открыл глаза, как застонал от болезненного стресса, всегда сопровождавшего воссоединение тонкого тела с плотью. Кроме того, пронизывающая боль вспыхнула в раненой ноге.

Медленно и осторожно он выпрямил скрещенные ноги и с помощью хеки поднялся с пола. Правое бедро онемело, словно чужое, и холодная боль проникала в каждый мускул и в каждое сухожилие. Приподняв одеяние, Ариман приложил пальцы к разбухшей мышце и поморщился.

На теле виднелись следы столкновения с охотниками варпа — почерневшие и безжизненные участки кожи. Раны, нанесенные тонкому телу, повреждали плоть странника куда более серьезно, чем клинки или пули.

Астартес мог превозмочь боль, его организм быстро справлялся с ней без ущерба эффективности, но повреждения, полученные в Великом Океане, можно было вылечить только отдыхом и медитациями.

Он увидел упавший на пол открытый гримуар и опустился на одно колено, чтобы его поднять, но снова поморщился, потянув омертвевшую мышцу. Ариман чувствовал себя так, словно целый месяц без отдыха провел в сражении, и его тело оказалось на грани полного истощения.

Убрав гримуар под замок, он сменил стихарь на темно-красную тунику с капюшоном, отделанную слоновой костью и соболиным мехом. Тело настоятельно требовало отдыха, но главному библиарию предстояла еще одна встреча, о которой он и не догадывался до сегодняшнего полета в Великом Океане, едва не ставшего смертельным.

Полотнище шатра отодвинулось, и вошел Собек, всем своим видом выражавший беспокойство. Вместе с ним в шатер проник и слегка остывший ночной воздух.

— Мой лорд, все ли в порядке?

— Все хорошо, Собек, — ответил Ариман.

— Я слышал твой крик.

— Это был интересный полет в эфире, Собек, только и всего, — сообщил Ариман и набросил на голову капюшон. — Кое-кто из хищников решил поживиться за мой счет.

— И ты собираешься уходить?! — воскликнул Собек. — Тебе необходим отдых, мой лорд.

— Нет, — покачал головой Ариман. — Мне необходимо кое-кого повидать.

Волки устроили себе логово у самой Горы, в тени мертвых камней. Палатки воинов выстроились по кругу, а в центре был установлен шатер Скарссена. Ариман увидел рядом с ним высокий тотем, воткнутый в каменистую почву: огромный волчий череп, увешанный волчьими хвостами длиной с руку смертного человека и длинными, словно кинжалы, клыками.

Едва он подошел ближе, из сумерек вынырнули тени мощных убийц, напомнивших ему хищников, от которых он с трудом спасся чуть раньше. Шесть зверей, с трудом различимых в темноте, неслышно подошли ближе и ощетинились.

Они остановились, и на острых клыках блеснул отраженный свет звезд. Хищники напрягли мускулы, готовясь к броску.

— Я пришел встретиться с Охтхере Судьбостроителем, — произнес Ариман, чувствуя себя глупо, обращаясь к животным.

Самый крупный волк запрокинул голову и издал мощный вой, расколовший тишину угасающего вечера.

Ариман ожидал, что волки отойдут в сторону, однако они не двигались с места, преграждая проход в лагерь своего господина. Он сделал шаг вперед, но волк, только что известивший хозяев о его приходе, обнажил клыки и угрожающе заворчал.

Позади волков появилась еще одна тень — высокий воин в гранитно-серой броне и с длинным посохом, увенчанным орлом из золота и серебра. Длинная борода Космического Волка была пропитана воском, а на гладко выбритом черепе плотно сидела обычная кожаная скуфейка. Ариман сразу же его узнал.

— Охтхере Судьбостроитель, — произнес он.
ТерминаторДата: Вторник, 08.01.2013, 19:35 | Сообщение # 50



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Да, это я, — ответил Космический Волк и окинул его внимательным взглядом. — Ты ранен, твоя туманная плоть повреждена.

— Я был неосторожен, — сказал Ариман, не совсем понимая его слова, но улавливая общий смысл.

Судьбостроитель кивнул:

— Это верно. Я видел, как ты преследовал вийрд, и не знал, какие стаи охотников собираются для совершения убийства. Как ты мог их не заметить?

— Я уже сказал, что был неосторожен, — повторил Ариман. — А как ты меня нашел?

Судьбостроитель рассмеялся, и его смех не давал повода усомниться в его искренности.

— Для этого не надо большого мастерства, — сказал он. — Я ведь Сын Шторма, и океан душ знаю не хуже, чем моря вокруг Асахейма.[43] Когда в небе набухает Глаз Волка,[44] кузница мира переворачивается, и лозоходцы ищут спокойные места, неподвижные среди общего непостоянства. Я искал спокойствие и нашел тебя.

Большая часть речи Судьбостроителя не имела смысла для Аримана: слова звучали слишком архаично, а их значения ничего не говорили тому, кто не был уроженцем Фенриса.

— Тогда я задам другой вопрос: зачем ты меня искал?

— Пойдем, — позвал его Судьбостроитель. — Поговорим.

Не дожидаясь согласия Аримана, рунный жрец зашагал по направлению к мертвым камням. Волки расступились, давая им пройти, и Ариман, настороженно поглядывая на зверей, тоже пошел в сторону менгиров, торчавших из земли, словно черные зубы.

Воин осторожно обходил камни, стараясь до них не дотрагиваться, затем обернулся к подошедшему Ариману.

— Якоря мира, — произнес Судьбостроитель. — Островки спокойствия. На этой планете бушует Шторм, но здесь тихо. Они неизменны и неподвижны, как Асахейм.

— Агхору называют их мертвыми камнями, — добавил Ариман.

Волки тихо расселись вокруг, не спуская с него желтых глаз.

— Подходящее название.

— Так ты собираешься сказать, зачем меня искал?

— Чтобы тебя узнать, — поведал Судьбостроитель. — Амлоди привез вызов твоему лорду, а я прилетел к тебе. Азек Ариман, твое имя известно рунным жрецам Космических Волков. Ты искусный странник. И ты такой же, как я, Сын Шторма, и я знаю о твоей связи с вийрдом.

— Вийрд? Мне незнакомо это слово.

— Ты не с Фенриса, — произнес Судьбостроитель, словно других объяснений не требовалось.

— Тогда просвети меня, — теряя терпение, попросил Ариман.

— Ты хочешь, чтобы я раскрыл секреты своего ремесла?

— В противном случае нам не о чем будет разговаривать.

Жрец улыбнулся, продемонстрировав острые зубы.

— Ты стремишься сразу к самой сути. Хорошо. В общих чертах, вийрд — это судьба, участь.

— Будущее, — добавил Ариман.

— Иногда, — согласился Судьбостроитель. — На Фенрисе мы познаем его во время переворота кузницы мира, когда меняется лик планеты. Одни земли поднимаются, а другие обречены на гибель. Вийрд показывает нам, как прошлое и настоящее влияют на будущее и как будущее затрагивает прошлое. Потоки времени текут, сливаются, разрываются, но они навеки вплетены в великую сагу Вселенной.
ТерминаторДата: Вторник, 08.01.2013, 19:36 | Сообщение # 51



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Ариман начал понимать слова рунного жреца, услышав в них отголоски учения Корвидов.

— «Судьба непреложна»,[45] — процитировал Ариман, и Охтхере рассмеялся:

— Да, верно. Этот гаут[46] знал, что говорил.

Ариман перевел взгляд на Гору. Он чувствовал, как из-за общности в понимании тайн его первоначальная враждебность к рунному жрецу постепенно слабеет. Как бы сильно ни различались их учения, некоторые суждения Космического Волка его заинтересовали. Это совсем не означало, что он мог доверять Охтхере, но первый шаг был сделан.

— Что ж, ты меня разыскал, — заговорил Ариман. — И что дальше?

— Ты и я — Сыновья Шторма, — сказал Судьбостроитель, вторя мыслям Аримана. — А братья не должны быть чужими друг другу. Мне известна сага о прошлом твоего Легиона, и мне известно, что ничто так не подстрекает людей к убийству, как страх перед тем, чего они не понимают.

Ариман немного помедлил, прежде чем задать следующий вопрос:

— И что же еще тебе известно, как ты считаешь?

Охтхере шагнул ближе:

— Я знаю, что дефект геносемени едва не уничтожил твой Легион и вы до сих пор опасаетесь, что эта напасть вернется. Мой Легион в том же положении. Нас подстерегает проклятие вульфена,[47] и мы следим за своими братьями, не появится ли у кого-то знак волка.

Судьбостроитель поднял руку и прикоснулся к дубовому листку, выгравированному на оплечье Аримана.

— Так же и вы следите за своими легионерами, опасаясь перерождения плоти.

Ариман вздрогнул, словно от удара, и отшатнулся от жреца.

— Никогда больше не прикасайся к нему, — потребовал он, стараясь говорить спокойно.

— Ормузд? — спросил Судьбостроитель. — Так его звали, да?

Ариман хотел рассердиться, хотел вспылить из-за бесцеремонного прикосновения к старой ране. Он заставил себя обратиться к низшим Исчислениям и постарался сбросить пелену печали и сожалений.

— Да, — после недолгого молчания произнес он. — Так звали моего брата-близнеца.

Ариман понял, что в долине творится что-то неладное, задолго до пересечения хребта, за которым они впервые увидели гигантских стражей. В горле появился противный металлический привкус, и сразу вслед за этим в эфире возникла зыбь. Волнение было слабым, как едва различимый шепот, но все же оно было.

Как же так? Ведь прежде здесь царило ничем не нарушаемая тишина?

Впереди показался перевал, и тошнотворное ощущение усилилось, словно ветер приносил из долины запахи массового захоронения. В долине явно появилось нечто скверное.

Ариман взглянул на Магнуса. Огромный образ примарха расплывался в дрожащей дымке и состоял из множества разных обликов, как будто тысячи пиктов были сняты на один и тот же кадр: Магнус-гигант, Магнус-человек, Магнус-чудовище и еще сотни вариаций на тему Магнуса.

Ариман моргнул, прогоняя мыслеобразы, вызывающие приступы тошноты. Такого ему еще не доводилось испытывать, и главный библиарий тряхнул головой, стараясь избавиться от возникшего головокружения.

— Ты тоже это почувствовал, да? — спросил Фозис Т’Кар.

— Да, — ответил Ариман. — Что происходит?
ТерминаторДата: Вторник, 08.01.2013, 19:36 | Сообщение # 52



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Просыпаются спящие, — прошипел Утизаар, прижав пальцы к виску.

— Спящие? — переспросил Хатхор Маат. — О чем это ты?

— Спящие души, оставленные на страже и связанные кристаллической неподвижностью, — через силу пробормотал Утизаар. — Пойманные и запертые, обреченные на долгие мучения, худшие, чем сама смерть.

— Во имя Императора, о чем он болтает? — сердито спросил Калофис.

— Агхору называют их дайестай, — сказал Магнус. — Это порождения варпа, вызванные из кошмаров смертных с самого начала мира. Люди в своем невежестве называют их демонами.

Ариман сдержал улыбку. Да уж, действительно демоны...

— Сыны мои, вы слышите зов Великого Океана, — продолжал Магнус, злобно сверкая красным глазом. — Он будет очень сильным, но обратитесь к девятому уровню Исчислений. Замкните сферу своей решимости и закройте разум от его воздействия. Он будет призывать вас с такой силой, с какой еще никто и никогда не призывал.

— Мой лорд! — воскликнул Ариман. — Что происходит?

— Выполняй, Азек! — резко бросил Магнус. — Это не та энергия, с которой ты знаком. Это инертная и мертвая сила. Она попытается пробиться в твой разум, но ты ни на миг не должен ее туда допускать.

Ариман не привык закрывать свой разум от эфира, но он выполнил приказ примарха, сфокусировал волю и поднялся к высшему самосознанию, откуда мог наблюдать за собственным телом.

Магнус, не проронив больше ни слова, обогнал всех и продолжал путь к входу в долину. Скорость марша возросла, и в поведении Космических Волков Ариман уловил признаки замешательства, а вот волки... все поняли. Охтхере Судьбостроитель что-то сказал Амлоди Скарссену, после чего воин в маске метнул в сторону Магнуса Красного разъяренный взгляд.

В состоянии объективного наблюдения Ариман видел знакомый ему страх неизвестности, ненависть, вызванную чем-то странным и незнакомым. Космические Волки не питали доверия к его Легиону, но может быть, недавно установившиеся отношения с Охтхере Судьбостроителем изменят эту ситуацию?

Долина была совсем близко, и Ариман вдруг заметил, что ландшафт уже не тот, каким он его видел прежде. Безупречная геометрия, удивившая его своим совершенством в прошлый раз, чуть-чуть изменилась, как будто все сместилось на какую-то долю градуса. Углы, прежде в точности совпадавшие друг с другом, теперь поражали странным диссонансом, как чуть расстроенный музыкальный инструмент.

Принцип золотого сечения был нарушен, и изящный танец пересекающихся линий сменился мешаниной разрозненных очертаний, нарушивших царивший здесь ранее идеальный порядок. Долина стала излучать угрозу, и каждый предмет казался враждебным. Раскатистый рев двигателей «Ленд Рейдеров» будил в крутых склонах странное эхо, как будто звук исходил из сотни разных источников.

Наконец они добрались до устья долины. При виде того, что стало с гигантскими стражами, Ариман едва не вскрикнул от ужаса.

— Я слышу их вопли, — прошептал Утизаар, и Ариман быстро понял причину происходящего.

Колоссы стояли на тех же самых местах, что и в прошлый раз, но гладкие чистые линии их корпусов и конечностей уже не были такими изящными. Если раньше цвет стражей напоминал выбеленную солнцем кость, то теперь их конечности были пронизаны омерзительной сетью зеленовато-черных вен. Смертоносная зараза толстыми маслянистыми щупальцами выползла из пещеры и наполнила своей отравой гигантские корпуса.

Ступни с загнутыми когтями превратились в сплошную гниющую массу, которая постоянно вздымалась и колыхалась, постепенно увеличиваясь в объеме. Почерневшие ноги поддерживали торс, опутанный тонкими черными нитями, поглощавшими весь падающий на них свет. Стройные руки покрылись черными венами, по которым струилась отрава продуктов разложения. Изящные контуры огромных голов еще оставались не тронутыми заразой, но на глазах у Аримана тонкие черные щупальца уже обвились вокруг больших самоцветов, украшавших их поверхность.
ТерминаторДата: Вторник, 08.01.2013, 19:36 | Сообщение # 53



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Он ощущал, как Великий Океан наращивает давление, пытаясь прорвать барьер его самоконтроля. Откуда-то снизу поступала энергия, но то, что он чувствовал, было лишь незначительной ее струйкой, которая грозила превратиться в ручеек, а потом и в стремительный поток. Дамба дала трещину, и безжалостная стихия скоро разрушит ее окончательно.

Ариману очень хотелось попробовать эту силу на вкус, ощутить, как она потечет сквозь его тело, но, выполняя приказ Магнуса, он держал свой разум закрытым и даже старался не смотреть в сторону гигантских статуй.

— Что с ними происходит? — спросил он.

Магнус взглянул на него сверху вниз.

— Что-то дурное, Азек, — ответил он. — Я опасаюсь, что мое пребывание в этом мире ускорило процесс. Баланс нарушен, и мне придется его восстанавливать.

Ятири и его старейшины, поспевавшие за Астартес, несмотря на преклонный возраст, тоже заглянули в долину.

— Дайестай! — вскрикнул вождь, сжимая древко фаларики побелевшими от напряжения пальцами. — Они возвращаются!

— Именем Волчьего Глаза, о чем он бормочет? — потребовал объяснений Скарссен, подходя ближе вместе с Охтхере Судьбостроителем. — Что это за статуи?

Магнус перевел взгляд на Космических Волков, и Ариман понял, насколько его примарха раздражает их присутствие. То, что предстояло сделать, лучше было бы скрыть от посторонних глаз.

Ятири повернулся к Магнусу:

— Они требуют мертвецов. Мы должны исполнить их желание.

— Нет, — возразил Магнус. — Все что угодно, только не это.

Ятири тряхнул головой, и Ариман увидел, насколько он разгневан.

— Это наш мир, — сказал вождь агхору. — И нам самим предстоит спасать его от дайестай, а не тебе.

Воин в зеркальной маске отвернулся от примарха и повел своих соплеменников в долину, держа путь к стоявшему перед входом в пещеру алтарю.

— Лорд Магнус, — не унимался Скарссен, — о чем это он говорил?

— Всего лишь суеверие, лорд Скарссен, — ответил Магнус. — И ничего больше.

— На вид это гораздо больше, чем просто суеверие, — заметил Скарссен и крепко прижал болтер к груди. — Лорд Магнус, примарх Тысячи Сынов, скажи прямо, что происходит?

— Хель![48] — воскликнул Охтхере Судьбостроитель, со страхом и восхищением глядя на титанические конструкции. — Отец Кракен, хранитель глубин!

— Так вот что мешает тебе присоединиться к Королю Волков?! — крикнул Скарссен. — Ты связался с колдунами!

Магнус резко развернулся.

— Ты что, плохо усвоил урок, щенок? — грозно вопросил он.

Скарссен вздрогнул от гневного окрика, и Ариман увидел, как ярость примарха расходится по поверхности, словно ударная волна после взрыва. Тем временем Ятири и его соплеменники спустились в долину, окружили алтарь и затянули молитвы несуществующим божествам. Агхору разбились на пары и встали лицом друг к другу. Вдруг Ятири поднял свою фаларику, и Ариман понял, что произойдет дальше, всего за мгновение до того, как стало слишком поздно.

— Нет! — крикнул Магнус, проследивший за взглядом Аримана. — Остановитесь!

Ятири развернулся к стоявшему напротив него соплеменнику и пронзил его грудь лезвием фаларики. Старейшины поспешно обступили их — и жертву, и убийцу. Сверкнули клинки, лезвия ударили в плоть и кости. Кровь пролилась.

Ариман так никогда и не узнал, была ли истинной причиной смерть агхору, или кровь, залившая алтарь, или какой-то другой фактор, но в тот момент, когда убитый упал, накопленная в долине энергия вырвалась на волю приливной волной.
ТерминаторДата: Вторник, 08.01.2013, 19:37 | Сообщение # 54



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Сдерживавшая ее дамба уже не могла остановить ее течение.

Раздался оглушительный треск, заскрежетали камни, и стражи долины пришли в движение.

Глава 8
ПОБЕДИТЕЛЬ ТИТАНОВ

Гиганты двигались, каким бы невероятным это ни казалось. От их усилий задрожала земля. Скала треснула и раскололась, и со склона Горы, словно пылинки, полетели огромные валуны. Колоссальные создания напряглись, разрывая узы древней темницы, и оторвались от скалы.

Из пещеры до Аримана донесся первобытный рев, полный неутолимой жажды. После долгих тысячелетий, проведенных в темноте пещеры, на свободу вырвалась энергия бессмысленного разрушения. В недрах Горы взвыли яростные вихри.

Напор Великого Океана, стремившегося прорваться в его сознание, был настолько силен, что Ариман, прижав руки к шлему, упал на колени. Он помнил предупреждение примарха и старался выполнить его приказ.

Такой мощной психической атаки не было даже во время разрушения Просперо, когда психнойены уничтожили город вместе со всем населением. Сквозь застилавшие глаза слезы Ариман видел, как рассеялись ряды Астартес. Те, кто был лишен связи с эфиром, еще сильнее пострадали от пронзительного вопля, острым кинжалом врезавшегося в мозг.

Первая из величественных машин сделала шаг, и от удара невероятно тяжелой ступни, словно при землетрясении, загудела и содрогнулась поверхность. Лорд Скарссен что-то кричал своим воинам, но Ариман не мог разобрать слов. Охтхере Судьбостроитель держался за посох, а из древка били ослепительно-черные молнии. Фозис Т’Кар и Хатхор Маат рядом с ним сдерживали натиск злобных сил, о которых предупреждал Магнус, а Утизаара и Калофиса не было видно.

Второй гигант вырвался из плена, и долина снова содрогнулась, сотни тонн камней с грохотом осыпались, мощно напомнив о физическом мире. Мимо Аримана, дробя гусеницами валуны, прокатились глыбы из красного металла: «Ленд Рейдеры» устремились навстречу титанам, потрескивая энергией активированных орудий.

Боковым зрением главный библиарий уловил движение и, обернувшись, увидел, как Калофис отдает громогласные приказы своим воинам. Астартес с изображениями алого феникса на груди поспешно занимали позиции и готовили оружие к бою.

Ариман едва не рассмеялся. Что могли сделать их пушки против этих боевых машин?

Он попытался подняться, но давление, испытывающее его защиту на прочность, прижимало к земле, словно предметное стекло пойманного мотылька. Упорное сопротивление силе, которая могла бы принадлежать ему, если бы он позволил, сковало его конечности и лишило подвижности все суставы.

Ариман чувствовал это искушение, так похожее на соблазнительный шепот, заманивающий в бездну беспечного странника, и на блуждающие огни, когда-то давно заводившие путников в губительную трясину. Но одного осознания было недостаточно, чтобы искоренить желание поддаться сладкозвучному зову.

Все, что ему надо было сделать, — это впустить энергию в свое сознание, и тогда его силы возродились бы. Он смог бы остановить эти боевые машины, смог бы снова читать будущее. Последние остатки воли Аримана стремительно слабели.

Нет, брат... Держись за мой голос.

Слова стали якорем в окружающем безумии, путеводной звездой на пути к самоконтролю. Он мысленно ухватился за них, как утопающий хватается за руку спасителя.

Затем кто-то тронул его за плечо, и Ариман увидел Утизаара, склонившегося над ним, как склоняется жрец, дарующий благословение. Атенеец поднял его, так что они встали лицом друг к другу и крепко сцепили руки, словно соревнуясь в крепости мышц.
ТерминаторДата: Вторник, 08.01.2013, 19:37 | Сообщение # 55



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Восстанови свой барьер, брат, я могу защитить тебя, но только на время.

Голос Утизаара звучал в его голове, и спокойный тон телепата стойко противостоял бушующим вихрям, едва не сокрушившим его волю. Помощь Утизаара уменьшила давивший на плечи груз, и в сознании воцарилось благословенное спокойствие.

Вернись к началу, брат. Вспомни основные принципы!

Ариман стал повторять мантры, позволявшие неофиту контролировать энергию своего существа, потом перешел к медитациям Ревнителя, накапливающего энергию. Затем последовал контроль над процессом мышления Практика и достижение невозмутимости Философа. С каждой ступенью защитные барьеры, закрывавшие его разум, восстанавливались и яростные вихри эфира отступали.

Торопись, брат. Я больше не могу тебя защищать.

— Уже не надо, — сказал Ариман, как только мир вокруг него обрел прежние очертания. — Я восстановил контроль.

Утизаар расслабился и отпустил его руки.

— Хорошо, — выдохнул он. — Дольше я не продержался бы.

Ариман оглянулся по сторонам. Вокруг царил хаос, но Астартес готовились дать отпор гигантским военным машинам. Оба колосса уже полностью освободились, и черные щупальца на их корпусах пульсировали, словно обновленные артерии, перекачивая силу в огромные тела.

Ариман быстро оценил обстановку. Космические Волки спрятались в укрытие за грудами огромных валунов у края долины. Подобное решение произвело на него впечатление. Сыновья Русса славились своей неудержимой отвагой, но она не делала их глупцами. Бросаться сломя голову против такого врага было равносильно самоубийству, и Скарссен хорошо это понимал.

Тысяча Сынов образовали строй «Девяти луков» — наступательную комбинацию из трех группировок, название которой корнями уходило в историю Древнего Гипта. Так правившие там цари называли своих врагов.

«Он собрал их всех вместе и обрушил на их головы свой жезл», — процитировал Ариман надпись с одной из гипетских стел.

В центре первого блока стоял Калофис, вторым командовал Фозис Т’Кар, а третьим — Хатхор Маат.

Вокруг Калофиса забили высокие огненные гейзеры, образовавшие ослепительные столбы. Ариман издали ощутил невероятную энергию, окружавшую капитана Шестого братства. Его потенциал был настолько велик, что эту энергию впитывали и шедшие за ним воины.

— Надеюсь, Калофис не забудет об осторожности, — мрачно заметил Утизаар.

— И не только он, — добавил Ариман, заметив ореолы энергии эфира в тех местах, где стояли Фозис Т’Кар и Хатхор Маат.

— Глупцы, — бросил Утизаар, забыв о своей обычной сдержанности. — Их же предупреждали!

Среди возникшего хаоса Ариман разглядел Ятири. Вождь агхору стоял на базальтовом алтаре, залитом кровью старейшин, размахивал своей фаларикой и кричал. Вокруг него завывал ураган, несущий остатки разложившейся материи и проблески освобожденной неестественной энергии.

А в самом центре урагана высился Магнус Красный.

Величественный и гордый примарх Тысячи Сынов стал оком бури, единственным островком нерушимого спокойствия. Но, несмотря на то что он казался гигантом среди людей, огромные титаны намного превосходили его ростом и возвышались над примархом, поблескивая черными отвратительными щупальцами.

Первый из титанов наклонил огромную голову и стал рассматривать Магнуса, словно золотую диковинку, обнаруженную на свалке. Потом его тело содрогнулось как будто с отвращением, и колоссальная машина стала похожа на человека, обнаружившего опасное насекомое. Титан неуверенно шагнул навстречу Магнусу, еще не овладев своими конечностями после бесчисленных лет полной неподвижности. По Горе прокатилась дрожь от невероятно тяжелой поступи. Но Магнус не шелохнулся. Его плащ из перьев развевался на ветру, но казалось, мощь пробудившегося колосса ничуть не беспокоила примарха Тысячи Сынов.
ТерминаторДата: Вторник, 08.01.2013, 19:38 | Сообщение # 56



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Машина сжала огромный кулак и плавно опустила руку, что было совсем не похоже на резкие шумные движения боевых титанов Империума. Вдоль всей поверхности перчатки появилось сияние электромагнитного излучения.

А затем произошел выстрел.

Залп смертоносных проникающих снарядов с оглушительным грохотом пронесся от кулака машины к Магнусу. Примарх даже не шевельнулся, а огненный вихрь распался над его головой, налетев на невидимый барьер, и осыпался на землю градом металлических и каменных осколков.

В другой руке титана развернулось огромное, похожее на копье орудие, и Ариман снова поразился плавности движений машины. Колоссальное сооружение двигалось с такой грацией, словно было единым целым до последней молекулы, было живым существом, а не противоестественным соединением удаленного разума и механических узлов, управляемых импульсами через тактильные контакты.

Но прежде, чем колосс успел осуществить очередной залп, его ноги внезапно окутались огнями: «Ленд Рейдеры» Тысячи Сынов, словно древние охотники, окружившие огромную добычу, осыпали титана ударами лазерного огня.

Астартес Шестого братства выпустили залпы разрывных и болтерных снарядов. Керамические пластины машины треснули и раскрошились, на поверхности корпуса вспыхнули язычки пламени. Имперские боевые машины шли в сражение под защитой мерцающих щитов, поглощавших энергию удара, но у этого исполина их не было. Неизвестно, на какую защиту он полагался при жизни, в этом воплощении ее не оказалось.

Магнус, хотя и выглядел ребенком перед ужасным великаном, не отступил ни на шаг. Он поднял руку ладонью вверх, словно предлагая чудовищу приманку, разжигающую аппетит, а потом, слегка улыбнувшись, стал один за другим сгибать пальцы, сжимая кулак.

Огромная перчатка, из которой только что вылетел убийственный залп снарядов, под действием невидимой силы исчезла полностью. Из поврежденной конечности вырвалось пламя, черные вены повисли бесполезными веревками, а Магнус хладнокровно продолжал действовать, пока не уничтожил руку до самого плеча. Гигантская машина качнулась, хотя эта реакция на боль казалась невероятной и неестественной для такого исполина. «Ленд Рейдеры», спеша воспользоваться преимуществом, принялись осыпать ноги и торс титана яростными залпами лазерных выстрелов.

В это время второй титан повернул копье, и воздух вдруг стал разреженным, как будто сама Гора сделала глубокий вдох. На конце орудия начала разгораться невероятно яркая точка, а затем из него вырвался ураган пульсирующего огня.

Выстрел в одно мгновение сжег три «Ленд Рейдера», и в небо взметнулся огненный шар трех одновременных взрывов. Испепеляющий луч жидкого света прошелся по долине, уничтожив все живое и оставив на земле остекленевший шрам. Стоявшая в стороне группа воинов Хатхора Маата окуталась пламенем, и их броня потекла, словно расплавленный латекс. Ариман услышал их крики. Ужасный запах обгоревшей плоти, свидетельствующий о смерти братьев, грозил нарушить его концентрацию.

— Азек! — послышался едва различимый в реве стрельбы голос.

Ярость главного библиария моментально улетучилась, восстановилась, благодаря Исчислениям, ментальная дисциплина. Обернувшись, Ариман увидел, что из-за груды валунов ему отчаянно машет рукой Охтхере Судьбостроитель. Из этого укрытия Космические Волки вели непрерывный обстрел гигантских стражей долины.

Логическое мышление, отточенное вековыми упражнениями, взяло верх.

— Утизаар! — окликнул он. — Пойдем.

Утизаар кивнул, и под непрерывным оглушительным обстрелом они побежали к краю долины. Залпы снарядов, способные уничтожить целые отряды солдат, неслись в обоих направлениях, сопровождаемые еще и тепловыми ударами, отскочившими от скал пулями и ударными волнами. Ситуация на поле боя постоянно менялась, но темп сражения неуклонно нарастал.

Астартес отвечали на стрельбу регулярными залпами, но, за исключением усиленных Калофисом орудий, почти ничто не могло нанести машинам заметного ущерба. Титаны пока были вынуждены бить сразу по многим целям, однако такое положение сохранится недолго. Струя пламени со звуком тысячи разбившихся зеркал вылетела из второго кулака титана, и в результате погибли еще пятьдесят Астартес.
ТерминаторДата: Вторник, 08.01.2013, 19:38 | Сообщение # 57



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Ариман вместе с Утизааром бросился в укрытие, хотя было очень непривычно делить убежище с воинами в свинцово-серой, а не в красно-белой броне. Лохматый волк тотчас оскалил на него покрытые слюной клыки.

— Что вы там делали? — спросил Охтхере, стараясь перекричать грохот стрельбы.

— Ничего, — ответил Ариман, не желая распространяться о тяжком испытании, которое он пережил с помощью Утизаара. — Просто выбирали момент, чтобы добраться до укрытия.

— Сейчас я бы многое отдал ради боевой машины Механикум, — прошипел Судьбостроитель, когда над грядой камней прокатился очередной вал бурлящего огня.

С посоха рунного жреца с треском сорвались миниатюрные молнии. Энергия, переполнявшая долину, едва не разрушила защиту Аримана своей соблазнительной доступностью, однако Судьбостроитель, казалось, ее даже не замечал.

Космические Волки вскинули на плечи ракетные установки и прицелились в неповрежденного гиганта. Скарссен, указав на его голову, отдал команду, почти неслышную в общем шуме. В воздухе закружились спиральные струи реактивных газов, прогрохотали взрывы, голова дернулась назад, однако обошлось без заметных повреждений.

— Повторить! — скомандовал Скарссен.

— Этим их не возьмешь! — закричал Ариман.

— Ты ни разу не охотился на фенрисианского кракена, верно?! — крикнул в ответ Скарссен.

— Какой ты догадливый, — огрызнулся Ариман, пригибаясь, чтобы укрыться от летящих осколков. Космический Волк упал на землю рядом с ним, но тотчас поднялся. — А какое это имеет отношение к данной ситуации?

— Один корабль на такой охоте наверняка будет разбит в щепки, а его экипаж закончит свои дни в пасти чудовища. — Командир Волков говорил с таким видом, будто сражение доставляло ему величайшее удовольствие. — Но у дюжины судов есть шанс преуспеть. Вот тогда ломается чешуя, рвется плоть, хлещет кровь, чудовище слабеет и умирает. И каждый гарпун имеет значение, от первого до последнего.

А потом в сознании каждого воина раздался такой мощный пронзительный вопль, исполненный вековечной тоски и боли, что исчезли все мысли.

Это был крик сотен погибающих миров. Родовой крик ужасного и жестокого бога, предсмертный вопль блаженства, исчезнувшего еще в те дни, когда раса людей была совсем юной. Ариман еще никогда не испытывал такой боли. Сметающий все преграды звук проникал в самые отдаленные уголки не только мозга, но и всего тела и буквально сбивал с ног. С трудом восстановленный хрупкий контроль рухнул, и перед мысленным взором вспыхнули картины погибающей цивилизации, горящих миров и гигантской империи, разрушенной собственной слабостью.

Жесточайший вопль не пощадил никого, ни Космических Волков, ни тем более Тысячу Сынов, пострадавших еще сильнее. Эта боль за одно мгновение едва не свела Аримана с ума.

А потом все закончилось. Отголоски крика, словно буруны перед волноломом, быстро возникли, но так же быстро и затихли. Ариман, сморгнув выступившие от боли слезы, с удивлением обнаружил, что валяется на земле.

— Великий Волк, что это было?! — взревел Скарссен, нависая над ним, словно ничего и не произошло.

Космические Волки не переставали удивлять Аримана.

— Не могу сказать точно, — сказал он и заморгал, стараясь прогнать яркие пятна перед глазами, возникшие из-за лопнувших сосудов. — Вероятно, какой-то психический крик.

— Ты можешь его блокировать? — спросил Скарссен и протянул ему руку.

— Нет, он слишком мощный.

— В этом нет необходимости, — вмешался Утизаар.
ТерминаторДата: Вторник, 08.01.2013, 20:51 | Сообщение # 58



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Ариман принял руку Скарссена и поднялся на ноги, хотя голова еще сильно болела от давления таинственного боевого клича. Утизаар кивнул ему и указал в сторону долины.

Главный библиарий взглянул поверх раскаленных добела камней, служивших укрытием и Космическим Волкам, и ему с Утизааром. В застывающей стеклянистой массе, образованной жаром излучения титана, торчали острые, как лезвия, диски, величиной приблизительно в рост человека. Сильнейший удар вызвал вибрацию, и диски продолжали негромко гудеть.

Часто моргая, Ариман осмотрел долину. Верхние продолговатые секции гигантских машин почернели от огня, броня треснула, украшенные драгоценными камнями головы раскололись. Он уловил в воздухе горячий металлический привкус сверхмощного эфирного разряда и с гордостью увидел, как навстречу титанам шагает Магнус Красный, держа перед собой окутанные пламенем кулаки.

Машины охватил призрачный огонь, непрерывные взрывы выбивали крупные куски из их керамической брони, и из пробоин уже сочилась омерзительная черная жидкость.

— Видишь! — взревел Скарссен. — Они истекают кровью!

— Этого недостаточно, — ответил Ариман. — И не важно, сколько гарпунов ты в них загонишь!

— Посмотрим! — крикнул Скарссен и ничком рухнул на землю, уклоняясь от ревущей стены света, накрывшей их убежище.

Раскаленная шипящая волна с громким хлопком высосала из воздуха большую часть кислорода.

— Идет Шторм! — закричал Судьбостроитель. — Буря подает нам знак!

Магнус в одиночку противостоял гигантским машинам. Его плащ из перьев колыхался за спиной, подобно орлиным крыльям. Все его существо переполняла энергия, и в какой-то момент показалось, что он сравнялся ростом с титанами. Его распущенные волосы поднялись огненной гривой, а по рукам пробегали огоньки. Примарх Тысячи Сынов слегка отвел руку назад и выпустил струю голубоватого пламени прямо в грудь ближайшему титану.

Колоссальная машина была великолепным произведением военной науки давно забытых веков, и мастерство ее создателей вызывало восхищение, но такому невероятно мощному удару она противостоять не могла. Корпус взорвался, ребра, изготовленные из неизвестного материала, разбились, словно фарфоровые, и осыпались почерневшими осколками. Величественная голова сорвалась с шеи и рухнула на скалы.

Боевая машина упала и рассыпалась на части, ударившись о скалы, где стояла на страже дольше, чем мог представить себе человек. Обвалившиеся фрагменты подняли тучи пыли, скрывшие второго титана.

На некоторое время над полем боя повисла тишина, словно никто не решался поверить, что титан мертв. Но тишина продлилась недолго.

Спустя пару мгновений Космические Волки огласили долину триумфальным волчьим воем, однако Ариман не ощутил радости.

— Ужасно видеть гибель такого колоссального создания, — произнес он.

— Ты жалеешь о нем? — спросил Судьбостроитель. — Разве охотник не испытывает радость в момент убийства?

— Я не испытываю ничего, кроме сожаления, — ответил Ариман.

Охтхере Судьбостроитель посмотрел на него с искренним замешательством, его печаль в момент великой победы задела чувства жреца.

— Это существо погубило твоих воинов. Отмщение требовало его смерти. Можно уважать своего врага, но скорбеть о нем бессмысленно.

— Может, и так, но с его уничтожением мы утратили многие секреты.

— А нужны ли нам эти секреты? — усомнился Скарссен. — Уж лучше уничтожить это создание вместе с его секретами, чем вникать в колдовство чужаков.

Дым, вызванный разрушением гигантской машины, начал рассеиваться, и из-за клубящихся туч послышался нарастающий протяжный вой, в котором одновременно звучали горе и ярость. Вскоре показался второй титан. Он был ранен и истекал черной блестящей жидкостью, но, как всякий раненый хищник, оставался чрезвычайно опасным.
ТерминаторДата: Вторник, 08.01.2013, 20:51 | Сообщение # 59



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Рука гиганта, державшая копье, легко повернулась, и дуло направилось точно в грудь Магнусу. Ариман заметил, что отражение очередного удара потребовало от примарха немалого напряжения. Его лицо сильно побледнело, огненно-медный блеск сменился потускневшей бронзой. Магнус опустился на одно колено, словно приносил присягу могущественному божеству войны.

Гигант шагнул, и под его ногами опять задрожала земля. Он нагнул голову и стал изучать ничтожное существо, которое осмелилось дать ему отпор. Из обрубка руки вылетали искры и клубы дыма. Обгоревшие крылья обвисли и едва виднелись над плечами; как будто разбитый ангел смерти пришел освободить Агхору от последних признаков жизни.

Но на кончике орудия стал разгораться огонь, и послышался свист втягиваемого воздуха.

А потом сверкнуло ослепительное копье, и огонь смел Магнуса с лица земли.

Тысяча Сынов закричали.

Их примарха окутало пламя миллионов звезд. Не важно, что он был одним из двадцати шедевров искусства генетики, выдающимся воином со сверхчеловеческими способностями. Такой атаки не мог перенести никто. Невероятно мощный всплеск жидкого огня превратил в стекло даже часть самой Горы.

Всепоглощающий ужас отвратил Аримана от Исчислений; в его душе смешались горе, гнев и ненависть. Титан обрушил на Магнуса смертельную волну огня, и Ариман понимал, что более ужасного зрелища он не видел в своей жизни и больше никогда не увидит.

Утизаар рядом с ним обеими руками схватился за голову. Ариман, даже охваченный горем, не мог ему не сочувствовать; насколько мучительнее переживал гибель отца телепат?

Мгновения проходили в абсолютной тишине. Казалось, весь мир замер, не в силах поверить в случившееся. Повержен один из любимых сынов Императора. Непостижимо. Какая сила способна положить конец жизни примарха? Какой бы упрямой ни была реальность, она никак не могла опровергнуть многочисленные легенды, не могла сломить непоколебимую веру в его бессмертие.

Все оказалось выдумкой, и Ариман чувствовал, как рушится его мир.

Тысяча Сынов закричали.

Космические Волки завыли.

Вокс взорвался атавистическими воплями ярости.

— За мной! — крикнул Скарссен.

И Волки ринулись в атаку.

Они перелетели через гряду камней и побежали к титану, стреляя из болтеров и на ходу заряжая ракетные установки. Атаку возглавила шеренга терминаторов — волна несокрушимой ярости, способная смести с лица земли любого врага, кроме того, что противостоял им сегодня. Ариман и Утизаар бежали вместе со всеми, зная, что пехоте недопустимо обнаруживать свое положение перед столь грозной и мощной боевой машиной. Титан всегда царил на поле битвы, эта смертоносная машина уничтожала пеших солдат, едва ли даже замечая их присутствие.

Но в этом сражении, как ни в одном другом, Ариман испытывал потребность пойти на крайний риск и испытать свою жизненную силу в проявлении благородного героизма. Исчисления помогали воинам сосредоточиться, предохраняли разум от слишком сильных эмоций и от губительных оплошностей, которые могли бы привести к смерти. Военные действия были более жестокими, чем в любую другую эпоху развития человечества, и никто из воинов не был гарантирован от получения ран. Исчисления помогали Тысяче Сынов объективно оценивать вероятность такого исхода и позволяли сражаться, невзирая на опасность.

Поступать иначе было бы бессмысленно, и Ариман всегда удивлялся, что смертным хватает храбрости, чтобы хотя бы просто выйти на поле боя. И вот сейчас он сам оказался в таком положении: отчаяние и пример Космических Волков заставили его ринуться в бой без защиты эмоциональной отрешенности.

Примеру Космических Волков последовали все воины Тысячи Сынов.

Два уцелевших «Ленд Рейдера», опаленные и дымящиеся, продолжали обстреливать титана. Астартес в красной броне, жаждущие отомстить за своего примарха, неслись вперед, не отставая от Космических Волков, позабыв в этом стремительном порыве о необходимости сохранять хладнокровие.

В этой отчаянной и тщетной атаке в полной мере проявилась отвага воинов.

Стена огня начала оседать, и при виде открывшейся картины решимость едва не покинула Аримана. Оплавленный кратер простирался до когтистых лап смертоносной машины. Но в самом центре кратера он увидел нечто, наполнившее его сердце робкой надеждой и восторгом.
ТерминаторДата: Вторник, 08.01.2013, 20:52 | Сообщение # 60



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


За дрожащей пеленой раскаленного воздуха мерцал отливающий золотом энергетический купол, а под ним виднелись две фигуры в боевых доспехах. На искореженном обломке скалы, в самом центре кратера, после огненного залпа титана остались в живых только Фозис Т’Кар и Магнус Красный. Капитан Второго братства стоял, согнувшись почти пополам и подняв руки к плечам, словно Атлас Теламон[49] Древней Терры, мятежный титан, обреченный вечно держать на своих плечах земной свод.

— Кайн-щит! — выдохнул Утизаар. — Кто бы мог предположить, что Т’Кар настолько силен?

Нахлынувшее чувство облегчения вызвало у Аримана громкий смех. Магнус жив! Он стоит на коленях, ослабел и измучен уничтожением первого титана, но он жив. Этот простой факт в одно счастливое мгновение дошел до всех воинов Тысячи Сынов.

И в следующий миг Астартес обоих Легионов дали выход своей ярости и уязвленной гордости.

Космические Волки пустили в ход все оружие, какое у них имелось: болты, ракеты и разрывные гранаты отыскивали трещины в броне титана и расширяли их. Ариман и Утизаар, оставшись среди сынов Русса, ни в чем от них не отставали и одну за другой разряжали обоймы, целясь в объект своей ненависти. Скарссен подбадривал своих воинов оглушительными бессмысленными воплями, которые действовали на них одной только своей эмоциональностью. Охтхере Судьбостроитель в сопровождении волчьей стаи, размахивая посохом, метался вдоль строя, а над ним завывали и клубились вихри далекого ледяного шторма.

Волки Фенриса обратили на титана все свое оружие, и потомки Просперо тоже воспользовались всеми имеющимися у них средствами.

Сотни огней вдруг заплясали по поверхности титана, но это был не очередной залп стрелкового оружия. Воины, несущие на груди эмблемы Пирридов, на ходу метали из своих перчаток пламя эфира. Идущий в центре Шестого братства Калофис размахивал кулаками, словно боксер, и результатом каждого взмаха становилась разъедающая огромного титана струя ослепительного пламени. Попадая в цель, она прожигала броню, обнажая кристаллическую структуру и разрушая похожий на скелет остов.

— Милосердная судьба! — закричал Утизаар, заметив действия Калофиса. — Что же он делает?

— Спасает нашего примарха! — крикнул в ответ Ариман. — Как и надлежит всем нам!

Пирриды действовали весьма эффективно, но это было недопустимо. Подобные навыки безо всяких опасений можно демонстрировать в храмах братства Просперо, но делать это в присутствии посторонних было весьма опрометчиво.

И на такое безрассудство решились не только Калофис и Фозис Т’Кар.

Хатхор Маат, резко взмахнув руками, послал в громадную машину пучок пурпурных молний. Заплясавшие по броне язычки пламени затрещали, словно неисправная электрическая цепь, и сорвали несколько фрагментов брони. Между Павонидами проскочили миниатюрные молнии, а капитан братства собрал их вместе и направил поток энергии в цель.

Утизаар схватил Аримана за руку, и главный библиарий заметил в его ауре всплески страха.

— Они должны прекратить это! — прошипел Утизаар. — Все прекратить! Энергия из Великого Океана опьяняет, и тебе это известно не хуже меня. Обращаться с такой силой способны только самые опытные и дисциплинированные адепты!

— А наши братья-капитаны весьма опытны в тайных искусствах и дисциплинированны, — возразил Ариман, выдернув свою руку.

— Но достаточно ли они дисциплинированны? Вот в чем вопрос.

У Аримана не нашлось ответа, и он снова сосредоточился на уничтожении титана.

Огромная машина умирала, но не прекращала борьбу. Конечности метались в предсмертных судорогах, разбрасывали мощные импульсы энергии, сокрушая склоны долины и уничтожая десятки Астартес.

Сопротивление прекратилось только после того, как Калофис и Хатхор Маат объединили усилия и нанесли решающий удар копьем молнии в голову титана. Продолговатая голова взорвалась, и громадное сооружение рухнуло, словно подрубленное топором вековое дерево.

Поднялся оглушительный шум ломающихся пластин брони, бьющегося стекла и разваливающегося остова. При падении машина тяжело ударилась о скалы и разлетелась на миллиарды частей не крупнее человеческого кулака. Звон осыпавшихся осколков керамита прозвучал для Астартес победным маршем. Все опустили оружие и дружно выдохнули, ожидая, пока осядет пыль и развеется дым.

С пронзительным визгом рухнул защитный энергетический купол, прикрывавший Фозиса Т’Кара и примарха. Фозис, вероятно истощенный до предела, тоже упал, а Магнус Красный вновь поднялся на ноги. Несмотря на то что битва потребовала напряжения всех его сил, примарх оставался все таким же величественным, как и всегда. Подняв на руки бесчувственное тело Фозиса Т’Кара, он шагнул со скалы.
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Тысяча Сынов Грэма Макнилла (Ересь Хоруса)
Страница 4 из 16«1234561516»
Поиск: