Поддержка
rusfox07
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 13 из 16«12111213141516»
Модератор форума: Терминатор 
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Тысяча Сынов Грэма Макнилла (Ересь Хоруса)
Тысяча Сынов Грэма Макнилла
ТерминаторДата: Среда, 09.01.2013, 14:59 | Сообщение # 181



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Существо говорило не словами, а энергией. Оно окружило его и свободно, без скрытых мотивов, предложило помощь. Поистине Великий Океан был полон противоречий, и в его бурных, изменчивых потоках уживалось и добро, и зло. Насколько одни его обитатели были существами злобными и опасными, настолько другие излучали великодушие и альтруизм.

Вопреки убеждениям большинства людей, там существовали силы, не зараженные скверной, и те, у кого хватало сил и знаний, могли ими воспользоваться. Таких одаренных личностей пока было не много, но при содействии адептов, подобных Магнусу, человечество получало шанс шагнуть в золотой век исследований и овладения знаниями.

Магнус пополнил свои запасы предложенной энергией и ринулся внутрь золотистой сети. Стена расступилась, издав пронзительный стон, похожий на крик боли. Не медля ни мгновения, примарх определил маршрут до Терры и устремился вперед.

В глубине планеты, откуда вышла раса, в настоящее время считавшая себя господствующей в Галактике, пульсировала и сотрясалась от активной работы огромная пещера. Зал, высотой в несколько сотен метров, а шириной в сотни раз больше, был наполнен гулом работающих механизмов и бесконечно воспроизводимым озоном. Когда-то это помещение служило Имперской тюрьмой, но его назначение уже давно сменилось.

По всему залу стояли машины невероятной мощности и сложности, уникальные устройства, которые могли поставить в тупик даже самых одаренных адептов Механикум.

Помещение производило впечатление лаборатории, принадлежащей самому блестящему из всех ученых мира. Все здесь свидетельствовало о великих делах, о еще не выявленных потенциалах и о казавшихся несбыточными мечтах, воплощенных в реальность. В одном конце зала имелось несколько массивных золотых дверей, как будто ведущих к самым секретным укреплениям. Над автоматическими створками располагались огромные резные символы: сросшиеся близнецы, грозный стрелец, ревущий лев, весы правосудия и некоторые другие.

По проходам между машинами, словно кровяные клетки по венам живого организма, двигались тысячи техноадептов, сервиторов и техножрецов, а в десяти метрах над полом размещался центр всей деятельности — золотой трон. От этого огромного, похожего на машину сооружения целая сеть кабелей уходила в широкий, герметично закрытый портал в противоположной стене зала.

О том, что находилось за этой дверью, было известно только одному существу, обладающему высочайшим интеллектом и невероятными силами, равных которым не было во всем мире. Это существо, облаченное в золотые доспехи, восседало на золотом троне и своим могучим разумом направляло очередную стадию великого проекта.

Это был Император. И хотя многие в этом зале видели его уже на протяжении многих жизней, никто о нем больше ничего не знал. Столь блестящей личности невозможно было подобрать ни другого титула, ни другого имени. Окруженный высокопоставленными преторианцами и самыми доверенными помощниками, Император сидел и ждал.

Но неприятности всегда наступают неожиданно.

Золотой портал вспыхнул своим собственным, внутренним светом, как будто с другой стороны металл раскалился от невидимой горелки. Огромные автоматические орудия, установленные по периметру зала, подняли стволы и переключились в боевой режим. Произошла перегрузка некоторых цепей, и между машинами стали проскакивать миниатюрные молнии. Адепты бросились прочь от двери: они не знали, что за ней находится, но были достаточно сообразительны, чтобы предпочесть бегство.

Из оплавленного металла вырвались потрескивающие энергетические разряды и испепелили тех, кто не успел убежать. Высеченные в камне символы взорвались с резкими хлопками. И наконец все источники света в зале, рассыпая тучи искр, погасли, а результаты нескольких столетий работы были безвозвратно уничтожены.

При первых же признаках тревоги кустодии Императора схватились за оружие, но к тому, что произошло дальше, их не могла подготовить никакая тренировка.

В проеме показалась массивная красная фигура, объятая пламенем. Она ворвалась в зал, разбрасывая языки огня. Существо, состоявшее из подвижных потоков света и звездного вещества, распространяло сияние, слепившее всех окружающих, и при виде его многочисленных глаз никто не мог избавиться от сознания собственной смертности.

Столь ужасного видения еще никому не приходилось видеть, а настоящее сердце этого существа было таким могучим, что билось только в специально созданной плоти.

Один лишь Император узнал великолепного ангела, а узнав, сильно опечалился.

— Магнус, — произнес он.

— Отец, — откликнулся Магнус.

Их мысли встретились, и в этот момент тесного контакта Галактика изменилась навеки.
ТерминаторДата: Среда, 09.01.2013, 15:00 | Сообщение # 182



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


На площади Оккулюм, как обычно, кипела бурная деятельность, хотя в аурах продавцов и покупателей Лемюэль замечал оттенки необъяснимого страха. Они торговались более ожесточенно, чем прежде, но в глазах читалась усталость, а обычные препирательства звучали весьма мрачно. Возможно, причиной тому стали беспорядки, произошедшие две недели назад. Никто так и не смог объяснить внезапное неистовство жителей города, не знавшего волнений уже несколько столетий.

Лемюэль и Камилла сидели на кованой железной скамье между Гордиевым бульваром и улицей Дедала, наблюдали за спешившими по своим делам прохожими и притворялись, что все идет как обычно, как будто они не знали, что живут в мире воинов, считавших людей своими игрушками.

После смерти Каллисты прошло две недели, и большую часть этого времени они провели вдвоем, оплакивая погибшую подругу и стараясь примириться с создавшейся ситуацией. Было рассказано множество историй, пролито много слез и проведена переоценка ценностей, и в конце концов они пришли к общему заключению.

— Она считала этот мир раем, — сказала Камилла, прислушиваясь к неестественному смеху парочки людей, рука об руку прогуливающихся в тени Оккулюма.

— Мы все так считали, — откликнулся Лемюэль. — Я даже не хотел, чтобы Тысяча Сынов получили новый приказ. Я хотел остаться здесь и учиться у Аримана. И посмотри, к чему это привело.

— Ты не виноват в смерти Калли! — воскликнула Камилла и взяла его за руку. — Даже не смей так думать.

— Я и не думаю. Я виню Аримана. Пусть он не нажимал на кнопки и не отключал приборы, но он знал, чем все это кончится, и ничего не сделал, чтобы предотвратить ее смерть.

Еще некоторое время они сидели молча и наблюдали за толпой.

— Ты уверен, что он придет? — спросила Камилла.

Лемюэль кивнул:

— Придет. Он хочет этого не меньше, чем мы.

Камилла отвела взгляд, и Лемюэль заметил в ее ауре тень сомнений.

— Мы ведь оба этого хотим, верно?

— Да, — поспешно ответила Камилла.

— Говори, — попросил он. — Сейчас мы, как никогда, должны быть честны друг с другом.

— Я знаю, что ты прав, и пора...

— Но ты не хочешь улетать без Чайи, — закончил вместо нее Лемюэль.

— Не хочу, — призналась она. — Ты считаешь, что это глупо?

— Нет, это не глупо. Я тебя понимаю, но стоит ли ради этого умирать?

— Я и сама еще не знаю. — Камилла вытерла глаза тыльной стороной ладони. — Я думала, может, позвать ее с нами, но это ее мир, и она не захочет его покидать.

— Я не стану тебя уговаривать, ты ведь видела все, что видел я.

— Да, — кивнула Камилла, блеснув влажными глазами. — Это разобьет мне сердце, но я приняла решение.

— Хорошая девочка, — похвалил ее Лемюэль, а себя упрекнул в том, что так долго не замечал очевидной истины.

Камилла махнула рукой в сторону улицы Дедала:

— Посмотри, похоже, это твой приятель.

Из-за угла появился паланкин, покачивающийся на плечах сервиторов, и двинулся в их сторону. Широкоплечие, мускулистые сервиторы были одеты в багряные балахоны и серебряные шлемы. Толпа мгновенно расступилась перед таким роскошным экипажем, и вскоре паланкин остановился перед Лемюэлем и Камиллой. Из-за бархатных портьер показалась голова Махавасту Каллимака, затем снизу выдвинулись бронзовые ступени, и писец спустился на землю.
ТерминаторДата: Среда, 09.01.2013, 15:00 | Сообщение # 183



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Великолепный экипаж! — воскликнул Лемюэль, испытывая невольное восхищение.

— Пустая трата времени, к тому же только подчеркивает, насколько я стар, — недовольно буркнул Махавасту, присаживаясь на скамью рядом с Камиллой. — Но Собек настаивает, чтобы я передвигался только так и щадил свои кости.

Старый писец похлопал по ладони Камиллы своей рукой, похожей на высохшую ветку дуба.

— Я сожалею о гибели госпожи Эриды, — сказал он. — Она была чудесной девушкой. Это настоящая трагедия.

— Вовсе нет, — резко бросил Лемюэль. — Если бы она умерла от болезни или вследствие несчастного случая, это было бы трагедией. Но ее убили, просто убили.

— Понятно, — вздохнул Махавасту. — Есть что-то, чего я не знаю?

— Астартес Тысячи Сынов выжгли ее дотла, — сказала Камилла. — Они использовали ее дар, и она умерла ради того, чтобы они смогли уловить отблеск будущего. Но все было напрасно — она говорила загадками.

— А, я слышал, с ней случился припадок в кафе, это верно?

— Да, с этого все и началось, — сказал Лемюэль. Он вскочил и стал ходить взад и вперед перед скамьей. — Махавасту, они ее убили. Так просто, взяли и убили. Ну, что ты хочешь от меня услышать? Да, ты был прав, Легион Тысячи Сынов проклят. Если хотя бы половина того, что наговорила Каллиста, правда, этот мир обречен, и нам пора отсюда улетать.

— Ты хочешь покинуть Просперо? — спросил Махавасту.

— Очень хочу.

Махавасту кивнул:

— И ты с ним согласна, госпожа Шивани?

— Да, — ответила она. — Когда Анкху Анен отталкивал меня от постели Каллисты, я уловила часть его воспоминаний, отрывистые фрагменты из того, что произошло между ним и остальными капитанами. Это была кратковременная вспышка, не более того, но они узнали нечто такое, что их пугает. Происходит что-то очень страшное, и чем дальше мы будем от Тысячи Сынов, тем лучше для нас.

— А у вас есть какие-нибудь идеи, как это сделать? — спросил Махавасту у Лемюэля.

— Есть, — ответил он. — Как раз сейчас на орбите находится грузовой транспорт «Киприа Селена». Экипаж заканчивает заправку топливом и припасами и готовится к полету на Транкс. Отправление назначено через неделю, и к тому времени мы должны попасть на корабль.

— И как ты собираешься это сделать? — поинтересовался Махавасту. — Экипаж будут проверять, а законных оснований взойти на корабль у нас нет.

Впервые за несколько последних недель Лемюэль позволил себе улыбнуться.

— Не беспокойся, — сказал он. — Я научился паре трюков, которые нам помогут.

Книги со смятыми и порванными страницами усеяли пол осенним листопадом. Модель звездной системы сломана, и астрологические карты сорваны со стен. Глобус Просперо разбит, и осколки охристо-желтых континентов лежат на полу вперемешку с голубыми фрагментами его океанов.

В покоях Магнуса пронесся разрушительный ураган, но виной бездумного разгрома был не посторонний вандал и не природная катастрофа. Автор хаоса, опустив голову на руки, так и остался сидеть на корточках посреди руин.

Белые одеяния Магнуса покрылись пятнами и измялись, кожа увяла от нескольких недель пренебрежительного забвения, а тело согнулось от непереносимого горя. За его спиной валялись обломки книжных полок и деревянной мебели. В комнате не осталось почти ничего целого. Зеркала потрескались и превратились в мозаику.

Запыхавшись от своего буйства, Магнус поднял голову.
ТерминаторДата: Среда, 09.01.2013, 15:00 | Сообщение # 184



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Но физическая усталость была здесь ни при чем. Дыхание перехватывало от сознания масштаба учиненных им разрушений, и разум цепенел от ужаса невосполнимых потерь.

Только одна вещь избежала разгрома — тяжелая кафедра из чистого железа, к которой была прикована «Книга Магнуса», гримуар всех его достижений, составленный из подробнейших записей Махавасту Каллимака.

Достижений.

Это слово комом встало у него в горле. Все его достижения оказались прахом и ложью.

Все было напрасно. И все разваливалось быстрее, чем он успевал строить.

Магнус поднялся во весь рост. Но его тело утратило прежнее величие, словно основная его часть осталась на Терре после стычки с отцом. Момент мысленного контакта получился возвышенно-ужасным. Он увидел себя со стороны — чудовищный огненный ангел смерти, несущий гибель всем смертным, которым не посчастливилось оказаться в досягаемости его взгляда.

Только отец узнал его, поскольку сам вдохнул в него жизнь и не мог не узнать собственное творение. Магнус в одно мгновение познал себя, и это обожгло его душу и сокрушило сердце.

Он намеревался предупредить отца, донести до него все, что видел, и все, что узнал. Но все это не имело значения. Никакие его слова не могли перевесить или исправить колоссальную ошибку посещения Терры. По сравнению с тем разгромом, какой он по незнанию учинил в лаборатории, предательство Хоруса отошло на второй план. Обереги, хранившие дворец сотни лет, были уничтожены в один миг, а волна психической энергии убила тысячи людей, и еще сотни впали в безумие и покончили с собой.

Но и это было еще не самое худшее.

Хуже всего было сознание собственной ошибки.

Все, в чем он был уверен, оказалось обманом.

Он считал, что превзошел отца в подчинении сил Великого Океана. Он поверил в то, что научился управлять его могуществом, но на развалинах величайшего труда своего отца он постиг истину. Ключом всему был Золотой Трон. Извлеченный из погребенных руин, из недр самой бесплодной пустыни, он был тем естественным магнитом, который мог открыть тайну течений варпа и набросить на них сеть. Теперь от него остались лишь обломки, и невероятно сложные стабилизаторы и варп-амортизаторы расплавились в однородную массу.

Между Императором и Магнусом произошел безмолвный разговор. Было выявлено все, что сделал Магнус, и открыто все, что планировал Император. Примарх увидел себя сидящим на Золотом Троне, использующим его невероятную мощь, чтобы направлять человечество к господству над всей Галактикой. Он должен был стать избранным инструментом отца для достижения окончательной победы. И ему было непереносимо больно, что его бездумное высокомерие разрушило эту мечту.

Лишенное его воли заклинание, которое влекло Магнуса к Терре, утратило свою силу, и он ощутил зов плоти. Он не противился ему и позволил своей сущности улететь по золотой сети к тому разрыву, который он так легкомысленно сделал в ее ткани. Там уже собрались огромные стаи хищников варпа, клубящиеся армии бесформенных монстров и кровожадных созданий, которые жили только за счет разрушения.

Сумеет ли отец их удержать?

Магнуса сжигал стыд за пролитую им кровь, и ему было все равно.

Он пронесся по не подчиняющимся времени глубинам Великого Океана и очнулся в Отражающих пещерах, в самом центре обители мертвых. Не осталось в живых ни одного траллса, и даже их тела его заклинание иссушило до ветхой оболочки.

Его встретил только Ариман, но и тот выглядел изможденным до предела.

Со слезами на глазах Магнус бросился прочь от места своего преступления и почти бегом устремился в пирамиду Фотепа, игнорируя все вопросы Аримана. В одиночестве, среди обманчивых результатов многовековых исследований, его зрение затянулось кровавой пеленой. Он нередко высмеивал Ангрона за его припадки неистовой ярости, но после учиненного разгрома не мог не признать, что такое буйство доставляет некоторое удовлетворение.
ТерминаторДата: Среда, 09.01.2013, 15:01 | Сообщение # 185



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Магнус поднялся и вышел из разгромленного кабинета. Он стыдился потери контроля над собой и хотел прояснить мысли. Стеклянная дверь на балкон тоже была разбита, и под ногами захрустели выпавшие осколки.

Магнус оперся локтями на балконное ограждение, позволяя прохладному ветерку шевелить его волосы и ласкать кожу. Далеко внизу, как будто ничего не произошло, Тизка жила своей жизнью, и ее обитатели еще не ведали, какую он уготовил им судьбу. Они ничего не знали, но над их миром уже нависло возмездие.

Он не догадывался, в какой форме последует кара, но, вспоминая речь Императора на Никее, опасался самого худшего. Люди ходили по площади Оккулюм и улице Тысячи Львов, собирались в парках и у фонтанов, во множестве имевшихся в восточном, самом густонаселенном районе города.

На севере виднелся порт — обнесенная стенами территория на нижних склонах горы, полого спускающаяся к заливу. Дальше тянулось побережье с золотистыми пляжами, уходящими в пустоши. Над восточными отрогами возвышался Акрополь Магнум — скальный выступ с расположенной на нем крепостью, давно обратившейся в руины. На самой высокой точке скалы была установлена статуя Магнуса, отмечавшая место, где он сделал свои первые шаги в этом мире.

Как бы он хотел вернуть тот момент!

У подножия акрополя обосновались десятки театров с высеченными в скалах ярусами, и на каждом мраморном просцениуме с важным видом расхаживали актеры. На равнине поднималось пять идеально круглых куполов, построенных по правилам золотого сечения. В древние времена они служили храмами, но теперь использовались в качестве спортивных арен и тренировочных площадок.

Пейзаж дополняли многочисленные казармы Гвардии Шпилей Просперо, и, глядя на них, Магнус ощутил особенно сильный укол сожаления. Эти мужчины и женщины должны умереть только потому, что им довелось родиться на этой планете.

Горизонт прерывался пирамидами братств, их вершины поднимались над золотистым городом гранеными хрустальными стрелами. Солнечные лучи весело плясали в гранях хрусталя. Когда-то давно он все это видел, но тогда принял видение за аллегорию. Теперь он знал истину.

— И все это обратится в пепел, — печально произнес Магнус.

— Вовсе не обязательно, — раздался позади него чей-то голос.

Сердитый выговор замер на губах Магнуса, когда он, обернувшись, понял, что в его покои никто не входил.

Он сам произнес эти слова.

Вернее, его модификация.

Зеркало, висевшее у двери, было разбито, но в медной раме еще осталось множество осколков. И в каждом из них мерцало отражение его глаза. В одном фрагменте он был насмешливым, в другом — сердитым, в третьем — любопытным, в четвертом — надменным. В каждом из них таилось скрытое удовольствие, все глаза были разного цвета, и все уставились на него.

— Зеркало? Ты и теперь пытаешься воспользоваться моим тщеславием, — произнес Магнус, испытывая ужас от зловещего предзнаменования.

— Я же говорил, что это лучшая приманка для ловушки, — сказали отражения целым хором дребезжащих голосов. — Теперь ты должен признать, что это правда.

— Ты только этого и добивался? — спросил Магнус. — Увидеть мое уничтожение?

— Уничтожение? Ни в коем случае! — воскликнули отражения, словно оскорбленные этим предположением. — Ты всегда был нашим фаворитом, Магнус. Разве ты этого не знал?

— Фаворитом для чего?

— Для осуществления вечного хаоса уничтожения и перерождения, бесконечного созидания и разрушения, которое длилось всегда и будет продолжаться неизбежно. Да, ты всегда был для нас первым, а Хорус всего лишь вторым. Вечные Силы заметили в тебе огромный потенциал, но даже после того, как мы зацепили твою душу, ты был слишком сильным, и пришлось использовать запасной вариант.

В отраженных глазах появилась отеческая улыбка.

— Но я всегда знал, что когда-нибудь ты станешь нашим. Пока ваш Легион притягивал к себе все подозрительные взгляды, мы повсюду сеяли свои семена. И за это я тебе благодарен. К тому же Слепец зажег первый огонь пожара войны, хотя пока этого еще никто не видит.
ТерминаторДата: Среда, 09.01.2013, 15:01 | Сообщение # 186



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Кто ты? — спросил Магнус, возвращаясь в свой разгромленный кабинет.

На разбитых стеклах уже появился иней, и дыхание превращалось в белые облачка пара.

— Ты знаешь, кто я такой, — ответили отражения. — Или, по крайней мере, должен это знать.

Один из отраженных глаз стал вращаться в осколке зеркала, а затем превратился в огненную змею с радужными глазами и яркими крыльями — то самое чудовище, которое Магнус убил под Горой на Агхору. Чудовище стало снова меняться, принимало различные мерцающие формы, пока Магнус не увидел перед собой огромную изменчивую тень из Великого Океана.

— Когда-то я назвался тебе Хоронзоном,[85] Обитателем Бездны и демоном рассеяния, но все это — бесполезные ярлыки, которые навешивают на меня смертные, они утрачивают смысл, как только кто-то их произносит. Я существовал с самого начала времен и останусь до конца Вселенной. Имена не имеют для меня значения, мне подходит любое имя, и ни одно не отражает моей сущности. На несовершенном наречии твоей неоперившейся расы ты можешь называть меня богом.

— Ты был одним из тех, кто помог мне спасти Легион, — с замиранием сердца сказал Магнус.

— Спасти? Нет. Я только отсрочил их судьбу, — ответила тень. — Но сегодня отсрочка заканчивается.

— Нет! — вскричал Магнус. — Пожалуйста, только не это!

— Надо платить за то время, что я подарил твоим сыновьям. Ты знал об этом, когда принимал в подарок мою силу. Пора выполнять условия сделки.

— Я не заключал сделку, — возразил Магнус. — По крайней мере, не с таким, как ты.

— Нет, ты это сделал, — рассмеялись глаза. — Когда ты в отчаянии призывал на помощь в глубинах варпа, когда молил спасти твоих сыновей, ты слишком близко подобрался к солнцу, Магнус. Ты предлагал свою душу, чтобы спасти их, и это обещание пора выполнять.

— Тогда заберите меня, — заявил Магнус. — Оставьте мой Легион, и пусть они и дальше служат Императору. Они ни в чем не виноваты.

— Они испили из того же источника, что и ты, — сказали глаза. — И почему ты хочешь, чтобы они служили человеку, который тебя предал? Человеку, который показал тебе источник неограниченной силы, а потом запретил им пользоваться? Что это за отец, если он открывает дверь в мир, полный чудес, а потом приказывает не переступать порог? Этому человеку, который планировал воспользоваться твоей плотью, чтобы спасти от разрушения свое тело?

Отражения в стекле дрогнули, и Магнус увидел Золотой Трон, окутанный множеством молний. А на троне отчаянно вопил обгоревший и истерзанный труп некогда могущественного существа.

— Вот какая судьба была тебе уготована, — сказало зеркало. — Навеки быть прикованным к машине, в которой заключена душа Императора, и испытывать невыносимые мучения ради его эгоистичных целей. Смотри и познай истину.

Магнус попытался отвести взгляд, но не сумел превозмочь ужас от увиденной картины.

— Почему я должен верить каждому твоему слову?

— Твоя судьба и так тебе известна. И зачем мне что-то приукрашивать? Загляни в варп и поищи своего врага. Он и его боевые псы уже в пути. Если не веришь мне, поверь себе.

Магнус закрыл глаз и бросил свой разум в потоки Великого Океана. Его волнение сегодня было особенно сильным, и ревущие валы вздымались с отчаянной яростью. Повсюду царил хаос, и лишь один узкий проход оставался спокойным. В нем Магнус уловил отзвуки множества душ.

Он сосредоточился на этой жизненной силе и увидел, в каком обличье идет к нему судьба.

В душе закипел неудержимый гнев. Глаз открылся, и под действием этой примитивной и прозаической ярости руки Магнуса окутались ослепительно-белым пламенем, вся комната мгновенно заполнилась огнем, превращая любые предметы в золу. Ярость примарха испепеляла не только дерево и бумагу; все, что осталось после недавнего приступа отчаяния, уничтожил его гнев.

Над вершиной пирамиды взметнулся столб ревущего огня, и на землю посыпались осколки лопнувших стекол. Огненная колонна, затмившая светильник на вершине пирамиды Пирридов, приковала к себе все взгляды в Тизке.

Только «Книга Магнуса» осталась нетронутой, и ее страницы не пострадали от смертоносного жара.

От зеркала тоже ничего не осталось, кроме пузырящейся лужицы расплавившегося стекла.
ТерминаторДата: Среда, 09.01.2013, 15:01 | Сообщение # 187



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Ты можешь его уничтожить, — сказало исчезающее отражение в жидком стекле. — Скажи только слово, и я разбросаю их корабли, так что они никогда не отыщут друг друга.

— Нет! — крикнул Магнус и упал на колени, уронив голову на руки. — Никогда!

Магнус не помнил, сколько прошло времени, но вдруг услышал, как дверь в его покои распахнулась настежь. Подняв голову, он увидел в дверях Утизаара, ошеломленного видом разгромленной комнаты. За спиной Утизаара выстроился отряд Тайных Скарабеев. Визор каждого воина пересекала вертикальная полоса, закрывавшая правую линзу шлема.

Магнус слышал об этой традиции, появившейся после Совета в Никее, но видеть перед собой свидетельство их преданности было непереносимо больно.

— Утизаар, — сквозь слезы заговорил Магнус, — убирайся отсюда!

— Мой лорд! — воскликнул Утизаар, бросаясь к Магнусу.

Магнус предостерегающим жестом поднял руку. После всего, что он увидел, после всего, что сказал ему чудовищный бог варпа, он боялся, что не сдержит своего горя.

Его мрачные мысли сокрушительным ударом обрушились на Утизаара. Магнус старался скрыть их от молодого телепата, но было слишком поздно. Утизаар все узнал.

— Нет! — крикнул Утизаар, содрогаясь от мучительной агонии предательства. — Этого не может быть! Ты... Это правда? Скажи, что это не так. Что ты сделал... Что теперь будет...

Магнус ощутил тяжесть на сердце и проклял себя за такую непростительную оплошность.

— Это правда, сын мой. Все правда.

Он видел, как взглядом Утизаар умоляет его сказать, что это была шутка или какое-то жуткое испытание. Как бы ни хотел Магнус уберечь своих сыновей от грехов их отца, он ничего не мог поделать. Он так долго обманывал себя и своих воинов, что не мог пренебречь этим последним шансом открыть истину.

И не важно, какими будут последствия.

— Надо предупредить Легион, — прошептал Утизаар. Развернувшись на месте, он принялся отдавать приказы Тайным Скарабеям: — Мобилизовать Гвардию Шпилей Просперо и перевести флотилию на военное положение. Объявить призыв среди гражданского населения, не способных воевать срочно эвакуировать в Отражающие пещеры.

Магнус тряхнул головой, и перед Утизааром и его воинами возникла непреодолимая стена, преградившая выход из обгоревших покоев примарха.

— Мне жаль, Утизаар, очень жаль, — сказал Магнус. — Но я не могу позволить тебе этого сделать.

Утизаар начал поворачиваться к нему, но Магнус, не дожидаясь, пока сын посмотрит ему в глаза, лишил его жизни.

Глава 26
ХОРОШИЙ УЧЕНИК
МОЯ СУДЬБА В МОИХ РУКАХ
РАССРЕДОТОЧЕНИЕ

В воздухе ощущался сильный привкус соли. Устойчивый бриз приносил его с моря, и Лемюэль, вспомнив о просторных побережьях Нордафрики, ощутил резкий укол ностальгии. Вода давным-давно ушла от его дома, но обнажившееся дно и запахи долго еще напоминали о море.

Он тряхнул головой, прогоняя воспоминания. Сегодня ему потребуется концентрация всех сил.

В порту Тизки было полно народу: потные грузчики, водители, сервиторы и механики подъемников. До старта «Киприа Селена» с орбиты оставалось четыре часа, и последние приготовления к отправке корабля шли полным ходом. Грузовики, танкеры с водой и горючим, тележки с багажом осторожно передвигались по многолюдной площадке, и звуковые сигналы едва не заглушали гул двигателей.

Пассажирские и грузовые шаттлы, доставлявшие последние партии грузов, пассажиров и членов экипажа, с пронзительным воем взмывали вверх и наполняли воздух запахом раскаленного металла. На поверхности Просперо осталось лишь несколько мелких судов, и предстартовое волнение достигло предела.
ТерминаторДата: Среда, 09.01.2013, 15:40 | Сообщение # 188



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Нервы Лемюэля натянулись, как тетива лука. По всей территории порта расхаживали патрули Гвардии Шпилей Просперо, а дежурные администраторы проверяли и перепроверяли пропуска и разрешения.

Рядом с Лемюэлем, скромно сложив перед собой руки, шла Камилла в длинном изумрудном платье с низким вырезом и черным кружевом по рукавам и корсажу. Она долго отказывалась надевать наряд аристократки, но Лемюэль сумел ее убедить, что спутница пожилого патриция не может появиться в другой одежде.

А пожилой патриций в этот момент полулежал в своем паланкине, украшенном шелковой парчой и бархатными занавесями, украденными в доме, где они жили. Махавасту Каллимак, одетый в изысканный костюм, печально опустив голову, постукивал эбонитовой тростью по витым стокам паланкина и совершенно не был похож на высокомерного аристократа с Терры.

Только Лемюэль был избавлен от необходимости прибегать к маскировке. Он остался в одежде летописца и представлялся личным писцом Махавасту и евнухом Камиллы. При планировании проникновения на борт «Киприа Селена» эта последняя деталь вызвала у друзей немало насмешек, правда, самому Лемюэлю было не до смеха.

Позади маленькой группы шла целая команда носильщиков — девять сервиторов, нагруженных кофрами, где были собраны все записки, наброски и гримуары, созданные Махавасту Каллимаком за годы службы у Магнуса. Лемюэль убеждал его оставить все это, но старик наотрез отказался. Прошлое должно быть сохранено. История есть история, и не им судить, что запомнится, а что будет предано забвению.

— Я не способен сжигать книги, — заявил Махавасту, и на этом дискуссия закончилась.

На территорию порта они прошли без труда, поскольку столетия мирной жизни и распространяющееся по Галактике Согласие лишили жителей Просперо чрезмерной подозрительности.

— Как же мы сумеем это сделать? — спросила Камилла.

Это были ее первые слова за утро, поскольку накануне она пережила бурную сцену, когда сообщила Чайе о своем решении уехать.

— Доверься мне, — ответил Лемюэль. — Я знаю, что делаю.

— Ты все время это говоришь, но ни разу не сказал, что именно собираешься предпринять.

— Я и сам не узнаю, пока не наступит подходящий момент.

— Очень обнадеживающе.

Лемюэль, понимая причину раздражения Камиллы, предпочел не отвечать. Они продолжали путь, стараясь избегать широких проездов, поскольку по ним к погрузочным отсекам подъезжали отряды солдат и экипажа. Основную часть территории порта занимали высокие ангары, складские бункеры и заправочные башни, и друзьям приходилось петлять между ними, чтобы попасть к серебристым платформам, расположенным на самом берегу.

На стоянках оставалось еще с десяток шаттлов, последних, которым предстояло отправиться на транспортный корабль. Это последняя возможность выбраться с Просперо.

Лемюэль направился к посадочной площадке, когда еще два шаттла, взвыв реактивными двигателями, стали подниматься в небо. Сервиторы с усиленными мускулами без жалоб продолжали нести свой груз, и Камилла держалась рядом с паланкином Махавасту, безуспешно стараясь сохранять равнодушный вид. Все продолжали необычный спектакль, но только Лемюэлю удавалось держать себя так, словно он имел все основания подняться на борт готового к старту корабля.

— Это не сработает, — предрекла Камилла.

— Сработает, — настаивал Лемюэль. — Должно сработать.

— Ничего не получится. Нас остановят, и мы застрянем на Просперо.

— С таким отношением мы и впрямь ничего не добьемся. — Лемюэль начал терять терпение.

— Лемюэль, Камилла... — Махавасту приоткрыл занавеску паланкина. — Я понимаю, что мы все очень напряжены, но, если вам не трудно, заткните свои чертовы глотки!

Лемюэль и Камилла одновременно остановились, пораженные грубостью пожилого летописца.

Взглянув на Махавасту, Лемюэль понял, что тот выглядит ничуть не меньше растерянным, чем они сами.

— Простите мое сквернословие, — сказал Махавасту, — но мне показалось, что это единственный способ восстановить спокойствие. Ваши перепалки не приведут ни к чему хорошему.

Лемюэль глубоко вздохнул.

— Ты прав, — согласился он. — Прости меня, дорогая.
ТерминаторДата: Среда, 09.01.2013, 15:40 | Сообщение # 189



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Я тоже прошу меня извинить, Лемюэль, — сказала Камилла.

Лемюэль кивнул, и они продолжили путь. Спустя некоторое время друзья добрались до входа на посадочную платформу перед стоянкой шаттлов. Здесь и был расположен пропускной пункт, поскольку даже жители Просперо сознавали необходимость проверок в столь опасном деле. Выход к шаттлам охранял патруль Гвардии Шпилей Просперо, а служащий в голубой форме проверял удостоверение личности каждого, кто проходил на посадку.

— Теперь мы узнаем, чему ты научился, — заметила Камилла.

Лемюэль кивнул:

— Будем надеяться, что я был хорошим учеником.

Они подошли к пропускному пункту, и Лемюэль протянул скучающему контролеру пачку листов, вырванных из блокнота Каллисты. Написанные там слова не имели никакого смысла, но это и к лучшему, поскольку служащий не сможет на них сосредоточиться.

Контролер нахмурился, и Лемюэль решил, что пора действовать.

— Лорд Асока Биндусара и леди Кумарадеви Чандра прибыли для посадки на борт «Киприа Селена», — заговорил Лемюэль, стараясь внедрить в ауру клерка уверенность, которой сам не испытывал. — Я их скромный слуга и писец. Будь добр, подскажи, который из оставшихся челноков роскошнее отделан. — Лемюэль слегка наклонился и принял заговорщицкий вид. — Мой хозяин привык к роскоши на Просперо, и нам всем не поздоровится, если корабль не будет похож на дворец. Надеюсь, ты меня понимаешь?

Контролер продолжал хмуро рассматривать бумаги. Еще немного, и он обнаружит обман и поймет, что у него в руках ничего не стоящие листки. Лемюэль ощущал, как бюрократическое мышление клерка пытается определить значение каждого слова, и усилил натиск на его ауру. Призвав на помощь все свое воображение, Лемюэль представил бумаги в виде посадочных пропусков для трех пассажиров и их багажа.

Контролер отчаялся разобраться в бумагах Лемюэля и сверился с собственным блокнотом.

— Я не вижу в списках ваших имен, — сказал он, удовлетворенно вздохнув.

— Проверь, пожалуйста, еще раз, — попросил Лемюэль, подойдя ближе, чтобы быть услышанным в вое двигателей еще трех стартовавших шаттлов.

Он отчетливо ощущал у себя за спиной панику Камиллы и Махавасту и старался усилить давление. Но и сам начинал понимать, что ничего не выходит.

И вдруг позади раздался удивленный возглас, и Лемюэль почувствовал, как всех их накрыло успокаивающей пеленой одобрения. По остекленевшим глазам клерка он понял, что и на него это тоже подействовало. За спиной послышались чьи-то шаги и раздался женский голос:

— В список пассажиров в последний момент были внесены изменения, эти люди мои гости на борту корабля.

Лемюэль улыбнулся, увидев, как Чайя положила руку на локоть контролера и ее влияние изменило его ауру. Похоже, что психическими способностями в той или иной мере обладали все обитатели Просперо, и Лемюэлю оставалось только удивляться, как это он не заметил эти способности раньше.

— Верно,— произнес клерк, явно испытывающий необъяснимые сомнения. — Теперь я вижу.

Уверенность Чайи усилилась, и контролер кивнул солдатам, охранявшим вход. Он проштамповал багажные квитанции на все их кофры, а затем протянул Лемюэлю посадочные жетоны, на каждом из которых в центре был выгравирован открытый глаз.

— Мой господин тебя благодарит, — сказал Лемюэль, направляясь к воротам.

Как только контролер и его солдаты скрылись из виду, Камилла бросилась к Чайе, обняла ее и расцеловала. Они продолжали обниматься, пока Махавасту не начал деликатно покашливать.

— Ты пришла! — воскликнула Камилла, не обращая внимания на слезы, изрядно попортившие ее макияж.

— Конечно пришла, — ответила Чайя. — А ты думала, я позволю тебе улететь без меня?

— Но вчера вечером...
ТерминаторДата: Среда, 09.01.2013, 15:40 | Сообщение # 190



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Чайя тряхнула головой:

— Вчера вечером ты ошеломила меня своими роковыми предсказаниями. А твое решение уехать меня испугало. Я не хочу покидать Просперо, но если ты считаешь, что здесь произойдет что-то плохое, я с этим смирюсь. До сих пор ты никогда не ошибалась. Кроме того, я люблю тебя и не хочу с тобой разлучаться.

Камилла вытерла слезы рукавом роскошного платья, ничуть не заботясь о том, что на нем остались пятна.

— Я знаю, здесь произойдет что-то страшное, — сказала она.

— Я тебе верю, — нервно хихикнула Чайя. — Кроме того, если ты ошибешься, мы всегда сможем вернуться.

Лемюэль кивком указал на челнок, к которому их направил контролер.

— Надо поторапливаться, — сказал он. — Наш челнок последним уходит на корабль.

Их разношерстная группа торопливо двинулась к стоянке, где еще оставался продолговатый серебристый лихтер. Друзья сначала попали в тень его широких крыльев, затем под плоским грузовым отсеком прошли к трапу, по которому надо было подняться в кабину.

Лемюэль позволил себе торжествующе улыбнуться.

Камилла и Чайя шли к лихтеру, болтая, хихикая и держась за руки.

Даже Махавасту немного повеселел.

Но улыбки мгновенно покинули их лица, когда послышался требовательный окрик:

— Стойте! Оставайтесь на месте.

Лемюэль оглянулся посмотреть, в чем дело, и его сердце превратилось в глыбу льда.

В их сторону шагал отряд Гвардии Шпилей Просперо во главе с капитаном.

— Плохо дело, — пробормотал он.

— Тебе нечего меня бояться, Амон, — сказал Магнус. — С тех пор как я ступил на поверхность Просперо, ты был мне самым верным слугой.

— Не хочу показаться неблагодарным, мой лорд, но мне кажется, юный Утизаар тоже так думал, — ответил Амон, осторожно пробираясь по разгромленному кабинету.

Седые волосы Астартес были подстрижены почти наголо, а его кожа напоминала старинный пергамент. Амон встал на колени рядом с телом Утизаара и прикоснулся ладонью к треснувшей и обгоревшей пластине нагрудной брони.

Вокруг Утизаара лежали странно изогнувшиеся тела воинов Тайных Скарабеев, почерневшие и обуглившиеся, как будто их уничтожил тот же огонь, который сжег библиотеку Магнуса.

— Расскажи мне, что произошло, — попросил Амон.

Магнус, не желая встречаться взглядом со своим старым другом, опустил голову. Капитан Девятого братства ни в чем его не обвинил, да ему и не надо было этого делать. Магнус так остро ощущал свою вину, что увеличить ее тяжесть не могли ничьи упреки. Он убил Утизаара неделю назад и за эти дни почти поддался стремлению к самоуничтожению и обратил свои силы против себя.

Многие воины, опасаясь самого худшего, пытались войти в его покои, но до сих пор Магнус не позволял им этого сделать. Он посмотрел на сильно съежившийся труп Балека Утизаара и тяжело вздохнул, сожалея о страшной потере.

— Это была непростительная оплошность, которую нельзя было допускать, — сказал он. — Но он узнал слишком много, а я не мог позволить ему уйти.

— Узнал о чем?
ТерминаторДата: Среда, 09.01.2013, 15:41 | Сообщение # 191



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


— Пойдем со мной, — предложил Магнус. — Я тебе покажу.

Амон поднялся и вслед за Магнусом вышел на балкон, нависавший над белым городом. Магнус чувствовал настороженность Амона, но не мог его за это винить. Он был бы глупцом, если бы не испытывал беспокойства. А за все долгие годы, прошедшие с момента их первого знакомства, у Магнуса ни разу не было повода сомневаться в уме Амона.

Магнус взглянул в полуденное небо.

— Поднимайся в Великий Океан и следуй за мной, — велел он.

Амон кивнул, закрыл глаза, и тогда Магнус позволил своему световому телу освободиться от плоти. Заботы реального мира сразу же стали легче, хотя совсем игнорировать их он не мог. Тизка из нагромождения белого мрамора превратилась в мерцающий драгоценный камень, состоящий из десятков тысяч огоньков-душ, которые называли это место своим домом.

— Какие же они хрупкие, — прошептал Магнус, хотя пока еще некому было услышать его слова.

Спустя некоторое время рядом с ним возник теплый свет Амона, и они стали подниматься в ярко-синее небо. Постепенно синева сменилась темнотой, и наверху, словно фосфоресцирующие стрелы, зажглись звезды.

Они продолжали подъем, и вот темнота превратилась в многоцветные вихри Великого Океана, и оба странника с радостью ощутили, как его течения омывают их эфирные тела.

Магнус показывал путь среди водоворотов, отыскивая цель, известную только ему одному. Амон, его преданный друг и любимый сын, следовал за ним. Вскоре они добрались до спокойной заводи, которую Магнус увидел неделю назад.

При виде огромной флотилии из высоких боевых кораблей, вытянутых ударных крейсеров и чудовищных сооружений, называемых боевыми баржами, Амона охватил ужас, который не мог укрыться от Магнуса. Сотни кораблей уже приближались к Просперо; они шли под разными флагами и несли на себе разные эмблемы, но их объединяла одна цель — уничтожение.

Впереди виднелся хищный силуэт, похожий на кинжал, вышедший из ножен, чтобы сразить злейшего врага. Серый, снабженный острыми клыками монстр ощупывал звезды узкими прорезями бойниц и рассекал глубины Великого Океана похожим на лезвие носом.

— Это то, о чем я думаю? — спросил Амон.

— Да, — подтвердил Магнус.

Они подплыли вплотную к устрашающему судну; защитные поля, удерживающие на расстоянии хищников варпа, не могли повлиять на таких опытных странников, какими были Магнус и Амон. Метр за метром они стали погружаться в слои адамантиевой брони, проходили сквозь опоры и частые переборки, пока не оказались в самом сердце корабля.

Старшие офицеры флотилии собрались, чтобы спланировать уничтожение всего, что было дорого Магнусу, и два жителя Просперо слушали их дискуссию. Магнус был заранее к этому готов, но для Амона это стало настоящим откровением, и вспышка его эфирного поля послала заряд раздражительности, которого хватило на весь экипаж.

— Но почему? — спросил Амон.

— Потому что я был не прав.

— В чем?

— Во всем, — ответил Магнус. — Я высокомерно полагал, что знаю все, чему ты хотел меня научить. Ты предупреждал меня о богах варпа, а я смеялся, называя тебя старым суеверным глупцом. Теперь я сам во всем убедился, поскольку повстречался с одним из них и считал, что победил его, но я ошибался. Амон, я совершал ужасные вещи, но, поверь, я делал все это с благими намерениями.

Амон проплыл дальше, к командующему этим кораблем — убийце с глазами цвета стали в золотых доспехах, стоявшему на приподнятом помосте. Внизу выстроился отряд воинов в такой же броне.

— Совет Никеи?! — воскликнул Амон. — Они по праву назвали нас колдунами?

— Боюсь, у них были для этого все основания, хотя я только сейчас начинаю это понимать.

— И из-за этого мы обречены на страдания?
ТерминаторДата: Среда, 09.01.2013, 15:41 | Сообщение # 192



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Магнус кивнул и сквозь металлическую оболочку корабля снова выплыл в бурные потоки Великого Океана. Амон не отставал от него, и оба странника вернулись на Просперо. Открыв глаза и увидев знакомые виды Тизки, оба перевели дыхание.

— И Легион ничего не знает об этом? — спросил Амон.

— Ничего, — подтвердил Магнус. — Я набросил пелену на Просперо. Никто не может сквозь нее ничего увидеть, даже Корвиды. Пришло время Тысяче Сынов узнать, что значит быть слепым.

— Итак, наше наказание приближается, — сказал Амон. — Что произойдет, когда кара нас постигнет?

— Ты слишком добр, друг мой, — ответил Магнус. — Это мое наказание.

— Но оно падет и на нас всех, — заметил Амон. — Я еще раз спрашиваю: что будет, когда они доберутся до планеты?

— Ничего. Мы ничего не можем сделать.

— Всегда можно что-то сделать. Мы можем их уничтожить раньше, чем они подойдут к планете, — прошипел Амон, сжимая руку Магнуса.

Магнус покачал головой:

— Дело не в том, можем мы защитить себя или нет. Конечно можем. Дело в том, должны ли мы это делать.

— А почему нет?! — воскликнул Амон. — Мы Тысяча Сынов, и для нас нет ничего невозможного. Для нас нет потайных троп и скрытых судеб. Прикажи Корвидам заглянуть за пелену будущего. Павониды и Рапторы могут увеличить силы наших воинов, а Пирриды будут жечь наших врагов, и Атенейцы прочтут мысли их командиров.

Магнус, слыша в словах Амона лишь страстное желание нанести упреждающий удар, едва не впал в отчаяние.

— Неужели ты не слышал, что я сказал?! — вскричал он. — Я не стану драться, потому что именно этого ждут те, кто мной манипулировал с самого первого моего дня на Просперо. Они хотят, чтобы я с оружием в руках восстал против своей участи и тем самым подтвердил все, что говорят наши противники.

Амон отсутствующим взглядом смотрел вдаль, на Тизку, и по его щекам текли горькие слезы утраты.

— До твоего появления на Просперо я часто видел один и тот же кошмар, — сказал он. — Мне снилось, что все, что мне дорого, было разрушено и уничтожено. Это видение преследовало меня долгие годы, но, когда ты упал в наш мир яркой кометой, кошмары прекратились. Я больше никогда не видел этого сна и убедил себя, что это был лишь всплеск атавистической памяти из Древней Ночи. Но теперь я знаю, что это не так. Все, что мне дорого, будет разрушено.

Магнус повернулся к Амону.

— Несмотря на все, что я сделал, моя судьба в моих руках, — сказал он. — Я верный сын Императора и никогда ему не изменю. Я и так уже разбил его сердце и уничтожил величайшее творение. Я приму свою судьбу, и, хотя история может заклеймить нас предателями, мы будем знать истину. Мы будем знать, что остались верными до самого конца, потому что покорились своей судьбе.

Гвардейский капитан подошел к друзьям, и Лемюэль попытался мысленно проникнуть в его ауру и успокоить офицера. Его собственный испуг сильно осложнял задачу, но, прежде чем Лемюэль успел что-то предпринять, он понял, что аура капитана не сулит им никаких осложнений, а потускнела от глубокой печали.

Приглядевшись внимательнее, Лемюэль узнал широкоплечего гвардейца в тщательно отглаженном мундире с золотым шитьем.

В этот момент капитан снял шлем, и надежда Лемюэля на благополучный исход значительно окрепла.

— Капитан Витара? — произнес он.

— Да, мастер Гамон, — ответил Сохем Витара, капитан пятнадцатого пехотного полка Просперианской гвардии. — Я надеялся, что успею поговорить с вами до отъезда.

— До отъезда? — переспросил Лемюэль, удивленный, что их еще не заковали в наручники, чтобы вернуть в Тизку.

В лихтере уже закрывали грузовой люк, и через несколько мгновений судно должно было подняться в воздух.

— Да, я чуть не упустил вас, поскольку ваших имен не было ни в одном из путевых листов.

— Верно, — виновато улыбнулся Лемюэль. — Их там и не должно было быть.

— Но я рад, что все-таки вас нашел.

— Но почему? — спросила Камилла. — В чем дело?
ТерминаторДата: Среда, 09.01.2013, 15:41 | Сообщение # 193



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Молодой человек смущенно пожал плечами, не в силах подобрать подходящего объяснения, а потом выпалил все одной торопливой тирадой:

— Я не знаю точно, что произошло с Каллистой, но совершенно уверен, что она не хотела здесь оставаться.

Лемюэлю с большим трудом удалось сохранить спокойствие перед лицом столь очевидного расстройства.

— Она хочет, чтобы вы увезли ее отсюда, — закончил капитан Витара.

Лемюэль и Камилла тревожно переглянулись.

— С этим могут возникнуть трудности, — осторожно заметил Лемюэль.

— Я понимаю, что все это кажется бессмысленным, — продолжил Витара, — но она сказала, что хотела бы покинуть Просперо вместе со своими друзьями.

— Она тебе так и сказала? — спросила Камилла, тщательно проговаривая каждое слово, чтобы исключить недопонимание. — После своей смерти?

Весь облик Витары свидетельствовал о его крайнем смущении и нерешительности.

— Я думаю, что это было именно так, — ответил он. — Видите ли, вчера вечером я грезил о Каллисте. Она сидела рядом со мной в парке Фиоренто, и мы любовались закатом над озером. Мы не разговаривали, а просто сидели обнявшись. Когда на следующее утро меня разбудил сигнал побудки, рядом с кроватью была записка, в которой говорилось, что я должен быть на посадочной площадке точно в это время. Я не помню, чтобы писал ее, хотя почерк определенно мой. Но слова, вероятно, принадлежат Каллисте. Она хотела, чтобы я пришел сюда и передал вам вот это.

Витара взял из рук одного из своих солдат бледно-голубую вазу и протянул ее Лемюэлю. Это был простой керамический сосуд, наподобие урн, в которых хранится пепел дорогих людей.

Лемюэль принял урну и грустно улыбнулся:

— Знаешь, мне кажется, что ты абсолютно прав. Каллиста действительно приходила к тебе прошлой ночью, и я, как ее друг, обязательно выполню ее волю.

— Ты считаешь, все это так и было?

— Да, — заверил его Лемюэль, чувствуя, как светлеет его печаль. — Я в этом уверен.

Витара отдал честь:

— Благодарю тебя, мастер Гамон. Я буду скучать по Калли, но, если она этого хочет, я не имею права противиться ее воле.

— Ты благородный человек, — сказала Камилла и, шагнув вперед, запечатлела на щеке капитана легкий поцелуй. — Я понимаю, почему Калли полюбила тебя.

Витара улыбнулся и кивнул на трап лихтера, где члены экипажа нетерпеливо ждали, когда можно будет закрыть люк.

— Вам лучше поторопиться, — сказал он. — Нельзя допустить, чтобы «Киприа Селена» ушла без вас. В конце концов, время и прилив не станут ждать людей.

— Правда не станут, — сказал Лемюэль, пожав руку Витары.

Сервиторы уже загрузили в лихтер все их чемоданы, и Махавасту выбрался из паланкина. Камилла помогла почтенному писцу подняться по трапу, а капитан увел гвардейцев с посадочной площадки.

Лемюэль последовал за своими друзьями. Когда экипаж закрывал люк, он успел, как ему казалось, бросить последний взгляд на Просперо. Но в этом он ошибался.

«Киприа Селена» подняла якорь точно по расписанию и с плавной грацией отошла от стоянки. От центрального причала орбитального дока в пространство устремились многочисленные серебристые стрелы, и на орбите стало тесно от многочисленных военных кораблей. Боевые баржи Тысячи Сынов покидали свои стоянки и отправлялись в дальние уголки Галактики, а следом за ними от Просперо удалялись эскадрильи боевых крейсеров.

Управление этим грандиозным балетом требовало немалого мастерства. «Фотеп» возглавил армаду, мощи которой хватило бы на то, чтобы уничтожить всю планету, направляясь к дальнему краю звездной системы, а «Анхтауи», «Наследник Просперо» и «Киммерия» уводили такие же флотилии в противоположные концы владений Тысячи Сынов.

Приказ рассредоточить космический флот пришел с пометкой о высшей степени тревоги, и боевые группы отправились к местам назначения на предельной скорости. Ни один из капитанов не знал причин тревоги, но им были даны строжайшие инструкции не открывать последующих приказов, пока они не доберутся до цели.

Всем командирам кораблей было совершенно ясно, что подобная расстановка сил ослабляет защиту Просперо, но никто не осмелился поставить под сомнение прямой приказ примарха. Какой бы ни была цель подобного маневра, им не подобало задавать вопросы. Их единственным долгом было выполнение приказов.
ТерминаторДата: Среда, 09.01.2013, 15:42 | Сообщение # 194



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


При движении на орбите военные корабли имели преимущество перед гражданскими судами, так что «Киприа Селена» транзитный коридор был предоставлен только через шесть часов после старта. После чего старший штурман наконец-то вывел корабль в открытый космос и отдал приказ запустить плазменные двигатели, чтобы добраться до пункта варп-перехода.

Оттуда, если на то будет воля варпа, до системы Транкс оставалось три недели пути.

Направление старта оказалось удачным, и вместо четырех дней «Киприа Селена» достигла безопасной дистанции от звезды Просперо за трое суток. Корабельный навигатор подтвердил, что течения в варпе спокойны, насколько это возможно, и старший картограф проводил последние проверки координат для варп-прыжка, чтобы передать их в модуль навигатора.

Лемюэль и Махавасту болтали о своих будущих планах под огромным куполом смотровой площадки, а Камилла и Чайя, взявшись за руки, прислушивались к обратному отсчету, доносившемуся из громкоговорителей, висевших на отделанных деревом стенах.

Из прозрачного купола, расположенного над кормовой частью корабля, прекрасно просматривался весь его корпус, уходящий вперед на шестьдесят километров и заканчивающийся тупым носом. Для судна, предназначенного для перевозок огромных запасов боеприпасов, солдат и громоздкого военного оборудования, «Киприа Селена» отличалась почти роскошными условиями.

Все четверо легко приспособились к жизни на борту, тем более что каюты, предоставленные им сбитым с толку клерком, явно предназначались для высокородных пассажиров.

— Примерно через два месяца ты уже будешь на Терре, — сказал Лемюэль Махавасту. — Вернешься в Уттарпату и займешься составлением каталогов найденных в развалинах записей. Как я слышал, комплектование фондов Новой Александрии закончилось, но должны быть и свежие поступления. Они сильно сглупили бы, отказавшись от твоей помощи.

— Возможно, — согласился Махавасту, тяжело опираясь на эбонитовую трость с золотой ручкой, украшенной нефритовым глазом. — Хотя, боюсь, я слишком стар для таких переживаний.

— Чепуха, — возразил Лемюэль. — Ты еще полон жизни.

— Ты очень добр, Лемюэль, — сказал Махавасту. — Но я думаю, что, скорее всего, сосредоточусь на своих воспоминаниях. На тех, которые смогу собрать.

— Я бы с радостью их прочитал.

— Наверное, с большей радостью, чем я буду их составлять.

Лемюэль не стал отвечать, а только улыбнулся. К ним подошли Камилла и Чайя. В обзорном отсеке собралось около шестидесяти человек, желающих понаблюдать за погружением корабля в варп. Всех их объединяло любопытство, смешанное с немалой долей страха перед таинственным царством варпа.

«Если бы они только знали, — подумал Лемюэль. — Они предпочли бы зажмуриться, лишь бы не заглядывать туда, где царят ужасающие силы».

— Осталось совсем немного, — сказала Камилла.

— Да, — согласился Лемюэль, когда обратный отсчет достиг одной минуты. — Мне уже почти жаль расставаться с этим миром.

Изображение за стеклом замерцало, нарушенное обширными лепестками пустотных щитов, активированных перед варп-прыжком.

— Теперь уже скоро. — Камилла взяла Лемюэля за руку.

— И все будет кончено, — сказал он.

До перехода оставалось тридцать три секунды, как вдруг раздался вой сирены.

Механический голос сменился пронзительным воем помех. На стенах зажглись красные лампы аварийного освещения.

— Что происходит?! — воскликнул Махавасту.

Лемюэлю нечего было ответить, но признаться в своей неосведомленности он не успел. За бортом «Киприа Селена» вспыхнул призрачный мерцающий свет. Яркий луч пожелтевшим когтем разорвал ткань реальности, из прорехи хлынуло сияние, прогнавшее темноту вокруг огромного транспорта. Разрыв становился все шире и шире, ослепительные лучи потустороннего света хлестали из него во все стороны, словно кровь из раны.

В клубящемся водовороте проявился огромный силуэт, похожий на нож мясника.
ТерминаторДата: Среда, 09.01.2013, 15:42 | Сообщение # 195



Хранитель Черной Библиотеки


Сообщений: 8153
Награды: 2
[ 10 ]


Первым вышел боевой корабль хищных очертаний, с серо-стальным корпусом, из которого угрожающе торчали артиллерийские батареи и торпедные люки. Носовая часть имела форму лемеха, но в его облике не было ничего мирного. Этот корабль предназначался для войны.

Вытянутая форма и гладкие очертания выдавали в нем межзвездного охотника, убийцу кораблей.

Вслед за первым кораблем из сияющего разрыва реальности стали выходить другие суда — золотистые, серебряные и такой же мрачной раскраски, как флагман.

Лемюэль уже видел этот корабль в небе над Сорокопутом, в скоплении Приют Ковчега.

— Это же!.. — воскликнул он.

— К несчастью, да, — подтвердил Махавасту. — Я тоже об этом подумал.

— Вам знаком этот корабль? — спросила Камилла.

— Это «Храфнкель», — пояснил Махавасту. — Флагманский корабль Лемана Русса.

Глава 27
ГРОМ С ФЕНРИСА
ОГРОМНЫЕ ПОТЕРИ
«КАНИС ВЕРТЕКС»

Первые бомбы флотилии Космических Волков обрушились на Просперо перед рассветом. Станции орбитальной обороны были застигнуты врасплох. Дежурные авгуры молчали до последнего момента, и вдруг появилась колоссальная флотилия и по объектам планетарной защиты ударили залпы торпед. Большая часть станций подверглась уничтожению еще до того, как было заряжено хоть одно орудие или активированы лазерные пушки. Те, кому посчастливилось пережить первый залп, погибли через несколько мгновений.

Гигантская армада, больше не опасаясь наземной артиллерии, спустилась до высокой орбиты и заняла геостационарную позицию над Просперо. На поверхность нацелились тысячи орудий: энергетические установки, ускорители массы и бомбардировочные пушки. Корабли передвигались плавно и неторопливо, словно круизные лайнеры на прогулке среди звезд. Атаку открыл «Храфнкель», вонзив когти ледяного света в планету.

Спустя несколько мгновений его поддержала вся остальная флотилия.

Несмотря на то что Магнус держал Легион в неведении относительно приближавшегося возмездия Императора, члены братства Рапторов установили и поддерживали над Тизкой кайн-щит. Никто не мог незаметно убрать эту защиту, даже Магнус Красный.

Первым признаком неминуемой атаки стал ветер, подувший, казалось, прямо с неба, придавивший город, как придавливает духота перед штормом. Ветер принес запах металла и горящего масла. С вершин пирамид рассыпались искры статических зарядов, между серебряными башнями стали проскакивать огни, словно город превратился в лабораторию безумных магосов.

Предрассветную мглу разогнал яркий свет над низко нависшими облаками. А потом раздался оглушительный треск, как будто прогремел гром, но молний еще не было. Остатки тишины взорвал грохот сверхзвуковых ракет, и те жители Тизки, кто еще спал, быстро вскочили с кроватей под грохот разрывных снарядов.

Первый энергетический заряд, словно указующий перст, уперся в землю к северо-востоку от Тизки. Он угодил почти в центр бухты, где располагался порт, и поднял к небу пятикилометровый столб перегретого пара, образовавшегося из морской воды. Через мгновение последовало еще несколько взрывов, сопровождавшихся ослепительными вспышками и новыми солеными гейзерами.

На побережье налетели валы обжигающего тумана, съедающего плоть портовых рабочих до самых костей. В атмосфере зажглись огненные штрихи инверсионных следов, море взволновалось от взрывов и обрушилось на берег пенными бурунами.

В грибовидных взрывах исчезали целые отроги гор, магматические бомбы стирали с лица планеты древние вершины и засыпали ущелья обломками скал. Земля дрожала от рукотворного грома, неустанно долбившего поверхность, как будто кто-то огромным молотом забивал сваи. Все больше и больше боевых кораблей присоединяли к атаке на планету мощь своих орудийных башен, сравнимых по величине с громадными зданиями. Сплошная бомбардировка целого сектора давала основания полагать, что на город упало достаточно снарядов, чтобы сровнять его с землей.

Но Тизка держалась. Кайн-щиты Рапторов были лучшей защитой, на какую мог рассчитывать город. Тверже, чем самый крепкий адамантий, и прочнее, чем многослойные пустотные щиты, невидимый зонтик поглощал всю энергию ударов, хотя воинам, его поддерживающим, приходилось платить за это страшную цену.

В Тизке уже давно никто не спал, и жители высыпали на улицы своего любимого города, в растерянности и недоумении глядя в небо. Но в пределах видимости никаких разрушений не наблюдалось, и потому страха почти не было. Удивленно приоткрыв рты, люди смотрели на ослепительные следы энергетических залпов в небе над городом и черные клубы дыма с языками огня от артиллерийских снарядов, падавших на кайн-щит. Поднятые по тревоге отряды Гвардии Шпилей пытались убедить жителей разойтись по домам, но мало кто согласился пропустить столь увлекательное представление.
Форум » Либрариум » Книги Warhammer 40000 » Тысяча Сынов Грэма Макнилла (Ересь Хоруса)
Страница 13 из 16«12111213141516»
Поиск: